Закон об арбитраже третейском разбирательстве

Третейское разбирательство: преимущества сторон

О роли и значении третейских судов в Узбекистане в интервью порталу Norma рассказал Фозилжон ОТАХОНОВ, председатель Международного коммерческого арбитражного (третейского) суда при ТПП.

— Фозилжон Хайдарович, какие преимущества получают стороны при передаче спора на рассмотрение третейских судов?

— В первую очередь, это возможность выбора самого третейского суда. Стороны не связаны с местом жительства гражданина, нахождения юридического лица или недвижимости и т.п. При этом не обязательно, что третейское разбирательство будет проходить по месту его нахождения. При необходимости спор может быть рассмотрен выездной сессией третейского суда в любом месте Узбекистана или на территории иностранного государства.

Далее — это возможность выбора конкретного третейского судьи (судей) из состава постоянно действующего третейского суда. Стороны вправе выбрать того судью, которому больше доверяют и компетенция которого лучше соответствует характеру возникшего спора.

Отмечу, что стороны вправе по согласованию с третейским судом выбрать не только место рассмотрения спора, но и время рассмотрения спора. Преимуществом также является скорость рассмотрения дела. Третейские суды не заинтересованы в преднамеренном затягивании процесса.

Важное преимущество — это закрытость (в хорошем понимании, исключающее внешнее давление и не нужную огласку!) разбирательства дела. Рассмотрение спора в третейском суде априори закрытое, что является дополнительной гарантией сохранению конфиденциальности и коммерческой тайне;

Стоит сказать и о реальной ответственности третейских судей. Не секрет, что третейские судьи получают за свою деятельность соответствующий гонорар, который напрямую зависит от количества дел, рассмотренных судьей, и качества их разрешения, а значит и от его репутации. Все это дает дополнительные гарантии беспристрастности судей;

Затраты на ведение дела в третейском суде, в конечном итоге, меньше по сравнению с государственными судами, и, как отмечают сами участники третейских разбирательства, третейские суды не располагает спорящих к коррупционным действиям, что, естественно, обеспечивает большее доверие предпринимателей к третейскому разбирательству.

В моем понимании основная задача третейского суда — способствовать достижению сторонами взаимовыгодных и приемлемых соглашений. Поэтому обстановка в третейских судах является непринужденной и демократичной. Важнее всего то, что третейский суд может помочь сохранить нормальные отношения между сторонами, особенно если спор возникает вследствие недоразумений, а не вследствие умышленного ущемления интересов сторон.

Правда, идя на разрешение спора в третейских судах, стороны соглашаются с добровольным и безоговорочным выполнением решения третейского суда, решение которого является окончательным и не может быть обжалованным в других судах.

Третейское разбирательство получило достаточно широкое распространение на территории Узбекистана, как альтернативная форма государственному судопроизводству.

В настоящее время органами юстиции взято на учетную регистрацию более 200 постоянно действующих третейских судов.

— В чем вы видите роль и значение третейских судов в осуществлении судебно-правовой реформы?

— Весьма значительна. Дело в том, что государственная судебная система не может расширяться до бесконечности, ее содержание затратно, требует подготовки высококвалифицированных кадров, решения вопросов управления и пр.

Рост числа хозяйствующих субъектов, соответственно и хозяйственных споров может негативно отразиться на деятельности компетентных судов, повышая их загруженность. В этой связи укрепление института третейского разбирательства будет способствовать существенным положительным сдвигам во многих отношениях, особенно в системе разрешения конфликтов, укрепления деловых отношений субъектов малого бизнеса и частного предпринимательства. В частности, в качестве одного из направлений последовательных реформ в сфере либерализации судебно-правовой системы, предусмотренных в концепции, развитие институтов третейского разбирательства является важным шагом в данной сфере, способствуя при этом повышению правового сознания и культуры населения.

Развитие системы третейского разбирательства позволяет разрешать часть дел в сфере гражданского оборота вне рамок правосудия, достигая того же самого юридического результата, снижая нагрузку на судебную систему.

Учитывая значимость института судопроизводства, еще в первые годы независимости глава нашего государства Ислам Каримов обратил внимание общественности на необходимость становления подлинно независимого суда, переходящего из карающего органа в орган, защищающий права и интересы простых людей. При этом широкое использование возможностей третейских судов в данном процессе было отмечено как одно из приоритетных направлений усовершенствования структуры суда. Идея руководителя страны, положившая начало постепенной либерализации судебно-правовой системы, не утратила свою актуальность и на сегодняшний день, что подтвердилось и в части дальнейшего реформирования судебно-правовой системы в его «Концепции дальнейшего углубления демократических реформ и формирования гражданского общества в стране», в которой проанализированы также вопросы дальнейшего углубления демократических рыночных реформ и либерализации экономики, реализация которых требует активизации деятельности третейского разбирательства.

Третейское судопроизводство в Российской Федерации: учебное пособие (А. Н. Балашов, 2008)

Глава 2. Классификация и виды третейских судов

На протяжении длительного времени в России существовали фактически всего лишь два третейских суда – МКАС и МАК, оба при ТПП СССР, а затем РФ. В этой связи необходимости в классификации отечественных третейских судов не возникало.

Происходящие в последнее время в нашей стране коренные преобразования в области политики и экономики обусловили возрождение института третейского судопроизводства, следствием чего стало появление большого и практически не поддающегося учету количества третейских судов. В настоящее время только в системе торгово-промышленных палат РФ функционируют от 60 до 80 ПДТС, корпус третейских судей в которых насчитывает более 1000 специалистов в области третейского судопроизводства. По результатам проводимой редакцией журнала «Третейский суд» (еще не завершенной) переписи, в РФ в настоящее время работают около 450 ПДТС, процесс создания которых все еще продолжается. В результате с большой остротой не только перед теоретиками-процессуалистами, но и перед практическими работниками третейских судов встал вопрос об их классификации.

Необходимость классификации обусловливается не только и не столько научными изысканиями и исследованиями в этом направлении. В первую очередь она вызвана возникающими на практике проблемами при решении вопросов о подведомственности какого-либо конкретного спорного правоотношения тому или иному третейскому суду и имеет крайне важное как научное, так и принципиальное прикладное значение, способствуя единообразному определению компетенции и сферы деятельности третейских судов, а также быстрому и правильному урегулированию спора.

Этому вопросу в отечественной процессуальной литературе уделялось определенное внимание. Рядом авторов (О.В. Бароновым, Е.А. Виноградовой, М.И. Клеандровым, А.В. Тимофеевым, Я.Ф. Фархтдиновым и др.) предпринимались попытки в указанном направлении. Однако в результате положение с классификацией третейских судов осложнилось тем, что разными учеными высказывались различные, нередко весьма противоречивые, предложения относительно критериев классификации лишь по отдельным частным признакам (например, по сроку действия третейских судов, по предметному составу разрешаемых споров, по способу заключения третейского соглашения и т. п.), а также зачастую без учета реального положения дел. Следствием этого явились как отсутствие стройной и целостной системы третейских судов и их общей классификации, так и терминологическая путаница.

В международной практике третейские суды подразделяют только по сроку действия (на третейские суды ad hoc, или разовые, создаваемые сторонами для разрешения одного конкретного спора, и ПДТС) и по сфере деятельности (на внутренние, для разрешения внутриэкономических споров, и внешние, для разрешения внешнеэкономических споров). Какой-либо иной общепринятой классификации не существует.

Однако отдельными авторами третейские суды ad hoc называются «изолированными», а ПДТС подразделяются на суды «широкой» и «специальной» компетенции.

Представляется, что с подобными новациями трудно согласиться, так как на протяжении последних десятилетий существует широко признанная терминология, официально употребляемая в научной и учебной литературе, ООН (Конвенция «О международной гражданской авиации», Чикаго, 7 декабря 1944 г.; Конвенция «О борьбе с дискриминацией в области образования», Париж, 14 декабря 1960 г. и др.), Президиумом ВАС РФ (Информационное письмо Президиума ВАС РФ № 29 от 16 февраля 1998 г.), а также другими авторитетными организациями, которой, несомненно, и следует неукоснительно придерживаться.

Принимая общепринятую в научном и международном сообществах терминологию за основу и подразделяя третейские суды на суды ad hoc и ПДТС, необходимо иметь в виду, что подобная градация представляется для России неполной и требующей определенного дополнения.

Обусловлено это тем, что Указом Президента РФ от 29 октября 1993 г. № 1792 «Об информационных гарантиях для участников избирательной кампании 1993 года» в нашей стране создавался Третейский информационный суд, рассмотревший за неполные два месяца своей деятельности более 150 жалоб и обращений, аналога которому нигде в мире до настоящего времени не было и нет. Идея подобного третейского суда высказывалась еще во времена правления Александра I министром юстиции Н.Н. Новосильцевым, предлагавшим «учредить особый суд по делам печати… споры в этом суде должны были решаться с помощью «посредников» (третейских судей. – Прим. авт.), выбираемых из списка, в который внесены государственные чиновники, имеющие необходимое уважение в обществе». Данный третейский суд, с одной стороны, являлся постоянно действующим, имеющим свой Регламент, рекомендуемый список судей и другие внешние атрибуты организации. Однако, с другой стороны, он был создан на заранее конкретно определенное время (на период предвыборной агитации и непосредственно выборов Президента РФ – ноябрь-декабрь 1993 г.) для разрешения наиболее сложных споров, вызванных тем, что различные субъекты избирательной кампании 1993 г. не соблюдали требований законодательства, предъявляемых к освещению этой кампании в средствах массовой информации. Кроме того, специфичным являлось и формирование списка третейских судей – они были назначены непосредственно Президентом РФ.

Конечно, его можно было бы и не учитывать при классификации третейских судов. Однако, несмотря на столь короткий срок существования, Указом Президента РФ от 31 декабря 1993 г. № 2335 «О судебной палате по информационным спорам при Президенте РФ» деятельность этого третейского суда признана конструктивной и предложено использовать полученный положительный опыт в урегулировании информационных споров и впредь. Аналогичные информационные третейские суды создавались в то же время и в субъектах РФ.

Так, постановлением Администрации Саратовской области от 16 мая 1994 г. № 196 «Об информационных гарантиях для участников избирательной кампании 1994 года по выборам в областную Думу» в целях обеспечения гарантий свободных демократических выборов был образован Третейский информационный суд, в состав которого вошли ведущие специалисты из числа профессорско-преподавательского состава саратовских вузов. В соответствии со ст. 1 Положения о Третейском информационном суде в Саратовской области (Приложение 2 к вышеназванному постановлению) «третейский информационный суд образуется с целью разрешения наиболее сложных споров, вызванных несоблюдением редакциями средств массовой информации, журналистами, ведущими, кандидатами, избирательными объединениями и избирательными комиссиями требований законодательства, предъявляемых к освещению избирательной кампании в средствах массовой информации».

В этой связи совершенно не исключается возможность создания в будущем аналогичных третейских судов.

Таким образом, на наш взгляд, по сроку действия третейские суды необходимо подразделять на следующие виды, ad hoc, постоянно действующие и ограниченного срока действия.

М. И. Клеандров совершенно обоснованно вводит в научный оборот деление третейских судов по их законодательному признанию на легитимные и нелегитимные. К последним он относит криминальные третейские суды и указывает, что речь идет не о «наездах» или «криминальных разборках» преступных группировок, а о случаях, когда спорящие стороны (легально хозяйствующие субъекты или добропорядочные граждане) предпочитают обращаться для урегулирования и разрешения конфликтов не в государственные юрисдикционные органы, а к криминальным авторитетам, проводящим разбирательство с выслушиванием сторон, опросом свидетелей, назначением экспертиз и т. п. Он пишет, что «третейские или судебные роли выполняются «ворами» как внутри «воровского» сообщества, так и вовне… В последние годы «воровское» третейство распространилось и среди, казалось бы, некриминализированных лиц, например, хозяйственников». Им отмечается также, что «не исключены образования криминальных третейских судов межгосударственного уровня». Необходимость выделения нелегитимных третейских судов в отдельную группу предопределена часто возникающими на практике даже в среде профессиональных юристов спорами относительно отграничения так называемых «бандитских» и «воровских» судов от нормативно признанных третейских судов и определения их места в системе негосударственных процедур урегулирования споров. На наш взгляд, в рамках настоящей работы достаточно лишь отметить сам факт существования и определить место нелегитимных третейских судов в общей классификации, не останавливаясь более подробно на их специфике и не проводя сравнительного анализа с судами легитимными.

На практике большинство ПДТС образуется волевыми распоряжениями руководителей организаций-учредителей и находится на их балансе. В качестве характерного примера можно привести Третейский суд при Министерстве обороны РФ, созданный приказом министра обороны РФ в 1997 г., и ему подобные. Но имеются и ПДТС, хотя формально и существующие при организации, но не только ей не учреждавшиеся, а созданные непосредственно государством, действующие на основании Закона РФ от 7 июля 1993 г. № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже». Такими третейскими судами являются МКАС и МАК при ТПП РФ, положения о которых являются составными частями (Приложения 1 и 2) указанного Закона.

В соответствии с требованиями Закона о третейских судах (п. 2 ст. 3) третейские суды образуются организациями – юридическими лицами или их объединениями и действуют при них. Третейские суды, являясь судами негосударственными, законодателем дистанцируются от органов государственной власти и местного самоуправления, не могут создаваться при них вне зависимости от того, какого уровня (федерального или субъекта Федерации) данный орган.

В нарушение указанного требования в г. Новороссийске Краснодарского края был создан третейский суд в следующей организационно-правовой форме: Государственное Унитарное Предприятие «Третейский суд г. Новороссийска»),

Каких-либо иных ограничений по процедуре организации институциональных третейских судов действующее отечественное законодательство не предусматривает. Таким образом, ПДТС в соответствии с действующим законодательством не могут создаваться и регистрироваться в качестве самостоятельного юридического лица. Однако в современной научной литературе, посвященной вопросам третейских судов и третейского судопроизводства, содержатся обоснованные мнения относительно возможности и целесообразности существования «третейских судов как негосударственных органов со статусом юридических лиц в форме некоммерческих организаций». На наш взгляд, данная точка зрения не только заслуживает право на существование, но и требует законодательного закрепления, так как только подобным образом (путем предоставления институциональным третейским судам статуса юридических лиц) может быть разрешено большое количество их проблем организационного характера. Кроме того, при подобном подходе третейский суд станет более независимым от стороннего влияния при осуществлении своей правозащитной функции.

Данный аспект также необходимо учитывать при разработке вопросов, связанных с классификацией третейских судов, и подразделять их по способу создания на: созданные организацией-учредителем в качестве своего структурного подразделения, самостоятельные юридические лица и созданные государством в качестве структурного подразделения организации. Хотя в настоящее время к последним и относятся всего два третейских суда (МКАС и МАК), но и они довольно существенно отличаются друг от друга, представляя различные подвиды одного класса. Дело в том, что МКАС может разрешать споры только в том случае, если одной из сторон конфликта является иностранная организация или организация с иностранным капиталом, независимо от предмета спора, а МАК – независимо от субъектного состава сторон, но только споры, отнесенные непосредственно к его компетенции. Таким образом, МКАС следует относить к внешним третейским судам общей юрисдикции, а МАК – к третейским судам специальной юрисдикции.

Как указывалось выше, ПДТС по сфере деятельности принято подразделять на внешние и внутренние. Внешние действуют на основании Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже» (например, МКАС при ТПП РФ). Внутренние в настоящее время действуют на основании Закона о третейских судах, и к ним относятся все ПДТС, разрешающие споры между российскими организациями (третейский суд при Союзе юристов; третейский суд при Ассоциации Банков России; третейский суд при ТПП г. Сочи и др.).

Однако и подобная классификация представляется не совсем полной и не соответствующей имеющимся реалиям. На наш взгляд, ее необходимо дополнить с учетом существующих и положительно себя зарекомендовавших межгосударственных (или международных) третейских судов, к которым, например, относятся: Международный суд ООН в г. Гааге; Суд Европейского союза в г. Люксембурге; Экономический суд СНГ в г. Минске и др. Они представляют собой абсолютно обособленную группу третейских судов, призванных урегулировать споры только из межгосударственных отношений, в связи с чем не могут быть отнесены ни к внутренним, ни к внешним третейским судам. Еще в 1990 г. председатель Комитета Верховного Совета СССР по вопросам законодательства, законности и правопорядка Ю.Х. Калмыков отмечал: «Как вы понимаете, они (споры) между республиками и Союзом не исключены, поэтому мы закрепили общее правило о том, что все эти споры должны рассматриваться в порядке третейского разбирательства…».

Специфика и структурирование межгосударственных и внешних ПДТС не являются предметом подробного исследования в рамках настоящей работы, и в дальнейшем речь будет вестись лишь о классификации внутренних третейских судов.

Законом о третейских судах какая-либо градация внутренних третейских судов по субъектному составу участников спорных правоотношений не предусматривается. Ранее действовавшее Временное положение регламентировало возможность разрешения спорных правоотношений ПДТС только между строго определенными субъектами. Так, из смысла ч. 1 ст. 1 этого нормативного акта следовало, что ПДТС могут разрешать споры только между юридическими лицами и гражданами-предпринимателями, исключая при этом физических лиц. В соответствии с нормами действовавшего до принятия Закона о третейских судах законодательства споры между физическими лицами вообще не могли быть предметом рассмотрения в ПДТС. Этим ограничением существенно нарушались конституционные права граждан и делалось для них трудноосуществимым обращение в негосударственные юрисдикционные органы для урегулирования конфликтных экономических ситуаций. Возможно, именно этим объясняется отмечаемое многими специалистами нежелание граждан обращаться в третейский суд для разрешения спорных правоотношений, а не их негативное отношение в целом к институту третейского судопроизводства либо отсутствие потребности в этом.

Восполняя отмеченный законодательный пробел, стороны экономического конфликта – физические лица вынуждены были брать за основу процедуры урегулирования спора регламент какого-либо ПДТС и на его административно-технической базе (списке рекомендуемых кандидатур третейских судей, помещении, оргтехнике и т. п.) создавать суд ad hoc. Кроме того, на практике многие третейские суды (третейские суды в аграрной сфере в Ростовской, Волгоградской, Нижегородской, Омской и ряде других областей) в силу своей специфики часто сталкивались с необходимостью урегулирования конфликтов, в которых одной из сторон являлись физические лица – не граждане-предприниматели. В этой связи они вынуждены были искать пути устранения данного законодательного пробела, самостоятельно разрабатывать и нормативно закреплять в положениях и регламентах подобную возможность.

С принятием Закона о третейских судах отмеченный нормативный пробел был устранен. В соответствии со ст. 2 этого Закона сторонами третейского судопроизводства могут быть организации – юридические лица, граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющие статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке, а также физические лица – граждане.

Указанные обстоятельства (существующая региональная практика и реальная перспектива законодательного закрепления на федеральном уровне) также необходимо учитывать, в связи с чем ПДТС следует классифицировать еще и по субъектному составу сторон спорных правоотношений на суды, разрешающие споры только между физическими лицами; суды, разрешающие споры между физическими и юридическими лицами; суды, разрешающие споры между юридическими лицами. На наш взгляд, такая классификация целесообразна, так как указанные группы ПДТС будут различно решать в своей повседневной деятельности вопросы, связанные с их взаимоотношениями с компетентными государственными судами (на стадии создания третейского суда; при принятии мер по обеспечению иска; при оспаривании решений; при получении исполнительных листов на принудительное исполнение решений и т. п.).

Наиболее разработанной в процессуальной литературе является классификация ПДТС по предметному составу разрешаемых ими споров. Однако и в данном вопросе нет единства и определенности.

Одни авторы подразделяют их на третейские суды общей юрисдикции, корпоративные третейские суды и специализированные третейские суды.

Третейскими судами общей юрисдикции они называют суды, созданные при организациях или объединениях, компетенция которых не ограничивается какими-либо определенными видами гражданско-правовых отношений и территориальной принадлежностью сторон правового конфликта. В этих третейских судах включение в договоры третейских оговорок не контролируется организацией-учредителем и она не оказывает влияния на хозяйственную деятельность истцов и ответчиков разрешаемого спора. К данному виду третейских судов авторы этой классификации относят, например, третейские суды при ТПП субъектов РФ.

Корпоративными третейскими судами, по их мнению, являются суды, образуемые для урегулирования экономических споров, ограниченных сферой или видом деятельности корпорации (банковская, страховая, оценочная) либо составом участников (например, только между фирмами – членами ассоциации). Организация-учредитель подобного третейского суда оказывает организационное, методическое, управленческое и т. п. воздействие на деятельность сторон разрешаемых правовых отношений. Целью создания подобных третейских судов является более квалифицированная защита прав участников корпоративных договорных отношений. Примером корпоративного третейского суда может служить Третейский суд при Ассоциации российских банков.

Специализированные третейские суды создаются исключительно для разрешения споров в какой-либо одной отрасли экономики, сфере жизнедеятельности и т. п. В качестве примера данного вида третейских судов авторами рассматриваемой классификации приводятся суды при ЮгАгроФонде (г. Ростов н/Д), целью и задачей деятельности которых является оказание содействия в проведении земельной реформы и защита интересов сельских жителей при получении земельных паев.

С подобной классификацией можно было бы и согласиться, однако, как нам представляется, она является логически незавершенной. Сами ее авторы, раскрывая содержание корпоративных третейских судов, указывают два их подвида: ограниченные сферой или видом деятельности корпорации и ограниченные составом участников. Однако в дальнейшем на этом внимание больше не акцентируется, какая-либо оценка указанных подвидов не предпринимается и в классификацию они не включаются.

Другие авторы применяют несколько иной подход и разграничивают ПДТС по «.. способу заключения соглашения о передаче споров на их рассмотрение…» на суды открытого и закрытого типа; третейские суды открытого типа, в свою очередь, подразделяют по объему компетенции – на суды общей и специальной компетенции.

По их мнению, к третейским судам открытого типа общей компетенции относятся третейские суды, разрешающие любые споры, которые могут быть предметом третейского разбирательства по действующему законодательству (например, третейские суды при ТПП). Третейские суды открытого типа специальной компетенции (например, Третейский суд в аграрной сфере Ростовской области и ряд аналогичных, сами названия которых указывают на их предметную подведомственность) вправе принимать к рассмотрению только споры, отнесенные учредителем к его компетенции. Третейские суды закрытого типа (например, Третейский суд Банковской ассоциации Татарстана) рассматривают споры только между заранее определенным кругом юридических лиц.

Критерий и структурные составляющие приведенной классификации не соответствуют друг другу. Указываемые ее авторами виды третейских судов не имеют фактически никакого отличия друг от друга по способу заключения сторонами соглашений о третейском суде. Кроме того, необходимо отметить, что градация третейских судов по способу заключения третейских соглашений является надуманной, так как законодательством (п. 1 ст. 7 Закона о третейских судах) он предусматривается исключительно в письменной форме.

Обе приведенные классификации (как по предметному составу разрешаемых споров, так и по способу заключения третейского соглашения) страдают определенной неполнотой, и их отличие друг от друга носит скорее терминологический, чем принципиальный характер.

Представляется, что классифицировать третейские суды следует по критерию предметного состава разрешаемых споров на суды общей юрисдикции (в которых разрешаются любые споры, отнесенные законодательством к компетенции третейских судов), специальной юрисдикции (разрешающие споры по каким-либо заранее определенным категориям дел) и корпоративные. Последние, в свою очередь, подразделять по субъектному составу сторон разрешаемых споров на корпоративные третейские суды открытого типа (в которых любые лица могут урегулировать споры с корпорацией – учредителем третейского суда по вопросам, связанным с ее деятельностью) и корпоративные третейские суды закрытого типа (в которых могут урегулироваться любые экономические споры только между членами корпорации – учредителя третейского суда).

К третейским судам общей юрисдикции следует отнести третейские суды при ТПП субъектов РФ и им подобные. Третейскими судами специальной юрисдикции являются, например, третейские суды в аграрной сфере при уже упоминавшемся ЮгАгроФонде, а также при ВолгАгроФонде (Волгоградская область), созданные для разрешения споров исключительно из земельных правоотношений. Типичным корпоративным третейским судом открытого типа может быть назван третейский суд при Ассоциации российских банков, разрешающий споры, вытекающие из банковской деятельности или связанные с ней, как самих банков, так и иных кредитных учреждений, клиентов банков, а также любых других предприятий и организаций. Корпоративным же третейским судом закрытого типа можно назвать третейский суд при Министерстве обороны РФ, разрешающий в соответствии с Регламентом спорные правоотношения только между организациями, входящими в состав названного министерства.

В результате схематично виды третейских судов могут быть представлены следующим образом (рис. 1).

Рис. 1. Виды третейских судов.

Данный Закон регулирует порядок образования и деятельности третейских судов и постоянно действующих арбитражных учреждений на территории РФ, а также арбитраж (третейское разбирательство).
Закон об арбитраже содержит несколько важных новелл. Прежде всего, устанавливается новый порядок создания постоянно действующих третейских судов, согласно которому третейские суды могут быть созданы только при некоммерческих организациях, с санкции Правительства Российской Федерации, выдаваемого, на основании рекомендации Совета по совершенствованию третейского разбирательства (статья 44 Закона об арбитраже).
Закон об арбитраже вводит новые понятия, такие как «администрирование арбитража», «прямое соглашение сторон» и др. Также закон существенно изменяет толкование некоторых устоявшихся терминов, в том числе «арбитр (третейский судья)», «арбитраж (третейское разбирательство)», «правила арбитража», «определение, форма и толкование арбитражного соглашения» (статья 2 Закона).
В связи с принятием Федерального закона «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации» внесены поправки в том числе в Закон РФ «О статусе судей в Российской Федерации», Закон РФ «О международном коммерческом арбитраже», Федеральный закон «Об акционерных обществах», Уголовно-процессуальный кодекс РФ, Арбитражный процессуальный кодекс РФ, Гражданский процессуальный кодекс РФ.
В ГПК РФ и АПК РФ определены правила в отношении споров, подведомственных судам (арбитражным судам), которые могут быть переданы на рассмотрение третейского суда при наличии действующего арбитражного соглашения между сторонами спора, и приведен закрытый перечень споров, которые не могут быть переданы на рассмотрение третейского суда, а также определен порядок производства по делам, связанным с выполнением судами, арбитражными судами функций содействия и контроля в отношении третейских судов.
Что касается изменений в ГПК РФ и АПК РФ, введенные Федеральным законом от 29.12.2015 № 409-ФЗ, то вкратце они сводятся к следующему: 1. определены правила в отношении споров, подведомственных судам (арбитражным судам), которые могут быть переданы на рассмотрение третейского суда при наличии действующего арбитражного соглашения между сторонами спора; 2. приведен закрытый перечень споров, которые не могут быть переданы на рассмотрение третейского суда часть 2 статьи 221 ГПК РФ, часть 6 статьи 9, часть 2 статьи 33 АПК РФ); установлено, что при определенных условиях третейским судом могут рассматриваться споры о защите прав акционеров акционерных обществ и участников обществ с ограниченной ответственностью (статья 2251 АПК РФ); 3. определен порядок производства по делам, связанным с выполнением судами, арбитражными судами функций содействия и контроля в отношении третейских судов; 4. предусмотрено право сторон третейского разбирательства договориться об изменении территориальной подсудности спора по заявлениям о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (часть 1 статьи 301, часть 2 статьи 418 ГПК РФ, часть 9 статьи 38, часть 4 статьи 230 АПК РФ) и возможность при оспаривании решений третейского суда возобновить третейское разбирательство и устранить основания для отмены арбитражного решения (часть 5 статьи 232 АПК РФ); 5. усилены контрольные функции государственных судов. Так, предусмотрено право сторон третейского разбирательства обратиться в арбитражный суд с заявлением об отмене постановления третейского суда о наличии у него компетенции (статья 4221 ГПК РФ, статья 235 АПК РФ). В то же время предусматривается и расширение содействия в отношении третейского суда арбитражным судом, например, при сборе доказательств (статья 631 ГПК РФ, статья 741 АПК РФ), формировании состава третейского суда (пункт 91 статьи 38, статья 2401 АПК РФ); 6. предусмотрена возможность для судьи, пребывающем в отставке, выступать в качестве третейского судьи (арбитра).
Признаны утратившими силу главы 7 (”Оспаривание решения третейского суда”) и 8 (”Исполнение решения третейского суда”) Федерального закона от 24.07.2002 N 102-ФЗ “О третейских судах в Российской Федерации”.

Посмотреть новость на региональном сайте Прокуратуры

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *