Воис и РАО

Резолютивная часть постановления объявлена 27 августа 2014 года.

Полный текст постановления изготовлен 3 сентября 2014 года.

Суд по интеллектуальным правам в составе:

председательствующий — судья Голофаев В.В.,

судьи — Уколов С.М., Булгаков Д.А.,

рассмотрел в судебном заседании кассационную жалобу

Общероссийской общественной организации «Российское Авторское Общество»

к индивидуальному предпринимателю Морозу Александру Федоровичу (г. Самара, ОГРНИП 304631935000717)

и обществу с ограниченной ответственностью «ТрансТоргСтрой» (ул. Венцека, д. 44, офис 5, г. Самара, 443099)

о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав.

В судебном заседании приняли участие представители:

от истца: Кочевцева Н.И. по доверенности от 08.02.2014;

от ответчиков: извещены, представители не явились.

Суд по интеллектуальным правам

установил:

общероссийская общественная организация «Российское авторское общество» (далее — истец, РАО) обратилась в Арбитражный суд Самарской области с иском к индивидуальному предпринимателю Морозу Александру Федоровичу (далее — ответчик, предприниматель) о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на произведения в размере 660 000 рублей.

Определением Арбитражного суда Самарской области от 06.12.2013 в соответствии со статьей 47 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации к участию в деле в качестве второго ответчика по ходатайству истца привлечено общество с ограниченной ответственностью «ТрансТоргСтрой», являющееся правопреемником общества с ограниченной ответственностью «Строй Бизнес Групп».

После неоднократного уточнения в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации своих исковых требований истец заявил о взыскании компенсации за нарушение исключительных прав на произведения, входящие в репертуар истца, в размере 660 000 рублей с ответчиков солидарно.

Решением Арбитражного суда Самарской области от 13.01.2014 с предпринимателя в пользу РАО взыскано 100 000 рублей компенсации за нарушение исключительных прав. В остальной части иска, а также в иске к ООО «ТрансТоргСтрой» отказано.

Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.04.2014 решение суда первой инстанции отменено, по делу принят новый судебный акт об отказе в удовлетворении иска в полном объеме.

Не согласившись с постановлением суда апелляционной инстанции об отказе в удовлетворении иска, РАО обратилось с кассационной жалобой, в которой просит обжалуемое постановление отменить, а решение суда первой инстанции оставить в силе.

В обоснование доводов кассационной жалобы истец указывает, что совокупностью имеющихся в деле доказательств подтверждается факт публичного исполнения произведений и организации такого исполнения предпринимателем, который применительно к требованиям подпункта 6 пункта 2 статьи 1270 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) и пункта 32 совместного постановления Пленума Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 26.03.2009 N 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — постановление N 5/29) является надлежащим ответчиком по делу.

Ссылаясь на неприменение судом апелляционной инстанции подлежащего применению подпункта 6 пункта 2 статьи 1270 ГК РФ, а также на неправильное применение не подлежащего применению подпункта 6 пункта 2 статьи 1330 ГК РФ, заявитель указывает на ошибочность вывода апелляционного суда об отсутствии оснований для применения к спорным правоотношениям статьи 1301 ГК РФ и, соответственно, на неправомерность отказа во взыскании с предпринимателя компенсации за нарушение исключительных прав на музыкальные произведения.

Отзыв на кассационную жалобу ответчиками не представлен.

В судебном заседании кассационной инстанции представитель истца поддержал доводы кассационной жалобы.

Ответчики, надлежащим образом извещенные о месте и времени рассмотрения жалобы, в суд кассационной инстанции не явились, что согласно части 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения дела в их отсутствие.

Обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав представителя истца, проверив в соответствии со статьями 286, 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судом апелляционной инстанции норм материального и процессуального права, соответствие выводов суда имеющимся в деле доказательствам и установленным фактическим обстоятельствам, Суд по интеллектуальным правам пришел к выводу о наличии оснований для отмены обжалуемого судебного акта в связи со следующим.

Пунктом 3 статьи 1244 ГК РФ предусмотрено, что организация по управлению правами на коллективной основе, получившая государственную аккредитацию (аккредитованная организация), вправе наряду с управлением правами тех правообладателей, с которыми она заключила договоры в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 1242 ГК РФ, осуществлять управление правами и сбор вознаграждения для тех правообладателей, с которыми у нее такие договоры не заключены.

В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте 21 постановления N 5/29, организация, осуществляющая коллективное управление авторскими и смежными правами, вправе на основании пункта 5 статьи 1242 ГК РФ предъявлять требования в суде от имени правообладателей или от своего имени для защиты прав, управление которыми она осуществляет.

По смыслу пункта 1 статьи 1242 ГК РФ указанные организации действуют в интересах правообладателей.

Аккредитованная организация (статья 1244 ГК РФ) действует без доверенности, подтверждая свое право на обращение в суд за защитой прав конкретного правообладателя (или неопределенного круга лиц в случае, предусмотренном абзацем вторым пункта 5 статьи 1242 ГК РФ) свидетельством о государственной аккредитации.

Как установлено судами и подтверждается материалами дела, РАО является аккредитованной организацией в сфере коллективного управления исключительными правами на обнародованные музыкальные произведения (с текстом или без текста) и отрывки музыкально-драматических произведений в отношении их публичного исполнения, сообщения в эфир или по кабелю, в том числе путем ретрансляции (приказ Федеральной службы по надзору за соблюдением законодательства в области охраны культурного наследия N 16 от 15.08.2008, свидетельство о государственной аккредитации организации по управлению правами на коллективной основе N РОК-01/08 от 24.12.2008; приказ Министерства культуры Российской Федерации N 1164 от 15.08.2013, свидетельство о государственной аккредитации организации по управлению правами на коллективной основе N МК-01/13 от 23.08.2013).

Таким образом, РАО осуществляет свою деятельность в интересах неограниченного круга лиц, включающего всех правообладателей соответствующей сферы. В репертуар РАО входят все обнародованные музыкальные произведения (с текстом и без текста), а также отрывки музыкально-драматических произведений, и для их правомерного публичного исполнения на территории Российской Федерации необходимо заключение с РАО лицензионного договора о предоставлении права на публичное исполнение произведений.

Из совокупного толкования положений статей 1186, 1231, 1256 ГК РФ следует, что произведения иностранных авторов на территории Российской Федерации охраняются в соответствии с международными договорами.

С 27.05.1973 СССР (и Российская Федерация как правопреемник) является участником Всемирной (Женевской) конвенции об авторском праве 1952 года, а с 13.03.1995 — Бернской конвенции 1886 года по охране литературных и художественных произведений. Указанные Международные договоры являются составной частью правовой системы Российской Федерации и подлежат применению в рассматриваемом деле.

Согласно пункту 1 статьи 5 Бернской конвенции по охране литературных и художественных произведений 1886 года в отношении произведений авторы (правообладатели) пользуются в странах Союза, кроме страны происхождения произведения, правами, которые предоставляются в настоящее время или могут быть предоставлены в дальнейшем соответствующими законами этих стран своим гражданам, а также правами, особо предоставляемыми данной Конвенцией. При этом из пункта 2 статьи 5 Бернской конвенции следует, что объем охраны, равно как и средства защиты, представляемые автору для охраны его прав, регулируются исключительно законодательством страны, в которой испрашивается охрана.

Таким образом, действие государственной аккредитации РАО распространяется как на произведения российских авторов, так и на произведения иностранных авторов.

В обоснование требований истец указывал на то, что 04.09.2012 в помещении кафе «Антошка», расположенного на территории Парка культуры и отдыха им. Ю.А. Гагарина по адресу: г. Самара, ул. Советской Армии, д. 181 Е, предпринимателем было осуществлено публичное воспроизведение музыкальных произведений, входящих в репертуар РАО:

— I Like It (авторы Crichton Stuart John (Кричтон Стюарт Джон), De Fresnes Robert Marcel (Де Фреснес Роберт Марсель), Morris Andrew Craig (Моррис Эндрю Крэйг);

— Lights Out (авторы Cappuccini Natalia Noemi (Каппуччини Наталия Ноеми), Carret Julien (Карет Жулиен), Choung Jae Won (Чонг Джае Вон), Coqua Virman Paul (Кокия Вирман Паул), Dumas Jerome Bernard Roger (Думас Джером Бернард Роджер), Nishimura Kevin Michael (Нишимура Кевин Майкл), Roh James Ji Hwan (Ро Джеймс Джи Хван);

— Check It Out (авторы Aleema Taharqa Z (Алим Тахарка З), Aleem Tunde Ra (Алим Танде Ра), Corsten Ferry (Корстен Ферри);

— Где-то далеко (автор Воронов Алексей Владимирович);

— LOVE лето (автор Паго Юлия);

— Simple Man (авторы Almonte Alexander Ernst Pietro (Алмонте Александер Эрнст Пиетро), Heeger Mischa D (Хигер Миша Д), Neponuceno Santos Oliveira Julimar (Непонусено Сантос Оливейра Джулимар);

— Where Have You Been (авторы Dean Esther Renay (Дин Эстер Реней), Gottwald Lukasz (Готвальд Лукас), Mcelthinney Albert Geoffrey (Макелхиней Альберт Джефри), Walter Henry Russel (Волтер Генри Рассел), Wiles Adam Richard (Вилс Адам Ричард).

При рассмотрении настоящего спора судами установлено, что коммерческая деятельность в кафе «Антошка» осуществлялась предпринимателем на основании договора субаренды N 04-К от 21.04.2012 с МУП городского округа Самара «Парки города Самары».

На основании представленных истцом в материалы дела видеозаписи и акта контрольного прослушивая (записи) от 04.09.2012, составленного сотрудником РАО в помещении кафе «Антошка», служебной записки о проведенном контрольном прослушивании от 05.09.2012, акта расшифровки записи от 02.11.2012, ресторанного счета и кассового чека от 04.09.2012, имеющего указание на его принадлежность предпринимателю с информацией об ИНН, судом первой инстанции установлен факт использования предпринимателем вышеуказанных музыкальных произведений без разрешения правообладателя.

Возражения предпринимателя относительно того, что он не является лицом, осуществляющим публичное исполнение, и не отвечает за организацию публичного исполнения в месте, открытом для свободного посещения, были отклонены судом первой инстанции.

При этом суд первой инстанции исходил из того, что представленный предпринимателем договор о возмездном оказании услуг по организации музыкальных мероприятий от 15.04.2012 с исполнителем — «Строй Бизнес Групп», предметом которого является организация публичного исполнения музыкальных произведений в помещении кафе «Антошка», датирован 15.04.2012, т.е. ранее даты договора субаренды помещения. Кроме того, судом первой инстанции было отмечено, что каких-либо доказательств, подтверждающих исполнение этого договора (в т.ч. информации о репертуаре, конкретном оборудовании для исполнения и воспроизведения, физических лицах (работниках), осуществляющих исполнение или воспроизведение, документах о периодической (ежедневной) фиксации результатов оказания услуг, единовременной или периодической оплаты услуг исполнителя и др.) предпринимателем не представлено.

Ссылки предпринимателя на акт от 01.08.2013 сдачи-приемки оказанных по договору от 15.04.2012 услуг отклонены судом первой инстанции, поскольку этот акт составлен и подписан со стороны исполнителя — ООО «Строй Бизнес Групп» 01.08.2013, т.е. позднее даты прекращения юридическим лицом своей деятельности путем слияния семи юридических лиц 21.05.2013 с образованием ООО «ТрансТоргСтрой».

С учетом установленных обстоятельств представленные предпринимателем документы были расценены судом в качестве попытки уклонения от ответственности, а сам предприниматель признан лицом, осуществляющим публичное исполнение произведений в кафе «Антошка».

При этом ввиду отсутствия установленных законом либо договором оснований для солидарной ответственности суд первой инстанции пришел к выводу, что в иске к ООО «ТрансТоргСтрой» должно быть отказано.

Проверив представленный истцом расчет компенсации, основанный на постановлении Авторского Совета РАО N 13 от 24.02.2011, согласно которому размер компенсации зависит от характера произведения (с текстом или без) и количества его авторов, суд первой инстанции обоснованно признал его противоречащим положениям пункту 3 статьи 1252, статей 1258 и 1301 ГК РФ.

Учитывая, что исключительное право является единым и не расщепляется на отдельные права по числу соавторов, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о необходимости определения размера компенсации исходя из количества случаев публичного исполнения произведений (а не количества авторов).

Принимая во внимание отсутствие сведений о размере стоимости права использования произведения, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование произведения (статья 1301 ГК РФ), а также отсутствие доказательств наличия ранее совершенных нарушений исключительного права со стороны предпринимателя (признака неоднократности), суд первой инстанции пришел к выводу о возможности снижения размера подлежащей уплате компенсации до минимальной суммы, предусмотренной абзацем вторым статьи 1301 ГК РФ — 10 000 рублей за каждый случай неправомерного использования результата интеллектуальной деятельности, и, соответственно, общей суммы, подлежащей взысканию — 100 000 рублей в связи с нарушением прав на десять музыкальных произведений.

Отменяя решение суда первой инстанции, и отказывая в удовлетворении исковых требований, апелляционная инстанция сослалась на то, что музыкальные произведения воспроизводились с помощью радиоприемного устройства, транслирующего эфирные музыкальные радиопередачи, с использованием усилителя звукового сигнала и акустической системы.

Ввиду данного обстоятельства суд апелляционной инстанции пришел к выводу о необходимости применения к спорным правоотношениям подпункта 6 пункта 2 статьи 1330 ГК РФ, согласно которому использованием сообщения радио- или телепередачи (вещания) считается публичное исполнение, то есть любое сообщение радио- или телепередачи с помощью технических средств в местах с платным входом независимо от того, воспринимается оно в месте сообщения или в другом месте одновременно с сообщением.

Сославшись на отсутствие в материалах дела доказательств того, что вход в помещение ответчика является платным, суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии в действиях ответчика по публичному исполнению музыкальных произведений с помощью радиоприемного устройства, транслирующего эфирное вещание, нарушения прав организации эфирного вещания, авторов произведений, прав исполнителей, обладателей прав на фонограмму или прав других организаций эфирного и кабельного вещания на сообщения радио и телепередач.

Суд по интеллектуальным правам не может согласиться с выводами суда апелляционной инстанции, так как они основаны на неправильном применении норм материального права.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1259 ГК РФ музыкальные произведения с текстом или без текста являются объектами авторских прав.

Сообщения передач организаций эфирного или кабельного вещания в соответствии со статьей 1303, подпунктом 3 пункта 1 статьи 1304, пункта 1 статьи 1330 ГК РФ являются объектами смежных прав таких организаций.

Согласно пунктам 5 и 6 статьи 1330 ГК РФ организации эфирного и кабельного вещания осуществляют свои права с соблюдением прав авторов произведений, прав исполнителей, а в соответствующих случаях — обладателей прав на фонограмму и прав других организаций эфирного и кабельного вещания на сообщения радио- и телепередач. Права организации эфирного или кабельного вещания признаются и действуют независимо от наличия и действия авторских прав, прав исполнителей, а также прав на фонограмму.

Таким образом, действующим гражданским законодательством Российской Федерации предусмотрено, что исключительные права на объекты авторских прав и объекты смежных прав (в том числе, права на музыкальные произведения и права на сообщения передач организаций эфирного вещания) возникают, существуют, используются и охраняются независимо друг от друга.

С учетом данного обстоятельства, суду при рассмотрении конкретного спора следует применять нормы материального права исходя из того, с иском в защиту исключительных прав на какие объекты интеллектуальной собственности обратилось то или иное лицо.

Поскольку предметом судебной защиты по настоящему делу являются музыкальные произведения (объекты авторских прав), применению в данном случае подлежат нормы гражданского законодательства об авторском праве.

Таким образом, положения статьи 1330 ГК РФ в данном случае не применимы, поскольку данная статья предусматривает способы и основания использования только объектов смежных прав (в том числе, таких объектов, как сообщения радио- или телепередач (вещания), которые не являются предметом судебной защиты по настоящему делу.

В соответствии с подпунктом 6 пункта 2 статьи 1270 ГК РФ использованием произведения независимо от того, совершаются ли соответствующие действия в целях извлечения прибыли или без такой цели, считается, в частности: публичное исполнение произведения, то есть представление произведения в живом исполнении или с помощью технических средств (радио, телевидения и иных технических средств), а также показ аудиовизуального произведения (с сопровождением или без сопровождения звуком) в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи, независимо от того, воспринимается произведение в месте его представления или показа либо в другом месте одновременно с представлением или показом произведения.

Таким образом, организация в месте, открытом для свободного посещения, публичного исполнения музыкальных произведений с помощью технического средства в составе радиопрограммы по смыслу действующего гражданского законодательства является публичным исполнением произведения.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 32 постановления N 5/29, лицом, осуществляющим публичное исполнение произведения (в том числе при его представлении в живом исполнении), является юридическое или физическое лицо, организующее публичное исполнение в месте, открытом для свободного посещения, или в месте, где присутствует значительное число лиц, не принадлежащих к обычному кругу семьи, то есть лицо, которое берет на себя инициативу и ответственность за проведение соответствующего мероприятия.

Как разъяснено в пункте 14 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19.06.2006 N 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах», при разрешении вопроса о том, какой стороне надлежит доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела о защите авторского права и смежных прав, необходимо учитывать, что ответчик обязан доказать выполнение им требований законодательства об авторском праве при использовании произведений и (или) объектов смежных прав. В противном случае физическое или юридическое лицо признается нарушителем авторского права и (или) смежных прав, и для него наступает гражданско-правовая ответственность в соответствии с законодательством Российской Федерации.

На основании оценки в соответствии со статьей 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации всех имеющихся в деле доказательств судом первой инстанции был установлен факт использования предпринимателем вышеуказанных музыкальных произведений без разрешения правообладателя.

В нарушение пунктов 12, 13 части 2 статьи 271 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции не обосновал, в силу каких мотивов он пришел к выводу о необходимости переоценки доказательств, исследованных и надлежаще оцененных судом первой инстанции.

При изложенных обстоятельствах у суда апелляционной инстанции не было оснований для переоценки доказательств воспроизведения музыкальных произведений именно в кафе ответчика, а не в каком-либо другом месте.

Вышеуказанные нарушения норм материального и процессуального права, допущенные судом апелляционной инстанции, привели к принятию неправильного судебного акта.

В то же время, суд кассационной инстанции считает, что выводы суда первой инстанции правомерны и сделаны на основании всестороннего, полного и объективного исследования всех имеющихся в материалах дела доказательств и обстоятельств дела.

В связи с этим обжалуемое постановление подлежит отмене с оставлением в силе решения суда первой инстанции.

Руководствуясь статьями 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд постановил:

постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 30.04.2014 по делу N А55-17979/2013 отменить. Решение Арбитражного суда Самарской области от 13.01.2014 оставить в силе.

Постановление может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в порядке кассационного производства в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия.

Председательствующий судья В.В. Голофаев
Судья С.М. Уколов
Судья Д.А. Булгаков

Легальное воспроизведение музыки без отчислений в РАО и ВОИС

Юридическая поддержка

Очевидно, что для легального воспроизведения музыкальных произведений требуется неукоснительно соблюдать законодательство об авторском праве.

Если в помещении организации звучит радио или проигрывается музыка с интернет-ресурсов, такая трансляция является использованием объектов интеллектуальной собственности. Законом предусмотрена уплата вознаграждения за это использование авторам произведений, а также обладателям смежных прав, т.е. правообладателям фонограмм и исполнителям. Однако заключение прямых лицензионных договоров с каждым из правообладателей всех используемых произведений практически невозможно. Поэтому уплачивать авторские вознаграждения можно через аккредитованные организации по коллективному управлению правами интеллектуальной собственности – Российское авторское общество (РАО) и Всероссийскую организацию интеллектуальной собственности (ВОИС). Это общественные организации, осуществляющие сбор средств для выплаты авторских вознаграждений.

РАО осуществляет защиту прав авторов (т.е. создателей) произведений, а ВОИС – обладателей смежных прав (исполнителей, правообладателей фонограмм) на основании заключенного договора управления правами. Однако согласно законодательству, поскольку РАО и ВОИС являются аккредитованными организациями, они вправе взимать вознаграждение даже для тех правообладателей, с которыми у них договоры управления правами не заключены.

Таким образом, чтобы не допустить нарушения норм об авторском праве, потребуется заключить 2 отдельных договора – с РАО и с ВОИС. Суммы отчислений при этом могут оказаться довольно значительными.

Многих владельцев бизнеса интересует вопрос: можно ли не платить отчисления в РАО и ВОИС на законных основаниях?

Итак, чтобы легально использовать музыкальные произведения без заключения договоров с РАО и ВОИС, можно использовать бесплатную (т.н. свободную) музыку, которую авторы самостоятельно предоставляют пользователям в открытом доступе. Однако у такого способа есть существенные недостатки: ограниченный выбор музыки, отсутствие доступа к обширной базе наиболее популярных композиций.

Наиболее простым и удобным решением будет заключение договора с организацией, оказывающей услуги в сфере аудиомаркетинга. Такие организации напрямую заключают контракты с международными, а также отечественными музыкальными лейблами и правообладателями, и сотрудничество с ними дает возможность использовать лицензионный контент без отчислений в РАО и ВОИС. Как правило, у этих организаций есть готовые каталоги качественной современной музыки различный стилей и направлений.

Так, музыкальный каталог компании Market Music насчитывает более 10 тысяч треков. Мы предлагаем готовые плейлисты для различных видов бизнеса, а также составление индивидуальных плейлистов под ваши задачи с учетом состава целевой аудитории, особенностей и имиджа бренда.

Сколько РАО забирает из авторского вознаграждения себе

Два года назад убили директора «Российской фонографической ассоциации» Вадима Ботнарюка. Его компания занималась охраной авторских прав, а не торговала нефтью или автомобилями, но оказалось, что это дело тоже опасное.

РАО, ВОИС, РСП — криминальная троица

После убийства Ботнарюка его компания практически ушла с рынка. Сейчас сбором денег с баров и ресторанов, где исполняются музыка и песни, занимаются Российское авторское общество (РАО) и Всероссийская организация интеллектуальной собственности (ВОИС). На прошлой неделе их дочерняя структура — Российский союз правообладателей (РСП) — получила право освоить еще финансовый поток покрупнее: сборы с производителей и импортеров электроники и чистых носителей данных. Это как минимум $100 млн в год. До авторов песен и фильмов может дойти только 15% этой суммы. А может, и вообще ничего.

Защита авторских прав в России

До 2008 года защитой авторских прав в России занимались все, но толком — никто. Правовую революцию совершила четвертая часть Гражданского кодекса. В ней детально описывалось, как надо собирать деньги за публичное воспроизведение музыки, фильмов и других фонограмм и кто это должен делать. Законодательство приспосабливали к нормам ВТО: США, страдавшие от российского пиратства, грозились не пустить Россию в организацию, если она не будет защищать интеллектуальную собственность.

Предназначение РАО

Но механизм получился замысловатый. Чиновники сами не взялись контролировать все концертные площадки. Эту функцию по конкурсу получили специально аккредитованные организации, у которых есть стимул: часть сборов они оставляют себе. В конце концов все наладилось: каждое объединение определило для себя фронт работы. К примеру, созданное еще в 1993 году Российское авторское общество стало собирать дань с театров, концертных площадок, ресторанов и отдавать эти деньги тем, кто написал песни.

А в прошлый понедельник Росохранкультуры определила, кто будет контролировать взимание налога с электроники и носителей информации. По данным источников Newsweek, им стал Российский союз правообладателей. Среди его учредителей те же РАО и ВОИС, а также Союз кинематографистов Никиты Михалкова, который уже несколько лет выступает за введение антипиратского налога с импортных носителей информации. Пока все защитники авторских прав будут распределять около 6,5 млрд рублей в год. А ведь сейчас сборы платят далеко не все, и через несколько лет эта сумма может вырасти в несколько раз. На что пойдут эти деньги?

Что будет за исполнение нелицензионной музыки в кафе и ресторанах

Как только в 2008–2009 годах РАО и ВОИС получили государственную аккредитацию, по барам, ресторанам и гостиницам начали ходить «авторские» патрули и проверять, какая играет музыка и отчисляется ли за ее исполнение авторский сбор. Как правило, владельцы этого не делали, но чтобы не доводить дело до суда, соглашались подписать договор. В Оренбурге произошел курьезный случай. Инспекция РАО наведалась в рок-бар Underground. Услышав песню «Время, назад!» группы «Сплин», выписала штраф за нарушение. Лидер группы Александр Васильев написал для владельцев бара разрешение: использовать песню до тех пор, «пока Вселенная не начнет сжиматься». От штрафа бар спасли. Но договор с РАО все равно пришлось заключить.

Скандалы с участием РАО

Больше всего достается организаторам концертов. Кроме гонорара артистам, им приходится платить и РАО, которое потом так же выплачивает вознаграждение исполнителям. Такая история произошла с концертом Андрея Макаревича в Оренбурге в 2009 году. После его выступления организаторам пришлось заплатить и РАО. «Когда Макаревич играет концерт, он исполняет песни, автором которых является не только он. Но даже за его песни, помимо гонорара, ему полагается и авторский сбор. Таков закон и мировая практика», — объясняет гендиректор ВОИС Андрей Кричевский.

Отличие РАО от ВОИС

РАО занимается сбором и защитой авторских прав, то есть тех, кто непосредственно написал произведение. Созданная РАО дочерняя организация ВОИС работает на рынке смежных прав. То есть распределяет выплаты между исполнителями и изготовителями фонограмм. Два года назад в состав совета ВОИС вошел бывший министр культуры Александр Соколов. Его появление в организации связывают с очень выгодным для ВОИС контрактом. С 2009 года РЖД перечисляют ВОИС и РАО по $7,2 млн — это за всю музыку, которая звучит в поездах и на вокзалах.

«Люди поняли, что за использование авторских произведений надо платить», — заключает Александр Логвиненко, гендиректор «Равноправного фонографического альянса», бывшей «Российской фонографической ассоциации». Постепенно многие крупные компании — ретейловые сети, гостиницы — заключили договор с РАО и ВОИС. И стали отчислять каждый месяц небольшие суммы. В среднем это около 120 рублей со стула в кафе, рассказывает Логвиненко. На радио и телевидении действуют другие расценки. Но они тоже не обременительны — около 1,5% от суммы рекламных доходов. Методики, по которым рассчитывают сборы, составляют сами авторские общества.

Налог на болванки

Российский союз правообладателей, созданный при участии РАО, ВОИС и Союза кинематографистов Никиты Михалкова, рассчитывает в первый год работы получить с импортеров электроники и носителей около $100 млн — если, конечно, таможенники помогут. РСП предлагает впускать товар в Россию только в том случае, если импортер оплатит авторский сбор — 1% стоимости. Правда, величина сбора еще должна быть утверждена специальным решением правительства.

Сами импортеры не в восторге. Повышение цены на 1,18% (авторский сбор плюс НДС), конечно, не будет заметно. «Но так можно все что угодно обложить налогом в 1%. И кто-то на этот 1% будет хорошо жить», — говорит генеральный директор «Евросети» Александр Малис. Фактически вводится новый налог. «Но налоги взимает государство. Я бы понял, если бы государство эти деньги направило на поддержку авторов. А так эти деньги пойдут организации», — отмечает Малис.

Его опасения не безосновательны. РСП действительно будет жить неплохо. По уставу, организация может тратить до 25% сборов на обеспечение своей деятельности. А это уже $25 млн в год. Кроме того, до 60% может быть направлено в специальный фонд, который займется «поддержкой национальной культуры». Что это будет за фонд, кто его будет контролировать и как распределять средства — неизвестно. «Если правообладатели, учредившие РСП, решат, что это надо сделать, — фонд будет создан», — говорит Кричевский.

Авторов это также беспокоит. «Я не знаю, как будет построен механизм распределения, — рассказывает писатель Григорий Остер. — Это такая яма, куда будут стекаться деньги». А вот получат ли что-то из этой «ямы» авторы, он не уверен.

Как РАО обманывает авторов

Действительно, бизнес на авторских правах прозрачностью никогда не отличался. РАО было создано с одобрения Бориса Ельцина еще в 1993 году. Авторские сборы — относительно легкий и прибыльный бизнес, и за эти деньги развернулась настоящая война.

Поскольку РАО в те времена была единственным защитником авторских прав, битва шла за пост ее директора. Занять его хотел предприниматель Ахмед Тагибов, вошедший в правление общества в 1994 году, и его конкуренты — семья Федотовых. Вера Федотова была начальником отдела валютного контроля РАО. Потом в эту же организацию был устроен ее сын — Сергей Федотов. В 1999 году Тагибов устранили с поля боя практиковавшимся тогда способом: его арестовали по подозрению в вымогательстве средств у руководителя РАО Владимира Твердовского, а при задержании нашли героин. Сейчас Тагибов уверен, что его заказали бывшие коллеги, а наркотики просто подбросили. В тюрьме он провел 10 месяцев. В 2000 году его обменяли на пятерых российских солдат, находившихся в чеченском плену. Тагибов сегодня достаточно откровенно рассказывает, как делались дела в конце 1990-х. По его словам, $25 млн, поступивших тогда от правительства в счет выплаты гонорарам западным авторам за исполненные в России произведения, в итоге просто исчезли.

Уголовные дела против сотрудников РАО

В 2008 году против РАО — с 2002 года общество возглавил Сергей Федотов — было возбуждено уголовное дело. Тагибов рассказывает, что Федотовы вывели из состава общества музыкальное издательство «ММИ Гармония» и оформили его на себя. «Да, было возбуждено уголовное дело, полагаю, что его инициатором был господин Тагибов. Но оно было прекращено в связи с отсутствием состава преступления», — уточняет Кричевский. Действительно, ООО «ММИ Гармония» было выделено по решению РАО, а потом часть издательства продали частным лицам, чтобы получить деньги на развитие. «При этом якобы был похищен нотный архив. Следствие удостоверилось, что он не похищен, а находится в РАО до сих пор», — говорит Кричевский.

Сколько РАО оставляет себе

Эксперты на рынке считают, что и со своими основными обязанностями защитники авторских прав справляются плохо. То есть собирать деньги они научились, а вот с распределением гораздо хуже. Есть несколько способов обмануть авторов. Во-первых, просто не поставить в известность о том, что деньги для них собраны. Через три года автор их уже и не получит — прошел срок давности. Во-вторых, можно выделять деньги не тем исполнителям, кто на самом деле их заработал. Ведь далеко не все рестораны ведут статистику — какие песни звучали в течение месяца. Если таких данных нет, то ресторан просто отчисляет некую сумму, а сколько получит Леди Гага, а сколько какая-нибудь звезда российского шансона, определяет РАО или, если речь идет об исполнителях чужих произведений, ВОИС. Впрочем, Кричевский подчеркивает, что есть объективная методика. Часть площадок все-таки дают статистику, и можно понять, чьи записи сейчас входят в топ. Анонимные деньги распределяются пропорционально между 120 самыми популярными фонограммами. И, наконец, есть схема прямого обмана. Можно просто придумать авторов и перечислять им деньги за никогда не написанные песни. «Мне кажется, что большинство таких авторов имеют прописку на Северном Кавказе», — шутит один из экспертов. Когда деньги начнут собирать с пустых дисков, встанет та же проблема распределения. «Как будут определять, на скольких дисках, ввезенных в Россию, будут записаны мои произведения или произведения Эдуарда Успенского?» — недоумевает Остер.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *