Законы иностранных государств

Федеральный закон от 3 ноября 2015 г. N 297-ФЗ «О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации»

  • Статья 1. Предмет регулирования настоящего Федерального закона
  • Статья 2. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе
  • Статья 3. Привилегии и иммунитеты, не затрагиваемые настоящим Федеральным законом
  • Статья 4. Принцип взаимности в вопросах применения юрисдикционных иммунитетов
  • Статья 5. Согласие иностранного государства на осуществление юрисдикции судом Российской Федерации
  • Статья 6. Отказ от судебного иммунитета
  • Статья 7. Неприменение судебного иммунитета в отношении споров, связанных с участием иностранного государства в гражданско-правовых сделках и (или) осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности
  • Статья 8. Неприменение судебного иммунитета в отношении трудовых споров
  • Статья 9. Неприменение судебного иммунитета в отношении споров, связанных с участием в юридических лицах или иных образованиях, не имеющих статуса юридического лица
  • Статья 10. Неприменение судебного иммунитета в отношении споров о правах на имущество
  • Статья 11. Неприменение судебного иммунитета в отношении споров о возмещении вреда
  • Статья 12. Неприменение судебного иммунитета в отношении споров, связанных с интеллектуальной собственностью
  • Статья 13. Неприменение судебного иммунитета в отношении споров, связанных с эксплуатацией судна
  • Статья 14. Иммунитет иностранного государства в отношении мер по обеспечению иска
  • Статья 15. Иммунитет иностранного государства в отношении исполнения решения суда
  • Статья 16. Имущество иностранного государства, пользующееся иммунитетом в отношении мер по обеспечению иска и иммунитетом в отношении исполнения решения суда
  • Статья 17. Судопроизводство по делам с участием иностранного государства
  • Статья 18. Вступление в силу настоящего Федерального закона

Федеральный закон от 3 ноября 2015 г. N 297-ФЗ
«О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации»

§ 2.3. Источники права об иммунитете и ФЗ РФ № 297-ФЗ «О юрисдикционных иммунитетах»

Нормы о государственном иммунитете, как справедливо замечено К. Шроером, представляют собой соединение обычного международного права, националвного права и в менвшей части права международных договоров.

Таким образом, по представлению автора, источники в данной области можно разделитв на между нар одно-правовые и националвные.

К международно-правовым источникам права об иммунитетах можно отнести Европейскую конвенцию о государственном иммунитете 1972 года и

Конвенцию ООН о иммунитете государств и их собственности 2004 года. Обе конвенции представляют собой ввіражение теории функционалвного иммунитета, ограничивая юрисдикционный иммунитет государства сферой сувереннвіх действий и имущества, предназначенного для сувереннвіх целей.

На националвном уровне отражение теории функционалвного иммунитета происходит по-разному в зависимости от системні права. Природа государственного иммунитета в странах континенталвного права отличается от законодателвного подхода, который бвіл предпринят в странах общего права. Bo- перввіх, право иммунитета иностранного государства в странах континенталвного права — это, в первую очереди, концепция международного публичного права, а не разработка отделвного государства. Во-вторвіх, странві континенталвного права применяют общие принцигы международного права, включая принцип государственного иммунитета в их националвнвіе системні по необходимости. Таким образом, почти все подходві в области права государственного иммунитета в странах континенталвного права основанві на судебной практике. Перввіе законні о государственном иммунитете бвіли принятві в США в 1976 году, и в Великобритании в 1978 году. Государства, принявшие подобнвіе актві позднее, исполвзовали ввішеуказаннвіе законні в качестве моделей. Например, законні о юрисдикционнвіх иммунитетах таких стран, как Сингапур (1979 г.), Канада (1982 г.), Австралия (1985 г.), Пакистан (1981 г.) и Южная Африка (1981 г.), бвіли сформулированы, по болвшей части, идентично Акту о государственном иммунитете Великобритании.

В Российской Федерации окончательный переход к доктрине функционального иммунитета ознаменовался принятием Закона о юрисдикционных иммунитетах № 297-ФЗ, который практически полностью копирует структуру Конвенции ООН, построенной следующим образом. В ч. 2 ст. 1 Закона закреплено общее правило, согласно которому «иностранное государство пользуется в отношении себя и своего имущества юрисдикционными иммунитетами». Дальнейшие положения представляют собой исключение из главного правила об иммунитете и могут быть классифицированы в соответствии с тремя видами иммунитета: судебным иммунитетом, иммунитетом в отношении мер по обеспечению иска и иммунитетом в отношении исполнения решения суда. Основным критерием, определяющим возможность государства воспользоваться защитой судебного иммунитета, является разграничение действий государства в качестве суверена (jure imperii) или в качестве субъекта экономической деятельности Gure gestions).

Закон содержит перечень исключений, представляющих собой конкретные категории дел, в ходе рассмотрения которых государство не может прибегнуть к использованию иммунитета (трудовые споры, споры о правах на имущество, споры о возмещении вреда, споры, связанные с интеллектуальной собственностью и т.д.). Иммунитет в отношении мер по обеспечению иска не предоставляется только в случае явно выраженного согласия государства или в том случае, если иностранное государство зарезервировало или иным образом обозначило имущество на случай удовлетворения требования, являющимся предметом спора. При аналогичных обстоятельствах возможен отказ от иммунитета в отношении исполнения решения суда. Однако, в дополнение, Закон об иммунитетах содержит исключение в отношении собственности, используемой в целях, не связанных с осуществлением властных полномочий. Также Законом об иммунитетах предусмотрен перечень имущества иностранного государства, которое всегда пользуется иммунитетом в отношении мер по обеспечению иска и исполнения решения: имущество дипломатических представительств, военное имущество, культурные ценности и архивы, имущество, являющееся частью экспозиций и выставок и имущество центрального банка.

Особенностью российского закона является закрепление принципа взаимности в отношении предоставления иммунитетов в ст. 4 Закона о

юрисдикционных иммунитетах, а также ст. 417.9 ГПК РФ и ст. 256.9 АПК РФ.

Необходимо отметить, что данный принцип в отношении иммунитетов не является новым для отечественного законодательства. В статье 435 ГПК РСФСР содержалась норма, согласно которой «в тех случаях, когда в иностранном государстве не обеспечивается Российскому государству и его имуществу такая же судебная неприкосновенность, какая обеспечивается иностранным государствам и их имуществу в РФ, Советом Министров РФ или иным управомоченным органом может быть предписано в отношении этого государства или его имущества применение ответных мер». Из новых ГПК РФ и АПК РФ 2002 года данная норма была изъята.

На современном этапе на законодательном уровне ещё до принятия Закона № 297-ФЗ «О юрисдикционных иммунитетах» предпринимались попытки ввести принцип взаимности в отношении иммунитета иностранных государств в т.н. законе Ротенберга. При этом предполагалось предоставить возможность российским судам производить аресты имущества иностранного государства в случае вынесения неправосудного решения иностранным судом и его исполнения в отношении имущества российских граждан за рубежом. Представляется, что закрепление в таком виде принципа взаимности противоречило бы принципу государственного суверенитета, в рамках которого каждое государство вправе осуществлять власть в пределах своей территории. Государство вправе не признавать на своей территории решения иностранных государств, но признавать их «неправосудными» и на этом только основании арестовывать имущество иностранного государство недопустимо, тем более, когда дело касается имущественных споров между участниками экономического оборота.

Закон о юрисдикционных иммунитетах и процессуальное законодательство предлагают иной механизм принципа взаимности.

Согласно ч. 1 ст. 4 Закона о юрисдикционных иммунитетах, «юрисдикционные иммунитеты иностранного государства и его имущества в объеме, предоставляемом в соответствии с настоящим Федеральным законом, могут быть ограничены на основе принципа взаимности, если будет установлено наличие ограничений, касающихся предоставления Российской Федерации и ее имуществу юрисдикционных иммунитетов в иностранном государстве, в отношении которого и имущества которого возник вопрос о юрисдикционных иммунитетах». В статьях 417.9 ГПК РФ и 256.9 АПК РФ указывается, что при рассмотрении иска суд по собственной инициативе или по ходатайству стороны может применить принцип взаимности, если в ходе разбирательства будет установлена разница в объеме юрисдикционных иммунитетов, предоставляемых иностранным государством Российской Федерации на своей территории и предоставляемых Российской Федерацией иностранному государству в пределах ее территории. Соотношение иммунитетов определяется судом на основании доказательств, представленных сторонами и заключений государственных органов.

Таким образом, новое законодательство ни в коем случае не наделяет российские суды правом арестовывать имущество иностранного государства в ответ на обращение взыскания на имущество Российской Федерации и её граждан на территории соответствующего иностранного государства. Такие действия возможны только в случае наличия судебного или арбитражного решения против иностранного государства, которое подлежит исполнению на территории Российской Федерации. Ст. 4 Закона о юрисдикционных иммунитетах предполагает применение принципа взаимности только в случае ограничения иммунитета. Однако при этом следует учитывать ч. З ст. 1 Закона об иммунитетах, где указано, что «положения настоящего Федерального закона подлежат применению, если Российская Федерация и иностранное государство не договорились об ином». Таким образом, определенным договором Российской

Федерации может быть предусмотрено положение о взаимности, где иностранному государству будет гарантироваться больший объем иммунитетов, чем это предусмотрено Законом. Положения о взаимности в отношении иммунитетов содержатся также в законодательстве Великобритании, Австралии, Сингапура и Канады также содержат схожие положения. Таким образом, ст. 4 российского Закона об иммунитетах не является новеллой среди законодательства иностранных государств, однако, предусматривает лишь ограничение иммунитета иностранного государства в то время, как вышеперечисленные законы предполагают возможность, как ограничения, так и расширения иммунитета. Ярким примером государства, законодательство которого позволяет ограничивать иммунитет на основе принципа взаимности, является Китайская Народная Республика. В целом Китай следует концепции абсолютного иммунитета, однако исходя из прагматических целей, периодически подписывает многосторонние международные договоры, которые требуют отказа от абсолютного иммунитета. Среди прочих, данным государством подписана Конвенция ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности, несмотря на то, что это противоречит его политике в сфере иммунитетов, однако ратификации до настоящего момента не последовало. В 2005 году в Китае был издан Закон о судебном иммунитете в отношении принудительных мер, касающихся имущества центральных банков. Ст. 3 данного Закона содержит схожее положение со ст. 4 российского Закона об иммунитетах, предполагающее ограничение иммунитета иностранного государства: «Если иностранное государство не предоставляет иммунитет имуществу центрального банка Китайской Народной Республики …

или предоставленный иммунитет предоставляет менвший уровенв защиты, предусмотренный данным Законом, в таком случае подлежит применению принцип взаимности».

Таким образом, российский закон об иммунитетах отражает концепцию ограниченного иммунитета, содержащуюся в международнвіх конвенциях и националвном законодателвстве стран, где такие законы приняты, при этом, обладая своими особенностями. Также следует отметитв, что нормы об особенностях участия иностранного государства в процессе предусмотрены законами об иммунитете Великобритании и США, тогда как в Российской Федерации законодатели пошел по иному пути, включив данные нормы в АПК РФ, ГПК РФ и в Закон № 229-ФЗ «Об исполнителвном производстве».

Подписан закон о юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и его имущества в России

Федеральный закон принят Государственной Думой 23 октября 2015 года и одобрен Советом Федерации 28 октября 2015 года.

Справка Государственно-правового управления

Федеральным законом регулируются отношения, связанные с применением Российской Федерацией юрисдикционных иммунитетов иностранного государства и его имущества.

Федеральный закон основан на концепции ограниченного юрисдикционного иммунитета иностранных государств, их органов и организаций, которая соответствует тенденции, сформировавшейся в законодательстве ряда иностранных государств и реализуемой на практике, в том числе в отношении Российской Федерации и её организаций. На этой концепции основана принятая Организацией Объединённых Наций 2 декабря 2004 года и подписанная Российской Федерацией 1 декабря 2006 года Конвенция о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности.

Федеральным законом устанавливается приоритет международного договора, определяется содержание используемых в нём понятий, в частности таких, как «юрисдикционные иммунитеты», «судебный иммунитет».

В соответствии с нормами международного права и с учётом законодательства и судебной практики иностранных государств Федеральным законом устанавливаются пределы юрисдикционного иммунитета иностранных государств и их имущества, определяются привилегии и иммунитеты, не затрагиваемые Федеральным законом. Предусматривается возможность отказа иностранного государства от юрисдикционного иммунитета, а также согласия иностранного государства на осуществление юрисдикции судом Российской Федерации.

В целях обеспечения баланса юрисдикционного иммунитета, предоставляемого иностранному государству в соответствии с законодательством Российской Федерации, и юрисдикционного иммунитета, предоставляемого Российской Федерации в данном иностранном государстве, Федеральным законом установлен принцип взаимности в вопросах применения юрисдикционных иммунитетов. Предусмотрена возможность ограничения судом Российской Федерации юрисдикционного иммунитета иностранного государства, если установлено, что в этом иностранном государстве Российской Федерации предоставляется юрисдикционный иммунитет в ограниченном объёме.

Иммунитет государства и его виды

См. также Федеральный закон от 03.11.2015 N 297-ФЗ «О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации»

Термин «иммунитет» происходит от латинских слов — прилагательного immunus (свободный от чего-либо, освобожденный) и существительного immunitas (освобождение от налогов, от службы и т.п.).

Само понятие «иммунитет государства» сложилось в международном праве сначала в качестве обычной нормы, а затем стало определяться судебной практикой, законодательством и международными договорами. Иммунитет иностранного государства, существующий в международных отношениях, отличается от иммунитета государства от предъявления к нему исков в его собственных судах. Установление последнего и определение его пределов входит исключительно в сферу компетенции государства и определяется только его законодательством и международными договорами, заключенными этим государством.

Иммунитет иностранного государства отличается от иммунитета международных организаций, хотя в их основе лежат одни и те же принципы.

В международной практике применяются:

    1. более узкое понятие «юрисдикционные иммунитеты» и
    2. более широкое понятие «иммунитет государства и его собственности»,

поскольку не всегда вопрос об иммунитете имущества государства возникает в связи с рассмотрением какого-либо иска в суде. Все эти иммунитеты связаны между собой, потому что их основа одна — суверенитет государства, который не позволяет применять в отношении государства какие-либо принудительные меры.

Юрисдикционные иммунитеты государств и их собственности получили общее признание в качестве одного из принципов обычного международного права. Под государством в Конвенции ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности понимается «государство и его различные органы управления; составные части федеральных государств», учреждения государств «либо другие образования в той мере, в какой они правомочны совершать и фактически совершают действия в осуществление суверенной власти государства».

Признание иммунитета государства не означает, что вообще нельзя рассматривать спор по сделке, заключенной с государством, или же что нельзя вообще предъявить иск о возмещении вреда к иностранному государству. Речь идет о том, что иск к государству теоретически надо предъявлять в судах этого государства. На практике иски по сделкам обычно рассматриваются в международных коммерческих арбитражных судах.

Следует подчеркнуть и другое: признание иммунитета ни в коей мере не должно состоять в освобождении государства от выполнения принятых им на себя обязательств или в освобождении государства от ответственности за неисполнение обязательств.

Иммунитет государства основывается на том, что оно обладает суверенитетом, что все государства равны. Это начало международного права выражено в следующем изречении: «Par in parem non nabet imperium» («Равный не имеет власти над равным»).

Виды иммунитета в теории и практике государств:

    • судебный;
    • от предварительного обеспечения иска;
    • от принудительного исполнения решения.

Ст. 2 Федерального закона от 03.11.2015 N 297-ФЗ «О юрисдикционных иммунитетах иностранного государства и имущества иностранного государства в Российской Федерации» определяет, что к юрисдикционным иммунитетам иностранного государства и его имущества относятся:

    1. судебный иммунитет,
    2. иммунитет в отношении мер по обеспечению иска и
    3. иммунитет в отношении исполнения решения суда.

Подробнее

Судебный иммунитет — обязанность суда Российской Федерации воздержаться от привлечения иностранного государства к участию в судебном процессе.

Иммунитет в отношении мер по обеспечению иска — обязанность суда Российской Федерации воздержаться от применения в отношении иностранного государства и имущества иностранного государства ареста и иных мер, обеспечивающих впоследствии рассмотрение спора и (или) исполнение решения суда.

Иммунитет в отношении исполнения решения суда — обязанность суда Российской Федерации или федерального органа исполнительной власти, осуществляющего функции по исполнению судебных актов, актов других органов и должностных лиц, воздержаться от обращения взыскания на имущество иностранного государства, принятия в отношении иностранного государства и его имущества иных мер в целях принудительного исполнения решения суда.

Ст. 4 указанного закона предусматривает принцип взаимности в части ограничения юрисдикицонного иммунитета. Так, российским судам (ВС РФ, федеральным судам общей юрисдикции, арбитражным судам) предоставлена возможность ограничивать юрисдикционный иммунитет иностранного государства в случае, если в этом иностранном государстве России предоставляется юрисдикционный иммунитет в ограниченном объеме. Давать заключения по вопросам предоставления юрисдикционных иммунитетов РФ в иностранном государстве будет МИД России.

Судебный иммунитет заключается в неподсудности одного государства судам другого государства (Par in parem non habet jurisdictionem — «Равный над равными не имеет юрисдикции»). Без согласия государства оно не может быть привлечено к суду другого государства. Причем не имеет значения, в связи с чем или по какому вопросу государство намереваются привлечь к суду.

Иммунитет от предварительного обеспечения иска состоит в следующем: нельзя в порядке предварительного обеспечения иска принимать без согласия государства какие-либо принудительные меры в отношении его имущества.

Под иммунитетом от принудительного исполнения решения понимается следующее: без согласия государства нельзя осуществить принудительное исполнение решения, вынесенного против государства.

Концепции иммунитета государства

В юридической доктрине обычно рассматриваются две концепции иммунитета государства:

  1. абсолютного иммунитета;
  2. ограниченного иммунитета.

Концепции иммунитета государства

Концепция абсолютного иммунитета исходит из того, что:

  1. иски к иностранному государству не могут рассматриваться без его согласия в судах другого государства;
  2. в порядке обеспечения иска имущество какого-либо государства не может быть подвергнуто принудительным мерам со стороны другого государства;
  3. недопустимо обращение мер принудительного исполнения на имущество государства без его согласия.

Согласно концепции функционального (ограниченного) иммунитета, иностранное государство, его органы, а также их собственность пользуются иммунитетом только тогда, когда государство осуществляет суверенные функции, т.е. действия jure imperii. Если же государство совершает действия коммерческого характера (заключение внешнеторговых сделок, концессионных и иных соглашений), т.е. действия jure gestionis, то оно не пользуется иммунитетом. Иными словами, представители концепции ограниченного иммунитета считают, что, когда государство ставит себя в положение частного лица, к нему могут предъявляться иски, а на его собственность распространяются принудительные меры.

Во второй половине XX в. концепция функционального иммунитета получила широкое распространение в законодательной, судебной и договорной практике различных стран. Это объясняется тем, что государство как таковое расширило сферу своего участия в экономической деятельности.

Особое значение в современных экономических отношениях приобрел вопрос об иммунитете для тех государств, которые проводят политику активного привлечения иностранных инвестиций. Инвесторы заинтересованы в том, чтобы государство, принимающее инвестиции, отказывалось от своего иммунитета в случае возникающих споров между инвестором и этим государством.

В результате сфера применения договорной и обычной международно-правовой норм, ограничивающих иммунитет иностранного государства, постепенно расширяется, о чем свидетельствует законодательная и судебная практика стран, придерживающихся концепции ограниченного иммунитета. В то же время сфера применения обычной международно-правовой нормы об абсолютном иммунитете государства постоянно сужается. Все чаще государства, придерживающиеся концепции абсолютного иммунитета, отказываются от него в отношении определенных категорий дел.

В тех странах, в которых не принято специальных законов об иммунитете, а также в государствах, не участвующих в международных соглашениях по этому вопросу, существенную роль продолжает играть судебная практика, хотя решения суда одной страны могут использоваться и во всяком случае учитываться при рассмотрении аналогичного дела в другой стране.

Пример

Характерный пример дает практика Франции. В этой связи следует остановиться на решении Парижского суда Большой инстанции от 16 июня 1993 г.

В связи с проведением в Центре искусства и культуры имени Жоржа Помпиду выставки картин Анри Матисса из Государственного Эрмитажа и Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина (ГМИИ) дочь коллекционера С.И. Щукина Ирина Щукина, а также некий И. Коновалов, утверждавший, что он является внуком другого известного собирателя западной живописи — И.А. Морозова, предъявили ряд исков к Российской Федерации, Государственному Эрмитажу, ГМИИ имени А.С. Пушкина и Центру Помпиду. Истцы требовали наложения предварительного ареста на картины и выплаты им возмещения в крупных суммах. Картины перешли в собственность государства на основании декретов о национализации 1918 г.

Решением суда в исках Щукиной и Коновалову было отказано со ссылкой на принцип судебного иммунитета государства и его собственности.

От имени российского государства в суде было заявлено, что акт о национализации представлял собой осуществление публичной власти государства и касался коллекции картин, принадлежащей его гражданам и находящейся на его территории. Кроме того, было обращено внимание суда на то, что иммунитетом от принудительных мер пользуется не только государство как таковое, но также два музея, осуществляющих хранение картин в рамках выполнения публично-правовых функций в области культуры, на что они были уполномочены Министерством культуры РФ.

Суд согласился с этими доводами и признал, что при отсутствии согласия государства на рассмотрение дела иски не могут быть предметом рассмотрения суда. На этом же основании суд отказал истцам в признании их требований об осуществлении мер принудительного характера в отношении картин.

При предъявлении возможных претензий к государству, в частности по трудовым отношениям и требованиям о возмещении ущерба в результате причинения вреда, прежде всего с чисто практической точки зрения следует различать два возможных случая:

  1. когда иск предъявляется к российскому государству как стороне в отношениях с иностранными юридическими и физическими лицами, т.е. когда речь идет о предъявлении претензий, исков за рубежом, а также наложении ареста на имущество российского государства, находящееся за границей. В этих случаях необходимо прежде всего решить вопрос, будет ли пользоваться российское государство в настоящее время за рубежом иммунитетом;
  2. в случае возникновения аналогичной ситуации в России необходимо решить вопрос, будет ли в России пользоваться иммунитетом иностранное государство и принадлежащее ему имущество.

В современных условиях, когда отсутствует универсальное международное соглашение в этой области, вопрос практически будет решаться на основе того, каким образом в судебной практике того или иного государства понимается действие обычно-правовой нормы об иммунитете или же какое законодательство в той или иной стране действует. При этом, что следует подчеркнуть особо, признание в одной стране абсолютного иммунитета за иностранными государствами не влечет за собой автоматического признания в судах другой страны иммунитета в отношении страны, законодательство и практика которой продолжают исходить из концепции абсолютного иммунитета.

Подробнее

Во многих государствах иммунитет российского государства и его собственности будет признаваться в ограниченных пределах. Такой вывод следует сделать на основе следующих данных: в ряде государств были приняты законы, ограничивающие иммунитет государства, — в США, Великобритании, Австралии, Аргентине, Канаде, Пакистане, Сингапуре, Южно-Африканской Республике. Как уже отмечалось выше, в Законе США 1976 г. был закреплен переход от позиции признания абсолютного иммунитета к позиции признания так называемого функционального иммунитета.

В Законе США 1976 г. было также установлено, к какому критерию должны прибегать американские суды, чтобы определить, какие действия являются публично-правовыми, а какие — частноправовыми. По этому вопросу суды в разных странах, в том числе и в США, выносили различные решения, часто противоречивые. В Законе США 1976 г. в качестве такого критерия избрана не цель, а характер, природа операции или отдельной сделки.

В ФРГ, Франции, Италии, Греции, Дании, Финляндии, Норвегии и других странах из концепции ограниченного иммунитета исходит судебная практика.

Ряд европейских стран — Австрия, Бельгия, Великобритания, ФРГ, Кипр, Люксембург, Нидерланды, Швейцария — заключили в 1972 г. Европейскую конвенцию об иммунитете государства, согласно которой иммунитет не признается как в случаях, исходящих из концепции абсолютного иммунитета (иностранное государство отказалось от иммунитета или же само предъявило иск); так и в случаях, когда спор возник в связи с коммерческой или иной аналогичной деятельностью иностранного государства на территории государства, где происходит судебное разбирательство. Генеральная ассамблея ООН приняла Конвенцию о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности, которая учитывает теорию ограниченного иммунитета.

Приведем текст ст. 10 Конвенции (Коммерческие сделки).

1. Если государство заключает коммерческую сделку с иностранными физическим или юридическим лицом и, в силу применимых норм международного частного права, разногласия относительно этой коммерческой сделки подлежат юрисдикции суда другого государства, это государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции при разбирательстве дела, возникшего из этой коммерческой сделки.

2. Пункт 1 не применяется:

a) в случае коммерческой сделки между государствами, или

b) если стороны коммерческой сделки явно договорились об ином.

3. Если государственное предприятие и другое образование, учрежденное государством, которое обладает независимой правосубъектностью и способно:

a) предъявлять иск или являться ответчиком по иску; и

b) приобретать имущество, иметь его в своей собственности или владении и распоряжаться им, включая имущество, которое это государство передает в его пользование или под его управление, участвует в разбирательстве, которое связано с коммерческой сделкой, заключенной этим образованием, то иммунитет от юрисдикции, которым пользуется это государство, не затрагивается.

c) «коммерческая сделка» означает:

i) любой коммерческий контракт или сделку о купле-продаже товаров или о предоставлении услуг;

ii) любой контракт о займе или иную сделку финансового характера, включая любое обязательство по гарантии или компенсацию в отношении любого такого займа или сделки;

iii) любой иной контракт или сделку коммерческого, промышленного, торгового или профессионального характера, за исключением трудовых договоров.

При определении того, является ли контракт или сделка коммерческой сделкой согласно ст. 10, следует прежде всего исходить из природы этого контракта или сделки, однако следует также учитывать их цель, если стороны контракта или сделки договорились об этом, или если, согласно практике государства суда, эта цель имеет отношение к определению некоммерческого характера этого контракта или сделки.

Российское законодательство, так же как и законодательство стран СНГ, как правило, исходит из классической концепции абсолютного иммунитета, традиционно признавая принцип иммунитета государства во всех случаях, независимо от характера действий государства и его органов.

В российском процессуальном законодательстве (ГПК РФ и АПК РФ) имеется существенное расхождение, касающееся принципа иммунитета. В п. 1 ст. 401 ГПК РФ предусмотрено следующее: «1. Предъявление в суде в Российской Федерации иска к иностранному государству, привлечение иностранного государства к участию в деле в качестве ответчика или третьего лица, наложение ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории РФ, и принятие по отношению к этому имуществу иных мер по обеспечению иска, обращение взыскания на это имущество в порядке исполнения решений суда допускаются только с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации или федеральным законом».

Таким образом, хотя в ГПК РФ и содержится отсылка к возможности иного решения вопроса (путем отсылки к федеральному закону), в целом ГПК РФ продолжает стоять на позициях абсолютного иммунитета. Иной подход проявлен в АПК РФ. В п. 1 ст. 251 «Судебный иммунитет» говорится, что обладает судебным иммунитетом по отношению к предъявленному к нему иску в арбитражном суде «иностранное государство, выступающее в качестве носителя власти». Из этого неизбежно должен следовать вывод о том, что если государство выступает не в качестве носителя власти, иными словами, осуществляет предпринимательскую, коммерческую деятельность, то тогда оно иммунитетом пользоваться не будет. Как отмечалось в комментариях к АПК РФ, ст. 251 содержит ограничительную формулировку в отношении судебного иммунитета иностранного государства. Иммунитет предоставляется лишь при выполнении публичных функций носителя государственной власти.

Статья 251. Судебный иммунитет международных организаций

Статья 251. Судебный иммунитет международных организаций

(в ред. Федерального закона от 29.12.2015 N 393-ФЗ)

1. Судебный иммунитет международных организаций определяется международным договором Российской Федерации, федеральным законом.

2. Отказ от судебного иммунитета должен быть произведен в порядке, предусмотренном правилами международной организации. В этом случае арбитражный суд рассматривает дело в порядке, установленном настоящим Кодексом.

Комментарий к статье 251
1. В арбитражные суды Российской Федерации могут передаваться экономические споры с участием сторон, обладающих особым международно — правовым статусом, определяемым как иммунитет от юрисдикции.
Иммунитетом в международном частном праве именуется система льгот, заключающаяся в определенном изъятии из-под действия национального законодательства и судопроизводства.
Как правило, иммунитетом обладают иностранные государства, межправительственные организации и международные юридические лица.
Принято считать, что природа иммунитетов государств и международных образований различна. Первые обладают иммунитетами в силу своего суверенного происхождения, в то время как вторые наделяются иммунитетом правовыми актами.
По этой причине различаются способы нормативного закрепления льгот и привилегий такого рода для государств и международных образований. Иммунитеты государств носят обычно — правовой характер и до сих пор не получили конвенционного закрепления на универсальном (всемирном) уровне. В то же время международно — правовой принцип наделения иммунитетом иностранного государства — один из наиболее уважаемых, получивших закрепление в двусторонних международно — правовых договорах или национальных законах.
Иммунитеты государств могут толковаться достаточно широко. Так, в свое время все торговые морские суда СССР объявлялись находящимися под судебным иммунитетом СССР.
В то же время следует отметить, что беспредельно широкое толкование иммунитетов сторон, участвующих в экономическом обороте, может нанести серьезный урон экономическому развитию, ибо участники этих отношений не будут равноправны. В связи с тем что во внешнеэкономических связях участвует большое количество субъектов, обладающих иммунитетами, во многих государствах возникла проблема ограничения международных иммунитетов.
Впервые проблема ограничения международных иммунитетов по отношению к иностранным государствам возникла при разрешении экономических споров в судебных органах.
Как уже отмечалось, иммунитеты государств — обычно — правовая норма. Международно — правовой обычай подлежит толкованию применяющими его национальными судами. Суды многих стран (США, Великобритании, ФРГ, Франции и т.д.) при разрешении коммерческих споров не признавали иммунитеты иностранного государства, если устанавливали, что оно участвовало во внешнеэкономической деятельности не для выполнения суверенной функции, а для получения прибыли.
Впоследствии ограничительная практика национальных судов послужила основой создания национальных законов об иммунитетах иностранного государства. В настоящее время эта проблема урегулирована европейскими региональными конвенциями. Разрабатывается и универсальная конвенция об ограничении иммунитетов в рамках ООН.
Статья 251 также содержит ограничительную формулировку в отношении судебного иммунитета иностранного государства. Иммунитет представляется лишь при выполнении публичных функций носителя государственной власти.
В такой ситуации арбитражным судам приходится выяснять природу отношений, в которые оказался вовлечен иностранный участник, имеющий иммунитет. Так, в арбитражный суд Российской Федерации был подан иск российского юридического лица к посольству иностранного государства, строящего небольшую гостиницу для приема гостей на российской территории. Посольство в ответ на иск заявило об иммунитете от юрисдикции. Тем не менее арбитражный суд первой инстанции посчитал возможным ограничить иммунитет иностранного государства, так как эксплуатация гостиницы может приносить прибыль и является коммерческой деятельностью. Арбитражный суд кассационной инстанции признал иммунитет иностранного государства, посчитав, что гостиница строится для выполнения суверенной функции — приема делегатов во время политических переговоров на территории Российской Федерации и не предназначается для целей извлечения прибыли.
2. В отличие от государств международным организациям и международным юридическим лицам иммунитеты предоставляются лишь на основе соответствующих записей об этих льготах в международных договорах — уставах и соглашениях о штаб — квартире международной структуры.
В международно — правовых договорах обычно выделяются иммунитеты от применения национального законодательства, от юрисдикции (административного вмешательства и судопроизводства), от обращения взысканий на собственность.
У судов возникают сложные вопросы в связи с иммунитетами международных организаций и международных юридических лиц. Дело в том, что в уставах этих образований, как правило, формируется лишь принцип предоставления иммунитета, в то время как его содержание раскрывается в соглашениях о штаб — квартире. На практике содержание иммунитетов международных организаций оказывается строго функциональным и связанным с целями и компетенцией этих образований. Такое прочтение иммунитетов международных органов расширительному толкованию не подлежит.
3. В некоторых ситуациях иностранные государства и международные органы могут сделать заявление об отказе от своего иммунитета как в целом, так и в части. Заявление об отказе от иммунитета может быть сделано, во-первых, при заключении внешнеэкономической сделки, во-вторых, при возникновении спора и решении вопроса о способе разрешения конфликта.
Согласно внутренним правилам международных организаций правом отказа от иммунитетов обладают высшие должностные лица международной организации, прежде всего ее генеральный секретарь (директор), который может передать это право согласно особой доверенности иным лицам.
Порядок отказа от государственного иммунитета определяется национальным законодательством. Очевидно, что полномочия на отказ от международных иммунитетов регулируются в том же порядке, что и полномочия на заключение международных договоров.
Конечно, возможна ситуация, когда арбитражный суд должен будет оценить конклюдентные действия иностранного участника спора, обладающего иммунитетом от судопроизводства. В этой ситуации могут оказаться полезными нормы Европейской конвенции 1972 г. об иммунитете государств, разработанной в рамках Совета Европы. В этом документе предусматривается, что сторона, обладающая иммунитетом, не может ссылаться в иностранных судах на процессуальные привилегии и льготы, если: а) выступает в качестве истца; б) заявлен встречный иск; в) ссылается на иммунитет от юрисдикции после принятия решения по существу вопроса.
Так, межправительственная организация со штаб — квартирой в Москве обратилась с иском к российскому юридическому лицу в арбитражный суд Российской Федерации. Российская фирма заявила встречный иск. В связи с тем что межправительственная организация сослалась на иммунитет от судопроизводства, арбитражный суд отказал в принятии встречного иска. Арбитражный суд вышестоящей инстанции признал такой отказ неправомерным в связи с тем, что после заявления исковых требований в арбитражный суд межправительственная организация утратила право на иммунитет от российского судопроизводства в данном конкретном споре.
Таким образом, в определенных случаях арбитражные суды Российской Федерации вправе рассматривать споры с участием сторон, обладающих международными иммунитетами, учитывая конкретные обстоятельства по каждому делу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *