Юридическая компания по английски

Промышленная революция создала спрос на правовой аутсорсинг, и мир юриспруденции стал другим.

Сегодня среди юридических фирм много международных. Некоторые из них привлекли такое внимание СМИ и коллег, что началось выявление мировых лидеров по выручке.

Если вы тоже хотите знать десятку крупнейших игроков, тогда вам сюда. Изучив итоги массы премий и онлайн-опросов, приняв во внимание различные регалии и успехи в работе с клиентами, мы подготовили такой список.

Его участники представляли интересы одних из самых вли­­я­тель­ных мировых корпораций, включая General Motors, Motorola и Siemens. И это далеко не полный список имен.

Baker & McKenzie (Великобритания)

Baker & McKenzie основана 60 с лишним лет назад, в ее штате более 4000 юристов, а работает она в 42 странах. Среди ее клиентов – одни из самых престижных компаний мира.
Взаимодействуя с клиентами, фирма ни на секунду не забывает о своих высоких ценностях и придает большое значение последовательности и ответственности. Три года подряд она возглавляет Sharplegal Global Elite Brand Index – список ведущих юридических фирм мира, подготавливаемый Acritas.

В 2013 году Baker & McKenzie получила премию WealthBriefing Awards в номинации «Юридический коллектив года», а в 2010-м в аналогичной категории – премию STEP Private Client Awards. В том же 2010-м она вошла в топ-25 юридических фирм, составленный Private Client Practitioner.

Skadden, Arps, Slate, Meagher & Flom (США)

Skadden – международная компания, которая ведет свою историю с 1948 года. Ее штаб-квартира находится в США, а Forbes признал Skadden самой влиятельной юридической фирмой на Уолл-стрит. С 2001 года журнал называет ее лучшей в стране.

AmericanLawyer.com ставит Skadden на второе в мире место по обороту.

В 2010 году National Law Journal поместила Skadden Arps на шестую строчку списка 250 крупнейших юридических фирм Америки.

DLA Piper (Великобритания)

Головной офис DLA Piper – в Соединенном Королевстве. Ее признают одной из 10 важнейших юридических фирм на планете.

Компания работает в более чем 30 странах, в ее штате 4200 юристов. По доходам ей нет равных в мире.

В 2012 году фирма заняла пятое место в Sharplegal Global Elite Brand Index. А ее услуги отмечали как исключительные.

DLA Piper собрала много наград. В их числе – Leadership in Law Award и две премии International Tax Review, которые она получила в этом году. Последние присуждались фирмам Южной и Северной Америки.

Allen & Overy (Великобритания)

Allen & Overy – одна из мастодонтов юридического мира. На ее счету награды в таких номинациях, как «Лучшая юридическая фирма года», «Фирма года (трудовое право)», «Фирма года (страховое право)» и «Международная фирма года».

У A&O, как коротко называют компанию, 42 офиса в 29 странах. Число клиентов, утверждает она, переваливает за 5000, а партнеров – за 500.

А еще Allen & Overy – единственная, кто дважды становился «Самой инновационной юридической фирмой Европы» по версии Financial Times.

Linklaters (Великобритания)

История Linklaters насчитывает 175 лет. Среди крупнейших юридических фирм мира она одна из ведущих. Компания присутствует в 20 странах, а штаб-квартира расположена в Соединенном Королевстве. В настоящее время Linklaters оказывает юридические услуги в областях корпоративного, банковского и налогового права, а также в сферах недвижимости, кризис-менеджмента, private equity, управления инвестициями и здравоохранения.

Фирма выиграла множество премий, в том числе в категориях «Коллектив года (корпоративное право)», «Европейский юридический консультант года в области прямых инвестиций» и «Инновации в областях альтернативных методов разрешения споров и гражданского права».

Clifford Chance (Великобритания)

Имя Clifford Chance – одно из самых узнаваемых в правовой отрасли. Эта компания работает в 25 страна­х, и многие ресурсы отнесли ее к 10 крупнейшим юридическим фирмам мира.

Clifford Chance появилась в 1987 году в результате масштабного слияния. С тех пор она поддерживает с клиентами долгосрочные отношения и предлагает им широкий спектр юридических услуг. Сферы ее де­ятельности включают в себя рынки капитала, судебные разбирательства и разрешение споров.

Компания – лауреат десятков премий, среди которых награды в номинациях «Фирма года (корпоративное и торговое право)» и «Руководящая группа года в юридической фирме».

Latham & Watkins (США)

Latham & Watkins открылась в 1934 году в Лос-Анджелесе и быстро расширяется на международной арене. Сегодня Latham успешно представляет интересы известных компаний практически во всех концах света.

В 2007 году Latham & Watkins первой из американских фирм выручила свыше 2 млрд долларов. В ее активе бессчетные награды. Среди прочего она признавалась «Юридической фирмой десятилетия» и «Самой уважаемой фирмой».

Kirkland & Ellis (США)

Международная компания Kirkland & Ellis работает в сфере торгового права и предоставляет услуги, связанные с судебными разбирательствами, налогами, корпоративными трансакциями и правами на интеллектуальную собственность.

Kirkland & Ellis – одна из самых уважаемых юридических фирм планеты. Vault назвала ее самой престижной в Чикаго. Также она пятая по размеру в США.

В числе видных клиентов – United Airlines, Intel, Samsung Electronics, Siemens, Motorola и General Motors.

Sidley Austin (США)

Sidley Austin оказывает специализированные услуги в области судебных разбирательств в 19 городах мира. Одна из первых клиентов компании – Мэри Тодд Линкольн, вдова Авраама Линкольна.
По данным usnews.com, Sidley Austin – шестая по размеру юридическая фирма США (с 1700 юристами в штате).

Компания всегда была в центре внимания правовой отрасли и удостоилась массы премий и регалий. В 2012 году usnews.com провозгласил Sidley юридической фирмой года в сферах судебных разбирательств и рынков капитала.

Freshfields Bruckhaus Deringer (Великобритания)

Головной офис Freshfields Bruckhaus Deringer находится в Лондоне. У этой транснациональной корпорации 27 офисов в 17 юрисдикциях – европейских, азиатских и ближневосточных, а также в США.

Компанию открыли в 1743 году – тогда же, когда одного из ее солиситоров приняли в престижный Банк Англии.

За годы своего существования Freshfields обрела множество наград и регалий, и это помогло ей попасть в список 10 крупнейших юридических фирм мира по версии SPEAR’S.

Freshfields – лауреат таких премий, как Who’s Who Legal Awards («Юридическая фирма года в глобальном масштабе», 2013 год), Chambers Europe Awards for Excellence («Юридическая фирма года в Великобритании», 2009 год) и премия Financial Times («Самая инновационная юридическая фирма», 2009 год).

Кроме того, компания входит в число мировых лидеров по размеру дохода. В 2012/2013 финансовом году он составил 2,092 млрд долларов.

Юридические лица на английском языке

Сегодня мы разберем одну важную тему — правильный перевод наименования компании на английский язык. Эта тема будет особенно полезна для тех, кто задается вопросом как именно ООО, ЗОА или ИП будет звучать по-английски, поэтому в этой статье мы расскажем о том, как писать юридические лица на английском языке.

ООО на английском языке

Общество с ограниченной ответственностью (ООО) является наиболее распространенной организационно-правовой формой ведения бизнеса и переводится по-разному в зависимости от того, с какой страной сотрудничает компания. В случае сотрудничества с иностранными партнерами могут возникнуть трудности в переводе ООО. Давайте разберем детали.

Общество с ограниченной ответственностью переводится на английский язык как Limited Liability Company, сокращенно LLC. Этот вариант актуален для США.

В Великобритании для обозначения ООО используется Limited Trade Development — Ltd. Аббревиатура в иностранном варианте обычно ставится после наименования компании.

Разберем пример.

ООО “Бристоль” — сокращенное русское название на английский нужно перевести так:

“Bristol” Limited Liability Company или

“Bristol” LLC

При выборе английского перевода “ООО” нужно учитывать страну компании контрагента, но чаще используется американская форма перевода реквизитов. Запятую между наименованием организации и правовой формой ставить не нужно. Кроме этого, часто используется вариант простой транслитерации ООО, а в скобках прописывается иностранный эквивалент — OOO (Limited Liability Company). Многие эксперты советуют использовать именно вариант с транслитерацией.

Пример:

ООО “Бристоль”

OOO “Bristol” (Bristol, LLC)

Само название компании тоже не стоит переводить на английский, а транслитерировать его, иначе могут возникнуть юридические проблемы. В некоторых случаях перевод можно указать в скобках.

ИП на английском

ИП сокращенная аббревиатура от индивидуального предпринимателя. Транслитерировать ее на английский язык не рекомендуется, так как во многих зарубежных странах IP это не индивидуальный предприниматель, а Internet Protocol.

Перевод реквизитов может выглядеть так:

ИП Петров Иван Петрович

Individual Entrepreneur Petrov Ivan Petrovich

В американском варианте еще может использоваться Sole Proprietor, а в британском — Sole Trader.

ЗАО на английском языке

ЗАО расшифровывается как закрытое акционерное общество. В принципе, тут действуют те же принципы, что и при переводе ООО.

Аббревиатура ЗАО в английском языке имеет своей эквивалент — Closed Joint Stock Company и сокращенно будет выглядеть, как CJSC. Лучше всего аббревиатуру транслитерировать, а иностранный эквивалент написать в скобках.

Приведем пример:

ЗАО “Смоленское” можно транслитерировать на английский язык вот так:

ZAO Smolenskoye (Smolenskoye, CJSC)

ОАО на английском языке

ОАО (открытое акционерное общество) пишется по тому же принципу. Сначала идет транслитерация названия компании, а потом в скобках иностранный эквивалент. ОАО по-английски будет Public Joint Stock Company, сокращенно JSC.

Пример:

ОАО “Москва”

Только лучшие из лучших должны становиться юристами

В Декларации независимости США говорится о том, что все люди рождены равными и, невзирая на расовую, религиозную и социальную принадлежность, должны иметь равные возможности. То же мы читаем в российской конституции и в основных законах всех цивилизованных стран. Только американцы оказались наиболее последовательны и прагматичны в реализации этого принципа: старт-то у всех равный, но государство не должно помогать кому-либо компенсировать врожденные или приобретенные недостатки в трудолюбии, в жажде знаний, в жизненной активности, через раздачу денег, льгот или бесплатного высшего образования. В стране, где много сотен лет незыблем принцип неприкосновенности частной собственности, ждать приватизации или другого перераспределения благ не приходится.

Как я понял, успех американского бизнеса, причем любого, причем не только на территории США – везде, где американцы ведут свои дела, – основан на триедином принципе: кем бы ни был человек, но если он непрерывно постигает новые знания, самозабвенно трудится, добросовестно относится ко всему, не пытаясь нечестным способом достигнуть личного преуспеяния за счет других, то он обязательно будет материально вознагражден. В России же, стране великих потрясений, ценится умение оказаться вовремя в нужном месте, схватить побольше и отнести подальше. Среднестатистический россиянин готов ждать халявы всю свою жизнь, и, дождавшись, без каких-то там душевных мук, оттолкнуть ближнего своего от кормушки-поилки.

Юристы в США неплохо зарабатывают, но стать ими нелегко. Юридическое образование в США считается элитным, и оно всегда платное и всегда второе. Может быть, оттого, что юрист даже в начале карьеры должен быть разносторонне развитым человеком, зрелым в моральном и физическом плане. Пропуск в профессию может дать только диплом с отличием об окончании первого высшего, исключения из этого правила не допускаются. Так, Университет Аризоны, один из крупнейших университетов США, выпускает в год всего 163 юриста и не может принять даже десятую часть всех желающих. Сравните: в нашей стране любой провинциальный лесотехнический или железнодорожный институт ежегодно поставляет на рынок труда сравнимое количество «специалистов» юриспруденции.

Даже первое высшее образование в Америке всегда платное и получить его непросто. Молодому американцу требуется высокий школьный средний балл только для того, чтобы его банально допустили до вступительных экзаменов.

Чтобы защищать людей, фирмы, любые государственные органы в судах, выпускник юридического факультета должен иметь лицензию, сдав соответствующий экзамен на знание законов штата, в котором он собирается иметь свою практику. Отлично сданный экзамен не гарантирует получения лицензии, так как экзаменаторами оценивается моральный облик будущего юриста, включая характеристики из школы, первого и второго университета, проверяются данные на предмет личного банкротства кандидата в прошлом или привлечения его к ответственности за совершения уголовных и административных правонарушений.

Лицензия дается не пожизненно, юрист ежегодно обязан установленное количество часов повышать свою квалификацию, посещая платные лекции. Коллеги – сообщество юристов штата – могут отобрать лицензию за малейшую, особенно на наш российский взгляд, провинность. Например, за сказанную неправду в суде, за умолчание в суде фактов, которые могут повлиять на решение дела, пускай даже эти факты говорят не в пользу человека, которого представляет юрист, за предоставление недостоверных доказательств и т.д.

Мне лично глубоко симпатична идея многоступенчатого ограничения в доступе к юридической практике, так как американский принцип позволяет отсеивать случайных людей, дискредитирующих профессию, не готовых – как по своим умственным способностям, так и по моральным качествам – быть юристами. Мне бы очень хотелось, чтобы декларируемые в России принципы верховенства закона и равенства всех перед ним, неотвратимости наказания за совершенные правонарушения когда-нибудь стали так же реально действующими, как в Соединенных Штатах Америки. Трудно поверить, но это результат не эффективности государственного принуждения, а самосознания окружающих, их личной непримиримости к любой форме несправедливости в виде лжи, коррупции или какой-либо предвзятости. Полагаю, что в нашей стране что-то подобное появится лишь после смены нескольких поколений, а нам остается только завидовать.

Из-за всех препятствий в обретении юридической профессии типичный молодой юрист в Америке отличается от своего собрата в России. Во-первых, разница в возрасте, – там он почти всегда человек старше 30 лет, обремененный семьей и детьми. Во-вторых, у американцев принято интересоваться семейным положением: неженатым и незамужним меньше доверяют, ведь человек должен уметь заботиться о близких прежде, чем ему доверятся чужие люди.

Что же говорить о по-настоящему успешных и богатых юристах. Им всем далеко за сорок, пятьдесят и шестьдесят. Самые уважаемые юристы в США – это судьи судов разных уровней. Стать судьей – означает достигнуть вершины своей юридической карьеры. Только супер-профессионал имеет небольшой шанс стать судьей – и то лишь в конце своей юридической карьеры. В России, увы, ситуация печальна. Известно, кто идет работать в суды, какие отбираются кандидаты и назначаются судьи, какие к ним предъявляются низкие профессиональные и моральные требования.

Самыми дорогими юристами в Америке считаются юристы по делам, связанным с причинением вреда здоровью, ведь средний размер иска составляет миллион долларов, а минимальные проценты в случае выигрыша дела в суде начинаются от тридцати трех (справедливо для любых категорий дел). Много зарабатывают юристы по интеллектуальной собственности, наследственному планированию и семейным делам. Надо сказать, что американцы, вопреки сложившемуся о них мнению, судиться совсем не любят, так как это, по их понятиям, дорого, предпочитая решать конфликт в досудебном порядке. Для этих целей существуют независимые переговорщики – медиаторы, которые не относятся к юридической фирме, а представляют свой собственный вид бизнеса и не практикуют взятки для чиновников и утюги с паяльниками для контрагентов.

Культура потребления юридических услуг в США на высоте – что бы не случилось, все бегут к юристам, гонорары которых начинаются от 120 долларов в час (понятно, что потолок не ограничен, но высокими ставки считаются уже от 400). Интересная особенность: только в крупнейших американских корпорациях есть свои юристы, мелкий и средний бизнес почти никогда не имеет в штате законника, эта функция железно отдана на аутсорсинг в юридические компании. В нашей стране принято иметь своего карманного правоведа, пускай он никакой, плохонький – зато свой!

Тенденция отечественной правоприменительной практики медленно, но верно идет к увеличению присуждаемых компенсаций за причиненный моральный вред и вред жизни и здоровью, а, следовательно, косвенно влияет на размеры юридических гонораров. Юридические услуги в сфере наследственного планирования и разрешения семейных конфликтов (споры о детях и имуществе в бракоразводных процессах) дорожают пропорционально увеличению благосостояния россиян, которым уже есть что делить. Необходимость в защите интеллектуальной собственности, в свете вхождения России в ВТО, также возрастает, а соответствующие специалисты дороги, потому что их мало. Только вот авторитет судебной власти немного низковат: не боятся ее ни граждане, ни фирмы – с удовольствием судятся, благо пошлины небольшие, как, впрочем, и услуги некоторых юристов (государство намерено с этим бороться в ближайшее время, повысив госпошлины в несколько раз).

Джон Гришем – не фантаст, или Какой должна быть фирма

На первой встрече с американскими юристами я спросил у исполнительного директора крупнейшей юридической фирмы города Тусон Waterfall Economidis Caldwell Hanshaw & Villamana PC, насколько соответствует реальному состоянию юридического бизнеса в Америке описание преуспевающей юридической фирмы в одноименной книге Джона Гришема. И получил ответ, что если отбросить детективную составляющую, то очень похоже. Чуть позже я убедился в этом сам.

Большинство юридических фирм в США представляют собой партнерства, когда во главе фирмы стоит управляющий партнер (почетная избираемая должность на общественных началах), но основным органом управления является совет партнеров. Поэтому подавляющее количество названий американских фирм состоит из фамилий людей, в разное время бывших партнерами. Кроме совета, существует несколько постоянных или временных комитетов, состоящих из партнеров: комитет по бюджету, комитет по гонорарной политике и т.д. Партнер – значит равный, в юридической фирме только юрист может стать партнером по единогласному решению совета партнеров, но не ранее чем через 8-10 лет после начала работы в компании.

Все юристы стремятся стать партнерами, но не у всех это получается. Так как в США принята почасовая оплата юридических услуг (я, отчетливо понимая все поджидающие меня трудности, попытаюсь в своей фирме внедрить этот наиболее справедливый способ вознаграждения за юридическую работу), юрист в Тусоне должен научиться закрывать счетами не менее 1800 часов в год, что равняется 8 часам в день при пятидневной рабочей неделе. В Финиксе же, столице штата Аризона, так же как и в Нью-Йорке, кандидат в партнеры должен выставлять клиенту не менее 3000 часов в год, что составляет 12 с половиной часов в рабочий день! К примеру, средняя российская юридическая фирма, не умея ценить свой труд и неправильно ведя свою гонорарную политику, оказывает не менее трети своих услуг либо по демпинговым ценам, либо вообще бесплатно – чего никогда не будет в американской компании.

После поступления приглашения в партнеры, счастливчик, чтобы стать равным среди равных, должен внести свою долю, которая исчисляется от рыночной стоимости всего имущества фирмы, пропорционально количеству партнеров. Стоимость доли может достигать нескольких миллионов долларов. Вот это новшество, на мой взгляд, нереализуемо, достаточно представить ситуацию, когда собственник предлагает партнеру внести долю пропорционально его, скажем, десятилетним инвестициям в фирму.

Став партнером, юрист перестает получать зарплату и премии, а начинает учувствовать во всех прибылях и убытках компании в соответствии со своим личным вкладом. Т.е. он по-прежнему должен выставлять счета в неменьшем объеме, чем когда он работал простым юристом, благо, что многолетняя привычка трудоголика много работать никуда не исчезает сама собой.

Партнеры должны работать постоянно, так как при такой организации бизнеса не имеет значения трудовой стаж, былые заслуги, даже заслуги основателя компании. После ухода партнеров на пенсию они живут государственными выплатами и личными накоплениями, а их доля в бизнесе возвращается в большем размере, если фирма выросла, или в меньшем – если фирма понесла какие-нибудь убытки. Так, фирма живет отдельно от своих партнеров и основателей, как живой организм, как некое абстрактное дело, обновляясь с годами, расширяясь – или наоборот, как повезет.

Идея партнерства, на мой взгляд, если ее творчески переработать на российские реалии, может принести большую пользу любой юридической фирме, так как она лучше других способов решает проблему ухода ключевых сотрудников, а, следовательно, и проблему потери клиентов. Единственное, средний возраст самых успешных юридических фирм в нашей стране не превышает 7-10 лет, в то время как аналогичные американские компании существуют в среднем по 50 лет – отсюда острая нехватка потенциальных партнеров, если в них принимать по классическому принципу.

Бюджет фирмы планируется на год вперед. Партнеры и юристы в начале года сообщают, сколько они планируют закрыть счетами часов в новом году. Из денег, заработанных за прошлый год и аккумулированных на депозитных счетах, вычитаются убытки, если есть, также изымается сумма запланированных расходов на новый год, включая зарплату сотрудников и ежемесячные авансы партнерам. Оставшиеся деньги идут на годовые премии юристам и другим сотрудникам и распределяются в виде прибыли между партнерами, пропорционально их реальному прошлогоднему трудовому вкладу.

В американской юридической фирме хорошей зарплатой считается 120 тысяч долларов в год и выше, включая налоги (около 30%). Для сравнения, работник национальной сети магазинов Wall Mart, в которой работает 3% всех американцев, получает 15 тысяч долларов в год, а муниципальный судья (как наш мировой) – 90 тысяч долларов в год.

Внешняя сторона не менее примечательна (тут совсем по упомянутой выше книге). Офис юридической фирмы должен быть большой и красивый. Обычно это этаж какого-нибудь здания, и, подымаясь на лифте, вы обязательно попадете прямо в просторный холл с ресепшн. Дальше по периметру здания располагаются шикарные кабинеты юристов и партнеров, причем у последних самые большие комнаты и самые лучшие виды из окон – в Тусоне все виды роскошны, так как вокруг горы и ничто не заслоняет пейзаж. В середине офиса находятся как служебные помещения, так и рабочие места секретарей и помощников. На каждого юриста приходится от трех до пяти человек обслуживающего персонала – один личный секретарь, два личных помощника и общие сотрудники, представляющие технические и административные службы, которые копируют, сканируют, отправляют почту, готовят еду, обслуживают сложную оргтехнику, встречают клиентов и т.д. Все сотрудники юридической фирмы, которые так или иначе контактируют с посетителями, одеты в деловые костюмы и галстуки. Женщин-юристов по сравнению с мужчинами немного, также я не видел ни одного афроамериканца, даже среди обслуживающего персонала: Аризона – «белый» штат, хотя встречаются азиаты, латиноамериканцы и русские.

Поражает организация работы – насколько все отточенно и разумно организовано. Усилия менеджмента компаний направлены на рациональное использование профессионального юридического труда. Почти все крупные фирмы Америки вслед за государственными органами и судами давно перешли на бездокументарную работу. Теперь современный юрист не работает с бумагой вообще, государство за свой счет обеспечило обучение юристов работе с электронными документами. Любые нужные бумажки автоматически сканируются техническими специалистами и хранятся в компьютерных серверах. Оригиналы возвращаются клиенту и хранятся у него, тем самым высвобождается большое жизненное пространство для комфортной работы и снижаются издержки на офис. Пакеты документов формируют и подают в суд секретари в электронном виде через Интернет, кредиткой оплачивается соответствующая пошлина, ознакомление с делом так же осуществляется дистанционно через сайт суда. Помощники осуществляют всю правовую исследовательскую работу, подбирая прецеденты для юриста, составляя для него черновики документов и выступлений. Юрист – о несбыточная моя мечта! – только архистратиг и супермозг.

Все увиденное и услышанное за неполные три недели просто не описать в формате журнальной статьи, но даже вышеперечисленное заставляет серьезно задуматься над будущим юридического бизнеса и над современными требованиями к юридической компании. Российские юридические фирмы в большинстве своем не соответствуют американским даже внешне, не говоря уже о внутреннем наполнении. Владельцам и партнерам есть, о чем задуматься и на кого равняться, а их клиентам – с чем сравнивать и чего требовать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *