Условия договора противоречащие закону являются ничтожными

В связи с возникающими в судебной практике вопросами и в целях обеспечения единообразных подходов к разрешению споров, вытекающих из договоров, Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации на основании статьи 13 Федерального конституционного закона от 28.04.1995 № 1-ФКЗ «Об арбитражных судах в Российской Федерации» постановляет дать арбитражным судам (далее — суды) следующие разъяснения:

1. В соответствии с пунктом 2 статьи 1 и статьей 421 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) граждане и юридические лица свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

Согласно пункту 4 статьи 421 ГК РФ условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано обязательными для сторон правилами, установленными законом или иными правовыми актами (императивными нормами), действующими в момент его заключения (статья 422 ГК РФ). В случаях, когда условие договора предусмотрено нормой, которая применяется постольку, поскольку соглашением сторон не установлено иное (диспозитивная норма), стороны могут своим соглашением исключить ее применение либо установить условие, отличное от предусмотренного в ней. При отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой.

Применяя названные положения, судам следует учитывать, что норма, определяющая права и обязанности сторон договора, толкуется судом исходя из ее существа и целей законодательного регулирования, то есть суд принимает во внимание не только буквальное значение содержащихся в ней слов и выражений, но и те цели, которые преследовал законодатель, устанавливая данное правило.

2. Норма, определяющая права и обязанности сторон договора, является императивной, если она содержит явно выраженный запрет на установление соглашением сторон условия договора, отличного от предусмотренного этой нормой правила (например, в ней предусмотрено, что такое соглашение ничтожно, запрещено или не допускается, либо указано на право сторон отступить от содержащегося в норме правила только в ту или иную сторону, либо названный запрет иным образом недвусмысленно выражен в тексте нормы).

Вместе с тем, из целей законодательного регулирования может следовать, что содержащийся в императивной норме запрет на соглашение сторон об ином должен толковаться ограничительно. В частности, суд может признать, что данный запрет не допускает установление сторонами только условий, ущемляющих охраняемые законом интересы той стороны, на защиту которой эта норма направлена.

Так, частью четвертой статьи 29 Федерального закона от 02.12.1990 № 395-I «О банках и банковской деятельности» установлен запрет на одностороннее изменение кредитной организацией порядка определения процентов по кредитному договору, заключенному с заемщиком — гражданином, однако это не означает, что запрещено такое одностороннее изменение указанного порядка, вследствие которого размер процентов по кредиту уменьшается.

Статья 310 ГК РФ допускает согласование в договоре права на одностороннее изменение или односторонний отказ от договора только в случаях, когда договор заключается в связи с осуществлением обеими его сторонами предпринимательской деятельности. Цель данной нормы состоит в защите слабой стороны договора. Следовательно, подразумеваемый в ней запрет не может распространяться на случаи, когда в договоре, лишь одна из сторон которого выступает в качестве предпринимателя, право на одностороннее изменение или односторонний отказ от договора предоставлено стороне, не являющейся предпринимателем.

3. При отсутствии в норме, регулирующей права и обязанности по договору, явно выраженного запрета установить иное, она является императивной, если исходя из целей законодательного регулирования это необходимо для защиты особо значимых охраняемых законом интересов (интересов слабой стороны договора, третьих лиц, публичных интересов и т.д.), недопущения грубого нарушения баланса интересов сторон либо императивность нормы вытекает из существа законодательного регулирования данного вида договора. В таком случае суд констатирует, что исключение соглашением сторон ее применения или установление условия, отличного от предусмотренного в ней, недопустимо либо в целом, либо в той части, в которой она направлена на защиту названных интересов.

При этом, если норма содержит прямое указание на возможность предусмотреть иное соглашением сторон, суд исходя из существа нормы и целей законодательного регулирования может истолковать такое указание ограничительно, то есть сделать вывод о том, что диспозитивность этой нормы ограничена определенными пределами, в рамках которых стороны договора свободны установить условие, отличное от содержащегося в ней правила.

При возникновении спора об императивном или диспозитивном характере нормы, регулирующей права и обязанности по договору, суд должен указать, каким образом существо законодательного регулирования данного вида договора, необходимость защиты соответствующих особо значимых охраняемых законом интересов или недопущение грубого нарушения баланса интересов сторон предопределяют императивность этой нормы либо пределы ее диспозитивности.

Например, пункт 2 статьи 610 ГК РФ предусматривает право каждой из сторон договора аренды, заключенного на неопределенный срок, немотивированно отказаться от договора, предупредив об этом другую сторону в названные в данной норме сроки. Эта норма хотя и не содержит явно выраженного запрета на установление иного соглашением сторон, но из существа законодательного регулирования договора аренды как договора о передаче имущества во временное владение и пользование или во временное пользование (статья 606 ГК РФ) следует, что стороны такого договора аренды не могут полностью исключить право на отказ от договора, так как в результате этого передача имущества во владение и пользование фактически утратила бы временный характер.

Пункт 1 статьи 463 ГК РФ, в соответствии с которым покупатель вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи, если продавец отказывается передать покупателю проданный товар, не содержит явно выраженного запрета предусмотреть договором иное, например, судебный порядок расторжения договора по названному основанию вместо права на односторонний отказ от его исполнения. Однако договором не может быть полностью устранена возможность его прекращения по инициативе покупателя в ситуации, когда продавец отказывается передать ему проданный товар, поскольку это грубо нарушило бы баланс интересов сторон.

Согласно пункту 1 статьи 544 ГК РФ оплата энергии производится за фактически принятое абонентом количество энергии в соответствии с данными учета энергии, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или соглашением сторон договора энергоснабжения (купли-продажи (поставки) энергии). Если плата за единицу поставляемого ресурса является регулируемой, то указанная норма может быть истолкована лишь следующим образом: установление соглашением сторон иного количества энергии, которое оплачивает абонент (потребитель, покупатель), допускается только тогда, когда невозможно определить фактически принятое им количество энергии в соответствии с данными учета, а закон или иные правовые акты не содержат порядка определения такого количества в отсутствие данных учета. Это правило направлено на защиту публичных интересов, обеспечиваемых государственным регулированием тарифов.

В силу пункта 12 статьи 28.2 Закона Российской Федерации от 29.05.1992 № 2872-I
«О залоге», если при реализации заложенного движимого имущества во внесудебном порядке федеральным законом предусмотрено обязательное привлечение оценщика, начальная продажная цена заложенного движимого имущества, с которой начинаются торги, устанавливается равной восьмидесяти процентам рыночной стоимости такого имущества, определенной в отчете оценщика, если иное не предусмотрено договором о залоге, содержащим условие об обращении взыскания на заложенное движимое имущество во внесудебном порядке.

Это означает, что стороны своим соглашением вправе лишь увеличить начальную продажную цену по сравнению с предусмотренным названным пунктом общим правилом, но она не может быть установлена соглашением сторон ниже восьмидесяти процентов стоимости, определенной в отчете оценщика. Императивность данной нормы в части недопустимости снижения начальной продажной цены обеспечивает защиту охраняемых законом интересов как залогодателя, так и третьих лиц — других кредиторов залогодателя, которые вправе претендовать на удовлетворение своих требований за счет суммы, оставшейся после удовлетворения требований, обеспеченных залогом.

4. Если норма не содержит явно выраженного запрета на установление соглашением сторон условия договора, отличного от предусмотренного в ней, и отсутствуют критерии императивности, указанные в пункте 3 настоящего постановления, она должна рассматриваться как диспозитивная. В таком случае отличие условий договора от содержания данной нормы само по себе не может служить основанием для признания этого договора или отдельных его условий недействительными по статье 168 ГК РФ.

Например, статья 475 ГК РФ о последствиях передачи покупателю товара ненадлежащего качества не исключает право сторон своим соглашением предусмотреть иные последствия названного нарушения (в том числе по-иному определить критерии существенности недостатков товара или дополнить те права, которые предоставляются данной статьей покупателю).

Положения статьи 782 ГК РФ, дающие каждой из сторон договора возмездного оказания услуг право на немотивированный односторонний отказ от исполнения договора и предусматривающие неравное распределение между сторонами неблагоприятных последствий прекращения договора, не исключают возможность согласования сторонами договора иного режима определения последствий отказа от договора (например, полное возмещение убытков при отказе от договора как со стороны исполнителя, так и со стороны заказчика) либо установления соглашением сторон порядка осуществления права на отказ от исполнения договора возмездного оказания услуг (в частности, односторонний отказ стороны от договора, исполнение которого связано с осуществлением обеими его сторонами предпринимательской деятельности, может быть обусловлен необходимостью выплаты определенной денежной суммы другой стороне).

Нормы статьи 410 ГК РФ, устанавливающие предпосылки прекращения обязательства односторонним заявлением о зачете, не означают запрета соглашения договаривающихся сторон о прекращении неоднородных обязательств или обязательств с ненаступившими сроками исполнения и т.п.

5. В соответствии с пунктом 2 статьи 421 ГК РФ стороны вправе заключить договор, не предусмотренный законом и иными правовыми актами (непоименованный договор).

При оценке судом того, является ли договор непоименованным, принимается во внимание не его название, а предмет договора, действительное содержание прав и обязанностей сторон, распределение рисков и т.д.

В таких случаях судам следует учитывать, что к непоименованным договорам при отсутствии в них признаков смешанного договора (пункт 3 статьи 421 ГК РФ) правила об отдельных видах договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами, не применяются.

Однако нормы об отдельных видах договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами, могут быть применены к непоименованному договору по аналогии закона в случае сходства отношений и отсутствия их прямого урегулирования соглашением сторон (пункт 1 статьи 6 ГК РФ). Применение к непоименованным договорам по аналогии закона императивных норм об отдельных поименованных видах договоров возможно в исключительных случаях, когда исходя из целей законодательного регулирования ограничение свободы договора необходимо для защиты охраняемых законом интересов слабой стороны договора, третьих лиц, публичных интересов или недопущения грубого нарушения баланса интересов сторон. При этом суд должен указать на то, какие соответствующие интересы защищаются применением императивной нормы по аналогии закона.

6. Судам надлежит иметь в виду, что согласно пункту 2 статьи 422 ГК РФ закон, принятый после заключения договора и устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, распространяет свое действие на отношения сторон по такому договору лишь в случае, когда в законе прямо установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров. В силу пункта 2 статьи 4 ГК РФ это правило применяется как к императивным, так и к диспозитивным нормам.

7. Для определения условий договоров стороны могут воспользоваться примерными условиями (стандартной документацией), разработанными, в том числе, саморегулируемыми и иными некоммерческими организациями участников рынка для договоров соответствующего вида и опубликованными в печати (статья 427 ГК РФ). При этом, стороны могут своим соглашением предусмотреть применение таких примерных условий (стандартной документации) к их отношениям по договору как в полном объеме, так и частично, в том числе по своему усмотрению изменить положения стандартной документации или договориться о неприменении отдельных ее положений.

Если при заключении договора стороны пришли к соглашению, что его отдельные условия определяются путем отсылки к примерным условиям (статья 427 ГК РФ), судам следует учитывать, что при внесении в эти примерные условия изменений последние распространяют свое действие на возникающие из договора отношения лишь в случае, когда это прямо предусмотрено сторонами либо в самом договоре, либо в последующем соглашении.

В силу пункта 5 статьи 421 и пункта 2 статьи 427 ГК РФ в случаях, когда в договоре не содержится отсылка к примерным условиям, а условие договора не определено сторонами или диспозитивной нормой, такие примерные условия применяются к отношениям сторон в качестве обычаев, если они отвечают требованиям, установленным статьей 5 ГК РФ.

8. В случаях, когда будет доказано, что сторона злоупотребляет своим правом, вытекающим из условия договора, отличного от диспозитивной нормы или исключающего ее применение, либо злоупотребляет своим правом, основанным на императивной норме, суд с учетом характера и последствий допущенного злоупотребления отказывает этой стороне в защите принадлежащего ей права полностью или частично либо применяет иные меры, предусмотренные законом (пункт 2 статьи 10 ГК РФ).

При этом возможны ситуации, когда злоупотребление правом допущено обеими сторонами договора, недобросовестно воспользовавшимися свободой определений договорных условий в нарушение охраняемых законом интересов третьих лиц или публичных интересов.

9. При рассмотрении споров, возникающих из договоров, включая те, исполнение которых связано с осуществлением всеми его сторонами предпринимательской деятельности, судам следует принимать во внимание следующее.

В тех случаях, когда будет установлено, что при заключении договора, проект которого был предложен одной из сторон и содержал в себе условия, являющиеся явно обременительными для ее контрагента и существенным образом нарушающие баланс интересов сторон (несправедливые договорные условия), а контрагент был поставлен в положение, затрудняющее согласование иного содержания отдельных условий договора (то есть оказался слабой стороной договора), суд вправе применить к такому договору положения пункта 2 статьи 428 ГК РФ о договорах присоединения, изменив или расторгнув соответствующий договор по требованию такого контрагента.

В то же время, поскольку согласно пункту 4 статьи 1 ГК РФ никто не вправе извлекать преимущество из своего недобросовестного поведения, слабая сторона договора вправе заявить о недопустимости применения несправедливых договорных условий на основании статьи 10 ГК РФ или о ничтожности таких условий по статье 169 ГК РФ.

В частности, при рассмотрении спора о взыскании убытков, причиненных нарушением договора, суд может с учетом конкретных обстоятельств заключения договора и его условий не применить условие договора об ограничении ответственности должника-предпринимателя только случаями умышленного нарушения договора с его стороны или условие о том, что он не отвечает за неисполнение обязательства вследствие нарушений, допущенных его контрагентами по иным договорам. Также, с учетом конкретных обстоятельств заключения договора и его условий в целом может быть признано несправедливым и не применено судом условие об обязанности слабой стороны договора, осуществляющей свое право на односторонний отказ от договора, уплатить за это денежную сумму, которая явно несоразмерна потерям другой стороны от досрочного прекращения договора.

10. При рассмотрении споров о защите от несправедливых договорных условий суд должен оценивать спорные условия в совокупности со всеми условиями договора и с учетом всех обстоятельств дела. Так, в частности, суд определяет фактическое соотношение переговорных возможностей сторон и выясняет, было ли присоединение к предложенным условиям вынужденным, а также учитывает уровень профессионализма сторон в соответствующей сфере, конкуренцию на соответствующем рынке, наличие у присоединившейся стороны реальной возможности вести переговоры или заключить аналогичный договор с третьими лицами на иных условиях и т.д.

Вместе с тем, при оценке того, являются ли условия договора явно обременительными и нарушают ли существенным образом баланс интересов сторон, судам следует иметь в виду, что сторона вправе в обоснование своих возражений, в частности, представлять доказательства того, что данный договор, содержащий условия, создающие для нее существенные преимущества, был заключен на этих условиях в связи с наличием другого договора (договоров), где содержатся условия, создающие, наоборот, существенные преимущества для другой стороны (хотя бы это и не было прямо упомянуто ни в одном из этих договоров), поэтому нарушение баланса интересов сторон на самом деле отсутствует.

11. При разрешении споров, возникающих из договоров, в случае неясности условий договора и невозможности установить действительную общую волю сторон с учетом цели договора, в том числе исходя из текста договора, предшествующих заключению договора переговоров, переписки сторон, практики, установившейся во взаимных отношениях сторон, обычаев, а также последующего поведения сторон договора (статья 431 ГК РФ), толкование судом условий договора должно осуществляться в пользу контрагента стороны, которая подготовила проект договора либо предложила формулировку соответствующего условия.

Пока не доказано иное, предполагается, что такой стороной было лицо, являющееся профессионалом в соответствующей сфере, требующей специальных познаний (например, банк по договору кредита, лизингодатель по договору лизинга, страховщик по договору страхования и т.п.).

Председатель
Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации
А.А. Иванов
И.о. секретаря
Пленума Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации
А.Г. Першутов

Статья 16. Возмещение убытков, причиненных государственными органами и органами местного самоуправления

Убытки, причиненные гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием.

Комментарий к статье 16 Гражданского Кодекса РФ

1. Правовой основой нормы, включенной в комментируемую статью, служит ст. 53 Конституции, предусматривающая право гражданина на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностными лицами. В свою очередь, ст. 16 детализирована в ст. 1069 и 1071 ГК.

Статья 16 устанавливает виды нарушений, являющихся основанием возникновения права на возмещение убытков субъектами государства, несущими ответственность за причиненный вред, а также финансовые источники возмещения убытков. Статья 1071 ГК определяет органы и лиц, к которым предъявляются требования о возмещении убытков и которые выступают от имени государства и его субъектов при возмещении убытков (вреда). Согласно этой норме в случае, когда вред подлежит возмещению за счет казны, от имени казны выступают соответствующие финансовые органы.

2. В комментируемой статье употребляется термин «убытки». Статьи 1069 и 1071 ГК помещены в гл. 59 ГК «Обязательства вследствие причинения вреда». Понятие «вред» более широкое, чем «убытки». Статья 15 ГК относит к убыткам реальный ущерб (расходы) и упущенную выгоду. Возмещаются они, как правило, в денежном выражении. Вред же может быть причинен личности (чести и достоинству) или имуществу гражданина либо имуществу и (или) деловой репутации юридического лица. Вред возможно возместить в натуре путем предоставления вещи того же рода и качества, исправления повреждений, опровержения сведений, порочащих деловую репутацию, и т.д., путем компенсации гражданину морального вреда, а также путем возмещения убытков гражданину или юридическому лицу. Комментируемая статья устанавливает в качестве способа защиты нарушенных прав только возмещение убытков.

3. В качестве основания возмещения убытков в статье названы незаконные действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления или их должностных лиц, незаконные акты, т.е. изданные с нарушением закона или иных правовых актов, а также явно выраженный отказ принять акт.

Бездействием является неисполнение в установленные сроки и порядке обязанностей, возложенных на соответствующий орган (непринятие акта, несовершение действий). Разновидность бездействия — уклонение, упоминаемое в ст. 51 ГК и иных нормах (см. коммент. к ст. 8).

В комментируемой статье названы действия только должностных лиц, а не любых работников государственных органов и муниципальных образований.

В ряде законов конкретизированы акты и действия, совершение которых может служить основанием возмещения убытков. Например, ст. 20 Закона о естественных монополиях устанавливает, что подлежат возмещению по требованию субъекта естественной монополии или иного хозяйствующего субъекта убытки, причиненные в результате принятия решения, нарушающего этот Закон, в т.ч. при определении (установлении) цен (тарифов) без достаточного экономического обоснования.

4. Принципиальным является вопрос о том, кто несет ответственность, т.е. кто возмещает убытки. В комментируемой статье наряду с Российской Федерацией названы субъекты Российской Федерации и муниципальные органы.

В ст. 1069 ГК установлено, что вред, причиненный незаконными действиями, включая издание незаконного акта, возмещает соответствующая казна, т.е. казна Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования.

Из этой нормы вытекает, что: во-первых, убытки возмещаются на одном из трех уровней за счет соответствующей казны; во-вторых, к органам государства или к муниципальным образованиям требования о возмещении убытков предъявляться не должны, т.к. за них отвечает казна; в-третьих, те же требования и по тем же мотивам не могут предъявляться к должностным лицам.

В некоторые законы включены нормы, устанавливающие обязанность соответствующего органа возмещать убытки. В других законах имеется указание о возмещении убытков в порядке, предусмотренном гражданским законодательством. Независимо от того, как решен вопрос в том или ином законе (ином нормативном правовом акте), должно применяться общее правило, установленное ст. 1069 ГК, — возмещение убытков казной.

5. Единый режим ответственности за причиненные в сфере управления убытки, установленный ст. 1069 и 1071 ГК, позволяет ответить не только на вопрос, за счет каких средств возмещаются убытки, но и на вопрос о том, к кому предъявляются требования. Статья 1071 ГК устанавливает, что от имени казны выступают соответствующие финансовые органы. Отсюда вытекает, что в случае предъявления в суд иска о возмещении убытков, причиненных в сфере управления, ответчиком выступает соответствующий финансовый орган.

Такой иск предъявляет лицо, права которого нарушены, либо в суд общей юрисдикции, либо в арбитражный суд согласно установленной ГПК и АПК подведомственности.

Взысканию убытков судом должна предшествовать оценка законности действий и изданных правовых актов, причинивших убытки. Из этого следует, что хотя требования о возмещении убытков, причиненных в сфере управления, являются гражданско-правовыми, они одновременно вытекают из административных отношений, поэтому не могут быть переданы на рассмотрение третейского суда.

Иск о возмещении убытков, причиненных в сфере управления, затрагивает публичные интересы, следовательно, на основании ст. 42 ГПК, ст. 53 АПК он также может быть заявлен в арбитражный суд государственными или муниципальными органами, наделенными законом полномочиями по предъявлению исков в защиту публичных интересов.

В случаях, предусмотренных ст. 52 АПК и ст. 45 ГПК, соответствующее требование может быть заявлено прокурором. В предусмотренных законом случаях с такими требованиями в суд общей юрисдикции могут обратиться органы государственной власти и органы местного самоуправления в защиту интересов других лиц (ст. 46 ГПК).

Согласно Постановлению Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 6/8 ответчиком по делу о возмещении убытков, причиненных в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления и их должностных лиц, признается Российская Федерация, ее субъекты или муниципальные образования в лице соответствующего финансового или иного уполномоченного органа. Если же требование предъявлено гражданином или юридическим лицом непосредственно к государственному органу либо органу местного самоуправления, допустившим нарушение их прав, суд не должен отказывать в принятии заявления, а также возвращать его без рассмотрения. В этом случае суд привлекает в качестве надлежащего ответчика финансовый или иной уполномоченный орган.

Следует полагать, что государственные или муниципальные органы, действиями которых в сфере управления причинены убытки, могут принимать участие в процессе по заявлению о возмещении убытков в качестве третьего лица без самостоятельных требований на предмет спора.

В п. 12 Постановления содержится также указание о том, что при удовлетворении требования взыскание должно производиться за счет средств соответствующего бюджета (казны), а при отсутствии денежных средств — за счет иного имущества соответствующей казны.

6. Требования о возмещении гражданам, юридическим лицам и индивидуальным предпринимателям убытков, причиненных государственным органом или органом местного самоуправления, являются гражданско-правовыми, хотя их основанием служат действия (бездействие) в сфере управления. В связи с этим при определении состава убытков, условий привлечения к ответственности, сроков исковой давности подлежат применению ст. 15, 1069, 1071 и иные статьи ГК.

Убытки подлежат возмещению при наличии вины и доказанности их размера, причинной связи между убытками и незаконными действиями (бездействием) в сфере управления, в т.ч. незаконными актами причинителя вреда. Граждане могут одновременно с требованием об убытках предъявлять требования о возмещении морального вреда или использовать иные средства защиты гражданских прав, а юридические лица — требования о защите деловой репутации.

7. В отдельных законах определены основания возмещения убытков, причиненных гражданам или юридическим лицам в результате незаконных действий государственных органов и органов местного самоуправления.

Так, в соответствии с п. 6 ст. 6 ТК государство за счет казны Российской Федерации возмещает убытки, причиненные лицам вследствие несвоевременного принятия, введения в действие и опубликования нормативных правовых актов, принятие которых предусмотрено ТК, а также вследствие недостоверности информации, представленной таможенным органом.

В соответствии со ст. 20 Закона о естественных монополиях в случаях, если органом регулирования естественных монополий принято решение с нарушением Закона, в т.ч. об определении (установлении) цен (тарифов) без достаточного экономического обоснования, и в результате этого субъекту естественной монополии или иному хозяйственному субъекту причинены убытки, они вправе требовать возмещения этих убытков в порядке, предусмотренном гражданским законодательством, т.е. в порядке, предусмотренном комментируемой статьей.

Другой комментарий к статье 16 ГК РФ

1. Правилом комментируемой статьи установлена специфика ответственности за убытки, возникшие у граждан и юридических лиц в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления и должностных лиц этих органов. Такие убытки подлежат возмещению Российской Федерацией, субъектами РФ или муниципальными образованиями. Следовательно, субъектом имущественной ответственности за ущерб, причиненный незаконными действиями государственных органов, выступает государство в целом, его субъекты, а за действия (бездействие) органов местного самоуправления — муниципальные образования. Компенсация убытков осуществляется за счет бюджета соответствующего уровня. Нормы гражданского законодательства обусловлены Конституцией, закрепившей за гражданами право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государства и их должностных лиц (ст. 53).

2. Основанием для возмещения убытков являются незаконные действия (бездействие) органов государства, местного самоуправления, их должностных лиц.

Круг органов, относящихся к государственным органам и органам местного самоуправления, определен ст. 125 ГК. На уровне Федерации это Федеральное Собрание, Президент, Правительство, федеральные органы исполнительной власти (в частности, министерства, государственные комитеты). На уровне республики — законодательное собрание или иной представительный орган, органы исполнительной власти республики: президент, правительство, республиканские министерства, ведомства. В крае, области, автономной области, автономном округе — законодательное собрание или дума, администрация субъекта РФ, ее комитеты, департаменты, управления. В муниципальных образованиях — городские, сельские, поселковые собрания народных представителей или местные советы, муниципальные органы исполнительной власти (например, районная администрация).

В отдельных законах РФ имеется прямое указание на органы, чьи незаконные действия (бездействие) могут повлечь возмещение убытков, причиненных гражданину или юридическому лицу. Например, согласно Закону о конкуренции ответственными за причиненный ущерб являются антимонопольные органы (в центре и на местах).

В арбитражной практике есть немало дел по оспариванию юридическими лицами законности действий налоговых органов, взыскавших в бесспорном порядке суммы, составляющие, по мнению налоговых органов, не уплаченные этими лицами налоги; имеются также дела о возмещении ущерба, причиненного действиями комитетов по управлению государственным и муниципальным имуществом, и др.

От субъекта материальной ответственности, т.е. лица, за счет средств которого будут возмещаться убытки, следует отличать участников процессуальных отношений в судах по делам о взыскании причиненного ущерба гражданам или юридическим лицам. Ответчиками в таких делах является не Российская Федерация, субъект РФ или муниципальное образование, а соответствующие государственные органы и органы местного самоуправления, незаконными действиями (бездействием) которых причинен ущерб гражданам или юридическим лицам.

Иное процессуальное положение у должностных лиц, незаконными действиями (бездействием) которых причинены убытки.

К сожалению, приходится констатировать некоторое несоответствие между ст. 13 ГК и комментируемой статьей. В ст. 13 не упомянуты должностные лица, издающие незаконные акты. Однако эти должностные лица участвуют в делах, предусмотренных гл. 25 ГПК, в качестве ответной стороны по жалобам граждан на их незаконные действия.

В комментируемой статье должностные лица прямо названы наряду с государственными органами и органами местного управления, действиями (бездействием) которых может быть причинен ущерб гражданам или юридическим лицам. Но ответчиком в суде общей юрисдикции или арбитражном суде по делу о возмещении убытков по этой статье будет не должностное лицо, а тот государственный орган или орган местного самоуправления, в котором данное должностное лицо работает. Должностное лицо, действиями которого причинен ущерб, возмещаемый за счет государственных средств, материально отвечает не перед гражданином или юридическим лицом, а перед соответствующим государственным органом или органом местного самоуправления. Поэтому в делах о возмещении ущерба, вызванного незаконными действиями (бездействием) должностных лиц, последние могут обладать статусом третьего лица без самостоятельных требований на предмет спора на стороне ответчика.

3. Требование о возмещении убытков, возникших в результате незаконных действий (бездействия) государственного органа, органа местного самоуправления или должностных лиц этих органов, может быть заявлено после вступления в законную силу решения суда о признании недействительным акта государственного органа, органа местного самоуправления или должностного лица. Возможно объединение в одном иске требований о признании недействительным акта государственного органа, органа местного самоуправления, а также о возмещении убытков, возникших у граждан или юридических лиц в результате издания подобного акта, и рассмотрение обоих требований в одном производстве. Суд вправе, если посчитает нецелесообразным совместное рассмотрение, разъединить требования и рассмотреть их раздельно (п. 3 ст. 130 АПК).

4. В комментируемой статье названа только одна разновидность незаконных действий (бездействия), в результате которых гражданам или юридическим лицам причинены убытки: издание государственным органом или органом местного самоуправления акта, не соответствующего закону или иному правовому акту. Убытки могут возникнуть в результате многих других незаконных действий (бездействия). Например, из-за незаконного задержания, ареста имущества гражданина, создания препятствий для использования помещения, в котором находится офис юридического лица, непринятия мер по ремонту аварийного здания или эвакуации лиц, находящихся в таком здании, незаконного изъятия имущества юридического лица.

5. Причиненные незаконными действиями государственного органа, органа местного самоуправления гражданину или юридическому лицу убытки подлежат возмещению в объеме, предусмотренном ст. 15 ГК. Они должны быть возмещены в полном объеме, если законом или соглашением сторон не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

6. В комментируемой статье предусмотрен особый случай возмещения убытков, причиненных незаконными действиями в сфере управления. Правило данной статьи распространяется только на государственные органы, органы местного самоуправления и их должностные лица. Убытки, причиненные незаконными действиями негосударственных органов управления, подлежат возмещению в соответствии со ст. 15 ГК.

Новая редакция СТ 16 Закона о Защите Прав Потребителей России:

1. Условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными.

Если в результате исполнения договора, ущемляющего права потребителя, у него возникли убытки, они подлежат возмещению изготовителем (исполнителем, продавцом) в полном объеме.

2. Запрещается обусловливать приобретение одних товаров (работ, услуг) обязательным приобретением иных товаров (работ, услуг). Убытки, причиненные потребителю вследствие нарушения его права на свободный выбор товаров (работ, услуг), возмещаются продавцом (исполнителем) в полном объеме.

Запрещается обусловливать удовлетворение требований потребителей, предъявляемых в течение гарантийного срока, условиями, не связанными с недостатками товаров (работ, услуг).

3. Продавец (исполнитель) не вправе без согласия потребителя выполнять дополнительные работы, услуги за плату. Потребитель вправе отказаться от оплаты таких работ (услуг), а если они оплачены, потребитель вправе потребовать от продавца (исполнителя) возврата уплаченной суммы. Согласие потребителя на выполнение дополнительных работ, услуг за плату оформляется продавцом (исполнителем) в письменной форме, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Комментарий к Статье 16 ЗоЗПП РФ

1. Общие условия и порядок заключения и исполнения гражданско-правовых договоров регулируются гражданским законодательством. Одним из главных принципов договорных отношений является полное равноправие сторон договора.

Однако длительная монополия государства в области торговли и бытовых услуг привела к фактической зависимости потребителя от воли продавца и исполнителя, несмотря на принимаемые «правильные» решения на разных уровнях управления. В связи с этим в Законе на высшем юридическом уровне закрепляются некоторые положения, направленные на защиту интересов потребителя в этой области. Важной гарантией защиты интересов потребителя являются правила, установленные ст. 16 ЗоЗПП РФ.

Появление этой статьи вызвано тем, что обстоятельства заключения договоров, и прежде всего, розничной купли-продажи, не всегда дают возможность потребителю исключить условия, противоречащие законодательству.

Согласно действующему законодательству, договор — это не только письменное, но также и устное соглашение сторон (в данном случае потребителя и продавца (исполнителя) о цене, качестве и других условиях. Этим обстоятельством нередко злоупотребляют недобросовестные продавцы и исполнители для того, чтобы, пользуясь зависимым положением потребителя, навязать ему ненужную продукцию или другие незаконные условия.

Закон говорит о недействительности отдельных условий договора, тем самым признавая возможность одновременной действительности других условий. Возникающий в связи с этим вопрос о юридической судьбе всей сделки должен решаться в соответствии со ст. 180 Гражданского кодекса: недействительность части сделки не влечет за собой недействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части. Следовательно, если можно предположить, что сделка не состоялась бы без включения недействительных ее условий, она признается недействительной в целом.

2. Некоторые права потребителей в сфере торгового и других видов обслуживания, имеющие практическое значение и часто нарушаемые, Закон определяет более конкретно. К таким правам относится право свободного выбора товаров (работ, услуг). Это означает, во-первых, что любой товар, находящийся в магазине, должен быть продан, а любая услуга, относящаяся к профилю исполнителя, — оказана по требованию потребителя. Во-вторых, выбор должен быть действительно свободным, без принуждения прямого или косвенного. Запрещается обусловливать приобретение одних товаров (услуг) обязательным приобретением иных. Убытки, причиненные потребителю нарушением этой нормы, возмещаются торговым предприятием или исполнителем в полном объеме.

Применение изложенных норм на практике может вызвать определенные затруднения. Навязывание ненужных потребителю товаров и услуг обычно происходит путем продажи пресловутых «наборов», куда, наряду с дефицитными, помещаются ненужные, залежалые товары, или использования дорогостоящих необязательных отделочных материалов, фурнитуры, упаковки и т.п. Созданные продавцом, исполнителем незаконные объективные условия нередко вынуждают потребителя соглашаться с ними. При этом не всегда ненужные товары или услуги могут быть отделены от основных. В этих случаях, если обращение с соответствующими требованиями к руководству предприятия не дало результатов, потребитель может прибегнуть к судебной защите, к помощи органов по защите прав потребителей при местной администрации, общественных организаций потребителей.

3. Закон предусматривает, что в случае нарушения права потребителя на свободный выбор товаров (работ, услуг) могут быть взысканы причиненные убытки. В случае навязывания потребителю дополнительных услуг без его согласия он может потребовать возврата уплаченных за такие услуги сумм.

Правилами продажи отдельных видов товаров, утвержденными постановлением Правительства РФ от 19 января 1998 года N 55, предусмотрено, что в случае доставки крупногабаритного товара силами покупателя продавец обязан бесплатно обеспечить погрузку товара на транспортное средство покупателя.

Представляется, что по аналогии с п.6 ст.18 Закона о Защите Прав Потребителей это правило может быть распространено на товары весом более 5 кг. По этим же основаниям в случае неисполнения продавцом обязанностей по погрузке, покупатель вправе осуществить ее за свой счет, а продавец обязан возместить ему понесенные расходы. Например путем предоставления соответствующей скидки с цены.

Топ -10 лучших специалистов в различных областях права

1. Владимир Постанюк

Известный российский адвокат Владимир Постанюк работает преимущественно в сфере уголовного права. Имеет колоссальный профессиональный и жизненный опыт. Карьеру юриста начал в следственных органах МВД, работал судьей, затем занялся адвокатской деятельностью. На счету Владимира Постанюка множество выигранных дел, в том числе «громких». Так, уголовные дела в отношении генерального директора НИИ ОАО «Агроприбор» Ю.М. Юнаева, бывшего министра дорожного хозяйства Ставропольского края В.А. Чиркова были закрыты за отсутствием состава преступления. В настоящее время В.Д. Постанюк защищает находящегося в СИЗО предпринимателя Константина Пономарева. Профессиональное кредо Владимира Постанюка – высокая квалификация, профессионализм, опыт, верность морально-этическим принципам. Помимо адвокатской деятельности В.Д. Постанюк регулярно выступает в СМИ в качестве эксперта-правоведа, занимается научно-исследовательской работой.

2. Татьяна Сарбаева

Татьяна Сарбаева – адвокат г. Москвы, почти 15 лет работает в Московском адвокатском бюро «ЗаконоведЪ». Татьяна Александровна возглавляет одно из самых ответственных и сложных направлений работы Бюро – семейное право. Огромный опыт позволяет ей проводить и выигрывать большое количество процессов, за которые Татьяна имеет множество благодарных отзывов доверителей. Основными принципами оказания адвокатской помощи, наряду с высокими профессиональными стандартами, Татьяна Сарбаева считает умение выслушать человека, установить с ним доверительные отношения и безукоризненное соблюдение адвокатской этики. Только так можно говорить о подлинности успехе в адвокатской деятельности. Татьяна Сарбаева придерживается в своей профессиональной жизни перечисленных принципов, поэтому занимает строки в рейтингах лучших адвокатов России.
3. Георгий Абшилава

Почетный адвокат России Георгий Абшилава – лучший российский специалист по арбитражному процессу. Высокая квалификация и богатейший жизненный и профессиональный опыт позволяют ему выигрывать даже самые сложные дела. За плечами Георгия Валерьяновича – работа в суде, адвокатская практика с 1999 года. Георгий Абшилава – доктор юридических наук, профессор кафедры уголовного права и процесса Ульяновского государственного университета, автор двух монографий и большого количества статей юридической тематики. Адвокат Абшилава всегда стремится найти в деле нарушение прав подзащитного и защитить его законные интересы. За это его и благодарят доверители, уважают коллеги. Кстати, адвокат Абшилава специализируется не только по арбитражу, но и по другим отраслям права. У него можно получить высококвалифицированную юридическую помощь практически по любому делу. Многим людям адвокат Абшилава помог сохранить капиталы, избежать осуждения по уголовным статьям, выйти на свободу, отстоять свои законные интересы.

4. Виталий Ревзин

Адвокат Виталий Ревзин считается одним из лучших отечественных специалистов в сфере гражданского права. Он работает в Коллегии адвокатов «Вашъ Юридический Поверенный», имеет два высших образования – юридическое и экономическое. Последний аспект очень важен, поскольку наличие экономического образования позволяет Виталию Львовичу уверенно браться за самые сложные гражданские дела экономической направленности и успешно их вести в судах различных инстанций. За плечами адвоката – множество выигранных дел по экономическим спорам, в том числе с банковскими и микрофинансовыми организациями, по защите чести, достоинства и деловой репутации и т.д. Виталия Ревзина дважды наградили орденом «Защитнику России» третьей степени и медалью «Профессионал России». Но не регалии, убежден Виталий Львович, а благодарные отзывы доверителей являются подлинной и самой лучшей наградой за многолетнюю адвокатскую деятельность.

5. Софья Рубасская

Известный адвокат Софья Рубасская – специалист по наследственному праву. Получив два высших образования (государственное и муниципальное управление и юриспруденция), Софья Рубасская имеет колоссальный профессиональный опыт. Она начала трудовую деятельность в органах прокуратуры РФ, затем занялась адвокатской практикой. В настоящее время является заместителем председателя коллегии адвокатов города Москвы «Новый Арбат». Специализируясь в самых разных отраслях права, Софья Талибовна не случайно особо выделяет наследственное право. Многие люди сталкиваются с серьезными проблемами при вступлении в наследство или защите своих наследственных прав, и Софья Рубасская всегда готова им помочь, используя свои знания и богатый опыт участия в судебных процессах. Многочисленные благодарные отзывы клиентов свидетельствуют, что Софья Талибовна действительно отлично справляется со своей работой и достойна звания лучшего специалиста года по наследственному праву.

6. Игорь Вышегородцев

Игорь Вышегородцев – известный арбитражный управляющий. Работает в качестве арбитражного управляющего с 1999 года. Награждён Российским союзом СРОАУ медалью «За профессионализм». Состоит в международной ассоциации профессионалов по несостоятельности INSOL International. Является членом Общественного совета при Управлении Федеральной налоговой службы России по Воронежской области. Игорь Вышегородцев имеет огромный опыт работы с проблемными предприятиями, в том числе с активами на сумму в 2,5 миллиарда рублей и количеством кредиторов свыше восьми тысяч человек. Он имеет право проведения процедуры банкротства на стратегических предприятиях страны и может работать в качестве конкурсного управляющего при банкротстве кредитных организаций. Количество завершённых процедур банкротства – более ста. Кроме того, Игорь Алексеевич регулярно выступает в СМИ в качестве эксперта по вопросам банкротства, имеет несколько изданных книг, посвященных различным аспектам процедуры банкротства.

7. Александр Карабанов

Известный российский адвокат, кандидат юридических наук, председатель МКА «Карабанов и партнеры», Александр Карабанов смог сформировать сильнейшую юридическую команду профессионалов, которая работает по самым разным направлениям. При этом одна из важнейших специализаций – налоговое право. В прошлом работник следственных органов МВД, расследовавший экономические преступления, Александр Карабанов за время работы в органах получил бесценный опыт и знание сильных и слабых сторон правоохранительной системы, который очень пригождается в адвокатской практике, при работе именно на успешный результат. За плечами Александра Карабанова – множество выигранных дел. Он представлял интересы бизнесмена Умара Джабраилова, олигарха Сергея Полонского, генерала Следственного комитета РФ Дениса Никандрова, полковника Дмитрия Захарченко, владельца бренда сети ресторанов «Корчма» Юрия Белойвана и многих других известных персон. Кроме того, Александр Карабанов является помощником депутата Госдумы Оксаны Пушкиной, участвует в разработках многих важных законопроектов. В рейтингах российских адвокатов Александр Львович неоднократно занимал топовые места.

8. Варсеник Айрапетян

Адвокат Варсеник Айрапетян работает в сфере защиты прав потребителей, является членом Краснодарской краевой коллегии адвокатов. Настоящий профессионал своего дела, Варсеник Айрапетян берется за самые проблемные и сложные дела и умудряется выигрывать их в судах различных инстанций. За почти двадцать лет адвокатской практики Варсеник Айрапетян защищала интересы обманутых дольщиков, должников по кредитам, владельцев автотранспортных средств, рядовых потребителей. У Варсеник – два высших образования, юридическое и педагогическое, что очень помогает в работе с людьми. Среди важных достижений адвоката Айрапетян – прохождение специального курса обучения в Страсбурге при ЕСПЧ.

9. Илья Рейзер

Илья Рейзер давно вошел в число известнейших российских адвокатов. Он специализируется в целом ряде направлений, одно из которых – корпоративное право. Защищать интересы корпораций, представлять их в суде и органах власти – сложное дело. Но Илья Геннадьевич подходит к своей работе очень обстоятельно, и у него получается выигрывать самые сложные дела, отстаивать интересы своих клиентов в, казалось бы, безвыходных ситуациях. Качественное образование, высокий интеллект и глубокая порядочность позволяют Илье Рейзеру уже не первый год находиться в топе российских адвокатов. Помимо адвокатской работы, Илья Рейзер регулярно выступает в СМИ в качестве эксперта-правоведа, комментируя новинки законодательства и самые громкие дела и политико-правовые события.

10. Полина Бодряшкина

Специалист Полина Бодряшкина работает, прежде всего, в сфере недвижимости. Являясь крупным специалистом в сфере гражданского, земельного и строительного права, она обладает колоссальным опытом защиты прав и законных интересов граждан и организаций по спорным ситуациям с недвижимостью, разделу имущества, урегулированию споров и т.д. Например, Полина Дмитриевна успешно защитила интересы крупной промышленной компании в споре с поставщиком оборудования на сумму более 23 млн рублей. В результате сумма задолженности была снижена практически в пять раз. Другой пример – возврат аванса и взыскание убытков в споре по договору строительного подряда с ценой иска более 80 млн рублей. Полина Бодряшкина занимается также сопровождением проектов по изменению категорий земельных участков, оформлению прав на проблемные объекты недвижимости.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *