Выбор способа защиты гражданских прав

ОСОБЕННОСТИ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ НЕКОТОРЫХ СПОСОБОВ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ

Выбор способа защиты гражданских прав

Способы защиты даны субъекту гражданского права законодательством. Проблема же для каждого участника гражданского оборота заключается, как отмечалось, в оптимальном выборе и эффективном использовании и применении предусмотренных законодательством способов защиты.

Как правило, обладатель нарушенного права может воспользоваться не любым, а вполне конкретным способом защиты своего права. Зачастую способ защиты нарушенного права прямо определен специальным законом, регламентирующим конкретное гражданское правоотношение.

Так, например, собственник, который незаконно лишен владения вещью, в соответствии со ст. 301 ГК, вправе истребовать ее из чужого незаконного владения, т.е. восстановить положение, существовавшее до нарушения права. Чаще, однако, обладателю субъективного права предоставляется возможность определенного выбора способа защиты своего нарушенного права.

Например, в договоре подряда, если подрядчик допустил отступления от условий договора, ухудшившие работу, или допустил иные недостатки в работе, заказчик вправе по своему выбору потребовать безвозмездного исправления указанных недостатков в разумный срок, или уменьшения установленной за работу цены, или возмещения своих расходов на устранение недостатков, когда право заказчика устранять их предусмотрено в договоре подряда (ст. 723 ГК).

Закрепление в специальных нормах тех или иных способов защиты, равно как и выбор способа защиты из числа предусмотренных ст. 12 ГК в тех случаях, когда в специальных нормах нет указаний на конкретные способы защиты, в свою очередь, определяются спецификой защищаемого права и характером нарушения.

Например, такие способы защиты, как возмещения убытков и взыскание неустойки, применяются чаще всего при нарушении имущественных прав. напротив, пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, является типичным способом защиты личных неимущественных прав.

Достаточно очевидно влияние на выбор конкретных способов защиты и характера правонарушения. Так, если в результате правонарушения субъективное право полностью уничтожается, восстановить положение, существовавшее до нарушения права, практически невозможно, и потому подлежат применению те способы защиты, которые направлены на заглаживание причиненного вреда, — взыскание убытков и недоимки, возмещение вреда в натуре и т.п. таким образом, хотя обладатель нарушенного субъективного права в очерченных законом рамках самостоятельно выбирает конкретный способ его защиты, сам этот выбор обычно определяется отмеченными выше обстоятельствами.

Судебная защита гражданских прав: признание права

Обычно защита гражданских прав начинается с направления соответствующего требования (претензии, рекламации) и последующих переговоров с лицом, нарушившим право, об устранении им последствий допущенного нарушения. При этом может быть достигнуто мирное урегулирование, в том числе посредством взаимных уступок и компромиссов, что надо считать разумным и целесообразным решением.

В современных условиях, когда возникают сложные имущественные споры и ввиду их многочисленности суды перегружены, практика многих развитых государств идет по пути широкого применения внесудебного урегулирования споров. В этих целях используется институт посредников, задачи которых определяются в специальных положениях (правилах) о посредничестве.

При серьезных правонарушениях, требующих незамедлительного обращения к средствам защиты, возможны более активные действия потерпевшего: обращение в компетентные государственные органы (государственные инспекции, антимонопольные органы, органы прокуратуры) или предъявление иска в суд, поскольку действующее законодательство не предусматривает обязательного соблюдения досудебной (претензионной) процедуры, за исключением обязательств, вытекающих из договора перевозки грузов. В некоторых случаях обращение в суд неизбежно, например для признания нарушенного права или оспоримой сделки недействительной.

Судебная защита предоставляется всем субъектам гражданского права и при любом нарушении их гражданских прав. Лишь в предусмотренных законом и сравнительно редких случаях такая защита осуществляется в административном порядке (ст. 11 ГК). Примером является обращение в антимонопольные органы при выявлении случаев недобросовестной конкуренции или монополизма, причем решение антимонопольного органа также может быть обжаловано в суд.

Судебная защита гражданских прав и свобод трактуется ст. 46 Конституции Российской Федерации как гарантия их осуществления. Гражданский кодекс развивает и детализирует эту норму применительно к осуществлению гражданских прав.

Ст. 11 ГК закрепляет два важных положения:

а) гражданские права подлежат судебной защите независимо от того, имеется ли соответствующее указание в ГК и иных законах. Исключения из этого правила — защита гражданских прав в административном порядке — могут устанавливаться только законом. При этом суд контролирует законность решений, принятых в административном порядке. Когда закон предоставляет субъекту возможность обратиться за защитой нарушенных прав либо в суд, либо к государственному или иному органу, выбор способа защиты принадлежит участнику правоотношения;

б) суд защищает как нарушенное, так и оспариваемое право. Например, одна из сторон гражданского правоотношения считает, что договор заключен, а вторая оспаривает заключение договора или считает сделку ничтожной. В этом случае возможно предъявление в суд иска о признании наличия договорных отношений либо о признании договора действительным, т.е. соответствующим закону.

Статья 12 ГК РФ, устанавливая способы защиты гражданских прав, среди последних называет признание права, отводя ему в ряду перечислений первое место и уже одним этим обстоятельством подчеркивая значимость рассматриваемого способа защиты, его приоритетность по отношению к остальным.

В самом общем смысле признание права является одним из предусмотренных действующим гражданским законодательством случаев признания (установления), т.е. правовой квалификации того или иного явления в рамках существующего публичного правопорядка. Так, именно путем признания производятся установление порочности сделки (признание сделки недействительной), констатация несоответствия закону актов государственных органов и органов местного самоуправления, неплатежеспособности должника-банкрота, установление недееспособности (дееспособности) субъекта права и т.д. Вместе с тем признание права стоит особняком по отношению к другим, однопорядковым явлениям и, в частности, к иным способам защиты гражданских прав.

Прежде всего, признание права прямо обозначено ст. 12 ГК РФ в качестве одного из способов защиты гражданских прав, перечень которых открыт, допустив тем самым возможность нормативного установления иных способов защиты гражданских прав. Однако представляется, что, в отличие от носящих специальный характер способов защиты, основополагающие и универсальные способы перечислены все же непосредственно в ст. 12 ГК РФ. Именно в таком качестве выступает и признание права.

Опираясь на сложившуюся судебную практику, можно с уверенностью утверждать, что как способ защиты гражданских прав признание права применяется и к вещным, и к обязательственным правам. Так, из смысла п. 5 информационного письма № 76 Президиума Высшего Арбитражного Суда от 17 февраля 2014 г Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение: // Вестник ВАС РФ. — 2014. — № 4. — С. 19.. прямо следует, что признание права, возможно в отношении права собственности, права хозяйственного ведения, а также обязательственных прав, например, права из договора. Именно в этом смысле можно говорить об универсальном характере признания права как способа защиты.

Наконец, применительно к другим способам защиты гражданских прав признание права имеет исключительный, можно сказать, краеугольный характер: возможность применения того или иного средства защиты существует лишь для управомоченного лица, т.е. того, за кем существующим публичным порядком признается наличие нарушенного права. В этом смысле верным представляется вывод о предпосылочном характере признания права по отношению к другим способам защиты гражданских прав.

Институт признания права является одновременно и материальным (гражданско-правовым), и процессуальным. Обусловлено это, главным образом, тем обстоятельством, что признание права по форме — исключительно юрисдикционный (судебный) способ защиты гражданских прав, и отчасти тем, что оно обладает большой спецификой и давней историей, позволяющей ему выделиться в самостоятельное явление процессуального права.

Интересна оценка использования института признания права в равной мере как в отношении прав вещных, так и прав обязательственных. Возможность защиты гражданских прав в форме признания права из обязательства без каких-либо оговорок признается нашей судебной практикой и допускается наряду с признанием прав вещных. В данном случае исходят, вероятно, из того известного принципа, что прямой запрет на обращение за защитой обязательственного права в форме его признания не установлен, а потому суды не вправе отказывать в ее применении. При этом, однако, не учитывается чуждость и неэффективность использования рассматриваемого способа защиты в отношении обязательственных прав.

Обращение за защитой права в данном случае — это, по существу, не требование о признании субъективного обязательственного права, а требование об установлении наличия обязательственного правоотношения (п. 5 указанного информационного письма), поскольку первое вне последнего невозможно. Однако признание обязательственного правоотношения существующим само по себе не обеспечит эффективной защиты обязательственного права.

Как известно, содержание любого обязательственного права сводится к двум правомочиям — правомочию требовать от обязанного лица совершения определенных действий и правомочию на защиту нарушенного права. Поэтому признание в судебном порядке субъективного гражданского права из обязательства по сути означает установление наличия у лица именно этих двух правомочий. Однако нарушение правомочия требовать совершения определенных действий (воздержания от их совершения) не устраняется одним фактом его признания и требует применения иных способов защиты, таких, например, как присуждение к исполнению обязанности в натуре, прекращение или изменение правоотношения, возмещение убытков, взыскание неустойки и т.д. (ст. 12 ГК РФ).

Вместе с тем при обращении лица, считающего себя управомоченным в рамках обязательственного правоотношения, за непосредственной защитой своего права одним из указанных способов суд должен будет установить наличие или отсутствие между сторонами обязательства и, соответственно, выяснить принадлежность обратившемуся за защитой лицу субъективного гражданского права из обязательства, а следовательно, и правомочия требования.

Так, например, арбитражный суд отказал ООО «РТФ Риэлтр» в иске к ЗАО «СМУ-4» о взыскании задолженности по договору, поскольку в ходе рассмотрения дела пришел к выводу о том, что договор между сторонами является ничтожным. Таким образом, установив при рассмотрении дела, что между сторонами не существует обязательственных правоотношений (ничтожная сделка недействительна с момента ее совершения и не влечет никаких последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью (ст. 167 ГК РФ), и ООО «РТФ Риэлтр» не является, соответственно, управомоченным лицом (обладателем субъективного обязательственного права), суд истцу в защите отказал Постановление Президиума ВАС РФ от 15.10.2013 г. № 1225/06.// Вестник ВАС РФ. — 2014. — № 2. — С. 32..

По другому делу ООО «Енисейский торговый дом» (истец) обратился в суд с иском к ООО «Сибсевэкс» (ответчик) о взыскании задолженности по арендной плате. Однако в ходе рассмотрения дела судом было установлено, что договор аренды не может быть признан заключенным, поскольку не было определено одно из существенных условий договора — его предмет.

Во всех случаях обращения за судебной защитой нарушенного субъективного права суд проверяет существование к тому правовых оснований, прежде всего, с точки зрения наличия у притязающего лица самого права, т.е. прямо или косвенно делает вывод об обладании истцом тем субъективным правом, которое давало бы ему основание к требованию о его защите.

Другими словами, установление факта существования обязательственного правоотношения (признание субъективного права из обязательства) представляет собой только одно из обстоятельств, подлежащих доказыванию (оспариванию) по делу, но не может рассматриваться как самостоятельный способ защиты, поскольку применение его в данном случае противоречит существу обязательственных правоотношений и не способствует достижению основной цели защиты гражданских прав: восстановлению положения, существовавшего до нарушения права (восстановлению нарушенного права) и возможности его беспрепятственного осуществления.

Изложенное позволяет сделать однозначный вывод об отсутствии и всякой практической значимости в применении такого способа защиты, как признание права, к обязательственным правоотношениям. Само по себе судебное решение о признании права из обязательства не создает для управомоченного лица никаких положительных последствий, поскольку обязательственное субъективное право не предполагает совершения лицом собственных действий, а потому в дальнейшем требует от управомоченного лица применения иных способов защиты его нарушенного обязательственного права (правомочия требования). По большому счету, подача исков о признании права из обязательства также бессмысленна, как и предъявление требования о признании договора заключенным. Поэтому такой способ защиты, как признание права, должен быть применим исключительно к тем субъективным гражданским правам, содержание которых включает полномочие субъекта права на совершение собственных (положительных) действий, т.е. ко всем тем правам, которые не относятся к числу обязательственных.

Понятие способа защиты.

Под способами защиты субъективных гражданских прав понимаются закрепленные законом материально-правовые меры принудительного характера, посредством которых производится восстановление (признание) нарушенных (оспариваемых) прав и воздействие на правонарушителя.

Общий перечень этих мер дается в ст. 12 ГК, где говорится, что:

— гражданские права защищаются путем их признания;

— восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;

— признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки;

— признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления;

— самозащиты права;

— присуждения к исполнению обязанности в натуре;

— возмещения убытков;

— взыскания неустойки;

— компенсации морального вреда;

— прекращения или изменения правоотношения;

— неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону;

— иными способами, предусмотренными законом.

Данный перечень едва ли можно признать научно обоснованным ввиду того, что некоторые из указанных в нем способов защиты взаимно перекрывают друг друга, а форма защиты (самозащита) признана одним из ее способов. Тем не менее закрепление в законе даже в таком несовершенном виде наиболее распространенных способов защиты является полезной мерой, так как потерпевшие ориентируются на возможный инструментарий средств защиты своих нарушенных прав, что облегчает их выбор.

Выбор способа защиты.

Как правило, обладатель нарушенного права может воспользоваться не любым, а вполне конкретным способом защиты своего права. Зачастую способ защиты нарушенного права прямо определен специальным законом, регламентирующим конкретное гражданское правоотношение. Так, собственник, который незаконно лишен владения вещью, в соответствии со ст. 301 ГК вправе истребовать ее из чужого незаконного владения, т.е. восстановить положение, существовавшее до нарушения права.

Чаще, однако, обладателю субъективного права предоставляется возможность определенного выбора способа защиты своего нарушенного права. Например, в договоре подряда, если подрядчик допустил отступления от условий договора, ухудшившие работу, или допустил иные недостатки в работе, заказчик вправе по своему выбору потребовать безвозмездного исправления указанных недостатков в разумный срок, или уменьшения установленной за работу цены, или возмещения своих расходов на устранение недостатков, когда право заказчика устранять их предусмотрено в договоре подряда (ст. 723 ГК).

Закрепление в специальных нормах тех или иных способов защиты, равно как и выбор способа защиты из числа предусмотренных ст. 12 ГК в случаях, когда в специальных нормах нет указаний на конкретные способы защиты, в свою очередь, определяются спецификой защищаемого права и характером нарушения. Например, такие способы защиты, как возмещение убытков и взыскание неустойки, применяются чаще всего при нарушении имущественных прав. Напротив, пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, является типичным способом защиты личных неимущественных прав.

Достаточно очевидно влияние на выбор конкретных способов защиты и характера правонарушения. Так, если в результате правонарушения субъективное право полностью уничтожается, восстановить положение, существовавшее до нарушения права, практически невозможно, и потому подлежат применению те способы защиты, которые направлены на заглаживание причиненного вреда, — взыскание убытков и неустойки, возмещение вреда в натуре и т.п. Таким образом, хотя обладатель нарушенного субъективного права в очерченных законом рамках самостоятельно выбирает конкретный способ его защиты, сам этот выбор обычно предопределяется отмеченными выше обстоятельствами.

Меры защиты и меры ответственности. Следует учитывать, что указанные в ст. 12 ГК способы защиты неоднородны по своей юридической природе, что также оказывает существенное влияние на возможности их реализации. Наиболее распространенным в литературе является их подразделение на меры защиты и меры ответственности, которые различаются между собой по основаниям применения, социальному назначению и выполняемым функциям, принципам реализации и некоторым другим моментам.

Наибольшую практическую значимость при этом имеет то обстоятельство, что по общему правилу меры ответственности в отличие от мер защиты применяются лишь к виновному нарушителю субъективного права и выражаются в дополнительных обременениях в виде лишения правонарушителя определенных прав или возложения на него дополнительных обязанностей. Среди способов защиты гражданских прав, предусмотренных ст. 12 ГК, мерами ответственности могут быть признаны лишь возмещение убытков, взыскание неустойки и компенсация морального вреда; все остальные являются мерами защиты.

Конкретные способы защиты.

Обратимся к более детальному анализу закрепленных ст. 12 ГК конкретных способов защиты. Первым из них названо признание субъективного права. Необходимость в данном способе защиты возникает тогда, когда наличие у лица определенного субъективного права подвергается сомнению, субъективное право оспаривается, отрицается или имеется реальная угроза таких действий. Зачастую неопределенность субъективного права приводит к невозможности его использования или по крайней мере затрудняет такое использование. Например, если собственник жилого дома не имеет на него правоустанавливающих документов, он не может этот дом продать, подарить, обменять и т.д. Признание права как раз и является средством устранения неопределенности во взаимоотношениях субъектов, создания необходимых условий для его реализации и предотвращения со стороны третьих лиц действий, препятствующих его нормальному осуществлению.

Признание права как средства его защиты по самой своей природе может быть реализовано лишь в юрисдикционном (судебном) порядке, но не путем совершения истцом каких-либо самостоятельных односторонних действий. Требование истца о признании права обращено не к ответчику, а к суду, который должен официально подтвердить наличие или отсутствие у истца спорного права.

В большинстве случаев требование о признании субъективного права является необходимой предпосылкой применения иных предусмотренных ст. 12 ГК способов защиты. Например, чтобы восстановить положение, существовавшее до нарушения, или принудить должника к выполнению обязанности в натуре, истец должен доказать, что он обладает соответствующим правом, защиты которого он добивается. Однако нередко требование о признании права имеет самостоятельное значение и не поглощается другими способами защиты. Так, признание права является распространенным способом защиты права собственности, других абсолютных (право хозяйственного ведения, право авторства и т.д.) и относительных прав.

Восстановление положения, существовавшего до нарушения права, как самостоятельный способ защиты применяется в тех случаях, когда нарушенное регулятивное субъективное право в результате правонарушения не прекращает своего существования и может быть реально восстановлено путем устранения последствий правонарушения. Данный способ защиты охватывает собой широкий круг конкретных действий, например возврат собственнику его имущества из чужого незаконного владения (ст. 301 ГК), снос жилого дома или иного строения, самовольно построенного на чужом земельном участке (ст. 222 ГК) и др. Восстановление положения, существовавшего до нарушения права, может происходить посредством применения как юрисдикционного, так и неюрисдикционного порядка защиты.

Распространенным способом защиты субъективных прав является пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. Как и признание права, данный способ защиты может применяться в сочетании с другими способами защиты, например взысканием убытков или неустойки, или иметь самостоятельное значение. В последнем случае интерес обладателя субъективного права выражается в том, чтобы прекратить (пресечь) нарушение его права на будущее время или устранить угрозу его нарушения. Например, автор произведения, которое незаконно используется (готовится к выпуску в свет без его ведома, искажается, подвергается переделке и т.п.) третьими лицами, может потребовать прекратить эти действия, не выдвигая никаких иных, например имущественных, претензий.

Нередко назначение данного способа защиты состоит в устранении препятствий для осуществления права, создаваемых нарушителем. Обычно это имеет место при длящемся правонарушении, которое само по себе не лишает лицо субъективного права, но мешает ему нормально им пользоваться. Так, собственник имущества в соответствии со ст. 304 ГК может потребовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, применение последствий недействительности ничтожной сделки представляют собой частные случаи реализации такого способа защиты, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права, поскольку совпадают с ним по правовой сущности. Наиболее очевидным это является при приведении сторон, совершивших недействительную сделку, в первоначальное положение. Но и тогда, когда в соответствии с законом к одной из сторон недействительной сделки применяются конфискационные меры в виде взыскания всего полученного или причитающегося по сделке в доход государства, права и законные интересы другой стороны защищаются путем восстановления для нее положения, существовавшего до нарушения права.

Защита прав и охраняемых законом интересов граждан и юридических лиц может осуществляться путем признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления. Это означает, что гражданин или юридическое лицо, гражданские права или охраняемые законом интересы которого нарушены изданием не соответствующего закону или иным правовым актам административного акта, а в случаях, предусмотренных законом, — и нормативного акта, имеют право на их обжалование в суд. Установив, что соответствующий акт является, с одной стороны, противоправным ввиду его расхождения с законом или иными правовыми актами, например принят не уполномоченным на то органом, и, с другой стороны, нарушает субъективные гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, суд принимает решение о признании его недействительным полностью или частично. Какой-либо дополнительной отмены акта со стороны издавшего его органа при этом не требуется.

По смыслу закона граждане и юридические лица могут добиваться признания недействительными не только незаконных актов государственных органов и органов местного самоуправления, но и актов, изданных органами управления юридических лиц, если эти акты не соответствуют закону и иным нормативным актам и нарушают права и охраняемые законом интересы этих граждан и юридических лиц. В частности, подлежат рассмотрению судами споры по искам о признании недействительными решений собрания акционеров, правления и иных органов акционерного общества, нарушающих права акционеров, предусмотренные законодательством.

По общему правилу незаконные акты признаются недействительными с момента их издания, если только они не стали таковыми с момента принятия нового закона или иного правового акта. Требование о признании незаконного акта недействительным может сочетаться с другими мерами защиты, например требованием о возмещении убытков, либо носить самостоятельный характер, если интерес субъекта права сводится лишь к самой констатации недействительности акта, препятствующего, скажем, реализации права.

К рассмотренному способу защиты близко примыкает и такой указанный в ст. 12 ГК «способ» защиты гражданских прав, как неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону. В теоретическом плане признание подобных действий самостоятельным способом защиты гражданских прав вряд ли оправданно, так как, во-первых, защита прав по самой своей сути не может заключаться в воздержании от каких-либо действий, а, напротив, предполагает их совершение и, во-вторых, неприменение противоречащих закону актов есть обязанность суда, которой тот должен придерживаться во всей своей деятельности в соответствии с принципом законности. Однако с практической точки зрения специальное указание в законе на данное обстоятельство можно признать полезным, поскольку при игнорировании незаконного правового акта суд может теперь опереться на конкретную норму закона, которая предоставляет ему такую возможность.

Как представляется, указанная мера распространяется и на индивидуально-правовые, и на нормативные акты государственных органов и органов местного самоуправления. В обоих случаях суд должен обосновать, почему им не применяется в конкретной ситуации тот или иной правовой акт, какой норме и какого закона он противоречит. Следует указать, что судом не должны применяться незаконные акты любых государственных органов и органов местного самоуправления, включая и те из них, признание недействительности которых не относится к его компетенции.

Например, районный суд не может признать недействительным не соответствующий закону акт министерства или ведомства, но он обязан его игнорировать как противоречащий закону при разрешении конкретного гражданско-правового спора. Если же вопрос о признании недействительным незаконного акта государственного органа или органа местного самоуправления входит в компетенцию данного суда, последний не может ограничиться лишь игнорированием этого акта, а должен объявить его недействительным. Наконец, надлежит отметить, что незаконные акты не должен применять не только суд, но и любые другие органы, осуществляющие защиту прав граждан и юридических лиц

Присуждение к исполнению обязанности в натуре, нередко именуемое в литературе реальным исполнением, как самостоятельный способ защиты гражданских прав характеризуется тем, что нарушитель по требованию потерпевшего должен реально выполнить действия, которые он обязан совершить в силу обязательства, связывающего стороны. Исполнение обязанности в натуре обычно противопоставляется выплате денежной компенсации. Вполне очевидно, что интерес потерпевшего отнюдь не всегда может быть удовлетворен такой заменой. Он вправе настаивать на том, чтобы его контрагент фактически совершил действия, являющиеся предметом соответствующего обязательства, например реально передал вещь, выполнил работу, оказал услугу и т.п. Лишь в тех случаях, когда реальное исполнение стало объективно невозможным либо нежелательным для потерпевшего, данный способ должен быть заменен иным средством защиты по выбору потерпевшего.

Возмещение убытков и взыскание неустойки представляют собой наиболее распространенные способы защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов, которые применяются в сфере как договорных, так и внедоговорных отношений. В отличие от возмещения вреда в натуре, например путем предоставления должником кредитору вещи того же рода и качества, в данном случае имущественный интерес потерпевшего удовлетворяется за счет денежной компенсации понесенных им имущественных потерь. При этом такая компенсация может быть либо прямо увязана с размером причиненного вреда (возмещение убытков), либо связана с ними лишь косвенным образом или вообще независима от него (взыскание неустойки).

Основной формой компенсации причиненного потерпевшему ущерба является возмещение убытков; взыскание неустойки (штрафа) производится в случаях, прямо предусмотренных законом или договором. В соответствии с п. 2 ст. 15 ГК под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Более детально вопросы о понятии и составных частях убытков будут рассмотрены в гл. 30, посвященной гражданско-правовой ответственности.

Такой способ защиты гражданских прав, как компенсация морального вреда, состоит в возложении на нарушителя обязанности по выплате потерпевшему денежной компенсации за физические или нравственные страдания, которые тот испытывает в связи с нарушением его прав. Применение данного способа защиты ограничивается двумя основными обстоятельствами. Во-первых, требования о компенсации морального вреда могут быть заявлены только конкретными гражданами, так как юридические лица физических или нравственных страданий испытывать не могут*(621). Во-вторых, нарушенные права должны носить, по общему правилу, личный неимущественный характер. При нарушении других субъективных гражданских прав возможность компенсации морального вреда должна быть прямо указана в законе. Эти и иные случаи компенсации морального вреда будут рассмотрены в последующих главах настоящего учебника.

Своеобразным способом защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов является прекращение или изменение правоотношения. Так, покупатель в случае существенного нарушения требований к качеству товара вправе по своему выбору либо отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы, либо потребовать замены товара ненадлежащего качества товаром, соответствующим договору (п. 2 ст. 475 ГК); получатель ренты при существенном нарушении плательщиком ренты своих обязательств вправе потребовать возврата недвижимого имущества, переданного в обеспечение пожизненного содержания, либо выплаты ему выкупной цены ренты (п. 2 ст. 605 ГК) и т.д.

Чаще всего данный способ защиты реализуется в юрисдикционном порядке, так как связан с принудительным прекращением или изменением правоотношения, но в принципе не исключается его самостоятельное применение потерпевшим. Например, при существенном нарушении поставщиком или покупателем договора поставки потерпевшая сторона может в одностороннем порядке расторгнуть договор путем уведомления об этом другой стороны, т.е. без обращения в арбитражный суд (п. 4 ст. 523 ГК). Важно, однако, чтобы возможность прекращения или изменения правоотношения была прямо предусмотрена законом или договором.

Прекращение (изменение) правоотношения как способ защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов может применяться в связи как с виновными, так и невиновными действиями контрагента. Например, если выселение лица за невозможностью совместного проживания (ст. 91 ЖК) прямо связано с его виновными противоправными действиями, то принудительный выдел доли из общего имущества (ст. 252 ГК) может быть осуществлен заинтересованным лицом независимо от субъективной оценки действий других собственников.

Рассмотренные способы защиты прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций не исчерпывают собой все возможные меры защиты. Это прямо вытекает из ст. 12 ГК, которая отсылает к иным способам защиты, предусмотренным законодательными актами. В качестве примера иных способов защиты можно назвать право кредитора выполнить работу за счет должника (ст. 397 ГК), обращение взыскания залогодержателем на имущество должника (ст. 349 ГК), удержание комиссионером причитающейся ему по договору комиссии суммы из всех сумм, поступивших к нему за счет комитента (ст. 997 ГК), и др. Более подробное освещение рассмотренных и иных способов защиты применительно к конкретным видам гражданских правоотношений будет дано в последующих главах учебника.

О «нестандартных» способах защиты права (заметки на полях)

В практике случаются ситуации, когда обстоятельства дела могут потребовать применения «нестандартных» способов защиты права.

Статья 12 ГК РФ позволяет осуществить защиту гражданских прав путем иными способами, предусмотренными законом. Вместе с этим, могут возникнуть определенные опасения в отношении границ допустимости требований в рамках защиты права, как в гражданском, так и в арбитражном судопроизводстве.

В судебной практике нашли свое отображение следующие тенденции в разрешении этой проблемы:

— способ защиты должен соответствовать содержанию нарушенного права и характеру нарушения (Определение Верховного Суда РФ от 4 августа 2016 г. по делу № А53-14732/2015),

— избираемый способ защиты в случае удовлетворения требований истца должен привести к восстановлению его нарушенных или оспариваемых прав (Определение Верховного Суда РФ от 29 января 2018 г. по делу № А07-16810/2016).

При этом особое внимание судебная практика уделяет процессуальным последствиям применения иного способа защиты права:

— выбор способов защиты гражданских прав предоставлен лицу, обратившемуся за такой защитой (Определение Верховного Суда РФ от 28.02.2018 N 56-КГ17-38).

— если при принятии искового заявления суд придет к выводу о том, что избранный истцом способ защиты права не может обеспечить его восстановление, данное обстоятельство не является основанием для отказа в принятии искового заявления, его возвращения либо оставления без движения. В соответствии со ст. 148 ГПК РФ или ст. 133 АПК РФ на стадии подготовки дела к судебному разбирательству суд выносит на обсуждение вопрос о юридической квалификации правоотношения для определения того, какие нормы права подлежат применению при разрешении спора.

По смыслу ч. 1 ст. 196 ГПК РФ или ч. 1 ст. 168 АПК РФ суд определяет, какие нормы права следует применить к установленным обстоятельствам (Определение Верховного Суда РФ от 30.01.2018 N 11-КГ17-29).

— при надлежащей защите предполагаемо нарушенного гражданского права истца иным способом могут отсутствовать препятствия для отказа истцу в иске (Определение от 3 апреля 2017 г. по делу № А40-146274/2014).

-иное толкование заявителем норм действующего законодательства не свидетельствует о судебной ошибке или об избрании истцом ненадлежащего способа защиты нарушенных права (Определение от 26 мая 2017 г. по делу № А56-3272/2016).

Как правило, суд предпочитает оценивать, является ли предлагаемый истцом способ защиты права надлежащим, изучив обстоятельства дела, исходя из ст. 71 АПК РФ и своего усмотрения. Тем не менее, всегда существует риск того, что суд придет к выводу об избрании истцом ненадлежащего способа защиты права и, следующим за ним, отказе в удовлетворении исковых требований.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *