Взыскание убытков с бывшего директора

Взыскание убытков с генерального директора за недобросовестное поведение становится реальным

На правах рекламы

Информация о компании КСК ГРУПП

КСК групп ведет свою историю с 1994 года. С момента основания и по сегодняшний день компания входит в число лидеров рынка консультационных услуг в области аудита, налогов, права, оценки и управленческого консультирования. За 20 лет работы реализовано более 2000 проектов для крупнейших российских компаний.

КСК групп предлагает комплексное и практическое решение наиболее актуальных задач, стоящих перед финансовыми и генеральными директорами компаний и собственниками бизнеса. Индивидуальный подход, глубокое понимание потребностей и целей клиентов в сочетании с практическими знаниями позволяют решать эти задачи максимально эффективно.

Коллектив КСК групп – это команда из более чем 350 специалистов, имеющих уникальный опыт реализации проектов как для средних, так и для крупнейших российских корпораций.

В настоящее время КСК групп предлагает полный спектр услуг и решений для бизнеса:

  • аудит по российским и международным стандартам;
  • налоговый и юридический консалтинг;
  • аутсорсинг и автоматизация бизнес-процессов;
  • решения по привлечению финансирования;
  • маркетинговые решения и разработка бизнес-стратегии;
  • управленческий и кадровый консалтинг;
  • оценка и экспертиза;
  • сопровождение сделок с капиталом;
  • Due-diligence.

Одним из заметных трендов правоприменительной практики последнего времени стали дела по взысканию с руководителя компании убытков в связи с принятием им неверных бизнес-решений. Это позволяет сделать, прежде всего, правило, закрепленное п. 1 ст. 53.1 ГК РФ.

Так, при нарушении лицом, уполномоченным законом и (или) учредительными документами действовать от имени организации, положений о добросовестности, оно несет ответственность. Из приведенной правовой нормы следует, что в случае нарушения единоличным исполнительным органом обязательств, связанных с добросовестным и разумным поведением, с него будут взысканы убытки.

Доказательствами причинения компании убытка будут выступать обстоятельства, подтверждающие наличие убытка и недобросовестное поведение руководителя. Кроме того необходимо доказать причинно-следственную связь и вину генерального директора.

Важно отметить, что, в соответствии с позицией Пленума ВАС РФ, изложенной в п. 6 постановления от 30 июля 2013 г. № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица» (далее – Постановление Пленума ВАС РФ), суд может взыскать с генерального директора убыток даже в том случае, если его размер не установлен. При этом суд должен определить размер убытка из принципа справедливости и соразмерности ответственности.

Из Постановления Пленума ВАС РФ следует, что одобрение действий генерального директора уполномоченным органом не является основанием для освобождения его от ответственности. Например, сделка, заключенная генеральным директором, была одобрена советом директоров общества, в результате исполнения данной сделки обществу был нанесен ущерб. В этом случае генеральный директор должен самостоятельно нести ответственность, поскольку в результате именно его недобросовестного поведения компания потерпела убытки.

По общему правилу добросовестность и разумность действий генерального директора презюмируется.

Вместе с тем, из Постановления Пленума ВАС РФ следует, что если генеральный директор откажется от дачи пояснений, то бремя доказывания своей невиновности в причинении компании убытка может быть возложено на него.

Кроме того Пленум ВАСРФ дает определения недобросовестных и неразумных действий (бездействие) единоличного исполнительного органа.

Так, действие генерального директора признается недобросовестным в случаях, если он:

  • действовал при наличии конфликта между его личными интересами и интересами юридического лица;
  • скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юридического лица либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки;
  • совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица;
  • после прекращения своих полномочий удерживает у себя и уклоняется от передачи юридическому лицу документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица;
  • знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, в частности совершил сделку на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом, например, с фирмой-«однодневкой».

Сделкой на невыгодных условиях будет считаться сделка, по которой цена или иные условия существенно (в худшую сторону) отличаются от тех, на которых в сравнимых обстоятельствах юридическим лицом совершаются аналогичные сделки.
Действия или бездействие признается неразумным в случаях, если генеральный директор:

  • принимает решение без учета информации, имеющей значение в данной ситуации; до принятия решения не предпринимает действий, направленных на получение необходимой и достаточной информации, необходимой для принятия этого решения;
  • совершает сделку без соблюдения внутренних процедур обычно требующихся или принятых в данной компании.

В случае выявления названных признаков недобросовестности у собственника бизнеса есть реальная возможность получить с назначенного им управленца денежную компенсацию за причинные убытки.

Можно ли взыскать с управленца убыток, образовавшийся в результате возникновения у компании дополнительных налоговых обязательств, полагаю, интересует многих.

Одним из первых дел по взысканию убытка с руководителя по фискальным доначислениям было дело ООО «Майндшер Интерекшн» (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 9 декабря 2013 г. № 09АП-40205/2013 по делу № А40-56721/2013). Судом был удовлетворен иск к бывшему генеральному директору на сумму 7 578 727 руб., которая им была перечислена на счета фирмы- «однодневки», а сделка с этим контрагентом была признана налоговиками фиктивной.

В настоящее время практика предъявления собственниками исков к назначенным ими директорам после проведенной фискальной проверки получила свое развитие.
Например, при рассмотрении дела ООО «Управдом-С» (постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 27 января 2016 г. № 10АП-15093/2015 по делу № А41-39377/15) судом был удовлетворен иск к генеральному директору о взыскании налоговых доначислений (штрафа и пени). Арбитры встали на сторону общества и признали, что недобросовестное поведение руководителя стало причиной налоговой ответственности общества.
Арбитражный суд, рассматривая требования ЗАО «Компания Интерспортстрой» к генеральному директору, признал их обоснованными и взыскал с руководителя начисленные фискалами пени и штраф (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 26 ноября 2015 г. № 09АП-45501/2015-ГК по делу № А40-16650/2015). Арбитры посчитали отсутствие у руководителя должной осмотрительности при заключении договора и перечисление денег на счета фирм, отвечающих признакам фирм-«однодневок», стало причиной убытков. При рассмотрении налогового спора арбитры пришли к выводу о законности решения налогового органа в части доначислений недоимки, пени и штрафа по сделкам с фирмами-«однодневками», а судебный акт по спору с налоговой инспекцией был принят в качестве доказательства, подтверждающего обоснованность требований общества.

Приведенная судебная практика с очевидностью свидетельствует о том, что налоговая проверка несет в себе риски не только для бизнеса, но и для директора, так как он лично должен будет возместить убытки, возникшие в результате проверки фискалов.
Причем при рассмотрении такого спора у истца нет необходимости в подтверждении точного размера убытка, а ответчика суд может обязать доказывать свою невиновность.

Вместе с тем взыскание убытков с руководителя обусловлено не только налоговыми доначислениями.

В связи с заключением директором сделки, цена по которой была занижена по сравнению со среднерыночной ценой, с директора могут взыскать убыток (постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 19 февраля 2015 г. № Ф08-549/2015 по делу № А32-7549/2013, Определением Верховного Суда РФ от 18 июня 2015 г. № 308-ЭС15-5717 отказано в передаче дела № А32-7549/2013 в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного Суда РФ для пересмотра в порядке кассационного производства). По указанному делу с руководителя был взыскан убыток, составляющий 125 797 621 руб.

Топ-менеджер может быть привлечен к гражданско-правовой ответственности, если сделка, заключенная единоличным исполнительным органом, не имеет экономического эффекта, а также в том случае, если не соблюден установленный корпоративным регламентом порядок одобрения такой сделки, например, заключение договора не былоодобрено советом директоров.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 12 ноября 2014 г. по делу № А40-112263/13 с руководителя компании был взыскан убыток в сумме 38 152 000 руб., возникший при погашении обществом векселя, выданного директором при отсутствии одобрения такой выдачи. С генерального директора Арбитражный суд г. Москвы взыскал вексельный долг в качестве убытка, которое устояло в трех судебных инстанциях. ВС РФ не нашел оснований для пересмотра оспариваемых судебных актов по данному делу (Определение Верховного Суда РФ от 7 сентября 2015 г. № 305-ЭС15-10750 по делу № А40-112263/2013).

ООО «Дом-Строй» смогло получить с руководителя (постановление ФАС Московского округа от 19 марта 2014 г. № Ф05-484/2014 по делу № А41-2271/13) компенсацию убытков в размере 223 869 595 руб. Генеральный директор в нарушение инвестиционного договора, по которому квартиры должны были быть переданы инвестору, заключил с дольщиками 87 договоров участия в долевом строительстве в отношении этих квартир. Указанное обстоятельство стало причиной для подачи инвестором иска с требованием к ООО «Дом-Строй» о выплате неустойки в размере 223 667 595 руб. Общество погасило неустойку инвестору, но убытки, связанные с выплатой этой неустойки, взыскало с директора.

Наряду с указанным, следует отметить еще один немаловажных аспект недобросовестного поведения топ-менеджера компании, связанный с возможностью привлечения его к уголовной ответственности. Недобросовестное поведение может быть квалифицировано как преступление, а вердикт арбитров станет доказательством уже по уголовному делу.

Наталья Абрамова, ведущий юрисконсульт http://kskgroup.ru/

Взыскание убытков с директора

Взыскание убытков с директора: комментарий к Постановлению Пленума №62. Привлечение руководителя к субсидиарной ответственности: как обезопасить директора

В данном материале, посвященном взысканию (возмещению) убытков с руководителей компании (в т.ч. генерального директора, директора, текущего и будущего директора и пр.), вы найдете существующий и сложившийся в судебной практике подход, основные принципы рассмотрения таких дел. Мы оставили за собой право прокомментировать отдельные моменты этого подхода, либо обратить внимание на возникающие вопросы.

Комментарий к Постановлению Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 №62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица».

1. Лицо, входящее в состав органов юридического лица, обязано действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно. В случае нарушения этой обязанности директор по требованию юридического лица и (или) его учредителей (участников), которым законом предоставлено право на предъявление соответствующего требования, должен возместить убытки, причиненные юридическому лицу таким нарушением.

Негативные последствия ….. сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), так как возможность возникновения таких последствий сопутствует рисковому характеру предпринимательской деятельности.

Судебный контроль.. не проверяет экономическую целесообразность решений, принимаемых директорами, директор не может быть привлечен к ответственности за причиненные юридическому лицу убытки в случаях, когда его действия (бездействие), повлекшие убытки, не выходили за пределы обычного делового (предпринимательского) риска.
Если истец утверждает, что директор действовал недобросовестно и (или) неразумно…. такой директор может дать пояснения …. и указать на причины возникновения убытков (например, неблагоприятная рыночная конъюнктура, недобросовестность выбранного им контрагента, работника или представителя юридического лица, неправомерные действия третьих лиц, аварии, стихийные бедствия и иные события и т. п.) и представить соответствующие доказательства.

В случае отказа директора от дачи пояснений или их явной неполноты ….. бремя доказывания ….. может быть возложено судом на директора.

Комментарий.

Обязанность возместить убытки (в том числе и упущенную выгоду) возникает, если будет доказана недобросовестность и (или) неразумность действий. Причем достаточно доказывания или наличия обоих элементов (недобросовестность, неразумность), или одного из них (любого).
Суд, по-прежнему, не интересует экономическая подоплека совершаемых действий. Только защита прав и интересов учредителей (участников). Впрочем, мне сложно представить обратное. Поэтому в этой части все предельно логично.
Действия являются добросовестными и разумными, если они совершены в пределах обычного предпринимательского риска.

Следовательно, в рамках спора, стороны будут вынуждены определять этот риск, его пределы и доказывать-доказывать-доказывать. Одни – совершение действий вне пределов, а вторые – совершение действий в пределах.

Суд определил не только бремя доказывания, но и указал случай, когда оно может быть изменено (отказ от дачи пояснений и что хуже, «явная неполнота»). Эта «явная неполнота» может выйти боком, поэтому пассивность ответчика не будет выигрышной стратегией в любом случае.

Помимо этого, суд привел примерные причины, которые могут привести к возникновению убытков. Если не трогать обстоятельства, возникновение которых никак не связано с действиями ответчика (например, стихийное бедствие), то остаются вполне подходящие и адекватные варианты – недобросовестность контрагента (например, в ситуации неисполнения обязательства по договору причинившего убытки организации), недобросовестность представителя/работника компании.

2. Недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор:
1) действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами аффилированных лиц директора) и интересами юридического лица, в том числе при наличии фактической заинтересованности директора в совершении юридическим лицом сделки, за исключением случаев, когда информация о конфликте интересов была заблаговременно раскрыта и действия директора были одобрены в установленном законодательством порядке;
5) знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица, например, совершил сделку (голосовал за ее одобрение) на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т. п.).
Невыгодной сделкой признается сделка, например,…. цена которой в два или более раза ниже стоимости предоставления, совершенного юридическим лицом в пользу контрагента,…. по аналогичным сделкам.
Директор освобождается от ответственности, если докажет, что заключенная им ….. являлась частью взаимосвязанных сделок, объединенных общей хозяйственной целью, в результате которых предполагалось получение выгоды юридическим лицом.
При определении интересов юридического лица следует, в частности, учитывать, что ….. Директор не может быть признан действовавшим в интересах юридического лица, если он действовал в интересах одного или нескольких его участников, но в ущерб юридическому лицу.

Комментарий.

Любопытный открытый перечень случаев признания директора недобросовестным. Обращу внимание, что в пп.1 меня заинтересовала «фактическая заинтересованность». Если нет формальных оснований для признания заинтересованным (по сути, речь про аффилированность), то в остальных случаях суд сам независимо от фактов можно признать, что эта самая фактическая заинтересованность есть. Следовательно, исключить или минимизировать риск ее признания судом крайне сложно.

Далее. Теперь мы знаем, что есть невыгодная сделка. Теперь у нас есть пример, главное, чтобы при определении аналогичных сделок не возникало сложностей. Например, если речь идет о продаже разного оборудования, различного программного обеспечения. При определении невыгодности должна приниматься во внимание взаимосвязь этой сделки с другими.

Затем. Интересы юридического лица не равны интересам одного или нескольких участников. Любопытно также, а интересы организации равны интересам всех ее участников? Исходя из логики суда, нет.

3. Неразумность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор:
1) принял решение без учета известной ему информации, имеющей значение в данной ситуации;
2) до принятия решения не предпринял действий, направленных на получение необходимой и достаточной для его принятия информации, которые обычны для деловой практики при сходных обстоятельствах, в частности, если доказано, что при имеющихся обстоятельствах разумный директор отложил бы принятие решения до получения дополнительной информации;
3) совершил сделку без соблюдения обычно требующихся или принятых в данном юридическом лице внутренних процедур для совершения аналогичных сделок (например,согласования с юридическим отделом, бухгалтерией и т. п.).

Комментарий.

Теперь точно мы знаем. Есть разумный директор, а есть и не разумный директор. Что должен делать разумный директор? Ответы на эти вопросы дает нам ВАС РФ.
Например, он должен учитывать информацию и только после этого принимать решения. Надо ли как-то дополнительно фиксировать, что учет информации произошел? Вопрос пусть будет риторическим.
Разумный директор должен быть активным. Активным в сборе информации и документов, необходимых для принятия решения.
Разумный директор должен соблюдать максимально возможно внутренние процедуры, даже если сам является обладателем юридических знаний или является в компании единственным ответственным за ведение бухгалтерского учета. Если процедур нет, то они должны быть.

4. Добросовестность и разумность при исполнении возложенных на директора обязанностей заключаются в принятии им необходимых и достаточных мер для достижения целей деятельности, ради которых создано юридическое лицо, в том числе в надлежащем исполнении публично-правовых обязанностей, возлагаемых на юридическое лицо действующим законодательством. В связи с этим в случае привлечения юридического лица к публично-правовой ответственности (налоговой, административной и т. п.) по причине недобросовестного и (или) неразумного поведения директора понесенные в результате этого убытки юридического лица могут быть взысканы с директора.
При обосновании добросовестности и разумности своих действий (бездействия) директор может представить доказательства того, что квалификация действий (бездействия) юридического лица в качестве правонарушения на момент их совершения не являлась очевидной, в том числе по причине отсутствия единообразия в применении законодательства налоговыми, таможенными и иными органами, вследствие чего невозможно было сделать однозначный вывод о неправомерности соответствующих действий (бездействия) юридического лица.

Комментарий.

Суд определил приоритет между публичными и частными интересами. Юридическое лицо хоть и создается для извлечения прибыли (речь про коммерческие организации), но исполнение публичных обязанностей является приоритетным и необходимым условия ведения предпринимательской деятельности. Поэтому если директор не смог принять необходимые и достаточные меры для исполнения этих обязанностей и общество было привлечено к публичной ответственности, то имущественные санкции подобного могут быть взысканы с директора.
Есть только несколько вопросов.
1) На каком этапе с директора уже можно взыскивать расходы? С момента вступления соответствующего акта в законную силу или взыскания средств с самого общества?
2) Любые способы налоговой оптимизации, которые не устоят в суде, приведут к личным убыткам директора. Нужно ли теперь директору заниматься такой оптимизацией?
3) Если принимаемые директором меры были согласованы с ОСУ общества, то влияет ли это на возможность взыскания убытков?
4) При принятии решений директор теперь будет вынужден собирать и анализировать массу арбитражной практики по налоговому, таможенному праву, чтобы подтвердить не очевидность квалификации действий организации. Как будет определяться подобная не очевидность? Насколько собранная практика должна быть обширна? Учитывать ли регион места нахождения компании и самой практики?

5. В случаях недобросовестного и (или) неразумного осуществления обязанностей по выбору и контролю за действиями (бездействием) представителей, контрагентов по гражданско-правовым договорам, работников юридического лица, а также ненадлежащей организации системы управления юридическим лицом директор отвечает перед юридическим лицом за причиненные в результате этого убытки (пункт 3 статьи 53 ГК РФ).
При оценке добросовестности и разумности подобных действий (бездействия) директора арбитражные суды должны учитывать, входили или должны ли были, принимая во внимание обычную деловую практику и масштаб деятельности юридического лица, входить в круг непосредственных обязанностей директора такие выбор и контроль, в том числе не были ли направлены действия директора на уклонение от ответственности путем привлечения третьих лиц.
О недобросовестности и неразумности действий (бездействия) директора помимо прочего могут свидетельствовать нарушения им принятых в этом юридическом лице обычных процедур выбора и контроля.
Комментарий.

Во-первых, одной из функций единоличного исполнительного органа является выбор и контроль работников, представителей и контрагентов.
Во-вторых, также функцией является организация системы управления юридическим лицом.
В случае если эти функции исполняются ненадлежащим образом, то за возникшие убытки ответит руководитель.
Суд разделил категории «выбор и контроль» и «ненадлежащая организация системы управления». Следовательно, по каждому из перечисленных элементов целесообразно предпринимать необходимые меры.
Например, при выполнении работниками своих трудовых обязанностей, руководитель с периодичностью осуществляет проверку результатов их деятельности. Подобное будет добросовестным и разумным. Если же он это не делает, то недобросовестным и неразумным. Во внутренних локальных актах, как мера контроля за работниками может быть установлена периодичность контроля, форма и способ перепроверки полученного результата.
Если общество заключает договор об оказании юридических услуг, выдает доверенность (выбирает тем самым представителя), но при этом оставляет на усмотрение представителя осуществление процессуальных прав, то будет ли подобное разумным и добросовестным? Например, при заявлении ходатайств и заявлении, при затягивании судебного разбирательства, при обжаловании судебных актов? Поэтому общество в договоре может закрепить необходимость получения предварительного согласия представителем на совершение перечисленных действий, либо во внутренних документах определить необходимость принятия соответствующих решений «рабочими» органами управления общества (комиссиями, комитетами и пр.).
Также стоит понимать, что во внутренних документами может быть определен обычный порядок выполнения процедур выбора и контроля.
Любое отклонение может свидетельствовать о недобросовестности и неразумности.
Однако если этот обычный порядок будет содержать вариативность процедур выбор и контроля? И именно один из этих вариантов, может быть и не являясь обычным, но являясь предусмотренным, будет реализован? Вопросы и еще раз вопросы.
Ну и про уклонение.
Прочитав пункт постановления почему-то подумал о консалтинговых компаниях, которые на аутсорсинге могут привлекаться для дачи экспертных суждений по различным вопросам. Юристы, бухгалтеры, айтишники, финансисты, аудиторы и прочие. И? Если вы их привлекли, то это может быть несмотря ни на что расценено как уклонение от ответственности за неверный выбор и контроль, за ненадлежащую организацию системы управления.

6. По делам о возмещении директором убытков истец обязан доказать наличие у юридического лица убытков (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).
Арбитражный суд не может полностью отказать в удовлетворении требования о возмещении директором убытков, причиненных юридическому лицу, только на том основании, что размер этих убытков невозможно установить с разумной степенью достоверности (пункт 1 статьи 15 ГК РФ). В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности.
Комментарий.

Данное положение не является новым. В этой части ВАС РФ продолжает придерживаться ранее озвученного подхода (читайте подробности – дело «Смартс», Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 6 сентября 2011 г. N 2929/11). Следовательно, по этим и по всем иным делам суд не должен отказывать по причине недоказанности размера убытков.

7. Не является основанием для отказа в удовлетворении требования о взыскании с директора убытков сам по себе тот факт, что действие директора, повлекшее для юридического лица негативные последствия, в том числе совершение сделки, было одобрено решением коллегиальных органов юридического лица, а равно его учредителей (участников), либо директор действовал во исполнение указаний таких лиц, поскольку директор несет самостоятельную обязанность действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно (пункт 3 статьи 53 ГК РФ).
Не несут ответственность за убытки, причиненные юридическому лицу, те члены коллегиальных органов юридического лица, кто голосовал против решения, которое повлекло причинение убытков, или, действуя добросовестно (статья 1 ГК РФ), не принимал участия в голосовании.

Комментарий.

Руководитель будет нести ответственность за убытки, даже если его действия были одобрены иными органами управления. Руководитель будет нести убытки, даже если его действия соответствовали внутренним документам общества и были утверждены компетентными органами управления общества. Руководитель будет нести убытки, даже если заключаемая сделка была одобрена органами управления общества.
Объяснения одно – единоличный исполнительный орган самостоятелен. Эта самостоятельность означает, что независимость в принятии решении, возможность бездействовать или уклоняться от навязываемого решения принятого другими органами управления, а в случае не разрешаемого конфликта и инициирование прекращения собственных полномочий.
Подобный вывод, на наш взгляд, может быть сделан по аналогии с возможностью освобождения от ответственности членов коллегиальных органов голосовавших против «убыточных» решений.
Каждый ли руководитель готов к такому противостоянию?

8. Удовлетворение требования о взыскании с директора убытков не зависит от того, имелась ли возможность возмещения имущественных потерь юридического лица с помощью иных способов защиты гражданских прав, например, путем применения последствий недействительности сделки, истребования имущества юридического лица из чужого незаконного владения, взыскания неосновательного обогащения, а также от того, была ли признана недействительной сделка, повлекшая причинение убытков юридическому лицу. Однако в случае, если юридическое лицо уже получило возмещение своих имущественных потерь посредством иных мер защиты, в том числе путем взыскания убытков с непосредственного причинителя вреда (например, работника или контрагента), в удовлетворении требования к директору о возмещении убытков должно быть отказано.

Комментарий.

Для осуществления права на иск истцу не нужно соблюдать какие-либо дополнительные требования, выполнять иные мероприятия или формальности. Есть убытки? Есть ответчик – это руководитель компании.
Истец может инициировать защиту собственных прав иными способами, если для этого есть желание и возможности. Но может и не делать. Возражать по этому основанию ответчику будет пустой тратой времени и сил.
Однако, если к моменту вынесения решения суда (особо если судебное разбирательство будет затягиваться, благо способов хватает, даже если посмотреть этот наш материал), истец получит желаемое удовлетворение за счет других лиц, то в иске должно быть отказано. Логично предположить, что если удовлетворение будет в части, то в неудовлетворенной части ответчик будет нести ответственность.
На наш взгляд, непосредственные причинители вреда могут быть привлечены к процессу в качестве третьих лиц, а в случае удовлетворения иска к ответчику у последнего может возникнуть право на взыскание неосновательного обогащения с соответствующих лиц.Правда в судебном акте должно быть однозначно указано на противоправность действий не только ответчика, но и третьих лиц, в результате которых и были причинены убытки. В противном случае, будет сложнее обосновывать ответчику свои требования к третьим лицам. Также будет крайне трудно исключить затягивание процесса уже третьим лицами, если они посчитают, что вынесенный судебный акт по иску истца к ответчику о взыскании убытков затрагивает их права, а они не были привлечены к участию к деле.

9. Требование о возмещении убытков (в виде прямого ущерба и (или) упущенной выгоды), причиненных действиями (бездействием) директора юридического лица, подлежит рассмотрению в соответствии с положениями пункта 3 статьи 53 ГК РФ, в том числе в случаях, когда истец или ответчик ссылаются в обоснование своих требований или возражений на статью 277 Трудового кодекса Российской Федерации. При этом с учетом положений пункта 4 статьи 225.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) споры по искам о привлечении к ответственности лиц, входящих или входивших в состав органов управления юридического лица, в том числе в соответствии с абзацем первым статьи 277 Трудового кодекса Российской Федерации, являются корпоративными, дела по таким спорам подведомственны арбитражным судам (пункт 2 части 1 статьи 33 АПК РФ) и подлежат рассмотрению по правилам главы 28.1 АПК РФ.
Комментарий.

Арбитражный суд в очередной раз подтвердил относимость спора по взысканию убытков с руководителя к своей компетенции. Еще раз указал, что такой спор является корпоративным, а не трудовым, несмотря на применимость в определенной части и норм законодательства о труде.
Соответственно, если в суд общей юрисдикции будет предъявлен иск о взыскании убытков, то целесообразно рассчитывать руководителю компании на прекращение производства по делу в связи с его неподведомственностью.

10. Арбитражным судам следует учитывать, что участник юридического лица, обратившийся с иском о возмещении директором убытков, действует в интересах юридического лица (пункт 3 статьи 53 ГК РФ и статья 225.8 АПК РФ). В связи с этим не является основанием для отказа в удовлетворении иска тот факт, что лицо, обратившееся с иском, на момент совершения директором действий (бездействия), повлекших для юридического лица убытки, или на момент непосредственного возникновения убытков не было участником юридического лица. Течение срока исковой давности по требованию такого участника применительно к статье 201 ГК РФ начинается со дня, когда о нарушении со стороны директора узнал или должен был узнать правопредшественник такого участника юридического лица.
В случаях, когда соответствующее требование о возмещении убытков предъявлено самим юридическим лицом, срок исковой давности исчисляется не с момента нарушения, а с момента, когда юридическое лицо, например, в лице нового директора, получило реальную возможность узнать о нарушении, либо когда о нарушении узнал или должен был узнать контролирующий участник, имевший возможность прекратить полномочия директора, за исключением случая, когда он был аффилирован с указанным директором.
Комментарий.

В случае, когда иск предъявляется участником в интересах общества, стоит понимать, что не имеет значение был ли участник им на момент возникновения убытков. Участник действует не в своих интересах. Повторимся вслед за ВАС РФ, в интересах общества. Поэтому тут важнее, определение даты начала течения срока исковой давности. Когда узнал или должен был узнать текущий участник (например, при приобретении доли в уставном капитале), либо когда должен был узнать предыдущий участник.
Также немаловажное значение и вариант, когда иск подан самим обществом. В этом случае важна реальная возможность получить информацию о наличии убытков. Каким образом она будет определяться, на текущий момент, вопрос неоднозначный. Скорее всего, он будет решаться индивидуально в каждом конкретном деле, пока не потребуется на уровне пленума ВАС РФ устранить разные подходы в правоприменении.

11. В силу части 2 статьи 225.8 АПК РФ решение об удовлетворении требования по иску учредителя (участника) о возмещении убытков принимается в пользу юридического лица, в интересах которого был предъявлен иск. При этом в исполнительном листе в качестве взыскателя указывается учредитель (участник), осуществлявший процессуальные права и обязанности истца, а в качестве лица, в пользу которого производится взыскание — юридическое лицо, в интересах которого был предъявлен иск.
Комментарий.

Вопрос, по сути, технический. Касается только реквизитов исполнительного листа, что впрочем, изменяет содержание закона об исполнительном производстве.

12. Содержащиеся в настоящем постановлении разъяснения подлежат применению также при рассмотрении арбитражными судами дел о взыскании убытков с ликвидатора (членов ликвидационной комиссии), внешнего или конкурсного управляющих, если иное не предусмотрено законом или не вытекает из существа отношений.
Комментарий.

Существо отношений. Ответчикам крайне непросто будет убеждать, что существо отношений не допускает применение данного постановления. А если так, то перечисленные субъекты расширяют количество дел, где это постановление будет применяться и где будут рассматриваться вопросы о взыскании убытков. Хотя подобное и так уже было.

Данный комментарий подготовлен Виталием Ветровым, управляющим партнером юридической фирмы «Ветров и партнеры» в августе-сентябре 2013.

p.s. В октябре 2014 мы провели исследование арбитражной практики применения норм, касающихся привлечения руководителей организации к ответственности. Результаты мы отразили в прилагаемой инфографике.

Смотрите наш видеоподкаст на тему взыскания убытков с директора:

p.s.s. Рекомендуем почитать наш блог, посвященный юридическим и судебным кейсам (арбитражной практике), и ознакомиться с материалам в Разделе «Статьи».

Звоните или пишите прямо сейчас!

Телефон +7 (383) 310-38-76
Адрес электронной почты info@vitvet.com

Юридическая фирма «Ветров и партнеры»

больше чем просто юридические услуги

Взыскание убытков с бывшего директора

Сам по себе факт дачи со стороны ВАС РФ разъяснений по вопросам, касающимся возмещения убытков, причиненных действиями (бездействием) лиц, входящих или входивших в состав органов юридического лица, наглядно демонстрирует значимость и явный рост количества подобных дел, а также отсутствие единообразия судебной практики в данной сфере.

Несмотря на то, что разъяснения особенностей применения законов и иных нормативных правовых актов делаются ВАС РФ, прежде всего, для нижестоящих судов, на практике же профессиональные юристы, чья работа связана с судебным представительством, должны быть знакомы с позицией высшей судебной инстанции по конкретному вопросу не в меньшей степени.

Разъяснения высших судебных инстанций позволяют установить действительное содержание правовых норм, которое зачастую может значительно отличаться от сухих формулировок закона. С учетом того, что условия применения конкретной нормы (гипотеза) не всегда указаны в соответствующей норме, на практике возникает немало споров, связанных с установлением круга обстоятельств, которые должны быть исследованы судом. Разъяснения ВАС РФ, которые обобщают практику применения законов и иных нормативных правовых актов, направлены, прежде всего, на приведение практики их применения к единообразию.

Разъяснения ВАС РФ, изложенные в Постановлении №62 от 30 июля 2013 года, как раз и содержат в себе указание на обстоятельства, которые должны быть проверены судами при разрешении споров о возмещении убытков, причиненных лицами, входящими в состав органов юридического лица, поэтому последним также целесообразно ознакомиться с данными разъяснениями.

Итак, что же такого особенного указал ВАС РФ в своем Постановлении? На самом деле, в Постановлении содержится большой массив полезной информации, часть из которой, конечно же, имеет сугубо юридическое значение, но часть будет небезынтересна и для непосредственных участников отношений, связанных с возмещением убытков.

Постараюсь остановиться на наиболее знаковых моментах Постановления №62 от 30 июля 2013 года:

А судьи кто?

Прежде всего, остановлюсь на пункте 9 Постановления, в котором ВАС РФ разрешил спор о подведомственности дел о возмещении убытков, причиненных действиями (бездействием) директора юридического лица. Данная категория дел подлежит рассмотрению в арбитражных судах РФ по правилам главы 28.1 Арбитражного процессуального кодекса РФ.

Особенность ситуации состоит в том, что директор в соответствии с Трудовым кодексом РФ является работником организации, который несет полную материальную ответственность за прямой действительный ущерб, причиненный организации. При этом порядок возмещения убытков регулируется действующим гражданским законодательством.

Дела по спорам между работодателем и работником (в ситуации, когда речь идет не о руководителе) о возмещении последним убытков, причиненных при исполнении трудовой функции, как дела с участием граждан, организаций о защите нарушенных прав, по спорам, возникающим из гражданских и трудовых правоотношений, в силу части 1 статьи 22 Гражданского процессуального кодекса РФ подведомственны судам общей юрисдикции.

ВАС РФ в своем Постановлении, учитывая необходимость при рассмотрении дел по искам о возмещении убытков, причиненных директорами, применения специального корпоративного законодательства, а также специфику отношений, возникающих между сторонами спора, дал расширительное толкование пункта 4 статьи 225.1 Арбитражного процессуального кодекса РФ. В настоящее время, с учетом разъяснения ВАС РФ, вопрос о подведомственности подобных дел, ранее возникавший в практике, решен однозначно.

Отмечу, что отнесение дел о возмещении убытков, причиненных директорами, к подведомственности арбитражных судов, влечет распространение на данные дела действия специфики рассмотрения споров в арбитражных судах. На практике это проявляется, прежде всего, в обязательном правовом обосновании сторонами спора своих позиций и большей значимости письменных доказательств в системе доказательств в сравнении со свидетельскими показаниями.

Кому интересно?

В пунктах 10 – 11 Постановления, ВАС РФ, ссылаясь на действующие нормы Гражданского кодекса РФ и Арбитражного процессуального кодекса РФ, указывает на возможность предъявления исков о возмещении убытков, причиненных лицами, входящими в состав органов юридического лица, не только самими юридическими лицами, которым были причинены убытки, но и участниками юридических лиц. В последнем случае, речь идет о предъявлении участником юридического лица иска в интересах юридического лица, чьи права были нарушены в результате действий лиц, входившим в состав его органов. Соответственно, в случае удовлетворения иска участника о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу, Ответчик обязан перечислить денежные средства именно юридическому лицу.

Значимость возможности предъявления иска участником в защиту прав юридического лица, наглядно проявляется на примере ситуации, когда в составе участников организации несколько лиц, при этом контролирующий участник, без согласия которого невозможно принять решение общего собрания участников о прекращении полномочий у директора, аффилирован с директором, причинившим убытки. В указанной ситуации, оставшиеся участники общества, не имеющие возможность прекратить полномочия директора, причинившего убытки, и обязать данного директора от имени общества предъявить иск к себе же, вправе самостоятельно обратиться в арбитражный суд с иском в защиту прав юридического лица.

На практике, участники юридического лица и ранее, до Постановления ВАС РФ предъявляли иски в защиту юридического лица. Важным является то, что в своих разъяснениях ВАС РФ указывает на специфику определения момента начала течения срока исковой давности по требованиям о возмещении убытков. Приведенные ВАС РФ примеры позволяют с большей степенью определенности установить момент начала течения указанного срока для различных ситуаций.

Кто виноват? И что делать?

После того, как мы определились с тем, кто и куда вправе обращаться с иском, необходимо понять, от кого юридическое лицо или участник, выступающий в его защиту, вправе требовать возмещения причиненных убытков. Для анализа данного вопроса необходимо обратить внимание на содержание пунктов 1, 7 и 12 Постановления ВАС РФ.

В Постановлении ВАС РФ достаточно часто встречается фраза «лицо, входящее в состав органов юридического лица».

Кто же из лиц, входящих в органы юридического лица, потенциально может причинить убытки обществу? Конечно, на ум, прежде всего, приходит мысль о руководителе организации, осуществляющем оперативное руководство ее деятельностью, действия которого, как правило, и порождают для юридического лица права и обязанности. Однако понятие «лицо, входящее в состав органов юридического лица» намного шире. В пункте 1 Постановления ВАС РФ раскрывает данное понятие путем перечисления и включает в его содержание следующих лиц:

— единоличный исполнительный орган — директор, генеральный директор и т.д., временный единоличный исполнительный орган, управляющая организация или управляющий хозяйственного общества, руководитель унитарного предприятия, председатель кооператива и т.п.;

— члены коллегиального органа юридического лица — члены совета директоров (наблюдательного совета) или коллегиального исполнительного органа (правления, дирекции) хозяйственного общества, члены правления кооператива и т.п.

В пункте 12 Постановления ВАС РФ дополняет перечень лиц, указывая на то, что содержащиеся в Постановлении разъяснения подлежат применению также при рассмотрении арбитражными судами дел о взыскании убытков с ликвидатора (членов ликвидационной комиссии), внешнего или конкурсного управляющих, если иное не предусмотрено законом или не вытекает из существа отношений.

Как видно, абсолютно все лица, входящие в состав любых органов юридического лица, наделенных собственной компетенцией, независимости от продолжительности их деятельности, обязаны действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно (пункт 3 статьи 53 Гражданского кодекса РФ). А в случае нарушения этой обязанности они по требованию юридического лица и (или) его учредителей (участников) должны возместить убытки, причиненные юридическому лицу таким нарушением.

Как же разграничить ответственность между руководителем организации и коллегиальным органом юридического лица? На практике часто возникают вопросы относительно того, обязан ли директор, который, допустим, заключил невыгодную для юридического лица сделку, возмещать убытки, если заключение данной сделки было одобрено коллегиальным органом юридического лица и директор вообще действовал во исполнение указаний таких лиц.

В Постановлении ВАС РФ на указанный вопрос дан абсолютно однозначный ответ – директор несет самостоятельную обязанность действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно, в силу чего совершение им действий, повлекших для организации негативные последствия даже в ситуации одобрения данных действий со стороны коллегиального органа или наличия прямых указаний данного органа на совершение действий, не освобождает директора от обязанности возместить причиненные убытки.

В то же время наряду с таким директором солидарную ответственность за причиненные этой сделкой убытки несут члены указанных коллегиальных органов (пункт 3 статьи 53 Гражданского кодекса РФ, пункт 4 статьи 71 Федерального закона от 26 декабря 1995 года №208-ФЗ «Об акционерных обществах», пункт 4 статьи 44 Федерального закона от 08 февраля 1998 года №14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Необходимо отметить, что ответственность за причиненные организации убытки несут лишь те члены коллегиальных органов юридического лица, кто голосовал за одобрение совершения сделки и дачу указаний директору на совершение действий, повлекших в дальнейшем причинение убытков юридическому лицу. Отдельно стоит отметить, что для решения вопроса об ответственности указанных лиц за причиненные обществу убытки, арбитражные суды обязательно должны исследовать вопрос о том, была ли коллегиальному органу со стороны директора предоставлена вся необходимая и достаточная информация о сделке или действии, требующих одобрения.

Те члены коллегиальных органов юридического лица, кто голосовал против решения, которое повлекло причинение убытков, или, действуя добросовестно, не принимал участия в голосовании, ответственность не несут.

Таким образом, все лица, входящие в состав органов юридического лица, участвующих в управлении, несут в полном объеме ответственность за принимаемые решения.

О важном

Содержание пунктов 2-6 Постановления ВАС РФ считаю необходимым осветить через призму особенностей обстоятельств, которые подлежат исследованию арбитражными судами при рассмотрении дел о возмещении убытков, причиненных лицами, входящими в состав органов юридического лица.

По общему правилу применение гражданско-правовой ответственности в виде взыскания убытков возможно при наличии условий, предусмотренных законом. К таким условиям действующее законодательство и судебная практика относят:

— факт причинения убытков и их размер;

— противоправное поведение причинителя вреда;

— наличие причинно-следственной связи между возникшими убытками и действиями указанного лица;

— вина причинителя вреда.

В соответствии с частью 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса РФ, каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений.

Указанная норма не только распределяет между сторонами бремя доказывания обстоятельств, имеющих значение для разрешения дела, но и устанавливает обязательность подтверждения доказательствами всех обстоятельств. Арбитражный процессуальный кодекс РФ предусматривает ряд исключений из указанного правила (наличие вступившего в законную силу судебного акта, имеющего преюдициальное значение для рассмотрения дела; общеизвестность факта, а также признание факта другой стороной).

Почему я так подробно остановился на вопросе доказывания и обстоятельствах, не требующих доказывания? Дело в том, что в пункте 6 Постановления ВАС РФ установил одно очень интересное правило: с одной стороны ВАС РФ указывает на обязанность Истца доказать наличие у юридического лица убытков, с другой стороны указывает на невозможность полного отказа в удовлетворении требования о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу, только на том основании, что размер этих убытков невозможно установить с разумной степенью достоверности.

По мнению ВАС РФ, в случае, если Истец, несмотря на то, что он обязан доказать размер причиненных убытков, не может доказать данное обстоятельство, то арбитражный суд, рассматривающий дело, должен самостоятельно определить размер подлежащих возмещению убытков с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности.

Указанная позиция, хотя и не является новой для ВАС РФ, достаточно ярко иллюстрирует отношение ВАС РФ к недобросовестному и неразумному поведению, повлекшему причинению убытков юридическому лицу. По существу, ВАС РФ, хотя и устанавливает принципы определения размера подлежащих возмещению убытков, оставляет этот вопрос в большей степени на усмотрение суда. Соответственно, рассматривая эту ситуацию с точки зрения перспектив обжалования судебного акта, содержащего выводы суда, в том числе, относительно размера подлежащих возмещению убытков, предположу, что мотивировать необходимость увеличения или снижения подлежащих взысканию сумм подателю жалобы будет весьма затруднительно. Как будет складываться практика по данному вопросу, думаю, мы узнаем в самое ближайшее время.

Кроме того, ВАС РФ прямо предусмотрел в своем Постановлении возможность возмещения убытков, возникших в результате привлечения юридического лица к публично-правовой ответственности (налоговой, административной и т.п.), в случае установления недобросовестного и (или) неразумного поведения директора. Таким образом, руководитель организации несет ответственность за наступление любых неблагоприятных последствий для юридического лица, возникших как из гражданско-правовых, так и публично-правовых отношений.

В своем Постановлении ВАС РФ обращает внимание арбитражных судов на то, что негативные последствия, наступившие для юридического лица в период времени, когда в состав органов юридического лица входил директор, сами по себе не свидетельствуют о недобросовестности и (или) неразумности его действий (бездействия), так как возможность возникновения таких последствий сопутствует рисковому характеру предпринимательской деятельности.

При этом, по мнению ВАС РФ, в силу пункта 5 статьи 10 Гражданского кодекса РФ истец должен доказать наличие обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности и (или) неразумности действий (бездействия) директора, повлекших причинение юридическому лицу убытков.

Как видно, ВАС РФ устанавливает для судов обязанность исследовать действия (бездействие) лица, входящего в состав органов юридического лица, с точки зрения их добросовестности и разумности.

Данные категории не являются какими-то новыми обстоятельствами, имеющими значение для дела о взыскании убытков с лица, входящего в состав органов управления юридического лица, а относятся, по моему мнению, к такому условию привлечения к ответственности, как противоправность поведения причинителя вреда. То есть, по итогам исследования поведения Ответчика с точки зрения их добросовестности и разумности, суд как раз и сможет установить его правомерность или противоправность.

На самом деле, разъяснения ВАС РФ, касающиеся оценки добросовестности и разумности действий руководителя, являются, наверное, самыми важными и знаковыми в Постановлении (пункты 2-5 Постановления).

В пунктах 2-3 Постановления ВАС РФ указывает обстоятельства, при установлении которых считаются доказанными недобросовестность и неразумность действий (бездействия) директора.

Итак, недобросовестность действий (бездействия) директора считается доказанной, в частности, когда директор:

1) действовал при наличии конфликта между его личными интересами (интересами аффилированных лиц директора) и интересами юридического лица. В случае, если информация о конфликте интересов была заблаговременно раскрыта и действия директора были одобрены в установленном законодательством порядке, действия директора не могут быть квалифицированы как недобросовестные;

2) скрывал информацию о совершенной им сделке от участников юридического лица, либо предоставлял участникам юридического лица недостоверную информацию в отношении соответствующей сделки;

3) совершил сделку без требующегося в силу законодательства или устава одобрения соответствующих органов юридического лица. Необходимо учитывать, что факт получения директором от уполномоченных органов юридического лица необходимого одобрения совершения сделки, повлекшей за собой неблагоприятные последствия для юридического лица, при наличии иных обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестном или неразумном поведении директора, не освобождает последнего от ответственности;

4) после прекращения своих полномочий удерживает и уклоняется от передачи юридическому лицу документов, касающихся обстоятельств, повлекших неблагоприятные последствия для юридического лица;

5) знал или должен был знать о том, что его действия (бездействие) на момент их совершения не отвечали интересам юридического лица.

Речь в рассматриваемом случае идет о совершении сделки (голосовании за ее одобрение) на заведомо невыгодных для юридического лица условиях или с заведомо неспособным исполнить обязательство лицом («фирмой-однодневкой» и т.п.).

К обстоятельствам, установление которых свидетельствует о неразумности поведения директора, ВАС РФ отнес случаи, когда директор:

1) принял решение без учета известной ему информации, имеющей значение в данной ситуации;

2) до принятия решения не предпринял действий, направленных на получение необходимой и достаточной для его принятия информации, которые обычны для деловой практики при сходных обстоятельствах;

3) совершил сделку без соблюдения обычно требующихся или принятых в данном юридическом лице внутренних процедур для совершения аналогичных сделок (например, согласования с юридическим отделом, бухгалтерией и т.п.).

При исследовании данных обстоятельств необходимо учитывать, насколько совершение того или иного действия входило или должно было, учитывая обычные условия делового оборота, входить в круг обязанностей директора, в том числе с учетом масштабов деятельности юридического лица, характера соответствующего действия и т.п.

И напоследок

Дополнительно к изложенному отмечу также, что ВАС РФ не ставит возможность предъявления иска о возмещении убытков к лицу, входящему в состав органов юридического лица, в зависимость от того, имелась ли у юридического лица возможность возмещения своих имущественных потерь при помощи иных способов защиты гражданских прав, например, путем применения последствий недействительности сделки, истребования имущества юридического лица из чужого незаконного владения, взыскания неосновательного обогащения, а также от того, была ли признана недействительной сделка, повлекшая причинение убытков юридическому лицу.

При этом, в случае, если имущественные потери юридическому лицу уже возмещены посредством иных мер защиты, требования к директору о возмещении убытков не подлежат удовлетворению, независимо от установления недобросовестности и (или) неразумности его поведения, повлекшего убытки для юридического лица.

Постановление ВАС РФ содержит очень много информации, полезной как для юристов, чья работа связана с судебным представительством, так и для руководителей юридических лиц, чьи действия постоянно подвергаются оценке со стороны иных органов юридического лица на предмет соответствия их интересам организации. В данной статье я постарался отразить наиболее интересные и практикообразующие разъяснения ВАС РФ.

Антон Кузьмин, партнер компании «ЮрИнвест»:

«Мне самому довелось представлять интересы Ответчика по иску юридического лица к бывшему директору о возмещении убытков, размер которых исчислялся десятками миллионов рублей. Это позволило оценить то, как Постановление ВАС РФ №62 от 30 июля 2013 года работает на практике, какие сложности возникают в процессе доказывания сторонами своих позиций. В результате рассмотрения дела Арбитражный суд Кемеровской области, согласившись с нашей позицией, отказал Истцу в удовлетворении требований в полном объеме. Точка в споре еще не поставлена, судебный акт не вступил в законную силу и, однозначно, дело будет предметом рассмотрения вышестоящих судебных инстанций, но совокупность установленных обстоятельств и сформированная правовая позиция позволяет мне сделать вывод о высоких перспективах (о высокой вероятности) разрешения дела в пользу нашего клиента. В любом случае я отношу это дело к категории дел высокой сложности.

Руководителям организаций, с которыми прекращаются трудовые отношения по любым основаниям, я могу порекомендовать обязательное оформление передачи новому руководителю всех документов и товарно-материальных ценностей. При этом акты приема-передачи должны быть максимально подробными. Еще лучше будет обратиться к квалифицированным консультантам, которые смогут разъяснить все имеющиеся риски, связанные с прекращением полномочий директора в каждом конкретном случае, а также помогут оформить все надлежащим образом.

Практика возмещения убытков руководителями организаций только формируется, но уже сейчас можно сделать вывод, что ВАС РФ разъяснил особенности мощнейшего механизма защиты прав и законных интересов организаций, что, безусловно, вызовет значительный рост данной категории дел.»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *