Уголовный суд

Междунаро́дный уголо́вный су́д (англ. InternationalCriminalCourt, ICC или ICCt; фр. Courpénaleinternationale; сокращённо — МУС) — первый постоянный международный орган уголовной юстиции, в компетенцию которого входит преследование лиц, ответственных за геноцид, военные преступления, преступления против человечности и агрессию. Учреждён на основе Римского статута, принятого в 1998 году. Официально начал свою работу с 1 июля 2002 года. Местопребыванием является Гаага, однако по желанию суда заседания могут проходить в любом другом месте. Международный уголовный суд не следует путать с Международным судом ООН, который также заседает в Гааге, но имеет иную компетенцию. МУС не входит в официальные структуры Организации Объединённых Наций, хотя может возбуждать дела по представлению Совета Безопасности ООН. Государства становятся участниками МУС, а преступления, совершённые их гражданами либо на их территории — подсудными ему, по факту ратификации Римского статута. По состоянию на апрель 2013 года Римский статут ратифицировало 122 государства во всём мире. Из 193 государств-членов ООН ратифицировало только 121 (острова Кука не являются членом ООН), 31 — подписали, но не ратифицировали, а 41 — вовсе не подписали. Российская Федерация подписала Римский статут 13 сентября 2000 года, однако ещё не ратифицировала его и, таким образом, государством-участником Международного уголовного суда не является. При этом Россия сотрудничает с МУС и участвует в его работе в качестве наблюдателя. Государства-участники, ратифицировавшие Римский статут, делятся на следующие региональные группы: Африканские государства; Азиатские государства, в том числе государства в районе Тихого океана; Восточноевропейские государства; государства Латинской Америки и Карибского бассейна; Западная Европа и другие государства.

Структура и состав суда:Организационная структура: Президиум суда образуют его Председатель, первый и второй Вице-председатели. Они избираются абсолютным большинством голосов судей на трёхлетний срок и могут быть переизбраны только один раз. Президиум осуществляет текущее управление делами Суда, координирует деятельность с Прокурором и выполняет иные функции, связанные с работой Суда. Отделения и палаты суда. Структура собственно судебного компонента Международного уголовного суда состоит из Апелляционного отделения, Судебного отделения и Отделения предварительного производства. В свою очередь отделения включают в себя палаты, их количество может быть различным и определяется в зависимости от степени сложности, находящихся в производстве суда дел. Канцелярия Прокурора. Канцелярия Прокурора является независимым органом МУС, которая уполномочена осуществлять уголовное преследование ответственных за преступления лиц и предъявлять им обвинений. Канцелярия возглавляется Главным Прокурором. Секретариат. Секретариат отвечает за несудебные аспекты управления делами и обслуживания Суда. Возглавляется секретарём, который избирается судьями на пятилетний срок.Судьи. Международный уголовный суд состоит из 18 судей, избираемых на 9 лет Ассамблеей государств-участников суда, причём каждая из региональных групп должна быть представлена по крайней мере 2 судьями. В настоящее время (апрель 2013 года) 3 судей представляют Восточную Европу, 3 — Азию, 4 — Африку, 2 — Латинскую Америку, а остальные 5 — Западную Европу и другие государства. Все судьи избираются по двум спискам. Список «А» включает в себя лиц, являющихся признанными специалистами в сфере уголовного права и процесса, а также обладающих необходимым опытом работы в качестве судьи, прокурора либо адвоката в этой сфере. Список «В» состоит из лиц, которые являются авторитетными специалистами в сфере международного права, а именно в области международного гуманитарного права и прав человека, и имеют большой опыт юридической практики. Кандидаты на должность судьи должны получить наибольшее число голосов и большинство в две трети голосов государств- участников, присутствующих и принимающих участие в голосовании. В состав суда не могут одновременно входить два лица, представляющих одно и то же государство. При отборе судей учитываются следующие критерии: представительство основных правовых систем мира; пропорциональное географическое представительство в зависимости от количества государств в региональных группах; равное представительство судей женского и мужского пола. Если срок службы судьи истёк, но при этом в той палате, где он заседал, было начато с его участием судебное рассмотрение конкретного дела, он вправе оставаться в должности судьи до тех пор, пока это дело не будет рассмотрено по существу.

Международное уголовное право — International criminal law

Эта статья о международном уголовном праве и преступлениях против международного права. За преступления , которые имеют действительную или потенциальную силу через национальные границы, см транснациональной преступности .

Международное уголовное право является органом международного публичного права , направленным на запрещение определенных категорий поведения , обычно рассматриваются как серьезные зверства и сделать виновник такого поведения уголовной ответственности за их совершение. Основные преступления по международному праву являются геноцидом , военными преступлениями , преступлениями против человечности и преступление агрессии . В этой статье также рассматриваются преступления против международного права, которое не может быть частью тела международного уголовного права.

«Классическая» международное право регулирует отношения, права и обязанности государств. Уголовное право в целом касается запретов на имя физических лиц, а также штрафные санкции за нарушение тех запрета , введенного отдельными государствами. Международное уголовное право включает в себя элементы как в том , что , хотя его источники являются международным правом, его последствие штрафных санкции в отношении физических лиц.

Международный уголовный суд в Гааге Трибунал Ливан в Лейтсендах, Нидерланды

5.2. Международное уголовное судопроизводство

Уголовное судопроизводство в самом общем виде можно представить как установленный законом порядок возбуждения, расследования, судебного рассмотрения и разрешения уголовных дел. Наряду с термином «уголовное судопроизводство» широкое распространение получил термин «уголовный процесс».

В законодательстве и правовой литературе оба термина употребляются как тождественные. Следует заметить, что в отличие от уголовного процесса в его обычном понимании, глубоко и всесторонне исследованного многими авторами1, проблема уголовного процесса по делам о международных преступлениях (в том числе и военных), относятся к числу наименее разработанных. До настоящего момента отсутствует понятийный аппарат международного уголовного процесса, начиная с самого этого понятия. При определении понятия уголовного судопроизводства следует исходить из общего понятия уголовного судопроизводства. Кроме того, необходимо учитывать тесную взаимосвязь уголовного процесса с уголовным материальным правом. Многие ученые указывают на наличие данной связи2, которая состоит в том что уголовное судопроизводство и уголовное материальное право имеют общую цель — борьбу с преступностью, при этом уголовное право определяет предмет данной деятельности, а уголовный процесс — порядок ее осуществления. Соответственно предмет международного уголовного процесса, разновидностью которого является уголовное судопроизводство, формируется под воздействием международного уголовного права. Однако, следует заметить, что объединение в одной отрасли международного права материальных и процессуальных норм не всегда оценивается как положительное явление. Так, Е.Т. Усенко замечает: «Каждой материальной отрасли национального права, как известно, соответствует процессуальное право, в принципе обособленное, а в науке международного права почему-то считается допустимым смешивать все воедино. Смешайте гражданское право с гражданским процессом — и вы затемните понимание того, что есть само гражданское право. Соответственно смешение в международном праве материальных и процессуальных норм порождает немалые затруднения».3 Данная мысль как бы характеризует идею соединения в международном уголовном праве материальных и процессуальных норм. Заметим, что в национальном праве уголовное материальное и уголовное процессуальное право представляют собой самостоятельные отрасли, что находит отражение и в законодательстве. В странах, по крайней мере континентальной системы права, материальные нормы объединяются в уголовный кодекс. Процессуальные — в уголовно-процессуальный кодекс. В международном праве в настоящее время нет аналогов таких сводов материальных и процессуальных норм, да, очевидно, их и не может существовать в том объеме, в котором они есть во внутригосударственном праве. Тем не менее попытки кодификации норм и принципов, регулирующих вопросы борьбы с международной преступностью, предпринимались и предпринимаются. Определенным шагом в этом направлении следует считать принятие Комиссией международного права ООН проектов Устава Международного уголовного суда и Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества. Однако названия данных документов говорят в пользу разграничения уголовно-материальных и уголовно-процессуальных норм. То обстоятельство, что выработка Устава Международного уголовного суда осуществлялась в рамках работы над Кодексом преступлений против мира и безопасности человечества, не опровергает этого тезиса. Рабочая группа по подготовке проекта Устава, созданная Комиссией международного права и проходившей в 1992 г. 44-й сессии, в своем докладе, в частности, отметила, что Международный уголовный суд мог бы быть учрежден статусом в форме многостороннего договора. При этом государства, становясь участниками данного статуса, могли бы не быть одновременно сторонами Кодекса преступлений против мира и безопаности человечества.4 Тем самым подчеркивается важность процессуального права, регламентирующего работу Международного уголовного суда, и отрицается его прикладной характер по отношению к праву материальному. Международное уголовное право можно представить как формирующуюся специфическую отрасль международного права, которая объединяет совокупность норм и принципов, регулирующих сотрудничество государств в установлении оснований и форм международной уголовной ответственности физических лиц, а в перспективе — и государств. При этом международная уголовная ответственность физических лиц наступает за совершение ими международных преступлений международного характера; вопрос об уголовной ответственности государств ориентирован в будущее и связан с признанием совершения ими международного преступления. Уголовное судопроизводство можно представить в виде регламентированной нормами права деятельности органов международной уголовной юстиции, осуществляющих на международном и национальном уровнях расследование, рассмотрение и разрешение уголовных дел о нарушениях норм права, имеющие своим назначением привлечение виновных лиц к международной уголовной ответственности. Международное уголовное право носит комплексный характер, что находит выражение в сложности, как субъектов, так и объектов регулирования, в сложности материальных норм. Особую роль здесь играют процессуальные нормы: проблема применения принуждения на стадии реализации материальных норм, его организации выдвигает в число первостепенных вопрос о применимости в этой отрасли постулата о согласительной природе международного права и соответственно о существовании особого способа правового регулирования отрасли. Тесная связь международного уголовного права с международным уголовным процессом проявляется и в вопросе об источниках содержания соответствующих правовых норм. Важнейшим источником ответственности за военные преступления является международный договор. Но разделение договорных источников международного уголовного права и международного уголовного процесса не всегда можно провести. В этой связи Ю.А.Решетов замечает, «в то время как некоторые правовые акты содержат только материальные нормы, а другие касаются исключительно вопросов процедуры, в целом их ряде содержатся нормы как материального, так и процессуального права».5 Большинство международных договоров в данной области содержат как материальные, так и процессуальные нормы; при этом последние нередко преобладают. Так, к примеру, Устав Нюрнбергского Международного военного Трибунала, состоящий из семи разделов, лишь во втором разделе (ст.6-9) содержит материальные нормы; другие разделы посвящены вопросам процессуальной деятельности Трибунала, функциям Комитета по расследованию дел и обвинению главных военных преступников, процессуальным гарантиям для подсудимых, организационным моментам.6 Структура Токийского Международного Военного Трибунала в принципе аналогична.7 Устав Международного трибунала для бывшей Югославии, состоящий из 34 статей, только в шести (ст.2-7) содержит материальные нормы, которые квалифицируют преступления, подлежащие юрисдикции Трибунала, и разъясняют принципиальные моменты личной уголовной ответственности начальника за действия подчиненного, исполняющего преступный приказ, а также главы государства (правительства) или ответственного чиновника. Остальные статьи посвященные процессуальным аспектам организации и деятельности Международного трибунала, гарантиям прав участников процесса, а также сотрудничеству и судебной помощи государств по отношению к Трибуналу.8 Важные процессуальные нормы содержат Женевские конвенции о защите жертв войны от 12 августа 1949 г. Каждая из четырех конвенций налагает на государства обязательство разыскивать виновных и привлекать их либо к собственному суду, либо выдавать их в соответствии с принципом: » Aut dedere, aut punire»; для обвиняемых лиц предусматриваются гарантии надлежащей судебной процедуры и право на защиту.9 Данные положения были развиты Дополнительным протоколом I к Женевским конвенциям 1949 г., принятым 8 июля 1977 г. Так, ст. 88 Протокола предусмотрела возможность выдачи виновных лиц, прежде всего государству, на территории которого имело место правонарушение, тем самым, подчеркивая важность взаимодействия между государствами в вопросах судопроизводства по уголовным делам. В п. 4 ст. 75 получили закрепление основные гарантии для лица, признанного виновным «в совершении уголовного правонарушения, связанного с вооруженным конфликтом», касающиеся требований рассмотрения дела, вынесения и исполнения приговора с соблюдением принципов обычного судопроизводства. Идея привлечения к уголовной ответственности военных преступников, получившая реализацию в ходе судебных процессов, состоявшихся после окончании двух мировых войн, не утратила своего значения и сегодня. Участившиеся случаи локальных вооруженных конфликтов и как следствие этого — нарушений норм права, применяемых в них, обусловливают повышенное внимание к данной проблеме со стороны международных организаций, государственных, политических, военных деятелей и юристов. Озабоченность государств состоянием привлечения к уголовной ответственности военных преступников проявляется в стремлении включить соответствующие нормы в свое внутреннее законодательство. Показательным примером может служить Уголовный кодекс Республики Узбекистан, который в разд. II, Глава VIII «Преступления против мира и безопасности человечества» предусматривает ст.152 устанавливающую ответственность за нарушение законов и обычаев войны. Значительное место в институте уголовной ответственности военных преступников отводится процессуальным нормам, посредством которых происходит реализация его положений. Эти нормы регламентируют порядок производства дел о военных преступлениях. В частности, обоюдное понимание значимости перспективы достижения справедливого судебного решения должно быть поддержано на адекватном уровне, чтобы было возможно провести все стадии судопроизводства на надлежащем уровне. Общим критерием поведения судебной коллегии, безусловно, должен выступать принцип добросовестности, разумность и последовательность в его международно-правовой позиции. При этом движущим мотивом должно быть стремление обеспечить нормальный ход судебного разбирательства. Думается, что соблюдение конкретных условий расследования в международном судопроизводстве будет проявлять себя не только в применении соответствующей уголовной санкции за предполагаемое преступление, но и способствует защиту прав обвиняемого на началах принципа справедливости. Цель международного уголовного судопроизводства состоит в прекращении противоправных действий национальных судебных органов, носящих ущерб субъективным правам, как жертвы преступления, так и лица, обвиняемого в совершении конкретного преступления, посредством осуществления справедливого судопроизводства компетентным Международным трибуналом. Суд правомочен перед тем, как принять дело к производству, тщательно оценить и удостовериться имеет ли данное притязание достаточное фактическое или правовое обоснование. Если суд удостоверится, что обвинение ставит своей целью не достижение справедливости и законности, а мотивирован недобросовестными намерениями обвинителя, и направлен на то, чтобы ввести суд в заблуждение, то обвинение в естественном порядке будет отклонен и обвинителю будет отказано в открытии судопроизводства. Такая позиция суда вполне правильна, потому что он руководствуется в своих действиях задачами обеспечения своего нормального функционирования и ставит цель обеспечить законность в международном судопроизводстве. В рамках достижения указанных задач и целей вполне юридически и морально оправдана позиция суда, когда он при оценке того, насколько данное обвинение имеет достаточное фактическое и правовое обоснование, проявляет определенную жесткость при анализе мотивов и в целом содержания обвинительного акта. Юридическая обоснованность мотивов обвинения вписывается в общие рамки задач и целей международного уголовного судопроизводства и совпадает с заинтересованностью суда в обеспечении целесообразности судебного процесса. Проявляя твердость в отношении соблюдения тех процессуальных обязанностей, которые имеют существенное значение для нормального хода разбирательства дела, суд вместе с тем должен проявлять гибкость в элементах формального порядка. Этим он стремится показать свою принципиальную позицию по отношению к добросовестному исполнению обвинителем своих процессуальных обязанностей как инициатора возбуждения дела. Несоблюдение обвинителем на должном уровне процедур, имеющих существенное значение для прохождения в нормальном порядке разбирательства, будет расцениваться не иначе как нарушение принципа добросовестности и, соответственно, как злоупотребление правом на обращение в суд.10 Более того, суд не должен проявить себя органом, которому присущ крайний формализм в установлении требований, подлежащих выполнению обвинителем. Косвенный характер национального права в области борьбы с международным преступлениями в принципе очевиден. Наличие национального закона, устанавливающего порядок привлечения за его совершение к ответственности, не является обязательным. Уместно сослаться на ст.2 проекта Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества, принятого во втором чтении Комиссией международного права ООН, текст которой гласит: «Квалификация какого-либо действия или бездействия в качестве преступления против мира и безопасности человечества не зависит от внутригосударственного права. Тот факт, что какое-либо действие или бездействие наказуемо или ненаказуемо в соответствии с внутригосударственным правом, не затрагивает эту квалификацию».11 Отсюда «Наказание военных преступников — это не внутригосударственная, а международная проблема, так как военные преступники совершают преступления против мира, военные преступления и преступления против человечества, ответственность за которые предусмотрена ст.6 Устава Международного военного Трибунала. Ни одно государство не может национальным актом изменить (или тем более отменить) международно-правовую норму «.12 С другой стороны, не следует умалять значения норм национального права, устанавливающих основания и порядок уголовной ответственности за международные преступления. Как показывает практика, большинство дел о военных преступлениях рассматривались национальными судами, которые при осуществлении правосудия и первую очередь руководствовались уголовными и уголовно — процессуальными законами своего государства. Национальный закон в ряде случаев обеспечивает осуществление принципов и норм международного права на территории государства, международно-правовой акт в свою очередь, возлагает на государства соответствующие обязательства. Так, к примеру, принципы международного сотрудничества в отношении обнаружения, ареста, выдачи и наказания лиц, виновных в преступлениях против человечества, принятые Генеральной Ассамблей ООН 3 декабря 1973г., предусматривают обязательства: государства должны сотрудничать друг с другом и принимать с этой целью необходимые внутренние и международные меры (принцип 3); государства не должны принимать законодательные или иные меры, которые противоречили бы взятым ими на себя международным обязательствам ( принцип 8). 4 Док. ООН А/46/10, п. 99 и Приложение к нему. 5 Решетов Ю.А. Борьба с международными преступлениями против мира и безопасности. М., 1983, с.169. 6 См.: Нюрнбергский процесс. Т.1. М., 1987, С. 146-153. 7 См.: Николаев А.Н. Суд в Токио. М., 1990, С. 32. 8 См.: Российский ежегодник международного права. М., 1994, с. 243252. 9 См. соответственно: ст. 49 I Конвенции, ст. 50 II Конвенции, ст. 129 III Конвенции, ст. 146 IV Конвенции 1949г. 10 См.: Каламкарян Р. Поведение сторон на стадии открытия международного судебного производства. -Государство и право, 1997, № 3, с. 103. 11 Док. ООН Doc. A/49/10, с.126. 12 См.: Арцибасов И.Н. За пределами законности. М., 1986, С. 230

Международный уголовный процесс — это сфера сотрудничества государств и международных организаций по созданию и функционированию международных уголовных судебных учреждений. В настоящее время, международный уголовный процесс выделяется из международного уголовного права, как материальной отрасли международного права и охватывает не только собственно судопроизводственные, но и судоустройственные процедуры.
Для начала рекомендуется ознакомиться с обзорной статьей «МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВОСУДИЕ В ПРОШЛОМ И НАСТОЯЩЕМ» — http://www.hrights.ru/text/b23/Chapter4%201.htm

Международные трибуналы (уголовные судебные учреждения) — международные органы, создаваемые для суда над физическими лицами и государствами по обвинению в совершении международных преступлений, составная часть механизма международного уголовного правосудия (см.: http://www.icrc.org/web/rus/siterus0.nsf/htmlall/section_ihl_international_criminal_jurisdiction).

В различное время были созданы следующие международные трибуналы:

а) Международный военный трибунал в Нюрнберге, действовавший на основе Устава международного военного трибунала 1945 г.;

б) международный военный трибунал для Дальнего Востока ‑ на основании Устава, утвержденного главнокомандующими союзных держав в Японии 1946 г.;

в) международный трибунал для судебного преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории бывшей Югославии с 1991 г., в Гааге ‑ на основании Устава, принятого Советом Безопасности ООН в 1993 г. и г) Международный уголовный трибунал для судебного преследования лиц, ответственных за геноцид и другие серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории Руанды, и граждан Руанды, ответственных за геноцид и другие подобные нарушения, совершенные на территории соседних государств в период с 1 января 1994 г. по 31 декабря 1994 г., — на основании Устава, принятого в 1995 г. Советом Безопасности ООН;

г) Международный уголовный суд.

Источниками права, решающими вопросы уголовного судопроизводства в международных трибуналах, кроме их Уставов, являются: Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г., Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., Международный пакт о гражданских и политических правах от 19 декабря 1966 г., Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него от 9 декабря 1948 г.; Конвенция о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества от 26 ноября 1968 г. и др.

При осуществлении правосудия трибунал обязан соблюдать все права и свободы граждан, гарантированные им международным правом прав человека и международным гуманитарным правом.

Вся процедура трибуналов состоит, как правило, из трех фаз: предварительное следствие и изучение дела; выдвижение обвинений; судебный процесс.

Предварительное следствие и изучение дела поручаются обвинителю, которому надлежит провести расследование и высказаться о целесообразности уголовного преследования.

Обвинитель действует независимо в качестве отдельного органа Международного трибунала.

Лицо, в отношении которого утверждено обвинительное заключение, в соответствии с приказом или ордером на арест Международного трибунала заключается под стражу, незамедлительно информируется о предъявляемых ему обвинениях и направляется в место нахождения Международного трибунала. В соответствии с Уставами современных судов, обвиняемый имеет право при рассмотрении уголовного обвинения, предъявляемого ему, на справедливое и публичное разбирательство дела.

Решение выносится большинством судей Судебной камеры и объявляется Судебной камерой публично. Тюремное заключение отбывается в государстве, определенном Международным трибуналом на основе перечня государств, которые заявили Совету Безопасности о своей готовности принять осужденных лиц. Такое тюремное заключение отбывается в соответствии с применимым законодательством соответствующего государства, при надзоре со стороны Международного трибунала.

Наиболее известными примерами международных уголовных судебных учреждений являются:
Международный Военный Трибунал для справедливого и быстрого суда и наказания главных военных преступников европейских стран оси (Нюрбергский трибунал)
Международный военный трибунал по Дальнему Востоку
Международный трибунал для судебного преследования лиц, ответственных за серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории бывшей Югославии с 1991 года (МТ по бывшей Югославии),
Международный уголовный трибунал для судебного преследования лиц, ответственных за геноцид и другие серьезные нарушения международного гуманитарного права, совершенные на территории Руанды, и граждан Руанды, ответственных за геноцид и другие подобные нарушения, совершенные на территории соседних государств, в период с 1 января по 31 декабря 1994 года (МУТ по Руанде)
Международный уголовный суд
Специальный Суд по Сьерра-Леоне

Судебный процесс над двумя лицами, обвиняемыми в установке взрывного устройства на борту самолета авиакомпании «Пан Ам», рейс 103 (дело о взрыве над Локерби)

Судебный процесс ТАЛААТА-ПАШИ — http://armenianhouse.org/wegner/docs-ru/trial/contents.html
Так называемый «Процесс Талаата-паши», который состоялся 2 и 3 июня 1921 года в Берлине, по делу армянского студента Согомона Тейлиряна (в судебных актах — Саломон Тейлирян), относится к крупным историческим политическим процессам, так как он вышел далеко за рамки выявления обстоятельств смертельного выстрела армянина в бывшего министра внутренних дел Турции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *