Внутреннее убеждение судьи

Содержание

Внутреннее убеждение судьи

УДК 342.56

Страницы в журнале: 97-102

В.А. КОСОЙ,

соискатель Московского нового юридического института, секретарь государственной гражданской службы 3 классаМосковской межрегиональной транспортной прокуратуры k0c0u@mail.ru

Раcсматриваются различные точки зрения на понятие внутреннего убеждения судьи. Анализируются процесс формирования внутреннего убеждения судьи и факторы, на него влияющие.

Ключевые слова: суд, судья, внутреннее убеждение.

Inner Conviction of Judge

Kosoy V.

Keywords: сourt, judge, inner conviction.

В России понятие «внутреннее убеждение судьи» нашло свое отражение в судебных уставах 1864 года. Применение законодателем данного понятия и переход к свободной оценке доказательств сменили отжившую формальную теорию доказательств. В первую очередь эти изменения были связаны с развитием многообразия форм социального взаимодействия и с необходимостью добиться единства судебной практики независимо от различных обстоятельств дела и случаев совершения противоправного деяния. Законодатель перешел от установления формы доказательства по делу к установлению формы собирания и исследования доказательств и их свободной оценке.

Как писал М.М. Гродзинский, «мысль о том, что непосредственное впечатление, получаемое судьей от того или иного доказательства, может оказаться ошибочным и что личный опыт судьи как критерий для оценки доказательства недостаточен, была одной из основ, на которых строилась старая, ныне отброшенная система законных доказательств, почему система эта стремилась заменить эти непосредственные впечатления судьи положениями, твердо обоснованными опытом целого ряда поколений судебных деятелей. Опыт этот показал, что доказательства требуют критического к себе отношения и могут иметь ценность только при наличии определенных условий. <…> Законодатель заменял эту вероятность абсолютной достоверностью и тем самым превращал указания эти из общеруководящих в обязательные. Отказ от системы формальных доказательств заключался в отрицании этой обязательности».

Далее М.М. Гродзинский делает замечание, отражающее сущность внутреннего убеждения судьи: «Первое основное положение, из которого необходимо исходить при построении правильно понимаемого учения о доказательствах в области, относящейся к определению внутренней их ценности, заключается в надлежащем комбинировании указаний, получаемых судьей со стороны, со свободой внутреннего убеждения того же судьи». В данном случае это положение необходимо дополнить ссылкой на то, что под указаниями понимаются сведения и источники сведений о совершенном преступлении с их научной объективизацией.

впечатление есть продукт одних и тех же чувственных восприятий, не проверенных умственным процессом. Не следует смешивать решение дела по системе свободной оценки доказательств с решением его по непосредственному впечатлению».

В научной литературе существуют различные подходы к пониманию внутреннего убеждения. Оно рассматривается с разных сторон: 1) как метод; 2) как способ или принцип оценки доказательств; 3) как критерий этой оценки; 4) как ее результат; 5) как единство всех или некоторых перечисленных аспектов. Также существуют различные мнения и о природе внутреннего убеждения: гносеологической, логической либо психологической. Вопрос о сущности и природе внутреннего убеждения очень важен, от его правильного решения зависит успех процессуальной деятельности. Разница во взглядах обусловлена различными подходами к понятию «внутреннее убеждение» с акцентированием внимания на какой-то одной стороне этого многогранного понятия. Отмеченные многоплановость и полилогичность понятия «внутреннее убеждение», которое должно по существу включать основания доказательств по делу, требуют обращения к праву для определения такого понятия. Раскрытие этого понятия как субъективного начала в деятельности судей позволяет объяснить его многогранность и сложность, отражение в убеждении правды и лжи, достоверности и заблуждения. Традиционно оно рассматривается как взаимодействие разума, чувств и воли: переход от незнания опосредствованным путем к знанию, вера в правильность этого знания и готовность действовать в соответствии с ним.

Такими дореволюционными исследователями, как Л.Е. Владимиров, Н.А. Терновский, внутреннее убеждение рассматривается как мерило оценки доказательств. Судья действительно не может сравнить непосредственно одни доказательства с другими, поэтому происходит опосредованный процесс сравнения отражений этих доказательств в сознании. А.Я. Вышинский также придерживался точки зрения о том, что «внутреннее убеждение суда — вот единственное мерило ценности того или другого факта как доказательства».

В основной же массе работ внутреннее убеждение рассматривается как метод (способ) свободной оценки доказательств и результат такой оценки — внутреннее убеждение «есть не критерий (мерило) оценки доказательств, а результат оценки доказательств». И с этим можно согласиться, ибо внутреннее убеждение позволяет добиться разрешения задач и достижения целей оценки доказательств, и происходит все это через внутреннюю мировоззренческую призму человека. Внутреннее убеждение представляет собой формирование собственного взгляда судьи касательно представленных доказательств по законам общелогического и рационального познания, их законности и достаточности для составления определенного вывода по делу. Внутреннее убеждение основано на рациональном и чувственном познании с помощью ценностных взглядов на мир в целом и на его причинно-следственные связи в частности. Формируется же оно с помощью выводных знаний, то есть в процессе доказывания судья приобретает знание об обстоятельствах преступления (или его отсутствии) опосредованным путем. Внутреннее убеждение как процесс оценки доказательств характеризуется следующими чертами. Во-первых, лица, оценивающие доказательства, должны исходить исключительно из своего убеждения, полностью абстрагируясь от оценки других лиц и органов. Во-вторых, в законе отсутствуют какие-либо формальные правила, влияющие на оценку, никакие доказательства не имеют заранее установленной силы. Внутреннее убеждение является единственным инструментом для манипуляции с оценкой и формированием выводов о доказанности фактических обстоятельств дела.

Решение вопроса оценки относимости доказательств по внутреннему убеждению предполагает нахождение ответа на следующие вопросы по поводу соотношения таких двух взаимосвязанных явлений: включает ли предмет доказывания в себя факт, для установления которого используется данное доказательство; способно ли доказательство этот факт установить. Как пишет А.Г. Коваленко, «судебное доказывание — не просто единство логической и процессуальной форм деятельности. Строго говоря, это логическая деятельность, осуществляемая (протекающая) в рамках процессуальной формы. И судебные доказательства не информация сама по себе, а система логически организованных в процессуальной форме доводов, использующих процессуальные средства для формирования у суда убеждения в истинности фактов предмета доказывания».

Следует сделать очень важное уточнение: оценка доказательств по внутреннему убеждению отнесена к нормам, регулирующим процесс доказывания, но является принципом не части процесса, а всего процесса в целом. Впервые оценку доказательств по внутреннему убеждению как самостоятельный принцип уголовного процесса рассмотрел М.А. Чельцов. Оценка по внутреннему убеждению во многом подчиняет себе не только средства из процесса доказывания, но и все производство по делу. Действительно, процесс формирования убеждения судьи включает в себя все этапы производства в суде как совокупность факторов, воздействующих на него путем накопления знаний об обстоятельствах дела. В добавление к этому также очень важным фактором, оказывающим влияние на внутреннее убеждение, является предварительное изучение дела судьей.

На самом деле зарождаться внутреннее усмотрение начинает с момента поступления материалов дела в суд. Наиболее показательным примером для обоснования данной позиции является предварительное изучение материалов уголовного дела и обвинительного заключения судьей. «Судьи, ознакомившись с материалами дела, — писал В.Ф. Бохан, — или только с обвинительным заключением, сразу же воспринимают эту версию, если в отношении нее не встретились какие-либо сомнения, вытекающие из сущности приводимых в ее обоснование фактических данных, правил логического мышления и юридической оценки фактов». Первое впечатление, которое судья получает при изучении материалов, непосредственным образом влияет на дальнейшее рассмотрение дела, оставляя в уме определенный отпечаток. У судьи в сознании уже складывается определенная версия, бессознательные установки, которые экстраполируются на желанный сценарий рассмотрения дела. Как утверждал Л.Е. Владимиров, чтение материалов предварительного следствия предубеждает судью, невольно он составляет для себя определенное мнение о деле. Соответственно, судья помимо своей воли будет рассматривать судебный процесс не как самостоятельное исследование истины, а только как повторение или проверку предварительного следствия. «Получается, что, соблюдая процессуальные правила, предусмотренные законом, судьи уже незаметно для себя как бы втягиваются в идейную позицию обвинителя, попадая при этом в своеобразную “ловушку”. Идейная обвинительная установка формируется в них еще до начала судебного следствия… без каких-либо видимых влияний извне и поэтому воспринимается ими как результат их собственного внутреннего убеждения». Это будет проявляться в акцентировании внимания только на обвинительных доказательствах, в игнорировании или нежелании исследовать доказательства, оправдывающие обвиняемого или смягчающие его ответственность. Факты и обстоятельства дела, допускающие двоякое толкование, скорее всего, будут интерпретированы в поддержку сложившегося мнения и предпочитаемого вывода. Судьи очень хотят верить своим убеждениям и менее склонны искать доказательство, которое могло бы их опровергнуть. Психологи называют этот феномен «предубеждение против доказательств». Обращаясь к психологической стороне вопроса, необходимо отметить, что для решения данной проблемы судье следует отрешиться от своей версии и искать объяснения истинности в противоположной теории. С точки зрения судебного процесса необходимо руководствоваться основными принципами судопроизводства.

Оставаясь логически последовательным, необходимо рассмотреть, какие же формы принимает внутреннее усмотрение на различных этапах судопроизводства. Исследуя проблему формирования убеждения суда, В.Ф. Бохан утверждает, что «убеждение — многогранное понятие, которое можно исследовать с нескольких сторон. Оно имеет гносеологическую, логическую, нравственную, психологическую и юридическую природу. <…> Юридическая природа формирования убеждения суда определяется условиями судебной деятельности». До удаления судьи в совещательную комнату оно проявляется как вероятностное знание (гносеологический аспект) и как наличие сомнений (психологический аспект). На последнем этапе со стороны судьи ставится вопрос о преодолении внутреннего противоречия в отношении правильности и достоверности полученного знания в ходе судебного заседания (гносеологический аспект) и готовности действовать в соответствии с ним (психологический аспект). Внутреннее убеждение в качестве завершающего итога оценки доказательств носит многоаспектный характер и включает гносеологический, логический и психологический элементы. В подтверждение приведем подход А.Р. Ратинова и М.С. Строговича к пониманию природы внутреннего убеждения. Они выделяют гносеологический, логический и психологический аспекты внутреннего убеждения и рассматривают его как предпосылку, процесс и результат познавательной деятельности субъекта доказывания.

Вместе с тем такое понимание сущности внутреннего убеждения позволяет подчеркнуть особенности познания в судопроизводстве и соотношение доказывания с процессами познания, осуществляемыми за пределами судебного разбирательства и применимыми к процессуальному познанию, которое регламентировано нормами права.

Такие ученые, как А.И. Трусов, П.Ф. Пашкевич, Э.Ф. Куцева, И.И. Мухин и др., высказывали мнение, что внутреннее убеждение судьи само нуждается в объективном и независимом от сознания судей критерии достоверности выводов приговора по делу в уголовном процессе. Что же касается сомнений, то они играют, безусловно, положительную роль, являясь своего рода индикатором для судьи полноты и достоверности полученного знания. К моменту вынесения решения по делу все сомнения должным быть устранены, иначе о каком сложившемся внутреннем убеждении может идти речь? Закон, указывая на оценку доказательств по внутреннему убеждению, тем самым содержит в себе обязательное условие такого состояния судьи, которое предполагает отсутствие всяких сомнений, наличие полной уверенности в правильности полученных знаний, предпринятых действий и сделанных на основании этого выводов. Внутреннее убеждение служит субъективным выражением объективной истины, так как предполагает точное отражение в сознании судьи объективно существующих обстоятельств дела. Внутреннее убеждение как состояние уверенности в правильности своих выводов должно опираться на достаточную совокупность всесторонне, полно и объективно рассмотренных доказательств. Судья, вынося свое решение по делу, должен указывать, каким доказательствам он отдал предпочтение, а какие отклонил и почему он это сделал, выстраивая тем самым всю логическую цепочку умозаключений, исходя из которых он пришел к данному решению по делу. Иначе внутреннее убеждение может принять форму самоуверенной, бездоказательной и бесконтрольной убежденности, далекой от объективной истины.

Суд не должен оценивать доказательства, основываясь исключительно на том, от кого они исходят, так как есть возможность перехода от формирования внутреннего убеждения судьи, основанного на объективном познании действительности в пределах действующего закона, к усмотрению в познании действительности интересов представителей других ветвей власти. При этом необходимо учесть, что такое формирование внутреннего убеждения возможно в условиях реализованного в правоприменении принципа разделения властей. Единство власти предполагает единство подхода суда к разрешению любого дела с точки зрения того понимания права, которое предлагается в материальном законе, и той роли судьи, которая установлена для него процессуальным законом. Вместе с тем авторы отмечают, что «получило широкое распространение вмешательство представителей власти в непосредственную деятельность органов расследования и суда», стало обычным так называемое «телефонное право».

Норма права реализуется в действиях субъектов права и применяется к конкретным ситуациям, возникающим в процессе деятельности человека. Поскольку норма права носит абстрактный характер, в процессе правоприменения появляется необходимость установления того, соответствует ли содержание нормы права той ситуации, в которой действует субъект применения права. Когда требования нормы права, относящиеся к неопределенному кругу лиц, должны быть применены к определенным обстоятельствам дела конкретного участника процессуальных правоотношений, возникает необходимость конкретизировать норму права к тем отношениям, которые регулируются правовой нормой. Поставленная задача дает основания для обращения к такому понятию, как «фикция», — категории, связанной с юридическими предположениями.

Обратимся к работе Г. Дормидонтова, исследовавшего понятие фикции: «Люди, очевидно, не могут все еще обойтись без вымыслов; прямая голая истина часто еще не дается им или оказывается, по-видимому, им не по плечу, и они прибегают к помощи вымысла, чтобы к ней хоть как-нибудь приблизиться или, наоборот, чтобы от нее уклониться. Слову “фикция” придают различный, то очень обширный, то более или менее тесный, смысл, и отсутствие точной терминологии немало затрудняет исследование и изложение интересующего нас предмета. <…> Предположение, которым прикрывают или стараются прикрыть тот факт, что правило закона подверглось изменению, то есть что его буква осталась прежней, а применение изменилось. Фикция есть известный прием мышления, состоящий в допущении существующим известного несуществующего обстоятельства или, наоборот, несуществующим существующего».

Как мы видим, в судебной системе большая роль отведена личности судьи. Это нашло свое выражение в требованиях к кандидату на замещение должности в отношении возраста, образования, стажа работы. Внутреннее убеждение и личность судьи находятся в прямой зависимости. Формирование судейского убеждения относительно достоверности того или иного доказательства основывается на жизненном и профессиональном опыте судьи, его здравом смысле, определенных общеупотребимых предположениях.

Как считал Е. Эрлих, следует честно признать, что, хотим мы того или нет, основной гарантией справедливости судебного процесса является личность самого судьи. Становление законодательства в качестве центрального источника права в последнее время несколько оттеснило, но не отменило простую истину о том, что судебная функция не сводится исключительно к ориентации среди статей кодекса. Личность судьи и его убеждения имеют значение при применении любой нормы закона.

Можно с уверенностью утверждать, что с самого начала деятельности правоприменителя все его решения предопределены его внутренним миром, системой ценностей, жизненным опытом, и никакими рациональными методами и процессуальными правилами, а также научно-исследовательскими институтами невозможно устранить влияние мировоззренческих и социально-политических факторов на принятие судьей решения.

Список источников

1. http://www.portalus.ru/modules/russianlaw/ rus_readme.php?sub…

2. http://www.allpravo.ru/library/doc99p0/instrum4116/item4121….

Библиография

1 Гродзинский М.М. Учение о доказательствах и его эволюция. — Харьков, 1925. С. 18.

2 Там же.

3 Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства / под ред. А.В. Смирнова. — СПб., 1996. Т. 2. С. 188.

4 См.: Резник Г.М. Внутреннее убеждение при оценке доказательств. — М., 2004. С. 62—63.

5 См.: Владимиров Л.Е. Учение об уголовных доказательствах. — Спб., 1910. С. 14; Терновский Н.А. Юридические основания к суждению о силе доказательств и мысли из речей Председательствующего по уголовным делам: пособие для юристов-практиков и присяжных заседателей. — Тула, 1901. С. 29.

6 Вышинский А.Я. Курс уголовного процесса. — М., 1927. С. 24.

8 Коваленко А.Г. Институт доказывания в гражданском и арбитражном судопроизводстве. — М., 2002. С. 65.

9 См.: Чельцов М.А. Система принципов в уголовном процессе. — М., 2005. С. 16.

10 Бохан В.Ф. Формирование убеждений суда. — Минск, 1973. С. 93.

11 См.: Владимиров Л.Е. Суд присяжных: условия действия института присяжных и метод разработки доказательств. — Харьков, 1873. С. 61.

12 См.: Мизулина Е.Б. Независимость суда еще не есть гарантия правосудия // Государство и право. 1992. № 4. С. 59.

13 Бохан В.Ф. Указ. соч. С. 4.

15 См.: Ляхов Ю.А. Новая уголовно-процессуальная политика. — Ростов-н/Д, 1992. С. 7.

16 Дормидонтов Г. Юридические фикции и презумпции. Классификация явлений юридического быта, относимых к случаям применения фикций. — Казань, 1895. С. 2, 14.

Ходатайство о выездном судебном заседании

Гражданский процессуальный кодекс РФ прямо не называет ходатайство о выездном судебном заседании в качестве основания рассмотрения дела вне помещения суда. В отличие от Арбитражного процессуального кодекса РФ, процедуры рассмотрения уголовных дел. ГПК РФ предусматривают только одну возможность провести судебное заседание по гражданским делам вне стен суда – для исследования доказательств в месте их нахождения.

Не каждое доказательств по гражданскому делу можно исследовать в помещении суда. Поэтому в таких случаях сторона дела может подготовить ходатайство о выездном судебном заседании. А как это сделать – расскажем ниже. Дополнительные вопросы можно задать дежурному юристу сайта.

Скачать образец:

Ходатайство о выездном судебном заседании

Пример ходатайства о выездном судебном заседании

В Железнодорожный районный суд г. Симферополя Истец: Порохов Дмитрий Викторович, адрес: 295008, Республика Крым, г. Симферополь, ул. Союза Республик, 19-72 Ответчик: Администрация г. Симферополь, адрес: 295187, г. Симферополь, ул. Сахарова, 45, ИНН 87558522632 в рамках дела № 2-198/2022 по встречному иску

В производстве Железнодорожного районного суда г. Симферополя находится гражданское делу №2-198/2022 о признании договора аренды земельного участка по адресу: г. Симферополь, ул. Ясеневая, 28, заключенным. Ответчиком по делу является Администрация г. Симферополя. Третье лицо – Управление Росреестра по Республике Крым в г. Симферополь. Администрацией г. Симферополя подан встречный иск о признании вышеуказанного договора незаключенным.

В соответствии с определением суда о принятии искового заявления к производству в круг доказательств по гражданскому делу, входят в том числе сведения о возведенном объекте незавершенного строительства на вышеуказанном земельном участке. К делу приобщены постановление Администрации г. Симферополя от 20.05.2018 г. о разрешении строительства. В соответствии с Градостроительным кодексом РФ разрешение выдается на срок 10 лет. Обязательство поставить объект незавершенного строительства на кадастровый учет и зарегистрировать право собственности отсутствует, так как строительство еще не завершено.

Истец настаивает на добросовестности поведения, в т.ч. получении разрешительных документов на строительство. Договор аренды земельного участка, несмотря на отсутствие факта его государственной регистрации, считается заключенным. Для осмотра и исследования доказательств в месте их нахождения, подтверждения юридически значимых обстоятельств (продолжение строительства), руководствуясь ст. 10, 35, 57, 58, 155, 184 ГПК РФ,

Прошу:

  1. Провести выездное судебное заседание в рамках гражданского дела № 2-198/2022 с целью исследования доказательств в месте их нахождения по адресу: г. Симферополь, ул. Ясеневая, 28.

Приложение:

  1. Уведомление о направлении ходатайства участникам дела

11.09.2022 г. Порохов Д.В.

Что такое выездное судебное заседание

Выездное заседание – это рассмотрение дела вне здания того суда, которым оно принято к производству. Но не разрешение его по существу. Так как решение суда принимается в совещательной комнате, в рамках выездного судебного заседания такая процедура не применяется.

Выездное судебное заседание может проводиться вне территории юрисдикции суда. Например, много свидетелей проживают в другом городе. Можно ходатайствовать о судебном поручении. Или подать ходатайство о выездном судебном заседании.

Такой способ организации рассмотрения дела может применяться по любым делам. В рамках заявления о признании недееспособным для ознакомления с состоянием заинтересованного лица. В делах о признании права собственности, о выселении и т.п. Основная сложность в правильном составлении ходатайства.

Как составить ходатайство о выездном судебном заседании

Перечень возможных ходатайств лиц, участвующих в деле, является открытым. А это значит, что истец, ответчик, третьи лица могут для реализации своих прав и обязанностей обращаться к суду с любыми заявлениями и просьбами.

В судебной практике встречаются случаи, когда суд удовлетворял ходатайство о выездном судебном заседании в связи с личным состоянием стороны дела. Например, ответчик является лицом с ограниченными возможностями. И не может приехать в судебное заседание по месту жительства истца или нахождения недвижимого имущества (по правилам подсудности). И, наоборот, состояние истца не позволяет ему посещать судебное заседание по месту жительства ответчика, а суд признает необходимым его присутствие.

Поэтому помимо общих сведений, которые указываются в любого рода ходатайствах:

  • наименование суда (который принял иск к производству)
  • сведения о заявителе
  • стороны дела
  • номер и суть дела
  • наименование: ходатайство о выездном судебном заседании
  • подпись и дата,

укажите необходимость выезда суда и целесообразность. А также, почему непринятие такого процессуального решения нарушит права заявителя или принцип объективности рассмотрения дела.

Лицо, заявившее ходатайство, документально обосновывает его целесообразность, невозможность рассмотрения дела по существу и принятия законного судебного акта в отсутствие указанного процессуального действия. Подать ходатайство о выездном судебном заседании можно и в предварительном, и в основном судебном заседании.

Гпк рф выездное судебное заседание

Статья 155 ГПК РФ

Как указано в статье 155 ГПК РФ разбирательство гражданского дела происходит в судебном заседании с обязательным извещением лиц, участвующих в деле, о времени и месте заседания. Судебное заседание проходит в строгой последовательности указанной ГПК.

Дело в гражданском праве принято разделять на 4 части: подготовительную часть, рассмотрение дела, судебные прения, решение суда. Эта последовательность обязана соблюдаться. Четкая последовательность этих действий есть гарантией грамотного и правосудного рассмотрения дела, а также вынесения аргументированных и справедливых решений.

Судебное заседание проводится по всем категориям дел на разных стадиях гражданского процесса: при рассмотрении дела в суде первой инстанций, апелляционной, кассационной, надзорной инстанции, при пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам.

2. О дате и времени проведения судебного заседания надлежащим образом должны быть извещены лица, участвующие в деле. В материалах суда должны быть доказательства извещения. Рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле, не извещенных о времени и месте судебного заседания, является основанием к отмене судебного постановления в вышестоящей инстанции. Перенос судом судебного заседания на другое время без извещения лиц, участвующих в деле, также является процессуальным нарушением.

Не каждое доказательств по гражданскому делу можно исследовать в помещении суда. Поэтому в таких случаях сторона дела может подготовить ходатайство о выездном судебном заседании. А как это сделать – расскажем ниже. Дополнительные вопросы можно задать дежурному юристу сайта.

В производстве Железнодорожного районного суда г. Симферополя находится гражданское делу №2-198/2021 о признании договора аренды земельного участка по адресу: г. Симферополь, ул. Ясеневая, 28, заключенным. Ответчиком по делу является Администрация г. Симферополя. Третье лицо – Управление Росреестра по Республике Крым в г. Симферополь. Администрацией г. Симферополя подан встречный иск о признании вышеуказанного договора незаключенным.

Выездное заседание суда гпк рф

20 лет назад вступила в силу обновленная редакция (№ 70, 1996г.) Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации (далее – Постановление Пленума ВС) «Об улучшении организации судебных процессов и повышении культуры их проведения», направленного на совершенствование организации и проведения выездных процессов. Также 5 лет назад (июнь 2011г.) приняты изменения в Федеральный закон «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации», существенно расширяющие территориальные пределы проведения судебных заседаний. Среди прочего, законодатель наделил районные суды полномочиями по проведению заседаний в других населенных пунктах, если это необходимо.

Договор аренды земельного участка, несмотря на отсутствие факта его государственной регистрации, считается заключенным. Для осмотра и исследования доказательств в месте их нахождения, подтверждения юридически значимых обстоятельств (продолжение строительства), руководствуясь ст. 10, 35, 57, 58, 155, 184 ГПК РФ,

Можно ли провести выездное судебное заседание

2. О дате и времени проведения судебного заседания надлежащим образом должны быть извещены лица, участвующие в деле. В материалах суда должны быть доказательства извещения. Рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из лиц, участвующих в деле, не извещенных о времени и месте судебного заседания, является основанием к отмене судебного постановления в вышестоящей инстанции. Перенос судом судебного заседания на другое время без извещения лиц, участвующих в деле, также является процессуальным нарушением.

Вне судебного заседания возможно прекращение производства по делу, оставление заявления без рассмотрения. Принятие решения суда возможно лишь в результате проведения судебного заседания, а в случае, предусмотренном ч. 6 ст. 152 ГПК РФ, – в предварительном судебном заседании.

1. Судебное разбирательство представляет собой основную часть судебного процесса. Судебное разбирательство означает рассмотрение и разрешение гражданского дела в суде. Судебное разбирательство происходит в судебном заседании, за исключением дел приказного производства.

— Второе окно установлено возле лестницы, ширина окна — 1330 см ., высота окна — 1050 см ., размеры окна соответствуют паспорту заказа, оно указано в нем как изделие №1, стеклопакет окна — двухкамерный, на окне нет логотипа «ВЕКА», не знаю, был ли в то время на окнах логотип. По москитной сетке могу сказать, что это сетка нашего цеха, так как другие фирмы ставят ручки на сетках со стороны шва, мы ставим ручки с обратной стороны. Отлив — 150 см , его видимая часть -130 см , под раму заходит 10-15 мл. Конфигурация окна правая створка- глухая, левая откидная.

1. Исходя из содержания абзаца первого ч. 6 комментируемой статьи, а также ч. 1 ст. 12 ГПК РФ, согласно которой правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон, вопрос о пропуске истцом срока обращения в суд может разрешаться судом при условии, если об этом заявлено ответчиком.

В соответствии с определением суда о принятии искового заявления к производству в круг доказательств по гражданскому делу, входят в том числе сведения о возведенном объекте незавершенного строительства на вышеуказанном земельном участке. К делу приобщены постановление Администрации г. Симферополя от 20.05.2020 г. о разрешении строительства. В соответствии с Градостроительным кодексом РФ разрешение выдается на срок 10 лет. Обязательства поставить объект незавершенного строительства на кадастровый учет и зарегистрировать право собственности отсутствует, так как строительство еще не завершено.

Статья 152 ГПК РФ

11. Назначая срок проведения предварительного судебного заседания, выходящий за пределы установленных ГПК РФ сроков рассмотрения и разрешения дел, судья обязан вынести мотивированное определение с конкретным указанием срока проведения предварительного судебного заседания.

6.1. При рассмотрении споров о детях по требованию родителей (одного из родителей) в предварительном судебном заседании суд с обязательным участием органа опеки и попечительства вправе определить место жительства детей и (или) порядок осуществления родительских прав на период до вступления в законную силу судебного решения. По данным вопросам выносится определение при наличии положительного заключения органа опеки и попечительства и с обязательным учетом мнения детей. При наличии обстоятельств, свидетельствующих, что изменение фактического места жительства детей на период до вступления в законную силу соответствующего судебного решения противоречит интересам детей, суд определяет местом жительства детей на период до вступления в законную силу судебного решения об определении их места жительства фактическое место жительства детей.

Юридические вопросы

6. В предварительном судебном заседании может рассматриваться возражение ответчика относительно пропуска истцом без уважительных причин срока исковой давности для защиты права и установленного федеральным законом срока обращения в суд.

3. Если же ответчиком сделано заявление о пропуске истцом срока обращения в суд (ч. 1 и 2 ст. 392 ТК РФ) или срока на обжалование решения комиссии по трудовым спорам (ч. 2 ст. 390 ТК РФ) после назначения дела к судебному разбирательству (ст. 153 ГПК РФ), оно рассматривается судом в ходе судебного разбирательства.

Выездное заседание суда в моём случае законно

Здравствуйте, Татьяна Анатольевна!
Показания свидетелей являются доказательством по уголовному делу и должны быть исследованы в судебном заседании!( Статья 20 УПК РФ: Всестороннее, полное и объективное исследование обстоятельств дела!)
Согласно статьи 25 Конституции жилище неприкосновенно, и в него никто не имеет права проникать против воли проживающего, кроме случаев, предусматривающих наличие судебного решения! То же самое сказано и в статье 3 ЖК РФ.
В данном случае есть судебное решение — вынесено постановление суда о проведении выездного заседания!
1.Собственник должен быть уведомлен за 7 дней до проведения заседания, способы различны — по почте, телеграммой, вручением курьером!
2. Основная мотивировка судебного решения — невозможность проведения судебного заседания в помещении суда! И в данном случае речь идёт о производстве по уголовному делу, судья вынес решение о проведении заседания в определённой квартире в целях полного и всестороннего исследования обстоятельств дела! И статьёй 3 ЖК РФ это допускается!
3. Вы как потерпевшая можете не явиться в заседание, тогда будет выносится на обсуждение вопрос о рассмотрении без Вашего участия!

Хочу подвести итог!
Знаю, что Вы далеко противоположное хотите услышать, но в данном случае собственник не имеет права не впускать, и суд имеет право войти, даже это могут обеспечить приставы! Допрос свидетеля необходим, а Вы по основанию, что не предоставлены меддокументы не имеете права игнорировать судебное заседание, все свои претензии по данному поводу можете изложить при обжаловании решения!
Желаю удачи!

6. В силу п. 1 ст. 152 ГК РФ обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений. Вместе с тем исходя из п. 3 ст. 152 ГК РФ в случае, когда гражданином, в отношении которого средством массовой информации опубликованы несоответствующие действительности сведения, ущемляющие его права и охраняемые законом интересы, оспаривается отказ редакции средства массовой информации опубликовать его ответ на данную публикацию, истец обязан доказать, что распространенные сведения ущемляют его права и охраняемые законом интересы.

5. Стороны доказывают не только те обстоятельства, на которые ссылаются, но и те, которые в их интересах должны быть установлены судом по конкретной категории дел. Продемонстрируем данное положение на примере дел о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья. Поскольку работодатель может быть освобожден от возмещения вреда только в том случае, если докажет, что вред причинен не по его вине (п. 2 ст. 1064 ГК РФ), кроме случаев причинения вреда источником повышенной опасности, то и доказательства отсутствия вины работодателя должен представить не истец, а ответчик. Потерпевший представляет доказательства по поводу того, что вред возник при исполнении трудовых обязанностей как на территории предприятия, так и за ее пределами, а также во время следования к месту работы или с работы на транспорте, предоставляемом работодателем.

Перенос и отложение судебного заседания по ГПК

В арбитражном процессе, наоборот, предварительное заседание важно. Поэтому при желании перенести его, нужно ознакомиться с причинами, по которым возможен перенос слушания в арбитражном процессе. Они описаны в статье 158 АПК РФ. В арбитражном суде рассматриваются дела по нормам АПК между организациями, интересы которых защищают юристы.

Отложение судебного разбирательства может происходить по обстоятельствам, изложенным в ГПК РФ, большинство из них — в статье 169. Напомним, что гражданские дела рассматривают мировые судьи и районные или городские суды.

Статья 10

2. Разбирательство в закрытых судебных заседаниях осуществляется по делам, содержащим сведения, составляющие государственную тайну, тайну усыновления (удочерения) ребенка, а также по другим делам, если это предусмотрено федеральным законом. Разбирательство в закрытых судебных заседаниях допускается и при удовлетворении ходатайства лица, участвующего в деле и ссылающегося на необходимость сохранения коммерческой или иной охраняемой законом тайны, неприкосновенность частной жизни граждан или иные обстоятельства, гласное обсуждение которых способно помешать правильному разбирательству дела либо повлечь за собой разглашение указанных тайн или нарушение прав и законных интересов гражданина.

7. Кино- и фотосъемка, видеозапись, осуществляемая в ходе проведения открытых судебных заседаний, считается полученной в местах, открытых для свободного посещения. В силу ст. 152.1 ГК РФ не требуется согласия гражданина на обнародование и дальнейшее использование такого рода его изображения .
———————————
См.: Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 5 Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ N 29 от 26 марта 2020 года «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 2020. N 6.

Перерыв в судебном заседании гпк рф

Приостановление производства по делу 1. Перерыв судебного заседания Не всякое дело удается рассмотреть в одном непрерывном процессе. Нередко возникает необходимость временной остановки его вследствие перерыва судебного заседания, отложения разбирательства дела или приостановления производства по нему.Перерыв — это отсрочка продолжения судебного заседания на относительно короткое время, вызываемая главным образом необходимостью отдыха судей или возникновением таких обстоятельств, которые препятствуют продолжению процесса, но могут быть устранены сравнительно быстро и просто.Перерыв нельзя объявлять непосредственно перед удалением суда в совещательную комнату для постановления решения, в остальном он возможен в любой момент судебного разбирательства.

Мотивированное решение по таким делам также изготавливается только по ходатайству сторон (ст. 232.4 ГПК РФ). Очевидно, что при таких обстоятельствах принцип непрерывности судебного разбирательства, закрепленный в ранее действовавшей редакции ч.
3 ст. 157 ГПК РФ, утратил какое-либо значение и фактически превратился в процессуальный рудимент.
ГПК) судебное разбирательство считается оконченным в момент объявления резолютивной части решения, после этого действие принципа непрерывности прекращается и рассмотрение других дел до подготовки решения в окончательной форме не исключается. Перерыв и отложение судебного разбирательства в гражданском процессе Основаниями для такого приостановления согласно ч.
3 ст. 253 УПК РФ являются следующие обстоятельства: 1) подсудимый скрылся; 2) подсудимый заболел психическим расстройством или иной тяжелой болезнью, исключающей возможность его явки. Судебное разбирательство в новом судебном заседании возобновляется с того момента, а также аудиои или видеозапись хода судебного заседания.

Комментарий к ст. 67 Гражданского Процессуального Кодекса РФ

Комментарии к статьям ГПК помогут разобраться в нюансах гражданского процессуального права.

1. В ст. 67 ГПК, посвященной оценке доказательств, закрепляются критерии такой оценки. Согласно ч. 1 ст. 67 ГПК «суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению». Внутреннее убеждение означает, что при оценке доказательств судья независим от внешних факторов и приходит к выводу на основе своих знаний, опыта и законов логики.

Внутреннее убеждение суда складывается не единовременно, оно формируется в течение определенного времени, в процессе исследования доказательств судом, которое должно быть всесторонним, полным, объективным и непосредственным.

Всесторонность исследования предполагает изучение и исследование судом доказательств, обосновывающих позицию истца, ответчика и третьего лица.

Требование полноты заключается в исследовании такого количества доказательств, которое позволит сделать суду однозначный вывод о наличии или отсутствии искомых фактов.

Объективность предполагает беспристрастность суда в процессе оценки, когда ни одной из сторон не отдается предпочтение, а суд, проявляя непредвзятость и исключая влияние эмоций и симпатий, исполняет роль независимого арбитра.

Непосредственность исследования проявляется в закрепленном в ч. 1 ст. 157 ГПК принципе непосредственности, согласно которому суд обязан непосредственно исследовать доказательства по делу: заслушать объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, заключения экспертов, консультации и пояснения специалистов, ознакомиться с письменными доказательствами, осмотреть вещественные доказательства, прослушать аудиозаписи и просмотреть видеозаписи.

2. Часть 2 ст. 67 ГПК содержит правило, что ни одно доказательство не имеет для суда заранее установленной силы, которое находит развитие в других нормах Кодекса. Так, ч. 2 ст. 187 ГПК устанавливает, что «заключение эксперта. не имеет для суда заранее установленной силы» и оценивается наряду с другими доказательствами.

Несколько изменяют действия данного правила положения ч. 2 — 4 ст. 61 ГПК, предусматривающие преюдициальность обстоятельств, установленных вступившими в законную силу судебными постановлениями суда общей юрисдикции или арбитражного суда, приговором по уголовному делу. Такие обстоятельства не доказываются снова и будут «обязательны для суда», рассматривающего дело.

3. Согласно ч. 3 ст. 67 ГПК суд обязан проверить и оценить каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости и достоверности. Критерий относимости определен в ст. 59 ГПК, а допустимости — в ст. 60 ГПК. Критерий достоверности предполагает проверку судом источника такого доказательства и его связи с искомым фактом. Допрашивая свидетеля, суд должен выяснить источник его информации: является ли свидетель очевидцем излагаемых им фактов или он получил информацию из другого источника. Помимо этого суд должен установить возможность такого свидетеля правильно воспринимать и запоминать факты, очевидцем которых он явился. Исследуя письменные доказательства, суд обязан установить их подлинность, составление и подписание уполномоченным органом при соблюдении соответствующей процедуры согласования и утверждения.

Следующим критерием оценки является оценка достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности. При этом суд оценивает все имеющиеся в материалах дела и исследованные в судебном заседании доказательства, позволяя сопоставить и соотнести их, выявляя противоречия и расхождения. На основании этого в каждом конкретном деле суд определяет достаточность доказательств, имеющихся в материалах дела, для обоснования выводов суда. Говоря о достаточности доказательств, законодатель имеет в виду не количественную характеристику, а качественную. Критерий достаточности предполагает представление не как можно большего количества доказательств, а такого количества, когда суд может сделать однозначный вывод о возможности удовлетворения или отказа в удовлетворении исковых требований.

4. Итогом оценочной деятельности суда является вынесение судом законного и обоснованного решения. Свои выводы, т.е. результаты оценки, суд обязан изложить в резолютивной части решения суда (ч. 4 ст. 198 ГПК), где помимо обстоятельств дела, установленных судом, должны быть указаны мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Другими словами, в мотивировочной части судебного решения отражается процесс комплексной оценки всех исследованных в судебном заседании доказательств, когда суд по своему внутреннему убеждению признает установленными юридические факты на основании определенных средств доказывания и не признает установленными другие обстоятельства, так как доказательства, обосновывающие их, отвергнуты судом по указанным им причинам.

5. Часть 5 (как и последующие части) ст. 67 ГПК посвящены оценке одного средства доказывания — письменного доказательства. Выделяя особенности оценки документов и иных письменных доказательств, законодатель установил критерии такой оценки. Представляется, что редакцию указанной нормы нельзя признать удачной.

При оценке документов и иных письменных доказательств суд должен установить, что они содержат все необходимые реквизиты для данного вида письменных доказательств, исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств, подписаны лицом, имеющим право скреплять документ подписью.

Фактически оценка должна сводиться к проверке формы составления документа и иных письменных доказательств. Для проверки полномочий должностного лица на подписание документов суд может затребовать от соответствующего органа представления дополнительных документов (положений об органе, приказа о назначении лица на соответствующую должность и др.). В конечном итоге оценка таких письменных доказательств будет отвлекать силы и средства суда, а также его время для проверки представленных письменных доказательств.

6. В ч. 6 ст. 67 ГПК содержатся требования к оценке копии документов и иных письменных доказательств. Суд должен установить тождественность содержания копии и оригинала письменного доказательства, способ копирования и сохранения копии.

ГПК хотя и предусматривает в ч. 2 ст. 71 возможность, не представляя в суд оригинала, представить «надлежащим образом заверенную копию» письменного доказательства, но общие правила оценки доказательств говорят об обратном. Системный анализ ч. 6 — 7 ст. 67 ГПК, ст. 71 и 157 ГПК позволяет сделать вывод, что суд должен непосредственно исследовать подлинник письменного доказательства для установления факта соответствия копии подлиннику.

7. Специальный случай оценки копии письменного доказательства содержится в ч. 7 ст. 67 ГПК, предусматривающей запрет на признание доказанными обстоятельств, которые были подтверждены лишь копией документа или иного письменного доказательства, если существуют одновременно следующие условия:

— суд непосредственно не исследовал его или нельзя представить оригинал по причине его утраты;

— обе стороны представили копии, содержание которых не тождественно;

— нельзя установить подлинное содержание оригинала с помощью других средств доказывания.

Предисловие

Судья Арбитражного суда Москвы Андрей Чадов почти в каждое свое решение вставляет следующее клише (выделено полужирным курсивом): «Согласно требованиям статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. <…> При этом, понятие таких слов как «по своему внутреннему убеждению» не подразумевает доказывание выводов суда, сделанных на основе этого убеждения, в силу установленной законом императивной презумпции соблюдения равноправия и состязательности суда как органа правосудия, наделенного соответствующими полномочиями». Суть этой словесной конструкции, несмотря на довольно неуклюжее изложение, понятна: это попытка обосновать нормами действующего АПК РФ отсутствие у судьи обязанности излагать в судебном решении ясные и понятные мотивы в подтверждение законности и обоснованности своего вердикта. Судья пытается представить свое внутреннее убеждение как некий подсознательный механизм провидения, чутье (внутренний голос), позволяющий неосознанно находить объективную истину. А раз судебное решение справедливо (верно), то и нет никакого смысла тратить драгоценное время судьи на изложение логической цепочки аргументов, из которых следуют выводы, положенные в его основу!
Во-первых, подобные инициативы вбивают клин между государством и гражданским обществом. Фактически судебная ветвь власти без обиняков говорит гражданам, что не собирается обосновывать справедливость применяемых к ним мер государственного принуждения. Следствием этого не может не быть обострение кризиса доверия граждан к государственным институтам.
Во-вторых, только на поверхностный взгляд может показаться, что инициатором этой идеи движут благие намерения (например, добиться снижения нагрузки на судей). Как правило, «непреодолимые сложности» при поиске убедительных аргументов в подтверждение законности и обоснованности судебного вердикта возникают в двух случаях: а) у судьи недостаточный уровень квалификации; б) при вынесении заведомо неправосудного судебного акта. Таким образом, широкое внедрение такого ноу-хау в судебно-арбитражную практику привело бы и к росту коррупции, и к снижению профессионализма судейского корпуса.
Весьма показательно, что это начинание не нашло поддержки в судейской среде: единичные случаи его использования некоторыми судьями Арбитражного суда Москвы и Девятого арбитражного апелляционного суда прекратились в конце декабря прошедшего года. А в начале этого года наметилась весьма примечательная тенденция: Девятый арбитражный апелляционный суд (судьи Левченко Н.И., Расторгуев Е.Б., Верстова М.Е., Валиев В.Р., Лаврецкая Н.В.) стал исключать из текстов проверяемых судебных актов эту фразу с «убийственной» формулировкой, как «… не соответствующую задачам судопроизводства и процессуальному законодательству» (Постановления от 30.01.2012 № 09АП-35474/2011-ГК по делу № А40-99472/11; от 17.02.2012 № 09АП-37100/2011-ГК по делу № А40-105250/11; от 15.02.2012 № 09АП-842/2012-ГК по делу № А40-108378/11). Наиболее полное обоснование этой точки зрения изложено в постановлении от 30.01.2012 № 09АП-35474/2011-ГК по делу № А40-99472/11 (см. приложение в конце статьи).
Для начала на основании анализа процессуального законодательства попытаемся раскрыть содержание понятия «внутреннее убеждение судьи».

Что такое внутреннее убеждение судьи

Согласно ч. 1 ст. 71 АПК РФ, «арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств». Словосочетание «внутреннее убеждение» (исходя из общепринятого смысла) означает личный уверенный взгляд (мнение, точка зрения), сформированный у судьи в процессе изучения обстоятельств рассматриваемого им дела. Можно утверждать, что внутреннее убеждение, как медаль, имеет две стороны: объективную – итог осознанной мыслительной деятельности судьи по исследованию доказательств, и субъективную – чувственное восприятие им картины спора. Доктрина российского процессуального права исходит из необходимости максимально оградить внутреннее убеждение судьи от влияния субъективного фактора. Так, например, согласно ч. 2 ст. 3 Закона РФ от 26.06.1992 № 3132-I «О статусе судей в Российской Федерации», «судья при исполнении своих полномочий <…> должен избегать всего, что могло бы <…> вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности. В случае возникновения конфликта интересов судья, участвующий в производстве по делу, обязан заявить самоотвод или поставить в известность участников процесса о сложившейся ситуации». Для судьи, во всяком случае во время отправления им правосудия, такие философско-этические категории как «истина», «добро» и «справедливость» – это только то, что соответствует предписаниям закона и подтверждено надлежащими доказательствами. Подсознанием, чутьем допустимо руководствоваться только присяжным. Именно поэтому от них не требуют мотивировать вынесенный ими вердикт.

Объективная сторона внутреннего убеждения формируется в результате всестороннего, полного, непредвзятого и непосредственного исследования судьей имеющихся в деле доказательств. Согласно ст. 10 АПК РФ, «арбитражный суд при разбирательстве дела обязан непосредственно исследовать все доказательства по делу <…> Доказательства, которые не были предметом исследования в судебном заседании, не могут быть положены арбитражным судом в основу принимаемого судебного акта». Понятие «непосредственность исследования доказательств» разъяснено в ч. 1 ст. 162 АПК РФ: «При рассмотрении дела арбитражный суд должен непосредственно исследовать доказательства по делу: ознакомиться с письменными доказательствами, осмотреть вещественные доказательства, заслушать объяснения лиц, участвующих в деле, показания свидетелей, заключения экспертов, консультации специалистов, а также огласить такие объяснения, показания, заключения, консультации, представленные в письменной форме».
В статье 71 АПК РФ коротко и емко изложен арсенал научных методов логического познания истины – анализ, синтез, систематизация, обобщение, самоконтроль, – подлежащих комплексному применению судьей в процессе исследования доказательств. Так суд оценивает относимость, допустимость и достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. При этом доказательство признается судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности. Особо подчеркнуто, что каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами, а также никакие доказательства не имеют для арбитражного суда заранее установленной силы. Так как объяснения лиц, участвующих в деле, согласно ч. 2 ст. 64 и ст. 81 АПК РФ являются доказательствами, эти материалы подлежат исследованию в таком же порядке.
Научный подход к поиску истины ни в коем случае не исключает такой парадоксальный инструмент, как интуиция. Однако при отправлении правосудия интуитивные догадки ввиду их субъективности и ненадежности или должны быть подтверждены логической цепочкой развернутых рассуждений, или отвергнуты судьей как ошибочные.

Доказывание судьей верности своего мнения

А далее свою точку зрения – свое внутреннее убеждение – судья должен донести до участников спора, убедить их в своей правоте. Так, согласно ч. 7 ст. 71 АПК РФ, «результаты оценки доказательств суд отражает в судебном акте, содержащем мотивы принятия или отказа в принятии доказательств, представленных лицами, участвующими в деле, в обоснование своих требований и возражений». В соответствие с ч. 4 ст. 170 АПК РФ, «в мотивировочной части решения должны быть указаны <…> фактические и иные обстоятельства дела, установленные арбитражным судом, <…> доказательства, на которых основаны выводы суда об обстоятельствах дела и доводы в пользу принятого решения; мотивы, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы лиц, участвующих в деле, <…> законы и иные нормативные правовые акты, которыми руководствовался суд при принятии решения, и мотивы, по которым суд не применил законы и иные нормативные правовые акты, на которые ссылались лица, участвующие в деле». И при этом, согласно ч. 2 ст. 169 АПК РФ, решение «должно быть изложено языком, понятным для лиц, участвующих в деле, и других лиц». Эти правовые нормы однозначно обязывают арбитражного судью убедить в своей правоте конфликтующие стороны, иными словами доказать справедливость своего внутреннего убеждения (безусловно, с расчетом на их способность адекватно взвешивать приведенные судом аргументы, принимать их или опровергать в установленном порядке).

Право защищать свою позицию – обязанность участника процесса

Однако нельзя забывать, что согласно ч. 1 ст. 65 АПК РФ «каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований и возражений». Выполнение этой обязанности обеспечивается комплексом процессуальных прав. В соответствие со ст. 41 АПК РФ, «лица, участвующие в деле, имеют право <…> представлять доказательства <…>; участвовать в исследовании доказательств; <…> давать объяснения арбитражному суду, приводить свои доводы по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам». При этом, согласно ч. 2 ст. 41 АПК РФ, «лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами».
Таким образом, участник спора должен грамотно и доходчиво изложить суду свою позицию, в том числе:
• описание спорной ситуации с перечислением фактических обстоятельств, подлежащих, по его мнению, установлению в ходе судебного разбирательства;
• перечень доказательств, подтверждающих фактические обстоятельства, на которых он настаивает;
• правовую квалификацию спорной ситуации со ссылкой на конкретные нормы материального права, регулирующие спорные правоотношения и подлежащие, по его мнению, применению.
При отсутствии возможности представить надлежащие доказательства участник спора обязан использовать весь арсенал процессуальных прав, например, добиться истребования судом недостающих доказательств (ст. 66 АПК РФ), назначения экспертизы (ст.ст. 82-85 АПК РФ) или привлечения специалиста (ст. 86 АПК РФ) для дачи квалифицированного заключения по сложным вопросам.
Выполнение этих требований означает, что участник спора с надлежащей заботой относится к своим процессуальным правам, предпринял исчерпывающие меры для выполнения своей обязанности доказать суду свою правоту. Согласно ст. 8 АПК РФ, «арбитражный суд не вправе своими действиями ставить какую-либо из сторон в преимущественное положение, равно как и умалять права одной из сторон» (принцип равноправия сторон). В соответствие со ст. 9 АПК РФ, «арбитражный суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, <…> создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законов и иных нормативных правовых актов при рассмотрении дела» (принцип состязательности судебного процесса).
Таким образом, каждый добросовестный участник процесса вправе рассчитывать, что арбитражный суд надлежаще исследует имеющиеся в деле доказательства, в том числе представленные им доводы и соображения. Соответственно, судебный акт, вынесенный по существу спора, должен содержать квалифицированный и подробный правовой анализ как спорной ситуации, так и позиций каждой стороны. И в первую очередь это касается причин непринятия обстоятельств и доводов, на которые ссылалась проигравшая сторона. Отсутствие в судебном акте мотивов отклонения хотя бы одного ее довода является в соответствие с ч. 3 ст. 270, ч. 3 ст. 288, п. 1 ч. 1 ст. 304 АПК РФ основанием для вышестоящих судебных инстанций пересмотреть это решение в связи с нарушением при его вынесении процессуальных норм – принципов равноправия сторон и состязательности судебного процесса (ст.ст. 8, 9 АПК РФ). Президиум Высшего Арбитражного Суда России, отменяя состоявшиеся по делу судебные акты, указал в постановлении от 06.09.2011 № 2929/11 (Вестник ВАС РФ №3/2012, стр.153): «Согласно ч. 7 ст. 71, п. 2 ч. 4 ст. 170 АПК РФ результаты оценки доказательств суд отражает в судебном акте, содержащем мотивы, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы лиц, участвующих в деле. Однако в нарушение требований ч. 7 ст. 71, п. 2 ч. 4 ст. 170 и п. 12 ч. 2 ст. 289 АПК РФ обжалуемые судебные акты не содержат мотивов, по которым отклонены иные доводы компании, включая изложенные в отчете от 03.03.2008».

Уклонение судьи от установленной процедуры исследования доказательств является дисциплинарным проступком

Согласно ст. 6 АПК РФ, «законность при рассмотрении дел обеспечивается <…> соблюдением всеми судьями арбитражных судов правил, установленных законодательством о судопроизводстве в арбитражных судах». Среди перечисленных вст. 6 Федерального конституционного закона от 28.04.1995 № 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» принципов деятельности арбитражных судов первым стоит «ЗАКОННОСТЬ». Применительно к теме этой статьи принцип ЗАКОННОСТИ означает, что все без исключения судьи арбитражных судов должны исследовать доказательства и составлять мотивированное решение в строгом соответствии с описанными выше требованиями процессуального права.
Согласно ст. 3 закона о статусе судей, «судья обязан неукоснительно соблюдать Конституцию Российской Федерации, федеральные конституционные законы и федеральные законы». Каждый судья при вступлении в должность клянется «честно и добросовестно исполнять свои обязанности, осуществлять правосудие, подчиняясь только закону, быть беспристрастным и справедливым, как велят мне долг судьи и моя совесть» (ст. 8). В соответствие со ст. 12.1 закона нарушение его норм является дисциплинарным проступком, за который судья может быть привлечен к дисциплинарному взысканию в виде предупреждения или досрочного прекращения полномочий судьи. Расследование обстоятельств совершения судьей дисциплинарного проступкаи решение о его привлечении к дисциплинарной ответственности, согласно ст. 22 Федерального закона от 14.03.2002 № 30-ФЗ «Об органах судейского сообщества в Российской Федерации», подведомственно соответствующей квалификационной коллегии судей.

Выводы

Таким образом, уклонение судьи арбитражного суда от надлежащего исследования доказательств, игнорирование им при составлении мотивированного решения доводов кого-либо из участников процесса, неуказание в судебном акте причин (обоснования) неприменения норм материального права, на которые в своих доводах ссылался кто-либо из тяжущихся, является нарушением требований Закона РФ от 26.06.1992 № 3132-I, то есть дисциплинарным проступком. При этом участник арбитражного процесса, чьи права ущемлены в результате этого правонарушения, по всем канонам права является потерпевшим. Однако действующее законодательство существенно ограничивает возможности потерпевшего активно бороться за восстановление своих нарушенных прав: он может только инициировать проверку путем направления в соответствующую квалификационную коллегию заявления о факте совершения судьей правонарушения.
Приложение
Извлечения из постановления № 09АП-35474/2011-ГК по делу № А40-99472/11-12-731 от 30.01.2012 (судьи Н.И. Левченко, Е.Б. Расторгуев, М.Е. Верстова):
«Суд апелляционной инстанции полагает необходимым исключить из мотивировочной части решения суда первой инстанции фразы: «При этом, понятие таких слов как «по своему внутреннему убеждению» не подразумевают доказывание выводов суда, сделанных на основе этого убеждения, в силу установленной законом императивной презумпции соблюдения равноправия и состязательности суда как органа правосудия, наделенного соответствующими полномочиями.», как не соответствующей задачам судопроизводства и процессуальному законодательству, руководствуясь следующим.

В соответствии с частью 1 статьи 71 АПК РФ арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Согласно части 2 указанной статьи Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.
При этом нормы АПК РФ содержат критерии оценки доказательств, которыми должен руководствоваться суд.
В частности, в силу части 3 статьи 71 АПК РФ доказательство признается арбитражным судом достоверным, если в результате его проверки и исследования выясняется, что содержащиеся в нем сведения соответствуют действительности.
В силу пункта 2 части 4 статьи 170 АПК РФ в мотивировочной части решения должны быть указаны доказательства, на которых основаны выводы суда об обстоятельствах дела и доводы в пользу принятого решения; мотивы, по которым суд отверг те или иные доказательства, принял или отклонил приведенные в обоснование своих требований и возражений доводы лиц, участвующих в деле.
Таким образом, процессуальное законодательство предусматривает обязанность суда мотивировать сделанные им выводы на основе установленных требований к относимости и допустимости доказательств и критериев их оценки.
Не может быть признано правомерным указание в решении на участие суда как органа правосудия в состязательном процессе, поскольку положениями части 1 статьи 9 АПК РФ состязательность установлена как принцип осуществления судопроизводства в арбитражном суде. Положениями части 2 статьи 9 АПК РФ определено содержание указанного принципа, как состоящее в праве лиц, участвующих в деле, знать об аргументах друг друга до начала судебного разбирательства, представлять доказательства арбитражному суду и другой стороне по делу, заявлять ходатайства, высказывать свои доводы и соображения, давать объяснения по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, связанным с представлением доказательств. Принцип состязательности реализуется также в имеющемся у лиц, участвующих в деле, риске наступления последствий совершения или несовершения ими процессуальных действий.
Частью 3 статьи 9 АПК РФ установлена роль суда в реализации данного принципа. Арбитражный суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения ими процессуальных действий, оказывает содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законов и иных нормативных правовых актов при рассмотрении дела.
Таким образом, в силу вышеуказанных процессуальных норм принцип состязательности заключается в предоставлении сторонам и иным лицам, участвующим в деле, возможности для реализации своих процессуальных прав, в том числе для заявления доводов, предоставления доказательств и ознакомления с доказательствами и доводами противоположной стороны, а также возложения последствий совершения или несовершения тех или иных действий, в том числе последствий реализации тех или иных процессуальных прав либо отказа от их реализации.
Следовательно, состязательность реализуется в процессуальных действиях либо бездействии лиц, участвующих в деле. Процессуальное положение данных лиц характеризуется заинтересованностью в исходе дела, доводы лица, участвующего в деле, его права противопоставляются доводам и правам иных участвующих в деле лиц, имеющих противоположную заинтересованность в исходе дела. Баланс между правами данных лиц устанавливается, в том числе, на основе принципа состязательности.
В отличие от лица, участвующего в деле, суд как орган государственной власти не заинтересован в исходе дела, напротив, обязан сохранять независимость, объективность и беспристрастность. Суд не участвует в процессе состязательности лиц, участвующих в деле, и не имеет соответствующего процессуального оппонента, а осуществляет руководство процессом и обеспечивает возможность для реализации лицами, участвующими в деле, своих процессуальных прав.
Таким образом, процессуальным законодательством установлена возможность состязаться лицам, участвующим в деле, друг с другом. Суд в силу своего особого процессуально-правового статуса не является состязающейся стороной, но оценивает доводы и доказательства участвующих в деле лиц, мотивируя и обосновывая свои выводы, сделанные при вынесении решения».
Справочно:
В 2-х других постановлениях 9-го арбитражного апелляционного суда (от 15.02.12 и 17.02.12) формулировка лаконичнее:
«Суд апелляционной инстанции полагает необходимым исключить из мотивировочной части решения суда первой инстанции фразы: «При этом, понятие таких слов как «по своему внутреннему убеждению» не подразумевают доказывание выводов суда, сделанных на основе этого убеждения, в силу установленной законом императивной презумпции соблюдения равноправия и состязательности суда как органа правосудия, наделенного соответствующими полномочиями», как не соответствующей задачам судопроизводства и процессуальному законодательству.
В отличие от лица, участвующего в деле, суд как орган государственной власти не заинтересован в исходе дела, напротив, обязан сохранять независимость, объективность и беспристрастность. Суд не участвует в процессе состязательности лиц, участвующих в деле, и не имеет соответствующего процессуального оппонента, а осуществляет руководство процессом и обеспечивает возможность для реализации лицами, участвующими в деле, своих процессуальных прав.
Процессуальным законодательством установлена возможность состязаться лицам, участвующим в деле, друг с другом. Суд в силу своего особого процессуально-правового статуса не является состязающейся стороной, но оценивает доводы и доказательства участвующих в деле лиц, мотивируя и обосновывая свои выводы, сделанные при вынесении решения».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *