Зачет это сделка

Энциклопедия решений. Сделки, не выходящие за пределы обычной хозяйственной деятельности ООО

Сделки, не выходящие за пределы обычной хозяйственной деятельности ООО

Под сделками, не выходящими за пределы обычной хозяйственной деятельности общества с ограниченной ответственностью, понимаются любые сделки, которые приняты в деятельности соответствующего ООО либо иных хозяйствующих субъектов, осуществляющих аналогичные виды деятельности, независимо от того, совершались ли такие сделки таким обществом ранее, если такие сделки не приводят к прекращению деятельности ООО или изменению ее вида либо существенному изменению ее масштабов (п. 8 ст. 46 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», далее — Закон об ООО).

Сделки, не выходящие за пределы обычной хозяйственной деятельности ООО:

— не признаются крупными сделками вне зависимости от стоимости отчуждаемого или передаваемого имущества и не требует соответствующего согласия на их совершение (п. 1 ст. 46 Закона об ООО);

— при наличии заинтересованности лиц, определенных в законе, в совершении таких сделок не требуют согласия на их совершение при условии, что ООО неоднократно в течение длительного периода времени на схожих условиях совершаются аналогичные сделки, в совершении которых не имеется заинтересованности, в том числе сделки, совершаемые кредитными организациями в соответствии со ст. 5 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» (абз. второй п. 7 ст. 45 Закона об ООО).

До 01.01.2017 одобрение на совершение сделки с заинтересованностью не требовалось в случае, если условия сделки с заинтересованностью существенно не отличались от условий аналогичных сделок, совершенных между ООО и заинтересованным лицом в процессе осуществления обычной хозяйственной деятельности ООО, имевшей место до момента, когда заинтересованное лицо было признано таковым в соответствии с п. 1 ст. 45 Закона об ООО в ред. до 01.01.2017. Указанное исключение распространялось на сделки, в совершении которых имелась заинтересованность и которые были совершены с момента, когда заинтересованное лицо было признано таковым, до момента проведения следующего очередного общего собрания участников ООО (п. 4 ст. 45 Закона об ООО в ред. до 01.01.2017).

До 01.01.2017 в законодательстве отсутствовало определение сделки, не выходящей за пределы обычной хозяйственной деятельности*(1).

В судебной же практике, сложившейся до 01.01.2017, под обычной хозяйственной деятельностью понимаются любые операции, которые приняты в текущей деятельности соответствующего общества либо иных хозяйствующих субъектов, занимающихся аналогичным видом деятельности, сходных по размеру активов и объему оборота, независимо от того, совершались ли такие сделки данным обществом ранее. К сделкам, совершаемым в процессе обычной хозяйственной деятельности, судами могли причисляться сделки по приобретению обществом сырья и материалов, необходимых для осуществления производственно-хозяйственной деятельности, реализации готовой продукции, получению кредитов для оплаты текущих операций, например, на приобретение оптовых партий товаров для последующей реализации их путем розничной продажи (абз. третий и четвертый п. 6 постановления Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 N 28 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью», далее — Постановление N 28).

Также при определении сделок, совершаемых в процессе обычной хозяйственной деятельности, в судебной практике до 01.01.2017 учитывались следующие признаки таких сделок:

Не является основанием для квалификации сделки как совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности один только факт ее совершения в рамках вида деятельности, упомянутого в ЕГРЮЛ или уставе ООО как основного, либо наличие лицензии на право осуществления такого вида деятельности (абз. пятый п. 6 Постановления N 28).

— неоднократность совершения аналогичных сделок (см. например, постановление Четырнадцатого ААС от 21.04.2015 N 14АП-1481/15);

— цена сделки, которая должна быть сопоставима с рыночной ценой аналогичного товара (услуги) либо с ценой аналогичных сделок, заключенных обществом (см., например, постановление Четырнадцатого ААС от 19.02.2016 N 14АП-216/16).

______________________________

*(1) Данное определение введено в Закон об ООО Федеральным законом от 03.07.2016 N 343-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «Об акционерных обществах» и Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» в части регулирования крупных сделок и сделок, в совершении которых имеется заинтересованность».

Зачет: проблемы практического применения

Одним из наиболее распространенных способов прекращения обязательства является зачет.

Согласно ст. 410 Гражданского кодекса РФ обязательство прекращается полностью или в части зачетом встречного однородного требования, срок которого наступил либо срок которого не указан или определен моментом востребования.

Соответственно для действительности и возможности проведения сделки зачета необходимо одновременное выполнение трех условий:

    1. Предъявляемые к зачету требования должны быть однородными;
    2. Срок исполнения обязательств должен наступить или определен моментом востребования;
    3. Требования должны быть встречными, то есть кредитором по предъявляемому к зачету требованию должен быть должник по требованию, в отношении которого осуществляется зачет (исключение составляют случаи уступки права требования и поручительство, когда возможно предъявление к зачету обязательства, кредитором по которому является другое лицо).

К сожалению, стороны не всегда учитывают необходимость неукоснительного соблюдения вышеперечисленных условий, что в итоге ведет к признанию совершенного ими зачета недействительным. Так, например, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 03.09.96 N 779/96 отмечается, что не являются однородными требованиями требование о перечислении авансового платежа за полученные товары . по одному договору, и требование о взыскании пени за недопоставку . по другому.

В то же время судебная практика признала однородными требования, вытекающие из договоров поставки (оказания услуг) и требования, вытекающие из векселя, так как они оба являются денежными (п. 26 Постановлении Пленумов ВАС РФ и Верховного суда РФ от 04 декабря 2000 года N 33/14 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей»).

Спорным в этой связи является вопрос о том, являются ли однородными требования в случае, если валюта обязательств различается (неоднородна). Например, банк имеет требование к организации в отношении выданного ей кредита в иностранной валюте, а организация, в свою очередь, имеет требование к банку, вытекающее из его простых векселей, номинированных в рублях. Как представляется, в данном случае нет препятствий к зачету, так как и первое, и второе требования являются денежными. Спор может возникнуть только по поводу определения курса, по которому производится зачет. Указанное мнение подтверждается и судебной практикой. Так, например, в Постановлении Федерального арбитражного суда Московского округа от 16 марта 1999 года по делу N КГ-А40/264-99 отмечается, что доводы в кассационной жалобе о том, что зачет взаимных обязательств между сторонами был невозможен в силу их неоднородности — доллары США и рубли РФ — являются несостоятельными, поскольку судебная коллегия считает, что между сторонами по делу существовали денежные обязательства, зачет которых был обоснованно произведен ответчиком и судом в силу ст. ст. 317, 140 РФ в рублях, исходя из официального курса доллара по отношению к рублю на день проведения зачета.

При совершении сделки зачета следует также иметь в виду, что зачет нельзя проводить не только в тех случаях, когда нет одновременного соблюдения всех трех условий о зачете, но и в случаях, когда законом или договором не допускается зачет взаимных требований. Например, согласно ст. 411 Гражданского кодекса РФ не допускается зачет требований о взыскании алиментов.

Весьма актуальным является и вопрос о возможности проведения зачета в отношении должника, находящегося в стадии наблюдения (банкротства). С одной стороны, ни в одном Законе прямо не говорится о том, что подобный зачет невозможен, тем более, что при зачете собственно денежных расчетов не происходит и поэтому конкурсная масса должника не уменьшается. Однако, вместе с тем, в соответствии со ст. 95 Федерального закона от 8 января 1998 г. N 6-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» погашенными требованиями кредиторов считаются не только фактически удовлетворенные требования кредиторов, но и требования, по которым достигнуто соглашение об отступном или о новации обязательства, либо о прекращении обязательств иным образом. Следовательно, заявление о зачете встречного однородного требования представляет собой действие кредитора, направленное на погашение его требования должником, в отношении которого возбуждено дело о банкротстве, что противоречит ст. 57 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», согласно которой с момента вынесения арбитражным судом определения о принятии заявления о признании должника банкротом имущественные требования к должнику могут быть предъявлены только с соблюдением порядка предъявления требований к должнику, установленного Законом о несостоятельности. Кроме того, подобные действия, вне сомнения, нарушают установленную Законом очередность удовлетворения требования кредиторов (ст. 64 ГК РФ, ст. 106 Закона о несостоятельности). Таким образом, проведение зачета также не допускается в случае, если должник находится в стадии банкротства.

Указанное находит свое отражение и в судебной практике. Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 28.03.99 N 5951/99 отмечено, что так как в отношении банка возбуждено дело о банкротстве, то после даты возбуждения этого дела кредиторы истца (т.е. банка) не вправе получать от него какие-либо суммы (в том числе и путем зачета встречных однородных требований) без соблюдения порядка, установленного Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)».

Очень актуальным и до сих пор однозначно неразрешенным является вопрос о действительности сделки зачета в случае, если она была совершена в нарушение требований валютного законодательства РФ.

К сожалению, судебная практика весьма неоднозначна в этом вопросе и очень часто зачет признается несостоявшимся (недействительным) именно в связи с тем, что он совершен в нарушение требований валютного законодательства, ведь согласно п. 4 ст. 2 Закона РФ от 9 октября 1992 г. N 3615-1 «О валютном регулировании и валютном контроле» подобные сделки являются недействительными.

Однако, как представляется, такая позиция является несостоятельной.

Согласно преамбуле Закона о валютном регулировании он определяет принципы осуществления валютных операций в Российской Федерации, полномочия и функции органов валютного регулирования и валютного контроля, права и обязанности юридических и физических лиц в отношении владения, пользования и распоряжения валютными ценностями, ответственность за нарушение валютного законодательства. В соответствии с подп. «а» п. 7 ст. 1 Закона валютными являются операции, связанные с переходом права собственности и иных прав на валютные ценности, в том числе операции, связанные с использованием иностранной валюты в качестве средства платежа. Например, валютная операция, предусмотренная подпунктом «а» пункта 7 статьи 1 Закона о валютном регулировании, представляет собой сделку, непосредственным результатом которой является переход прав на валютные ценности к другому лицу. Между тем, при зачете не происходит никакого перехода права собственности на валютные ценности, так как денежные расчеты не осуществляются.

Кроме того, как разъяснил Высший Арбитражный Суд РФ, нарушение валютного законодательства, возможно допущенного при исполнении сделки зачета, не влечет недействительности сделки в целом и может быть лишь основанием для привлечения ответственной стороны к публично-правовой ответственности (например, штраф и т.д.) (п. 16 Информационного письма ВАС РФ N 52 от 31 мая 2000 года «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением законодательства о валютном регулировании и валютном контроле»). Следовательно, даже если предположить, что организацией было нарушено при проведении зачета валютное законодательство, это не влечет недействительности совершенного ею зачета. Соответственно, если сделка зачета не содержит оснований для признания ее ничтожности в силу норм Гражданского кодекса РФ, зачет следует считать состоявшимся.

Кроме того, Центральный банк РФ, являющийся основным органом валютного регулирования и валютного контроля на территории РФ, в своем Письме «Обобщение практики применения нормативных актов Банка России по вопросам валютного регулирования» («Вестник Банка России», N 31, 16 мая 2001 г.) специально к случаям проведения зачета разъяснил, что сам по себе зачет не предполагает осуществления расчетов и, соответственно, не является валютной операцией. Таким образом, при зачете встречного однородного требования по контракту между резидентом и нерезидентом не производится денежных расчетов и, следовательно, указанная операция не является предметом регулирования валютного законодательства и может осуществляться без ограничений в соответствии с нормами гражданского законодательства.

Очевидно, что указанное Разъяснение ЦБ РФ относится ко всем видам зачета, в том числе и в случае, если зачет происходит в иностранной валюте, так как и в этом случае не происходит собственно денежных расчетов.

В то же время при проведении зачета, если речь идет, в частности, о внешнеэкономическом контракте, в котором резидент выступает как продавец, происходит нарушение резидентом требований валютного законодательства в части обязательного зачисления валютной выручки на валютный счет в банке (п. 8 Указа Президента РФ от 14 июня 1992 г. N 629 «О частичном изменении порядка обязательной продажи части валютной выручки и взимания экспортных пошлин»). Однако подобное нарушение может повлечь лишь применение мер административной ответственности к нарушителю, но не признание сделки зачета ничтожной в силу норм гражданского законодательства.

Особо регулируется Гражданским кодексом РФ случаи зачета при уступке требования.

Основное правило заключается в том, что в случае уступки требования должник вправе зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору. При этом зачет производится, если требование возникло по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления об уступке требования, и срок требования наступил до его получения либо этот срок не указан или определен моментом востребования. Как указано в Постановлении Президиума ВАС РФ от 17.03.98 N 6173/97 при исполнении кредитных договоров должник вправе зачесть против требований нового кредитора свое встречное требование, возникшее из договора банковского счета, заключенного с первоначальным кредитором, поскольку в данном случае срок указанного встречного требования определен моментом востребования.

На практике большие трудности вызывает и вопрос о правовой природе взаимозачета, поскольку в законодательстве нет специальных норм, посвященных взаимозачетам. При этом стороны зачастую составляют протоколы (акты, соглашения) о взаимозачете, которые содержат нечеткие или просто юридически безграмотные формулировки.

Основной вопрос — является ли многосторонний взаимозачет сделкой?

Так, весьма широко распространено мнение (в том числе и в судебных инстанциях) о том, что подобный зачет не является сделкой, а лишь представляет собой один из способов организации взаимных расчетов между хозяйствующими субъектами. Так, например, по одному из дел апелляционная инстанция, отменяя решение суда первой инстанции, прекратила производство по делу, сославшись на то, что Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации не предусматривает возможности рассмотрения споров, связанных с признанием недействительными протоколов взаимозачетов (погашения долгов), и что протокол взаимозачетов не является сделкой (договором) (см. Постановление Президиума ВАС РФ 20.06.00 N 7222/99)

Однако, подобное утверждение неверно.

В соответствии со статьями 153 и 154 Гражданского кодекса Российской Федерации сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Сделки могут быть двух — или многосторонними (договоры) и односторонними. Согласно пункту 1 статьи 420 названного Кодекса договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей. Оспариваемый протокол о зачете взаимных долгов по своей правовой природе является многосторонней сделкой (договором), поскольку прекращает гражданские права и обязанности сторон, носит экономический характер. Поэтому в силу статьи 22 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации данный спор подлежит рассмотрению арбитражным судом. Именно такие выводы сделал Президиум Высшего арбитражного суда РФ в вышеуказанном деле, которые представляются совершенно обоснованными.

В заключение хотелось бы обратить внимание на порядок совершения зачета в процессе судебного разбирательства спора.

Судебная практика исходит из того, что зачет возможен и на стадии, когда спор уже рассматривается судом, однако он должен быть заявлен в особой форме: как встречный иск со всеми вытекающими отсюда последствиями (оплата госпошлины и т.д.). Одного заявления в данном случае (ст. 410 ГК РФ) является недостаточным, и в этом случае зачет судом не принимается.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *