Третейские судьи

Федеральный закон о третейских судьях (состав третейского суда)

Глава III. СОСТАВ ТРЕТЕЙСКОГО СУДА

Статья 8. Требования, предъявляемые к третейскому судье

1. Третейским судьей избирается (назначается) физическое лицо, способное обеспечить беспристрастное разрешение спора, прямо или косвенно не заинтересованное в исходе дела, являющееся независимым от сторон и давшее согласие на исполнение обязанностей третейского судьи.
2. Третейский судья, разрешающий спор единолично, должен иметь высшее юридическое образование. В случае коллегиального разрешения спора высшее юридическое образование должен иметь председатель состава третейского суда.
3. Требования, предъявляемые к квалификации третейского судьи, могут быть согласованы сторонами непосредственно или определены правилами третейского разбирательства.
4. Третейским судьей не может быть физическое лицо, не обладающее полной дееспособностью либо состоящее под опекой или попечительством.
5. Третейским судьей не может быть физическое лицо, имеющее судимость либо привлеченное к уголовной ответственности.
6. Третейским судьей не может быть физическое лицо, полномочия которого в качестве судьи суда общей юрисдикции или арбитражного суда, адвоката, нотариуса, следователя, прокурора или другого работника правоохранительных органов были прекращены в установленном законом порядке за совершение проступков, не совместимых с его профессиональной деятельностью.
7. Третейским судьей не может быть физическое лицо, которое в соответствии с его должностным статусом, определенным федеральным законом, не может быть избрано (назначено) третейским судьей.

Статья 9. Число третейских судей

1. Стороны могут определить число третейских судей, которое должно быть нечетным.
2. Если стороны не договорились об ином, то для разрешения конкретного спора избираются (назначаются) три третейских судьи.
3. Если правилами постоянно действующего третейского суда не определено число третейских судей, то избираются (назначаются) три третейских судьи.

Статья 10. Формирование состава третейского суда

1. Формирование состава третейского суда производится путем избрания (назначения) третейских судей (третейского судьи).
2. В постоянно действующем третейском суде формирование состава третейского суда производится в порядке, установленном правилами постоянно действующего третейского суда.
3. В третейском суде для разрешения конкретного спора формирование состава третейского суда производится в порядке, согласованном сторонами.
4. Если стороны не договорились об ином, то формирование состава третейского суда для разрешения конкретного спора производится в следующем порядке:
1) при формировании состава третейского суда, состоящего из трех третейских судей, каждая сторона избирает одного третейского судью, а два избранных таким образом третейских судьи избирают третьего третейского судью.
Если одна из сторон не избирает третейского судью в течение 15 дней после получения просьбы об этом от другой стороны или два избранных третейских судьи в течение 15 дней после их избрания не избирают третьего третейского судью, то рассмотрение спора в третейском суде прекращается и данный спор может быть передан на разрешение компетентного суда;
2) если спор подлежит разрешению третейским судьей единолично и после обращения одной стороны к другой с предложением об избрании третейского судьи стороны в течение 15 дней не избирают третейского судью, то рассмотрение спора в третейском суде прекращается и данный спор может быть передан на разрешение компетентного суда.

Статья 11. Основания для отвода третейского судьи

Отвод третейскому судье может быть заявлен в случаях несоблюдения требований, предусмотренных статьей 8 настоящего Федерального закона.

Статья 12. Порядок отвода третейского судьи

1. В случае обращения к какому-либо физическому лицу в связи с его возможным избранием (назначением) третейским судьей указанное лицо должно сообщить о наличии обстоятельств, являющихся основаниями для его отвода в соответствии со статьей 11 настоящего Федерального закона.
В случае, если указанные обстоятельства возникли во время третейского разбирательства, третейский судья должен без промедления сообщить об этом сторонам и заявить самоотвод.
2. Сторона может заявить отвод избранному ею третейскому судье в соответствии со статьей 11 настоящего Федерального закона только в случае, если обстоятельства, являющиеся основаниями для отвода, стали известны стороне после избрания ею отводимого третейского судьи.
3. В постоянно действующем третейском суде процедура отвода третейского судьи может быть определена правилами постоянно действующего третейского суда.
4. В третейском суде для разрешения конкретного спора процедура отвода третейского судьи может быть согласована сторонами.
5. Если процедура отвода третейского судьи не согласована сторонами или не определена правилами постоянно действующего третейского суда, то письменное мотивированное заявление об отводе третейского судьи должно быть подано стороной в течение пяти дней после того, как стороне стало известно о том, что состав третейского суда сформирован и есть основания для отвода третейского судьи в соответствии со статьей 11 настоящего Федерального закона.
Если третейский судья, которому заявлен отвод, не берет самоотвод или другая сторона не согласна с отводом третейского судьи, то вопрос об отводе третейского судьи разрешается другими третейскими судьями, входящими в состав третейского суда, в десятидневный срок с момента получения письменного мотивированного заявления стороны. Вопрос об отводе третейского судьи, разрешающего спор единолично, разрешается этим третейским судьей.

Статья 13. Прекращение полномочий третейского судьи

1. Полномочия третейского судьи могут быть прекращены по соглашению сторон, в связи с самоотводом третейского судьи или отводом третейского судьи по основаниям, предусмотренным статьями 11 и 12 настоящего Федерального закона, а также в случае смерти третейского судьи.
2. Полномочия третейского судьи прекращаются после принятия решения по конкретному делу. В случаях, предусмотренных статьями 34 — 36 настоящего Федерального закона, полномочия третейского судьи возобновляются, а затем прекращаются после совершения процессуальных действий, предусмотренных указанными статьями.
3. Основаниями для прекращения полномочий третейского судьи по соглашению сторон, а также для самоотвода третейского судьи являются юридическая или фактическая неспособность третейского судьи участвовать в рассмотрении спора, иные причины, по которым третейский судья не участвует в рассмотрении спора в течение неоправданно длительного срока.

Статья 14. Замена третейского судьи

В случае прекращения полномочий третейского судьи другой третейский судья избирается (назначается) в соответствии с правилами, которые применялись при избрании (назначении) заменяемого третейского судьи.

Требования беспристрастности суда, предъявляемые Европейским судом

Россия занимает 1-е место по общему числу жалоб в ЕСПЧ и 18-е место по числу этих жалоб на душу населения.
По данным на 1 января 2010 года Россия является самым крупным «поставщиком» дел в Страсбургский суд.
Согласно статистике ЕСПЧ, количество дел из России растёт:
1999 год — 971 жалоба,
2000 год — 1322,
2001 год — 2104,
2002 год — 3986,
2003 год — 4728,
2004 год — 5824,
2005 год — 8069,
2006 год — 10132,
2007 год — 9497,
2008 год — 10146,
2009 год — 13666.
По данным на 1 января 2010 года, на рассмотрении в ЕСПЧ находилось 33550 жалоб в отношении России, при общем количестве – 57100.
По словам Анатолия Ковлера (на фото), судьи Европейского суда по правам человека, избранным от Российской Федерации, россияне до сих пор лидируют по обращениям в Страсбургский суд. Растет количество решений, которые принимаются по обращениям российских граждан. По словам Ковлера, согласно данным на 31 октября 2011 г., за все время работы Страсбургского суда было зарегистрировано 153 тысячи жалоб от россиян.
В значительной части жалоб против России заявители ссылаются на нарушение беспристрастности как одного из важных элементов справедливости судебного разбирательства.
Европейский суд по правам человека при рассмотрении конкретных дел указывает, что права человека и гражданина могут быть реально защищены только при объективности суда. Так, в судебном решении от 25 февраля 1997 г. по делу «Финдли против Соединенного Королевства» Суд постановил, для решения вопроса, можно ли считать суд «независимым», следует обратить внимание на способ назначения его членов, сроки пребывания в должности, существование гарантий от внешнего давления и наличие у органа внешних признаков независимости.
В деле Белилос (Belilos) против Швейцарии в решении Европейского Суда по правам человека от 29 апреля 1988 г. (п. 64) указано: «Суд должен также удовлетворять ряду других требований, а именно: независимость от исполнительной власти, беспристрастность, несменяемость».
Часть 1 ст. 6 Конвенции «Право на справедливое судебное разбирательство» изложена следующим образом: «Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях или при предъявлении ему любого уголовного обвинения имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона…».
В практике Европейского суда по правам человека сложились определенные принципы, касающиеся беспристрастности судов. Суд установил, что требование «беспристрастности» имеет два теста.
Во-первых, субъективный тест, в котором необходимо учитывать личное убеждение и поведение конкретного судьи, то есть то, имел ли судья какое-либо личное предвзятое мнение или предубеждение в представленном деле. При этом субъективная проверка должна ответить на вопрос: возможно ли установить, что член суда действительно действовал, имея личную неприязнь к заявителю.
Существует презумпция, что судья беспристрастен, если не будет доказано обратное.
Во-вторых, объективный критерий, когда судья должен быть объективно беспристрастен, то есть гарантированно исключать какие-либо обоснованные сомнения в этом отношении.
Европейский суд также указал, что для веры в независимость и беспристрастность суда важны их внешние признаки, поскольку под вопросом находятся уважение и авторитет, которые суды в демократическом обществе должны внушать общественности.
Для этого следует учитывать также и вопросы их внутренней организации. Решающим является вопрос: могут ли опасения заявителя считаться объективно обоснованными.
Европейский суд в своей практике рассматривал различные жалобы, в которых ставился вопрос о нарушении принципа беспристрастности судебного разбирательства.
По делу «Обершлик против Австрии»ЕСПЧ признал нарушение беспристрастности суда, поскольку при рассмотрении дела на втором этапе Апелляционным судом Вены председательствовал тот же самый судья, что и при рассмотрении дела на первом этапе. Европейский суд посчитал, что не имеет значения, что не был дан отвод и не выдвинуты возражения против участия председательствующего судьи, поскольку председательствующий, но также и два других члена апелляционного суда должны были ex officio заявить самоотвод.
Европейский суд по правам человека усмотрел нарушение принципа беспристрастности суда в деле «Прокола против Люксембурга», в котором четверо из пяти членов Государственного Совета Люксембурга, рассматривавшего законность акта органа исполнительной власти, ранее уже высказывались по этому поводу.
В деле «Сендер против Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии» Европейский суд пришел к выводу о том, что расистские высказывания присяжного заседателя способны подорвать беспристрастность суда.
В деле «Ремли против Франции» ЕСПЧ пришел к выводу, что суд, который должен судить лиц иностранного происхождения или просто иностранцев, не будет беспристрастным, если в его состав входит лицо, которое публично заявляло до начала разбирательства дела о своих расистских настроениях.
Палата Представителей, рассматривавшая дело заявителя о нарушении парламентской привилегии, на основании объективной проверки была признана небеспристрастной, поскольку два ее члена, участвовавшие в судебном разбирательстве, были подвергнуты критике в статье, что стало основанием предполагаемого совершенного преступления. По этим основаниям Суд пришел к выводу, что нарушение права заявителя на справедливое судебное разбирательство имело место (см. Постановление Европейского суда по делу «Демиколи против Мальты» Серия А, № 210 (1991); 14 EHRR 647).
В деле «Батурлова против России» председатель областного суда, нарушая процедуру возбуждения надзорного производства, направил письмо суду первой инстанции, в котором недвусмысленно инструктировал нижестоящий суд пересмотреть окончательное решение по иску заявительницы в связи с вновь открывшимися обстоятельствами. При этом председатель вышестоящего суда имеет полномочия возбудить дисциплинарные процедуры против судьи, совершившего дисциплинарный проступок. При таких обстоятельствах сомнения заявительницы в беспристрастности городского суда можно назвать объективно оправданными.
В деле «Гечмен против Турции» признал нарушение ст. 6 Конвенции, когда военный судья участвовал в одном или нескольких процессуальных действиях, которые впоследствии продолжают иметь юридическую силу в ходе рассмотрения соответствующего уголовного дела, в связи с чем обвиняемый в государственном преступлении может испытывать разумные сомнения по поводу законности разбирательства в целом.
По нашумевшему делу «Оджалан против Турции» ЕСПЧ пришел к выводу, что заявитель не был осужден независимым и беспристрастным судом, поскольку военный судья- офицер регулярной службы заседал в суде государственной безопасности во время части судебных разбирательств по преступлению, связанному с государственной безопасностью. По этой причине он мог обоснованно опасаться, что суд государственной безопасности может позволить себе оказаться под чрезмерным влиянием соображений, не относящихся к характеру дела.
Выводы Европейского суда не изменила замена этого военного судьи 23 июня 1999 г., поскольку до этого он присутствовал на двух предварительных слушаниях и шести слушаниях по существу дела, на которых были приняты промежуточные решения и ни одно из решений не было отменено после замены военного судьи, а, напротив, все они были утверждены судьей, заменившим военного судью.
По делу «Микалефф против Мальты»Европейский Суд посчитал, что тесные семейные связи адвоката противной стороны и судьи достаточны для того, чтобы объективно оправдывать опасения по поводу недостаточной беспристрастности состава суда.
Небезынтересны позиции Европейского суда в оценке беспристрастности судьи, который ранее рассматривал арест.
Так, согласно постановления по делу «Ясинский против Польши» ЕСПЧ пришел к выводу: «То обстоятельство, что судья, председательствовавший на процессе, принимал решения о содержании заявителя под стражей, как до начала процесса, так и во время его, не означает, что у этого судьи сформировалось предубежденное мнение относительно виновности заявителя и необходимой меры наказания ему, поскольку первоначальные постановления судьи по вопросу о продлении сроков содержания заявителя под стражей не включали никакой оценки этого судьи в отношении того, совершил ли заявитель вменяемое ему преступление или нет, и содержание этих постановлений, поэтому не может считаться приравненным к выводу о виновности».
Иное решение вынес Европейский суд по делу «Хаушилдт против Дании»: » Вынесшие обвинительный приговор заявителю суды, в заседаниях которых приняли участие некоторые из судей, ранее участвовавшие в принятии решений по производству следствия по этому делу, включая, решения о содержании под стражей в ходе следствия, не соответствуют требованию «беспристрастности», поскольку ранее судьи дали оценку обоснованности подозрений (объяснялось, как означающее, что судья был убежден в наличии «особо высокой степени ясности в вопросе о вине»)».
Лупинская П.А. отмечала противоречивый характер решений ЕСПЧ. К примеру, Европейский суд по правам человека не выявил нарушения требований беспристрастности суда в деле Нортье, хотя судья, председательствующий на судебном процессе, ранее принял несколько решений относительно содержания под стражей. В то же время практика Европейского суда по правам человека противоречива. По делу Хаусшильдт, в котором имели место сходные обстоятельства, суд усмотрел нарушение требований беспристрастности суда.
В деле «De Cubber v. Belgium» речь шла о том, что рассматривавший уголовное дело судья на стадии предварительного следствия выполнял функции следственного судьи. Правительство Бельгии утверждало, что это не умаляет объективности судьи, подчеркивая, что в Бельгии судья-следователь полностью независим при выполнении своих обязанностей, не имеет статуса стороны в уголовном процессе и не является «инструментом обвинения». Его задача состоит в том, чтобы беспристрастно собрать доказательства, как в пользу обвиняемого, так и против него, поддерживая при этом справедливый баланс между обвинением и защитой, поскольку он никогда не перестает быть судьей. Однако ЕСПЧ посчитал, что эти факторы не являются решающими. Учитывая, что судья хорошо ознакомился с подробностями дела, обвиняемый вполне мог опасаться, что у судьи успеет сложиться мнение о его вине или невиновности. На этом основании ЕСПЧ признал, что заявителю было отказано в праве на разбирательство дела независимым и беспристрастным судом.
В деле «Ben Yaacoub v. Belgium» уголовное дело рассматривал судья апелляционного суда, который ранее был председателем нижней палаты. Стороны достигли мирного урегулирования в связи с тем, что Бельгия изменила свое законодательство благодаря ранее рассмотренным делам Piersak и De Cubber. Знаменательно, что ЕСПЧ ставит знак равенства в смысле определения беспристрастности судьи в случаях участия одного лица вначале в качестве прокурора, а затем председателя суда при разбирательстве одного и того же дела и в случаях санкционирования судьей ареста и дальнейшего рассмотрения им же уголовного дела в отношении обвиняемого.
По делу Piersak ЕСПЧ также провел различие между объективными и субъективными факторами, которые следует использовать при определении беспристрастности судей. ЕСПЧ определил «беспристрастность» как «отсутствие предубеждения или предвзятости», причем первый элемент связан со «стремлением установить личное убеждение данного судьи по данному делу», а во второй — с «определением того, предоставил ли закон достаточные гарантии, с тем чтобы «исключить любое законное сомнение в этом отношении».
В недавнем деле «Ekeberg and others v. Norway» ЕСПЧ установил нарушение п.1.ст.6 ЕКПЧ в отношении одного из заявителей, дело которого рассматривалось судом присяжных, а вердикт был утвержден судьей, принимавшим решение о продлении содержания под стражей.
А.В. Смирнов указывает: «Судебная система, которая одной рукой закрывает за обвиняемым дверь арестантской камеры, а другой подписывает ему оправдательный приговор, рискует оказаться в положении гоголевской унтер-офицерской вдовы, которая «сама себя высекла».
По мнению В.И. Радченко «Участие судьи в досудебном производстве по общему правилу не является основанием для его отвода при разбирательстве дела по существу, поскольку при рассмотрении жалоб или ходатайств о производстве процессуальных действий не затрагивается существо дела и не оценивается содержание доказательств, которые будут получены в результате проведения этих процессуальных действий. Это правило действует и в отношении принятия судьей решения о применении заключения под стражу либо о продлении его срока, а также решения по результатам проверки правомерности задержания, заключения под стражу и продления его срока.»
Садчикова О.В. обоснованно полагает, что суд, рассматривая ходатайство органов предварительного расследования об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения или о ее продлении, хотя и не входит в обсуждение вопроса о виновности данного лица в совершении преступления, но, тем не менее, должен убедиться в том, что уголовное дело возбуждено в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона и данное лицо обоснованно подозревается, обвиняется в совершении преступления. Заключение под стражу относится к мерам государственного принуждения, которые в наибольшей степени ограничивают права и свободы граждан, включая право на свободу и личную неприкосновенность.
Поэтому судья должен убедиться, что в деле имеются полученные с соблюдением закона доказательства, указывающие на совершение данным лицом преступления, т.е. в том, что обвинение основано не на догадках и предположениях, а на доказательствах, позволяющих привлечь гражданина в качестве обвиняемого.
Для этого необходимо ознакомиться с объяснениями, показаниями потерпевших, свидетелей, подозреваемого, обвиняемого, с другими имеющимися в материалах уголовного дела протоколами следственных действий и документами, подтверждающими совершение преступления данным лицом.
Для того чтобы вынести постановление об удовлетворении или об отказе в удовлетворении ходатайства органов предварительного расследования об избрании в отношении подозреваемого, обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу, судья должен иметь веские основания подозревать или не подозревать подследственного.
Учитывая это, разница между тем решением вопроса, которое судья принимал до процесса, и вопросом, который он будет решать на самом процессе, становится ничтожной, и в связи с этим его беспристрастность может оказаться небесспорной. В этом случае другой судья, который будет рассматривать это дело, может оказаться под влиянием прежнего решения другого судьи.
Может проявить себя так называемая корпоративная солидарность, когда судья, рассматривающий уголовное дело в судебном заседании, обнаружив ошибку своего коллеги-судьи, принимавшего решение об аресте обвиняемого на предварительном следствии, не захочет исправлять ошибочное решение, чтобы не подставить под огонь возможной критики своего коллегу.
На мой взгляд, судья, рассмотревший ранее ходатайство следователя о заключении под стражу, при рассмотрении дела по существу находится в положении сапера, оказавшегося на минном поле. Он должен передвигаться настолько осторожно, чтобы не наступить на то место, на которое он ранее наступал при избрании меры пресечения. В любом случае такой судья находится в незавидном и не свободном положении, в отношении его беспристрастности в любой момент могут возникнуть сомнения.
ЕСПЧ рассматривал жалобы в связи с многократной и немотивированной заменой председательствующего.
Так, по делу «Сутягин против России» Европейский Суд нашел сомнения заявителя относительно независимости и беспристрастности суда при рассмотрении уголовного дела объективно оправданными в свете замены председательствующего судьи, произошедшей по неясным причинам и не описанным какими-либо процессуальными гарантиями.
А по другому делу «Моисеев против России» ЕСПЧ посчитал нарушенными требования ст.6 Конвенции в связи с тем, что сомнения заявителя в независимости и беспристрастности суда первой инстанции объективно оправданны в связи с многократной и частой заменой членов суда по его уголовному делу (во время второго судебного разбирательства дела заявителя произошло одиннадцать замен судей в составе суда, четыре председательствующих судьи один за другим вели дело, каждая замена председательствующего судьи сопровождалась заменой обоих народных заседателей), которые проводились по неясным причинам и не были очерчены какими-либо процессуальными гарантиями.
Данные решения должны стать поводом для иного правового регулирования и изменений в отечественной практике, когда председатели судов многократно передают дела от одного судьи к другому, полагая, что это их право не требует какого-либо обоснования.
Представляет интерес позиция ЕСПЧ на жалобы об отсутствии беспристрастности в связи со смешением процессуальных ролей.
По делу «Киприану против Кипра» ЕСПЧ пришел к выводу, смешение ролей истца, свидетеля, обвинителя и судьи само по себе внушает объективно оправданные опасения в небеспристрастности суда, ввиду проверенного временем принципа, что никто не может быть судьей в своем деле. В настоящем деле адвокат был осужден за оскорбление в зале суда выездной сессией суда г. Лимассола, который рассматривал дело его подзащитного об убийстве.
В другом деле «Озеров против России» высокий суд посчитал недопустимым, когда районный суд, рассматривая дело по существу и осуждая заявителя в отсутствие прокурора, смешал роли обвинителя и судьи и тем самым дал основания для законных сомнений в своей беспристрастности. Судья принял на себя обязанности, которые могли бы исполняться прокурором, если бы он присутствовал. Районный суд зачитал обвинительное заключение, представленное прокуратурой, затем он допросил заявителя и иных свидетелей, также исследовал иные доказательства и признал некоторые письменные доказательства обвинения недопустимыми. Прокурор же не имел возможности высказать свое мнение по поводу указанных действий. В случае присутствия прокурора, он мог бы, и отказаться от поддержания обвинения.
Европейский суд в своих прецедентных решениях высказывал позиции по процедурным вопросам.
Так, по делу «Боргерс против Бельгии» ЕСПЧ посчитал, что любой суд, даже в том случае, когда никто из заинтересованных лиц не ставит вопрос о его беспристрастности, должен рассмотреть данный вопрос по собственной инициативе, если есть хоть какие-то подозрения насчет его беспристрастности.
По другому делу «Хмельрж против Чешской Республики» заявитель обратился с ходатайством об отводе председателя палаты Высшего суда, в производстве которой находилась его жалоба, утверждая, что он ранее состоял в интимных отношениях с этим судьей. Председатель палаты не рассматривал вопрос об основаниях ходатайства об отводе и не комментировал их, он не сделал никаких официальных заявлений, которые могли бы рассеять любые, возможно, имевшиеся у заявителя сомнения. Эти обстоятельства могли породить у заявителя основания для опасений, которые были укреплены решением суда наложить на него штраф за его действия при рассмотрении дела по жалобе. В результате у заявителя имелись объективные основания опасаться, что председатель палаты Высшего суда, рассматривавшей его жалобу на обвинительный приговор по уголовному делу, не проявил требуемую беспристрастность.
Принимались решения по делам, в которых небеспристрастность суда вызывалась особыми отношениями с ответчиком.
Так, по делу «Белуха против Украины» было установлено, что председатель Артемовского городского суда Донецкой области, который единолично заседал, как судья первой инстанции в деле заявителя и выносил решение, которое было оставлено без изменения вышестоящими судами, требовал и получал на бесплатной основе определенное имущество от компании-ответчика. По мнению Европейского суда, в этих обстоятельствах опасения заявителя, что председатель Артемовского городского суда Донецкой области В.Л.Г. будет пристрастным, могли быть объективно оправданными.
Европейскому Суду часто приходилось иметь дело с объективным тестом на беспристрастность. Отношение Суда к данной теме по большей части основано на заключении о том, что «правосудие должно не только осуществляться, но его осуществление должно быть очевидным».
Л.Лукайдес полагает: «В современном демократическом обществе выводы или решения не должны основываться на впечатлениях или внешних признаках. Они должны основываться лишь на действительных фактах. Тем более что мы рассматриваем сферу отправления правосудия. Достаточно, если правосудие просто осуществляется. Таким образом, при определении того, существуют ли объективные сомнения относительно беспристрастности судьи, внешние проявления не должны играть никакой роли. Вопрос скорее состоит в том, существуют ли в конкретном деле такие факты, создающие реальную опасность того, что судья действует способом, несовместимым с необходимой беспристрастностью.
Дело «Пьерсак против Бельгии» (Серия А, N 53 (1982); 5 EHRR 169) может быть использовано для иллюстрации моей точки зрения. В указанном деле председательствующий судья ранее работал в качестве старшего заместителя Королевского прокурора г. Брюсселя и до своего назначения на пост судьи являлся главой отдела, в подведомственность которого было отнесено дело заявителя. Заявитель обратил внимание на личную пристрастность судьи.
Доказательства о том, что судья во время его службы в прокуратуре действительно располагал информацией о расследовании дела заявителя, отсутствовали. Однако Европейский Суд признал, что имело место нарушение требования беспристрастности, поскольку согласно Постановлению Европейского Суда при обстоятельствах дела беспристрастность данного судьи «была» основана на объективной проверке, «способной возбудить сомнения».
На Европейский Суд в целом оказал влияние тот факт, что в прошлом этот судья занимал пост в прокуратуре, сущность которой такова, что он мог рассматривать вопросы рассматриваемого дела в порядке исполнения его обязанностей, даже, несмотря на тот факт, что судья не сыграл какой-либо существенной роли в ходе судебного разбирательства. Ясно, что данное дело было разрешено на основании внешних признаков. Доказательства не подтвердили наличия реальной опасности того, что судья действовал небеспристрастно. Такого рода подход я не одобряю».
Можно согласиться с позицией Лукайдеса Л., поскольку любые сомнения в небеспристрастности суда должны основываться на конкретных фактических данных, а не только лишь на внешних признаках. Вместе с тем, такой подход Европейского суда подчеркивает его сверхответственное отношение к реальному обеспечению беспристрастности суда.
К сожалению, так называемые внешние признаки небеспристрастности в Российских судах встречаются достаточно часто. Судьи охотно приглашают в свои кабинеты государственных обвинителей и с ними келейно обсуждают различные вопросы, при этом, не опасаясь, что такие действия могут возбудить сомнения у представителей стороны защиты. Можно, конечно, по-разному объяснять такие внепроцессуальные контакты судей и прокуроров, в оправдание можно говорить, что такое общение не касается рассматриваемых дел, а связано с обсуждением каких-либо политических, культурных, спортивных либо иных событий. Вместе с тем позиция ЕСПЧ в таких ситуациях будет принципиальной, поскольку такие действия суда порождают сомнения и только лишь внешних признаков может быть достаточно для их результативного обжалования.
В деле «Финдли (Findlay) против Соединенного Королевства» в решении Европейского суда по правам человека от 25 февраля 1997 г. (п. 76) указано: «Для веры в независимость и беспристрастность суда важны их внешние признаки» .
В последнее время все чаще отмечается возрастающее влияние Европейского суда по правам человека на российское право и судебную практику. При этом речь идет о необходимости использования «европейских правовых стандартов» в качестве идеала, к которому нам необходимо стремиться. Ценным является то, что, как и в подавляющем большинстве государств — участников Конвенции, российские суды применяют Конвенцию с учетом решений Европейского суда и тем самым придают этим решениям прямое действие во внутреннем праве.
Увеличивается количество примеров, в которых то или иное решение Европейского суда влечет за собой конкретные изменения не только в отдельных делах, находящихся на рассмотрении во внутренних судах, но и в общих подходах судов к толкованию российского права, то есть происходит изменение судебной практики.
Вынесенное Европейским судом решение зачастую автоматически предотвращает новые нарушения Конвенции, подобные тем, которые уже были выявлены в предыдущих случаях.
Необходимо подчеркнуть, что практика Европейского суда является прецедентной, то есть решение Европейского суда, вынесенное по конкретному делу, может использоваться в качестве правового обоснования при рассмотрении последующих аналогичных дел.
Решения и постановления суда, принятые в отношении России, способствуют совершенствованию нормативно-правового регулирования прав человека и свобод граждан Российской Федерации.
Важное значение имеют решения и постановления, принятые не только в отношении России, но и в отношении других государств-участников Конвенции, поскольку принятое Европейским Судом решение или постановление в отношении одного государства будет таким же по аналогичной жалобе против другого государства — участника Конвенции.
Хочется надеяться, что обращения Российских граждан в ЕСПЧ с жалобами на отсутствие беспристрастности национальных судов смогут изменить сложившуюся практику, вернув гражданам надежду в справедливое судебное разбирательство.

(последнее посещение – 16 октября 2011 г.).
(последнее посещение – 5 января 2012 г.).
Там же. Т. 1. С. 576.
Решение Европейского суда по правам человека по делу «Обершлик против Австрии» Страсбург 23 мая 1991 г.
Постановление ЕСПЧ по делу Прокола против Люксембурга от 28 сентября 1995 г. серия А № 326(1991); 14 EHRR 647).
Постановление ЕСПЧ по делу Сэндер против Соединенного Королевства от 9 мая 2000г.
Судебное решение ЕСПЧ по делу «Ремли против Франции» (Страсбург, 23 апреля 1996 года)
europeancourt.ru/uploads/ECHR_Remli_v_France_23_04_1996.doc последнеепосещение11.01.2011
Отдельные цитаты и ссылки по статье Л. Лукайдеса «Справедливое судебное разбирательство. Комментарий к п. 1 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод» // Российская юстиция. 2004. N 2. С. 17 — 18.
Постановление ЕСПЧ по делу Батурлова против России от 19 апреля 2011 года. ( Жалоба № 33188/08)
Постановление Европейского суда по правам человека от 17 октября 2006 года по делу «Гечмен против Турции» (Жалоба N 72000/01).
Постановление Европейского суда по правам человека Дело «Оджалан против Турции» Страсбург, 12 мая 2005г.
Постановление Европейского Суда по правам человека по делу «Микалефф против Мальты» от 15 октября 2009г. (N 17056/06)
Постановление Европейского суд по правам человека по делу Ясинский против Польши от 20 декабря 2005г. (жалоба № 30865/96) вынесено 4 секцией.
Постановление Европейского Суда по правам человека от 24 мая 1989 года (жалоба N 10486/83) по делу Хаушилдт против Дании
Европейская конвенция о правах человека и Европейская социальная хартия: право и практика. М., 1998. С. 219 — 220.
Постановление по делу «De Cubber v. Belgium» (жалоба № 9186/80) от 26 октября 1984 г.// режим доступа www.echr.coe.int
Решение по делу «Ben Yaacoub v. Belgium» (жалоба № 8/1985/94/142) от 23 ноября 1987 г. // режим доступа www.echr.coe.int
Постановление по делу «Piersak v. Belgium» (жалоба № 8692/79) от 1 октября 1982 г. // режим доступа www.echr.coe.int
Постановление по делу «Ekeberg and others v. Norway» ( жалобы №№. 11106/04, 11108/04, 11116/04, 11311/04 и 13276/04) от 31 июля 2007 г. // режим доступа www.echr.coe.int
Смирнов А.В. Модели уголовного процесса. СПб.: Наука; ООО «Издательство «Альфа», 2000. С. 52.
Уголовный процесс. Учебник для вузов. Под ред. В.И. Радченко. Изд. «Юридический Дом «Юстицинформ», 2006. С. 69
Садчикова О.В. Беспристрастность судьи в российском уголовном процессе (в контексте повторного участия судьи в деле) и соотношение норм УПК РФ с практикой Европейского Суда по правам человека
Постановление по жалобе № 30024/02 от 3 мая 2011 года Сутягин против России.
Постановление Европейского суда от 9 октября 2008г. по делу Моисеев против России (Жалоба № 62936/00)
Постановление Европейского Суда по правам человека по делу «Киприану против Кипра» (Жалоба N 73797/01) (Страсбург, 15 декабря 2005 года)
Постановление ЕСПЧ по делу «Озеров против Российской Федерации», (Жалоба N 64962/01) Страсбург, 18 мая 2010 года.
Постановление ЕСПЧ по делу Боргерс против Бельгии от 30 октября 1991г. с. А № 214-В

Постановление ЕСПЧ по делу от 7 июня 2005 г. «Хмельрж против Чешской Республики» (№ 64955/01)
Постановление Европейского Суда по правам человека по делу «Белуха против Украины» Жалоба N 33949/0, Страсбург, 9 ноября 2006 года.
Л. Лукайдес Беспристрастность суда — условие справедливого судебного разбирательства СПС Консультант плюс.

Третейский суд: понятие, компетенция, порядок оспаривания решений третейского суда

Деятельность третейских судов ранее регламентировалась Федеральным законом от 24 июля 2002 г. N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации». Однако с 1 сентября 2016 года нормы данного документа не применяются, за исключением арбитража, начатого и не завершенного до дня вступления Федерального закона от 29.12.2015 N 382-ФЗ (ч. 7 ст. 52 Федерального закона от 29.12.2015 N 382-ФЗ).

См. также «Правила арбитража внутренних споров» (приложение 3 к Приказу ТПП РФ от 11.01.2017 N 6)

Деятельность третейских судов в Российской Федерации регулируется Федеральным законом от 29.12.2015 N 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации».

Третейский суд (арбитраж) — институт самоурегулирования гражданского общества, осуществляющий правоприменительную деятельность (разрешение гражданско-правовых споров) на основе взаимного волеизъявления сторон (третейского соглашения). Один из видов альтернативного урегулирования споров.

Согласно п. 16 ст. 2 ФЗ «Об арбитраже…» третейский суд — единоличный арбитр или коллегия арбитров (третейских судей), под которыми понимаются физические лица, избранные сторонами или избранные (назначенные) в согласованном сторонами или установленном федеральным законом порядке для разрешения спора третейским судом.

Деятельность арбитров в рамках арбитража (третейского разбирательства) не является предпринимательской.

Виды третейских судов и порядок их образования

Виды третйских судов

1. Третейский суд, назначаемый постоянно действующим арбитражным учреждением.

Постоянно действующее арбитражное учреждение — подразделение некоммерческой организации, выполняющее на постоянной основе функции по администрированию арбитража.

В Российской Федерации постоянно действующие арбитражные учреждения создаются при некоммерческих организациях.

Постоянно действующее арбитражное учреждение (кроме Международного коммерческого арбитражного суда и Морской арбитражной комиссии при Торгово-промышленной палате РФ) вправе осуществлять свою деятельность при условии получения некоммерческой организацией, при которой оно создано, права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения, предоставляемого актом Правительства Российской Федерации (ст. 44 ФЗ).

Не допускается создание постоянно действующих арбитражных учреждений:

  • органами государственной власти и органами местного самоуправления;
  • государственными и муниципальными учреждениями;
  • государственными корпорациями, государственными компаниями;
  • политическими партиями и религиозными организациями;
  • адвокатскими образованиями и нотариальными палатами.

Не допускается создание одного постоянно действующего арбитражного учреждения одновременно при двух и более некоммерческих организациях.

Компетенция постоянно действующего арбитражного учреждения

Постоянно действующее арбитражное учреждение вправе осуществлять только те виды деятельности по администрированию арбитража, которые указаны в правилах постоянно действующего арбитражного учреждения. При этом под администрированием арбитража понимается выполнение функций по организационному обеспечению арбитража, в том числе

    1. по обеспечению процедур выбора, назначения или отвода арбитров,
    2. ведению делопроизводства,
    3. организации сбора и распределения арбитражных сборов, за исключением непосредственно функций третейского суда по разрешению спора.

Виды деятельности по администрированию арбитража постоянно действующим арбитражным учреждением:

  1. администрирование международного коммерческого арбитража;
  2. администрирование арбитража внутренних споров;
  3. выполнение отдельных функций по администрированию арбитража, в том числе функций по назначению арбитров, разрешению вопросов об отводах и о прекращении полномочий арбитров, при осуществлении арбитража третейским судом, образованным сторонами для разрешения конкретного спора, без общего администрирования спора.

Стороны могут своим соглашением поручить выполнение отдельных функций по администрированию арбитража постоянно действующему арбитражному учреждению, правилами которого предусмотрено осуществление этих видов деятельности. При этом выполнение указанных отдельных функций по администрированию спора постоянно действующим арбитражным учреждением при осуществлении арбитража третейским судом, образованным сторонами для разрешения конкретного спора, не влечет за собой признание такого арбитража в целом администрируемым со стороны указанного учреждения.

Запрещается выполнение отдельных функций по администрированию арбитража организацией, не получившей в соответствии с настоящим Федеральным законом права на осуществление функций постоянно действующего арбитражного учреждения.

2. Третейский суд, образованный сторонами для разрешения конкретного спора.

Третейский суд, образованный сторонами для разрешения конкретного спора, — третейский суд, осуществляющий арбитраж при отсутствии администрирования со стороны постоянно действующего арбитражного учреждения (за исключением возможного выполнения постоянно действующим арбитражным учреждением отдельных функций по администрированию конкретного спора, если это предусмотрено соглашением сторон арбитража).

Арбитр (третейский судья) — физическое лицо, избранное сторонами или избранное (назначенное) в согласованном сторонами или установленном федеральным законом порядке для разрешения спора третейским судом. Деятельность арбитров в рамках арбитража (третейского разбирательства) не является предпринимательской.

Требования к арбитрам

Порядок избрания (назначения), основания и процедура отвода арбитров регулируется ст.ст. 11-13 ФЗ.

Если стороны не договорились об ином, арбитр, разрешающий спор единолично (в случае коллегиального разрешения спора при соблюдении положений части 7 настоящей статьи — председатель третейского суда), должен соответствовать одному из следующих требований:

    1. иметь высшее юридическое образование, подтвержденное выданным на территории Российской Федерации дипломом установленного образца;
    2. иметь высшее юридическое образование, подтвержденное документами иностранных государств, признаваемыми на территории Российской Федерации.

В случае коллегиального разрешения спора стороны арбитража могут договориться о том, что председатель третейского суда может не соответствовать требованиям, установленным частью 6 настоящей статьи, при условии, что в состав третейского суда будет входить арбитр, соответствующий указанным требованиям.

Арбитром не может быть лицо:

    • не достигшее возраста двадцати пяти лет, недееспособное лицо или лицо, дееспособность которого ограничена;
    • имеющее неснятую или непогашенную судимость;
    • полномочия которого в качестве судьи, адвоката, нотариуса, следователя, прокурора или другого сотрудника правоохранительных органов были прекращены в Российской Федерации в установленном федеральным законом порядке за совершение проступков, несовместимых с его профессиональной деятельностью;
    • которое в соответствии с его статусом, определенным федеральным законом, не может быть избрано (назначено) арбитром.

Согласно закону сторонами арбитража могут быть:

    1. организации-юридические лица;
    2. граждане, являющиеся индивидуальными предпринимателями;
    3. физические лица:
      • которые предъявили исковое заявление в порядке арбитража в защиту своих прав и интересов либо
      • к которым предъявлен иск в порядке арбитража, а также
      • которые присоединились к арбитражу корпоративных споров в качестве их участников в предусмотренных Федеральным законом случаях.

Компетенция третейского суда

Согласно ст. 16 ФЗ третейский суд может сам принять постановление о своей компетенции, в том числе по любым возражениям относительно наличия или действительности арбитражного соглашения.

ВАЖНО!

Арбитражная оговорка, являющаяся частью договора, признается соглашением, не зависящим от других условий договора. Принятие арбитражного решения о том, что договор недействителен, само по себе не влечет недействительность арбитражного соглашения.

Заявление об отсутствии у третейского суда компетенции может быть сделано соответствующей стороной арбитража не позднее представления ею первого заявления по существу спора. Избрание (назначение) стороной арбитра или ее участие в избрании (назначении) арбитра не лишает сторону права сделать такое заявление. Заявление о том, что третейский суд превышает пределы своей компетенции, должно быть сделано, как только вопрос, который, по мнению стороны, выходит за эти пределы, будет поставлен в ходе арбитража. Третейский суд может в любом из этих случаев принять заявление, сделанное позднее, если он сочтет задержку оправданной.

Третейский суд может принять постановление по заявлению о превышени третейским судом пределов своей компетенции

    • либо как по вопросу предварительного характера,
    • либо в решении по существу спора.

Если третейский суд принимает постановление по вопросу предварительного характера, что он обладает компетенцией, любая сторона может в течение одного месяца после получения уведомления о принятии этого постановления подать заявление в компетентный суд о принятии решения об отсутствии у третейского суда компетенции. Стороны, арбитражное соглашение которых предусматривает администрирование арбитража постоянно действующим арбитражным учреждением, могут своим прямым соглашением исключить такую возможность. Предъявление в суд указанного заявления само по себе не препятствует третейскому суду продолжать арбитраж и принять арбитражное решение.

Ст. 17 ФЗ устанавливает полномочие третейского суда распорядиться о принятии обеспечительных мер по заявлению любой стороны, если стороны не договорились об ином.

Третейский суд может потребовать от любой стороны предоставить надлежащее обеспечение в связи с указанными мерами. Постановления и иные процессуальные акты третейского суда о принятии обеспечительных мер подлежат выполнению сторонами.

Порядок оспаривания решений третейского суда

Арбитражное решение признается обязательным и подлежит немедленному исполнению сторонами, если в нем не установлен иной срок исполнения. При подаче стороной в компетентный суд заявления в письменной форме арбитражное решение принудительно приводится в исполнение путем выдачи исполнительного листа в соответствии с Федеральным законом и положениями процессуального законодательства Российской Федерации.

Порядок оспаривания арбитражного решения установлен ст. 40 ФЗ.
В арбитражном соглашении, предусматривающем администрирование арбитража постоянно действующим арбитражным учреждением, стороны своим прямым соглашением могут предусмотреть, что арбитражное решение является для сторон окончательным. Окончательное арбитражное решение не подлежит отмене.

Если в арбитражном соглашении не предусмотрено, что арбитражное решение является окончательным, такое решение может быть отменено по основаниям, установленным процессуальным законодательством Российской Федерации.

Основаниями отмены решения могут стать, например:

    • недействительность третейского соглашения,
    • выход решения за пределы соглашения,
    • нарушение закона о третейских судах в части несоответствия состава суда и процедуры разбирательства.

Решение третейского суда, принятое на территории Российской Федерации, может быть оспорено сторонами третейского разбирательства путем подачи заявления об отмене решения третейского суда в соответствии со статьей 419 ГПК РФ.

С заявлением об отмене решения третейского суда вправе обратиться прокурор, если решение третейского суда затрагивает права и охраняемые законом интересы граждан, которые по состоянию здоровья, возрасту, недееспособности и другим уважительным причинам не могут самостоятельно оспорить решение третейского суда.

Заявление об отмене решения третейского суда подается в районный суд, на территории которого принято решение третейского суда, в срок, не превышающий трех месяцев со дня получения оспариваемого решения стороной, обратившейся с заявлением, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации, федеральным законом. По соглашению сторон третейского разбирательства заявление об отмене решения третейского суда может быть подано в районный суд по месту жительства или месту нахождения одной из сторон третейского разбирательства.

Заявление об отмене решения третейского суда оплачивается государственной пошлиной в размере, предусмотренном федеральным законом для оплаты заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Главная часть заявления — тщательное аргументированное раскрытие таких недостатков третейского производства, которые могут привести к отмене оспариваемого решения.

Осно­вания отмены исчерпывающе перечислены в ст. 421 ГПК РФ:

  1. одна из сторон третейского соглашения, на основании которого спор был разрешен третейским судом, не обладала полной дееспособностью;
  2. третейское соглашение, на основании которого спор был разрешен третейским судом, недействительно по праву, которому стороны его подчинили, а при отсутствии такого указания — по праву Российской Федерации;
  3. решение третейского суда вынесено по спору, не предусмотренному третейским соглашением или не подпадающему под его условия, либо содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения;
  4. состав третейского суда или процедура арбитража не соответствовали соглашению сторон или федеральному закону;
  5. сторона, против которой принято решение третейского суда, не была должным образом уведомлена об избрании (назначении) третейских судей или о времени и месте заседания третейского суда либо по другим уважительным причинам не могла представить в третейский суд свои объяснения;
  6. спор, рассмотренный третейским судом, в соответствии с федеральным законом не может быть предметом третейского разбирательства;
  7. решение третейского суда противоречит публичному порядку Российской Федерации.

Решение международного коммерческого арбитража может быть отменено судом по основаниям, предусмотренным международным договором Российской Федерации и Законом Российской Федерации от 7 июля 1993 года N 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже».

Никакие ссылки на ошибочную оценку доказательств, необо­снованность, незаконность, обычно фигурирующих в жалобах на акты государственных судов, юридической силы по отношению к третейским судам не имеют.

Заявление об отмене решения третейского суда рассматривается судьей единолично в срок, не превышающий месяца со дня поступления заявления в районный суд. При подготовке дела к судебному разбирательству по ходатайству обеих сторон третейского разбирательства судья может истребовать из третейского суда материалы дела, решение по которому оспаривается в районном суде, по правилам истребования доказательств.

Стороны третейского разбирательства извещаются районным судом о времени и месте судебного заседания. Неявка указанных лиц, извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, не является препятствием к рассмотрению дела.

Отмена решения третейского суда не препятствует сторонам третейского разбирательства повторно обратиться в третейский суд, если возможность обращения в третейский суд не утрачена, или в суд по правилам, предусмотренным настоящим Кодексом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *