Уильям лерак

Биография

Глория Рэйчел Оллред родилась 3 июля 1941 года единственным ребенком в рабочей семье, имевшей дом в Пенсильвании. Окончив среднюю школу, поступила в университет и вышла замуж за сокурсника. Вскоре, в 1961 году у них родилась дочь Лиза. А через некоторое время супруги по-тихому развелись. Мать-одиночка Глория Оллред вернулась к своим родителям и окончила с отличием университет со степенью бакалавра в 1963 году. Приняв позицию Бенджамина Франклина (американского государственного деятеля и ученого), Глория Оллред решила стать учителем и продолжать учиться на магистра в Нью-Йоркском университете.

Глория Оллред фотография

В то же время Оллред стала интересоваться гражданским правом. В 1966 году со степенью магистра она возвращается в Филадельфию и продолжает преподавать в школе, но уже преимущественно детям африканского происхождения. Через некоторое время, в 1968 году, Глория с дочерью и своим вторым мужем, Уильямом Оллредом, переезжает в Лос-Анджелес. После отличной учебы в юридическом университете Лойола в Лос-Анджелесе, штат Калифорния, Глория была допущена в 1975 году к юридической работе в администрации штата Калифорния.

Реклама:

Глория Оллред работала не только адвокатом, но и одновременно — в течение шести лет — преподавателем в средней государственной школе, а также в течение нескольких лет лектором в университете Южной Калифорнии. Глория Оллред была награждена почетной грамотой Университета Права и трижды номинирована на премию ‘Эмми’ за ее комментарии по правовому каналу телевидения Лос-Анджелеса и участие в ток-шоу по радио Америки. Глория Оллред выиграла Президентскую премию от национальной ассоциации женщин адвокатов и президента за добровольное участие во многих юридически спорных ситуациях. Она получала награду из рук президента Рональда Рейгана за свою работу в качестве волонтера, за что проголосовали положительно все ее коллеги, как за ‘лучшего адвоката Америки’.

Глория Оллред фотография

Госпожа Оллред является основателем юридической фирмы ‘Оллред, Мороко и Голдберг’. Ее юридическая фирма работает с различными делами, в частности, с вопросами по дискриминации сексуальных меньшинств и больных СПИДом, сексуальным домогательствам и противоправным действиям. Фирма прославилась и своей работой по защите гражданских прав. В течение 30 лет, Глория Оллред выиграла многочисленные судебные процессы по новаторской правовой защите интересов прав женщин и сексуальных меньшинств.

Активная феминистка, госпожа Оллред в настоящее время действует в качестве председателя фонда WERLDEF по правовой защите женщин. В мае 2001 года за выдающееся выступления в радиопередаче ‘Talk Show Hosts’ она была награждена Памятной наградой Джуди Джарвис от Национальной ассоциации радио. Довольно часто ее высказывания появляются в публикациях журналов и газет: ‘Нью-Йорк таймс’, журналов ‘Таймс’, ‘Дейли Ньюс’, ‘The Wall Street Journal’, ‘Лос-Анджелес таймс’, ‘Джеральд Экзаминер’ и других. Журнал ‘Time Magazine’ называет ее одной из наиболее эффективных защитников нации по семейным правам и феминизму.

Глория Оллред фотография

В 1985 году госпоже Оллред присуждена премия Президента национальной ассоциации женщин-адвокатов. Спустя год она заслуживает благодарности от Совета адвокатов Лос-Анджелеса за достижение исключительных результатов, а Том Бредли – мэр Лос-Анджелеса — лично поблагодарил ее за большой вклад в систему правосудия. В июне 1986 года Президент Рональд Рейган презентует ей звание ‘Руководитель Волонтерских действий’ за выдающееся добровольное развитие новаторской программы амнистии в Калифорнии. В том же году госпожа Оллред была признана ‘лучшим адвокатом’, и стала единственной, кто получил честь быть при государственной службе от национальной ассоциации федеральных следователей. В 1991 году она вновь заслуживает эту честь и вновь объявляется коллегами ‘лучшим адвокатом’ Америки.

В 1998 году журнал ‘Бизнес Лос-Анджелеса’ вносит ее в список ‘пятидесяти самых влиятельных женщин-адвокатов’ Лос-Анджелеса. В 2000 году ежедневный журнал называет ее имя среди ‘ста наиболее влиятельных адвокатов Калифорнии’. Совсем недавно госпожа Оллред была названа журналом ‘Таймс’ ‘Супер Адвокатом’ всего Южного Калифорнийского региона. В 2008 году ее юридическая фирма способствовала узакониванию однополых браков, и Верховный суд Калифорнии вынес постановление в пользу этого предложения.

Глория Оллред фотография

Госпожа Глория Оллред проживает в Лос-Анджелесе, имеет двух внуков, Сару и Сэма. Ее дочь, Лиза Блум, также работает адвокатом и часто появляется в телевизионной правовой телепередаче ‘Судья’.

Лучшие недели

Богат и знаменит
Посетило:996
Украшает мужика борода
Посетило:1064
Маргарита Дуглас
Посетило:1005

Король коллективных исков: как адвокат Уильям Лерак получил состояние в $900 млн

Робин Гуд

Среди проигравших суды клиентам Лерака есть немало компаний из списка Fortune 500: Disney, Citibank, Bank of America, Merrill Lynch, Hewlett-Packard, Apple Computer, Exxon, Time Warner, R.J. Reynolds и ряд других табачных компаний, которые Лерак называет «олигополией смерти». В общей сложности юридическая фирма Milberg Weiss и ее звездный адвокат вернули вкладчикам и акционерам около $45 млрд.

К государственным контролирующим инстанциям этот «Робин Гуд от юриспруденции», как прозвала его пресса, относился с фирменным пренебрежением и считал их слабыми и политически зависимыми, а к оппонентам – с нескрываемой агрессией. Он мог заявить одному из магнатов что-нибудь вроде «я заберу ваш гребаный дом на Мауи (один из Гавайских островов) и бриллианты с пальцев вашей жены» или адвокату стороны ответчика, что «это дело приведет к позорному концу вашей посредственной карьеры». Ходила шутка, что к трем известным рыночным факторам (спрос, предложение и конкуренция) добавился особый «фактор Лерака». Страховщики повышали стоимость своих услуг, ссылаясь на опасность иска, поддержанного Лераком, что неформально называлось Lerach protection (защита от Лерака).

Выстроенная Лераком машина включала 180 юристов и десятки частных детективов, в том числе бывших агентов ФБР и прокуроров, внимательно следивших за поведением крупных компаний. Они опирались на свой опыт и на передовые программные инструменты. Если система замечала резкое падение прибыли и последующее падение стоимости акций какой-нибудь компании, то его фирма начинала искать предыдущие заявления руководителей компании об ожидаемых успехах. Часто оказывалось, что эти заявления не были ни на чем основаны, а если после этих заявлений появлялись признаки инсайдерской торговли, фирма Лерака стремительно находила истцов и подавала в их интересах иски.

«Я заберу ваш гребаный дом на Мауи и бриллианты с пальцев вашей жены».

Напористая тактика Лерака создала ему немало врагов, порой сравнивавших адвоката с мафиозным доном. Это вовсе не смущало самого Лерака, охотно вспоминавшего, что его любимые фильмы – это «Крестный отец» и «Крестный отец 2», а любимая цитата – «<…> один юрист с портфелем может нанести больший ущерб, чем 1000 парней с пушками» (из первой серии «Крестного отца»). Конгрессмены сравнивали его с Аль Капоне, что звучало своего рода комплиментом, а Джон Дуерр, специалист по рисковым инвестициям, который в 1996 году собрал более $40 млн целенаправленно для борьбы с Лераком, звал его «хитрым экономическим террористом».

Сам Лерак говорил, что его боятся не без причины, но это лишь способствует общему благу. Свою фирму он сравнивал с силовым подразделением Комиссии по ценным бумагам и биржам, основным регулятором на американском рынке финансов и ценных бумаг, только более прозорливым, энергичным и эффективным. Статус истцов его совершенно не интересовал – он защищал и самых мелких вкладчиков, причем брал со своих клиентов только заранее согласованную часть выигрыша.

Слово «прозорливый» в отношении Лерака не раз доказало свою точность. Самым известным примером стало выступление Лерака перед Конгрессом США в 1995 году, когда парламентарии проводили Закон о реформе судопроизводства по частным ценным бумагам (Private Securities Litigation Reform Act). Реформа, призванная ограничить frivolous lawsuits (шальные иски), одновременно усложняла расследование корпоративного мошенничества. Лерак, противник реформы, сказал тогда, что «через 10–15 лет вы будете проводить новые слушания о катастрофе на рынке ценных бумаг, которая заставит вас с удовольствием вспоминать кризис долгов и сбережений (S&L crisis)» (речь о разорении почти четверти сберегательных кооперативов в США в 1980–1990 годах). До депрессии 2008–2011 годов, порожденной кризисом долговых бумаг, оставалось 13 лет.

Лерак против Enron

Своей силой Лерак порой откровенно наслаждался. Однажды он заявил собранию топ-менеджеров крупных компаний буквально следующее: «Кого вы на самом деле хотите в качестве регулятора рынка? Чиновников-бюрократов, не зависящих от дисциплины рынка, или таких парней, как я? Пусть я и прогорклое масло, но вы же знаете, что я на вашей стороне бутерброда».

В результате появилось даже новое выражение to be Lerached, которое можно перевести примерно так: «быть отлераченным», то есть оказаться ответчиком у Лерака. На практике это означало оказаться перед необходимостью выдать несколько сотен тысяч документов и представить суду для допроса множество сотрудников своей компании в рамках рассмотрения иска клиентов Лерака на сотню миллионов долларов.

Все чаще руководители компаний приходили к выводу, что дешевле заключить досудебную сделку, хотя это и било по карману, но не так больно, как проигранный иск. В результате из так и не начавшейся битвы Лерак выходил с укрепившейся репутацией победителя (и пополненным счетом). В конечном итоге «фактор Лерака» стал в США просто частью стоимости ведения бизнеса, своего рода легализованным рэкетом. Менеджеры проигравших компаний тем более имели причины ненавидеть Лерака – они теряли огромные выходные пособия, порой переваливавшие за сотню миллионов долларов. Но, с точки зрения адвоката, это было лишь справедливым возмездием.

Вершины славы Лерак достиг в 2001 году, когда сумел выиграть иск у энергетической компании Enron (огромная организация с разветвленной структурой собственности, десятками тысяч сотрудников, шесть лет подряд – самая инновационная компания Америки). Лерак сделал из Enron символ корпоративного мошенничества, с которым он боролся все эти годы. Драматическая демонстрация прессе коробок с разрезанными документами компании стала не только завершающим ударом по разоренной компании, она потрясла Уолл-стрит и поставила в унизительное положение президента страны, потому что глава Enron Кен Лей был одним из магнатов, близких к Бушу-младшему.

Сам «Робин Гуд» не ограничивался моральным удовлетворением, так что многочисленные победы сделали его владельцем домов в Колорадо и на Гавайях, виллы в окрестностях Санта-Фе площадью в 930 кв. м, а позднее – поместья на берегу Тихого океана, площадь которого составляла 1490 кв. м. Сегодня его состояние оценивается в $900 млн.

Государство против Лерака

В конце 1990 годов Стивен Куперман, офтальмолог из Беверли Хиллз, осужденный за мошенничество со страхованием предметов искусства, предложил дать показания против фирмы Milberg Weiss в обмен на снижение срока. Он обещал рассказать о своей роли в исках о защите интересов акционеров, которые подавала фирма. Власти начали расследование. Но в 2004 году Лерак покинул Milberg Weiss, чтобы основать Lerach Coughlin Stoia Geller Rudman & Robbins.

Процесс, моментально ставший одним из самых громких в то время, начался в 2007 году. Обвинения против фирмы и ее партнеров были серьезные – это рэкет, мошенничество с использованием почты (mail fraud), подкуп, препятствование отправлению правосудия и дача заведомо ложных показаний. По мнению обвинения, схема была такой: истцы покупали ценные бумаги, которые, как предполагалось, должны упасть в цене, и становились таким образом законными истцами в рамках группового иска. В результате выигрыша процесса фирма платила истцам откаты. Сама компания проводила эти выплаты как премии за рекомендацию новых клиентов (referral fees) или как гонорары специалистам (professional fees).

18 сентября 2007 года Лерак признал себя виновным в препятствовании отправлению правосудия и даче ложных показаний под присягой. 11 февраля 2008 года он был приговорен к двум годам заключения, двум годам условного заключения, штрафу в размере $250 000 и 1000 часов общественных работ. 12 марта 2009 года он был лишен адвокатской лицензии в штате Калифорния. Через год, 8 марта 2010 года, он вышел на свободу.

После освобождения Лерак занимался преимущественно тем, что защищал свои предыдущие успехи. Выплату денег «ведущим» истцам он считал справедливой платой за многие месяцы жизни под сильнейшим давлением прессы и пристальным вниманием юристов корпорации, с которой они судились. «Согласно нашим представлениям, обычные люди заслуживали юристов столь же сильных, что есть у крупнейших корпораций, и столь же усердно борющихся за их интересы. Это мы стремились делать, как мне кажется, у нас хорошо получалось. Целью этих исков было получить компенсацию для жертв финансового беззакония. Если оставить ложную скромность, то я горжусь своей работой. Со временем эти иски стали своего рода профилактикой, а мне много раз говорили, что благодаря этим «лекциям» крупные менеджеры вели себя немножко лучше».

  • Право.ru

Судебное дело, которое убило «дамское меню»


«Место преступления»: ресторан L’Orangerie закрылся в 2006 году, проработав 29 лет
В середине июля 1980 года Кэтлин Бик решила пригласить своего делового партнёра Ларри Бекера на обед. Вместе они руководили успешным бизнесом, связанным с пиаром и дизайном. Бик выбрала L’Orangerie, ресторан, владельцы которого, Виржини и Жерар Ферри, были парижскими эмигрантами, пожелавшими придать Лос-Анджелесу элегантности, свойственной старой доброй Франции. В ресторане L’Orangerie, который располагался в Западном Голливуде, можно было заказать, помимо прочих закусок, медальоны из телятины, которые подавались с тремя разными горчичными соусами, и рыбу, доставляемую каждое утро из Франции.
Бик и Бекер сели за стол и попросили меню. Бекеру принесли зелёное, а Бик – белое. Без налога медальоны из телятины стоили 26 долларов (или 82 доллара в переводе на современные деньги), однако в меню Бик об этом ничего не говорилось. На самом деле в белом меню цены вообще отсутствовали. Предполагалось, что Бекер, как мужчина, сам оплатит обед, и что Бик, как женщине, не нужно было беспокоиться о таких пустяках, как деньги.
Ей дали «дамское меню» – особенность, которая была характерна для всех первоклассных ресторанов Европы и – в отдельных случаях – США. Сегодня данная практика считается устаревшей, и лишь в некоторых старомодных заведениях имеется специальное меню для клиентов, которые не хотят, чтобы приглашённые ими люди знали, сколько они тратят. Но даже в 1980-х годах эту практику уже стали считать диковинной – по крайней мере, для Бик и Бекера она была совершенно непривычной.

Адвокат Глория Оллред (справа), которая представляла интересы Нормы Маккорви в деле «Роу против Уэйда»
Бик и Бекер отложили свои меню в сторону и ушли, ничего не заказав. Позднее в ресторан от их имени позвонила адвокат Глория Оллред. В своей книге «Бороться и побеждать» Оллред вспоминает, что она спросила владелицу Виржини Ферри о том, почему они придерживаются такой политики. «Она ответила: “Потому что женщина – это женщина, а женщина – это женщина”. Тогда я задала ей следующий вопрос: “Что это значит, что это значит, что это значит?”». По всей видимости, это была «французская манера» общения. Оллред пояснила, что политика ресторана была дискриминационной и нарушала калифорнийский Закон о гражданских правах, однако его владельцы не стали ничего менять.
Оллред уже была на пути к тому, чтобы стать одним из самых известных феминистских адвокатов страны. Она защищала интересы Нормы Маккорви («Джейн Роу») в деле «Роу против Уэйда», представляла 11-летнюю девочку в судебном разбирательстве против «Организации американских бойскаутов» и одержала в конце ХХ века множество важных юридических побед, связанных с правами женщин и сексуальными домогательствами. Незадолго до этого она принимала участие в деле против аптеки, которая продавала игрушки, разделив их на «мальчишеские» и «девчачьи». На пресс-конференции один из её клиентов, маленький мальчик, заявил журналистам, что он испытывал ужасное смущение, когда брал скакалки и обручи в секции для девочек.

Если Оллред подала в суд на аптеку за сексистские игрушки, то что ей стоило обратиться к правосудию из-за сексистского меню?! На этот раз Оллред углядела политику, которая, как ей казалось, «очерняла женщин и увековечивала негативные стереотипы о них». «С каких это пор ресторан решает, кто должен расплачиваться за еду?» – вопрошала она. Это оскорбляло таких деловых женщин, как Бик, и, вероятно, замужних женщин, которые хотели знать, сколько было потрачено на ужин. «В конце концов, – писала она, – питание было частью общего семейного бюджета».

Нью-йоркское кафе Martin было одним из заведений, где практиковали «дамское меню». Оно выглядело примерно таким образом – но только без цены $1,50.
Заручившись поддержкой Оллред, Бик и Бекер обвинили ресторан в дискриминации. Они обратились в суд с просьбой возместить им убытки на сумму 250 долларов и потребовали положить конец практике двойного меню. Также они призвали штатную Комиссию по алкоголю и напиткам аннулировать лицензию, предоставленную ресторану. Позднее в СМИ Бик заявила, что, столкнувшись с «дамским меню», она почувствовала себя «оскорблённой и униженной».
Поначалу общественность была на стороне ресторана. В августе 1980 года Сьюзан Гиллеспи написало в Los Angeles Times письмо с жалобой на иск и желание Оллред отменить разделение полов и положить конец социальным приличиям, практикуемых в дорогих ресторанах. Эллен Грехан Поттс, которая представилась «феминисткой (и гуманистом)», считала, что Оллред неправильно использовала свои «выдающиеся таланты и влияние, распыляя их на успокоение чувств богатых свиней». Между тем, владельцы L’Orangerie защищали практику как «традицию, созданную в том же духе, что и зажигание сигареты дамы или вставание с места при её появлении в комнате».
Что именно произошло далее, остаётся под большим вопросом. В конце концов, ресторан объявил об изменении своей политики. Владельцы сохранили меню без цен, однако они больше не делали акцент на разделении мужчин и женщин. Похоже, это было связано с судебным разбирательством, хотя Оллред приводит другое объяснение. В рамках пропагандистского трюка Оллред и её клиенты установили стол возле L’Orangerie, накрыли его льняной скатертью, поставили на него тарелки, вазу с розой и положили серебряные приборы.
Не совсем ясно, что хотела сказать этим Оллред, но, по её словам, это событие освещали во всех газетах и телепрограммах. Это спровоцировало сдвиг в общественном мнении и побудило ресторан сдаться. Иск, поданный в Верховный суд округа Лос-Анджелес, был отозван.
Этот спор, казалось, научил Оллред одной важной технике. Пропагандистский трюк со столом оказался эффективным. Джеффри Розен из журнала New Republic назвал Оллред «мастером пресс-конференций». И действительно, спустя шесть месяцев после фурора с меню Оллред снова появилась в газетах – на этот раз в качестве проблемы выступал запрет абортов. Она подошла к сенатору, который поддерживал данную идею, достала пояс верности и вручила ему перед десятками камер и репортёров. «Если такой закон будет принят, то это устройство станет единственным приемлемым средством регулирования рождаемости, – написала она позднее. – Его удивлённое выражение лица было показано по всем новостям в тот вечер».
Дело, связанное с меню, теперь является всего лишь сноской в истории феминизма, и не без причины: «дамское меню» никогда не считалось приемлемым в США. В путеводителе по Нью-Йорку и Нью-Джерси, опубликованном в 1966 году, был сделан особый акцент на том, что в итальянском ресторане Orsini’s было «дамское меню» без цен. Жерар и Виржини, возможно, придерживались французской традиции, однако в чужой монастырь со своим уставом не ходят.
Как бы там ни было, судебный иск помог положить конец «дамскому меню». В 1981 году журнал Cornell Hotel and Restaurant Administration Quarterly предположил, что «рестораны с политикой двойного меню могут потерять своих клиентов – и проиграть в суде». Так, и без того непопулярная практика канула в безызвестность.
Специально для читателей моего блога Muz4in.Net — перевела Rosemarina по статье с сайта atlasobscura.com

Copyright Muz4in.Net Данная новость принадлежит Muz4in.Net, и являются интеллектуальной собственностью блога, охраняется законом об авторском праве и не может быть использована где-либо без активной ссылки на источник. Подробнее читать — «об Авторстве»

Вам понравилась статья? Просто перейди по рекламе после статьи. Там ты найдешь то, что ты искал, а нам бонус…

Почитать ещё:

  • Салоны мороженого, которые обслуживали женщин без сопровождения мужчин
  • История о том, как президент США и его шеф-повар поссорились из-за холодных бобов
  • Пять циничных историй, скрывающихся за популярными продуктами питания
  • Первый автоматизированный продуктовый магазин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *