Военные частные компании

10 частных военных компании в России по состоянию на 2016 год

Практика использования частных силовых (военизированных) организаций в вооружённых конфликтах, привлечения на контрактной основе военных специалистов, советников и инструкторов для подготовки полицейских и вооружённых сил имеет длительную историю.
Первая в новейшей истории частная военная компания «Watchguard International» была создана в 1967 году в Великобритании, её основателем являлся полковник британской армии Дэвид Стерлинг (ранее создавший SAS).
Увеличение численности контрактников было отмечено уже в середине 1970-х годов. Один из первых крупных контрактов в новейшей истории был заключён в 1974 году, когда частная военная компания «Vinnell Corp.», принадлежавшая американскому военно-промышленному концерну «Northrop Grumman», заключила с правительством США контракты более чем на полмиллиарда долларов. Её сотрудники должны были заняться подготовкой Национальной гвардии Саудовской Аравии и защитой нефтяных месторождений в этой стране.
После начала войны в Анголе центры по вербовке наёмников для участия в войне были открыты в нескольких странах мира. На международном уровне получила широкую известность созданная в Великобритании частная фирма «Security advisory services», которая осуществляла вербовку наёмников из числа граждан стран Западной Европы, обеспечение их снаряжением и отправку для участия в войне. В июле 1976 года в Луанде состоялся судебный процесс над взятыми в плен иностранными наёмниками, в ходе которого было установлено, что из Великобритании были отправлены 96 наёмников (36 из которых были убиты, 5 пропали без вести и 13 были ранены в ходе боевых действий, и ещё один — расстрелян по приговору военного трибунала). Результаты процесса стали причиной рассмотрения вопроса английским парламентом, в ходе которого было установлено, что деятельность фирмы «Security advisory services» представляла собой прямое нарушение закона 1870 года, запрещавшего вести вербовку наёмников для участия в войне. Тем не менее, виновные в нарушении закона названы не были.
В дальнейшем, количество ЧВК и их сотрудников имело тенденцию к увеличению: «В последнее время растет численность „наёмников в белых воротничках“. Так называют военных и технических специалистов из США, Англии, Франции и других ведущих капиталистических стран, которые вербуются на работу в военных органах ряда развивающихся стран, например, Ирана, Омана, Саудовской Аравии, Египта. По данным государственного департамента США, в начале 1978 года за границей над реализацией военных программ работали около 11 300 американских граждан — в три раза больше, чем в 1975 году».
В связи с участившимися случаями использования наёмников в военных конфликтах, в 1979 году Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию о необходимости разработать конвенцию о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наёмников; был создан специализированный комитет, в состав которого вошли представители 35 государств (однако хотя до 20 января 1987 года состоялось шесть сессий комитета, нормативно-правовых документов по проблеме принято не было).
В 1980 году в США открыто прошёл первый в современной истории съезд наёмников, организатором которого выступил американский журнал «Солдат удачи» (англ. Soldier of Fortune). На следующий год, в городе Финикс (штат Аризона, США) состоялся второй съезд, в котором приняло участие до 800 человек.
В период холодной войны частные военные компании были созданы в США, Великобритании, Израиле и ЮАР, их деятельность проходила под патронажем соответствующих государств. В дальнейшем, количество ЧВК стало увеличиваться.
В 1999 году командование армии США приняло нормативно-правовой документ, устанавливающий порядок взаимодействия военнослужащих США и сотрудников частных охранных и военных компаний в зоне боевых действий — наставление FM 100-21.
С начала 2000-х годов отмечен рост заинтересованности к услугам ЧВК со стороны крупных международных корпораций, бизнес которых связан с присутствием в точках нестабильности. Отмечены также случаи использования частных военных компаний международными организациями (в качестве примера, «DynCorp» стала подрядчиком ООН).
В апреле 2001 года была создана структура, координирующая деятельность частных военных и охранных компаний на международном уровне — «Peace Operations Association» (POA).
После начала войны в Ираке, была создана ассоциация западных частных военных и охранных компаний, координирующая их деятельность в Ираке — «Private Security Company Association of Iraq» (PSCAI), в состав ассоциации вошли 40 военных и охранных компаний.
В 2004 году руководитель временной администрации в Ираке Пол Бремер подписал приказ № 17 (Coalition Provisional Authority Order 17), в соответствии с которым контрактники США (в том числе, сотрудники военных и охранных компаний) получали неприкосновенность — они не могли быть привлечены к ответственности за совершенные ими преступления на территории Ирака в соответствии с законодательством Ирака
Частные военные компании в России (ЧВК) — это компании, выполняющие свои уставные задачи в зонах повышенного риска, в частности в зонах ведения боевых действий, где действия самой компании (ее сотрудников) носят характер не атакующий, но сдерживающий, и допускающий варианты превентивных мер. На территории Российской Федерации функционирует порядка десяти частных военных компаний. Некоторые из них уже приостановили свою деятельность, но на основе их были созданы другие ЧВК.
10 E.N.O.T. CORP

E.N.O.T. CORP — частная военная компания, которая осуществляет военно-патриотическую и гуманитарную деятельность. Она была создана на основе ассоциации военно-патриотических клубов «РЕЗЕРВ». Военные осуществляют профилактические мероприятия против нелегальной миграции, а также проводят меры по пресечению организованной преступности и наркоторговли. Регулярно «енотовцы» сопровождают гуманитарные грузы в самые горячие точки планеты.
9 Cossacks


Cossacks — частная военная компания России, состоящая из казачьих подразделений. Деятельность ЧВК происходит под жестким контролем российского руководства через Совет по делам казачества при президенте РФ. В основу поддержки казачества положены принципы казачьей культуры, военного быта и истории. В основу деятельности казачьих подразделений входит гражданская и территориальная оборона, охрана общественного порядка, защита границ, борьба с терроризмом и т.д. Сотрудники ЧВК Cossacks принимали участие в боевых действиях в таких горячих точках земного шара, как Ирак, Югославия, Афганистан, Чечня и т.д.
8 ЧВК Вагнера

ЧВК Вагнера — одна из самых засекреченных частных военных компаний, которая осуществляет свою деятельность в Новороссии. Организация предпочитает не афишировать свою деятельность. Ее сотрудниками являются отставники из разных ведомств и ветераны локальных войн. ЧВК Вагнера представляет собой многочисленную профессиональную структуру, которая работает на российское правительство. Отряд Вагнера принимает участие в боевых действиях во многих горячих точках планеты. «Вагнеревцы» проходят испытательный срок обучения, после которого военные аттестуются, либо отсеиваются.
7 Феракс

Феракс — частная военная компания в России, обеспечивающая полный спектр услуг по безопасности и вооруженной охране, как на территории РФ, так и за ее пределами. Кадровый резерв ЧВК состоит из офицеров запаса, служивших в спецподразделениях различных родов войск и имеющих боевой опыт в горячих точках мира. Сотрудники Феракс участвовали в боевых действиях, проходивших в Ираке, Афганистане, Шри-Ланке, Курдистане и т.д.
6 Тигр Топ-Рент Секьюрити

Тигр Топ-Рент Секьюрити — частная военная компания в России, которая была основана для проведения операций в Ираке. Свое функционирование она начала в 2005 году, но уже буквально через год свернула свою деятельность. Бывшие ее сотрудники, профессиональные военные, создали другие независимые ЧВК. Недолго просуществовавшая организация успела выполнить такие задачи, как сопровождение конвоев, охрана военных объектов, а также охрана персонала нефтяных компаний и российских дипломатов, миссии в Ливане и Израиле, в Палестине и Афганистане. Организация занималась снайперской (контрснайперской) подготовкой специалистов, стрелков, саперов, радиоинженеров, бойцов быстрого реагирования в условиях города и пр. После распада Тигр Топ-Рент Секьюрити образовались Моран Секьюрити Групп, Феракс, Редут-Антитеррор и Антитеррор-Орел.
5 Редут-Антитеррор

Редут-Антитеррор — частная военная компания России, представляющая собой военно-профессиональный союз организаций, который состоит из профессиональных военных, войск специального назначения, ВДВ и т.д. Все сотрудники частной организации обязательно имеют опыт боевых действий и являются участниками спецопераций и операций миротворческого характера. ЧВК была основана в 2008 году, ее создателями стали разведчики и ветераны-десантники. Организация имеет опыт работы в Сирии, Ираке, Афганистане и Югославии и других горячих точках. В спектр основных услуг, оказываемых компанией входят охранная деятельность, подготовка групп личной охраны, аттестация специалистов для оказания частных охранных услуг, охрана ЗР по требованиям ООН и т.д.
4 Moran Security Group

Moran Security Group — частная военная компания России, которая предоставляет комплекс услуг в области безопасности, консалтинга, транспортных перевозок, а также медицинского обеспечения и перевозок грузов. Вся деятельность Moran Security Group осуществляется на основе законодательства Российской Федерации. Основные выполняемые функции — вооруженное сопровождение и конвой судов, охрана различных объектов, логистика, разведка и т.д. Moran Security Group является владельцем военно-морского учебного центра, который расположен на территории Санкт Петербурга.
3 Антитеррор-ОрелАнтитеррор-Орел — частная военная компания России, которая осуществляет свою деятельность с 1998 года. Организация была создана бывшими военнослужащими. Сотрудниками ЧВК являются военнослужащие запаса, а также ветераны ГРУ, ВЫМПЕЛА и ВМФ. Антитеррор-Орел занимается охраной объектов, подготовкой военных кадров, а также выполняет саперные работы.
2 ЧВК МАР

ЧВК МАР — частная военная компания Санкт Петербурга, которая осуществляет свою деятельность на территории Российской Федерации. Как заявляет МАР, она действует в строгом соответствии с законами страны, где оказываются ее услуги. ЧВК оказывает услуги следующего характера: тех.защита и разведка, военная деятельность, охрана автоколонн, физических лиц, газо- и нефтепроводов, иных объектов, конвоирование грузов, правовое/юридическое обеспечение и т.д.
1 РСБ-Групп РСБ-Групп («Российские Системные Безопасности») — частная военная компания Москвы, которая имеет несколько направлений. Она имеет дивизион как сухопутных, так и морских операций. Дивизион морских операций оказывает услуги вооруженной защиты, сопровождения и охраны гражданских судов, проведения аудита безопасности нефтяных и газовых морских платформ. Дивизион сухопутных операций оказывает вооруженную охрану объектов, проводит разведку, а также обучение и т.д. Создателями данной ЧВК являются офицеры запаса ГРУ и ФСБ, профессиональные военные, которые имеют богатый командный и боевой опыт. Деятельность РСБ-Групп базируется на соблюдении законодательства Российской Федерации. Сотрудники РСБ-Групп не участвуют в вооруженных конфликтах в качестве наемников, а также не занимаются консультированием организаций и группировок, которые имеют какое-либо отношение к террористическим организациям.

Вооруженная охрана и обеспечение безопасности

«Мир полон беззащитных овец, что с моральной точки зрения лучше, чем быть волком. Но овцы предпочитают верить, что в мире нет зла, и они не смогут дать злу отпор, даже если оно объявится у них на пороге. Вот поэтому есть необходимость в овчарках.
Не каждая овца видит волка в образе зла, пока это зло не приблизится к овце на расстояние броска. Тогда поздно звать овчарку… и все же овцы игнорируют свою безопасность пока светит солнце…»

И мы те овчарки, которые поддерживают баланс в природе: «И волки сыты, и овцы целы…» и решают неудобные вопросы в любой точке мира, где есть потребность в умных, смелых, опытных и надежных профессионалах. Мы не участвуем в сомнительных противозаконных мероприятиях, мы не поддерживаем террористов и преступников, мы берем деньги за нашу работу и принципиально всегда выполняем свою работу до ее логического завершения.

Мы честно смотрим в лицо заказчику, и поэтому очень ценим свою жизнь и жизнь наших клиентов.

Режим нашей работы – круглосуточный.
Характер нашей работы – не атакующий, но сдерживающий.
Мы знаем, как сделать максимально безопасно там, где остальным очень страшно и неуютно. Мы работаем в нестандартных ситуациях, не используя шаблонных решений и понимаем, важность каждого нашего следующего шага и действия.

Одновременно в Африке, на Ближнем Востоке, в Средней Азии, Юго-Восточной Азии, в Индийском и Атлантическом океане могут работать десятки групп безопасности «РСБ-Групп», которые осуществляют комплекс мероприятий по вооруженной защите и охране материальных ценностей и сотрудников компаний наших клиентов в зонах с высокой террористической активностью.

«РСБ-Групп» оказывает помощь в организации работы правительств, учреждений ООН, международных некоммерческих и общественных организаций, а также бизнеса по всему миру.

Мы строго придерживаемся трех основных принципов:

  1. Безопасность клиента,
  2. Законность наших действий,
  3. Высокий профессионализм наших сотрудников.

В своей работе мы используем наш боевой опыт, полученный во время военной службы как в России, так и за рубежом, опыт наших юристов, аналитиков, методистов, военных медиков и т.д.

Наша компания легально приобретает, использует и хранит оружие за пределами России, с которым в дальнейшем мы обеспечиваем безопасность клиента и безопасность своих сотрудников. «РСБ-Групп» придерживается всех международных законов, конвенций и иных нормативных актов, регулирующих порядок нахождения наших вооруженных сотрудников на территории других государств.

Мы на высоком уровне занимаемся конкурентной разведкой. Сотни успешно проведенных операций являются нашей наилучшей рекомендацией. К нам возвращаются и приводят новых заказчиков, нас рекомендуют своим друзьям, нам доверяют и нам верят. Это является наивысшей оценкой нашей работы.

Мы гордимся нашей работой, своими сотрудниками и своей компанией.

Современное наемничество: буква закона

Одно из наиболее известных определений государства гласит, что это организация, монополизирующая право на применение легитимного физического насилия на контролируемой им территории. Сегодня это определение находится под сомнением ввиду наличия частных структур, на законных основаниях эффективно осуществляющих военную функцию там, где государство не считает необходимым или возможным собственное вмешательство. Существование таких структур создаёт условия для размывания самих основ государственного суверенитета, причем одновременно как на внутреннем, так и на внешнем рынке. Каков же правовой статус наёмников и частных военных компаний в современном мире?

Война и государственный суверенитет

C началом эпохи модерна, проявившейся в том числе в виде образования государств-наций, сложилась прямая связь между понятием государственного суверенитета и определением войны. Классическую форму эта связь обрела в определении Карла Клаузевица, согласно которому «война является продолжением политики». Война отныне являлась монополией государства. Одно лишь государство имело право объявлять войну и вести ее силами регулярной армии. Причем его соперником могло быть только другое государство и его армия.

Военные действия, не подпадающие под это определение, соответственно, не могут быть классифицированы в качестве войны. Для их обозначения применяются такие эвфемизмы, как «контртеррористическая операция», «конфликт низкой интенсивности» и т.д. Этот принцип также стал основополагающим для международного права и оказался зафиксирован в I Женевской конвенции 1864 года и Гаагской конвенции 1899 года, а также в Гаагской конвенции о законах и обычаях сухопутной войны 1907 года.

После II мировой войны принцип государственной монополии на ведение войны был подтвержден во многих документах. В их числе – Статья 2 Устава ООН, Нюрнбергское соглашение, договор 1998 года, известный как Римский Устав Международного уголовного Суда, который требует универсальной юрисдикции и разграничивает законную и «незаконную» форму войны, ряд постановлений Международного суда ООН и другие.

Бог, как известно, на стороне больших батальонов

Появление частных военных компаний и рост их значения в современных войнах привели к проблематизации этого явления и попыткам ввести его в рамки принятых ранее правовых определений.

Правовой статус наемника

Наемничество долго находилось вне поля зрения международного права и только широкий размах, который это явление приобрело в ходе войн, сопровождавших процесс деколонизации на африканском континенте, способствовал его правовой проблематизации. Наиболее известное определение наемничества содержится в Статье 47 Дополнительного протокола I к Женевским конвенциям, принятого в 1977 году:

«Наемник – это лицо, специально завербованное на месте или за границей, чтобы сражаться в вооруженном конфликте, фактически принимающее участие в военных действиях; принимающее участие в военных действиях с целью получения личной выгоды, материальное содержание которого значительно превышает вознаграждение, выплачиваемое комбатантам, входящим в личный состав вооруженных сил данного государства; не являющееся гражданином государства, находящегося в конфликте, или не проживающее на его территории; не входящее в личный состав вооруженных сил стран, находящихся в конфликте; не посланное государством, которое не является стороной, находящейся в конфликте, для выполнения официальных обязанностей в качестве лица, входящего в состав его вооруженных сил».

Существующее определение рассматривает наемничество в качестве формы преступной деятельности граждан одного государства на территории другого. Категорический запрет на подобного рода деятельность содержался уже в III и IV Женевских конвенциях, принятых, соответственно, в 1929 и 1949 годах.

Международная конвенция о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников, принятая резолюцией ООН 4 декабря 1987 года, определила, что действия наемника направлены на свержение правительства, подрыв конституционного порядка или территориальной целостности государства. Декларация Генеральной Ассамблеи ООН о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами 1970 года категорически запрещает государствам – членам ООН поддерживать действия наемников:

«Каждое государство обязано воздерживаться от организации и поощрения организации иррегулярных сил или вооруженных банд, в том числе наемников, для вторжения на территорию другого государства».

Международным правом наемники признаются уголовными преступниками и должны нести ответственность перед судом. То есть они являются международными преступниками.

На практике, когда дело доходит до конкретных обвинений, квалифицировать то или иное лицо в качестве наемника – весьма сложная задача. Чтобы быть признанным судом в этом качестве, обвиняемый должен полностью удовлетворять сразу всем вышеперечисленным критериям. В результате суд на основе предоставленных обвинителем материалов должен доказать, что обвиняемый

  • был специально завербован в третьей стране, чтобы участвовать в вооруженном конфликте;
  • принимал участие в военных действиях в целях получения личной выгоды;
  • получал материальное вознаграждение, существенно превышающее вознаграждение, выплачиваемое комбатантам такого же ранга;
  • не входил в личный состав вооруженных сил стороны, находящейся в конфликте.

Помимо технической стороны вопроса, связанной со сложностью поиска и обнаружения доказательств в столь щекотливом вопросе, вышеперечисленные условия сами по себе являются столь ограничительными, что удовлетворить им практически невозможно. Лишь очень незначительная часть лиц, действительно участвующих в международных военных конфликтах, по факту соответствия всем этим формальным признакам может быть признана наемниками.

Практическим доказательством этого тезиса является незначительное число осужденных по соответствующему обвинению лиц. Лучше всего о сложившемся положении сказал один из «солдат удачи»:

«наемник, который не может опровергнуть свою принадлежность к этой профессии в суде, достоин того, чтобы быть расстрелянным на месте вместе со своим адвокатом!»

Следует также добавить, что действие международных договоров распространяется на те державы, которые эти договоры подписали. К Дополнительному протоколу I от 1977 года, в отличие от самих Женевских конвенций, присоединились далеко не все страны. В частности, его не ратифицировали США.

Арест в международном аэропорту Бангкока Джозефа Мануэля Хантера по прозвищу Рембо, ветерана вооруженных сил США, обвиненного в наемничестве и убийствах гражданских лиц

На национальном уровне во многих странах существуют законы, запрещающие вербовку наемников. В России, например, это статья 359 Уголовного кодекса. Согласно ей, вербовка, обучение, финансирование или иное материальное обеспечение наемника, а равно его использование в вооруженном конфликте или военных действиях, наказываются лишением свободы на срок от четырех до восьми лет. Участие в вооруженном конфликте в качестве наемника влечет за собой лишение свободы на срок от трех до семи лет.

Проблема статуса частных военных компаний

Особенное значение определение правового статуса наемника имеет применительно к ситуации с частными военными компаниями. Современными исследователями было предложено пять специфической особенностей ЧВК, которые отличают эти структуры от других участников вооруженных конфликтов.

  • Частные военные компании являются официально зарегистрированными корпоративными структурами, что отличает их от частных лиц сомнительного статуса, подряжавшихся в качестве наемников во время африканских войн 1960-х годов.
  • Эти структуры действуют на международном глобальном рынке, предлагая свои услуги преимущественно иностранным заказчикам, в отличие от охранных агентств, приоритетом которых является поиск заказчика на внутреннем рынке.
  • В своей деятельности они мотивированы скорее соображениями коммерческой прибыли, нежели политического интереса. Это не предполагает, что ЧВК совершенно игнорируют политический фактор и взаимодействуют с любым клиентом, предложившим самую высокую цену за их услуги, однако по своему происхождению они являются прежде всего коммерческими предприятиями.
  • Они ориентированы на военный способ разрешения конфликта путем уничтожения или сдерживания противника, что отличает их от правоохранительных структур, которые вынуждены по возможности избегать ситуаций, связанных с применением насилия.
  • Основным методом работы ЧВК является организованное вооруженное насилие.

Каждый из вышеперечисленных пунктов сам по себе предполагает возможные исключения, но все вместе они предоставляют хороший набор критериев для проверки того, является ли вооруженный негосударственный субъект конфликта частной военной компанией или нет. Представители ЧВК и их адвокаты сходу отметают обвинения в принадлежности своих сотрудников к категории наемников. Правда, их указания на организованный и открытый характер деятельности не выглядит убедительным.

Существует целый ряд препятствий для того, чтобы признать их представителей легальными комбатантами. Будучи зачастую инкорпорированными в состав ведущих военные действия правительственных сил, они, как правило, все же оказываются не в состоянии удовлетворить всем четырем критериям к комбатантам со стороны III Женевской конвенции (ношение формы, подчинение единому командованию и так далее.).

При этом подавляющее большинство современных частных подрядчиков не принимает непосредственного участия в боевых действиях, а лишь осуществляет снабжение и обеспечивают боеспособность армии. И с точки зрения статьи 4 а (4) III Женевской конвенции охранники, строители, шоферы, механики и повара являются «гражданскими лицами, следующими за вооруженными силами, но не входящими в их состав».

Растущая сложность управления современными военными системами и необходимость владения специальными знаниями для их использования являются одной из основных причин, обусловивших необходимость привлечения сил армейских подрядчиков

Однако многие функции, ушедшие на аутсорсинг частных подрядчиков, носят вполне военный характер. Cотрудники ЧВК управляют беспилотными самолетами Global Hawk и Predator, противотанковыми установками TOW, обслуживают истребители F-117 и бомбардировщики B-2, а также проводят разведывательные операции. Такие действия, безусловно, являются звеньями в цепи событий, связанных с непосредственным осуществлением военных операций. Соответственно, их исполнители были специально наняты для выполнения военных задач, и, таким образом, все же являются наемниками.

ЧВК и национальное законодательство

На сегодняшний день только в США, Великобритании, ЮАР и Израиле действующее законодательство регулирует деятельность частных военных компаний. К примеру, в Соединенных Штатах, начиная с 2000 года, продажа военных услуг регулируется Законом о контроле над экспортом вооружений, согласно которому каждая частная военная или охранная компания обязана получить в Госдепартаменте лицензию для работы за рубежом. В случае ее получения деятельность фирмы по выполнению контракта будет контролироваться Государственным департаментом. Кроме того, сделки, стоимость которых превышает 50 млн. долларов, подлежат одобрению Конгрессом США.

Военные подрядчики, действующие в рамках контракта с государством, как на территории США, так и на территории других стран, по сути являются правительственными агентами, и, таким образом, с точки зрения закона рассматриваются как сотрудников правительственных организаций. Эта точка зрения значительно упрощает правовое регулирование деятельности ЧВК и обеспечивает их взаимодействие с другими правительственными структурами.

Вместе с тем Рабочая группа по услугам индивидуальной защиты в Ираке, созданная при Государственном департаменте США в 2007 году, сообщала о серьезных проблемах в этой сфере, с точки зрения докладчика, являвшихся результатом несовершенства законодательной базы и практик правоприменения. Например, хотя на американские ЧВК, действовавшие в Ираке, формально распространялось законодательство США о зарубежной военной юрисдикции, действенный механизм для успешного судебного преследования сотрудников частных военных компаний, фактически отсутствовал вплоть до 2005 года.

Допрос пленного в Афганистане с целью выяснения его личности

Как следствие прорехи в законодательной базе, самим компаниям и их сотрудникам удавалось избежать ответственности за совершенные ими преступления за пределами территории США. Трехлетний промежуток, пока закон не был пересмотрен для устранения этих недостатков, создал атмосферу «дикого запада», по крайней мере, в восприятии, для охранных компаний в Ираке. В течении этого времени правительственные структуры постепенно стали утрачивать контроль над действиями сотрудников ЧВК, что в итоге привело к череде громких скандалов.

Правовой статус ЧВК

Первая серьезная попытка международного регулирования деятельности ЧВК была осуществлена в так называемом «Документе Монтрё», принятом 17 сентября 2008 года. Его создание было инициировано правительством Швейцарии и Международным комитетом Красного Креста. С момента публикации документ подписали представители более 50 государств, в том числе США, Великобритания, Франция, Германия и Китай. Россия в их число не входит, так как ее законодательство пока не предусматривает и не регулирует такую деятельность.

Основой Документа Монтрё является тезис, гласящий, что международное гуманитарное право и соблюдение прав человека должны распространяться на деятельность ЧВК. Сам Документ призван устранить правовой вакуум в деятельности таких организаций.

Определение, содержащееся в Документе, гласит, что ЧВК – это частные предпринимательские субъекты, которые оказывают военные и/или охранные услуги, независимо от того, как они сами себя характеризуют. Военные и охранные услуги включают, в частности, вооруженную охрану и защиту людей и объектов, например, транспортных колонн, зданий и других мест, техобслуживание и эксплуатацию боевых комплексов, содержание под стражей заключенных, консультирование или подготовку местных военнослужащих и охранников.

Документ Монтрё возлагает ответственность за действия ЧВК на государства, которые заключают с соответствующей компанией договор об оказании услуг, в том числе и в тех случаях, когда такие ЧВК заключают субподряды с другими ЧВК. Государство-наниматель несет ответственность за возможные нарушения международного гуманитарного права, стандартов в области прав человека или иных норм международного права, совершенные ЧВК, если такие преступления вменяются ему в вину согласно обычному международному праву.

Государство происхождения, которому принадлежит соответствующая ЧВК или в котором зарегистрирована ее штаб-квартира, обязано при соответствующих обстоятельствах принимать все меры для пресечения и расследования возможных нарушений со стороны ЧВК. На государствах происхождения лежит обязательство принимать законы, необходимые для обеспечения эффективных уголовных санкций в отношении лиц, совершающих или приказывающих совершать серьезные нарушения норм, установленных Женевскими конвенциями.

То государство, на территории которого действует соответствующая ЧВК, в Документе Монтрё называется государством территориальной юрисдикции. В ситуациях оккупации части территории обязательства государств территориальной юрисдикции ограничиваются районами, в которых они способны осуществлять эффективный контроль.

ЧВК принимают участие в большинстве современных вооруженных конфликтов

Помимо декларативных заявлений о всеобщей обязанности соблюдать норму международного гуманитарного права, совершать действия, направленные на их защиту, Документ содержит правила и практические рекомендации для разработки соответствующих нормативных актов. Например, определение круга услуг, которые могут или не могут быть переданы на подряд частных военных компаний, а также критерии при отборе ЧВК и условия заключающихся с ними контрактов.

Вместе с тем, как указано во Введении к документу, он сам и «содержащиеся в нем положения не создают правовых обязательств», а носят рекомендательный характер, являясь своего рода наброском для возможной международной нормативной базы.

Литература:

  • Коновалов И. П, Валецкий О. В. Эволюция частных военных компаний. Пушкино: Центр стратегической конъюнктуры, 2013. – 136 с.
  • Адельханян Р. А. Военные преступления в современном праве. М., 2006.
  • Алешин В. В. Наемничество – преступление международного характера // Российский ежегодник международного права, 1998–1999. СПб., 1999.
  • Ананьев В.А. Еще раз о ЧВК: поговорим о нюансах / nvo.ng.ru
  • Серков С. Возможности регулирования деятельности ЧВК / navoine.info
  • Цепков Н. Частные военные компании: краткий обзор мирового и российского регулирования / zakon.ru
  • Частные военные и охранные компании и международное законодательство / milcons.ru
  • Наемники и частные военные компании / web-mistress.livejournal.com

На каких основаниях работают российские ЧВК

Российские охранные структуры добиваются от государства закона о регулировании частных военных компаний (ЧВК), которые в нашей стране де-факто уже существуют. Такие выводы следуют из доклада руководителя Ассоциации военно-охранных компаний, полковника запаса, бывшего начальника штаба спецназа внутренних войск «Витязь» Андрея Головатюка, который поделился его содержанием с «Газетой.Ru».

По его словам, участия армии, полицейских формирований и прочих государственных силовых структур оказывается недостаточно для решения всех проблем с безопасностью, возникающих в разных регионах мира.

Такие вызовы, как терроризм, транснациональная преступность, межнациональные и межрелигиозные конфликты, сделали профессию «специалиста по вопросам безопасности» одной из самых востребованных, а ЧВК — доходным бизнесом.

Российские представители этой отрасли определяют ЧВК как зарегистрированную частную коммерческую структуру, укомплектованную профессионалами, контролируемую государством и работающую в его интересах. В этом ее коренное отличие от отрядов наемников и террористов, говорят авторы доклада.

Реклама

Корпорации такого типа со временем будут приобретать все большую роль в войнах и вооруженных конфликтах, уверяют специалисты. В современных международных миротворческих операциях ЧВК уже давно равноправные правовые субъекты наряду с родами и видами Вооруженных сил.

Помимо классических боевых действий в спектр востребованных «военных услуг» частных структур входят: вооруженная охрана имущества физических и юридических лиц, в том числе в зоне военных конфликтов, обеспечение безопасности крупных массовых мероприятий, разработка и принятие мер в сфере информационной безопасности, профессиональная охрана объектов, сопровождение колонн, разведка, военный консалтинг; боевые операции, стратегическое планирование, сбор информации, оперативная или логистическая поддержка; техобслуживание и эксплуатация боевых комплексов и техники; содержание под стражей заключенных; консультирование и подготовка военнослужащих и охранников.

Рутинным стало применение ЧВК для вооруженной защиты от пиратов и сопровождения гражданских судов, проведения аудита безопасности нефтяных и газовых морских платформ, охраны судов, пирсов и платформ в подводном положении и многое другое; разминирования минных полей, уничтожения неразорвавшихся боеприпасов, тылового снабжения войск; авиаразведки и применения беспилотных летательных аппаратов.

Родом из Африки

История официальных ЧВК началась в период борьбы африканских стран за независимость. После падения режима апартеида в Южной Африке тысячи профессионалов из армии и полиции остались не у дел. В это же время в соседних странах бесконечной чередой происходили вооруженные конфликты, межплеменные и межклановые войны, революции и перевороты. Понятно, что в такой ситуации профессиональные военные недолго пребывали без работы.

Очень скоро в ЮАР возникла первая частная военная компания, которая предлагала услуги военных специалистов как для подготовки вооруженных сил условного заказчика, так и для непосредственного участия в конкретных военных мероприятиях.

Первая ЧВК называлась Executive Outcomes («Эффективное исполнение») и была основана в 1989 году.

После исполнения фирмой нескольких мелких заказов последовали операции в Анголе и Сьерра-Леоне, после которых к ней пришла известность. В 1992 году в Сьерра-Леоне началась гражданская война. После серии чувствительных поражений от повстанцев правительство обратилось за помощью к Executive Outcomes, сотрудники которой быстро переломили ситуацию в свою пользу. За удачно проведенную военную операцию правительство страны заплатило Executive Outcomes более $30 млн. Кроме того, компания получила долю в торговле алмазами и другими полезными ископаемыми на территории Сьерра-Леоне.

Этот финансовый успех вызвал волну появления подражателей по всему миру. ЧВК стали возникать в США, Великобритании, Франции, Малайзии и Индонезии. Деньги, которые правительства готовы были платить за выигранные чужими руками войны, с лихвой перекрывали зарплаты военных специалистов, в которых после окончания «холодной войны» и распада блока Варшавского договора недостатка не ощущалось.

Руководители ЧВК, как правило, имели влиятельных покровителей в высших эшелонах власти стран, определяющих само понятие международного права, что позволяло их сотрудникам избегать применение понятия «наемник» со всеми вытекающими последствиями.

Ирак и Афганистан

В Ираке ЧВК появились, когда после свержения американскими военными режима Саддама Хусейна в богатой нефтью стране вместо установления демократии разгорелась гражданская война. Растущие потери среди солдат заставили президента Джорджа Буша-младшего пойти на заключение контрактов с ЧВК. При этом подписывали такие контракты министерства и ведомства правительств США и Великобритании. Не удержались (или были вынуждены это сделать) от вербовки частных солдат и миссии различных гражданских организаций, а также новообразованное иракское правительство.

Частники тут же были направлены в самые горячие и опасные места, что дало возможность официально сократить потери и заявить о стабилизации обстановки.

ЧВК Custer Battles охраняла аэропорт Багдада, Blackwater Security Consulting, ErinysIraq Ltd — нефтяные поля и трубопроводы, Hart Group — энергетические системы Ирака, Kroll сопровождала миссии и конвои ООН, Military Professional Resources, Inc. обучала национальную гвардию Ирака, Titan Corporation контролировала тюрьмы.

В Афганистане уже большая часть логистики военных и гражданских миссий коалиции осуществлялась ЧВК. Часто их привлекали и к охране периметров военных баз.

Китай и постсоветские страны

«Быстрыми темпами растет присутствие на данном рынке китайских ЧВК, особенно в африканских странах, где они обеспечивают безопасность китайских нефтегазовых месторождений», — говорится в аналитическом докладе российской Ассоциации военно-охранных компаний.

В Судане китайские ЧВК охраняют месторождения, владельцами которых являются китайские предприниматели. Эта группировка состоит из 40 тыс. бойцов, одетых в военную форму без знаков отличия.

Формально они не принадлежат армии Китая, а являются сотрудниками частной организации.

Наибольшую известность имели действия военных компаний Китая в 2012 году, когда служащие одной из китайских ЧВК вместе с суданцами участвовали в операции по освобождению 29 китайских рабочих, захваченных в плен в Судане. Операция была проведена не очень удачно, в результате один из заложников был убит. Катализатором формирования и развития китайских ЧВК стало похищение 25 китайских рабочих в Египте в том же 2012 году.

Среди бывших советских республик на рынке ЧВК особенно заметны Грузия и Украина.

Уже к началу пятидневной войны 2008 года в Грузии действовали американские компании Cubic Corporation (создание системы связи вооруженных сил Грузии) и Kellog, Brown and Root (тыловое и техническое обеспечение ВС).

Британская компания Halo (Hazardous Areas Life Support) Trust получила контракты по разминированию одновременно в Грузии и Абхазии. Контракт по подготовке воинского контингента Грузии для участия в операциях в Ираке и в Афганистане получила американская компания MPRI.

В грузинской операции в Южной Осетии участвовала израильская компания Defensive Shield. Согласно докладу Шведского государственного института оборонных исследований (FOI), глава этой компании бригадный генерал Гал Хирш, один из руководителей операции в Южном Ливане в 2006 году и бывший командир 9-й дивизии израильской армии, готовил и принимал участие в операции по штурму Цхинвала в августе 2008 года, а многие работники этой компании были в числе инструкторов, готовивших грузинскую армию, причем некоторые из них участвовали в боевых действиях.

По сведениям авторов доклада, ЧВК привлекались правительством Туркменистана для охраны границ с Афганистаном. Договор заключен с немецкой ЧВК, но ее сотрудники — в основном граждане России, Украины, а также из стран бывшей Югославии.

В России

Среди самых крупных и успешных XDR на российском рынке обычно называют «РСБ-Групп», «Тигр Топ Рент Секьюрити», «Феракс», «Антитеррор-Орел», военно-консалтинговую компанию «Альфа-Витязь», сотрудники которых работали в Ираке, Афганистане, Курдистане и других опасных регионах.

До недавнего времени в этот список входила еще и Moran Security Group из Санкт-Петербурга. Успех этой компании, особенно в Ираке, а также при охране судов от нападения пиратов, всерьез беспокоил конкурентов, прежде всего британцев.

«Именно их усилиями был организован инцидент, когда в октябре 2012 года в нигерийском Лагосе местными военно-морскими силами было захвачено принадлежащее Moran Security Group охранное судно Myre Seadiver, экипаж которого был полностью освобожден только в октябре 2013 года», — уверены российские специалисты на рынке ЧВК.

Окончательный удар по Moran Security был нанесен чуть позже, когда ранее не применявшаяся статья 359 УК «Наемничество» была использована против сотрудников ЧВК — замдиректора Moran Security Group Вадима Гусева и кадровика организации Евгения Сидорова.

В Госдуму уже дважды вносились проекты соответствующих федеральных законов: «О частных военных компаниях» депутата Алексея Митрофанова и «О частных военно-охранных компаниях» депутата Геннадия Носовко. Однако они получили отрицательные отзывы профильных ведомств.

Представители ЧВК ссылаются на ст. 9 ФЗ «Об обороне», которая позволяет гражданам «создавать организации и общественные объединения, содействующие укреплению обороны», но против выступают различные силовые структуры.

Преимущество ЧВК заключается, среди прочего, в том, что их услуги обходятся дешевле, чем использование регулярных войск. Во-вторых, привлекая «частников», можно решать довольно щекотливые в политическом плане моменты. В условиях «гибридной войны» ЧВК становятся одним из самых важных инструментов. Они позволяют де-факто осуществлять военное присутствие определенной страны и реализацию ее геополитических интересов там, где де-юре его быть не должно. Наконец, ЧВК — это доходный и востребованный бизнес, констатируют представители отрасли.

Проблемы с законом

В международном праве образовалась «серая зона» вокруг деятельности ЧВК. С одной стороны, они не охватываются Международной конвенцией о борьбе с вербовкой, использованием, финансированием и обучением наемников 1989 года; с другой стороны, существующие «Документ Монтрё» (2008 года) и Международный кодекс поведения частных военных компаний (2010 года) не имеют обязательной юридической силы и носят лишь рекомендательный характер.

Вопросами совершенствования международного законодательства в этой сфере на регулярной основе занимается межправительственная рабочая группа Совета по правам человека ООН. Практика задействования частного военного персонала за рубежом большинством членов этой рабочей группы воспринимается как данность, которую уже нельзя загнать под запретительные международные нормы — речь идет об упорядочении такой деятельности.

В ходе этой работы обозначились два основных подхода. Страны с развитым рынком частных военных услуг (США, ЕС, Канада, Австралия) указывают на достаточность для саморегулирования отрасли существующих инструментов, таких как «Документ Монтрё» и Международный кодекс поведения частных охранных компаний (не являются международными договорами и не налагают обязательств правового характера). Предпочтения этой группы стран — сохранение статус-кво, приоритет национального законодательства, двусторонних договоренностей и необязательных норм.

Их оппоненты (страны БРИКС, Алжир, Венесуэла, Египет, Куба, Эквадор и другие) озабочены растущими масштабами использования ЧВК в вооруженных конфликтах и выступают за устранение выявленных «серых зон» в использовании ЧВК.

Решение о создании в России института ЧВК запоздало лет на пятнадцать-двадцать, прокомментировал «Газете.Ru» доклад сооснователь ЧВК OSS Group Борис Чикин.

По его словам, сейчас большинство лоббистов принятия закона о ЧВК рассчитывают получить государственное финансирование. Однако принятие такого закона не даст российским структурам реальной возможности работать за рубежом.

Там работа компаний регламентируется только местным законодательством. Принятие в России специального закона лишь создаст иллюзию контроля этой деятельности со стороны государства.

«Для исполнения каких-либо специальных задач, при необходимости использовать юридическое лицо, достаточно зарегистрировать фирму вне юрисдикции России и закрыть ее по их завершении», — говорит Чикин.

По его мнению, крупные российские частные охранные структуры, желающие работать за границей, могут не ждать, пока государство примет соответствующий закон. Достаточно зарегистрировать свою компанию в той стране, в которой предстоит работать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *