Уведомление ответчика в гражданском процессе

Правовые последствия надлежащего и ненадлежащего извещения участников гражданского процесса. Извещение участников гражданского процесса, находящихся за пределами Российской Федерации.

Несвоевременное извещение или его отсутствие лишает участников разбирательства возможности подготовиться к судебному заседанию, заключить соглашение об оказании юридической помощи, известить о заседании представителя, организовать свое время и максимально эффективно использовать свои возможности для получения доказательств, подготовки письменных возражений и объяснений, розыска и обеспечения явки свидетелей и т.п.

Ненадлежащее извещение одной стороны, влечет ее отсутствие в заседаниях и нарушает право другой стороны на состязательность разбирательства, на стабильность судебного решения, противоречит публичному интересу на сокращение издержек государства по разрешению конкретного дела.

Если дело рассмотрено без извещения стороны по делу, решение подлежит отмене апелляционным судом, дело пересматривается по первой инстанции, затраты на судебное разбирательство в суде первой инстанции не оправданы. Известны случаи, когда суд оставлял решение по имущественному иску без отмены и без изменения со ссылкой на статью 330 (ч. 6) ГПК – правильное по существу решение суда первой инстанции не может быть отменено по одним только формальным соображениям.

Такое понимание закона представляется недопустимым: гражданину отказано в судебной защите в суде первой инстанции и в качестве справедливой компенсации государство обязано предоставить ему возможность полноценного участия в разбирательстве дела в апелляционном суде.

Судьи отвергают возражения истца (ответчика) об отложении разбирательства в связи с неявкой в заседание процессуального оппонента на основании ложного утверждения, что права явившегося участника не нарушаются. Вопреки статьям 166, 169 и 229 (ч. 8) ГПК РФ в протоколе не отражается, как ходатайство к суду об отложении в связи с неявкой оппонента, так и определение об его отклонении судом. Замечания на протокол судья отклоняет. Действия судьи вопреки закону подтверждают право на отложение разбирательства в связи с неявкой кого-либо из участников. Праву гражданина корреспондирует обязанность суда.

На протяжении всего разбирательства суд обязан извещать всех лиц, привлеченных к участию в деле. Однако в отношении третьих лиц эта обязанность судом часто не исполняется.

Отсутствие извещения лишает истца (ответчика) полноценной судебной защиты, третьих лиц – возможности исполнить свои должностные или гражданские обязанности по содействию в разбирательстве дела, представителей – возможности выполнить условия договора, реализовать право на труд в неконфликтных и без стрессовых условиях и получить за него справедливую денежную компенсацию.


Известны случаи, когда не извещался прокурор, а в судебном акте цинично разъяснялось о праве суда рассмотреть дело без участия прокурора. Между тем статья 45 (ч. 3) ГПК РФ такое право предоставляет суду только в случае, если прокурор о заседании извещен.

Сведения об извещении должны быть отражены в судебном акте. Умолчание об извещении прокурора, ссылка на его неявку и рассмотрение без участия прокурора – манипулирование усмотрением судьи и законом.

Спорным представляется положение статьи 45 (ч. 3) ГПК РФ о том, что «Неявка прокурора, извещенного о времени и месте рассмотрения дела, не является препятствием к разбирательству дела».

Прокурор, как лицо участвующее в деле, по основаниям статьи 45 ГПК РФ, является дополнительной гарантией государства в социальных спорах с участием конкретных лиц. Государство не вправе уклониться от принятых обязательств. С учетом изложенного, если сторона настаивает на явке прокурора, суд обязан гарантии обеспечить, дело отложить и потребовать явки прокурора в суд.

Предусмотренные ст. 113 ГПК РФ формы судебных извещений и вызовов применяются и по отношению к иностранным гражданам и иностранным юридическим лицам, если иной порядок не установлен международным договором Российской Федерации.

В ряде международных договоров под правовой помощью понимается выполнение процессуальных и иных действий, предусмотренных законодательством договаривающихся сторон, в частности, пересылка и вручение документов.

Суд, вынося определение об извещении ответчика, находящегося за границей, направляет за границу не само определение, а предусмотренные договорами судебные поручения и извещения, составленные в соответствии с образцами.


Все судебные поручения направляются за границу по общему правилу через Министерство юстиции Российской Федерации. Подлежащие вручению документы должны сопровождаться переводом на язык запрашиваемого государства, кроме случаев, когда получатель согласен принять адресованный ему документ без перевода.

При этом согласно договорам, заключенным с КНР, Республикой Куба, КНДР, бывшими социалистическими странами (Болгария, Польша, Венгрия, Румыния, Монголия и др.) и странами СНГ, Министерство юстиции РФ сносится с соответствующими центральными органами юстиции этих государств непосредственно.

Учреждения юстиции других государств (Австрии, Алжира, Бельгии, Греции, Ирака, Италии, Йемена, Кипра, США, Туниса, ФРГ, Финляндии, Франции и др.) при оказании правовой помощи по гражданским делам сносятся друг с другом в дипломатическом порядке: Министерство юстиции РФ направляет судебные поручения в МИД России, а последнее через консульские отделы посольств передает их по назначению.

С учетом этого в первом случае для выполнения поручения требуется до 4-х месяцев, во втором — до 6 месяцев. В течение указанных сроков суды должны ожидать выполнения своих поручений и соответственно определять даты судебного заседания.

Международные договоры с участием Российской Федерации могут содержать нормы и об иных сроках для выполнения судебных поручений. В случае направления судебного поручения органам государства, участвующего в таком международном договоре, судебное поручение суда направляется за границу не позднее указанного в международном договоре срока до дня рассмотрения дела.

Судебные повестки и другие документы, адресованные гражданам Российской Федерации, работающим за границей в российских или иностранных учреждениях, а также проживающим вместе с ними членам их семей, направляются через те центральные ведомства и учреждения, которые командировали этих граждан на работу за границу.

На вызов в суд иностранного гражданина, проживающего за границей, составляются извещение и поручение, которые высылаются в соответствующий орган юстиции для проверки правильности оформления документов и направления адресату через Министерство юстиции Российской Федерации.

Порядок вручения судебных и внесудебных документов на территории иностранных государств определяется международными договорами с участием Российской Федерации.

В том случае, если между Россией и иностранным государством не заключено международного договора о правовой помощи, следует исходить из того факта, является ли иностранное государство наряду с Россией участником Конвенции по вопросам гражданского процесса (Гаага, 1954 г.). Согласно ст. 1 Гаагской Конвенции 1954 г. вручение документов по гражданским или торговым делам лицам, находящимся за границей, производится в государствах-участниках Конвенции по просьбе консула запрашивающего государства, направляемой властям, которые будут указаны запрашиваемым государством. Просьба должна быть изложена на языке запрашиваемых властей. Эти власти направляют консулу подтверждение вручения документа или объяснения причин, по которым оно не могло состояться.

Статья 2 Конвенции предусматривает, что «вручение документов производится при посредстве властей, компетентных по законодательству запрашиваемого государства».

Иной порядок вручения судебных документов (пересылка почтой непосредственно заинтересованным лицам, находящимся за границей; вручение документов заинтересованным лицам непосредственно через судебных исполнителей или компетентных должностных лиц; через дипломатических или консульских агентов) может быть установлен международным договором (ст. 6 Гаагской конвенции).

При передаче повестки на ней должна быть отметка о факте вручения извещения и дате вручения документа иностранному адресату в порядке, предусмотренном ст. 5 Конвенции. Данная статья предусматривает, что подтверждение вручения имеет место или в виде удостоверенной расписки адресата с указанием даты или в виде свидетельства властей запрашиваемого государства, в котором констатируется факт вручения и указывается способ и дата вручения. Расписка или свидетельство оформляются на одной из копий документа или в виде приложения.

Надлежаще оформленные отметки свидетельствуют о соблюдении международного порядка вручения судебных документов иностранным лицам.

Особый порядок оказания правовой помощи установлен Конвенцией о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22.01.93 г., подписанной государствами-членами Содружества Независимых Государств в Минске.

При выполнении Конвенции компетентные учреждения юстиции государств-участников Конвенции сносятся друг с другом через свои центральные органы (ст. 5 Минской конвенции).

В Конвенции определены содержание, форма (ст. 7 Минской конвенции) и порядок исполнения поручения об оказании правовой помощи (ст. 8 Минской конвенции). В поручении о вручении документа помимо обязательных реквизитов должны быть также указаны точный адрес получателя и наименование вручаемого документа. Поручение должно быть подписано и скреплено гербовой печатью запрашивающего учреждения.

Запрашиваемое учреждение юстиции осуществляет вручение документов в соответствии с порядком, действующим в его государстве, если вручаемые документы написаны на языке запрашиваемого государства или на русском языке либо снабжены заверенным переводом на эти языки. В противном случае оно передает документы получателю, если он согласен добровольно их принять.

Если документы не могут быть вручены по адресу, указанному в поручении, запрашиваемое учреждение юстиции по своей инициативе принимает меры, необходимые для установления адреса. Если установление адреса запрашиваемым учреждением юстиции окажется невозможным, оно уведомляет об этом запрашивающее учреждение и возвращает ему документы, подлежащие вручению (ст. 10 Минской конвенции).

Вручение документов удостоверяется подтверждением, подписанным лицом, которому вручен документ, и скрепленным официальной печатью запрашиваемого учреждения, и содержащим указание даты вручения и подпись работника учреждения, вручающего документ, или выданным этим учреждением иным документом, в котором должны быть указаны способ, место и время вручения (ст. 11 Минской конвенции).

Государства-участники имеют право вручать документы собственным гражданам через свои дипломатические представительства или консульские учреждения (ст. 12 Минской конвенции).

Участники Конвенции по просьбе оказывают друг другу в соответствии со своим законодательством помощь при установлении адресов лиц, проживающих на их территориях, если это требуется для осуществления прав их граждан. При этом запрашивающая сторона сообщает имеющиеся у нее данные для определения адреса лица, указанного в просьбе.

Таким образом, извещение представляет собой уведомление о судебном разбирательстве или производстве судом какого-либо процессуального действия. Извещение направляется лицам, участвующим в деле, которым предоставлено право решать вопрос о необходимости своего участия в судебном заседании или при производстве отдельного процессуального действия.

При неизвестности места пребывания ответчика суд приступает к рассмотрению дела после поступления в суд сведений об этом с последнего известного места жительства ответчика.

Комментарий к статье 119 ГПК РФ. Неизвестность места пребывания ответчика

В статье 119 УПК Российской Федерации регламентируются вопросы рассмотрения дела в случаях, когда неизвестно место пребывания ответчика. Сведения об этом можно почерпнуть из возвращенной почтой судебной повестки или другого извещения суда. На повестке (извещении) в таких случаях обязательно указывается, что ответчик по такому адресу не проживает.

Возвращенная повестка с отметкой, что место пребывания ответчика неизвестно, еще не является автоматическим поводом для рассмотрения дела без присутствия ответчика. Готовясь к рассмотрению дела в судебном заседании, суд должен предложить истцу по возможности установить место нахождения ответчика. Таким образом, обеспечиваются права сторон на участие в рассматриваемом деле.

Как предусматривает гражданское процессуальное законодательство (статья 131 ГПК РФ), истец обязан выяснить и указать в исковом заявлении место нахождения (для организации) или место жительства ответчика (для гражданина).

Так как неизвестность места жительства не может препятствовать заинтересованному лицу обратиться за судебной защитой (статья 29 ГПК РФ), истец, который не знает фактического места пребывания ответчика, должен хотя бы попытаться выяснить это место и представить в суд убедительное доказательство этого. Таким доказательством может служить справка, выданная адресным бюро о том, что ответчик снят с регистрационного учета по месту прежнего проживания, и в другом месте, куда он собирался переехать, зарегистрирован не был.

В такой ситуации судом направляется повестка по последнему месту жительства ответчика. После того, как будут получены сведения, которые подтвердят, что установить место нахождения ответчика не представляется возможным, суд имеет право начать рассмотрение гражданского дела.

Если у ответчика, место нахождения которого неизвестно, отсутствует представитель, то суд перед рассмотрением дела должен назначить адвоката представителем ответчика, для чего направляет соответствующее предложение в одно из адвокатских образований (статья 50 ГПК РФ).

Следует иметь в виду, что нельзя применять положения статьи 119 ГПК РФ лишь на основании единственного факта отсутствия ответчика в квартире по месту его постоянной регистрации только потому, что во время доставки повестки или другого извещения суда адресат отсутствовал.

Ненадлежащее извещение ответчика

В соответствии с ч. 3 ст. 167 Гражданского процессуального кодекса РФ суд вправе рассмотреть дело в случае неявки кого-либо из лиц, участвующих в деле и извещенных о времени и месте судебного заседания, если ими не представлены сведения о причинах неявки или суд признает причины неявки неуважительными.

Согласно ч. 1 ст. 113 ГПК РФ лица, участвующие в деле, извещаются или вызываются в суд заказным письмом с уведомлением о вручении, судебной повесткой с уведомлением о вручении, телефонограммой или телеграммой, по факсимильной связи либо с использованием иных средств связи и доставки, обеспечивающих фиксирование судебного извещения или вызова и его вручение адресату.

Согласно ч. 4 ст. 113 ГПК РФ судебное извещение, адресованное лицу, участвующему в деле, направляется по адресу, указанному лицом, участвующим в деле, или его представителем. В случае если по указанному адресу гражданин фактически не проживает, извещение может быть направлено по месту его работы.

В п. 63 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» указано, что по смыслу п. 1 ст. 165.1 ГК РФ юридически значимое сообщение, адресованное гражданину, должно быть направлено по адресу его регистрации по месту жительства или пребывания либо по адресу, который гражданин указал сам (например, в тексте договора), либо его представителю (п. 1 ст. 165.1 ГК РФ). При этом необходимо учитывать, что гражданин, индивидуальный предприниматель или юридическое лицо несут риск последствий неполучения юридически значимых сообщений, доставленных по адресам, перечисленным в абз. 1 и 2 п .1 ст. 165.1 ГК РФ, а также риск отсутствия по указанным адресам своего представителя. Гражданин, сообщивший кредиторам, а также другим лицам сведения об ином месте своего жительства, несет риск вызванных этим последствий (п. 1 ст. 20 ГК РФ). Сообщения, доставленные по названным адресам, считаются полученными, даже если соответствующее лицо фактически не проживает (не находится) по указанному адресу. Если лицу, направляющему сообщение, известен адрес фактического места жительства гражданина, сообщение может быть направлено по такому адресу. Указанное постановление не регулирует напрямую судебные извещения, однако применяется по аналогии.

Единой практики о должном уведомлении судом лиц, участвующих в деле, нет, так как, если иск возник не из договорных отношений и лицо, не получившее уведомление, не является истцом, то адрес, который гражданин указал сам, установить проблематично, как и адрес фактического проживания.

Отрицательная практика исходит из следующего (Апелляционное определение Московского городского суда от 08.10.2014 по делу N 33-27596).

В силу п. 1 ст. 20 ГК РФ местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает.

В соответствии с Законом РФ от 25.06.1993 N 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» (далее — Закон о праве передвижения) под местом жительства понимается жилой дом, квартира, служебное жилое помещение, специализированные дома (общежитие, гостиница-приют, дом маневренного фонда, специальный дом для одиноких престарелых, дом-интернат для инвалидов, ветеранов и другие), а также иное жилое помещение, в котором гражданин постоянно или преимущественно проживает в качестве собственника, по договору найма (поднайма), договору аренды либо на иных основаниях, предусмотренных законодательством РФ.

В соответствии со ст. 3 указанного закона в целях обеспечения необходимых условий для реализации гражданином РФ его прав и свобод, а также исполнения им обязанностей перед другими гражданами, государством и обществом вводится регистрационный учет граждан РФ по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации. Граждане РФ обязаны регистрироваться по месту пребывания и по месту жительства в пределах РФ.

Согласно ст. 6 Закона о праве передвижения гражданин РФ, изменивший место жительства, обязан не позднее семи дней со дня прибытия на новое место жительства обратиться к должностному лицу, ответственному за регистрацию, с заявлением по установленной форме.

В силу ст. 7 Законао праве передвижения снятие гражданина Российской Федерации с регистрационного учета по месту жительства производится в случае изменения места жительства — на основании заявления гражданина о регистрации по новому месту жительства. На основании ст. 5 этого закона регистрация гражданина РФ по месту пребывания производится без снятия с регистрационного учета по месту жительства. Таким образом, указанный закон отграничивает от понятия «место жительства» понятие «место пребывания», т.е. место (жилое помещение), в котором гражданин проживает временно. То есть суд обоснованно извещал ответчика о дате и времени слушания дела по адресу его регистрации.

Однако есть и другая практика.

В Определении Верховного Суда РФ от 09.08.2011 N 5-В11-66 указано, что так как сведений о том, что суд направлял извещение о слушании дела по месту работы ответчика, материалы дела не содержат, требования закона о порядке извещения стороны о времени и месте рассмотрения дела судом первой инстанции при рассмотрении данного дела соблюдены не были.

К сожалению, аналогий с местом учебы нет.

Также в Обзоре практики рассмотрения в апелляционном порядке дел, по которым осуществлен переход к рассмотрению по правилам производства в суде первой инстанции, от 13.3.2013, утвержденном президиумом Челябинского областного суда, указано, что суды не всегда правильно определяют, надлежащим ли образом извещены участники процесса. В силу ст. 3 Закона о праве передвижения регистрация по месту жительства является доказательством проживания гражданина в конкретном жилом помещении. В связи с этим при отсутствии сведений о получении участником процесса – гражданином судебных извещений по месту жительства, указанному в исковом заявлении, иных документах, содержащихся в материалах дела, суду необходимо запрашивать сведения о регистрации гражданина по месту жительства в УФМС. В целях процессуальной экономии суду надлежит запрашивать сведения о регистрации гражданина – участника судебного разбирательства на стадии подготовки дела. Извещения по правилам ст. 113 ГПК РФ следует направлять как по месту фактического проживания, так и по месту регистрации гражданина.

Таким образом, несмотря на отсутствие единой практики, полагаем, что факт проживания по месту учебы является уважительной причиной неявки ответчика в судебное заседание, что, в свою очередь, согласно ст. 242 ГПК РФ может являться основанием для отмены заочного решения суда, в том числе без доказывания ненадлежащего уведомления ответчика.

Проблемы, связанные с надлежащим извещением ответчика в гражданском процессе

Очевидно, что ответчик, не осведомленный о самом наличии возбужденного судом дела, полностью лишен возможности реализовать свои процессуальные полномочия. Если ответчик знает о факте предъявления к нему иска, но не извещен о судебных заседаниях, он, безусловно, может действовать разумно и добросовестно – получить эту информацию в соответствующем суде, однако ГПК РФ прямо не налагает на него такую обязанность (к тому же, такая возможность существует не всегда).

Правовое регулирование судебных извещений в гражданском процессе настолько противоречиво, что позволяет прийти к двум крайним вариантам толкования, при которых ответчик считается извещенным:

— когда он получил повестку (телеграмму), что подтвердил подписью в извещении, а в крайнем случае – когда неясно какие организации (или граждане?) сообщили суду о том, что именно им местопребывание ответчика неизвестно и суд обоснованно счел такие сведения достаточными и достоверными;

или

— когда почтовый конверт с повесткой, отправленный по указанному в исковом заявлении адресу ответчика, вернулся с отметкой почтового отделения об истечении срока хранения.

Первый вариант, по видимости, соответствует прямому пониманию целей закона. В случае, если ответчик получил повестку (телеграмму) и суд располагает подписанным им извещением – проблемы отсутствуют. Они начинаются в случае, если ответчик не получает повестки. Статья 119 ГПК РФ проста – «при неизвестности места пребывания ответчика суд приступает к рассмотрению дела после поступления в суд сведений об этом с последнего известного места жительства ответчика». А вот ее практическая реализация близка к невозможности – кто сообщит, что место пребывания ответчика неизвестно: участковый, управляющая домом организация, соседи или случайный прохожие? Неужели обычный гражданин, убывая из своего жилья временно или постоянно, уведомляет об этом и своем новом адресе перечисленных лиц? Тем более, что такая обязанность гражданина ничем не обусловлена.

Может быть, суду следует запросить органы ФМС на предмет: где сейчас зарегистрирован ответчик (по месту жительства и по месту пребывания), не выехал ли за пределы РФ (если выехал, куда?). Возможно, такое действие не всегда результативно, но логично. Но процессуальный закон это не предписывает; на практике суд поступает так далеко не повсеместно. Допустим, ФМС сообщила, что место регистрации ответчика совпадает с адресом, по которому направляли извещения. Получив этот ответ, суд также не может прийти к заключению, что место пребывания ответчика неизвестно.

Безусловно, суд может запросить налоговые органы и ПФР относительно места получения ответчиком доходов и попытаться известить через работодателя (организацию, выплачивающую иной доход), суд не лишен возможности истребовать у операторов связи сведения о номерах телефонов ответчика и направить на них СМС-извещение или продиктовать телефонограмму. Кто-либо видел такой поиск судом ответчика? Вряд ли. Схожим образом действует суд, рассматривая заявления о признании гражданина безвестно отсутствующим, причем такая категория дел является одной из наиболее длительных. (Возможно, такие действия должен совершать орган внутренних дел в случае объявления судом розыска ответчика? Но по большинству дел розыск не осуществляется).

Значит, первый вариант толкования извещения ответчика (не получившего извещение) до крайности неясен; суду придется совершить множество действий, направленных лишь на поиск способа извещения ответчика. При этом, велик риск, что ответчик все же не будет извещен, а суд так и не сможет констатировать, что с последнего известного места жительства поступили достаточные и обоснованные сведения о неизвестности места пребывания ответчика.

Второй вариант толкования (ответчик считается извещенным, если не получил на почте направленный ему конверт) широко распространен (аналогичная норма в п. 2 ч. 4 ст. 123 АПК РФ). При этом, вариативность внутри этого понимания почти безгранична. Т.е., можно полагать, что ответчик извещен, если в течении семи дней (именно столько хранятся в отделениях связи письма разряда «судебные») он не обнаружил в своем почтовом ящике извещение о заказном письме и не получил это письмо. Т.е., гражданин, выезжающий на срок свыше семи дней с места жительства, сознательно принимает на себя риск не знать о предъявленном к нему иске? Да, как правило извещений несколько, не менее двух (первое – вызов на подготовку, с приложением копии искового заявления; второе – на судебное заседание). Но временной промежуток между двумя извещениями может быть какой угодно, часто не превышая двух-трех недель. К тому же само по себе отсутствие у суда извещения о вызове на подготовку каких-либо последствий не влечет. (Особенно такой вариант надлежащего извещения интересен по делам о признании утратившим право пользования жильем, по которым доказывается, что ответчик по месту регистрации не живет; где он находится – истец не знает. Ответчик мог бы доказать, что его отсутствие временно, носит вынужденный характер и т.п. – но какой шанс у него узнать о таком деле?).

Как поступить суду при такой фикции извещения? По аналогии с п. 2 ч. 4 ст. 123 АПК РФ считать извещение надлежащим и вынести решение? Но различие правового регулирования здесь принципиальна – исходя из характера и субъектного состава арбитражного процесса к его участникам предъявляются повышенные (по сравнению с гражданским процессом) требования. Может быть, суду следует рассмотреть дело в порядке заочного судопроизводства? Это создало бы некоторый баланс интересов сторон: истец без лишних проволочек получает решение, а ответчик приобретает дополнительные возможности отмены этого решения и возобновления рассмотрения дела.

Многие суды и применяют в таких случаях правила заочного производства и по заявлению ответчика (когда бы он не узнал о заочном решении), не вдаваясь в причины, почему ответчик не получал извещения, отменяют заочные решения. А многие – не применяют. Пишут, что ответчик извещен по последнему известному месту жительства, о чем свидетельствуют возвращенные почтой конверты, и рассматривают дело по общим правилам. В результате ответчик, когда-нибудь (обычно, на стадии исполнения) узнавший о таком решении, даже в случае восстановления срока на обжалование, не вправе, по общему правилу, представлять свои доказательства, заявлять встречный иск и т.п.

Логика судей, отказывающихся в таких условиях от рассмотрения дела в порядке заочного производства, странна: заочное производство возможно лишь именно при неявке извещенного ответчика, а не при фикции извещения его по последнему известному месту жительства.

К тому же, ст. 233 ГПК РФ содержит вообще непонятный критерий, при котором дело не рассматривается в порядке заочного производства – при участии в деле нескольких ответчиков и отсутствии одного из них. Почему ответчик, не имеющий процессуальных соучастников обделен по сравнению с «одиноким» ответчиком? Такое правило не имеет разумного обоснования. Истец, которому невыгодно рассмотрение дела «заочно», легко добьется желаемого, предъявив иск к двум ответчикам (пусть и с заведомо необоснованным требованием к соответчику, который явится).

И уж совсем неясно, когда и при каких условиях суду надлежит назначить представителя для отсутствующего ответчика (есть и такое — ст. 50 ГПК РФ). Почему эту норму не применяют (вследствие ее изначальной бессмысленности?).

Интересно Ваше мнение, коллеги! Может, кто подскажет научные публикации, связанные с этой темой?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *