Зачем философия юристу?

Содержание

Основные идеи русских философов права

Размещено на http://www.allbest.ru/

Философия права как наука имеет многовековую историю, глубокое осмысление которой происходит в процессе приобщения и изучения новых фактов, характеризующих ее развитие в различных исторических периодах и странах.

Актуальность избранной темы состоит в том, что философия права является основополагающей наукой в формировании мировоззрения юристов и правоведов, а также является великим подспорьем в деятельности по управлению государством.

Цель реферативного исследования — анализ и изучение основных идей русских философов. Для достижения поставленной цели необходимо решить ряд задач:

Методология исследования основывается на работах ведущих авторов в области русской философии права. Метод исследования — общенаучный.

1. Зарождение отечественной философии права

ь идея равноценности и равноправия народов, сформулированная митрополитом Илларионом в «Слове о законе и благодати»;

ь идея демократизации церкви и свободы совести как будущее основание принципа автономии личности;

ь идея справедливости как основания осуществления власти и отношений между сословиями.

В целом литературные памятники XI-XVI1 столетия можно охарактеризовать скорее как этические либо правовые, нежели как философско-правовые. Здесь следует вспомнить «Поучения» Владимира Мономаха, «Моление» Даниила Заточника, «Слова» Серапиона Владимирского, «Стоглав», «Домострой» и др.

Развитие философско-правовых идей российскими просветителями XVIII столетия. Существенный импульс в развитии отечественная философия права получила в эпоху Просвещения. С XVIII века философия права преподается в российских учебных заведениях как самостоятельная учебная дисциплина. В трудах профессиональных философов закладываются научные основы философии права, формируется ее понятийный аппарат.

К числу наиболее выдающихся профессоров права следует отнести Василия Третьякова, Якова Козельского, Семена Десницкого, Ивана Третьякова и др. Находящиеся во многом под влиянием идей европейских просветителей отечественные мыслители рассматривают проблемы происхождения права и власти, предмета философии права, разграничения «естественного права» и «позитивного закона».

В то же время отечественная философия права базировалась на иной, нежели европейская, мировозренческо — методологической парадигме. В противовес европейскому рационализму в силу особенностей русского менталитета идея естественного права имеет религиозно-экзистенциальный характер. Одной из версий религиозно-экзистенциального обоснования права выступает кордоцентризм («философия сердца»). Данное философское направление предполагает при анализе сущности человека, его мыслей, поступков не ограничиваться лишь сознательными психическими переживаниями, а видеть их глубочайшую первооснову — «сердце» как источник мыслей и познания.

1.1 Григорий Сковорода

Одним из сторонников кордоцентризма в отечественной философской мысли был странствующий философ Григорий Сковорода (1722-1794). Оригинальная концепция права у Г. Сковороды предполагает не рационалистическое, а религиозно-онтологическое обоснование естественного права, отражающее его внутреннюю духовную сущность. Исходные принципы правового мировоззрения — идея нравственной автономии личности и идея справедливости — у Сковороды находят обоснование в его концепции «сродного труда». «Сродность» рассматривается Сковородой как божественный закон, который в то же время является и законом для природы и человеческого общества. Если данный закон выполняется, то в мире устанавливается мир, а в индивидуальном плане — счастье. Следовательно, «сродный труд» — это выражение степени социальной справедливости, а право как механизм установления заложенной в «сродном труде» справедливости должно исходить от человека, выражать не столько внешнюю, сколько внутреннюю меру его свободы.

1.2 Памфил Юркевич

Дальнейшее развитие кордоцентризм получил в творчестве Памфила Юркевича (1827-1874), у которого «философия сердца» приобретает характер общефилософской концепции. В обосновании права П. Юркевич, как и Г. Сковорода, придерживался позиции интуитивизма, полагая, что мир, и прежде всего индивидуально-личностный мир, не доступен для разума.

Источником морального и правового законодательства, по мнению Юркевича, является не разум, а сердце, любовь, то есть свободно принятая система ценностей. «Глубина сердца» — это первоначальная основа человеческой души, которая позволяет человеку отличить справедливое от несправедливого, доброе от дурного. «При всякой встрече противоположных желаний и интересов, — отмечает Юркевич, — он должен обращаться к нравственным требованиям справедливости, которая укажет ему, где и когда его желания незаконны, где и когда они противоречат благу его ближнего и благу общему». Нравственно зрелый человек, по мнению Юркевича, руководствуется не только соображениями разума, но повинуется заповеди любви, которая внушает ему жертвовать своими личными выгодами для блага других, для блага общего. В справедливости и любви заключаются самые прочные условия для установления мира и братства между людьми. Юркевич выступал против обоснования права в рамках моральных систем эвдемонизма и утилитаризма, требующих полезности поступка в качестве критерия моральности.

Таким образом, «философия сердца» в классической отечественной философии права выступает как методологический фундамент морального обоснования права.

2. Либеральная идея в России

Дальнейшее развитие философско-правовой мысли в России (XIX — начало XX столетий) связано с распространением идей либерализма. Суть либерального мировоззрения состоит в выдвижении на первый план идеи абсолютного достоинства личности, ее прав и свобод, отстаивании приоритета нрава над политикой. В этот период усиливаются позитивистские взгляды на право, и акцент смещается с вопроса об обосновании права на вопрос о его функциях. право философия кордоцентризм юркевич

2.1 Константин Неволин

Первым отечественным профессором права, стоящим на либеральных позициях, был Константин Неволин. По оценке русского дореволюционного юриста И. Михайловского, К. Неволин, автор «Энциклопедии законоведения» (1839 г.), является основателем философии права в России. Во всяком законодательстве он различал две части: законы естественные и законы положительные. Первые образуют идею законодательства, вторые служат ее проявлением. Таким образом, он различал понятия «право» и «закон». Сходных взглядов придерживался Петр Редькин.

2.2 Петр Редькин

Философия права, согласно Редькину, является юридической дисциплиной, но не тождественна позитивной юриспруденции. Если содержание положительной юриспруденции составляет положительное (реальное, действительное) право, право, установленное в каком-либо государстве или обществе вообще в виде законодательного или обычного права, то философия права исследует первообраз права («естественное или природное, рациональное, т.е. мыслимое разумом человеческим, право, или идеальное право»). П. Редькин и К. Неволин были теми из немногих русских мыслителей, кто слушал лекции Гегеля в Берлинском университете и хорошо знал о состоянии европейской философии права в то время.

2.3 Борис Чичерин

Идеи охранительного либерализма и свободы личности получили развитие в творчестве Бориса Чичерина (1828-1904). Суть его философско-правового либерализма состоит в признании человека изначально свободным существом. При этом он выделял три уровня либерализма: уличный (своеволие), оппозиционный (недовольство властью) и охранительный (гармония свободы, власти и закона). Находясь под заметным влиянием идей Канта и Гегеля, свою общефилософскую позицию Чичерин называл универсализмом. Усиление позитивистских тенденций в философии второй половины XIX века привело, по мнению Чичерина, к упадку философии права, поэтому возрождение былой значимости этой научной дисциплины он видел в реконструкции метафизической философии права. Ее методологическую роль философ обосновывал тем, что она, во-первых, служит критерием согласования прав и обязанностей, которого не может дать практический опыт; во-вторых, позволяет уточнить исходные понятия правовой науки; в-третьих, объясняет природу и предназначение человека как субъекта и объекта правовых отношений. Основное содержание философии права, согласно Чичерину, составляет естественное право, как «система общих юридических норм, вытекающих из человеческого разума и долженствующих служить мерилом и руководством для положительного законодательства». Само право Чичерин понимал как внешнюю свободу, определяемую общим законом. В отличие от нравственности право есть начало принудительное. В вопросе соотношения права и нравственности Чичерин отстаивает принцип дополнительности, настаивая на самостоятельности каждого из этих начал. Своей философией права Чичерин внес существенный вклад в обновление и развитие юридических и философско-правовых исследований в России.

2.4 Богдан Кистяковский

Значительный вклад в развитие отечественной философии права внес Богдан Кистяковский (1868-1920), один из самых видных украинско-российских теоретиков либерализма. Свою философскую позицию Кистяковский определял как «научный идеализм», способный обеспечить социальные науки конкретной методологией и гносеологической основой. Оригинальный подход Б. Кистяковского к разрешению философско-методологических проблем можно определить как социокультурный. Он предполагает, с одной стороны, признание права в качестве наиболее значительного выразителя культуры, а с другой, — рассмотрение культуры как важнейшего способа реального бытия права. Поэтому исторически сформированный уровень правосознания и правовой культуры является определяющим фактором построения правового государства. К праву Б. Кистяковский подходил и как социолог, и как сторонник неокантианской философии ценностей. В первом случае, он рассматривал право как социальное явление, предмет причинности, средство контроля общества над индивидом. Во втором — как социальное воплощение надысторических ценностей, благодаря которым право занимает центральное место в сфере культуры. Поэтому общая теория права, полагал Кистяковский, должна основываться на общей философии культуры. В вопросе об определении права он занимал позицию методологического плюрализма. При этом признавал ценность различных философских и частнонаучных подходов к определению права, но считал их ограниченными и относительными.

2.5 Владимир Соловьев

Видное место в отечественной философии права занимает Владимир Соловьев (1853-1900). Религиозная философия Соловьева основана на идеях всеединства и «цельного знания». Этика и вся практическая философия Соловьева основывается на метафизической концепции человека как потенциально божественного создания, способного понять идею совершенства и самому способного к бесконечному самосовершенствованию и приближающегося к образу Божьему. Прогрессивное развитие морали, составляющее смысл исторического развития, заключается в развитии божественных черт человека, в реализации идеи Богочеловечества. Последнее, в свою очередь, зависит от степени зрелости человека, которая является результатом длительного воспитательного процесса. Развитие моральной автономии личности требует определенных условий, одним из которых выступает право как момент «объективной этики», обеспечивающей внешние условия («безопасность для всех») для развития «субъективной этики», внутреннего совершенствования человека. Идея права получает у него моральное обоснование. Право, по мнению Соловьева, занимает промежуточное положение между идеальным добром и злой действительностью. Путь к всеобщему благу лежит через принудительную организацию общественной жизни. Без права и государства нравственность остается благим и бессильным пожеланием, а право без нравственности потеряло бы свое безусловное основание и не отличалось бы от произвола.

«Нравственный принцип, — писал Соловьев, требует, чтобы люди свободно совершенствовались; но для этого необходимо существование общества; но общество не может существовать, если всякому желающему предоставляется право беспрепятственно убивать и грабить своих ближних; следовательно, принудительный закон, действительно не допускающий злую волю до таких крайних проявлений, разрушающих общество, есть необходимое условие нравственного совершенствования и, как такое, требуется самим нравственным началом, хотя и не есть его прямое выражение».

Право, в понимании Соловьева, это «принудительное требование реализации определенного минимального добра, или порядка, не допускающего известных проявлений зла». Право, следовательно, как минимум нравственности это такие нравственные требования, невыполнение которых угрожает безопасности общества. Концепция единства права и морали привела Соловьева к практическому выводу: закон, противоречащий нравственности, будет противоречить и сущности права, и, следовательно, должен быть отменен.

«Минимальным добром» он называл недопущение внешних проявлений злой воли, то есть охрану жизни и собственности. Но не только. Нормальное состояние предполагает еще и достойное существование человека, поэтому в требуемый правом минимум добра Соловьев включает требование обеспечения всем людям внешних условий для достойного существования и совершенствования. К таким условиям он относит:

ь обеспечение средств к существованию (пищу, одежду, жилище);

ь достойный физический отдых;

ь возможность пользоваться досугом для своего духовного совершенствования.

Совокупность этих условий составляет, по Соловьеву, формулу «права на достойное существование».

2.6 Павел Новгородцев

Соловьевская идея права на достойное существование получила развитие в учении о праве Павла Новгородцева (1866- 1924). Новгородцев проводил идею нравственного идеализма в философии права, считая, что основу естественного права составляет этика абсолютных ценностей. Придерживался позиции «возрождения естественного права» как нравственного критерия и идеала. По его мнению, право укоренено в глубинах духовной жизни. Духовные основы русской философии права виделись ему в следующих положениях:

· высший общественный идеал — внутреннее свободное единство всех людей;

· путь к идеалу лежит через свободное внутреннее обновление людей;

· право и государство — лишь вспомогательные ступени такого развития;

· право и государство должны черпать свой дух из высшей заповеди — закона любви;

· признание неразрешимости социальных противоречий в пределах земной жизни;

· невозможность абсолютной рационализации социальных отношений (разум и наука играют второстепенную роль в обществе);

· признание конечности существования человеческой цивилизации (эсхатологическая позиция).

По оценке Новгородцева, вся русская мысль пронизана стремлением к высшей, чем право и государство, истине — истине Бога, абсолютной правде. В этом проявляется национальное своеобразие русской философско-правовой идеи. Поиски же правды, характерные для русского характера, имеют пока не высшую истину, а лишь три заблуждения: эсхатологизм, анархию и государственный абсолютизм.

Право на достойное человеческое существование представляется им не только как нравственное право, но уже и как юридическое. Юридический характер этого права, по мнению Новгородцева, состоит в том, что здесь подразумевается «не положительное содержание человеческого идеала, а только отрицание тех условий, которые совершенно исключают возможность достойной человеческой жизни», то есть внешних стеснений для духа. Данное право не противоречит задаче и сущности права, поскольку осуществляется во имя охраны основных правовых ценностей — свободы и достоинства личности. Субъектом же права выступает личность, наделенная разумом и свободной волей в ее связях с обществом. Данное положение и составляет основной принцип его социальной философии.

2.7 Лев Петражицкий

Большой вклад в реабилитацию и защиту права внес современник Новгородцева Лев Петражицкий (1867-1931). Свою оригинальную трактовку феномена права сам автор называл «психологической», но по своей сути она является «феноменологической». Сущность права он видел в содержащемся в праве психическом переживании (эмоции), которое представлялось как субстанция юридического. Психическое и юридическое в праве соотносятся как иррационально-бессознательное и рационально-формальное. Интуитивное право несет в себе определенный информационный код — смысловую субстанцию права. Оно есть система предданных ценностных ориентации, типов переживаний определенной социальной группы. Право, считал Петражицкий, — это эмоциональное переживание и осмысление эмоций-мотиваций императивно-атрибутивного характера, где «императивность» — переживание своего долга перед другими, а «атрибутивность» — осознание своего права. Мораль же — одностороннее переживание, ограниченное императивным характером. Осознание своего права составляет основу правосознания, слабое развитие которого является недостатком русского менталитета. Процесс же право — формирования, по мнению Петражицкого, включает в себя эмоциональное переживание, осмысление эмоций-мотиваций и последующую формализацию (закрепление в законе) этих состояний.

Как и все видные русские философы права, Л. Петражицкий поддерживал идею «права на достойное существование», обосновывая ее с позиции прав или естественных притязаний индивидов. Несмотря на то, что в обосновании права Л. Петражицкий не обращается к религиозному сознанию, его трактовка социального идеала как «всеобщей любви» обнаруживает в его взглядах характерные для русского правового мировоззрения черты именно религиозного сознания.

Заключение

Русская философская мысль — органическая часть мировой философии и культуры. Она обращалась к тем же проблемам, что и западноевропейская, хотя подход к ним, способы их осмысления носили глубоко национальный характер. Известный историк русской философской мысли В.В.Зеньковский отмечал, что философия нашла свои пути в России — «не чуждаясь Запада, даже учась у него постоянно и прилежно, но все же живя своими вдохновениями, своими проблемами…» .

Несмотря на то, что русская философская мысль представлена самыми различными направлениями, ориентациями и школами, в ней при решении философских проблем доминировали творчески деятельностный характер, яркая выраженная моральная установка, постоянная обращенность к историческим судьбам России. Без усвоения отечественной философии нельзя понять историю и душу русского народа, осмыслить место и роль России в мировой цивилизации.

Список литературы

1. Чичерин Б. Н. Философия права. — М.; 1990.

2. Соловьев В. С. Соч. в 2 т. Т. 1. — М.: 1990.

3. Алексеев С.С. Философия права. — М.: 1997 Философия права: Учебник. Под редакцией О.Г. Данильяна. — М.: 2005

4. Русская философия второй половины XVIII века. Хрестоматия. — Свердловск: 1990.

5. Евлампиев И.И. История русской философии. М., 2002

6. Зеньковский В.В. История русской философии. в 2-х томах. Т. 1 — Ростов-на-Дону, 2004

Размещено на Allbest.ru

§ 1. Общая характеристика юридической науки и ее связь с другими социальными науками

Юридическая наука является одной из наук об обществе, которые, в свою очередь, составляют часть науки вообще. Наука — это система достоверных (истинных), основанных на доказательствах, непрерывно восполняющихся знаний о природе, технике, обществе и человеке, его сознании и деятельности.

Наиболее общие знания обо всем дает философия. Однако для того чтобы решать конкретные задачи в повседневной всеусложняющейся жизни и деятельности, человечеству недостаточно иметь лишь философские знания. Необходим более конкретный научный подход к той или иной сфере. Изначально в научном познании было три основных объекта: природа, человек, общество в самом общем, философском их восприятии, с божественным оттенком в интерпретации тех проблем, которые не были постигнуты разумом.

Неизбежное развитие общества, его всевозрастающие разнообразные потребности, удовлетворяющиеся усилиями человеческой деятельности, накопление положительного опыта в этом деле породили тенденцию совершенствования человека и общества, которая все больше и больше овладевала умами людей, формируя убежденность в возрастании силы достоверных знаний.

На современном этапе цивилизации наряду с философией вычленяются три группы наук: естественные, технические, общественные.

Философия познает наиболее общие закономерности мира в целом, разрабатывает методологию его познания. По словам Г. Гегеля, философия являет собой схваченную в мыслях эпоху. Естественные науки (биология, химия, физика, геология и др.) исследуют предметы, явления, процессы, происходящие в природе. Технические науки изучают технику и технологию как явления, созданные людьми, относящиеся к социуму, которым присущи не только социальные, но и естественные закономерности. Общественные науки познают общество в целом, его возникновение и развитие, а также его отдельные явления (экономику, мораль, религию, право, государство и др.) и происходящие в них процессы. Общество изучается многими науками, число которых по мере усложнения общества неуклонно растет. Оно изучается множеством экономических, социологических, юридических, политических и иных наук.

Юридическая наука (юриспруденция, правоведение) — от лат. juridicus — судебный, правовой, относящийся к правоведению. Правовая наука — система всеобъемлющих, непрерывно восполняющихся истинных знаний (понятий, категорий, дефиниций, доказательств) о праве в целом, его сущности, закономерностях возникновения и движения, о всех его сторонах, проявлениях, качествах, признаках, свойствах, функциях, его роли и значении в жизнедеятельности людей.

Юриспруденция как наука, как система достоверных знаний о праве возникла в Древнем Риме на основе использования римскими правоведами достижений древнегреческой философии и богатой древнеримской судебной практики при богатейших возможностях сформировавшегося латинского языка, его точных терминов. Поэтому юридическая терминология и является преимущественно латин- ской.

Юриспруденцию древнеримский ученый-юрист Уль- пиан определял как познание божественных и человеческих дел, знание справедливого и несправедливого.

Как и всякая наука, юриспруденция состоит из теорий. Теория — слово греческое, означающее наблюдение, исследование, в результате которого и образуется система обособленных знаний в какой-либо области. Теории состоят из понятий и категорий. Понятие — это логическое обобщение исследуемых конкретных фактов, объектов, предметов, например понятие «плод», «дерево», «лес», «человек». Наиболее важные понятия именуются категориями (право, закон, законность и многие другие). Теории вырабатываются на различных уровнях познания истины. На начальной стадии формирования теории обычно ее именуют концепцией (общим замыслом), на более обстоятельном уровне — доктриной, при ее возрастании — конструкцией, учением, объединяющим уже несколько теорий, а наиболее важные научные направления, являющиеся результатом усилий многих исследователей, — школами. Иногда же термины «концепция», «доктрина», «учение» употребляются как однозначные понятия — теории.

Юриспруденция по мере развития науки о праве и самого права, общества в целом дифференцировалась во множество отпочковавшихся самостоятельных правовых наук.

Все юридические науки можно подразделить на: ?

общетеоретические (общая теория права, теория государства и права, социология права, философия права, энциклопедия права); ?

исторические (история политических и правовых учений, история государства и права); ?

отраслевые (конституционное право, административное право, финансовое право, гражданское право, трудовое право и др.); ?

прикладные (криминалистика, судебная статистика, судебная медицина, судебная психиатрия; некоторые авторы именуют их комплексными юридическими науками); ?

международные (международное публичное право, международное частное право).

Место правоведения в системе общественных наук определяется значением исследуемого им объекта, т. е. права, его соотношением с другими социальными явлениями (государством, политикой, экономикой, прочими явлениями, изучаемыми соответствующими общественными науками), важностью результатов исследований этих наук для углубленного познания права юридической наукой. Право в системе социальных явлений занимает особое место как верховенствующий регулятор поведения людей — носителей общественных отношений. В связи с этим в праве неизбежно отражаются, интегрируются устои всех регулируемых им общественных отношений (политических, экономических, нравственных, религиозных, семейных и иных), становясь своего рода их служанкой и в то же время как бы зеркалом, отражающим и аккумулирующим в себе их принципы.

Юридическая наука, исследуя право как феномен инте- гративный, отражающий сущность и закономерности упорядочиваемых им явлений, неразрывно связана с науками, изучающими эти явления. Особенно ощутима связь юридической науки с философией, формулирующей общие закономерности природы, общества и человека, а также экономической и политической науками, познающими объективные законы в этих весьма значимых сферах жизни и деятельности людей.

Философские научные законы и категории важны для юриспруденции как отправные положения, преломляющиеся в праве в русле соотношения общего с отдельным. Одним из конкретных проявлений этого соотношения является отпочкование в правоведении науки философии права.

Экономические науки вооружают юриспруденцию знанием экономических законов, механизм действия которых в итоге обусловливает функционирование правовых закономерностей. Здесь конкретным проявлением воздействия является отпочкование науки экономического (хозяйственного) права.

Для правоведения также значимы науки, изучающие закономерности поведения человека, характер этого поведения, в частности психические переживания, воздействующие на формирование права и его реализацию. В связи с этим не случайно в юриспруденции возникла психологическая школа права, а психология как наука вторгается в правоведение еще и в качестве прикладных юридических дисциплин (судебная психология, судебная психиатрия).

Изменения в поведении людей непосредственно предопределяются их мнением, складывающимся под воздействием конкретных условий, исследуемых социологией. Она также вторгается в правоведение как своими общими научными выводами, так и сформировавшейся конкретной юридической наукой — социологией права.

Закономерности политической сферы важны для правоведения потому, что они, с одной стороны, включаются в право, как и другие регулируемые им явления, а с другой стороны, объективные законы права, его принципы диктуют политической власти соответствующую ориентацию в процессе ее осуществления. Органическая связь государственной власти и права обусловила появление в юриспруденции науки общей теории государства и права, а субъективная потребность исследования специфики политической жизни — обособленной науки политологии.

Юриспруденция связана и с другими общественными науками, объектами которых являются отношения, регулируемые правом. В свою очередь, значимые для правоведения науки сами нуждаются в юридических знаниях, поскольку они не могут игнорировать то реальное, что привносит право, упорядочивая соответствующие явления и процессы, изучаемые этими науками.

Зачем юристу философия?

Интервью с доцентом кафедры теории и истории права Михаилом Антоновым

— Михаил Валерьевич, какие курсы Вы читаете в ГУ-ВШЭ?
— Теория права и государства, история политико-правовых учений, история политической мысли России, философия права. Один из ключевых вопросов в каждой из этих дисциплин – вопрос о природе, сущности права, механизме его действия. История правовой мысли России и зарубежья дает материал для рассуждений – концепции ведущих мыслителей, которые до нас ставили этот вопрос и по-разному пытались на него ответить. И уже на этой основе в теории и философии права данный вопрос изучается в ракурсе современного права.

— Настолько будущему юристу нужна философия и история политической мысли, может ли он обойтись без этих знаний?
— Сегодня на этот предмет ведутся оживленные дискуссии, в ряде учебных заведений преподавание данных «мировоззренческих» дисциплин сильно сокращено. Но я думаю, что это неправильно. Для юриста, пожалуй, больше чем для представителей большинства других профессий, важна широта мировоззрения. Хороший юрист – а я говорю не о рядовом клерке, выполняющем техническую работу, а об успешном, высококвалифицированном специалисте – всегда должен быть готов решать нестандартные, нетривиальные задачи. Найти выход в сложной договорной схеме, истолковать туманный и неясный текст правовой нормы, сформировать стратегию в запутанном судебном деле – все это требует широкого взгляда на вещи. В том числе и понимания того, как действует право, что оно из себя представляет, где начинается и где кончается.
— Мне казалось, большая часть юридических вопросов решается либо в действующих законах, либо в юридической практике? То есть юристу скорее нужно знать, где найти ответ, чем пытаться формулировать его самостоятельно.
— Даже для того, чтобы найти ответ в информационно-справочной базе, юристу нужно, по меньшей мере, правильно поставить вопрос, обозначить сущность, природу проблемы, понять, а разрешим ли этот вопрос по действующему законодательству, либо ответ нужно искать в уставах, в договорах, в локальных трудовых документах. Но дело даже не в этом. Современное российское законодательство очень несовершенно во многих отраслях права. Прежде всего, в тех, которые развились только в постсоветскую эпоху: налоговое, таможенное, корпоративное, договорное право и многие другие. Они были созданы практически на пустом месте, поскольку советская система права в них почти не нуждалась. Вернее, они были более или менее искусно слеплены из разнородных институтов, заимствованных из европейского и американского права. Законодательное регулирование в них очень запутано, на многие вопросы ответ приходится искать по аналогии, додумывать, иногда создавать самостоятельно и отстаивать такие ответы в судебных тяжбах. Очень часты ситуации, когда на практике существуют два и более ответа, которые одинаково поддерживаются судьями и чиновниками. Здесь нужно определенное воспитание мысли, способность ориентироваться в сложных интеллектуальных схемах – философия и теория права в этом плане очень многое могут дать студенту, будущему юристу. Как практикующий юрист – а я несколько лет работаю ведущим юристом в аудиторской компании, до этого работал в прокуратуре, в юридических фирмах, на предприятиях – я в этом уверен.
— Как Вы сказали, все же существует определенное негативное отношение к теории права в преподавании и в правовой науке. С чем такое отношение связано?
— Как в любой отрасли знания, существуют и хорошие, и плохие теории. Или, говоря точнее, адекватные и неадекватные теории. Я во многом согласен с представителями отраслевых дисциплин, которые критикуют современную российскую теорию права за ее слабость, оторванность от практики и от научных достижений мировой правовой мысли. Сейчас в нашем юридическом образовании доминируют та теория, которая сложилась еще в советское время – этатистский позитивизм, который исходит из того, что право – это приказ суверена, созданная государством совокупность норм. Задача юриста – классифицировать и применять такие нормы. Популярность такой теории в Советской России понятна – по идеологическим причинам ни судья, ни адвокат, ни прокурор не могли и помыслить выйти за рамки государственно-партийных предписаний. Но сейчас ситуация изменилась, изменилось само право, а это требует и изменения нашего отношения к теории права. В тех сложных юридических вопросах, которые мы обозначили ранее, этатистский позитивизм не приносит никакой пользы. В западной правовой науке он полностью изжил себя и преодолен еще в середине прошлого века. Поскольку у нас строится новая система права, основанная на новых регулятивных принципах, нам сегодня нужны более адекватные теории, новые подходы к юридическому образованию.
— Какие из этих теорий Вы можете назвать?
— В современной правовой науке существует множество подходов к пониманию права, среди которых традиционно наиболее заметными являются естественно-правовой и позитивистский. В рамках наиболее древнего, естественно-правового подхода (от Платона и Аристотеля до Канта и Гегеля) право понималось как система вечных и неизменных истин. Это течение доминировало вплоть XVII-XIX веков, когда появился правовой позитивизм. По мнению сторонников этого подхода, человеческое познание должно сосредоточить внимание на изучении фактических явлений, данных внешнего опыта. Здесь, разумеется, возникает вопрос – с какими же фактами мы, прежде всего, встречаемся в праве? В зависимости от ответа на этот вопрос в позитивизме сформировалось три основные школы. Если первичным материалом для изучения права считается фактически существующий социальный порядок, тогда мы имеем дело с социологическим позитивизмом. Этот подход был представлен такими учеными, как О. Эрлих, Э. Дюркгейм, Г. Гурвич, Р. Паунд и многие другие. Среди современных ведущих представителей можно назвать Р. Коттеррелла и М. Ребиндера. Если основополагающими фактами права считаются официальные предписания и сформулированные в них нормы, то речь идет о нормативистском позитивизме. Типичные представители этого направления – Дж. Остин и Г. Кельзен. В XX веке стали развиваться более утонченная версия этого направления – аналитический позитивизм: Г. Харт, Е. Булыгин, Дж. Раз. Наконец, если предполагается, что в основе права лежат психологические эмоции, то это – психологический позитивизм, ведущим представителем которого был польско-российский правовед Л. И. Петражицкий. В XX веке, под влиянием позитивистской критики, изменился и естественно-правовой подход, возникли более интересные и последовательные доктрины. Здесь, прежде всего, можно назвать таких мыслителей, как Р. Дворкин, Л. Фуллер и Дж. Финнис. Думаю, что современной российской науке о праве следует ориентироваться на последние достижения мировой теоретико-правовой мысли, которые достигнуты этими двумя базовыми направлениями: позитивистским и естественно-правовым. Хотя должен оговориться, что существуют и иные, не менее интересные направления: правовой реализм, коммуникативная теория права, школа критических правовых исследований и многие другие.
— Как интерес к этой проблематике проявляется в Ваших научных исследованиях?
— На самом деле, изучение современных теоретико-правовых теорий, их «трансплантация» на российскую почву – это мой основной научный интерес. В этом плане я работаю над переводами основных научных трудов, над статьями и работами по творчеству ведущих теоретиков права XX века и наших дней, над актуальными для современности теоретическими проблемами. Так, с немецкого переведена важнейшая книга О. Эрлиха «Основоположение социологии права», с английского – работа М. Ван Хука «Право как коммуникация» и ключевое произведение нормативной теории права – книга Е. Булыгина «Нормативные системы». В настоящее время комментированные переводы этих работ готовятся к публикации. Уже опубликован перевод с французского основных трудов Г. Гурвича. Помимо этого, я занимаюсь концепциями правовых реалистов, современными дебатами между представителями инклюзивного и эксклюзивного направлений нормативистского позитивизма и другими важными для теоретического правоведения концепциями. Разумеется, я стараюсь следить за развитием российских и зарубежных теоретико-правовых исследований, участвовать в важнейших научных конференциях. Одним из таких научных событий стала недавняя международная конференция «Право и нейтральность», прошедшая в конце мая в Жироне (Испания), которая собрала ключевых представителей современной философии права. Надеюсь рассказать Вам об этой конференции при следующей встрече.
— Будем ждать! Спасибо за интересную беседу!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *