Удержание ГК

1. Кредитор, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником, вправе в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещению кредитору связанных с нею издержек и других убытков удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено.

Удержанием вещи могут обеспечиваться также требования хотя и не связанные с оплатой вещи или возмещением издержек на нее и других убытков, но возникшие из обязательства, стороны которого действуют как предприниматели.

2. Кредитор может удерживать находящуюся у него вещь, несмотря на то, что после того, как эта вещь поступила во владение кредитора, права на нее приобретены третьим лицом.

3. Правила настоящей статьи применяются, если договором не предусмотрено иное.

Комментарий к Ст. 359 ГК РФ

1. Институт удержания имущества должника является новым для нашего законодательства. Некогда в уставах банков встречались нормы, предусматривавшие право соответствующего кредитного учреждения удерживать имущество должника, не исполняющего обязательство. Однако советское законодательство не знало ни общегражданских норм о праве удержания, ни общих для всех кредитных учреждений правил об удержании имущества должника .

———————————
Агарков М.М. Основы банковского права: Курс лекций. Учение о ценных бумагах. 2-е изд. М.: БЕК, 1994. С. 117 — 118.

Ныне право удержания обеспечивает обязательство заказчика по договору подряда уплатить подрядчику причитающуюся ему сумму (ст. 712 ГК), доверителя — уплатить поверенному, действующему в качестве коммерческого представителя по договору поручения (п. 3 ст. 972 ГК), комитента — выплатить сумму требований комиссионера по договору комиссии (п. 2 ст. 996 ГК), грузовладельца — оплатить платежи по перевозке перевозчику (п. 4 ст. 790 ГК). Важен, однако, не перечень отдельных случаев удержания, упомянутых в части второй Гражданского кодекса РФ. Строго говоря, можно было бы и не указывать на соответствующие права подрядчика, перевозчика и т.д. Право удержания возникает при наличии предусмотренных комментируемой статьей оснований независимо от того, существуют ли на этот счет какие-либо указания в законодательстве применительно к тому или иному виду гражданско-правовых обязательств.

2. Право удержания характеризуется следующими чертами:

а) производностью. Оно может возникнуть постольку, поскольку существует обязательство и данное обязательство должником не исполняется;

б) неделимостью предмета удержания. Кредитор вправе удерживать всю вещь целиком (все имущество, подлежащее передаче). Однако, учитывая, что удержание имущества есть право (а не обязанность) кредитора, вполне допустима передача части вещей должнику или указанному им лицу с удержанием другой части имущества;

в) незаменимостью предмета удержания. Право удержания в соответствующих случаях распространяется на имущество, находящееся у кредитора (а не передаваемое ему с целью обеспечения исполнения обязательства).

Кроме того, право кредитора удерживать вещь должника характеризуется правом следования: во-первых, кредитор сохраняет право удержания вещи, несмотря на то что после того, как эта вещь поступила во владение кредитора, права на нее приобретены третьим лицом (п. 2 комментируемой статьи); во-вторых, при переходе права требования к другому лицу новый кредитор одновременно получает и право удержания (ст. 384 ГК).

Кредитор, удерживающий вещь должника, имеет право на возмещение расходов по хранению данной вещи (ст. 15 ГК).

Правами пользования и распоряжения удерживаемой вещью кредитор не обладает.

Кредитор, удерживающий вещь, в случае нарушения права удержания вправе истребовать вещь из чужого незаконного владения, а также потребовать защиты права удержания от нарушений, не связанных с лишением владения (ст. 305 ГК).

3. Основаниями возникновения права удержания являются следующие юридические факты:

а) неисполнение должником в срок обязательства по оплате вещи;

б) неисполнение должником в срок обязательства по возмещению кредитору связанных с данной вещью издержек и других убытков;

в) неисполнение обязательства в иных случаях, если его стороны действуют как предприниматели.

При наличии указанных юридических фактов право удержания имущества должника возникает непосредственно из закона (в отличие от большинства других способов обеспечения исполнения обязательств, возникающих на основании договора).

Право удержания возникает при том непременном условии, что вещь находится во владении кредитора, ибо невозможно удерживать то, чего нет. Причем кредитор должен быть законным владельцем. В содержание права удержания не входят полномочия по истребованию (изъятию) вещи у должника (имущества должника у третьих лиц) с целью обеспечения исполнения обязательства.

4. Право удержания выполняет обеспечительную функцию прежде всего посредством стимулирования должника к надлежащему исполнению своих обязанностей. Для того чтобы получить вещь, должник обязан совершить действие, составляющее содержание обязательства. Стимулирующий эффект удержания находится в прямой зависимости от того, насколько необходима данная вещь должнику. Существенное значение имеют ее имущественная или неимущественная ценность для должника, потребность в ней в процессе производства и т.д. Стимулирующее значение удержания подчеркнуто в законе: удерживать вещь можно до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено (абз. 1 п. 1 комментируемой статьи).

В том случае, если удержание не оказало стимулирующего воздействия на должника, требования кредитора удовлетворяются из ее стоимости (ст. 360 ГК). Обращение взыскания на удерживаемую вещь призвано компенсировать убытки кредитора. Таким образом, можно говорить и о компенсационной функции права удержания.

5. Предметом удержания может быть только вещь — вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, им указанному. При этом не имеет значения, является ли должник собственником данной вещи, обладателем права хозяйственного ведения и т.п., или его право требовать передачи базируется на иных основаниях. Удерживаться может как вещь, которая находилась у кредитора на момент нарушения обязательства должником, так и вещь, попавшая в законное владение кредитора впоследствии. Никаких ограничений права удержания в зависимости от вида вещей, находящихся у кредитора, закон не содержит. Плоды, продукция и доходы удерживаемой вещи также включаются в предмет удержания.

Спорным является вопрос о возможности удержания денег. Как представляется, по общему правилу деньги не могут быть предметом удержания; этот вывод следует из абз. 1 п. 1 комментируемой статьи. Но могут быть исключения (абз. 2 п. 1 комментируемой статьи). Требования, возникающие из обязательства, стороны которого действуют как предприниматели, могут обеспечиваться удержанием вещи, хотя бы эти требования и не были связаны с оплатой вещи или с возмещением издержек на нее и других убытков. Таким образом, обязанность передать вещь (в том числе деньги) и требование (право) лица, обладающего этой вещью, в отношениях между предпринимателями вполне могут входить в содержание различных обязательств. Например, субъект предпринимательской деятельности, обязанный уплатить денежные средства по договору купли-продажи с другим таким же субъектом, очевидно, вправе произвести удержание соответствующих денежных сумм в случае просрочки исполнения последним своих обязательств по другому договору.

Закону не противоречит и удержание недвижимых вещей.

6. Срок существования права удержания не ограничен: кредитор вправе удерживать вещь до тех пор, пока должник не исполнит обязательство. В то же время право удержания нельзя рассматривать в качестве бессрочно существующего. По прошествии более или менее длительного времени кредитор обязан либо передать вещь должнику или указанному им лицу, либо удовлетворить свои требования за счет удерживаемого имущества (в обоих случаях право удержания прекращается). К сожалению, законодательство не содержит указаний на случай, когда кредитор, длительное время удерживающий вещь, не предпринимает никаких действий по понуждению должника к исполнению своих обязанностей либо по удовлетворению требования за счет удерживаемого имущества. Юридическая судьба удерживаемого имущества в таких ситуациях не определена. По-видимому, по иску должника вещь может быть истребована от кредитора, но должник обязан будет исполнить обязательство, обеспечиваемое удержанием, либо по встречному требованию кредитора будет обращено взыскание на удерживаемую вещь. Если же ничего подобного не происходит, то по истечении срока исковой давности владение вещью лишено правового основания и в то же время ее нельзя истребовать. Возникновение права собственности на данную вещь в силу приобретательной давности вряд ли возможно, поскольку это допускается при условии владения ею как своей собственной (п. 1 ст. 234 ГК), а право на удержание вещи есть право на чужую вещь. Однако в связи с отсутствием норм, регламентирующих соответствующие отношения, целесообразно применение аналогии закона и признание права собственности кредитора на данную вещь в силу приобретательной давности.

7. Говоря о значении права удержания, следует обратить внимание на следующие обстоятельства. Как отмечалось, правом удержания может обеспечиваться широкий круг обязательств. Реализация права удержания осуществляется посредством собственных действий кредитора, не требует какого-либо согласования, специальной процедуры и пр. Для применения удержания в качестве средства, стимулирующего должника к исполнению своих обязанностей, не требуется обширных юридических познаний. Удержание стимулирует должника к исполнению своих обязательств весьма эффективно — удовлетворение интересов должника находится в прямой зависимости от исполнения им своих обязанностей. Наконец, кредитор психологически склонен при наличии на то фактической возможности использовать против неисправного должника такую меру, как удержание его имущества. Кроме того, удержание обеспечивает защиту интересов кредитора в случае, если должник окажется неплатежеспособным.

Отмеченные обстоятельства свидетельствуют о доступности рассматриваемого способа обеспечения исполнения обязательства, его демократичности, высокой степени эффективности и в конечном счете об универсальном характере удержания.

8. Удержание имущества должника является обеспечительной мерой, причем мерой, обеспечивающей исполнение обязанностей, входящих в содержание именно обязательственных отношений (а не любых юридических отношений). В силу того что данная обеспечительная мера не отвечала признакам способов обеспечения обязательств (см. п. 2 комментария к ст. 329 ГК), она не включалась в систему таких способов. Удержание признавалось одной из мер оперативного воздействия . Стало ли оно сегодня (с введением удержания в перечень, содержащийся в ст. 329 ГК) отвечать признакам способов обеспечения обязательств? Нет, конечно. Удержание по-прежнему остается мерой оперативного воздействия. Характерно, что В.С. Ем, представляя в учебнике гражданского права дополненный и переработанный вариант главы, написанной профессором В.П. Грибановым задолго до принятия нового Гражданского кодекса, относит удержание к мерам оперативного воздействия, связанным с обеспечением встречного удовлетворения .

———————————
См., например: Советское гражданское право: Учебник. М.: Юрид. лит., 1979. Т. 1. С. 275 (автор главы — В.П. Грибанов).

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник «Гражданское право: В 4 т. Том 1: Общая часть» (под ред. Е.А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации — Волтерс Клувер, 2008 (издание третье, переработанное и дополненное).

См.: Гражданское право: Учебник: В 4 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2007. Т. 1: Общая часть. С. 571 — 572.

Возврат имущества

Как составить исковое заявление на возврат имущества?

Для того, чтобы вернуть имущество из незаконного владения по суду, необходимо составить исковое заявление. Иск о возврате имущества должен содержать наименование имущества, на каком основании оно Вам принадлежит, необходимо указать каким образом оно выбыло из Вашего владения. Также следует указать размер доходов, полученных ответчиком за время пользования спорным имуществом. К составлению искового заявления необходимо отнестись чрезвычайно серьезно, поскольку от этого зависит дальнейшая судьба Вашего имущества. В таких случаях не следует экономить на профессиональной юридической помощи. Только опытный специалист, знающий тонкости законодательства, регулирующего указанные правоотношения, может результативно помочь Вам в сложившейся ситуации. Юристы компании «ЮК ТРИУМФ» являются высококвалифицированными специалистами, имеющими опыт решения дел об истребовании имущества. Наши юристы составят исковое заявление грамотно и профессионально. В иске будет убедительно изложена Ваша правовая позиция, обоснованы предъявляемые Вами требования, а также приведены убедительные доказательства в поддержку Ваших доводов. С нашей помощью Вы добьетесь принятия судом решения в Вашу пользу.

Возврат арендованного имущества

Отдельно стоит рассмотреть вопрос возврата арендованного имущества. В случае, если арендатор не вернул арендованное имущество арендатору в срок, предусмотренный договором, такой возврат имущества будет считаться просроченным, за что налагаются штрафные санкции. Если срок возврата имущества пропущен, арендатор должен заплатить неустойку, указанную в договоре за каждый день просрочки, а также возместить убытки, причиненные невозвратом имущества в срок. Если арендатор отказывается передавать арендованное имущество законному владельцу, возврат арендованного имущества осуществляется в судебном порядке.

Для чего следует обратиться к юристу по вопросу возврата имущества?

Если у вас возникла необходимость защитить свое право на имущество, а именно вернуть имущество из чужого незаконного владения, Вам необходимо обратиться за помощью к юристу. На консультации юриста по возврату имущества будет оценена сложившаяся ситуация с правовой точки зрения, а также будут взвешены ваши реальные шансы на возврат имущества. Юристы компании «ЮК ТРИУМФ» разъяснят действующее законодательство по Вашей проблеме, выработают стратегию Вашего дальнейшего поведения. Необходимо будет уточнить ряд моментов: является ли ответчик добросовестным приобретателем, каким образом имущество выбыло из Вашего владения, имеются ли свидетели и т. п. В зависимости от конкретных обстоятельств проблема может быть решена различными способами. Только наши опытные юристы подскажут Вам, какие действия следует предпринять для достижения желаемого результата. Кроме консультационной помощи, специалисты нашей фирмы готовы оказать Вам практическую помощь. Мы составим для Вас грамотное исковое заявление и подадим его в суд по месту нахождения спорного имущества. Также мы представим Ваши интересы в ходе судебного разбирательства. Наши юристы изложат суду Вашу позицию убедительно и аргументированно, преподнесут ситуацию наиболее выигрышной стороной. Залогом нашего успеха является тщательная подготовка иска к судебному разбирательству, а также выработка максимально эффективной линии защиты.

С нашей помощью Вы добьетесь победы в суде.

Мы проконтролируем исполнение судебного решения, в случае необходимости возбудим исполнительное производство.

Мы решим Вашу проблему быстро и качественно.

§ 7. Удержание

  1. Понятие права удержания вещи

Согласно п. 1 ст. 359 ГК кредитор, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику либо указанному должником лицу, в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещению кредитору связанных с ней издержек и других убытков вправе удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено.

Удержанием вещи могут обеспечиваться также требования, хотя и не связанные с оплатой вещи, возмещением издержек на нее и других убытков, но возникшие из обязательства, стороны которого действуют как предприниматели.

Право удержания вещи применяется ретентором (лицом, удерживающим вещь) к нарушителю его прав самостоятельно, без обращения за защитой права к компетентным государственным органам. Это дает основания для отнесения права удержания к разновидности мер оперативного воздействия, а именно к мерам оперативного воздействия, связанным с обеспечением встречного удовлетворения.

Право удержания относится к числу правоохранительных мер обеспечительного характера, предусмотренных непосредственно законом, который и определяет содержание этого права и основания его применения. Использовать или не использовать право удержания при наличии основания для этого, решает ретентор. Воля ретентора также проявляется в действиях по осуществлению права удержания вещи. Поэтому такое действие представляет собой одностороннюю сделку, в результате которой у ретентора и должника возникают и изменяются определенные субъективные права

и обязанности.

Предметом права удержания может быть только вещь, которая является собственностью должника (или принадлежит ему на ином титуле), т.е. чужая для кредитора вещь. Объектом удержания не может быть собственная вещь ретентора, подлежащая передаче должнику (например, вещь, принадлежащая продавцу, в случае просрочки платежа, допущенной покупателем вещи), поскольку абсурдно само предположение, что собственник вещи должен получить удовлетворение своих денежных требований за счет стоимости своей вещи. Поэтому «удержание» собственной вещи может рассматриваться исключительно как предусмотренная п. 2 ст. 328 ГК форма приостановления исполнения обязательства или отказа от его исполнения.

Не исключено удержание недвижимой вещи (например, арендованного здания), причем право ее удержания возникает независимо от его государственной регистрации. Предметом права удержания могут служить как индивидуально определенные вещи, так и вещи, обладающие родовыми признаками (например, при хранении с обезличением вещей). В качестве разновидности вещей такими объектами могут также служить иностранная валюта и документарные ценные бумаги. Иные объекты гражданских прав, в частности имущественные права, информация, результаты интеллектуальной деятельности, не могут становиться объектом удержания.

Сроки существования и начала осуществления права удержания законом не определены. Кредитор вправе начать осуществление этого права в любое время после возникновения его основания – неоплаты вещи, отсутствия возмещения издержек и иных убытков, связанных с вещью, неудовлетворения иного денежного требования, вытекающего из обязательства, в котором должник и кредитор действовали как предприниматели. Удержание правомерно и возможно, пока сохраняет силу обеспечиваемое им право требования (ср. п. 3 ст. 425 ГК). При наступлении срока исполнения права требования, обеспеченного удержанием, кредитор вправе обратить взыскание на удерживаемую вещь по правилам о залоге и удовлетворить свои требования за счет ее стоимости.

  1. Виды права удержания вещи

Функции права удержания состоят в обеспечении и стимулировании надлежащего исполнения должником соответствующего денежного обязательства, а также в компенсации денежных требований кредитора (ретентора) из стоимости удерживаемой вещи в объеме и порядке, предусмотренных для удовлетворения требований, обеспеченных залогом (ст. 360 ГК). Требования, которые могут обеспечиваться правом удержания, всегда носят денежный характер.

Право удержания сохраняется при переходе права на удерживаемую вещь к третьим лицам. В соответствии с п. 2 ст. 359 ГК кредитор может удерживать находящуюся у него вещь, даже если после поступления этой вещи во владение кредитора права на нее приобретены третьим лицом. Данное право отвечает и некоторым другим (хотя и не всем) признакам вещных прав.

По содержанию функций право удержания можно разделить на общегражданское, используемое для обеспечения исполнения обязательств, субъектами которых могут быть как предприниматели, так и лица, не являющиеся таковыми (абз. 1 п. l ст. 359 ГК), и предпринимательское, применяемое с целью обеспечения исполнения обязательств, обе стороны которых действуют как предприниматели (абз. 2 п. 1 ст. 359 ГК).

Общегражданское удержание может иметь место тогда, когда кредитор вправе удерживать вещь должника в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате именно этой вещи или по возмещению кредитору издержек и других убытков, непосредственно связанных с ней. Например, автомобиль, попавший в аварию, эвакуируется в автосервис и там ремонтируется. Однако гражданин – собственник автомобиля не оплачивает расходы по эвакуации автомобиля, стоимость запчастей и ремонта, согласованные в договоре. В таком случае автосервис может удерживать автомобиль, так как его требования связаны именно с этой вещью. Но если гражданин – собственник автомобиля возместит расходы автосервиса и оплатит работы по ремонту автомобиля, то автосервис не вправе удерживать отремонтированный автомобиль, ссылаясь на то, что собственник автомобиля не исполняет перед ним свои обязательства по оплате ремонта другого автомобиля, также принадлежащего этому гражданину.

Основанием возникновения предпринимательского права удержания является неисполнение должником требований, не связанных с оплатой вещи или возмещением издержек на нее и других убытков, но возникших из обязательства, стороны которого действуют как предприниматели (абз. 2 п. 1 ст. 359 ГК).

Так, между сторонами был заключен договор аренды, во исполнение которого арендодатель (ответчик) передал истцу в аренду нежилое помещение (цех вентиляции и пневмотранспорта) сроком на пять лет. В данном помещении арендатор разместил оборудование, принадлежащее ему на праве собственности. По окончании срока аренды арендатор не освободил помещение от своего оборудования, чем нарушил требование ст. 622 ГК. Впоследствии он попытался вывезти свое имущество, однако арендодатель чинил ему препятствия и удерживал оборудование, указывая, что делает это в связи с неисполнением арендатором обязательства по внесению арендной платы и вернет имущество после погашения долга в полном объеме. Суд признал доводы арендатора о неправомерности удержания его оборудования ответчиком несостоятельными и констатировал, что спорное оборудование оказалось во владении арендодателя по воле самого арендатора при отсутствии со стороны арендодателя каких-либо неправомерных деяний, что допускает его удержание по правилам п. 1 ст. 359 ГК.

Аналогичное удержание имеет место и в ситуации, когда строительная организация – подрядчик в результате неправильных действий экипажа по эксплуатации экскаватора при рытье котлована причинила своему заказчику – инвестиционной компании вред, повредив ее теплосети. В этом случае инвестиционная компания вправе удерживать экскаватор до полного возмещения подрядчиком вреда, причиненного его экипажем, поскольку и подрядчик, и заказчик действовали как предприниматели, реализуя обязательства из договора подряда на капитальное строительство, заключенного в предпринимательских целях.

Приведенные положения об основаниях и о порядке реализации общегражданского и предпринимательского удержания носят диспозитивный характер, ибо применяются постольку, поскольку иное не установлено договором (п. 3 ст. 359 ГК). Своим соглашением должник и кредитор могут расширить или сузить круг оснований для применения права удержания, оговорить конкретные права и обязанности сторон, возникающие в связи с удержанием, описать иные виды требований, которые могут обеспечиваться удержанием, и т.п. Стороны в договоре могут вообще исключить возможность применения кредитором права удержания. Вместе с тем в ряде случаев закон прямо предусматривает применение права удержания: при реализации обязательств, вытекающих из договоров подряда (ст. 712 ГК), перевозки (ст. 790 ГК), поручения (п. 3 ст. 972 ГК), комиссии (п. 2 ст. 996 ГК), постройки и ремонта морского судна (п. 1 ст. 373 КТМ).

В рамках права на удержание вещи ретентору принадлежат два правомочия. Во-первых, удерживая вещь, ретентор является ее титульным владельцем, а потому может совершать фактические действия по обеспечению сохранности предмета удержания (самозащита – ст. 14 ГК), а также предъявлять иски по защите прав владельца, не являющегося собственником (ст. 305 ГК). Во-вторых, ретентор обладает правом на получение удовлетворения своих требований из стоимости удерживаемой вещи в объеме и порядке, предусмотренных для удовлетворения требований, обеспеченных залогом (ст. 360 ГК).

  1. Права и обязанности ретентора и должника

Основной обязанностью ретентора является необходимость принятия для сохранения удерживаемой вещи мер, соответствующих обычаям делового оборота. В случае порчи вещи или ухудшения ее качества ретентор несет гражданско-правовую ответственность.

Когда имеет место общегражданское удержание, ответственность ретентора наступает только при наличии его вины, а если удержание носит предпринимательский характер, – независимо от вины. Если ретентор неправомерно использует удерживаемую вещь, то он должен возместить собственнику или иному титульному владельцу удерживаемой вещи причиненные этим убытки, а также выплатить возникшее в связи с этим неосновательное обогащение.

Правило ст. 360 ГК об удовлетворении требований ретентора из стоимости удерживаемой вещи в объеме и порядке, предусмотренных для удовлетворения обеспеченных залогом требований, не означает трансформации права удержания в залоговое право. В этом случае законодатель вместо определения особого порядка обращения взыскания на предмет удержания использовал известный порядок обращения взыскания на заложенное имущество. Право удержания вещи отличается от права залога. Залогом обеспечиваются требования кредитора, строго определенные в договоре залога или указанные в законе. Требование, которое обеспечивается правом удержания, становится очевидным только после нарушения, допущенного должником. Залог обеспечивает требования кредитора до наступления основания для обращения взыскания на заложенное имущество, т.е. до момента нарушения должником обеспеченного залогом обязательства. Право удержания обеспечивает требования кредитора уже после нарушения должником обеспечиваемого обязательства, т.е. после возникновения основания для обращения взыскания на удерживаемую вещь.

См. п. 14 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11 января 2002 г. № 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой» // Вестник ВАС РФ. 2002. № 3.

СОГЛАШЕНИЕ ОБ УДЕРЖАНИИ КАК СПОСОБ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ГРАЖДАНСКО — ПРАВОВЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ

ГРАЖДАНСКО — ПРАВОВЫХ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ
А.В. ШИЧАНИН, О.Д. ГРИВКОВ
А.В. Шичанин, кандидат юридических наук.
О.Д. Гривков.
Удержание — один из способов обеспечения обязательств, прямо поименованных в ГК РФ, что подразумевает наличие норм законодательства, регулирующих этот гражданско — правовой институт. На этом основании считается, что удержание непосредственно возникает из закона, но ст. 359 и 360 ГК описывают только основание и сам принцип удержания (по сути эти статьи содержат законодательный минимум для описания данного вида обеспечения обязательств). Поэтому возникает ощущение, что этих норм явно недостаточно для качественного регулирования правоотношений сторон по поводу удержания.
Однако норма п. 3 ст. 349 позволяет предусмотреть в соглашении некоторые условия удержания, отличные от предусмотренных ГК РФ. Очевидно, что диспозитивность данной нормы имеет пределы и сторонам позволено отклоняться от законодательной конструкции лишь до известных пределов.
Думается, что для полной обоснованности удержания соглашение сторон необходимо: ведь субъект удержания, т.е. заинтересованное лицо, — кредитор. Существует ли для сторон основного обязательства необходимость заключать соглашение об удержании? Полагаем, ответ должен быть положительным. Проанализируем аргументы в пользу этого утверждения.
Необходимость учесть как можно больше условий, характерных для того или иного конкретного случая их правоотношений.
Логика здесь простая: если законодатель разрешил в договоре изменять правила, обозначенные в ст. 359 ГК, почему бы сторонам этим не воспользоваться, ведь не случайно одним из принципов гражданского законодательства является свобода договора, а нормы общей части Кодекса существуют лишь постольку, поскольку необходим некий минимум законодательного регулирования. Мотивы сторон, которые хотят изменить правила об удержании, предусмотренные законом, могут быть различными.
Во-первых, в определенных случаях сторонам необходимо заключить соглашение, чтобы расширить тот набор условий, которые имеются в ГК и регулируют институт удержания. Заметим, удержание, возникающее на основании закона, невыгодно отличается от сходного вида обеспечения обязательств — залога, возникающего на основании закона, — уж слишком лаконично в ГК описано удержание. На институт удержания (в отличие от залога, возникающего на основании закона) распространяются не все нормы о залоге, а только их часть. Статья 360 ГК предписывает применять только положения статей 348, 349 и 350 ГК, регулирующих порядок удовлетворения требований, обеспеченных залогом. Но помимо регулирования основания возникновения удержания (п. 1 и 2 ст. 359) и порядка удовлетворения требований кредитора как конечной стадии и цели любого вида обеспечения гражданско — правовых обязательств (ст. 360) есть необходимость в более подробном описании правоотношений сторон на стадии исполнения обязательств (от возникновения удержания до обращения взыскания на предмет удержания). Этот период может быть достаточно продолжительным, чтобы возникла потребность в определении конкретных условий владения предметом удержания. Так, законодатель не предусмотрел условий, которые содержатся в нормах о залоге и не менее важны для сторон при удержании:
возможность получения кредитором суммы страхового возмещения в случае гибели или повреждения заложенной вещи (ст. 334 ГК). Аналогичное условие совсем не помешало бы кредитору и при удержании, поскольку в соответствии со ст. 360 требования кредитора удовлетворяются из стоимости вещи, но не указана возможность получения удовлетворения за счет суммы страхового возмещения;
обязанности залогодержателя по содержанию и сохранности заложенного имущества (ст. 343). Аналогичное условие просто необходимо должнику, поскольку режим владения вещью при удержании во многом схож с режимом заклада вещи, но в отличие от условий заклада порядок содержания, хранения вещи при удержании законодательно не урегулирован.
Отсюда вытекает, что заключение соглашения сторон, конкретизирующего взаимоотношения, есть способ допустимого и целесообразного нивелирования различия между подробным регулированием института залога и схематичным регулированием института удержания. Очевидно, что распространение на удержание части норм ГК, регулирующих залог помимо ст. ст. 348, 349 и 350, не будет означать отождествления этих двух способов обеспечения, но поможет более детально предусмотреть обязательства сторон. Кроме того, в пользу заключения соглашения об удержании может свидетельствовать потребность в расширении круга видов основного обязательства, обеспечиваемого удержанием. Если исходить из буквального толкования ст. 359, то для всех субъектов гражданского оборота удержанием могут обеспечиваться обязательства покупателя, возникающие из договора купли — продажи, мены, подряда и обязательства должника по возмещению издержек и убытков, непосредственно связанных с удерживаемой вещью (хранение, страхование вещи и т.п.).
Во-вторых, у сторон правоотношения может возникнуть необходимость исключить те или иные условия, которые содержатся в п. 1 и 2 ст. 359 ГК. Например, нередко должники заинтересованы в исключении условий о компенсации убытков или их части (упущенной выгоды), подобную договоренность можно отразить только в соглашении сторон по поводу удержания.
Необходимость включить в круг предметов удержания иные объекты, кроме индивидуально — определенных движимых вещей.
Как считают многие авторы, в отличие от залога круг предметов удержания значительно сужен. Так, М.И. Брагинский, В.В. Витрянский полагают, что «действующий ГК говорит о возможности удержания вещи (п. 1 ст. 359). Это означает, что предметом удержания ни при каких условиях не могут быть признаны имущественные права». Авторы исключают из круга вещей, могущих быть предметами удержания, недвижимое имущество, деньги и прочие вещи, определяемые родовыми признаками, и делают вывод: «…предметом права удержания может быть определенное движимое имущество за исключением денег» .
———————————
М.И. Брагинский, В.В. Витрянский. Договорное право: Общие положения. М.: Издательство «Статут», 1998. С. 448 — 449.
Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — М.: Издательство «Статут», 2001 (издание 3-е, стереотипное).Полагаем, что упомянутые авторы произвольно и необоснованно исключают из круга предметов удержания названные ими объекты гражданских прав, тем самым искусственно ограничивая возможности участников гражданского оборота и свободу договоров. Хотя имущественные права и не приравнены к вещам, а согласно ст. 128 ГК являются иным имуществом, они все же могут быть предметом удержания, так как:
— пункт 3 ст. 359 ГК позволяет сторонам устанавливать правила, отличные от правил п. п. 1 и 2 той же статьи, и ничто не мешает сторонам предусмотреть возможность удержания имущественных прав, включая безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги и т.п.;
— статья 336 устанавливает, что имущественные права могут быть предметом залога, и, как следствие, на них распространяется применяемый к институту удержания порядок обращения взыскания и реализации предмета залога (ст. ст. 349 и 350). К имущественным правам полностью применимы нормы ст. 359 (при наличии соглашения сторон по поводу удержания) и ст. 360 (обычный порядок, общий для залога и удержания).
Аргументация процитированных авторов относительно исключения вещей, определенных родовыми признаками, из числа предметов удержания, представляется неубедительной. Разве вещи, определенные родовыми признаками, не могут находится у кредитора? Разве они перестают быть собственностью должника только от того, что определены родовыми признаками? Каким образом принцип заменимости вещи влияет на правомерность удержания?
Если исходить из принципа заменимости, то из круга удержания можно было бы исключить едва ли не все вещи — ведь подавляющее большинство индивидуально — определенных вещей (серийного производства) можно заменить аналогичными. Что касается недвижимого имущества, то также вызывает сомнение абсолютное исключение недвижимого имущества из круга предметов удержания. Так, в ст. 373 Кодекса торгового мореплавания РФ предусмотрено право удержания морского судна, которое, как известно, является недвижимым имуществом. Между тем в соответствии с нормой названной статьи для обеспечения требований, возникающих в связи с постройкой судна, его ремонтом (в частности, реконструкцией) судостроительная и судоремонтная организации имеют право удержания такого судна в период, когда оно находится в их владении.
Следовательно, поскольку существует хотя бы одна норма закона, предусматривающая удержание недвижимого имущества, отсутствуют принципиальные основания для исключения недвижимого имущества из ряда предметов удержания. Кроме того, в соответствии со ст. 4 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» установлено, что наряду с государственной регистрацией вещных прав на недвижимое имущество подлежат такой регистрации ограничения (обременения) прав на него, в том числе сервитут, ипотека, доверительное управление, аренда. Анализируя эту норму, можно прийти к выводу: упоминаемые в ней виды ограничений (обременений) прав на недвижимое имущество, в отличие от перечисленных вещных прав, не образуют закрытого перечня (использование слов «в том числе» означает конкретизацию, а не закрытый перечень). Далее, ст. 17 того же Закона предусматривает в качестве основания для государственной регистрации обременений (ограничений) договоры и другие сделки в отношении недвижимого имущества, совершенные в соответствии с действующим законодательством. И наконец, в ст. 6 предусмотрена регистрация прав на недвижимое имущество, но можно ведь зарегистрировать удержание как сделку с недвижимым имуществом. Следовательно, если стороны заключат соглашение об удержании, включив в него все необходимые условия в соответствии с действующим законодательством, у органа государственной регистрации, на наш взгляд, не должно быть основания для отказа в регистрации подобной сделки. Конечно, было бы намного лучше, если б законодатель прямо предусмотрел право удержания недвижимого имущества как обязательственное право, подлежащее государственной регистрации, чтобы на практике не возникало никаких коллизий. Пока же непонятно, как орган государственной регистрации будет вести себя в каждом конкретном случае, ведь в его задачи не входит оценка правоотношений.
Следует упомянуть и о другой ситуации, когда необходимы законодательные новации, — об удовлетворении требований кредитора, обеспечиваемых удержанием, в случае банкротства должника. Поскольку удержание — инструмент, который позволяет дать кредитору право первоочередного удовлетворения по сравнению с другими кредиторами (что сродни залогу), вполне адекватным представляется распространение на удержание норм о кредиторах третьей очереди (как при залоге). Пока таких оговорок непосредственно в законодательстве о банкротстве нет. Статья 64 ГК и ст. 106 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривают, что в третью очередь удовлетворяются требования кредиторов, обеспеченные залогом имущества должника. Упоминание о применении третьей очереди при удовлетворении требований кредитора, обеспеченных удержанием, содержится только в п. 2 ст. 996 ГК РФ в отношении вещей, являющихся предметом комиссии. В этой норме предусмотрено, что в случае объявления комитента несостоятельным (банкротом) право комиссионера удерживать вещи, являющиеся предметом комиссии в обеспечение своих требований, прекращается, а его требования к комитенту в пределах стоимости вещей, которые он удерживал, удовлетворяются в соответствии со ст. 360 ГК наравне с требованиями, обеспеченными залогом. Возникает вопрос: можно ли распространить эту норму по аналогии и на ситуации, когда удержание обеспечивает другие виды основных обязательств? В силу специфичности законодательства о банкротстве однозначного ответа нет. В то же время ст. 360 устанавливает правила об аналогичности применения порядка удовлетворения требований, обеспечиваемых удержанием и залогом. Однако отсутствие в законодательстве о банкротстве прямого упоминания удержания затрудняет применение этой аналогии. Поэтому было бы целесообразно в законодательстве о банкротстве прямо упомянуть удержание наряду с залогом в третьей очереди удовлетворения требований кредиторов. Пока же можно рекомендовать сторонам правоотношения включать в соглашение по поводу удержания пункт о праве кредитора на первоочередное удовлетворение его обязательств за счет стоимости удерживаемой вещи.
Есть и еще один момент, связанный с недостатками законодательного регулирования, — это соотношение залога и удержания, если кредиторы — разные лица. Вот почему в соглашении об удержании сторонам необходимо закрепить условие об обязательстве должника уведомлять других залогодержателей вещи о наличии первоочередного права удержания вещи первоначальным кредитором.
Необходимость придания легитимности бесспорному лишению собственника его вещи при удержании, при соблюдении баланса интересов кредитора и должника.
Не исключено, что при удержании вещи может возникнуть вопрос о соразмерности, бесспорности требований кредитора, о возможных убытках должника. Каким образом соотносится институт удержания с конституционной нормой о том, что никто не может быть лишен своего имущества, иначе как по решению суда? Вообще-то, эта конституционная норма несколько диссонирует с отдельными положениями гражданского и других отраслей законодательства. Взять хотя бы случаи бесспорного взыскания долга, исполнительную надпись нотариуса, бесспорное списание денежных средств не только по судебному решению, но и в других случаях (постановление налоговых органов, судебных приставов — исполнителей, инкассовые операции, удержание денежных средств банком по различным договорам, внесудебное обращение взыскания на предмет залога и т.п.). Во всех перечисленных ситуациях существуют основания для внесудебного изъятия имущества должника и удержание можно поставить с ними в один ряд. Таким образом, по своей юридической природе удержание — разновидность односторонней сделки, действие, которое представляет собой правомерное владение вещью. В принципе, согласие, которое дает должник априори, подписывая соглашение об удержании, можно считать его волеизъявлением. Следовательно, нет и противоречия между удержанием и конституционной нормой. Если удержание возникает из закона, то и вовсе этой проблемы нет, поскольку должник не лишится своего имущества без судебного решения (это прямо вытекает из ст. 349 ГК: в случае когда нет соглашения сторон, возможен только судебный порядок обращения взыскания на предмет залога).
Другое дело, если стороны предусмотрят в соглашении внесудебную

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *