Вывод активов перед банкротством

Содержание

Вывод активов и «сплошное обжалование»: недобросовестные схемы в банкротстве

За первую половину 2019 года кредиторы включили в реестры банкротов-должников 1,1 трлн. руб. требований. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года эта сумма увеличилась почти в два раза. Чтобы уйти от необходимости возвращать деньги несостоятельные предприятия и физлица идут на различные злоупотребления и даже нарушения.

Особняк должника и миллионы по цепочке

Один из популярных способов – незадолго до банкротства продать свое имущество третьим лицам. Похожим образом поступил бывший депутат Законодательного собрания Челябинской области, Олег Назаров. Он продал три квартиры в Челябинской области, коттедж в московском поселке «Барвиха Клаб» площадью 386,1 кв. м, земли и машины. Но суд постановил «вернуть» эти объекты в конкурсную массу. Постепенно имущество реализовали, погасив часть долгов. Вместе с тем, возник вопрос, что делать с элитным домом на Рублевке. Цены на подобный актив варьируются от 45 до 80 млн руб. Должник утверждал, что это единственное жилье для него, жены и несовершеннолетнего сына. А значит, на него распространяется исполнительский иммунитет: закон запрещает налагать взыскание на такую недвижимость.

Практика Верховный суд объяснил, когда можно лишиться последнего жилья

АС Челябинской области отклонил эти доводы и указал на недобросовестность бизнесмена, который, зная своих долгах, стремительно распродавал все имущество, включая другие квартиры (дело № А76-11986/2016). Должник целенаправленно выводил все жилье из конкурсной массы, чтобы защитить исполнительским иммунитетом наиболее дорогой объект, решил судья Александр Осипов. Апелляция отменила акт нижестоящей инстанции, сославшись на то, что семья бывшего парламентария действительно проживает в коттедже уже больше 10 лет и кроме этого дома жене с ребенком негде жить. Кроме того, 18-й ААС обратил внимание на то, что в особняке проживает старшая дочь Назарова с мужем и маленьким ребенком. Таким образом, даже очень дорогую недвижимость банкроту удастся спасти, если для его семьи с несовершеннолетним ребенком элитный актив является единственным жильем.

Спецвыпуск: Банкротство Банкротство в Верховном суде: 10 дел, о которых нужно знать

Подобные схемы активно используют и юрлица. Так, компания «Авангард» перед банкротством продала обществу «Аспром» землю вместе со зданием за 5 млн руб. Конкурсный управляющий несостоятельной фирмы обнаружил, что после приобретения имущества за такую цену покупатель перепродал его уже за 32,2 млн руб. и ликвидировался (дело № А43-5622/2016). А в деле № А40-33328/2016 компания «Инвестиционный Торговый Бизнес Холдинг», получив от Инвестторгбанка кредит на 300 млн руб., по цепочке сделок передала эти средства другим фирмам и физлицам.

Операции эти провели менее чем за год до того, как ЦБ назначил в банке временную администрацию – Агентство по страхованию вкладов. АСВ обжаловало спорные соглашения, доказав, что 300 млн руб. через цепочку сделок фактически ушли акционерам кредитной организации. Суды признали спорные соглашения недействительными и постановили, что истинные заемщики должны вернуть эту сумму банку.

Если вывод активов произошел под прикрытием судебного решения, то для оспаривания таких действий чаще всего потребуется еще и отменить принятые судебные акты. Последний вариант конечно заметно сказывается на сроках процедуры банкротства, но, как правило, не спасает недобросовестных должников.

Денис Быканов, управляющий партнер MGP Lawyers MGP Lawyers Федеральный рейтинг группа Банкротство группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения Профайл компании ×

Сложное оспаривание

Но обжаловать подобные сделки в банкротстве непросто, так как у истцов нет доступа ко всей документации и сведениям об этих операциях. Учитывая такую особенность, правоприменитель упростил задачу заявителям в таких спорах. Истцам достаточно подтвердить существенные сомнения в реальности сделки и ее действительную цель, а ответчик уже должен опровергнуть эти аргументы (п. 20 Обзора судебной практики Верховного суда № 5, который утвержден Президиумом ВС РФ 27 декабря 2017 года). К тому же, бывает сложно собрать доказательства и верно их квалифицировать, рассказывает Анастасия Муратова, юрист Олевинский, Буюкян и партнеры Олевинский, Буюкян и партнеры Федеральный рейтинг группа Банкротство 6 место По выручке на юриста (Меньше 30 Юристов) 32-33 место По количеству юристов 33 место По выручке Профайл компании × .

Спецвыпуск: Банкротство Как взыскать долги: инструкция кредитору

Эксперт поясняет, что на практике одна и та же сделка зачастую содержит в себе признаки недействительности по разным причинам одновременно: «Поэтому важен не только сбор доказательств (выписки по счетам должника, сведения о его имуществе на различные периоды, документы по конкретным сделкам), но и их правильная интерпретация». Осложняет ситуацию и то, что в таких схемах всё чаще используются офшоры, предупреждает Татьяна Рокотян из Казаков и партнеры Казаков и партнеры Федеральный рейтинг группа Банкротство группа Уголовное право группа Природные ресурсы/Энергетика 17 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 26-28 место По количеству юристов 29 место По выручке Профайл компании × предупреждает: «Для доказательства их заинтересованности кредитору необходимо проделать долгий, а порой и дорогостоящий путь расследования взаимоотношений этой компании с должником».

Причиной, по которой схемы по выводу активов работают, является как формальный подход судей к решению споров о признании недействительными сделок должника, так и сложность с доказательственной базой. Ведь, ни одна сторона по спору не будет приносить суду «на блюдечке» доказательства неправомерности сделки с ней.

Станислав Петров, руководитель практики банкротства Инфралекс Инфралекс Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа Банкротство группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Транспортное право группа Цифровая экономика группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Интеллектуальная собственность группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Налоговое консультирование группа Налоговые споры 4 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 6 место По выручке 15 место По количеству юристов ×

При банкротстве сложно «спрятать» недвижимость или авто, но деньги, вовремя переведенные на банковские счета не самых близких родственников или друзей, вернуть кредиторам практически невозможно, резюмирует Светлана Тарнопольская, партнер Юков и Партнеры Юков и Партнеры Федеральный рейтинг группа Банкротство группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Уголовное право группа Экологическое право 8 место По количеству юристов 14 место По выручке 20 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) Профайл компании × .

Срок для оспаривания Основание для оспаривания
1 месяц до принятия заявления о признании банкротом

Когда сделка привела или может привести к досрочному удовлетворению требований одних кредиторов перед другими. Если одному из кредиторов оказано предпочтение.

6 месяцев до принятия заявления Когда сделка направлена на обеспечение обязательства, возникшего до ее совершения. Если операция изменила или может изменить очередность удовлетворения требований одного из кредиторов должника.
6 месяцев до принятия заявления Когда кредитор или контрагент по сделке знал о признаках несостоятельности должника или недостаточности его имущества.
1 год до принятия заявления Когда по сделке получено неравноценное встречное предоставление. Если цена в худшую для должника сторону отличается от цены по аналогичным операциям.
3 года до принятия заявления Если сделка причиняет вред имущественным правам и интересам кредиторов и другая сторона соглашения знала о такой противоправной цели.

Схемы, которые остановили суды

Суды стараются отслеживать обсуждаемые схемы и вовремя их пресекать. Так, до недавнего времени должники часто выводили ликвидные активы, внося их как вклады в уставной капитал контролируемой им компании, рассказывает Станислав Петров, руководитель практики банкротства Инфралекс Инфралекс Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа Банкротство группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Транспортное право группа Цифровая экономика группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Интеллектуальная собственность группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Налоговое консультирование группа Налоговые споры 4 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 6 место По выручке 15 место По количеству юристов × . Фирма в итоге продавала такое имущество по цепочке сделок в руки конечным бенефициарам. Но 9-й ААС в споре «Рост Банка» (дело № А40-222734/2018) изменил эту практику, признав такие сделки недействительными.

Верховный суд пресек в этом году и схему по так называемому «банкротному туризму». Начиналось все с того, что Внешэкономбанк подал заявление о банкротстве бенефициара банка «Мастер-Капитал» Феликса Бажанова в Арбитражный суд Московской области. А на следующий день после этого банкир сменил место регистрации с Московской области на Рязанскую, после чего направил в суд ходатайство и попросил вернуть заявление кредитору как поданное с нарушением правил подсудности (дело № А41-40947/2018). Но первая инстанция приняла его к производству. Суд указал, что Внешэкономбанк подал заявление правильно. 10-й ААС отменил это решение. Тогда кредитор пожаловался в ВС и обратил внимание, что на момент подачи заявления Бажанов был прописан в Московской области.

Банкротный туризм должен расцениваться судами как представление заведомо недостоверных сведений о месте жительства. Это должно исключать освобождение гражданина от обязательств. Тогда желающих рискнуть сменить регистрацию для проведения процедуры банкротства в другом регионе станет значительно меньше.

Алексей Николаев, управляющий партнер ЮрТехКонсалт

Изменение места регистрации на следующий день после того, как банк подал заявление о банкротстве, говорит о недобросовестном поведении должника. Ведь он с 1981 года жил в Подмосковье и никаких разумных объяснений для смены регистрации не привел. Кроме того, уже на следующий день после «переезда» Бажанов обратился с заявлением о собственном банкротстве в Арбитражный суд Рязанской области (дело № А54-4604/2018). По мнению банка, это дает должнику возможность искусственно контролировать подсудность дела о банкротстве. В исключительных случаях настоящее место жительства должника может не совпадать с информацией, содержащейся в документах регистрационного учета, указал ВС. Кредитор может доказать это в суде. Например, представить доказательства, которые касаются поведения должника в период инициирования банкротного дела.

Некоторые схемы непросто пресечь, потому что они эволюционируют. Так произошло с созданием подконтрольной кредиторской задолженности. Раньше ее просто «рисовали», подписывая фиктивные договоры, не имевшие реального исполнения, рассказывает партнер VEGAS LEX VEGAS LEX Федеральный рейтинг группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Экологическое право группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Налоговое консультирование группа Природные ресурсы/Энергетика группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Страховое право группа Банкротство группа ТМТ 2 место По выручке 2 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 6 место По количеству юристов Профайл компании × Александр Вязовик. Сейчас недобросовестные должники стали действовать хитрее, говорит эксперт: «Реальные поставки смешивают с фиктивными, сопровождают это взаиморасчетами и прочими операциями, которые затрудняют определение искусственного характера долга».

Сейчас популярность набирает банкротство ликвидируемого должника. Дружественный кредитор подает заявление о банкротстве, а должник принимает решение о ликвидации компании. Такой механизм позволяет сразу перейти в процедуру конкурсного производства и назначить дружественного должнику конкурсного управляющего. Иные кредиторы на этот процесс повлиять не могут, поскольку доказать связь этого должника и кредитора сложно. Законодатель уже долгое время не закрывает этот пробел.

Андрей Набережный, руководитель проектов Яковлев и Партнеры Яковлев и Партнеры Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (средние и малые споры — mid market) группа Банкротство ×

Хитрости кредиторов

Злоупотребления правом со стороны конкурсных кредиторов можно встретить намного реже, чем со стороны должников или арбитражных управляющих, констатирует Вязовик. Но на практике встречаются и такие случаи, поскольку банкротство – это часто «война всех против всех», добавляет он. Действия кредиторов направлены на то, чтобы их требования удовлетворили вперед других. Для этого кредитор, как правило, вступает в сговор с должником, либо арбитражным управляющим, рассказывает эксперт.

Спецвыпуск: Банкротство Как юрлицу выбрать арбитражного управляющего: инструкция

Миноритарные кредиторы порой начинают обжаловать любые действия управляющего, чтобы заставить мажоритарных кредиторов поскорее расплатиться с первыми. Жалобы на арбитражного управляющего направляются не только в суд, но и в Росреестр, который привлекает управляющих к административной ответственности практически за любые, даже незначительные нарушения, предупреждает Вязовик: «Часто такие действия миноритарного кредитора парализуют процедуру банкротства, чрезмерно затягивают её, что приводит к увеличению расходов на процедуру, как следствие – уменьшению конкурсной массы». В итоге часто другим кредиторам проще выкупить требования такого миноритария.

От подобного недобросовестного поведения стоит защищаться, взыскивая с таких кредиторов судебные расходы, рекомендует партнер Vegas Lex: «Благо, судебная практика позволяет это делать. Тогда для миноритарного кредитора тактика заваливания суда бесконечными жалобами и требованиями может стать экономически невыгодной».

Еще одна схема, когда кредитор, просудивший текущий долг у должника, получает исполнительный лист, с которым идет в банк и принудительно взыскивает задолженность. Банк, получивший исполлист, при поступлении на счет должника денег обязан перевести их кредитору, предупреждает Петров: «Такую сделку легко оспорить и вернуть деньги, если только получивший их кредитор не запустит цепочку сделок по переводу средств другим лицам».

— Пассивность лиц, которые участвуют в деле о банкротстве.

— Бездействие арбитражного управляющего. В том числе случаи, когда он чрезмерно лоялен к должнику или какому-то кредитору, отмечает Вязовик.

— Отсутствие ресурсов (временных, финансовых) на оспаривание сделок и другие действия по возврату активов.

Нужен новый подход

Необходимо полностью исключить возможность, при которой управляющего выбирает должник, считает Тарнопольская. Единственный вариант создать полностью честное банкротство – достойно финансировать из госбюджета работу управляющих, которых выбирает сам суд, уверена эксперт. А Вязовик считает проблемой слишком частое изменение Закона о банкротстве.

Когда изменения направлены на устранение пробелов или повышение эффективности процедур, то можно только радоваться, наверное. Когда же речь идет о корректировках, призванных предоставить дополнительные гарантии отдельным группам участников процедур, хотелось бы, чтобы это делалось более взвешенно и системно, сопровождалось обсуждением с профессиональным сообществом.

Александр Вязовик, партнер VEGAS LEX VEGAS LEX Федеральный рейтинг группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Экологическое право группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Налоговое консультирование группа Природные ресурсы/Энергетика группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Страховое право группа Банкротство группа ТМТ 2 место По выручке 2 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 6 место По количеству юристов Профайл компании ×

Юристу хочется, чтобы процедуры банкротства носили не только ликвидационный характер, но и способствовали реабилитации жизнеспособного бизнеса должников, которые столкнулись с временными сложностями. Сейчас такие должники практически лишаются шанса на восстановление нормальной деятельности, если в отношении них инициирована процедура банкротства, констатирует Вязовик.

  • Арбитражный процесс
  • Банкротство

Как инспекторы пресекают вывод имущества при банкротстве

Как инспекторы пресекают вывод имущества при банкротстве

Налоговики вправе оспорить даже сделку трехлетней давности

План действий инспекций по борьбе с выводом имущества

Контролеры вправе взыскать долг и после окончания банкротства

Если компания не способна расплатиться по своим обязательствам, кредиторы могут подать заявление на ее банкротство (см. врезку ниже). В том числе это вправе сделать и налоговая инспекция. В преддверии банкротства многие собственники пытаются вывести активы из неплатежеспособного общества. Чем меньше будет конкурсная масса, тем больше долгов спишут без погашения (Федеральный закон от 26.10.02 № 127‑ФЗ «О несостоятельности (банкротсве)», далее — Закон № 127-ФЗ). Это выгодно собственнику бизнеса.

Однако налоговики заинтересованы в том, чтобы пресечь вывод активов. Тогда они смогут получить больше денежных средств в погашение налоговой недоимки.

Когда в отношении компании можно начать процедуру банкротства

Признак 1. Арбитражный суд вправе возбудить производство по делу о банкротстве при условии, что требования к должнику — юридическому лицу в совокупности составляют не менее 300 тыс. рублей (п. 2 ст. 6 Закона № 127-ФЗ).

Признак 2. Просрочка с оплатой обязательств превышает три месяца (п. 2 ст. 3 Закона № 127-ФЗ).

Налоговики намерены лучше защищать активы банкротов от вывода

В распоряжении редакции «ПНП» оказался документ УФНС России по г. Москве, посвященный незаконному выводу имущества при банкротстве. В нем налоговое руководство направляет нижестоящим инспекциям копию определения ВС РФ от 12.09.16 № 306-ЭС16-4837.

В этом деле компания продала объект незавершенного строительства за 6,5 млн рублей. Через несколько недель в отношении нее возбудили дело о банкротстве. Переход права собственности на незавершенное строительство зарегистрировали уже после начала процедуры наблюдения. Управляющий изучил сделку и признал ее правомерной. Ведь деньги в полном объеме поступили на счет компании-должника.

Однако меньше чем через четыре месяца новый собственник незавершенки продал объект за 111 млн рублей, то есть дороже в 17 раз. Кредиторы посчитали, что компания-должник незаконно вывела активы. И обвинили временного управляющего в бездействии. Он обязан был принять меры по возврату имущества в конкурсную массу.

Первая судебная инстанция отклонила претензии. А вот все остальные инстанции, включая Верховный суд, признали их правомерными. По их мнению, управляющий обязан был проанализировать договор и провести независимую оценку объекта. И в случае существенного занижения цены оспорить подозрительную сделку в порядке статьи 61.2 Закона № 127‑ФЗ. Но управляющий аналитическую работу не провел. В итоге суд отстранил его от исполнения обязанностей управляющего.

Какие подозрительные сделки вправе оспорить управляющий

Сделка совершена с лицом, которое не является кредитором компании. Основной критерий подозрительности — существенное занижение рыночной цены сделки. Закон № 127‑ФЗ не раскрывает понятие «существенность», оно остается на усмотрение управляющего и суда. Управляющий вправе оспорить подозрительные сделки, если они проведены в течение одного года до или после принятия заявления о банкротстве (п. 1 ст. 61.2 Закона № 127‑ФЗ). Так, если заявление о банкротстве было подано 10 января 2017 года, то оспорить могут сделки, совершенные после 10 января 2016 года.

Период оспаривания может быть расширен до трех лет (п. 2 ст. 61.2 Закона № 127‑ФЗ). В нашем примере это период после 10 января 2014 года. Такое расширение возможно, если налоговики докажут наличие трех обстоятельств (п. 5 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.10 № 63):

· целью сделки было причинение вреда имущественным правам кредиторов;

· кредиторам был причинен имущественный вред;

· контрагент знал или должен был знать об этой цели должника.

Если хотя бы одно из этих обстоятельств не будет доказано, суд откажет в признании сделки недействительной. О том, что целью сделки было причинение вреда кредиторам, свидетельствует тот факт, что в результате сделки должник передал более 20 процентов своих активов. Об этом также говорит то, что должник уничтожил (исказил) первичные документы или продолжал распоряжаться переданным активом.

Кредиторы вправе оспаривать сделки, если ее цена существенно отличается от рыночной. Таблица на стр. 70 содержит примеры разниц в ценах, которую арбитры считают существенной.

Сделка совершена с кредитором компании. Здесь основная причина оспаривания — этому кредитору компания оказала предпочтение при оплате долгов. Рыночность цены не имеет значения. Если кредитор докажет, что не знал о признаках неплатежеспособности должника, то управляющий вправе оспорить сделку, совершенную в пределах месяца до подачи заявления или после его подачи (п. 1 ст. 61.2 Закона № 127‑ФЗ).

Однако по умолчанию считается, что кредитор был в курсе финансовых проблем должника. Если он не докажет обратного, то управляющий вправе оспорить сделку с ним, совершенную в пределах шести месяцев до подачи заявления или после нее (п. 2 ст. 61.2 Закона № 127‑ФЗ). Более ранние сделки оспорить не получится (определение ВС РФ от 08.10.14 № 301-ЭС14-1302).

План действий налоговиков

Описанный случай УФНС привело в качестве примера того, как много средств не поступает в конкурсную массу, из-за чего бюджет недополучает деньги. В итоге налоговое руководство обязало инспекции заранее выявлять подобные случаи на стадиях:

· появления признаков неплатежеспособности;

· инициирования процедуры банкротства налоговиками;

· наблюдения, если банкротство инициировал сам должник или другой кредитор.

Перед первым собранием кредиторов инспекторы обязаны тщательно проанализировать отчетность арбитражного управляющего. Если инспекторы обнаружат основания для оспаривания сделок, то они обязаны незамедлительно обратиться к управляющему и предложить оспорить сделку (п. 1 ст. 61.9 Закона № 127‑ФЗ). По сделкам, признанным недействительными, все имущество возвращается в конкурсную массу (п. 1 ст. 61.6 Закона № 127‑ФЗ).

Если налоговые долги превышают 10 процентов от общей кредиторки должника, то УФНС рекомендует налоговикам подавать заявление об оспаривании в суд самостоятельно (п. 2 ст. 61.9 Закона № 127‑ФЗ). Если налоговая недоимка меньше 10-процентного порога, УФНС советует объединиться с другими кредиторами. Вместе они также смогут подать заявление об оспаривании (определение ВС РФ от 10.05.16 № 304-ЭС15-17156).

Срок исковой давности для оспаривания сделки — один год (п. 2 ст. 181 ГК РФ, п. 32 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.10 № 63). Он исчисляется с момента, когда управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания.

Если конкурсный управляющий будет бездействовать, налоговые инспекторы обязаны в кратчайшие сроки направить в суд жалобу о его отстранении (п. 31 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.10 № 63). А затем рассмотреть вопрос о взыскании с него убытков. То есть настроены проверяющие очень решительно.

Налоговики контролируют оспаривание сделок до возврата имущества в конкурсную массу

Подать заявление об оспаривании сделки в суде — это только полдела. Основная цель налоговиков — вернуть активы должнику. На практике управляющие иногда пытаются оспорить сделку, другая ее сторона подает встречный иск, а затем они заключают мировое соглашение. В нем сумма, которую получает компания-должник, все равно меньше рыночной цены переданного актива.

В одном таком случае на практике налоговики оспаривали факт заключения мирового соглашения. Инспекторы настаивали, что такое соглашение нарушает права кредиторов на наиболее полное погашение требований, включенных в реестр. А управляющий не доказал, что спорные активы нельзя вернуть в конкурсную массу и продать по рыночной цене. К тому же Закон № 127‑ФЗ не предусматривает возможность заключения мирового соглашения по обособленному спору.

Верховный суд нашел аргументы налоговиков веским основанием для пересмотра дела (определение от 24.04.15 № 303-ЭС14-8747). А при повторном рассмотрении кассация постановила вернуть активы в конкурсную массу, не утвердив мировое соглашение (постановление АС Дальневосточного округа от 17.08.15 № Ф03-2883/2015, оставлено в силе определением ВС РФ от 09.11.15 № 303-ЭС14-8747).

Инспекторы иногда завышают свои требования, включенные в реестр

В одном из дел проверяющие оспаривали сделку компании, которая подарила несколько квартир перед банкротством. Однако одариваемые в свою очередь оспорили право налоговиков вообще требовать что-либо. Они заявили, что налоговая недоимка в реестре сильно завышена. Якобы, когда суд рассматривал вопрос о включении их в реестр, инспекторы представили требования об уплате налога, удвоенные или утроенные. Суд, не разобравшись в сути претензий, просто суммировал все требования. Но Верховный суд РФ счел, что такие обвинения требуют повторного рассмотрения дела (определение от 29.09.14 № 302-ЭС14-3).

Таким образом, если налоговики оспаривают подозрительную сделку по своей инициативе, в первую очередь проверьте, вправе ли они подавать такие иски. Для этого их доля (или общая доля нескольких объединившихся кредиторов) в реестре требований должна превышать 10 процентов. При этом не учитывается размер требований кредитора, в отношении которого сделка оспаривается, и его аффилированных лиц. Возможно, отказ от включения в реестр небольшого требования, которое само по себе не существенно, лишит налоговых инспекторов права на самостоятельное оспаривание сделки.

Пример:

Реестр кредиторов включает в себя требований на 100 млн рублей. Налоговики намерены оспорить сделку с одним из кредиторов, чья доля в реестре — 18 млн рублей. Инспекторы вправе это сделать, только если их доля превышает 8,2 млн рублей ((100 млн руб. – 18 млн руб.) × 10%)).

Предположим, что требования налоговиков в реестре равны 8 200 200 рублей и состоят из нескольких налоговых долгов. Один из них — штраф за непредставление документов на сумму 600 рублей. Признание его недействительным и исключение 600 рублей из реестра требований лишит инспекторов права самостоятельно оспаривать любые подозрительные сделки. Ведь тогда их доля в реестре составит лишь 8 199 600 рублей, что меньше 10-процентного лимита.

Торги не всегда спасают компанию от оспаривания сделки

В пункте 1 статьи 61.4 Закона № 127‑ФЗ прямо прописано, что сделки на организованных торгах не могут быть оспорены на основании статей 61.2 и 61.3 Закона № 127‑ФЗ. Главное, чтобы заявка компании-должника была адресована неограниченному кругу лиц.

Чтобы обойти этот запрет, проверяющие иногда оспаривают сами торги. Так, АС Волго-Вятского округа рассматривал дело, в котором инспекторы заявляли, что заявка на торги не была адресована неопределенному кругу лиц. Значит, торги не являются организованными, поэтому запрет на оспаривание сделки не действует.

И суд согласился с налоговиками, что запрет не применяется, но уже по другому основанию. Организованными признаются торги, проводимые на регулярной основе по установленным правилам, предусматривающим порядок допуска лиц к участию в торгах (п. 7 ч. 1 ст. 2 Федерального закона от 21.11.11 № 325‑ФЗ «Об организованных торгах»). А компания-должник продала имущество в ходе разовых, а не регулярных торгов. Поэтому сделки могут быть оспорены (постановление АС Волго-Вятского округа от 05.09.16 № Ф01-3007/2016). В этом деле налоговики проиграли лишь потому, что не доказали занижение цены актива или предпочтение одного из кредиторов.

Инспекторы не вправе самостоятельно списывать деньги со счета компании на стадии банкротства

Стремясь пополнить бюджет, инспекторы выписывают инкассовые поручения на средства компании, находящейся в стадии банкротства. Однако этим они нарушают очередность платежей, поэтому иногда им приходится возвращать уже списанные деньги. Так произошло в деле, рассмотренном АС Волго-Вятского округа. Поскольку из-за принудительного списания денег в пользу бюджета у компании не хватило средств на погашение долгов кредиторам с приоритетными очередями.

Суд встал на сторону компании. Налоговикам пришлось вернуть больше 2 млн рублей (постановление от 30.03.15 № Ф01-459/2015).

Налоговики могут взыскать имущество даже после окончания процедуры банкротства

По общему правилу с юридического лица, которое уже исключено из ЕГРЮЛ, ничего не взыщешь. В случае с банкротством это не так. Кредиторы, чьи требования не были удовлетворены, вправе взыскивать средства с третьих лиц, которые незаконно получили имущество обанкротившейся компании (п. 11 ст. 142 Закона № 127‑ФЗ). И налоговики этим пользуются. Если они смогут доказать незаконность передачи активов, то суд поддержит их требования. Например, если директор неплатежеспособной компании намеренно действовал в ущерб юрлицу (постановление АС Восточно-Сибирского округа от 22.12.15 № Ф02-6579/2015).

Есть неясность, в течение какого срока после завершения банкротства кредитор вправе оспорить сделку. В общем случае срок исковой давности по оспоримым сделкам — один год (п. 2 ст. 181 ГК РФ). Однако в упомянутом деле АС Восточно-Сибирского округа применил срок исковой давности как для последствий недействительной сделки — три года (п. 1 ст. 181 ГК РФ).

Какие способы используют компании, чтобы вывести активы

Зачет фиктивной кредиторки. Некоторые компании используют зачет требований для вывода активов перед банкротством. Порядок действия прост. Сначала они создают кредиторскую задолженность на бумаге. Затем в ее погашение передают имущество по рыночной цене. Поскольку сделка возмездна и стоимость активов не занижена, то оспорить ее гораздо труднее.

Суды в каждом случае решают индивидуально. Так, АС Дальневосточного округа признал зачет правомерным, несмотря на то что о долге не было известно ни прежнему руководству, ни налоговикам, которые проводили выездную проверку в этот период. Суд убедил тот факт, что контрагент по сделке был давним, с ним часто проводили зачеты, по другим сделкам претензий не было (постановление от 21.11.16 № Ф03-5242/2016).

Выплата дивидендов. АС Московского округа рассматривал дело, в котором компания в преддверии банкротства выплатила дивиденды своему кипрскому акционеру в сумме 75 млн рублей. Кроме этого, она уступила право требования на 170 млн рублей другой кипрской компании из своего же холдинга. После этих сделок активы российского общества сократились в 12 раз. Проделано это было сразу после вынесения решения налоговиками о доначислении налога на прибыль. Эти факты убедили суд, что выплата дивидендов и уступка были направлены на вывод активов перед банкротством. Кроме того, именно в результате заключения договоров уступки должник стал отвечать признакам несостоятельности (банкротства). Суд признал сделки недействительными (постановление от 03.11.16 № Ф05-4387/2015).

Неполучение денег по якобы возмездной сделке. Если по подозрительной сделке компания-должник так и не получит деньги, то конкурсный управляющий, скорее всего, ее оспорит. И суд может его поддержать. Так, АС Московского округа признал недействительной продажу товарных знаков на сумму 30 тыс. рублей из-за неполучения денег (постановление от 18.07.16 № Ф05-17723/2015). Хотя сделка была совершена в пределах трех лет до подачи заявления и ее сумма была небольшой, конкурсный управляющий дошел до кассационной инстанции, чтобы вернуть товарные знаки.

В процессе банкротства компании иногда оказывается, что активов осталось намного меньше, чем рассчитывали кредиторы. Это может быть связано с тем, что руководство терпящего бедствие предприятия заранее вывело средства на подставные счета в России или за рубежом. Такие действия получили название незаконный вывод активов должника, и могут привести к последствиям как для кредиторов (они не смогут получить свои деньги), так и для руководителей компании – им может угрожать наказание вплоть до лишения свободы. В данной статье мы разберемся с тем, какие бывают схемы вывод активов, как их распознать, и какая ответственность грозит виновным.

Что считается выводом активов?

Далеко не любое перечисление средств со счетов компании на другие счета может считаться выводом активов – в большинстве случаев это вполне законные и легальные сделки. Про незаконный вывод средств может идти речь в том случае, когда конечной целью этих действия является личное обогащение причастных лиц, сопряжённое с нанесением ущерба предприятию, его акционерам, кредиторам и т. д. На практике доказать, что речь идет именно о незаконном выводе активов, бывает очень сложно – руководство будет утверждать, что это были обычные операции, однако что-то пошло не так (например, подвел партнёр или неправильно рассчитали риски). Потому уголовная ответственность за преднамеренный вывод активов бывает достаточно редко – следствию не удается доказать наличие состава преступления в действиях обвиняемых.

Схемы вывода активов и их признаки

Перечислить все существующие схемы вывода активов предприятия в раках одной статьи не представляется возможным, ведь их существуют десятки, если не сотни, однако наиболее распространенные из них мы упомянем:

  • перевод средств на счета подставных лиц – одна из наиболее распространённых схем, которая в тех или иных вариациях встречается едва ли не в каждом случае банкротства. Представляет собой процедуру, согласно которой деньги, находящиеся на счетах компании, по выдуманным поводам переводятся третьим лицам, часто иностранным. Основаниями для таких переводов могут быть «липовые» договора оказания услуг, возврат несуществующих займов и т. д. Основные признаки вывода активов по этой схеме – крупные переводы за незначительные услуги, явно завышенная стоимость услуг;
  • создание дочернего предприятия или филиала и перевод активов на него – в случае банкротства юридического лица все его дочерние фирмы, а также филиалы обычно не трогают, чем и пользуется руководство. Создаётся новое юридическое лицо, имеющее связи с проблемным, и на него переводятся многие активы материнской компании, часто безвозмездно. Распознать такую схему проще, ведь есть прямая связь между юрлицами;
  • продажа имущества компании по заниженным ценам – также распространенная махинация, когда основные активы предприятия (недвижимость, производственные мощности и т. д.) продаются по стоимости, существенно меньшей, чем их реальная рыночная цена, а разница между реальной и заявленной стоимостью идет непосредственно руководству. Именно заниженные цены являются основным признаком этой мошеннической схемы;
  • выдача кредитов партнёрам с сомнительной платёжеспособностью – больше характерно для банков и подобных финансовых организаций, хотя встречается в других компаниях. Суть состоит в следующем: массово выдаются кредиты на выгодных условиях без залога и основательной проверки платежеспособности. Естественно, заемщиками выступают подставные лица, и полученные «в кредит» средства затем переходят организаторам схемы. Подобный механизм очень нежелателен для кредиторов, поскольку такие сделки очень сложно оспорить.

Как видите, схемы могут быть очень разными, и все предусмотреть невозможно. Кроме того, регулярно появляются новые. Однако даже если деньги были выведены незадолго до банкротства, у кредиторов остается шанс их вернуть – для этого нужно через суд оспорить сомнительные сделки. Но лучше не допускать подобных ситуаций: если вы видите, что компания-должник находится в плохом финансовом положении, нужно пытаться взыскивать средства, не дожидаясь процедуры банкротства, иначе можно столкнуться с тем, что взыскивать будет нечего.

Защита интересов в ходе банкротства

В процессе банкротства компании грамотная юридическая помощь может понадобиться обеим сторонам: для кредиторов нужно максимально эффективно добиться взыскания своих средств и сделать это быстро, а должностным лицам компании, которая признается неплатежеспособной – защититься от обвинений в умышленном банкротстве, незаконном выводе средств и подобных действиях. Действия юристов при этом будут принципиально отличаться, хотя чаще всего это по силам одному и тому же специалисту.

Если адвокат будет представлять кредитора, ему необходимо будет разыскать активы должника при банкротстве, проанализировать сделки за последний период, при нахождении потенциально фиктивных – оспорить их через суд и отменить. Если же речь идет о представлении интересов должника в деле о банкротстве, необходимо доказать, что подобная ситуация произошла не по вине руководства, и незаконных действий с их стороны не совершалось. Это поможет избежать как субсидиарной ответственности, так и уголовного преследования.

Заключение

Вывод активов компании перед банкротством – это то, что нередко совершает руководство, когда понимает, что ситуация плачевная, и исправить ее не удастся. С другой стороны, часто должностных лиц компании-должника безосновательно обвиняют в выводе средств, хотя вся их деятельность находится строго в рамках закона. Для кредиторов выведенные активы – это также большая проблема, поскольку чем больше их вывели, тем меньше шансов взыскать задолженность. В результате и тем, и другим не помешает квалифицированная помощь адвоката по банкротству, который разберется с любыми сложностями, которые возникают в процессе данной процедуры.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *