Защитник адвокат

Стандарт осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве

Принят VIII Всероссийским съездом адвокатов

Настоящий Стандарт осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве (далее – «Стандарт») утвержден в целях формирования единых требований к осуществлению защиты по уголовному делу.

Никакое положение Стандарта не должно толковаться как предписывающее или допускающее совершение адвокатом (далее – «адвокат» или «защитник») действий, противоречащих независимости адвоката, при условии соблюдения им требований законодательства об адвокатской деятельности и адвокатуре и Кодекса профессиональной этики адвоката, а также норм уголовно-процессуального законодательства.

Стандарт содержит минимальные требования к деятельности адвоката, осуществляющего защиту по уголовному делу, установление которых не ограничивает адвоката в целях защиты прав и законных интересов подзащитного в использовании иных средств, не запрещенных законодательством.

Последовательность и достаточность совершения защитником действий в соответствии со Стандартом определяются, в том числе, конкретными обстоятельствами уголовного дела.

Разъяснения по вопросам применения Стандарта дает Комиссия Федеральной палаты адвокатов по этике и стандартам. Данные разъяснения утверждаются Советом Федеральной палаты адвокатов и являются обязательными для всех адвокатских палат и адвокатов.

1. Основанием для осуществления защиты является соглашение об оказании юридической помощи либо постановление о назначении защитника, вынесенное дознавателем, следователем или судом, при условии соблюдения порядка оказания юридической помощи по назначению, установленного в соответствии с законодательством.

2. Защита по уголовному делу осуществляется на основании ордера. После оформления ордера адвокату следует вступить в уголовное дело в качестве защитника, предъявив удостоверение адвоката и ордер дознавателю, следователю или суду, в производстве которого находится уголовное дело. Процессуальные полномочия защитника возникают у адвоката с момента его вступления в уголовное дело в качестве защитника, до этого момента адвокат действует, исходя из полномочий, определенных законодательством об адвокатской деятельности и адвокатуре.

3. Адвокат должен разъяснить подзащитному право иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально и принять меры к проведению такого свидания. В случае нарушения права подзащитного на свидание со стороны следователя, дознавателя или суда адвокат должен принять меры к внесению в протокол следственного действия или судебного заседания заявления об этом нарушении.

4. В рамках первого свидания с подозреваемым, обвиняемым адвокату следует:

а) выяснить наличие обстоятельств, препятствующих принятию поручения на защиту или исключающих участие данного адвоката в производстве по уголовному делу;

б) получить согласие на оказание ему юридической помощи по соглашению, заключенному адвокатом с иным лицом;

в) разъяснить право на приглашение защитника по соглашению в случае, если адвокат осуществляет защиту по назначению;

г) выяснить обстоятельства задержания и уточнить, проводился ли допрос в отсутствие адвоката и применялись ли незаконные методы при проведении следственных действий или оперативно-розыскных мероприятий;

д) выяснить отношение к предъявленному обвинению или подозрению в совершении преступления.

5. Адвокат должен согласовать с подзащитным позицию по делу. В этих целях адвокат:

а) принимает меры к выяснению существа обвинения или подозрения, в том числе посредством ознакомления с процессуальными документами, составленными с участием подзащитного, и иными документами, которые предъявлялись либо должны были ему предъявляться;

б) в случае вынужденного определения позиции по делу в отсутствие возможности ее предварительного согласования с подзащитным исходит из принципа презумпции невиновности подзащитного и согласовывает с ним такую позицию при первой возможности.

6. В случае признания подзащитным вины защитнику следует разъяснить подзащитному правовые последствия такого признания, а также по возможности убедиться, что признание вины совершается добровольно и не является самооговором.

7. Адвокат обязан уведомить о своем участии в деле иных адвокатов подзащитного при их наличии.

8. В процессе осуществления защиты адвокат:

а) консультирует подзащитного и разъясняет ему процессуальные права и обязанности, применяемые по делу нормы материального и процессуального права;

б) оказывает подзащитному помощь в ознакомлении с материалами дела, в написании ходатайств, жалоб и иных процессуальных документов или готовит их самостоятельно;

в) использует иные средства и способы защиты, не запрещенные законодательством.

9. Адвокат по просьбе подзащитного или по собственной инициативе при наличии к тому оснований обжалует его задержание, избрание ему меры пресечения, продление срока содержания под стражей или срока домашнего ареста, применение к подзащитному иных мер процессуального принуждения, другие решения и действия (бездействие), нарушающие права и законные интересы подзащитного.

10. Защитник участвует в следственных и процессуальных действиях, проводимых с участием подзащитного либо по его ходатайству или ходатайству самого защитника, а также в судебных заседаниях по уголовному делу, за исключением случаев, когда такое участие не является обязательным в силу закона и отсутствия просьбы подзащитного. Защитник должен знакомиться с протоколами процессуальных действий, проводимых с его участием, на всех стадиях уголовного процесса и при необходимости приносить на них замечания.

11. В случае отказа подзащитного от подписания протокола следственного действия адвокат обязан выяснить мотивы такого отказа и принять необходимые меры, направленные на защиту прав и законных интересов подзащитного.

12. Ознакомившись с материалами уголовного дела в порядке статьи 217 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, защитник при необходимости должен заявить ходатайства в соответствии с правовой позицией по делу.

13. Защитник принимает меры к собиранию и представлению необходимых для защиты доказательств, в том числе посредством заявления ходатайств, направления адвокатских запросов, привлечения специалиста, если в ходе уголовного судопроизводства возникает такая необходимость и обстоятельства дела позволяют принять такие меры, а также совершает иные действия, необходимые для реализации правовой позиции по делу.

14. Адвокату следует заявлять возражения против действий председательствующего в судебном заседании при наличии к тому оснований.

15. Защитник не вправе уклоняться от участия в судебных прениях.

16. Защитник обжалует в апелляционном порядке приговор суда при наличии к тому оснований, за исключением случая, когда подзащитный в письменном виде отказался от обжалования приговора и защитник убежден в отсутствии самооговора.

17. Адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты. Адвокат участвует в уголовном деле до полного исполнения принятых им на себя обязательств, за исключением случаев, предусмотренных законодательством и (или) разъяснениями Комиссии Федеральной палаты адвокатов по этике и стандартам, утвержденными Советом Федеральной палаты адвокатов.

18. Адвокат, прекративший защиту до завершения судопроизводства по уголовному делу, обязан незамедлительно передать полученные от подзащитного или иного доверителя и находящиеся у адвоката документы самому подзащитному либо иному указанному им лицу.

Общественный защитник

Уголовный процесс

Бабушкин А.В.

Согласно статье 49 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее также УПК РФ) защитник – это лицо, осуществляющее в установленном законом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу.

В качестве защитников допускаются адвокаты.

По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый. При производстве у мирового судьи указанное лицо допускается и вместо адвоката.

В статье 47 Уголовно-процессуального кодекса РФ в прежней, уже недействующей редакции, в качестве защитников допускались «адвокат по предъявлении им ордера юридической консультации; представитель профессионального союза или другого общественного объединения, являющийся защитником, по предъявлении им соответствующего протокола, а также документа, удостоверяющего его личность».

Таким образом, тех, кого мы по старинке продолжаем именовать общественными защитниками, правильно теперь называть «защитниками из числа иных лиц».

Не являясь адвокатами или даже не имея юридического образования, они принимают на себя нелёгкое бремя защиты людей, обвиняемых в совершении преступления.

Каждый нормальный человек чаще всего ставит себя, в первую очередь, на место жертвы, но никак не на место преступника. Поэтому возложение на себя обязанности защищать возможно виновного в совершении преступления человека требует определённого гражданского мужества. Ещё труднее (да и опаснее) защищать того, в чьей невиновности мы не сомневаемся, но на кого, как теперь принято говорить, «поступил заказ».

Все мы прекрасно понимаем, что 99% сегодняшних осуждённых когда-нибудь вернутся в общество. Как сделать, чтобы назначенное наказание было справедливым, вынесенный приговор – убедительным и внушающим доверие, а страдания, выпавшие на долю осуждённого, приближали его к обществу, а не становились непреодолимой преградой между ним и нами? Эти нравственные вопросы обязательно встанут перед любым настоящим защитником, имеющим смелость вступить в уголовный процесс.

Для того, чтобы защитники – непрофессионалы могли выполнять принятые на себя обязанности и груз ответственности, они должны обладать необходимым минимумом правовых знаний.

Наивно думать, что защитник может спасти своего подзащитного от всех напастей и бед. Нет, он вряд ли сделает так, чтобы все доказательства вины рассыпались в пух и прах. Защитник не может заменить собственным умом, опытом и совестью ум, опыт и совесть своего подзащитного. Тем не менее, добросовестный и грамотный защитник способен предостеречь своего подзащитного от непоправимой роковой ошибки, а следствие и суд – от злоупотребления тем зависимым положением, в которое попал человек, оказавшийся на скамье подсудимых.

Кто защищает обвиняемого?

Действующее уголовное процессуальное законодательство знает несколько категорий лиц, которые могут осуществлять защиту подозреваемого и обвиняемого в судебном процессе. Такая защита может быть прямой и косвенной.

Прямую защиту могут осуществлять:

– адвокаты, то есть члены специализированных организаций — коллегий адвокатов, которые вступают в дело по предъявлению документа, подтверждающего их полномочия – ордера, и удостоверения адвоката;

– защитники из числа родственников и иных лиц, не являющие адвокатами, но допускаемые определением суда к участию в деле наряду с адвокатами по ходатайству обвиняемого;

– защитники из числа родственников и иных лиц, не являющие адвокатами, но допускаемые определением мирового судьи суда по делам, отнесенным к компетенции мирового судьи по ходатайству обвиняемого.

Косвенную защиту могут осуществлять:

законные представители – родители, усыновители, опекуны, попечители обвиняемого или потерпевшего, представители учреждений и организаций, на попечении которых находится обвиняемый или потерпевший;

сотрудник (представитель администрации) предприятия, учреждения и организации, в которых учился или работал обвиняемый, допрашиваемый в суде, который может представить характеристику личности обвиняемого (так называемый свидетель по характеристике личности»). Как правило, такой представитель предприятия, где работал обвиняемый, привлекается к участию в уголовном судопроизводстве по инициативе стороны защиты.

Представитель организации или учреждения, направивших в суд характеристики или справки, если суд (как правило, по инициативе стороны защиты) разрешил им поддержать в процессе данную характеристику (справку).

УПК РФ, вступивший в действие в 2002г., резко сузил круг представителей гражданского общества, имеющих право осуществлять защиту обвиняемых в уголовном судопроизводстве.

Вряд ли следует стремиться к тому, чтобы защитников в уголовном процессе было очень много. Как показывает опыт, усилия целой «роты» защитников, каждый из которых стремится вызвать в суд по «взводу» свидетелей, могут иметь эффект прямо противоположный тому, на который защита рассчитывала, – судья может впасть в безрадостное состояние и назначить более суровое наказание, чем предполагал назначить до этого.

Однако бывают ситуации, когда участие в деле защитника из числа лиц, не являющихся адвокатами, очень важно. К числу таких ситуаций можно отнести случаи:

– когда на адвоката оказывается давление;

– есть основания подозревать, что адвокат излишне лоялен к стороне обвинения и недостаточно – к своему подзащитному;

– адвокат не обладает достаточными навыками судебной защиты, а защитник – наоборот;

– дело является сложным, многоэпизодным, требующим усилия нескольких защитников;

– адвокат участвует в деле формально (например, приглашён по назначению и особенно не рвётся проявить свои умения), а бесплатная помощь защитника дополняет деятельность такого адвоката;

– обвиняемый доверяет именно этому защитнику;

– данный защитник обладает данными о личности обвиняемого;

– защитник отражает сформировавшееся общественное мнение по данному делу.

При необходимости указанные основания можно указать в ходатайстве о допуске защитника.

Следует отметить, что далеко не всякое дело действительно требует участия защиты. Оптимальным, наверное, была бы следующая формула: адвокат и (или) защитник, либо адвокат, общественный защитник и один–два «свидетеля по характеристике личности».

К нам пришёл адвокат

Основное бремя защиты в современном российском уголовном судопроизводстве, разумеется, несут адвокаты.

Если адвокат является высокооплачиваемым и известным, это вовсе не гарантия того, что он хорошо выполнит принятые на себя обязательства.

Чем руководствоваться при выборе адвоката? На наш взгляд, оценивая адвоката, можно следовать трём правилам:

1. Адвокат не может гарантировать достижение желаемого вами результата, поэтому заявления типа – «Я обещаю вам, что благодаря мне произойдёт то-то, то-то и то-то, тогда-то и тогда-то…» –вряд ли свидетельствуют о добросовестности избранного вами защитника.

2. Самая лучшая гарантия добросовестности адвоката – рекомендации ваших добрых знакомых и друзей, которые уже имели дело с этим человеком в конкретном деле и могут рассказать о его сильных и слабых сторонах.

3. Если адвокат после получения гонорара продолжает проявлять к делу столь же заинтересованное и серьёзное отношение, что и до получения денег, это свидетельствует в пользу вашего выбора.

А теперь о ловушках, в которые доверчивый клиент может попасть усилиями недобросовестного адвоката–защитника, осуществляющего свою деятельность на платной основе.

Ловушка № 1. Клиент полагает, что оплатил участие адвоката в деле аж до самого освобождения обвиняемого из тюрьмы. Однако только лишь закончилось предварительное следствие, как адвокат требует от клиента оплаты следующего этапа – на этот раз следствия судебного, а то и ознакомления с материалами дела. Если же суд окончился вынесением приговора, который клиента не устраивает, то наступает очередной повод вновь раскрыть кошелек для оплаты участия адвоката в апелляционном разбирательстве жалобы на приговор. Затем – новая оплата, на этот раз уже написания надзорной жалобы.

Такое поведение защитника-адвоката, строго говоря, никаких законодательных актов не нарушает, однако при оплате услуг защитника следует сразу же оговорить, что является предметом оплаты – ведение всего процесса от «альфы до омеги», либо же защита только на одном из его этапов.

Ловушка № 2. Некоторые коллегии адвокатов разработали повременную оплату. Где-то в недрах длинного, чуть ли не из двух десятков пунктов, соглашения с клиентом спрятана коротенькая запись о том, что, мол, оплата производится в соответствии с повременными тарифами за адвокатские услуги. Разумеется, клиент этих тарифов и в глаза не видел, а тарифы, между тем, иногда поднимаются до заоблачных высот, например, до 1000 у.е. за час работы. В этом случае за один-два дня своих трудов адвокат-защитник способен оставить клиента наедине со своими мыслями, ибо предметов, более материальных, чем собственные горькие мысли (например, машина, квартира или милого его сердцу холодильника), у клиента уже не останется.

Ловушка № 3. Некоторые защитники и адвокаты работают на «бригадном подряде» со следователем или судьёй. Иногда они являются бывшими однокашниками по юридическому факультету или по прежнему месту работы, а иногда – просто хорошими знакомыми.

В таком случае следователь может «по большому секрету», «из чисто из дружеских чувств» сообщить обвиняемому или его родственникам о «хорошем адвокате, который только и сможет помочь». Однако, когда родственник обвиняемого, обратившись к такому «хорошему адвокату», потом попытается сменить его на другого или ограничить его финансовые запросы некоей более посильной для клиента суммой, такой «хороший адвокат» в лучшем случае перестаёт выполнять свои профессиональные обязанности, а в худшем становится «защитником наоборот», принимая фактически сторону обвинения.

Ловушка № 4. Защитник начинает скрыто или открыто работать на обвинение, объясняя, что «так лучше», «срок дадут меньше» и т.д. Например, обвиняемый свою вину не признаёт, а его уговаривают согласиться на особый порядок рассмотрения дела судом. Или, например, обвиняемый сообщает о нескольких свидетелях, готовых предоставить информацию, подтверждающих его показания, однако адвокат предлагает «не раздражать следователя» и ограничиться двумя свидетелями.

Наконец, ловушка № 5. Стыдно об этом писать, но на рубеже 2000-х годов нам пришлось столкнуться с ситуацией, в которой один предприимчивый человек, выступая в процессе в качестве защитника, говорил своим клиентам, что все проблемы можно решить, но, мол, судья и прокурор тоже люди, ничто человеческое им не чуждо, а особенно не чуждыми им являются, конечно же, деньги. Доверчивые клиенты давали ему требуемую сумму, после чего наш герой распоряжался ей по своему усмотрению, полагаясь при дальнейшем рассмотрении дела на волю его величества Случая. В конце концов этот последователь Великого комбинатора был разоблачён, но укреплению авторитета защитников его деятельность явно не способствовала.

Существует ещё немало иных «адвокатских» методик, вступающих в противоречие с законом и интересами обвиняемого в уголовном судопроизводстве.

Нужен ли обвиняемому дополнительный защитник?

Попробуем проанализировать различные ситуации и оценить роль так называемого общественного защитника.

Ситуация первая. У обвиняемого есть сильный и добросовестный адвокат. Какова в этом случае роль общественного защитника? В этом случае такой защитник: 1) поддерживает все ходатайства и инициативы адвоката, выступая по всем вопросам, касающихся юридических тонкостей дела, на вторых ролях; 2) помогает суду составить объективное и правильное представление о личности попавшего на скамью подсудимых человека; 3) выступает гарантией того, что в случае осуждения подзащитного к условному сроку или к исправительным работам, осуждённый попадёт в надёжные руки своих товарищей по работе/учёбе или коллег по общественной организации.

Ситуация вторая. У обвиняемого есть адвокат, однако в его компетентности или в его желании заниматься данным делом возникают определённые сомнения. В таком случае общественный защитник: 1) сам готовит ходатайства, анализирует представленные обвинением и его подзащитным доказательства, сам ищет доказательства невиновности, опровергающие доказательства стороны обвинения; 2) согласовывает с адвокатом стратегию защиты с тем, чтобы защита не работала по схеме «кто в лес, а кто по дрова», и пытается сделать адвоката своим союзником; 3) как и в первой ситуации представляет суду мнение о своём подзащитном мнение того коллектива, с которым он связан.

Ситуация третья. Дело рассматривается мировым судьёй и у обвиняемого нет адвоката. Его единственный защитник – защитник из числа иных лиц. В этом случае такой защитник: 1) полностью определяет стратегию защиты, то есть решает, что же он хочет доказать. Это относится и к квалификации преступления, и к представлению доказательств (см. ст.ст.61–63 УК РФ), и обоснованию назначаемого наказания; 2) определяет тактику защиты, то есть решает какие доказательства, каким образом и в какой последовательности следует представить суду; на какие доказательства, уже представленные обвинением, надо обратить особое внимание суда; на какие черты личности и особенности поведения подзащитного суду следует обратить внимание суда; 3) согласовывает свою стратегию и тактику защиты с обвиняемым, а также другими лицами, которых он хочет видеть в качестве своих союзников.

Таким образом роль непрофессионального защитника на предварительном следствии и в судебном процессе может быть очень различна – от, образно говоря, края скамейки за столом защиты, до фигуры № 1 (после, разумеется, судьи) во всём таинстве судебного действа.

Общественному защитнику следует постараться правильно оценить свою роль в соответствии с реальной ситуацией, не войти в конфронтацию с адвокатом, найти понимание у родственников подзащитного и свидетелей, не настроить против себя обвинение или адвокатов других подсудимых.

Как показывает наш опыт, адвокаты (да и общественные защитники) негативно относятся к нескольким типам непрофессиональных защитников:

1) к «всезнайкам», которым всё известно и которые «блистают» своей действительной или мнимой эрудицией. Очевидно, что интересны клиента для такого защитника вторичны, важнее всего – показать себя;

2) «говорунам», которые говорят много с умным видом; то, что можно сказать пятью словами, они излагают полчаса. Многие их выводы и утверждения банальны, очевидны и не заслуживают того времени, которое на них отводится;

3) «друзьям Чайки», которые в каждой своей фразе «припомнят» свои встречи с Бушем, Обамой, Путиным, Кони или Александром Македонским, демонстрируя тем самым свою значимость и важность. Мол, «сижу я в одном процессе, звонит мне Коновалов, а я с ним говорить не могу, так как у меня на проводе висит Чайка, а у моего помощника – Лебедев»;

4) «запуганным цуцикам», которые всего боятся, не пытаются отстоять ни одной своей позиции, опасаются представлять доказательства, руководствуясь принципом «Как бы чего не вышло».

Есть, разумеется, и другие типы защитников, но эти – из тех, кто встречается особенно часто и к которым защитники в уголовном процессе, как профессионалы, так и «общественники», относятся с неприязнью.

Участие общественного защитника в уголовном судопроизводстве в вопросах и ответах

Вопрос. Может ли адвокат без согласия обвиняемого отказать­ся от его защиты? Ответ. Нет, не может.
Вопрос. Имеет ли право обвиняемый отказаться от защитни­ка? Ответ. Да, имеет. Однако такой отказ не обязателен для суда и не влечёт отсрочки в рассмотрении дела (ст.50 УПК РФ). В случае, если вы хотите отказаться от защитника, в качестве причины такого отказа можно указать, что позиция защитника расходится с вашей позицией. Например, вы настаиваете на том, что невиновны, а ваш защитник настаивает на вашей виновности и предлагает признать это.
Вопрос. В каких случаях участие защитника обязательно? Ответ. 1) при участии в деле прокурора; 2) при обвинении несовершеннолетних, глухих, не­мых, слепых и иных лиц, которые в силу физических или психических недостатков сами не могут осуществлять свою защиту; 3) если в суде участвуют лица, не владеющие языком судопроизводства; 4) если статья обвинения предусматривает смертную казнь; 5) если один из обвиняемых имеет защитника и его интересы противоположны интересам другого обвиняемого.
Вопрос. Является ли приглашение защитника в указанных случаях правом или обязанностью следователя, прокуро­ра или суда? Ответ. Является обязанностью, но только в случае, если защитник ещё не приглашён обвиняемым или его законными предста­вителями.
Вопрос. Вправе ли кто-то освободить гражданина от оплаты юридической помощи адвоката? Ответ. Орган предварительного следствия, прокурор и суд, в производстве которых находится дело, вправе, исходя из имущественного положения гражданина, освободить его полностью или частично от оплаты юридической помощи. В этом случае расходы по оплате труда адвоката компенсируются за счёт государства.
Вопрос. Имеет ли адвокат право представлять интересы обратившегося к нему за юридической помощью лица во вне судебных органах? Ответ. Да, так как адвокат правомочен представлять права и законные интересы лиц, обратившихся за юридической помощью, во всех государственных и общественных организациях, в компетенцию которых входит разрешение соответствующих вопросов, поставленных перед адвокатом его клиентами при заключении соглашения об оказании юридических услуг. Государственные и общественные организации по запросу адвоката обязаны выдавать ему справки, характеристики и иные документы, необходимые для выполнения его обязательств в связи с оказанием юридической помощи. Соответствующие запросы адвокат может направлять и в частные структуры.
Вопрос. Может ли адвокат быть допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, которые стали ему известны в связи с исполнением им обязанностей защитника или представителя? Ответ. Нет, не может. Из определения Конституционного Суда РФ от 6 июля 2000г. № 128-О следует, что Конституционный Суд РФ исключает возможность допроса защитника в качестве свидетеля об обстоятельствах и фактах, ставших ему известными в рамках профессиональной деятельности по оказанию юридической помощи, независимо от времени и обстоятельств получения им таких сведений. Данный запрет Конституционный Суд РФ распространяет на любого защитника, допущенного к участию в судопроизводстве.
Вопрос. Вправе ли адвокат принять поручение об оказании юридической помощи, если он по данному делу оказывает или ранее оказывал юридическую помощь лицам, интересы которых противоречат интересам заявителя? Ответ. Нет, не вправе. Об этом говорится, в частности, в пункте 4 ст.6 Федерального закона от 31 мая 2002г. № 63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».
Вопрос. Вправе ли адвокат разглашать сведения, сообщённые ему доверителем в связи с оказанием юридической помощи? Ответ. Нет, не вправе, если не получил от своего доверителя согласие на распространение соответствующих сведений. Об этом говориться, в частности, в пункте 4 ст.6 Федерального закона от 31 мая 2002г. № 63 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Вопрос. Могут ли близкие родственники или законные пред­ставители обвиняемого быть его защитниками на стадии предварительного следствия? Ответ. Пунктом 2 ст.49 УПК РФ устанавливает, что один из близких род­ственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый, могут быть допущены в качестве защитников по определению или постановлению суда. В соответствии со ст.50 УПК РФ защитник приглашается подозреваемым, обвиняемым, его законным представителем, а также иными лицами с согласия подозреваемого (обвиняемого). В случае неявки приглашённого защитника в течение 5 суток со дня заявления ходатайства о приглашении защитника дознаватель, следователь или суд вправе предложить подозреваемому (обвиняемому) пригласить другого защитника, а в случае его отказа принять меры по назначению защитника. В соответствии со ст.14 Международного пакта о гражданских и политических правах, обвиняемый имеет право пригласить своим защитником любое лицо. Таким образом, следователь обязан допустить родственников или иное лицо, если обви­няемый или подозреваемый выбрал их своим защитником, однако решение об этом оформляется не постановлением следователя, а определением судьи. О том, что норма о допуске защитника из числа иных лиц (ст.49 УПК РФ) говорит о допуске защитника из числа иных лиц не только на стадии судебного разбирательства, говорит и то обстоятельство, что эта норма включена не в раздел УПК РФ о предварительном следствии, а в раздел УПК РФ, касающийся общих вопросов правосудия. Следует отметить, что закон не устанавливает каких-либо требований к возрасту защитника из числа иных лиц, его гражданству, наличию у него юридического образования, отсутствия у него судимости. До введения в действие в 2002г. нового УПК РФ защитниками также могли стать представитель профессионального союза или другого общественного объединения по предъявлении им соответствующего протокола, а также документа, удостоверяющего его личность. Российская Федерации является участницей Международного пакта о гражданских и политических правах. Согласно части 4 ст.15 Конституции РФ международные договор с участием Российской Федерации являются составной частью правовой системы России. Кроме того, согласно ст.48 Конституции РФ каждый задержанный, заключённый под стражу, обвиняемый имеет право пользоваться помощью адвоката (защитника). Соответственно, каждый подозреваемый (обвиняемый) имеет право самостоятельно выбирать себе защитника, включая защитника из числа иных лиц. Следует отметить, что существует и другая точка зрения – мол, авторы Пакта имели в виду не любого защитника, а адвоката. Такой взгляд не выдерживает критики, так как, если бы авторы Пакта имели в виду только адвокатов, то есть только один из видов защитников, ничто не мешало им записать именно это в международном соглашении.
Вопрос. С какого момента защитник должен быть допущен к участию в уголовном деле? Ответ. С момента: – возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица; – вынесения постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого; – фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления в порядке ст.91 и ст.92 УПК РФ, применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу; – вручения уведомления о подозрении в совершении преступления; – объявления лицу, подозреваемому в совершении преступления, постановления о назначении судебно-психиатрической экспертизы; – начала осуществления иных мер процессуального принуждения или иных процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления; – начала осуществления процессуальных действий, затрагивающих права и свободы лица, в отношении которого проводится проверка сообщения о преступлении в порядке ст. 144 УПК РФ. Таким образом, совершение действий, предусмотренных Законом об оперативно-розыскной деятельности, они не связаны с мерами процессуального принуждение, либо написание явки с повинной в отсутствие адвоката, нарушения права на защиту не содержит. До 2002г. адвокат допускался с момента предъявления обвинения, а в случае задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, или применения к нему меры пресечения в виде заключения под стражу до предъявления обвинения – с момента объявления ему протокола задержания или постановления о применении этой меры пресечения. Эта норма, на наш взгляд, таила в себе далеко не очевидную опасность – получалось, что в течении тех часов, что подозреваемому не объявлен протокол или постановление о задержании, защитника к нему не допустят.
Вопрос. Как должен поступить следователь или дознаватель, если явка защитника, избранного подозреваемым или обвиняемым, невозможна в течение двадцати четырех часов с момента задержания или заключения под стражу? Ответ. В этом случае у следователя и прокурора есть ещё одна возможность избавиться от «несимпатичного» ему защитника – он вправе предложить подозреваемому (обвиняемому) пригласить другого защитника либо обеспечивает ему защитника самостоятельно. Таким образом, если в 24 часа с момента задержания или заключения под стражу защитник, выбранный подозреваемым (обвиняемым), явиться не смог, защита может быть возложена на адвоката, совершенно не знакомого обвиняемому, но хорошо знакомого следователю (часть 4 ст.50 УПК РФ). Если приглашённый следователем защитник подозреваемому (обвиняемому) не нравится, а дело относится к категории, в которой участие защитника не является обязательным, то следственные действия проводятся без участия защитника.
Вопрос. Может ли один и тот же человек быть защитником двух и более обвиняемых? Ответ. Только в том случае, если интересы этих обвиняемых не противоречат друг другу. Например, если обвиняемые дают показания друг против друга, либо кто-то третий даёт показания против одного из них, в то время как вину в этих действиях признал другой человек, защитник может защищать только одного из обвиняемых.
Вопрос. В каких случаях адвокат/защитник не вправе участвовать в деле? Ответ. Исчерпывающий перечень таких случаев предусмотрен в ст.72 УПК РФ: 1) если адвокат (защитник) по данному делу оказывает или оказывал помощь лицу, интересы которого противоречат интересам подзащитного; 2) если адвокат (защитник) ранее участвовал в этом деле в качестве судьи, прокурора, следователя, дознавателя, эксперта, специалиста, переводчика, свидетеля или понятого (т.е. у данного человека уже сформировалась позиция по этому делу, которая может отличаться от позиции его подзащитного); 3) адвокат (защитник) является родственником судьи, прокурора, следователя, дознавателя, секретаря судебного заседания, принимавшего либо принимающего участие в производстве по данному уголовному делу, или лица, интересы которого противоречат интересам участника уголовного судопроизводства, заключившего с ним соглашение об оказании защиты. Если судья отказался допустить к участию в деле защитника из числа иных лиц наряду с адвокатом, следует обратить внимание на то, имеются ли в данном случае обстоятельства, указанные в ст.72 УПК РФ, или же судья руководствуется собственным «революционным правосознанием» и нормами «судейского народного творчества».

* * *

Информация об авторе

А.В.Бабушкин,

член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, председатель Комитета за гражданские права

Список статей автора

01.09.2015, 133362 просмотра.

общественный защитникЗдравствуйте. Могу ли я быть общественным защитником мужу находящимся в СИЗО.при том что иду как свидетель по делу? Заранее спасибо! Екатерина · 22.11.2016 09:00:42 · ответить · общественный зашитникбрат сидит и суд о продление был. продлили на 2 месяца. до следущего суда 50 дней. Могу ли быть общественным зашитникам назим · 09.11.2016 22:42:56 · ответить · Общественный защитникЗдравствуйте, подскажите пожалуйста, можно ли стать общественным защитником мужу, уже находящемуся в СИЗО. Если наш судья в декретные отпуске? Спасибо. Анна · 08.09.2016 11:19:59 · ответить · Как стать общественным защитникомМожет ли законная жена стать общественным защитником мужа и как им стать?? Вера · 20.04.2016 16:26:58 · ответить · Достаточно того, что подсудимый пишет на имя судьи ходатайство: «Прошу допустить, наряду с моим адвокатом ФИО, в качестве моего защитника ФИО, проживающего там-то (можно и телефон указать)». Можно также в этом ходатайстве ссылаться на ч. 2 ст. 49 УПК РФ, но это не обязательно Руслан · 01.09.2016 11:23:13 · ответить · Уважаемый Андрей Владимирович! Огромные Вам, уважение, почёт и благодарность. Перцев Виктор · 30.03.2016 14:42:45 · ответить ·

Адвокат в уголовном процессе

«Виталий Поляков
адвокат по налоговым
преступлениям»

Адвокатом является лицо, получившее в установленном законом порядке статус адвоката и право осуществлять адвокатскую деятельность. Он является независимым советником по правовым вопросам. Адвокат в уголовном процессе участвует в качестве представителя или защитника дове­рителя (п. 5 ч. 2 ст. 2 Федерального закона от 31.05.2002г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ»).

По закону адвокат имеет право осуществлять защиту прав и интересов не только на стороне обвиняемого, подозреваемого или подсудимого. Он также имеет право выступать в суде представителем потерпевших, гражданских истцов, ответчиков и частного обвинителя (ст. 43, 45, 55 УПК РФ). Более того, законом предусмотрены случаи, когда привлечение адвоката к участию в уголовном деле является не только возможностью, но и обязанностью его участия. В данной статье речь пойдет о правах и обязанностях адвоката, его роли в уголовном процессе и порядке вступления адвоката в уголовное судопроизводство.

Поляков Виталий Александрович — адвокат по налоговым преступлениям в Москве и Московской области. Более 20 лет практики в правоохранительных органах и адвокатуре. Если у вас возникли проблемы, связанные с неуплатой налогов — звоните!
Телефон: +7 (499) 391-34-74

Роль адвоката в уголовном процессе

Основным правовым основанием участия адвоката в уголовном процессе являются конституционные принципы уголовного судопроизводства. Ранее я уже рассказывал в своей статье: «Защита в уголовном процессе» о необходимости участия адвоката в уголовном процессе. В статье 51 УПК РФ перечислены случаи, когда участие адвоката в качестве защитника в уголовном судопроизводстве является не просто возможным, а обязательным, вне зависимости от воли подозреваемого (обвиняемого) лица. Такая обязанность возникает в следующих случаях:

  • если подозреваемый (обвиняемый) не отказался от защитника в порядке, установленном статьей 52 УПК РФ;
  • если подозреваемый (обвиняемый) является несовершеннолетним лицом;
  • если подозреваемый (обвиняемый) не может самостоятельно защищать свои права (здесь речь идет о физических или психи­ческих недостатках этого лица);
  • судебное разбирательство проводится в порядке, предусмотренном ч.5. ст.247 УПК РФ (разбирательство по тяжким и особо тяжким делам в отсутствие подсудимого, находящегося за пределами РФ);
  • если подозреваемый (обвиняемый) не владеет языком, на кото­ром ведется производство по уголовному делу;
  • если лицу вменяется преступление, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше 15 лет, либо пожизненное лишение свободы;
  • если уголовное дело подлежит рассмотрению судом с участием присяжных заседателей;
  • если обвиняемым лицом заявлено ходатайство о рассмотрении уголовного дела в порядке особого производства (гл. 40 УПК РФ).

Участие уголовного адвоката на стадии предварительного расследования уголовного дела также имеет немало важную роль, поскольку результаты следственных действий на данной стадии уголовного процесса, в дальнейшем могут являться доказательствами. Следователи, допрашивая указанных лиц, зачастую пытаются добиться от них признательных показаний. Разумеется под давлением правоохранительных органов, любой человек может растеряться, и без своевременной грамотной помощи адвоката, специализирующегося по уголовным делам, человек может ухудшить свое положение. Поэтому, исходя из собственной многолетней практики, я рекомендую обращаться к квалифицированному адвокату, даже если Вас допрашивают в качестве свидетеля по уголовному делу.

Права и обязанности адвоката в уголовном процессе

Адвокат призван обеспечивать защиту граждан не только на предварительном следствии, но и в уголовном процессе (т.е. в суде). Адвокат обязан консультировать лиц, которые обратились к нему за юридической помощью. Как и у любого участника правоотношений, при осуществлении своих обязанностей, адвокат наделен определенными правами, в частности:

  • запрашивать у юридических лиц и органов власти необходимые для выполнения своих функций документов;
  • опрашивать лиц, владеющих какой-либо информацией по делу, с их согласия;
  • собирать доказательственную базу выбранной им линии защиты прав доверителя;
  • беспрепятственно встречаться со своим клиентом, без ограничения количества свиданий;
  • привлекать эксперта, специалиста или переводчика;
  • тщательно изучать материалы дела, вести фото, — видео фиксацию материалов, сохраняя конфиденциальность;
  • совершать иные действия, не противоречащие законодательству РФ.

Адвокат должен оказывать квалифицированную юридическую помощь гражданам. В этом и состоит главная суть его профессии. Однако, помимо прав, закон также возлагает на адвоката определенные обязанности. Они предусмотрены Федеральным законом от 31.05.2002г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ». Так, выступая в уголовном судопроизводстве в интересах своего доверителя, будь то в суде или на стадии предварительного следствия, адвокат имеет следующие обязанности:

  • добросовестно осуществлять защиту прав и интересов своего доверителя, всеми не запрещенными законом способами;
  • помогать доверителю на этапе предварительного следствия, а также в суде;
  • оказывать безвозмездную правовую помощь в соответствии со ст. 51 УПК РФ;
  • соблюдать кодекс профессиональной адвокатской этики;
  • соблюдать конфиденциальность, то есть не разглашать сведения, которые стали ему известны в ходе проведения работы с гражданином;
  • соблюдать интересы доверителя.

Адвокат, назначенный государством, несет аналогичные права и обязанности, что и частный адвокат. Они так же предусмотрены Федеральным законом от 31.05.2002г. № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ».

Вступление адвоката в уголовное судопроизводство

На стадии судебного разбирательства участие адвоката по уголовным делам также имеет важную роль. Только суд вправе установить виновность, в совершении вменяемого обвиняемому лицу преступления. Равно как и наказание за совершенное преступление. В уголовное судопроизводство допуск адвоката регламентирован ч. 2 ст. 48 Конституции РФ и ч. 3 ст. 49 Уголовного процессуального кодекса РФ. Непосредственное «вступление» адвоката в уголовное судопроизводство определяется моментом приобретения его доверителем определенного процессуального статуса. Так, адвокат в качестве защитника участвует в уголовном судопроизводстве:

  • с момента вынесения правоохранительными органами постановления о привлечении лица в ка­честве обвиняемого;
  • с момента возбуждения уголовного дела;
  • с момента фактического задержания лица, подозреваемого в совершении преступления, в случаях, предусмотренных статьями 91 и 92 УПК РФ;
  • с момента применения в отношении подозреваемого лица мер пресечения, установленных ст. 100 УПК РФ (т.е. заключения под стражу);
  • с момента вручения уведомления о подозрении в совершении преступления в порядке, установленном ст.223.1 УПК РФ;
  • с момента объявления подозреваемому в совершении преступления лицу, постановления о назначении судебно-психиатри­ческой экспертизы;
  • с момента начала совершения иных процессуальных действий, затраги­вающих права и свободы лица, подозреваемого в совершении преступления (ст. 49 УПК РФ).

Граждане часто задаются вопросом, на какой стадии необходимо привлекать адвоката по уголовному делу или уголовному процессу? Как правило, обращение к адвокату необходимо незамедлительно, как только у гражданина возникла проблема с законом.

В завершение рассматриваемой темы хочется еще раз отметить, что роль адвоката в уголовном процессе прежде всего, заключается в выявлении обстоятельств, оправдывающих обвиняемого или смягчающих его уголовную ответственность.

Адвокат в уголовном процессе: понятие «процессуальной справедливости»

Вопрос о правовой природе полномочий адвоката-защитника в уголовном процессе неоднократно поднимается в публикациях после введения в действие уголовно-процессуального кодекса в 2002 году.
Дело в том, что УПК РФ 2002 года принимался как законодательный акт, который должен был обеспечить гарантии реализации права на судебную защиту и состязательность сторон, отсюда вполне понятен научный интерес к вопросам состязательности и равенства прав стороны защиты и обвинения в уголовном судопроизводстве.
Более четырех лет практического применения УПК РФ позволило выявить пробелы и недостатки правового регулирования в аспекте равенства прав сторон и возможности реализации правомочий защитником при расследовании и разрешении уголовного дела.
Особый интерес вызывают полномочия адвоката-защитника по собиранию доказательств. Подобный интерес обусловлен тем, что полномочия защитника вытекают из основных принципов уголовного процесса, как закрепленных непосредственно в УПК РФ, так и общеправовых принципов, сформулированных наукой, исходя из содержания конституционных, уголовно-процессуальных и международно-правовых норм.
Правовая природа и реальные возможности реализации полномочий защитника по собиранию доказательств в качестве своего юридического фундамента имеют содержание основополагающих принципов уголовного судопроизводства, а, следовательно, и все проблемы закрепления и реализации данных принципов отражаются на возможности участия адвоката-защитника в доказывании.
Полномочия адвоката — защитника в уголовном процессе вытекают, в первую очередь, из принципа обеспечения права на защиту.
Право на защиту является международным правовым принципом. Он закреплен в ст. 45 Конституции РФ, ст. 48 Конституции РФ и ст. 16 УПК, а также в Международном пакте о гражданских и политических правах, Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ряде других авторитетных международных документов.
Содержание данного принципа образуют две взаимосвязанные стороны: право подозреваемого, обвиняемого, подсудимого на защиту и гарантии осуществления данного права.
Право подозреваемого, обвиняемого, подсудимого на защиту образует совокупность процессуальных прав, дающих им возможность защищаться от предъявленного обвинения, отстаивать иные права и законные интересы. Участие адвоката-защитника в уголовном процессе является одним из средства для обвиняемого по реализации права на защиту, при этом сам защитник является активным участником уголовного судопроизводства.
Рассматривая право на защиту как правовое основание реализации полномочий адвоката-защитника в уголовном процессе как стороны, нельзя не отметить, что процессуальная природа данного права и всех вытекающих из него полномочий обусловлена действием принципов состязательности и равноправия сторон.
Полномочия адвоката-защитника по собиранию доказательств должны реализовываться с учетом «процессуальной справедливости» и процессуального равноправия.
Понятие «процессуальной справедливости» наука уголовного процесса не дает, однако полагаю возможным воспользоваться пониманием «процессуальной справедливости», предложенным О.В. Волколупом, который отметил – «в процессуальном отношении важно понимать, что справедливость предполагает создание таких условий для сторон при рассмотрении судом уголовного дела, когда бы они были вы равной степени наделены процессуальными правами для защиты своих интересов и имели бы равные возможности по реализации предоставленных законом прав».
Таким образом, реализация принципов уголовного судопроизводства непосредственно связана с возможностями участия адвоката-защитника в доказывании, поскольку последовательная закрепление и воплощение в жизнь принципиальных положений в тексте закона и формирует объем и характер полномочий адвоката-защитника по собиранию, проверке и оценке доказательств.
И.Ю. Панькина справедливо отметила, что «реализация состязательности предполагает такую форму уголовного процесса, которая гарантирует не только отделение функций друг от друга, но и равенство процессуального положения органов уголовного преследования, с одной стороны, и обвиняемого (подозреваемого), с другой стороны, а также его защитника по участию в доказывании».
Вместе с тем анализ понятия собирания доказательств, данный в части 1 статьи 86 УПК РФ говорит о том, что защитник исключен из круга субъектов, которым предоставлено право собирать доказательства: «Собирание доказательств осуществляется в ходе уголовного судопроизводства дознавателем, следователем, прокурором и судом путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных настоящим Кодексом.
В пользу мнения о том, что адвокат-защитник наделен правом собирать сведения, а не доказательства, свидетельствует несогласованность нормы о собирании доказательств. Хотя, в третей части статьи 86 УПК и говорится о том, что защитник «собирает» доказательства, фактически же законодатель не дает ответа на вопрос, каким образом он должен это делать.
В части первой статьи говорится о том, что собирание доказательств осуществляется путем производства следственных и иных процессуальных действий, то есть собирание доказательств должно осуществляться в процессуальной форме, предусмотренной законом.
Для следователя и суда предусмотрена возможность в процессуальной форме совершать следственные и судебные действия. Например, путем вынесения следователем постановления о приобщении добытого в результате осмотра места происшествия вещественного доказательства к материалам уголовного дела.
Предоставлена ли адвокату-защитнику УПК РФ возможность самостоятельно придать «собранным» им документам, предметам, иным сведениям процессуальную форму доказательства.
Исходя из смысла ч. 3. ст. 86 УПК РФ можно утверждать, что лишь собранные защитником документы могут рассматриваться как вид доказательства, именуемого «иными документами», но приобщение их к материалам уголовного дела зависит от усмотрения компетентных органов и должностных лиц (следователя, дознавателя и проч.), ведущих предварительное расследование, в случае отказа в удовлетвоврении ходатайства о приобщении их к делу по тем или иным мотивам, адвокату остается либо обжаловать указанные действия в установленном порядке, либо ждать судебного разбирательства, где указанное ходатайство может быть вновь заявлено. В целом вопрос о придании процессуальной формы собранным защитником материалам законодателем не урегулирован.
Какова правовая природа действий адвоката-защитника, предусмотренных частью 3 статьи 86 УПК РФ?
Очевидно, анализ указанной статьи, рассматриваемой в совокупности с другими статьями уголовно-процессуального кодекса, позволяет утверждать что, процессуально-процедурный порядок для совершения действий по собиранию доказательств адвокатом-защитником не предусмотрен.
Каким образом, например, должен быть зафиксирован опрос лиц, какие права при этом должен разъяснять адвокат-защитник опрашиваемым лицам и должен ли он разъяснять их?
Можно предположить, что сведения, добытые защитником, должны облекаться в процессуальную форму постановлением лица производящего предварительное расследование или судом.
Однако в таком случае на указанных участниках уголовного судопроизводства лежат обязанности по проверке представленных сведений в части их допустимости и достоверности, что, по сути, влечет за собой необходимость производства самостоятельного следственного или судебного действия. Кроме того, действия, указанные в части 3 статьи 86 УПК РФ не обеспечены уголовно-процессуальным принуждением.
Отметим, что в уголовном процессе Англии и Америки у защитника существует возможность самостоятельного производства некоторых процессуальных действий.
Противоположную картина наблюдается на стороне обвинения. Т.Г. Бородинова, И.Ф.Демидов справедливо отмечают: «Орган уголовного преследования для получения обвинительных доказательств использует богатый арсенал следственных и иных процессуальных действий, обладающих значительным потенциалом принуждения (от психического до силового).
Требования, поручения и запросы следователя, как представителя государственной власти, обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами. Расширяет возможности уголовного преследования использование следователем результатов непроцессуальной оперативно-розыскной деятельности.
Ходатайства следователя о совершении следственных и иных процессуальных действий, сопряженных с ограничениями конституционных прав и свобод обвиняемого и иных лиц, подлежат обязательному и оперативному рассмотрению судьей.
Анализ ч. 2 ст. 29 УПК РФ показывает, что ресурс судебной власти используется только для целей уголовного преследования и собирания обвинительных доказательств (оправдательные доказательства, как правило, не прячут, а представляют следователю добровольно)».
Утверждение о том, что адвокат-защитник не наделен правом производить процессуальные действия самостоятельно подтверждается и правами защитника, перечисленными в статье 53 УПК РФ.
Содержащиеся в статье 53 выражения «присутствовать», «участвовать» свидетельствуют, что адвокат в таких случаях не правомочен сам единолично совершать какие-то процессуальные действия, связанные с собиранием доказательств, а может лишь принимать участие в проводимых следователем, дознавателем, прокурором или судом действиях.
Мнение о том, что защитник исключен из субъектов доказывания поддерживается многими исследователями в области уголовного процесса, так можно встретить следующие аргументы: «если проанализировать процесс доказывания в целом, то можно с полной уверенностью сказать, что защитник исключен из числа субъектов доказывания, так как не участвует наравне со стороной обвинения ни в проверке, ни в оценке доказательств (ст. 87 УПК РФ, ст. 88 УПК РФ).
Вряд ли можно говорить о том, что защитником собираются доказательства в ч. 3 ст. 86 УПК РФ. Теория уголовного процесса установила механизм, из которого значимая для расследования информация приобретает процессуальное значение доказательства, — получение информации через следственное действие должно быть облечено в процессуальную форму документа. Перечисленные в ч. 3 ст. 86 действия по «собиранию доказательств» защитником, если даже их отнести и к процессуальным, тем не менее, не имеют своей законодательной формы, регламентированной УПК».
В то время как формулировка принципа состязательности (ст. 15 УПК РФ) «стороны обвинения и защиты равноправны перед судом» дает основание предполагать, что состязательность сторон реализуется только на стадии судебного разбирательства уголовного дела, в противном случае данное положение о состязательности звучало бы так: «стороны обвинения и защиты равноправны».
Отсюда и исключение адвоката-защитника из субъектов собирания доказательств на стадии предварительного расследования. Но тогда положения принципов состязательности и обеспечения подозреваемому (обвиняемому) права на защиту противоречат друг другу.
Выше уже освещался вопрос о значении принципа обеспечения права на защиту.
Сущность права на защиту заключается в возможности подозреваемого (обвиняемого) защищаться всеми не запрещенными законом способами. Соответственно возможность защищаться должна быть обеспечена, хотя бы, возможностью предложить следствию и суду версию происшедшего события, а такая возможность может быть обеспечена только собиранием доказательств, которые бы облекались в надлежащую процессуальную форму непосредственно защитником.
Анализируя положения Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 16 июня 1978 г. № 5 «О практике применения судами законов, обеспечивающих обвиняемому право на защиту», который говорит о том, «что обеспечение обвиняемому (подсудимому) права на защиту является конституционным принципом и должно строго выполняться во всех стадиях уголовного судопроизводства как важная гарантия установления истины и вынесения законного, обоснованного и справедливого приговора.
Поэтому судам необходимо неукоснительно соблюдать процессуальные права обвиняемого (подсудимого); всесторонне, полно и объективно исследовать материалы дела; выявлять обстоятельства, не только уличающие, но и оправдывающие обвиняемого (подсудимого), а также смягчающие и отягчающие его ответственность; тщательно проверять имеющиеся по делу версии; обеспечивать равенство прав участников судебного разбирательства по представлению и исследованию доказательств и заявлению ходатайств».
Возникает закономерный вопрос: каким образом суд может проверить имеющиеся по делу версии или обеспечить равенство прав участников по предоставлению доказательств, если одна из сторон закон в таком праве ограничена? Остается предположить, что речь идет об обеспечении судом реализации установленных в законе полномочий и не более того, однако это не является обеспечением права на защиту.
В качестве примера неравноправия защитника в собирании доказательств и влияния отсутствия соответствующих правомочий на правильное разрешение уголовного дела рассмотрим пример из практики следственных органов: По делу К., обвиняемой в совершении преступления предусмотренного ч. 1 ст. 238 УПК РФ по двум эпизодам приобретения и сбыта спиртосодержащей жидкости, в которой в последующем был обнаружен диэтилфтолат. К. работала продавцом в ЧП Д. 1 и 2 июня 2006 года в ходе проведения двух негласных проверочных закупок и одной гласной у К. была приобретена спиртосодержащая жидкость. К. свою вину в сбыте спиртосодержащей жидкости, опасной для здоровья отрицала, поясняя, что более 3 лет работает в ЧП Д. и спиртосодержащую жидкость закупала хозяйка продовольственного магазина, однако реализовывала ее «из-под прилавка», поскольку ЧП не имело соответствующих лицензий, о чем К. не знала, так как действовала также, как и другие продавцы по указанию хозяйки.
Хозяйка продовольственного магазина утверждала, что К. дает ложные показания и она никогда не реализовывала спиртосодержащую жидкость. У К. и защитника была возможность подтвердить факт того, что показания К. правдивы, приобретя в магазине у других продавцов спиртные напитки, в которых в последующем был обнаружен диэтилфолат – вещество, опасное для здоровья (справка об исследовании лаборатории санэпидемслужбы).
Однако указанное доказательство не могло быть облечено в надлежащую процессуальную форму, поскольку защитнику не предоставлена возможность приобщать вещественные доказательства и направлять их на экспертизу. Указанный пример ярко демонстрирует ущербность положения стороны защиты по отношению к стороне обвинения в уголовном процессе. По сути, все возможности защитника сведены к консультативной деятельности и обжалованию ряда процессуальных решений на той или иной стадии уголовного процесса. Безусловно, здесь нельзя говорить о равных правах сторон при осуществлении доказывания.
Отметим, что в науке уголовного процесса нередко говорится о существовании так называемой «асимметрии правил допустимости доказательств», которая позволяет адвокату-защитнику предоставлять доказательства в обоснование невиновности подзащитного, полученные с нарушением правил о допустимости доказательств.
Представляется, что такой асимметрии не существует, предположение о ее существовании «виртуально», поскольку статья 75 УПК РФ однозначно говорит о том, что полученные с нарушением требований кодекса доказательства являются недопустимыми и не могут быть использованы для доказывания любого из обстоятельств, указанных в ст. 73 УПК РФ. Кроме того, следует помнить о том, что в уголовном процессе применяется принцип – «запрещено все, что не разрешено законом».
Применение именно этого принципа обусловлено охранительных характером регулируемых общественных отношений. В этой связи и адвокат-защитник лишен возможности каким-либо образом «обойти» положения уголовно-процессуального закона о недопустимости доказательств, полученных с нарушением уголовно-процессуальной формы.
Вопрос о придании сведениям, представляемым адвокатом-защитником свойства допустимости разрешен в процессуальном праве Англии, где свойство допустимости доказательства рассматривается не как неуклонное соблюдение всех требований уголовно-процессуального законодательства к порядку получения конкретного доказательства, а как «его способность доказывать обстоятельства, подлежащие установлению в ходе судебного разбирательства».
В уголовном процессе России такой свойство доказательства именуется относимостью.
Факт того, что защитник может участвовать в собирании доказательств косвенно, указывая в ходатайстве, обращенном к органу предварительного расследования или суда на то или иное доказательство и источник его получения, мною не оспаривается.
Однако и указанная правовая возможность базируется на начале процессуального неравенства. Рассмотрим на примере уже выше названного дела К. На предварительном следствии после ознакомления с частью материалов уголовного дела выяснилось, что по эпизоду от 01.06.2006 г. у К. имеется алиби.
Защитником К. следователю было заявлено под протокол ознакомления с материалами уголовного дела ходатайство о допросе свидетеля, который мог подтвердить алиби К. в указанный день.
Следователь на следующий день после заявления ходатайства в его удовлетворении отказал, окончив предварительное расследование и направив материалы уголовного дела в суд.
Данный пример говорит о том, что и такая возможность адвоката-защитника в собирании доказательств ограничена усмотрением лица, производящего предварительное расследование.
Рассмотрим полномочия адвоката-защитника по представлению доказательств в ходе предварительного слушания.
В силу ч. 7 ст. 234 УПК РФ, ходатайство стороны защиты об истребовании дополнительных доказательств или предметов подлежит удовлетворению, если данные доказательства и предметы имеют значение для уголовного дела.
Таким образом, в основу принятия решения об удовлетворении ходатайства защитника положен оценочный критерий или усмотрение суда, формирующееся с учетом позиции государственного обвинителя.
Полагаю, что с учетом обеспечения права на защиту и состязательности, словосочетание «имеют значение для уголовного дела» следует трактовать как рассмотрение вопроса об относимости доказательства, т.е. о том, может ли оно каким-либо образом устанавливать обстоятельства, указанные в ст. 73 УПК РФ.
Однако практически данное словосочетание трактуется именно как усмотрение суда при принятии решения об удовлетворении ходатайства защитника.
В стадии судебного разбирательства возможность предоставления доказательств возникает у адвоката-защитника, во-первых, при заявлении ходатайств в порядке ст. 271 УПК РФ.
Однако эта правовая возможность вновь поставлена законодателем в зависимость от усмотрения суда: «Суд, выслушав мнения участников судебного разбирательства, рассматривает каждое заявленное ходатайство и удовлетворяет его либо выносит определение или постановление об отказе в удовлетворении ходатайства».
Силой уголовно-процессуального принуждения обеспечено лишь требование о допросе свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе защитника. Во-вторых, право на вызов и допрос эксперта, давшего экспертное заключение по уголовному делу, для разъяснения или дополнения такого экспертного заключения. В-третьих, адвокат-защитник вправе заявить ходатайство о производстве судебной экспертизы.
Однако право на допрос эксперта и производство судебной экспертизы с одной стороны, ограничено усмотрением суда, с другой стороны, процессуальной необходимостью удовлетворения такого ходатайства.
Такая необходимость, в том числе, обусловлена содержанием принципа обеспечения права на защиту. В-четвертых, в ходе судебного следствия адвокат-защитник также наделен правом заявить ходатайство об осмотре вещественных доказательств.
Исходя из содержания нормы, закрепленной в ст. 284 УПК РФ, такое ходатайство защитника должно быть судом удовлетворено. Процессуальный закон не ограничивает адвоката-защитника в праве заявить ходатайство о производстве таких судебных действий как осмотр местности и помещения, следственный эксперимент, освидетельствование и предъявление для опознания, однако и не возлагает на суд обязанности удовлетворять такое ходатайство.
Представляется, что перечисленные судебные действия производятся по усмотрению суда.
Что же касается устранения неравенства прав адвоката-защитника в собирании доказательств при расследовании и рассмотрении уголовного дела, то, по моему мнению, его надо начать с внесения изменений и дополнений в формулировки основных принципов, закрепленных в уголовно-процессуальном законе.
В этой связи можно согласится с предложением О.В. Волколупа, который предлагает дополнить положения ст. 15 УПК РФ формулировкой: «…Суд создает необходимые и справедливые условия для выполнения сторонами своих процессуальных обязанностей и осуществления предоставленных им законом прав».
Безусловно, для устранения «неравенства» требуются комплексные меры, которые не должны ограничиваться только внесением дополнений (изменений) в формулировки основных принципов уголовного судопроизводства.
Такие меры связаны с внесением ряда поправок в текст УПК, направленных на создание реальной, обеспеченной встречными обязанностями стороны обвинения, возможности для адвоката-защитника, полноценно участвовать в сборе и фиксации доказательств.
Мною поддерживается позиция, согласно которой предлагается обеспечить предоставляемые адвокатом-защитником сведения силой уголовно-процессуального принуждения, например, закрепить в законе требование об обязательном приобщении к материалам уголовного дела лицом, производящим предварительное расследование или судом, представленных адвокатом-защитником сведений.
Российская правовая система на сегодняшний день не готова к делегированию адвокату-защитнику прав на собирание и фиксацию доказательств в уголовном судопроизводстве «на равных» со стороной обвинения.
Интересным предложением выступало в проекте УПК РФ, разработанном Министерством юстиции РФ, право предоставления защитнику вести параллельное расследование. Однако введение такого вида расследования, безусловно, связано с кардинальными изменениями структуры уголовного процесса. С такой точкой зрения солидарны и другие практикующие юристы.
Так, Н.А. Колоколов в своей статье отмечает: «В перечне доказательств, подлежащих обязательной оценке органами предварительного расследования, прокурором и судом (ч. 2 ст. 74 УПК РФ), о возможных результатах параллельного адвокатского расследования нет ни слова.
Более того, практика неумолимо свидетельствует — все, что нарабатывается защитниками, а равно адвокатами — представителями потерпевших, гражданских истцов в рамках так называемого параллельного адвокатского расследования, следователями и судьями игнорируется, в лучшем случае — перепроверяется.
Так будет до тех пор, пока законодатель не сочтет возможным включить результаты параллельного адвокатского расследования в перечень доказательств, подлежащих обязательной оценке органом, осуществляющим предварительное расследование, прокурором и судом. Современный российский адвокат может лишь обратить внимание на наличие интересной для него информации, но в отличие от следователя, прокурора и судьи самостоятельно конвертировать ее в пригодное для оценки доказательство не в состоянии. Признание за параллельным адвокатским расследованием права на жизнь неизбежно потребует его детальной регламентации».
Еще одним путем решения проблемы придания представляемым адвокатом-защитником сведениям статуса доказательства является обращение к зарубежному опыту (уголовный процесс Англии и Америки) и исключения из требований к сведениям, представляемым защитником, требования о наличии у них свойства допустимости, в том значении, которое содержит действующий уголовно-процессуальный закон.
Федоровская Наталья Руслановна,
Журнал научных публикаций аспирантов
и докторантов № 2 февраль 2007
Литература.
1.Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) // Российская газета от 25 декабря 1993 г. № 237
2.Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 г. № 174-ФЗ// Собрание законодательства. 2001. № 52 (часть 1). Ст. 4921. (с изменениями и дополнениями на 01.01.2007).
3.Бородинова Т.Г., Демидов И.Ф. Обвинение и защита: проблема равных возможностей // Журнал российского права. — 2005. — № 2.
4.Бюллетень Верховного Суда СССР, 1978 г., № 4
5.Волколуп О.В. Справедливость в уголовном судопроизводстве // Ученые записки. Выпуск 3. – Оренбург, 2006.
6.Головко Л.В. Альтернативы уголовному преследованию в современном праве. СПб., 2002.
7.Гуценко Г.Ф Уголовный процесс западных государств / К.Ф. Гуценко, Л.В. Головко, Б.А. Филимонов. М.: Издательство «Зерцало-М», 2002.
8.Колоколов Н.А. Параллельное адвокатское расследование // Эж-ЮРИСТ, 2005 г., № 21
9.Кудрявцев В.Л. Процессуальные проблемы доказывания в деятельности адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве // Журнал российского права, 2005, № 6.
10.Панькина И.Ю. Проблемы доказывания в состязательном уголовном процессе // Ученые записки. Выпуск 3. – Оренбург, 2006.
Поступила в редакцию 5 февраля 2007 г.
«Российская газета» от 25 декабря 1993 г. № 237
Волколуп О.В. Справедливость в уголовном судопроизводстве // Ученые записки. Выпуск 3. – Оренбург, 2006. – С. 126-127
Панькина И.Ю. Проблемы доказывания в состязательном уголовном процессе // Ученые записки. Выпуск 3. – Оренбург, 2006. – С. 240
Головко Л.В. Альтернативы уголовному преследованию в современном праве. СПб., 2002. С. 53-58
Бородинова Т.Г., Демидов И.Ф. Обвинение и защита: проблема равных возможностей // Журнал российского права. — 2005. — № 2. — С. 43
Панькина И.Ю. Проблемы доказывания в состязательном уголовном процессе // Ученые записки. Выпуск 3. – Оренбург, 2006. – С. 241
Бюллетень Верховного Суда СССР, 1978 г., № 4
См., например, Кудрявцев В.Л. Процессуальные проблемы доказывания в деятельности адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве // Журнал российского права, 2005, № 6. С. 32
Гуценко Г.Ф Уголовный процесс западных государств / К.Ф. Гуценко, Л.В. Головко, Б.А. Филимонов. М.: Издательство «Зерцало-М», 2002. С. 87
Волколуп О.В. Справедливость в уголовном судопроизводстве // Ученые записки. Выпуск 3. – Оренбург, 2006. – С. 127
Колоколов Н.А. Параллельное адвокатское расследование // «Эж-ЮРИСТ», 2005 г., № 21

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *