Залог будущей вещи

Договор залога имущественных прав

ДОГОВОР ЗАЛОГА

имущественных правг. «» 2020 г. в лице , действующего на основании , именуемый в дальнейшем «Залогодержатель», с одной стороны, и в лице , действующего на основании , именуемый в дальнейшем «Залогодатель», с другой стороны, именуемые в дальнейшем «Стороны», заключили настоящий договор, в дальнейшем «Договор», о нижеследующем:

В настоящем Договоре термины используются в таком значении:

Договор купли-продажи — договор купли-продажи № от «»2020 г., заключенный между Залогодержателем и Залогодателем.

Обеспеченное обязательство — обязательство Залогодателя по договору купли-продажи, а именно:

  • уплатить Залогодержателю основную сумму задолженности в размере рублей;
  • уплатить Залогодержателю неустойку (штраф, пеню) в размерах, предусмотренных договором купли-продажи.

Срок исполнения обязательства — установленные договором купли-продажи сроки, до окончания которых Залогодатель обязан осуществлять те или иные платежи.

Право требования (предмет залога) — принадлежащее Залогодателю право требования от должника уплаты суммы обязательств в размере рублей, возникшее из договора купли-продажи № от «»2020 г., заключенного между Залогодателем и предприятием .

Должник — предприятие .

Право залога — безусловное и бесспорное право Залогодержателя удовлетворить свои требования к Залогодателю, которые вытекают из договора купли-продажи, из стоимости предмета залога преимущественно перед другими кредиторами Залогодателя в порядке, определенном законодательством и настоящим Договором.

Договор, настоящий Договор — Договор залога имущественных прав от «»2020 г. №, со всеми изменениями, дополнениями и приложениями, составленными и подписанными в надлежащем порядке и форме.

1. ПРЕДМЕТ ДОГОВОРА

1.1. Залогодатель с целью обеспечения надлежащего исполнения Обеспеченного обязательства передает в залог, а Залогодержатель принимает в залог на условиях, определенных настоящим Договором и законодательством, Право требования.

1.2. Залогодатель обязан в течение одного дня после подписания настоящего Договора письменно уведомить должника о том, что Право требования заложено в пользу Залогодержателя, и передать Залогодержателю само уведомление, содержащее надпись (подпись и печать) о принятии этого уведомления должником.

2. ВОЗНИКНОВЕНИЕ И ПРЕКРАЩЕНИЕ ПРАВА ЗАЛОГА

2.1. Право залога возникает с момента заключения настоящего Договора.

2.2. Право залога прекращается исполнением Обеспеченного обязательства и обязательств Залогодателя по настоящему Договору, а также по другим основаниям, предусмотренным законодательством.

3. ОБЪЕМ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ ТРЕБОВАНИЙ ЗАЛОГОДЕРЖАТЕЛЯ

3.1. Залогодержатель имеет право удовлетворить за счет Предмета залога свои требования по договору купли-продажи в полном объеме. Все расходы Залогодержателя, понесенные им в связи с реализацией права залога, подлежат возмещению Залогодержателю за счет Предмета залога или за счет иного имущества, принадлежащего Залогодателю на праве собственности.

4. ПОРЯДОК УДОВЛЕТВОРЕНИЯ ТРЕБОВАНИЙ ЗАЛОГОДЕРЖАТЕЛЯ

4.1. В случае если при наступлении срока исполнения Обеспеченного обязательства оно не будет исполнено Залогодателем, Залогодержатель приобретает право обратить взыскание на Предмет залога и получить удовлетворение своих требований за счет стоимости Предмета залога.

4.2. В случае прекращения деятельности Залогодателя или должника (в результате реорганизации, ликвидации и других причин) Залогодержатель имеет право на обращение взыскания на Предмет залога немедленно и независимо от наступления или ненаступления любых обстоятельств.

4.3. Обращение взыскания на Право требования производится путем уступки Права требования в пользу Залогодержателя. Об уступке Права требования Залогодатель обязан в течение уведомить должника и предоставить Залогодержателю копию такого уведомления с отметкой должника.

4.4. Право требования считается перешедшим к Залогодержателю в день, следующий за днем, когда обязательство по договору купли-продажи (либо его часть) должно было быть выполненным в соответствии с условиями договора купли-продажи. При этом такая уступка не требует каких-либо дополнительных согласований между Сторонами настоящего Договора.

4.5. Залогодатель должен передать Залогодержателю оригиналы всех выданных должником документов, которые являлись основанием для возникновения Права требования.

5. ПРОЧИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

5.1. Подписанием настоящего Договора Залогодатель подтверждает, что Право требования принадлежит Залогодателю в соответствии с законодательством, а также то, что Предмет залога не является предметом залога по соглашениям Залогодателя с третьими лицами.

5.2. Залогодержатель может в любой момент отказаться от настоящего Договора в одностороннем порядке, в том числе, но не исключительно, по следующим причинам: предъявление третьими лицами претензий на Предмет залога, нарушение Залогодателем положений настоящего Договора, уменьшение значимости Предмета залога для Залогодержателя и т. д. Решение Залогодержателя относительно такого отказа не подлежит согласованию с Залогодателем. Отказ может в дальнейшем быть аннулирован Залогодержателем. Условия такого аннулирования утверждаются Сторонами, если произошли изменения в Предмете залога (погашение задолженности должником и т. д.).

5.3. Настоящий Договор вступает в силу с момента его подписания Сторонами и действует до исполнения должником и Залогодателем обязательств перед Залогодержателем в полном объеме.

6. ЮРИДИЧЕСКИЕ АДРЕСА И БАНКОВСКИЕ РЕКВИЗИТЫ СТОРОН

ЗалогодержательЮр. адрес:Почтовый адрес:ИНН:КПП:Банк:Рас./счёт:Корр./счёт:БИК: ЗалогодательЮр. адрес:Почтовый адрес:ИНН:КПП:Банк:Рас./счёт:Корр./счёт:БИК:

7. ПОДПИСИ СТОРОН

Залогодержатель _________________ Залогодатель _________________

Реформа ГК РФ: залог по новым правилам

Институт залога менялся уже три раза за последние пять лет. В 2009 году в связи с пиком финансового кризиса резко выросло количество должников по кредитам, и банки еще более активно начали обращаться в суды за взысканием заложенного имущества. Эксперты отмечают, что именно в этот период институт залога показал себя не с лучшей стороны: договоры оспаривались, признавались недействительными, а процедуры обращения взыскания на заложенное имущество затягивались. Законодатель был вынужден отреагировать на сложившуюся ситуацию, и вскоре был принят закон, который внес изменения в ГК РФ и другие нормативные акты в части залога (Федеральный закон от 30 декабря 2008 г. № 306-ФЗ). Поправки начали действовать с 11 января 2009 года.

Одним из самых заметных изменений было введение института внесудебного обращения взыскания на предмет залога. Этот институт позволяет кредитору обращать взыскание на заложенное имущество без участия суда посредством направления должнику уведомления о намерении обратить взыскание. Однако практика, которая сложилась после внесения поправок, показала, что эта модель работает только при желании должника сотрудничать с кредитором либо при нахождении заложенного имущества у кредитора. Кроме того, в целях обеспечения передачи должником заложенного имущества во внесудебном порядке была введена исполнительная надпись нотариуса. Такая надпись подтверждает факт неисполнения должником обязательства и является основанием для обращения к судебному приставу-исполнителю. Процедура нотариальной исполнительной надписи тоже себя проявила не с лучшей стороны: кредиторы практически не обращались за ее получением. Вероятно, это связано со стоимостью услуги совершения исполнительной надписи, которая составляет 0,5% от взыскиваемой суммы, но не более 20 тыс. руб. (подп. 19 п. 1 ст. 333.24 НК РФ).

С целью повысить популярность применения нотариусами исполнительной надписи был принят Федеральный закон от 6 декабря 2011 г. № 405-ФЗ. Этот документ ввел процедуру, которую можно условно назвать «нотариальное внесудебное обращение взыскания»: при совершении исполнительной надписи на договоре о залоге или закладной нотариус должен предложить залогодателю исполнить обеспеченное залогом обязательство, направив ему уведомление. Однако существенных изменений это не повлекло, поскольку процедура нотариального удостоверения договора залога остается достаточно дорогой.

В рамках реформы ГК РФ законодатель вернулся к совершенствованию института залога и принял закон, о практике применения которого и пойдет речь в данной статье (Федеральный закон от 21 декабря 2013 г. № 367-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и признании утратившими силу отдельных законодательных актов (положений законодательных актов) Российской Федерации»; далее – Закон № 367-ФЗ). Новые правила вступили в силу с 1 июля 2014 года.

Залог: право или договор?

Вопрос о природе залога, а именно о том, является ли залог вещным правом или обеспечительным договором, имеет важное практическое значение. Например, лицо зарегистрировало ипотеку на объект незавершенного строительства. Когда долг был просрочен и кредитор приступил к обращению взыскания, выяснилось, что объект незавершенного строительства уже сдан и представляет из себя многоэтажный жилой дом. Если залог – это договор, то предметом договора был объект незавершенного строительства, которого больше нет. Значит, договор уже не действует, а с ним прекратился и залог.

О позиции Экономической коллегии ВС РФ относительно судьбы залога после того, как его предмет прекратил существование, читайте в нашем материале Не залогом единым, или Взгляд ВС РФ на судьбу ипотеки после банкротства застройщика.

Именно такой точки зрения придерживались суды до того момента, пока в конце января 2005 года ВАС РФ не издал Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с договором об ипотеке. Согласно п. 1 этого документа, если предметом ипотеки являлся объект незавершенного строительства, то по окончании его строительства ипотека сохраняет силу, и ее предметом является здание (сооружение), возведенное в результате завершения строительства. Таким образом, ВАС РФ подтвердил, что залог – это вещное право или право на ценность вещи, а значит, он следует за вещью.

«Я подозреваю, что разработчики Закона № 367-ФЗ держали в голове, что залог – это вещное право, потому что решения, которые реализованы в ГК РФ, основаны на этом факте», – комментирует партнер юридической фирмы «Пепеляев Групп», член рабочей группы по подготовке реформы ГК РФ Роман Бевзенко. Действительно, данный принцип нашел отражение в новой редакции ГК РФ, например, в ст. 334-345 ГК РФ, о которых пойдет речь ниже.

Залог как право на ценность вещи

Залог, будучи правом на ценность вещи, следует за ней (ст. 334-345 ГК РФ). Все объекты, которые могут возникнуть в результате изменений этой вещи или после ее утраты, будут считаться находящимся в залоге. Этот принцип можно вывести из правил п. 2 ст. 334 ГК РФ, согласно которым залогодержатель имеет преимущественное право удовлетворения обеспеченного залогом требования не только за счет самого предмета залога, но также за счет:

  • страхового возмещения за утрату или повреждение заложенного имущества;
  • причитающегося залогодателю возмещения, предоставляемого взамен заложенного имущества;
  • причитающихся залогодателю или залогодержателю доходов от использования заложенного имущества третьими лицами;
  • имущества, причитающегося залогодателю при исполнении третьим лицом обязательства, право требовать исполнения которого является предметом залога.

На практике это можно проиллюстрировать самыми разнообразными ситуациями. Например, при утрате застрахованного автомобиля, находящегося в залоге, залоговое право переходит на деньги, которые залогодатель получит от страховщика в качестве страхового возмещения. Если выплата еще не была произведена, залогодержатель, по логике внесенных поправок, имеет право обратиться в страховую компанию и получить страховую сумму на свое имя – при этом залогодатель (страхователь, бывший собственник автомобиля) страховую сумму не получает.

Аналогично, если муниципалитет изымает для муниципальных нужд участок, находящийся в залоге: право на компенсацию в этом случае возникает не только у залогодателя, но и у залогодержателя. Можно, таким образом, сделать вывод, что залог, в отличие от права собственности, продолжает существовать и после гибели вещи, которая являлась его предметом.

Нормы ГК РФ vs закон об ипотеке

В п. 4 ст. 334 ГК РФ указано, что к залогу недвижимого имущества (ипотеке) применяются правила ГК РФ о вещных правах, а в части, не урегулированной указанными правилами и законом об ипотеке, – общие положения о залоге. Правила ГК РФ о вещных правах еще не приняты, а значит, в настоящий момент к залогу недвижимого имущества должны применяться нормы закона об ипотеке. При этом после реформирования ГК РФ изменения в данный закон внесены не были.

Поэтому появилось следующее противоречие. До 1 июля 2014 года ГК РФ определял, что в договоре залога должны быть указаны предмет залога, а также существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом (п. 1 ст. 339 ГК РФ в предыдущей редакции), то есть существовал жесткий стандарт описания обеспечения долга. Данное требование дословно совпадало с правилом ч. 1 ст. 9 закона об ипотеке.

Сегодня п. 1 ст. 339 ГК РФ содержит следующую норму: если в договоре залога имеется отсылка к другому договору, из которого возникло или возникнет в будущем обеспечиваемое обязательство, условия основного обязательства считаются согласованными.

Таким образом, остается неясным, можно ли, например, в договоре об ипотеке не указывать предмет залога, существо, размер и срок исполнения обязательства, обеспечиваемого залогом, а лишь сослаться на кредитный договор, из которого можно узнать все эти данные? С одной стороны, в самом ГК РФ прописано, что к залогу недвижимого имущества должны применяться нормы закона об ипотеке. Исходя из буквального толкования, а также правил о соотношении норм общих и специальных законов, следует, что применению подлежит норма специального закона, то есть закона об ипотеке. С другой стороны, данное правило противоречит замыслу поправок, центральными идеями которых были либерализация залоговых сделок, требований к содержанию договоров залога, режима последующего залога.

ПОЛЕЗНЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ

Ознакомиться с внесенными изменениями в ГК РФ можно в системе ГАРАНТ. Для этого откройте кодекс, затем на панели инструментов выберите «Изменения в документе», а в нем – «Обзор изменений документа».

По мнению Романа Бевзенко, изначально норма ч. 1 ст. 9 закона об ипотеке не задумывалась как специальная, а лишь повторила положения, уже содержащиеся в ГК РФ. Поскольку позже законодатель изменил общее регулирование, с которого и была скопирована специальная норма, то и применяться она теперь не должна. «Особенность реформы гражданского законодательства состоит в том, что сначала меняется сам ГК РФ, а затем в соответствие с ним будут приводиться нормы специального законодательства. Поэтому и возникло описанное выше противоречие. Однако не стоит забывать о существовании принципа устранения конфликта норм, согласно которому закон поздний сильнее закона раннего. Я считаю, что именно этот принцип и должен использоваться в данном случае, хотя регистрирующие органы вряд ли со мной согласятся», – комментирует Роман Бевзенко.

Залог будущей вещи

В предыдущей редакции ГК РФ было указано, что залогодателем вещи может быть ее собственник либо лицо, имеющее на нее право хозяйственного ведения (ст. 335 ГК РФ). Залог будущей вещи применялся лишь в отношении урожая. Теперь договором залога или федеральным законом может быть предусмотрен залог имущества, которое залогодатель приобретет в будущем (п. 2 ст. 336 ГК РФ). Например, если гражданин заказал за границей крупную партию товара, доставка которой займет несколько недель или даже месяцев, он может заложить это имущество банку еще до момента его получения. В этом случае полученный товар будет считаться обремененным залогом.

«Раньше суды считали, что если на момент подписания договора о залоге лицо не являлось собственником заложенной вещи, даже если речь шла о залоге будущего урожая, то такой договор должен признаваться недействительным. Мне кажется, что этот подход был очень поверхностным. К счастью, теперь заключить договор о залоге сможет и лицо, которое собственником не является», – рассказывает Роман Бевзенко.

По мнению адвоката Андрея Безрядова, такая конструкция призвана стимулировать финансирование крупных сделок, развивать долгосрочное планирование бизнеса. «Появление залога будущей вещи связано с необходимостью привлечения кредитного обеспечения при реализации масштабных проектов», – отмечает эксперт.

Добросовестный залогодержатель

Реформа ГК РФ решила вопрос защиты добросовестного залогодержателя. Еще в 2011 году Пленум ВАС РФ в своем Постановлении указал, что не может быть обращено взыскание на заложенное движимое имущество, возмездно приобретенное у залогодателя лицом, которое не знало и не должно было знать о том, что приобретаемое им имущество является предметом залога (п. 25 Постановления Пленума ВАС РФ от 17 февраля 2011 г. № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге»). В данной ситуации приобретатель вещи, находящейся в залоге, не признается залогодержателем.

При реформировании ГК РФ законодатель закрепил аналогичную норму в п. 2 ст. 335 ГК РФ. Если вещь передана в залог залогодержателю лицом, которое не являлось ее собственником или иным образом не было надлежаще управомочено распоряжаться имуществом, о чем залогодержатель не знал и не должен был знать (добросовестный залогодержатель), собственник заложенного имущества имеет права и несет обязанности залогодателя, предусмотренные действующим законодательством (п. 2 ст. 335 ГК РФ). Однако это правило не распространяется на переданную в залог вещь, которая до этого была утеряна или похищена, либо иным путем выбыла из владения помимо воли владельца.

Как подытожил Андрей Безрядов, после внесенных изменений ограничились права собственника, у которого помимо его воли возникли права залогодателя по отношению к имуществу, находящемуся у добросовестного залогодержателя.

Реестр уведомлений о залоге

Если существует принцип добросовестности залогодержателя, то у залогодержателя должна быть возможность «опубличить» залог, то есть сделать данные о залоге той или иной вещи открытыми. Для этого законодатель ввел реестр уведомлений о залоге. Реестр уведомлений о залоге движимого имущества находится в открытом доступе и ведется в порядке, установленном законодательством о нотариате (ст. 103.1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате). Поиск информации, содержащейся в реестре уведомлений о залоге, осуществляется по регистрационному номеру уведомления, идентификаторам объекта и данным залогодателя. Регистрация залога также происходит с использованием данного реестра.

В результате поправок можно говорить о двух видах регистрации залога. Первую из них можно условно назвать правоустанавливающей. При правоустанавливающей регистрации залог возникает с момента такой регистрации, то есть после внесения записи в реестр уведомлений о залоге. Правоустанавливающей регистрация является тогда, когда носит обязательный характер – например, при залоге недвижимости, исключительных прав, доли в обществе с ограниченной ответственностью и некоторых видов ценных бумаг (п. 1 ст. 339.1 ГК РФ).

Второй вид регистрации можно условно назвать правоподтверждающей (учетной). Она не является обязательной и лишь подтверждает право залога. При желании прибегнуть к правоподтверждающей регистрации залогодержателю придется обратиться к нотариусу, чтобы тот разместил уведомление о залоге в едином реестре уведомлений о залоге движимого имущества. Таким образом, при регистрации этого вида залог возникает до момента внесения записи в единый реестр.

Залог всего имущества

С 1 января 2015 года исчезнет необходимость описывать все имущество, находящееся в залоге у предпринимателей. Норма п. 2 ст. 339 ГК РФ дает возможность описывать предмет такого залога любым способом, позволяющим идентифицировать имущество в качестве предмета залога на момент обращения взыскания, в том числе путем указания на залог всего имущества залогодателя или определенной части его имущества либо на залог имущества определенных рода или вида. Например, договоре о залоге может содержать такую фразу: «Залогом является все имущество, принадлежащее залогодателю на праве собственности на момент заключения настоящего договора».

Очевидно, что данная конструкция снизит вероятность оспаривания залога со стороны недобросовестных должников. Между тем, у этой новеллы есть и недостатки. «При всей моей любви к кредиторам и нелюбви к должникам, которые не исполняют обязательства, мне кажется, что законодатель поторопился с закреплением данной нормы, – заявляет Роман Бевзенко. – Эта любопытная конструкция, которую можно условно назвать «тотальным залогом», опасна для обычных граждан. Например, вы покупаете в магазине кефир, даже не догадываясь, что весь товар в этом магазине заложен банку «Добрый». Теперь после покупки кефира вы не сможете его выпить, поскольку напиток будет являться предметом залога, а если все же выпьете, то совершите деликт, за что вам придется ответить по всей строгости закона».

Действительно, едва ли, отправляясь в магазин, покупатели будут каждый раз проверять, не находится ли товар данного продавца в залоге. Именно поэтому в зарубежной практике существует специальное изъятие из ответственности для потребителей, однако в ГК РФ такой нормы нет.

Не стоит путать залог всего имущества с залогом товаров в обороте. Залог товаров в обороте – это обеспечительная конструкция, которая устанавливает приоритет при удовлетворении требований кредитора (ст. 357 ГК РФ). Залог всего имущества не только дает залогодержателю приоритет перед другими кредиторами, но и обеспечивает любые долги, которые могут возникнуть между кредитором и должником.

Договор залога будущей вещи

АННОТАЦИЯ Правомерность заключения договора залога в отношении будущей вещи, то есть вещи, право собственности на которую не принадлежит залогодателю на момент заключения договора (она может еще не существовать вообще или принадлежать третьему лицу), признавалась со времен римского права. В наши дни обеспечительные сделки в отношении будущих вещей стали неотъемлемой частью законодательств и правоприменительной практики большинства развитых правопорядков. Не стала исключением и Россия, развивающийся экономический оборот которой также испытал потребность в договорных конструкциях, предметом которых является будущее имущество. В качестве примеров таких конструкций помимо договора залога могут быть приведены договоры купли-продажи и аренды. Тренд на вовлечение в оборот будущего имущества нашел свое отражение и в судебной практике, и в законодательстве, однако остался малоизученным с доктринальной точки зрения и в этой связи заслужил самостоятельного исследования. В своем работе автор поставил перед собой цель раскрыть некоторые аспекты, связанные с залогом будущих вещей, и тем самым хотя бы частично заполнить образовавшуюся в науке нишу. В ходе проведенного исследования автором были изучены взгляды на залог будущих вещей, имевшие место в римском праве и некоторых европейских правопорядках эпохи средневековья (Германия, Франция), а также подходы, существующие в ряде действующих зарубежных законодательствах (США, Англия, Германия, Голландия, Франция, Беларусь). Результаты исторического и сравнительно-правового исследования нашли свое место в первой главе работы. Во второй главе работы внимание автора сконцентрировано на российском праве, им проанализирована эволюция представлений о допустимости залога будущего имущества с дореволюционных времен до современного отечественного законодательства. В связи с тем, что возможность использования обеспечительных конструкций, связанных с будущими вещами, тесно переплетается с требованиями индивидуализации имущества, особое место в ходе исследования было уделено принципу спецификации. В общих чертах названный принцип сводится к тому, что предметом договора залога может выступать лишь индивидуализированное имущество, поскольку только на такое имущество может быть обращено взыскание. В связи с тем, что будущее имущество зачастую еще не существует, оно не всегда может быть описано в договоре залога достаточным для его индивидуализации способом, а потому принцип спецификации ограничивает возможность использования будущих вещей в обеспечительных целях. Сказанное относится не только к возможности залога определенных будущих вещей (в том числе и недвижимых) но и к таким обеспечительным конструкциям, как залог товаров в обороте, генеральная ипотека и универсальный залог. Указанные обеспечительные конструкции предусматривают залог вещей, определенных родовыми признаками, либо имущественной массы, и попали в сферу проведенного автором исследования в связи с тем, что помимо существующей имущественной сферы залогодателя распространяются также и на будущую имущественную сферу последнего. По результатам проведенного исследования могут автором были сформулированы следующие выводы: 1) Диспозитивный характер п. 2 ст. 341 ГК РФ и отсутствие в указанной норме прямого запрета на возникновение права залога с момента заключения договора залога будущей вещи (или в какой-либо иной момент времени, находящийся в промежутке между заключением этого договора и приобретением права собственности на вещь залогодателем) создают иллюзию того, что право залога может возникать ранее приобретения залогодателем права собственности на вещь. Такой подход является неверным, поскольку лицо не должно распоряжаться большим числом прав, чем есть у него самого, поэтому пока оно не приобретет достаточное для передачи вещи в залог право (право собственности, хозяйственного ведения или оперативного управления), не может возникнуть и сам залог. Именно такой подход отражен в большинстве исторических памятников, зарубежных правопорядках и международных актах рекомендательного характера. Таким образом, существующая законодательная формулировка п. 2 ст. 341 ГК РФ представляется неоправданно мягкой, вводящей стороны залоговых сделок в заблуждение, и в этой связи подлежащей корректировке. Допустимым следует признать только такой договор залога будущей вещи, при котором право залога возникает после ее создания или приобретения. 2) С точки зрения автора неоспоримой является потребность коммерческого оборота в столь хрупких обеспечительных конструкциях, как договор залога будущей вещи. В ряде случаев такой вывод продиктован самой структурой общественных отношений. В качестве наиболее распространенного примера может быть приведено автокредитование, поскольку банк выдаёт потребителю целевой кредит под залог того автомобиля, который последним ещё не приобретён. Он будет приобретён в будущем и именно на полученные в кредит денежные средства. Но гарантия получения обеспечения требуется банку именно в момент предоставления кредита. В уверенности банка в получении обеспечения заинтересован и потребитель, поскольку степень такой уверенности оказывает непосредственное влияние на заложенную в процентную ставку стоимость пользования деньгами. Конечно, в ряде случаев существует риск того, что вещь вообще не будет создана или неприобретена залогодателем. Однако подобный риск свойственен любому обязательству, поскольку любое обязательство в момент его возникновения имеет в виду действия, совершаемые в будущем, а равным образом будущие результаты таких действий. Договор залога будущей вещи является обязательственной сделкой, порождающей обязательство приобрести в будущем предмет обеспечения. Когда и если такой предмет будет приобретен в собственность залогодателем, тогда и у залогодержателя возникнет на него полноценное залоговое право. Из сказанного следует, что договор залога будущей вещи обладает значительным обеспечительным потенциалом. 3) В результате проведенного исследования автор пришел к выводу, что благодаря стремительному техническому прогрессу, компьютерным технологиям и интернету утратило свое значение деление регистрационных систем на вещные и личные, появилась возможность, обладая минимумом информации отслеживать и фиксировать фактически любые события, происходящие с любыми объектами гражданских прав. В этой связи законодатель стал стремиться упорядочить, сделать прозрачным и публичным не только оборот недвижимого имущества, но и оборот имущества движимого. Это устремление проявилось в частности в создании системы учета залогов движимого имущества в таких странах, как США, Англия, Франция и Россия. И даже с учетом того, что в отечественном праве такой учет носит на данный момент необязательный характер, подобные реестры являются огромным шагом по направлению к обеспечению любых заинтересованных лиц необходимыми им сведениями о сделках и имуществе. Что касается будущей недвижимости, то отсутствие в Законе об ипотеке регулирования, допускающего её залог, следует расценивать как отсутствующую пока синхронизацию между нормами ГК РФ и указанного закона. Подспорьем для введения в закон ипотеки будущих недвижимых вещей может стать и опыт Республики Беларусь, в которой такая ипотека прямо предусмотрена законом. В то же время Россия может пойти и по иному пути, вспомнив о небезызвестном истории цивилистики инструменте — предварительных регистрационных записях. Нашли свое отражение такие записи и в ряде действующих зарубежных законодательств. Именно предварительные записи позволят наиболее ярким образом отразить практическое значение допустимости залога будущей недвижимости, которое проявляется в наделении лица, внесшего такую запись, старшим залоговым правом по отношению к остальным залогодержателям. Именно в получении такого приоритета заинтересованы участники оборота, выгадывающие себе залог до создания или приобретения вещи. Сказанное относится и к упомянутой системе учета залогов движимого имущества, на сегодняшний день также не предусматривающей возможности внесения предварительных записей. 4) Изменения законодательного подхода к стандартам описания заложенного имущества, в частности попытка ввести в отечественное право конструкцию универсального залога (залога всего имущества предпринимателя), является, на наш взгляд, подтверждением все более и более ярко проявляющей себя в последнее время тенденции заимствования конструкций англо-саксонского права и внедрения их в российское законодательство. Однако параллельно существующие законодательные нормы, вводящие требования спецификации отдельных видов имущества, передаваемого в залог, а равным образом устанавливающие особенности возникновения на них права залога, свидетельствуют о том, что без должного уровня предварительной проработки и адаптации залогу всего имущества предпринимателя уготована судьба оставаться мертворожденной конструкцией. Подтверждением сказанному служит полное отсутствие арбитражной практики применения нормы абзаца 2 п. 2 ст. 339 ГК РФ, несмотря на то, что с момента вступления в силу последней прошло уже более полутора лет. Отметим, что требования индивидуализации, сохраняющие силу в отношении многих активов, таких как недвижимость, доли в уставном капитале, ценные бумаги, банковские счета, исключительные права, а также существующие требования публичности, призваны служить интересам должника. Кроме того, такой подход способствует тому, что большее количество активов остается доступным необеспеченным кредиторам, например работникам с их требованиями по зарплате. Представляется, что именно вопрос о доступности или недоступности необеспеченным кредиторам тех или иных активов следует признать ключевым в перечне вопросов, на которые должен дать ответ законодатель при принятии решения о дальнейшем смягчении требований индивидуализации и адаптации к российским условиям конструкции универсального залога. Исходя из сказанного, любые подобные законодательные действия надлежит расценивать как носящие прокредиторский характер и соответствующие интересам финансовых институтов, как лиц, чаще всего оказывающихся залоговыми кредиторами. Основные научные результаты выпускной квалификационной работы нашли свое отражение в следующих статьях: 1) Договор залога будущего недвижимого имущества; 2) Договор залога будущей движимой вещи; 3) Принцип спецификации предмета залога: международный обзор; 4) Универсальный залог в контексте принципа спецификации; 5) Универсальный залог в свете законодательства о защите конкуренции. Апробация основных научных результатов состоялась на следующих конференциях: «Социум и христианство», Минск, Беларусь, «30»-«31» января 2016; «Мониторинг правоприменения», Санкт-Петербург, «16» мая 2016.

Диссертации
Вуз: Санкт-Петербургский государственный университет (СПбГУ)
ID: 587d36905f1be77c40d5928c UUID: 4ad4f2a6-6326-4708-a327-58329c09d606 Язык: Русский Опубликовано: больше 3 лет назад Просмотры: 4499

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *