Ведение войны

Какими правилами обязана руководствоваться каждая воюющая сторона?

Есть международные договоры, которые определяют гуманное отношение к раненым на поле боя, отношение равное для раненых обеих сторон, для этого могут привлекать медицинских работников противника, но реально выполнение правил проблематично, обычно правила начинают действовать после боя, за исполнение правил несут ответственность командиры противников. Нужно особо отметить проблему раненых и погибших среди мирного населения. Военные обязаны убрать гражданское население из зоны боевых действия, нельзя прикрывать боевые позиции местным населением, нельзя вести огонь по объектам, которые имеют историческую и культурную ценность, но нельзя использовать эти объекты в качестве военных объектов. А что происходит реально? Например, в локальных конфликтах все нормы нарушаются, линии фронта нет, кто-то бегает по селам и городам, в лесах и степях, никто никому не подчиняется, но стреляют в разные стороны, гибнет и получает ранения гражданское население, по законам раненым нужно оказывать помощь, но кто окажет помощь при стрельбе со всех сторон. Получается, что пострадавшие становятся разменной монетой для воюющих, потому что в таких войнах никто не отвечает за мирное население.

voronkova_o_n

Военные аспекты международного права

«Право войны» — это совокупность договорных и обычных юридических норм, применяемых воюющими сторонами в ходе вооружённых конфликтов, регулирующих применение средств и методов ведения вооруженной борьбы, обеспечивающих защиту раненых, больных, военнопленных и гражданского населения, устанавливающих международно-правовую ответственность государств и уголовную ответственность отдельных лиц за их нарушения.
Международные договоры, регулирующие военные конфликты заключались между государствами в различные периоды истории.
Соглашения эти имели целью уменьшить бедствия войны, насколько позволят военные требования, и предназначались служить общим руководством для поведения воюющих сторон в их отношениях друг к другу и к населению, т.е. призваны определить «правила» ведения вооруженной борьбы – «Право войны».
«Право войны» призвано ограничить и облегчить, насколько это возможно, бедствия войны.
«Право войны» согласовывает военную необходимость (ведение вооруженной борьбы) с требованиями гуманности.
Оно проводит границу между тем, что разрешено в вооруженной борьбе, и тем, что запрещено.
По своей природе «Право войны» является обычным правом, т.е. оно базируется на сложившейся практике и обычаях (объявление войны, перемирие, капитуляция).

«Право войны» устанавливает определенные ограничения в отношении ведения военных действий в целом и поведения комбатантов (воин, боец) в бою.
«Право войны» регламентирует также поведение гражданских властей и лиц во время войны, поведение по отношению к различным объектам и лицам во время войны и др.
После двух разрушительных мировых войн нормы «Права войны» были еще раз подтверждены и развиты в Женевской конвенции 1949 г. О защите жертв войны
Необходимо отметить, что традиционно существуют две группы соглашений в рамках «Права войны»:
1) Гаагские конвенции, регулирующие в целом правила боевых действий (ведение боевых действий, понятие оккупации и нейтралитета);
2) Женевские конвенции, содержащие положения: о защите жертв вооруженных конфликтов (военнопленных, раненых, больных, потерпевших кораблекрушение, погибших), о защите гражданского населения, об отношении к лицам, оказывающим помощь жертвам вооруженных конфликтов, в частности к медицинским службам.
Основные Гаагские конвенции датируются 1907 г., Женевские конвенции – 1949 г., Гаагская конвенция о культурных ценностях – 1954 г., дополнительные протоколы к Женевским конвенциям и Конвенция о запрещении использования некоторых видов обычных вооружений соответственно 1977 и 1980 гг.
Необходимо отметить, что сложность современных вооруженных конфликтов неуклонно возрастает.
Но для того чтобы в вооруженной борьбе соблюдать меру человеколюбия и насколько возможно смягчить последствия и бедствия войны, каждый военнослужащий должен знать и стараться соблюдать ряд международных правил поведения в бою.
Рассмотрим некоторые из них.
1. Веди боевые действия только против комбатантов.
2. Нападай только на военные объекты.
3. Щади гражданское население и его имущество. Относись к гражданским лицам с уважением, защищай их от дурного обращения. Помни, что акты мести и взятие заложников запрещены.
4. Не разрушай больше, чем того требует боевая задача.
5. Если комбатанты неприятеля сдаются в плен, пощади их, разоружи их, обеспечь гуманное отношение к ним и их званию, доставь к своему командиру.
(Военнопленные находятся во власти неприятельского правительства, а не отдельных лиц или отрядов, взявших их в плен.
С ними надлежит обращаться человеколюбиво. Все, что принадлежит им лично, за исключением оружия, лошадей и военных бумаг, остается их собственность.
Содержание военнопленных возлагается на правительство, во власти которого они находятся.
Военнопленные подчиняются законам, уставам и распоряжениям, действующим в армии государства, во власти которого они находятся. Всякое неповиновение с их стороны дает право на применение к ним необходимых мер строгости.)
6. Гуманно относись к больным и раненым. Подбери их, окажи им необходимую помощь, защити их, доставь их к своему командиру или в ближайший медицинский пункт.
(Терминами раненые и больные обозначаются лица как военнослужащие, так и гражданские, которые вследствие травмы, болезни или другого физического или психического расстройства или инвалидности нуждаются в медицинской помощи или уходе и которые воздерживаются от каких-либо враждебных действий.)
7. Надо знать и помнить, что международное право предоставляет особую защиту определенным категориям лиц и объектов, которые имеют специальные задачи.

Международным правом на особую защиту пользуются:

1. Военная и гражданская медицинская службы; военный духовный персонал; гражданский духовный персонал ( только в составе гражданской медицинской службы и гражданской обороны)
2. Гражданская оборона.
3. Обозначенные культурные ценности под общей защитой.
4. Обозначенные культурные ценности под особой защитой.
5. Установки и сооружения, содержащие опасные силы: плотины, дамбы, атомные электростанции.
6. Белый флаг (флаг перемирия, используемый для переговоров или капитуляции).
Рекомендации для военнослужащих:
1. Относись с уважением к лицам, носящим эти знаки, оберегай обозначенное ими имущество и объекты.
2. Не препятствуй этим лицам в выполнении их обязанностей, если только ты не получил другого приказа.
3. Оставь указанные здания, сооружения, памятники в неприкосновенности. Не входи в них, если только не получил другого приказа.
4. Не мешай передвижению этих автомашин, кораблей, летательных аппаратов. Не пытайся проникнуть а них, если только не получил другого приказа
Запомните! Серьезные нарушения «Права войны» квалифицируются как военные преступления.
В отношении их устанавливаются санкции уголовного характера.
Как серьезные нарушения квалифицируются следующие действия, направленные против людей:
*преднамеренное убийство, пытки, бесчеловечное обращение;
*преднамеренное причинение тяжелых страданий, нанесение ущерба здоровью;
*бесчеловечное и унижающее обращение, сопровождающиеся оскорблением человеческого достоинства;
*взятие заложников и др.
ВЫВОДЫ
1. Для регулирования военных конфликтов существуют международные договоры(Гаагские и Женевские конвенции, Конвенция об использовании некоторых видов вооружения).
2. Каждый военнослужащий должен знать и соблюдать международные правила поведения в бою (в том числе ведение боевых действий только против комбатантов, нападение только на военные объекты, гуманное отношение к мирному населению и военнопленным и др.)
3. Правом на особую защиту пользуются невооруженные представители ряда служб и представители духовного персонала, а также ряд объектов, которые имеют международные отличительные знаки.
4. В отношении военных преступлений (взятие заложников и др.) установленные санкции уголовного характера.
ВОПРОСЫ
1. Что следует понимать под «правом войны»?
2. Какие правила поведения в бою необходимо соблюдать военнослужащим?
3. Каким категориям лиц и объектов международным правом предоставлена особая защита?
4. Какие военные преступления на материале недавних войн и конфликтов вы можете назвать? Обоснуйте свой ответ.
ЗАДАНИЕ
1. Подготовьте сообщение на тему «Военные аспекты международного права, основные понятия и определения».
2. Обоснуйте необходимость соблюдения международных правил поведения в бою.
ТЕКСТ: Учебник «Основы безопасности жизнедеятельности 11 класс» под редакцией А.Т.Смирнова, 2009 год.
ФОТО:

Конвенция о защите гражданского населения во время войны (Женева, 12 августа 1949 года)

Документ показан в сокращенном демонстрационном режиме!

Получить полный доступ к документу

Вход для пользователей Стань пользователем

Доступ к документу можно получить: Для зарегистрированных пользователей:
Тел.: +7 (727) 222-21-01, e-mail: info@prg.kz, Региональные представительства

Для покупки документа sms доступом необходимо ознакомиться с условиями обслуживания
Я принимаю Условия обслуживания
Продолжить

  • Корреспонденты на фрагмент
  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки

Конвенция
о защите гражданского населения во время войны

(Женева, 12 августа 1949 года)

Ратифицирована Законом КР от 21 июля 1999 года № 86

Конвенция вступила в силу 21 октября 1950 года

Ратифицирована Президиумом Верховного Совета СССР 17 апреля 1954 года

См. также:

Конвенцию об улучшении участи раненых, больных в действующих армиях;

Конвенцию об обращении с военнопленными;

Конвенцию об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение, из состава вооруженных сил на море.

Нижеподписавшиеся, Уполномоченные Правительств, представленных на Дипломатической Конференции, которая заседала в Женеве с 21 апреля по 12 августа 1949 года с целью выработки конвенции о защите гражданского населения во время войны, заключили следующее соглашение:

  • Корреспонденты на фрагмент
  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки

РАЗДЕЛ I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Статья 1.

Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются при любых обстоятельствах соблюдать и заставлять соблюдать настоящую Конвенцию.

  • Корреспонденты на фрагмент
  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки

Статья 2.

Статья 2, касающаяся условий применения данной Конвенции, является общей для Женевских Конвенций от 12 августа 1949 г. (См. Протокол I)

Помимо постановлений, которые должны вступить в силу еще в мирное время, настоящая Конвенция будет применяться в случае объявленной войны или всякого другого вооруженного конфликта, возникающего между двумя или несколькими Высокими Договаривающимися Сторонами, даже в том случае, если одна из них не признает состояния войны.

Конвенция будет применяться также во всех случаях оккупации всей или части территории Высокой Договаривающейся Стороны, даже если эта оккупация не встретит никакого вооруженного сопротивления. Если одна из находящихся в конфликте Держав не является участницей настоящей Конвенции, участвующие в ней Державы останутся тем не менее связанными ею в своих взаимоотношениях. Кроме того, они будут связаны Конвенцией в отношении вышеуказанной Державы, если последняя принимает и применяет ее положения.

  • Корреспонденты на фрагмент
  • Поставить закладку
  • Посмотреть закладки

Статья 3.

Статья 3, излагающая гуманитарные принципы, лежащие в основе уважения человеческой личности в случае вооруженного конфликта, не носящего международный характер, является общей для Женевских Конвенций от 12 августа 1949 г. (См. Протокол II)

В случае вооруженного конфликта, не носящего международного характера и возникающего на территории одной из Высоких Договаривающихся Сторон, каждая из находящихся в конфликте сторон будет обязана применять, как минимум, следующие положения:

1. Лица, которые непосредственно не принимают участия в военных действиях, включая тех лиц из состава вооруженных сил, которые сложили оружие, а также тех, которые перестали принимать участие в военных действиях вследствие болезни, ранения, задержания или по любой другой причине, должны при всех обстоятельствах пользоваться гуманным обращением без всякой дискриминации по причинам расы, цвета кожи, религии или веры, пола, происхождения или имущественного положения или любых других аналогичных критериев.

Гаагское право и Женевское право: две самостоятельные области или одно и то же?

Международной гуманитарное право представляет собой огромный комплекс разнообразных документов, однако наиболее отчетливо оно ассоциируется с понятием Гаагского и Женевского права. Гаагские конвенции регулируют действия, которые совершаются во время войны, включая запрет на использование определенных видов оружия, – то есть относятся, в основном, к военнослужащим, в то время как Женевские конвенции направлены по большей части на гражданское население. Тем не менее, чтобы ясно понимать, в каком виде сегодня существуют эти две ветви международного права, и какие события повлияли на их преобразование, необходимо разобраться в истории их становления.

Первое, что нужно отметить, — оба вида конвенций являются, по сути, широкими понятиями, которые описывают ряд международных встреч и договоров, имевших место в течение многих лет. Последующие договоры, как правило, включали в себя предшествующие и служили лишь средством внесения изменений и дополнений.

С хронологической точки зрения первой появилась Женевская конвенция в 1864 году, которая установила правила по уходу за ранеными. Этот договор, заключенный на фоне ужасов Крымской войны, установил гуманное обращение с ранеными, защиту медицинского персонала, а также просветил имя организации Красного Креста.

Что касается Гаагских конвенций (от 1899 и 1907 гг.), то они считаются одними из первых официальных документов, закрепивших право войны и военные преступления в светском международном праве. Первая конвенция 1899 года устанавливала «правила ведения войны», которые включали запреты на:

  • использование ядов
  • убийство сдавшихся противников
  • разграбление городов оккупационными силами
  • бомбардировку или наступление на незащищенные города

Договор также защищал жителей оккупированных территорий от призыва на военную службу и предоставлял защиту госпитальным судам. Положения о госпитальных судах, в свою очередь, получили дальнейшее развитие и были включены во вторую Женевскую конвенцию (1906 г.) в виде поправок.

Однако с наступлением Первой мировой войны договоры, достигнутые до 1914 года, потеряли всякое влияние. Немецкое вторжение в Бельгию, например, явилось нарушением статьи 3 Гаагской конвенции 1907 года, в которой говорится о запрете начала военных действий без предупреждения. Другим примером служит ядовитый газ, использовавшийся против вражеских солдат всеми основными воюющими сторонами в нарушение Гаагских конвенций 1899 года (статья 4 пункт 2) и 1907 года (статья 4). Таким образом, будучи подписанными и ратифицированными, Гаагские конвенции не смогли удержать порядок и цивилизованность в военное время.

Говоря о послевоенном времени, то в 1929 году появляется очередная Женевская конвенция, установившая правила обращения с военнопленными. Согласно комитету Красного Креста, «наиболее важные нововведения заключались в запрете репрессий и коллективных наказаний, в организации работ для заключенных и назначении среди них представителей, а также в осуществлении контроля со стороны держав-покровительниц».

В период Второй мировой войны многие из вышеперечисленных договоров были вновь нарушены. Так после ее окончания была проведена в жизнь заключительная Женевская конвенция.

Женевская конвенция 1949 года является последним крупным международным договором в области законов войны, обращения с заключенными и гражданскими лицами, а также прав и обязанностей оккупационных властей. Этот договор не только объединил все положения, прописанные в предыдущих договорах, но также упомянул Организацию Объединенных Наций в качестве регулирующего органа и Международный уголовный суд в качестве арбитражного. Говоря о Женевских конвенциях, люди, как правило, имеют в виду именно договор 1949 года.

Ввиду появления новых форм ведения боевых действий, с течением времени Женевские соглашения были обновлены тремя дополнительными протоколами, первые из которых окончательно упразднили разделение права на «гаагское» и «женевское». Тем не менее, Женевская конвенция 1949 года по-прежнему является основой, которой приято руководствоваться в условиях вооруженного конфликта. Но в то же время Гаагские конвенции 1899 и 1907 гг. продолжают выступать в качестве символов, способствующих установлению ограничений ведения войны и порождающих стремление всех конфликтующих сторон к ее скорейшему завершению, хотя и с юридической точки зрения они были заменены более новыми конвенциями.

Во второй половине XX века были приняты и другие договора, направленные на обеспечение дополнительной защиты людей во время вооруженных конфликтов. К их числу относятся Конвенция о запрещении геноцида от 1948 года, Всеобщая декларация прав человека от 1948 года, Нюрнбергские принципы от 1950 года, Конвенция о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества от 1968 года. Таким образом, несмотря на то, что Женевская конвенция 1949 года является самым известным и всеобъемлющим документом, она не единственна в своем роде.

Подытожив все вышесказанное, необходимо отметить, что единственным законом, применяемым на сегодняшний день, является Женевская конвенция от 1949 года и три ее последующих протокола. Именно комплекс всех ранее принятых документов, включая и Гаагские конвенции, которые накладывались друг на друга, каждый раз включая в себя все новые пункты, помогли образовать данный комплекс норм.

Таким образом, с течением времени обе ветви, тесно переплетаясь между собой, стали настолько взаимосвязанными, что рассматриваются теперь в качестве единой дисциплины – международное гуманитарное право, как и постановил Международный суд ООН.

Уголовное право, гражданское право

Особый интерес в современных условиях представляет выяснение правового содержания понятий «состояние войны», «статус воюющей стороны» и их соотношение с понятием вооруженного конфликта.

Практика межгосударственных отношении свидетельствует о том, что состояние войны как правовая категория не всегда обусловлено использованием вооруженной силы, а означает противоположность состоянию мира, которое, в свою очередь, не всегда характеризуется лишь отсутствием применения силы.

Война между государствами рассматривается либо как состояние дел («состояние войны»), либо как действие или взаимодействие. В правовом плане (с точки зрения как внутригосударственного, так и международного права) наступление или признание состояния войны влечет за собой ряд важных правовых последствий, в частности, нейтралитет третьих сторон, интернирование союзников противной стороны в конфликте, конфискацию собственности противника, разрыв дипломатических и консульских отношений, аннулирование или приостановление действия договоров.

Конкретные военные действия возможны, но вовсе не обязательны. Например, во время второй мировой войны между фашистской Германией и некоторыми латино-американскими странами существовало состояние войны, однако, при этом ни одного выстрела так и не было сделано. То же самое можно сказать и о Турции, которая вступила в антигитлеровскую коалицию в марте 1945 г.

Поскольку, с одной стороны, возможно существование войн без боевых действий, а с другой — боевые действия, которые не объявляются, не признаются и не воспринимаются как война, отдельные определения понятия войны, дававшиеся до не давнего прошлого, представляются узкими, не охватывающими всех сторон этого явления социальной жизни. Это, в частности, касается определения, содержащегося в учебнике Оппенгейма, согласно которому «война есть столкновение между двумя или большим числом государств, осуществляемое посредством применения их вооруженных сил, в целях преодоления друг друга и принуждения побежденного принять условия мира победителя» (44).

В свете сказанного выработка единообразного общепризнанного правового определения понятия «война» вряд ли представляется возможной. Поскольку искоренение войн путем их юридического запрещения оказалось безуспешным, то не только в теоретических исследованиях, но и в документах ООП, и в дипломатической практике стали употребляться такие понятия, как применение силы, вооруженный конфликт, угроза применения силы и др.

В современных условиях правительства и международные организации обладают широкими дискреционными полномочиями решать, представляет или нет тот или иной вооруженный конфликт войну с правовой точки зрения со всеми вытекающими отсюда правовыми последствиями.

Война и использование вооруженной силы квалифицируются современным международным правом либо как правонарушение, либо как санкция. В последнем случае война и вооруженное насилие используются в качестве защиты или меры принуждения. Именно такой правовой философии придерживались авторы Статута Лиги Наций, Парижского пакта 1928 г., и Устава ООН. Вслед за этим последовало осуждение агрессивной войны как тягчайшего преступления против человечества, влекущего ответственность соответствующих государств и физических лиц.

Деление войн на правомерные и противоправные не означало возрождения доктрины справедливой войны, которая занимала центральное место в теории международного права на протяжении многих столетий. Согласно этой доктрине, война являлась справедливой, если велась в целях самообороны или в силу иных справедливых причин. Например, в порядке репрессалий или с целью возместить ущерб, несправедливо причиненный другим государством. Эта доктрина утратила свое прежнее значение в XIX в. под влиянием концепции суверенного равенства государств и их неотъемлемого права прибегать к войне. На смену концепции «справедливой войны» пришла концепция «правомерной войны». Однако и этот менее идеологизированный и более позитивистский способ определения характера войны не избежал критики, поскольку делал войну предметом моральной оценки со стороны противоборствующих государств.

Между тем, реанимации доктрины справедливой войны в известной мере способствовала практика ООН и, в частности, резолюции ГА ООН, оправдывающие национально-освободительные войны. Так, принятое в декабре 1974 г. ГА Определение агрессии (Резолюция 3314 /XXIX/) не рассматривает в качестве агрессии право «народов, находящихся в колониальной зависимости, подвергающихся расизму или иному враждебному господству» сражаться за независимость и получать поддержку. В Резолюции ГА ООН 3246 (XXIX) от 29 ноября 1974 г. также подтверждается правомерность народной борьбы за освобождение из-под колониального и иностранного господства всеми имеющимися средствами, включая вооруженную борьбу. И напротив, военные контрдействия колониальных или расистских режимов рассматриваются как противоправные действия.

Такое насилие нередко именуется структурным насилием. О структурном насилии говорят тогда, когда общество организовано таким образом, что в нем принципами организации общественного устройства и существования становятся социальная несправедливость, неравные жизненные возможности и резкие различия в позициях относительно власти и тем самым в возможностях влияния. В силу сказанного существует опасность стирания различий между правомерной войной по смыслу Устава ООН (самооборона, коллективные санкции против агрессора и др.) и идеологическим оправданием актов насилия в целях самоопределения.

Как уже отмечалось, состояние войны вплоть до недавнего времени означало разрыв мирных отношений между двумя или большим числом государств и замену права мира правом войны. Не участвовавшие в непосредственных военных действиях приобретали статус нейтральной стороны. Между ними и воюющими вступало в силу право нейтралитета. Признание статуса воюющей стороны являлось по существу тем же, что и объявление состояния войны, но использовалось, главным образом, в условиях вооруженного конфликта немеждународного характера. Такое признание вводило в действие законы и обычаи войны между центральным правительством и повстанцами, а также право нейтралитета между сторонами в конфликте и третьими государствами.

Наиболее важным следствием признания в качестве воюющей стороны было то, что оно наделяло воюющих соответствующими правами в отношении кораблей и грузов, граждан противника и третьих государств. Правомерным признание статуса воюющей стороны являлось в том случае, если повстанцы:

    1. оккупировали (контролировали) определенную часть национальной территории,
    2. учреждали правительство, которое реализовывало права, свойственные суверенитету на этой территории,
    3. если они вели военные действия в соответствии с законами и обычаями войны.

За исключением второй мировой войны, большинство вооруженных конфликтов не сопровождалось признанием состояния войны или статуса воюющей стороны. Напротив, в период международных вооруженных конфликтов их участники зачастую явным образом заявляли об отсутствии состояния войны. Тенденция уклонения от объявления состояния войны вначале была обусловлена главным образом действием Статута Лиги Наций и Парижского пакта об отказе от войны как орудия национальной политики 1928 г., запретившим в известной мере обращение государств к войне как к средству достижения национальных целей. Кроме того, в 30-е гг. объявления войны избегали для того, чтобы не допустить распространения на третьи стороны правил нейтралитета, запрещавших поставки оружия воюющим.

После второй мировой войны возник еще один фактор. В этот период государства и особенно великие державы стремились ограничить вооруженные действия таким образом, чтобы вооруженный конфликт не перерос в ядерную войну. Вооруженный конфликт без объявления войны позволяет государствам вести боевые действия в ограниченных целях, в то время как объявление войны предполагает, как считалось, достижение полной победы.

В период между двумя мировыми войнами было широко распространено мнение, что законы и обычаи войны и право нейтралитета начинают действовать лишь после признания состояния войны и статуса воюющей стороны. От такого представления отказались в силу все возраставшего числа так называемых «необъявленных» войн. Важную роль в связи с этим имело принятие Женевских конвенций 1949 г. Статья 2, общая для всех этих конвенций устанавливает, что конвенции применяются «в случае объявленной войны или всякого другого вооруженного конфликта, возникающего между двумя или несколькими Высокими Договаривающимися Сторонами, даже в том случае, если одна из них не признает состояния войны». Аналогичная норма закреплена в ст. 18 Гаагской конвенции О защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта 1954 г.

С принятием этих конвенций было достигнуто всеобщее согласие о том, что не только упоминавшиеся выше конвенции, но и все право вооруженных конфликтов в целом, включая Гаагские конвенции 1907 г., должны применяться во время вооруженных конфликтов независимо от признания состояния войны или статуса воюющей стороны. Только право, касающееся своего рода «экономической войны» — в первую очередь нормы, регламентирующие захват и присвоение вражеских судов, блокаду, контрабанду, посещение, захват и суд в отношении судов нейтральных государств, применяется, согласно широко распространившемуся мнению, только в случае признания состояния войны или статуса воюющей стороны.

В двух вооруженных конфликтах, происшедших после 1945 г., (арабо-израильский и индо-пакистанский) состояние войны объявлялось главным образом для осуществления соответствующих прав в отношении торговых судов вражеских и нейтральных государств.

Почему же правила экономической войны и нейтралитета могут применяться только в случае объявления состояния войны? Причина, на наш взгляд, заключается в том, что сфера действия права вооруженных конфликтов распространяется, главным образом, на те ситуации, возникающие в ходе вооруженных конфликтов, в которых обнаруживаются мотивы гуманности и которые не связаны с правилами экономической войны.

Согласно ст. 3, общей для всех Женевских конвенций 1949 г., определенный минимум гуманитарных правил должен применяться и во время вооруженных конфликтов немеждународного характера также независимо от признания статуса воюющей стороны Примечательно в связи с этим, что в последние десятилетия действия центральных властей, которые раньше рассматривались бы как безоговорочное признание статуса воюющей стороны, не влекли подобного правового последствия. Так, морская блокада портов, находившихся в руках повстанцев, со стороны центрального правительства Испании в 1936 г., не была признана каким-либо третьим государством как определяющая статус воюющей стороны. Когда Франция во время алжирской революции задерживала иностранные торговые суда в открытом море для борьбы с контрабандой эти действия не рассматривались как акты воюющей стороны, так как французское правительство отказалось признать восставших и учредить призовой суд.

Практика отказа в признании статуса воюющей стороны совпала по времени со снижением роли и значения права нейтралитета. Многие государства в случае вооруженных конфликтов как международного, так и немеждународного характера предпочитают не связывать себя нормами права нейтралитета.

Признание повстанцев в качестве воюющей стороны уступило место другим формам признания. Это, в частности, относится к национально-освободительным войнам, в которых народы ведут борьбу против колониального господства, иностранной оккупации или противрасистских режимов во исполнение их права на самоопределение. Как известно, с 60-х гг., Генеральная Ассамблея ООН не только неоднократно подтверждала правомерность борьбы таких народов, но и установила, что к ним должны применяться нормы права вооруженных конфликтов.

Ст. 1 Протокола I, как уже отмечалось, относит национально-освободительные войны к категории международных вооруженных конфликтов, что можно рассматривать как относительно новую форму признания статуса воюющей стороны. Необходимо, однако, отметить, что эта форма признания имеет ряд особенностей. Во-первых, право вооруженных конфликтов применяется в ходе национально-освободительной войны автоматически. Признания со стороны центрального правительства или третьих государств не требуется. Во-вторых, традиционные условия признания статуса воюющей стороны (например, контроль Щад определенной частью территории) решающего значения не имеет. Требование о признании основывается на праве на самоопределение. В-третьих иностранные государства не обязаны более соблюдать правила нейтралитета. Более того, согласно резолюциям ГА ООН, они должны содействовать реализации права на самоопределение. В-четвертых, в случае национально-освободительной войны возникает состояние войны, не полностью отвечающее правовым представлениям об этом явлении. Например, до сих пор во всяком случае, участники национально-освободительных войн не требовали осуществления прав в отношении торговых судов вражеских или нейтральных судов.

Арабо-израильский конфликт был первым после второй мировой войны вооруженным конфликтом, в ходе которого утверждалось о существовании состояния войны. С началом конфликта Египет предпринял инспекцию торговых судов в Суэцком канале с целью предотвращения доставки контрабандных товаров в Израиль. В дальнейшем в Александрии был учрежден призовой суд для определения правовой судьбы конфискованного товара. Египет не объявлял открыто войну, хотя, реализуя право воюющего, полагал, что состояние войны существует. Такая позиция вызывала возражения со стороны трегьих государств и Израиля. Египет и другие арабские государства утверждали, что обострение Израилем ситуации в Палестине в 1947-48 гг. составило угрозу арабским государствам, что дало им право на самооборону в соответствии со ст. 51 Устава ООН. По их мнению, действуя в порядке ст. 51, государство вправе объявлять войну или состояние войны.

Государства, чьи интересы были затронуты мерами Египта, никогда не признавали их правомерными. Их позиция нашла свое выражение в Резолюции СБ ООН от 1 сентября 1951 г., в которой СБ призвал Египет снять ограничения на проход торговых судов через Суэцкий канал. Он констатировал, что эти ограничения представляют собой «злоупотребление правом посещения, обыска и захвата» и не могут быть оправданы как необходимые для целей самообороны.

Эта резолюция СБ ООН поднимает, как минимум, два вопроса, которые представляют существенный теоретический и практический интерес. Во-первых, является ли злоупотреблением использование состояния войны, вводимое лишь с целью осуществления прав воюющего государства в отношении собственности вражеских и нейтральных государств. Во-вторых, является ли осуществление прав воюющего в отношении вражеской и нейтральной собственности необходимой и пропорциональной мерой при действиях в порядке самообороны.

Во время корейской войны 1953-56 гг. вопрос, представляет ли собой данный вооруженный конфликт войну или нет, имел значение прежде всего в связи с военными оговорками в страховых контрактах и уголовных кодексах. Национальные суды решали этот вопрос на основании внутреннего, а не международного права. Господствовало убеждение, что военные действия в Корее не привели к возникновению состояния войны в международно-правовом плане. Следует, однако, заметить, что войска, действовавшие под флагом ООН, установили морскую блокаду вдоль побережья КНДР, то есть предприняли действия, правомерные лишь в условиях существования состояния войны. Несмотря на это ни одно государство не признало состояния войны, никто также не рассматривал объявление блокады как свидетельство признания состояния войны. Поскольку снабжение КНДР осуществлялось главным образом по суше, блокада ничего не решала. Вопрос о законности блокады не поднимался .

Во время вторжения в 1956 г., Франции, Англии и Израиля в Египет также не было объявления состояния войны. Правда, местный суд штата Мэриленд (США) в связи с рассмотрением дела Navious Corporation v. The Ulysses от 30 апреля 1958 г. заявил, что война была объявлена Египтом. Суд должен был дать толкование одному из положений чартерного контракта, согласно которому в случае объявления войны одному из членов НАТО стороны контракта имели право его аннулировать. При этом суд обосновывал свое решение ссылкой на речь президента Г.А.Насера, произнесенную им на второй день после вторжения и в которой он употребил термин «война». Суд также ссылался на заявление египетского правительства, которое два дня спустя подтвердило, что Египет ведет войну против Англии и Франции. Других актов, которые позволяли бы заключить, что существовало состояние войны нет. К тому же, вопрос о состоянии войны утратил свою актуальность, поскольку боевые действия велись лишь несколько дней.

Франция считала освободительную войну Алжира (1955-62 гг.) своим внутренним делом Она не признала повстанцев в качестве воюющей стороны, хотя останавливала и производила осмотр иностранных торговых судов в открытом море и захват контрабанды. Иностранные государства не рассматривали эти действия как свидетельство признания за алжирцами статуса воюющей стороны. Вместе с тем, действия Франции квалифицировались как противоправные. Алжирская война еще раз показала, что состояние войны — необходимое условие для осуществления прав воюющего в отношении судов третьих государств.

Во время индо-пакистанского конфликта, начавшегося в сентябре 1965 г., Пакистан задержал индийские суда, оказавшиеся в его портах. Индия в ответ предприняла адекватные меры в отношении пакистанских торговых судов. Оба государства установили контроль за контрабандой и выгрузили товары с торговых судов нейтральныхгосударств, находившихся в их портах. Индия не признала законность действий Пакистана и утверждала, что конфискация судов и грузов возможна только в случае формального объявления войны. Война же, по ее мнению, не могла быть объявлена, так как Устав ООН это запрещает. Пакистан со своей стороны настаивал на существовании состояния войны, ссылаясь на выступление 6 сентября 1965 г. президента Аюб Хана, произнесшего слова «мы находимся в состоянии войны» и на Прокламацию контрабанды от 9 сентября 1965 г., начинавшуюся словами «поскольку существует состояние войны». В этом конфликте, как и в предыдущих случаях, стороны связывали осуществление нрав воюющего в отношении торговых судов вражеских и нейтральных государств с наличием состояния войны. Однако в отличие от арабо-израильского конфликта и Суэцкого кризиса, дипломатические отношения между Индией и Пакистаном не разрывались, не приостанавливали своего действия и не аннулировались двусторонние и многосторонние соглашения. Отсутствие столь характерного для состояния войны элемента позволяет утверждать, что ни Индия, ни Пакистан с формально-юридической точки зрения, не имели animus belligerendi (агрессивного намерения).

Во время Вьетнамской войны 1961-73 гг. ни одна из сторон не заявляла о существовании состояния войны. Примечательно, однако, что в Парижском соглашении об окончании войны и восстановлении мира во Вьетнаме от 27 января 1973 г. используется термин «война», который с 1945 г. едва ли употреблялся в документах такого рода. В нем, однако, не идет речь о «состоянии войны». Правительство США утверждало, что не намерено объявлять войну Вьетнаму. Целями США было положить конец агрессии против Юженого Вьетнама, не сопровождая это угрозой уничтожения Северного Вьетнама Объявление войны предполагало бы стремление к нанесению полного поражения противнику (45).

Не сопровождалась объявлением войны или состояния войны и военная акция, предпринятая странами НАТО в марте 1999 г. в отношении Югославии.

Егоров С.А. Вооруженные конфликты и международное право. М., 1999.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *