Трансграничные банкротства

Коллизионные проблемы трансграничной несостоятельности

Основная проблема регулирования трансграничного банкротства – вопрос о применимом праве (М. В. Телюкина). Процедуры банкротства по большей части представляют собой вопросы процесса, поэтому право страны суда (страны открытия производства – lex fori concursus) регулирует большинство вопросов. Однако lex fori concursus не всегда адекватно может решить проблемы оснований для признания статуса и круг полномочий управляющего, отнесения имущества, находящегося за границей, к конкурсной массе, очередность в удовлетворении кредиторов. Кроме того, есть правоотношения, объективно отделяемые от банкротства, например обязательства должника перед кредиторами (Е. Б. Леанович). Применимое к таким отношениям право определяется на основе коллизионных норм страны суда (lex fori concursus).

В 2005 г. ЮНСИТРАЛ приняла Руководство для законодательных органов по вопросам законодательства о несостоятельности в качестве справочного документа при подготовке новых законов и правил. Рекомендации Руководства не предназначены для включения в национальное законодательство в существующем виде. В Руководстве подчеркивается, что в процессе о несостоятельности наиболее сложные проблемы возникают относительно права, которое будет применяться к вопросам действительности и юридической силы прав в активах должника, к режиму таких активов, прав или требований иностранных сторон. В целом производство по делу о несостоятельности, как правило, регулируется правом государства, в котором оно возбуждено (lex fori concursus), но во многих государствах приняты исключения из применения этого права.

Типичной является ситуация, когда вопросы открытия, ведения, завершения производства и управления им регулируются lex fori concursus. Эти вопросы включают:

– определение должников, к которым могут применяться нормы законодательства о несостоятельности;

– определение сторон, которые могут ходатайствовать об открытии производства по делу о несостоятельности;

– определение условий, которые должны быть удовлетворены;

– последствия открытия производства, включая объем применения моратория;

– организацию управления имущественной массой;

– полномочия и функции участников;

– правила относительно приемлемости требований;

– приоритет и очередность требований;

– правила распределения.

Для определения последствий несостоятельности относительно действительных прав и требований предусматриваются исключения из применения lex fori concursus. Цель исключений состоит не в том, чтобы изменить право, применимое к вопросам о действительности и исковой силе (которое определяется на основе коллизионных норм суда), а изменить право, применимое к последствиям несостоятельности. Вместо lex fori concursus последствия о несостоятельности могут регулироваться правом, применимым к вопросу о действительности и юридической силе. Последствия о несостоятельности для права на зачет могут определяться не lex fori concursus, а законом, применимым к праву на зачет.

В некоторых законодательствах устанавливаются исключения из применения lex fori concursus для охраны прав или интересов, особо защищаемых иностранным законодательством. Например, в отношении трудовых договоров предусматриваются специальные (часто императивные) защитные меры в виде создания финансовой системы безопасности для работников, установления ограничений на расторжение или изменение трудовых договоров в случае несостоятельности. Обоснование таких положений – защита разумных ожиданий работников в отношении их трудового контракта, принцип «защиты слабой стороны».

Гаагская конвенция о праве, применимом к определенным правам на ценные бумаги, находящиеся во владении посредника (2006 г.), разграничивает право Конвенции (lex causae) и применимое право о несостоятельности (lex concursus) в контексте процедуры несостоятельности. Возникшие до инициирования процедуры несостоятельности права, которые являются действительными и были оформлены в соответствии с Конвенцией, должны соблюдаться в рамках процедуры несостоятельности. Однако такие права не исключаются из сферы действия общих норм о несостоятельности, касающихся, например, очередности удовлетворения требований, принудительного соблюдения прав и признания недействительными сделок, совершенных с целью обмана кредиторов.

Конвенция 2006 г. применяется ко всем вопросам, касающимся событий, имевших место до открытия процедуры несостоятельности (прямая продажа или предоставление обеспечительного интереса). Суд по делам о несостоятельности или управляющий конкурсной массой не могут отказать в признании применимого права просто потому, что данное право не было установлено или окончательно оформлено в соответствии с lex concursus.

Lex concursus определяет, в какой мере правами можно воспользоваться в рамках процедуры несостоятельности. Например, обеспечительный интерес, окончательно оформленный в соответствии с Конвенцией в течение «подозрительного периода», может быть признан недействительным в качестве «предпочтения» или «мошеннической передачи». Приоритет такого интереса, существовавший до открытия процедуры несостоятельности в соответствии с Конвенцией 2006 г., может быть заменен нормой законодательства о несостоятельности страны суда, которая регулирует очередность удовлетворения требования, в той же степени, что и применительно к обеспечительному интересу.

Последствия производства по делу о несостоятельности для расторжения, продолжения или изменения трудовых договоров могут регулироваться правом, применимым к трудовому договору.

В некоторых законодательствах исключение из действия lex fori concursus предусматривается применительно к обеспечительным интересам. Это решение предполагает, что право, регулирующее вещные права, будет определять их юридическую силу в случае производства о несостоятельности. Статус вещного обеспечительного интереса в производстве о несостоятельности, открытом за границей, определяется нормами о несостоятельности, закрепленными в праве, применимом к обеспечительному интересу.

Во многих законодательствах о несостоятельности предусматривается, что правом, регулирующим расторжение сделок, должен быть lex fori concursus даже в тех случаях, когда согласно коллизионным нормам страны суда сделки, подлежащие расторжению, регулируются иностранным правом. В других юрисдикциях применяется подход, согласно которому право, регулирующее сделку, регулирует и действия по расторжению этой сделки.

Наиболее взвешенным представляется подход, сочетающий lex fori concursus и общий статут сделки:

– сделка не подлежит расторжению при несостоятельности, если она не подлежит расторжению согласно праву государства, в котором открыто производство о несостоятельности, и праву, регулирующему сделку;

– сделка может быть расторгнута, если такое расторжение может быть произведено либо согласно праву государства суда, либо согласно праву, регулирующему сделку.

Принципиальные соображения, лежащие в основе исключений из применения lex fori concursus, должны оцениваться с учетом других соображений, являющихся ключевыми для производства по делу о несостоятельности (максимальное повышение стоимости имущественной массы в интересах всех кредиторов; равный режим для всех кредиторов, находящихся в одинаковом положении). Применение права государства суда в производстве о несостоятельности позволяет избежать дорогостоящих и длительных судебных тяжб. Во многих случаях применение lex fori concursus к вопросам последствий несостоятельности может сократить издержки и расходы, т. е. максимально повысить стоимость имущественной массы в интересах всех кредиторов.

Национально‑правовое регулирование отношений трансграничного банкротства

Практика транснациональных банкротств в странах ЕС показывает, что «основная идея всех современных систем правового регулирования несостоятельности заключается в том, что гораздо целесообразнее сохранить действующее предприятие, чем распродать его по частям». Страны ЕС можно разделить на две группы, каждой из которых свойственна своя модель правового регулирования: рыночно‑ориентированная и социально‑ориентированная.

Законодательство стран, придерживающихся рыночно‑ориентированной модели регулирования, подходит к проблеме несостоятельности как к проблеме всех участников рынка в целом. Роль правового регулирования – предотвратить снижение ценности имущественного комплекса должника вследствие односторонних действий кредиторов по взысканию долгов. Данная модель воспринята Германией, Данией, Северной Ирландией, Англией.

Законодатель в странах, придерживающихся социально‑ориентированной модели регулирования, видит в несостоятельности проблему распределения убытков и потерь среди членов общества (не только лиц, участвующих в производстве по делу, но и тех, кто прямо не принимает участия). Интересы кредиторов подчиняются общей политике, проводимой в отношении несостоятельного должника. Эта модель воспринята Францией, Италией, Португалией, Швецией.

МЧП Великобритании придерживается прагматической позиции в отношении регулирования трансграничной несостоятельности – в целях обеспечения справедливого отношения к участвующим в процедуре лицам, руководствуясь понятием здравого смысла, считается допустимым отказаться от принципа единства и универсальности производства по делам о трансграничной несостоятельности. «В таких случаях допускается открытие параллельных ликвидационных процедур, хотя целью английского законодательства является стремление по крайней мере способствовать сотрудничеству соответствующих ликвидаторов, если это возможно на практике».

Английское право признает, что принципы единства и универсальности производства по делам о несостоятельности «представляют собой если не идеал, то по крайней мере идеализированное решение проблемы». С другой стороны, в английском праве проводится различие между признанием иностранного судебного решения, затрагивающего юридический статус компании, и признанием иностранного решения, затрагивающего правовой титул на активы должника, их предназначение или предусматривающего освобождение должника от обязательств.

Английское законодательство о компаниях предусматривает верховенство права страны инкорпорации компании в вопросах ее создания, деятельности и ликвидации тем или иным способом. Страна инкорпорации компании признается надлежащей юрисдикцией для осуществления контроля за процедурами несостоятельности, инициированными в отношении должника, поэтому английское право признает действительность иностранного судебного акта, объявляющего несостоятельную компанию банкротом.

Принципы единства и универсальности производства уступают место юрисдикции английских судов по делам о несостоятельности, если должным образом прекратившая свое существование компания имеет активы на территории Англии, которые остались нераспределенными. В такой ситуации в соответствии с английским правом возникает необходимость дополнительной ликвидационной процедуры, в рамках которой прекратившая существование компания может быть ликвидирована повторно в Англии. Активы, находящиеся под юрисдикцией английских судов, могут быть распределены в рамках ликвидационной процедуры в соответствии с английским законодательством.

В США дела о банкротстве регулируются Кодексом законов о банкротстве (титул 11 Свода федеральных законов). Отдельные штаты не имеют законодательных полномочий в части банкротства. Надзор и судебное производство по процедурам банкротства в США осуществляют федеральные суды по делам о банкротстве – специализированные суды, входящие в состав федеральных окружных судов США.

Конгресс США в 1978 г. ввел в действие разд. 304 Кодекса, который в 2005 г. был пересмотрен и заменен гл. 15 «Вспомогательные процедуры и другие международные дела». Нововведения увеличили количество возможностей, применяемых в поддержку иностранных процедур банкротства. Предусматривается взаимное признание иностранных судебных процедур и возможность возбуждения производства о несостоятельности в отношении иностранных компаний.

Глава 15 инкорпорировала Типовой закон о трансграничной несостоятельности ЮНСИТРАЛ (Н. Дж. Салтзман). Американские суды могут оказывать содействие в поддержке иностранных процедур банкротства, включая санкционирование судом запроса на информацию, изъятие активов, приостановку рассматриваемых исков и другие действия.

Иностранное право (закона места рассмотрения дела о банкротстве) применяется, если его применение не будет нарушать законы и публичный порядок США и если иностранные суды действуют в соответствии с правилами процессуальной открытости и справедливости. Американские суды должны оценить законодательство иностранной юрисдикции, для которой испрашивается процессуальная поддержка, и рассмотреть вопросы:

– насколько справедливо иностранная юрисдикция относится к кредиторам;

– насколько иностранная юрисдикция препятствует мошенническому сокрытию собственности должника;

– являются ли американские кредиторы защищенными против предвзятого рассмотрения их требований;

– способ, которым производится распределение активов должника.

В ФРГ решения иностранных судов по делам о банкротстве могут быть признаны на началах взаимности – «германские суды могут признавать иностранные судебные решения в отношении активов, находящихся на территории Германии». Признание иностранных производств не исключает открытия в Германии отдельного производства о банкротстве, которое будет ограничено активами, находящимися в Германии.

Указанное правило не подлежит применению, если дело неподсудно судам государства по месту возбуждения производства, или признание иностранного производства ведет к результату, явно не совместимому с основными принципами германского права. Если за границей против должника возбуждено производство по делу о банкротстве, для возбуждения такого производства в ФРГ не требуется доказывать его неплатежеспособность (Е. А. Колиниченко).

Проблема трансграничного банкротства подробно урегулирована в Закон о МЧП Швейцарии (ст. 166–175). Иностранное решение о несостоятельности, вынесенное в государстве места жительства должника, признается в Швейцарии по заявлению конкурсного управления или кредитора при условии, что:

– решение вступило в законную силу в государстве его вынесения;

– отсутствуют основания для отказа в признании, предусмотренные швейцарским правом;

– государство, в котором вынесено решение, обеспечивает взаимность.

Заявление о признании иностранного решения о несостоятельности должника подается в швейцарский суд по месту нахождения имущества, а если оно находится в разных местах, суд, первым принявший дело к производству, обладает исключительной компетенцией.

Местом нахождения прав требования несостоятельного должника считается место жительства его должника. Если у должника есть филиал в Швейцарии, то до окончания составления реестра требований кредиторов может проводиться «процедура преследования за долги». С момента подачи заявления о признании иностранного решения о несостоятельности суд вправе по просьбе заявителя принять обеспечительные меры.

Решение о признании иностранного решения о несостоятельности должника подлежит опубликованию, сообщается в службу по делам несостоятельности и преследований за долги, хранителю земельного реестра, уполномоченному торгового реестра по месту нахождения имущества и в подлежащих случаях в Федеральный институт интеллектуальной собственности. Признание иностранного решения о несостоятельности имеет для находящегося в Швейцарии имущества должника правовые последствия, которые швейцарское право связывает с признанием должника несостоятельным. К искам о признании недействительными сделок несостоятельного должника по распоряжению имуществом применяется швейцарское право.

В Швейцарии признается мировое соглашение или аналогичная ему процедура, утвержденная компетентным иностранным органом. Суд обязан заслушать кредиторов, имеющих место жительства в Швейцарии.

В России легальное понятие «правовое регулирование трансграничной несостоятельности» отсутствует. Правовую основу регулирования составляют международные договоры о правовой помощи. Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривает, что российским и иностранным кредиторам, участвующим в производстве по делу о банкротстве, предоставляются равные права. При отсутствии международных договоров решения судов иностранных государств по делам о несостоятельности (банкротстве) признаются на территории РФ на началах взаимности, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В доктрине разработан комплекс рекомендаций по приведению российского конкурсного законодательства в соответствие с мировыми стандартами, по урегулированию вопросов трансграничной несостоятельности (В. Ф. Попондопуло):

– регулирование должно осуществляться путем принятия федерального закона на основе Типового закона ЮНСИТРАЛ о трансграничной несостоятельности;

– присоединение России к Европейской конвенции 1990 г. о некоторых международных аспектах банкротства (ETS № 136) (г. Стамбул, 5 июня 1990 г.);

– заключение двусторонних соглашений;

– необходимо урегулировать отношения трансграничного банкротства в ГК РФ (определить право, подлежащее применению к отношениям трансграничного банкротства) и в Федеральном законе «О несостоятельности (банкротстве)» (определить исключения из правила о взаимности; установить возможность и условия открытия отдельного производства; предусмотреть меры обеспечения требований российских кредиторов при банкротстве иностранного должника).

Международно‑правовое регулирование трансграничной несостоятельности

Попытки разработать универсальное международное регулирование вопросов трансграничной несостоятельности предпринимаются в течение более 100 лет. Гаагской конференцией по МЧП в 1925 г. была подготовлена Конвенция о банкротстве (в силу не вступила); на региональном уровне известна Конвенция северных стран о банкротстве (1933 г.); в течение многих лет разрабатывается Конвенция о банкротстве стран Бенилюкса; Организацией по гармонизации коммерческого права стран Африки (ОГАДА) принят Единообразный закон о несостоятельности (1999 г.).

Проект Европейской конвенции о трансграничной несостоятельности (1960 г.) основан на принципе единого производства. Предполагалось, что возбуждение производства о несостоятельности в одном из договаривающихся государств исключает открытие аналогичных производств в других государствах. Конвенция 1960 г. даже не была открыта для подписания. В 1980 г. была подготовлена Брюссельская конвенция о банкротстве, мировых соглашениях и аналогичных процедурах. За основу принят принцип параллельных производств. Конвенция в силу не вступила.

Действующее унифицированное регулирование транснационального банкротства имеет место на региональном уровне. Кодекс Бустаманте (разд. IX) закрепляет смешанную систему конкурсного производства: «Если неплатежеспособный должник, по делам которого назначен конкурс или объявлена несостоятельность, имеет только один домициль, может быть только одно охранительное производство по несостоятельности, только одна приостановка платежей, одно соглашение об отсрочке для всех его имуществ и обязательств в договаривающихся государствах. Если одно и то же лицо имеет больше чем в одном из договаривающихся государств различные предприятия, раздельные экономически, то может быть столько охранительных процедур по несостоятельности, сколько торговых предприятий» (ст. 414, 415).

Объявление банкротства или несостоятельности, произведенное в одном государстве, подлежит исполнению в других государствах по формам, установленным для судебных решений; оно влечет в отношении лиц, против которых произведено, все последствия решения, вступившего в законную силу (ст. 417). Полномочия и функции синдиков (управляющих), назначенных в одном из договаривающихся государств, имеют внеземельные (экстерриториальные) последствия в прочих государствах без необходимости выполнения каких‑либо местных формальностей. Обратная сила объявления банкротства или несостоятельности и аннулирование некоторых актов в силу этих решений определяются законом данной процедуры и признаются на территории других государств.

Любое производство ведется на основе lex fori concursus. Вещные иски и вещные права подчинены, невзирая на объявление банкротства или несостоятельности, закону места нахождения вещей, и компетенции суда места нахождения вещи (ст. 420). Соглашение между кредиторами и банкротом или несостоятельным должником имеет внеземельные последствия, за исключением права на вещный иск кредиторов, которые не приняли этого соглашения. Восстановление банкрота в правах (реабилитация) имеет внеземельные последствия, считая со дня окончательного вступления в силу судебного решения, которым определено восстановление в правах.

В 1990 г. принята Европейская конвенция о некоторых международных аспектах банкротства (в силу не вступила). Конвенция не опирается на принцип единого производства. Ее основные идеи – взаимное признание полномочий ликвидатора (конкурсного управляющего), особенно в отношении сбора активов; возможность параллельных (вторичных) производств в государствах по месту нахождения активов должника. Основное правило подсудности – преимущество отдается судам и другим органам государства‑участника, где должник имеет центр деловой активности (место нахождения руководящих органов). Дополнительное правило подсудности – суды и другие органы государства‑участника, на территории которого должник осуществляет ведение хозяйственной деятельности, также обладают компетенцией возбуждать производство по делу о банкротстве.

В рамках параллельных производств подлежат удовлетворению требования, обеспеченные имуществом должника, и иные требования приоритетных кредиторов (требования работников, налоговых органов). Вторичное банкротство регулируется правом того государства‑участника, в котором открыто основное банкротство.

Положения данной Конвенции составили основу Конвенции ЕС о процедурах банкротства (1995 г.), Регламента Совета ЕС № 1346/2000 о производстве по делам о несостоятельности, Типового закона ЮНСИТРАЛ по трансграничным банкротствам (1997 г.).

ЮНСИТРАЛ в сотрудничестве с Международной ассоциацией специалистов по вопросам несостоятельности (ИНСОЛ) был подготовлен Типовой закон о трансграничной несостоятельности (г. Вена, 30 мая 1997 г.) – законодательный текст, который государствам рекомендуется принять в качестве части своего национального законодательства.

Типовой закон рассчитан на ситуации, когда большинство кредиторов находятся в одном государстве, а активы – в нескольких. При равномерном распределении активов и кредиторов в нескольких государствах Закон может регулировать только информационный обмен между судами и иными компетентными органами, предоставление информации иностранным кредиторам (В. Ф. Попондопуло).

Основная цель Типового закона – взаимодействие между судами различных государств, защита интересов всех кредиторов и должника. Производство по делу о банкротстве считается основным, если оно было инициировано в государстве, где находится центр деловой активности должника. В государстве по месту нахождения активов должника может быть возбуждено параллельное производство.

По месту нахождения центра деловой активности должника инициируется «основное производство». Это положение, как и положения о признании полномочий иностранного представителя или судебной помощи, свидетельствует о признании метода единого производства. Однако Типовой закон все же основан на методе параллельных производств.

Трансграничная несостоятельность имеет место, если:

– должник обладает активами в нескольких государствах;

– в числе кредиторов присутствуют иностранные лица.

В основе процедуры трансграничной несостоятельности лежит ее деление на основную и неосновную (ст. 2), включение в нее всех судебных и административных процедур, имеющих место в нескольких странах. Лицо, уполномоченное вести реорганизацию или ликвидацию должника, получает право напрямую обращаться к компетентным органам иностранных государств (ст. 5). Иностранное лицо, уполномоченное вести реорганизацию или ликвидацию должника, может напрямую обращаться в суд страны, принявшей Типовой закон (ст. 9). Такое иностранное уполномоченное лицо имеет право возбуждать процедуру в суде, участвовать в уже начатом процессе (ст. 11, 12). Суд имеет право напрямую обращаться в суды или к уполномоченным лицам иностранных государств (ст. 25).

Типовой закон уравнивает в правах иностранных и местных кредиторов, обязывая суды принимать меры, необходимые для уведомления иностранных кредиторов. Иностранное уполномоченное лицо имеет право обратиться в суд с иском о признании иностранной процедуры. Суд выносит решение о признании иностранной процедуры в качестве основной либо неосновной (п. 2 ст. 17).

В результате решения о признании иностранной процедуры иностранное уполномоченное лицо может получить право распоряжаться активами должника, находящимися в этой стране (ст. 21). Иностранное уполномоченное лицо имеет право участвовать во всех процедурах, одной из сторон которых является должник (ст. 24).

Типовой закон не запрещает возбуждение процедуры несостоятельности (банкротства) в государстве, суд которого признал иностранную процедуру основной. Для этого достаточно соблюдения требований национального законодательства, касающихся начала такой процедуры. Типовой закон рассматривает признание иностранной процедуры в качестве основной как доказательство того, что должник является несостоятельным (ст. 31).

При параллельном производстве требования кредиторов, обеспеченные залогом имущества должника, а также другие требования или приоритетные кредиторы (работники, налоговые органы) могут быть удовлетворены. Кредиторы, проживающие в государстве, в котором возбуждено параллельное производство, могут обратиться за удовлетворением своих требований за счет активов и кредитов должника, собранных в параллельном производстве. Эти кредиторы могут предъявить свои требования и в основном производстве (Л. Панзани).

Статус управляющего, правовое положение должника, порядок формирования конкурсной массы, другие процессуальные моменты определяются согласно lex fori concursus. Признание основного производства влечет автоматическое приостановление рассмотрения в судах признавшего государства всех требований в отношении имущества должника и исполнительных производств; устанавливается запрет на отчуждение активов должника. При признании основного производства параллельный конкурсный процесс ограничивается активами должника, находящимися в данном государстве.

Статья 31 Типового закона устанавливает презумпцию банкротства – возбуждение конкурсных процессов возможно даже тогда, когда на территории признающего государства должник не обладает признаками несостоятельности.

Проект Соглашения о трансграничной несостоятельности (1995 г.) подготовлен комитетом J (Конкордат по международной неплатежеспособности Международной ассоциации адвокатов) и построен на идее комбинированного подхода – использование методов единого и параллельных производств. «Центральный форум» (компетентный суд), юрисдикция которого определяется местом ведения основной деятельности должника, призван координировать сбор и управление активами несостоятельного должника.

В рамках параллельных (вторичных) производств по правилам национального законодательства о банкротстве удовлетворяются только требования кредиторов, обеспеченные залогом имущества должника, и иные приоритетные требования. Оставшиеся активы должника переводятся в центральный форум. Производство в центральном форуме осуществляется по правилам государства центрального форума и признается во всех договаривающихся государствах.

В области банкротства действуют двусторонние соглашения о регулировании вопросов несостоятельности юридических и физических лиц: франко‑швейцарская конвенция (1869 г.); бельгийско‑голландское соглашение (1925 г.); франко‑итальянская конвенция (1930 г.); германо‑голландское соглашение (1962 г.); франко‑австрийская конвенция (1979 г.). Общее в этих конвенциях – концепция единого производства. Подчеркивается, что осложнение судебного производства открытием параллельного разбирательства в суде другого государства не должно иметь места в связи с удвоением судебных расходов, увеличением длительности процесса и отсутствием возможности быстрого и результативного сотрудничества между судебными органами.

Судебная процедура, возбужденная в государстве по месту основного места нахождения должника, распространяется и на территорию стран, являющихся сторонами в договоре, но запрещает возбуждение в этих странах другой процедуры. Соглашения закрепляют признание юрисдикции домицилия или места основного ведения бизнеса, полномочий иностранного ликвидатора (управляющего).

Понятие банкротства в международном частном праве



Для обозначения дел о банкротстве, в которых присутствует иностранный элемент, используется термин «трансграничная несостоятельность» (Cross-Вorder Insolvency). В научной литературе встречаются и другие юридические конструкции. Так, Марк Бергер (Marc Berger) применяет словосочетание «многонациональное банкротство» (Multinational Bankruptcy) , а в публикациях Лоуренса Уэстбрука (Lawrence Westbrook) встречается термин «глобальная несостоятельность» (Global Insolvency) . Ричард Гитлин (Richard Gitlin) и Рональд Сильверман (Ronald Silverman) в одном из разделов общего учебника по международному частному праву такие судебные дела называют «международной несостоятельностью» (International Insolvency) . Люк Чан Хо называет эти правоотношения «транснациональной несостоятельностью» (Transnational Insolvency) .

Несмотря на существующие различные определения такого явления в сфере решения проблем задолженности в научном обороте преимущественно используются термины «трансграничные банкротства» или «трансграничная несостоятельность». В этой работе без углубления в лексические особенности указанных выше юридических понятий используется конструкция «трансграничные банкротства».

Случаи, когда признание должника банкротом создавало определенные проблемы, связанные с нахождением его имущества или кредиторов на территории не менее двух стран, были известны еще в древние времена . По некоторым источникам, одним из первых случаев применения процедуры о признании должника банкротом, в котором присутствовал иностранный элемент, было дело, которое рассматривалось еще в 697 г.

Сегодня возбуждение дел о банкротстве лиц, осуществляющих экономическую деятельность на территории нескольких стран, становится довольно распространенной практикой. Бизнес-интересы частных лиц в международных экономических отношениях сегодня обычно выходят за рамки границ страны, с которой лицо имеет юридическую связь: гражданство или регистрацию компании .

Осуществляя предпринимательскую деятельность, любой предприниматель может оказаться в затруднительном финансовом положении. Это обусловлено существованием конкуренции и предусматривает выживание на рынке наиболее опытного предпринимателя. Проблемы задолженности таких лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность как в пределах границ отдельной страны, так и в международных экономических отношениях, сегодня решаются с помощью процедур банкротства .

Проведенный анализ литературы по указанной тематикой свидетельствует о том, что определение трансграничных банкротств ни в международных документах, ни в национальных законах, как правило, не предоставляется. С целью раскрытия особенностей правовых отношений исследователи чаще всего обращаются к примерам из судебной практики и анализу коллизий норм законодательства отдельных стран.

Российский ученый В. В. Степанов для установления содержания такой юридической категории как трансграничные банкротства приводит некоторые примеры судебных дел. В деле о банкротстве компании ЮСЛ-ЮС Лайнс (USL-US Lines) судебные производства были нарушены в США и Великобритании, а конфликт возник между нормами законодательства двух стран по поводу использования в процедуре реорганизации имущества должника, находившегося на территории этих стран.

Обеспечение равного отношения к кредиторам — субъектам права различных стран было целью и по делу Хих Кэжуелти энд Дженерал Иншуранс Лтд. (HIH Casualty & General Insurance Ltd.) . Эта австралийская компания была второй по величине страховой организацией в стране с четырьмя дочерними компаниями, три из которых осуществляли свою деятельность в Великобритании. Конфликт в этом деле был связан с различным подходом к размещению в очереди застрахованных лиц. Австралийский закон о компаниях 2001 придавал приоритет этой категории кредиторов, тогда как в Великобритании требования таких кредиторов размещались в общей очереди . В случае применения в деле о банкротстве этой компании английского закона о несостоятельности, австралийские кредиторы теряли бы право на приоритет при распределении средств от продажи имущества должника, поскольку в каждой стране существует свой режим правового регулирования отношений банкротства .

Американские исследователи для установления особенностей трансграничных банкротств также ссылаются на практику рассмотрения такой категории дел с участием многонациональных компаний на территории США. В деле ВССИ (BCCI Holding, Luxembourg, S.A.) было принято решение о ликвидации материнской компании, располагавшейся в Люксембурге, с имущественными объектами в более чем 75 странах мира по правилам, установленным законодательством о банкротстве. Другая бизнес-империя в сфере недвижимости Олимпия энд Йорк Девелопментс (Olympia & York Developments) с большими имущественными объектами в США и Канаде, была признана банкротом. В отношении японской компании Маруко (Maruko) были начаты производства о признании ее банкротом в Японии, США и Австралии. В деле Максвелл (Maxwell Communication Corp.) должник — большая медиа империя с имущественными активами в Великобритании, США и Канаде (компания с 400 дочерних предприятий по всему миру ), управляемая из штаб-квартиры, расположенной в Великобритании, выступила должником в судебных процессах о признании себя банкротом, возбужденных в США и Канаде . Во всех названных трансграничных делах о банкротстве судьи сталкивались с невозможностью решить проблемы путем применения только норм национального законодательства этих стран. Более того, попытки использовать в соответствующих производствах национальное законодательство создавало новые конфликты, которые обычно не решались путем обращения к традиционным формам решения проблем задолженности по делам о банкротстве.

Для иллюстрации сложных проблем такого характера в международных банкротствах судья Земельного суда. Гамбурга (Германия) Аксель Херхен приводит примеры трансграничных дел из судебной практики этой страны. В одном случае юридическое лицо, созданное в Германии и с фактическим местонахождением органа управления в г. Карлсруэ (Германия), была владельцем виноградника с недвижимым имуществом на территории Франции, а также средств во французском банке, полученных от торговли вином. Во втором примере дом несостоятельного физического лица, находившегося в Германии, находился под залогом, а средства на погашение кредита лицо получало в качестве заработной платы от своего работодателя — бельгийца в соответствии с договором, заключенным в соответствии с бельгийским правом. В этих примерах в отношении этих лиц были возбуждены дела о признании их банкротами в судах соответствующих стран.

Разумеется, сложности по решению проблем задолженности частных лиц могут возникать также и в случае признания физического лица в состоянии, например, когда он является гражданином двух стран. Так, гражданин Германии и Чехии, осуществлял предпринимательскую деятельность на территории двух стран, в отношении него было возбуждено производство о признании банкротом в Гамбурге и Праге . Вопрос, который должен быть решен в данных процессах касался того, какое из этих двух судебных производств должно быть основным.

Как видно, важной особенностью трансграничных банкротств является то, что имущество должника находится на территории нескольких стран. Такие ситуации довольно распространены. Достаточно часто в международном имущественном обороте встречаются и случаи, когда имущество юридического лица передается в залог иностранному лицу с целью обеспечения выполнения обязательства по договору международной купли-продажи, а затем лицо становится банкротом.

В документах, разрабатываемых под эгидой международных организаций в рамках исследовательских проектов, также приводятся схожие признаки трансграничных дел о банкротстве. Например, в документах Американского института права, подготовленных в рамках международного проекта по трансграничной несостоятельности (Transnational Insolvency Project of American Law Institute), отмечается, что трансграничный эффект имеют те дела, в которых кредиторы или имущество должника находятся на территории более одной страны . Кроме того, в этом документе упоминается и другая весьма распространенная ситуация в трансграничных делах о банкротстве — в такой категории дел может приглашаться судебная помощь в другой стране, необходимая для эффективного рассмотрения дела о банкротстве лица, имеющего имущество на территории соответствующих стран.

В трансграничных делах о банкротстве с множественными производствами субъектами чаще всего выступают транснациональные или многонациональные компании, а также лица, которые ведут свой бизнес на территории нескольких стран . Участниками в таких делах также могут быть объединения самостоятельных субъектов предпринимательства, кредиторы или лица, имущество которых находиться на территории нескольких стран.

Если в многонациональной компании возникают конфликты, это, как правило, влечет за собой возбуждение производства о признании такого лица банкротом фактически в каждой стране, где компания или предприниматель ведет экономическую деятельность. Именно такая множественность процедур банкротства и является сегодня достаточно распространенной особенностью трансграничных банкротств.

Возбуждение нескольких производств по делу о банкротстве в странах, в которых находится имущество или находятся кредиторы, создает дополнительные юридические сложности, связанные с необходимостью согласования нарушенных производств по делу о банкротстве. В таких ситуациях коллизионное право иногда становится бессильным решить сложные проблемы по согласованию нескольких параллельных (равнозначных) производств по делу о банкротстве.

В подтверждение сложности обсуждаемых проблем, можно сослаться на высказывание известного специалиста по вопросам банкротства Марка Хомана (Mark Homan), который отметил, что управление процедурой банкротства в трансграничном деле с множественными производства, возбужденного на территории нескольких стран, по разным законам одновременно похоже на попытки играть в шахматы, когда фигуры должны двигаться согласно конфликтными правилами: по одним правилам фигура движется только по диагонали, по другим — по одной клетке, а по третьим — двигаться вообще запрещено . Результат нетрудно предсказать — играть в шахматы будет невозможно.

Некоторые исследования подтверждают чрезвычайно сложные взаимосвязи многонациональных компаний, что отражается на рассмотрении дел о банкротстве. Так, в США отдельные компании имели до 1200 дочерних компаний . При этом, как показало исследование, члены таких компаний не во всех случаях смогли объяснить юридические связи существовавшие между участниками объединения. В некоторых группах по делу о банкротстве не представлялось возможным установить полную организационную схему, а список участников, например гонконгской компании «Carrian», которая разорилась более 25 лет назад, составлял довольно большой буклет. Структура отдельных подгрупп таких известных в регионе компаний как «Federal Mogul» и «Collins and Aikman» была практически такой же как и сама материнская компания .

В коммерческой деятельности широко распространена практика, когда предприниматели и их объединения действуют совместно в группе компаний, а каждая компания, входящая в такую ​​группу, выступает как самостоятельное юридическое лицо. Это создает определенные проблемы как для других участников группы, так и для кредиторов. Такие объединения в документах ЮНСИТРАЛ еще называют корпоративными группами, поскольку довольно часто связи их участников строятся на корпоративных отношениях.

Проведенные научные исследования показали, что связи между участниками корпоративных групп могут быть чрезвычайно разными — это и банковские отношения, и перекрестные совета директоров и договоренности между владельцами компаний, и совместное использование информации или баз данных, и совместное участие в предпринимательских объединениях и др.

Для иллюстрации сложных отношений в корпоративных группах приведем данные отдельных исследований. Так, по результатам осуществленного в 2011 году анализа организационной структуры 500 крупнейших компаний в Австралии, акции которых котируются на фондовой бирже, показало, что 89 процентов таких компаний осуществляют контроль над другими компаниями . Причем, чем больше корпоративная группа, тем больше компаний находится под ее прямым или косвенным контролем. Здесь приводятся следующие данные: самые корпоративные группы в среднем контролируют около 72 компаний, а маленькие — до 9 компаний. Из всех обследованных подконтрольных компаний 90 процентов участников таких объединений находились в полной собственности материнской компании, а в вертикальном подчинении — до 11 уровня.

При отсутствии формального определения понятия трансграничных банкротств в официальных документах международных организаций, под эгидой которых проводятся исследования в этой области права, этот пробел восполняется доктриной. В коллективной монографии известных американских ученых С. Бафорд, Л. Адлера и М. Крейгера приводится основной признак трансграничных дел о банкротстве — это когда производство по делу о банкротстве лица, ведущего экономическую деятельность на территории нескольких стран и кредиторы которого находятся хотя бы в одной другой стране .

Для выяснения природы правовых отношений неспособности лица выполнить свои имущественные обязательства, осложненных иностранным элементом, необходимо отдельно привести результаты научных исследований в этой сфере российских ученых, которые концентрируются на изучении проблем трансграничных банкротств.

В своем диссертационном исследовании А. В. Мохова приводит определение трансграничных банкротств, называя такие признаки: участие в правоотношениях иностранных по отношению друг к другу должника и кредитора, участие в правоотношениях иностранных по отношению друг к другу учредителей юридического лица того же должника, наличие имущества за рубежом и возбуждения судебных производств в двух и более странах . Кажется, один признак, содержащийся в приведенном определении, а именно об учредителях, является лишним, поскольку вряд ли его можно отнести к специфике правовых отношений банкротства (отношений: должник — кредитор).

Другой российский ученый А. А. Рягузов относит к правовым отношениям с трансграничных банкротств также и нормы процессуального характера, называя при этом их «процессуальной формой» отношений банкротства . Хотя этот признак является важным для характеристики трансграничных банкротств, однако в целом законодательство о банкротстве регулирует правовые отношения имущественного характера между должником и кредитором.

Как видно из проведенного исследования для установления понятия трансграничных банкротств российские исследователи в основном обращаются к особенностям правовых отношений, являющихся объектом исследования в судебных делах. Определения, как правило, приводятся через обращение к описанию коллизий в такой категории дел. Тоже самое происходит и за рубежом — в иностранной научной литературе не удалось найти определение трансграничных банкротств.

Обобщая результаты проведенного анализа, следует признать, что для целей определения юридической конструкции трансграничные банкротства ученые обычно называют основной признак таких правовых отношений — это наличие юридической связи между правовыми порядками нескольких стран. Раскрывая эту связь, Л. П. Ануфриева обращает внимание на то, что в международном обороте долговое обязательство может возникнуть согласно нормам иностранного государства, право собственности на имущество банкрота иногда определяется правопорядком другой страны, а кредитор может быть субъектом права иностранного государства .

Заметим, что для раскрытия сути сложных отношений трансграничного банкротства приведения только примеров из судебной практики и отдельных признаков таких дел считается недостаточным. В частности, здесь не хватает раскрытия сущности правовых отношений и выяснения природы норм, направленных на решение конфликтов в трансграничных делах о банкротстве.

По результатам проведения анализа существующих определений трансграничных банкротств и изучения природы соответствующих правовых отношений можно сформулировать понятие этой юридической категории следующим образом: трансграничные банкротства — это совокупность правовых отношений по признанию частного лица банкротом, осложненных иностранным элементом, когда хотя бы один участник правоотношений является иностранным лицом, или имущество должника находится на территории не менее двух стран, или возбуждено несколько судебных разбирательств по делу о банкротстве лица на территории нескольких стран, которые регулируются коллизионными и унифицированными материальными нормами международного частного права.

Хотя приведенное определение может показаться громоздким, но в нем учтены особенности правовых отношений при банкротстве и важнейшие черты такой категории дел.

Литература:

Трансграничная несостоятельность

Понятие трансграничной несостоятельности. Несостоятельность (банкротство) — это признанная судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов. Отношения, связанные с несостоятельностью должника, — это отношения между неплатежеспособным должником и его кредиторами. Эти отношения регулируются нормами разной отраслевой принадлежности: нормами материального (частного и публичного) и процессуального права. С точки зрения природы правоотношений несостоятельности их можно определить как охранительное обязательство с активной множественностью лиц, реализуемое в процессуальной форме, характеризуемой как один из видов процессуального соучастия.

Правовое регулирование банкротства в разных странах существенно отличается. Эти различия могут касаться: критериев банкротства; круга лиц, которые могут быть признаны банкротами; процедур, применяемых в деле о банкротстве должника; особенностей банкротства отдельных категорий должников; правил судебного разбирательства дел о банкротстве; многих других сторон отношения банкротства.

В условиях интернационализации экономики разных стран, когда несостоятельный должник и кредиторы имеют разную национальную принадлежность либо имущество несостоятельного должника, на которое обращается взыскание кредиторов, находится в разных странах, различия национальных систем правового регулирования банкротства — серьезное препятствие для урегулирования отношений, связанных с признанием должника банкротом и удовлетворением требований кредиторов. Возникает проблема трансграничного или международного банкротства.

Легальное определение понятия трансграничного банкротства отсутствует. ЮНСИТРАЛ понятие трансграничного банкротства истолковано как ситуация, когда активы должника размещены более чем в одном государстве или когда в производство о банкротстве вовлечены иностранные кредиторы должника.

• Трансграничное банкротство—это институт международного частного права, регулирующий отношения, в которых участвуют несостоятельный должник и иностранные кредиторы, либо такие отношения, когда имущество несостоятельного должника находится в разных государствах.

Л. П. Ануфриева, формулируя суть данного явления, подчеркивает, что, как и во всех других ситуациях, подпадающих под сферу действия международного частного права, отношение должно характеризоваться проявлением юридической связи с правопорядками различных государств.

Методы регулирования отношений трансграничного банкротства. В настоящее время отсутствует единообразное международное правовое регулирование трансграничного банкротства. Поэтому обычно возбуждаются независимые (параллельные) производства по делам о банкротстве должника в соответствующих странах, или в зависимости от политической и правовой близости стран предпринимаются бессистемные попытки урегулирования долгов на основе принципа взаимности.

Так, в соответствии с Федеральным законом от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» российским и иностранным кредиторам, участвующим в производстве по делу о банкротстве, предоставляются равные права; решения иностранных судов по делам о банкротстве могут быть признаны в России на началах взаимности (п. 5—6 ст. 1).

Сходное правило содержится во Вводном законе к германскому Закону о несостоятельности, предусматривающему, что германские суды могут признавать иностранные судебные решения в отношении активов, находящихся на территории Германии (п. 1 ст. 102). Признание иностранных производств не исключает открытия в Германии отдельного производства о банкротстве, которое будет ограничено активами, находящимися в Германии. Законодательство Франции также предусматривает возможность для французских кредиторов, при наличии активов на территории страны, открывать производство о банкротстве в отношении любого должника. Законодательство Англии и США допускает возможность возбуждения производства о банкротстве в отношении иностранных компаний.

Такое различие в подходах к регулированию трансграничного банкротства в разных странах не способствует эффективному решению проблемы, время разбирательства дел затягивается, активы должника распыляются, страдают интересы иностранных кредиторов и мировая экономика в целом. Приведем один из примеров трансграничного банкротства.

ОАО «Банк российский кредит» имело активы за рубежом, в частности, в Люксембурге. После возникновения финансовых проблем Банк был передан под управление государственной корпорации «Агентство по реструктуризации кредитных организаций», введен мораторий на удовлетворение требований кредиторов Банка, иностранным кредиторам Банка сделано предложение об условиях мирового соглашения.

Реструктуризация Банка предполагала приостановление любых действий в отношении его имущества, где бы оно ни находилось. Поскольку часть активов находилась в Люксембурге, Люксембургский окружной суд в целях обеспечения интересов иностранных кредиторов Банка вынес решение об аресте активов Банка, находящихся за рубежом. Иностранные кредиторы были заинтересованы в ликвидации, а не в реорганизации Банка. Активы Банка в результате их ареста Люксембургским окружным судом не могли быть переведены в Россию.

Выход из сложившейся ситуации состоял в том, чтобы Люксембургский окружной суд снял арест с зарубежных активов Банка. Для этого необходимо было убедить суд в том, что интересы иностранных кредиторов будут соблюдены в России, что российское законодательство о реструктуризации и банкротстве кредитных организаций соответствует международным стандартам.

Это удалось сделать благодаря активным двусторонним контактам российской и люксембургской сторон, переговорам с иностранными кредиторами. Арест с активов Банка был снят, было заключено мировое соглашение между Банком-должником и его кредиторами, включая иностранных кредиторов.

Однако такой подход неудобен, не всегда приводит к результату, устраивающему всех заинтересованных лиц. Поэтому необходимо скорейшее создание единого международного правового механизма для решения проблем трансграничного банкротства, разработка международных соглашений о трансграничном банкротстве.

Универсальный метод регулирования трансграничного банкротства, который может быть при этом использован, — это метод единого производства, в соответствии с которым производство по делу о банкротстве возбуждается и реализуется в одном месте:

  • — в месте регистрации должника; недостаток этого подхода заключается в том, что в месте регистрации должника может не быть ни активов, ни кредиторов;
  • — в месте ведения основного бизнеса должника; нередко такое место крайне сложно определить, поскольку бизнес в разных странах может быть примерно равен по объему;
  • — по праву государства, в котором возбуждено первое производство по делу о банкротстве должника; однако это может быть государство, где находится меньшая часть активов или кредиторов должника.

И все-таки, в отличие от метода параллельных производств, который в настоящее время так или иначе проявляет себя в решении проблем трансграничного банкротства, метод единого производства имеет явные преимущества: применяются единые правила производства, все активы должника учитываются в одном месте, все кредиторы участвуют в процедурах на равных условиях.

Следует также учесть, что при современном развитии информационных технологий всем кредиторам могут быть предоставлены адекватные возможности участия в иностранном производстве.

Источники регулирования отношений трансграничного банкротства. История попыток регулирования трансграничного банкротства на двусторонней основе странами, имеющими прочные экономические связи, насчитывает не один десяток лет. В частности, такие соглашения были заключены Францией с рядом стран (Швейцарией в 1869 г., Бельгией в 1889 г., Италией в 1930 г., Монако в 1950 г., Австрией в 1979 г.). В этих соглашениях договаривающиеся страны обычно придерживались традиций МЧП (принципа единого производства) и закрепляли принцип взаимного признания иностранных судебных решений, признание юрисдикции домицилия или места основного ведения бизнеса, полномочий иностранного ликвидатора (управляющего).

Неоднократно предпринимались также попытки достичь соглашения между большим количеством стран, разработать универсальные международные конвенции. Однако в этих случаях, как правило, не удавалось достичь согласия в отношении действия принципа единого производства в регулировании трансграничного банкротства, сразу начинал проявляться принцип параллельных национальных производств.

Так, Гаагской конференцией по международному частному праву была подготовлена Конвенция о банкротстве 1925 г. (в силу не вступила); специальный раздел, посвященный регулированию трансграничной несостоятельности, был включен в Кодекс Бустаманте (1928); известна Конвенция северных стран о банкротстве (1933); в течение многих лет разрабатывается Конвенция о банкротстве в рамках Бенилюкса; Организацией по гармонизации коммерческого права стран Африки (ОГАДА) принят Единообразный закон о несостоятельности (1999); Американским институтом права были подготовлены проекты документов по упорядочению решения проблем трансграничного банкротства.

Особо следует обратить внимание на опыт решения проблем трансграничного банкротства, приобретенный при разработке следующих международных актов:

  • — Европейской конвенции о трансграничной несостоятельности 1960 г.;
  • — Европейской конвенции о некоторых международных аспектах банкротства 1990 г.;
  • — Конвенции Европейского Союза о трансграничной несостоятельности 1995 г.;
  • — Соглашения о трансграничной несостоятельности, подготовленного комитетом J;
  • — Типового закона ЮНСИТРАЛ о трансграничной несостоятельности 1997 г.;
  • — модели регулирования трансграничной несостоятельности в СНГ.

«Типовой закон ЮНСИТРАЛ о трансграничной несостоятельности» (Принят в г. Вене 30.05.1997 на 30-ой сессии ЮНСИТРАЛ)

ОРГАНИЗАЦИЯ ОБЪЕДИНЕННЫХ НАЦИЙ
КОМИССИЯ ПО ПРАВУ МЕЖДУНАРОДНОЙ ТОРГОВЛИ
ТИПОВОЙ ЗАКОН ЮНСИТРАЛ
О ТРАНСГРАНИЧНОЙ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ
(Вена, 30 мая 1997 года)
Преамбула
Цель настоящего Закона заключается в установлении эффективных механизмов урегулирования дел о трансграничной несостоятельности в целях:
a) сотрудничества между судами и другими компетентными органами настоящего государства и иностранных государств, которые участвуют в делах о трансграничной несостоятельности;
b) большей юридической определенности для торговли и инвестиционной деятельности;
c) справедливого и эффективного урегулирования случаев трансграничной несостоятельности при обеспечении защиты интересов всех кредиторов и других заинтересованных лиц, включая должника;
d) защиты и максимального повышения стоимости активов должника;
e) содействия сохранению находящихся в тяжелом финансовом положении предприятий в целях защиты инвестиций и сохранения рабочих мест.
Глава I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
Статья 1
Сфера применения
1) Настоящий Закон применяется в случаях, когда:
a) в настоящем государстве иностранным судом или иностранным представителем запрашивается содействие в связи с иностранным производством; или
b) в иностранном государстве запрашивается содействие в связи с производством на основании ; или
c) иностранное производство и производство на основании в отношении одного и того же должника осуществляются параллельно; или
d) кредиторы или другие заинтересованные лица в иностранном государстве заинтересованы в подаче просьбы о возбуждении производства в настоящем государстве на основании или в участии в таком производстве.
2) Настоящий Закон не применяется в отношении производства, касающегося .
Статья 2
Определения
Для целей настоящего Закона:
a) «иностранное производство» означает коллективное судебное или административное производство — включая временное производство, — которое проводится в иностранном государстве в соответствии с законодательным актом, касающимся несостоятельности, и в рамках которого активы и деловые операции должника подлежат контролю или надзору со стороны иностранного суда в целях реорганизации или ликвидации;
b) «основное иностранное производство» означает иностранное производство, осуществляемое в государстве, в котором находится центр основных интересов должника;
c) «неосновное иностранное производство» означает иностранное производство, иное, чем основное иностранное производство, осуществляемое в государстве, в котором находится предприятие должника по смыслу подпункта «f» настоящей статьи;
d) «иностранный представитель» означает лицо или учреждение — включая лицо или учреждение, назначенное на временной основе, — которое в рамках иностранного производства уполномочено управлять реорганизацией или ликвидацией активов или деловых операций должника или совершать действия в качестве представителя иностранного производства;
e) «иностранный суд» означает судебный или иной орган, компетентный осуществлять контроль или надзор за иностранным производством;
f) «предприятие» означает любое место операций, в котором должник осуществляет не носящую временного характера экономическую деятельность, охватывающую людей и товары или услуги.
Статья 3
Международные обязательства настоящего государства
Если настоящий Закон вступает в коллизию с обязательством настоящего государства, обусловленным любым договором или каким-либо другим соглашением, стороной которого оно является наряду с еще одним или несколькими государствами, преимущественную силу имеют положения такого договора или соглашения.
Статья 4

Упомянутые в настоящем Законе функции, касающиеся признания иностранного производства или сотрудничества с иностранными судами, выполняются .
———————————
Государства, в которых некоторые функции, связанные с производством по делам о несостоятельности, возлагаются на назначенных правительством должностных лиц или органы, возможно, пожелают включить в статью 4 или в другое место главы I следующее положение:
Ничто в настоящем Законе не затрагивает действующие в настоящем государстве положения, регулирующие полномочия .
Статья 5
Полномочия на совершение действий
в иностранном государстве
уполномочивается совершать такие действия в иностранном государстве от имени производства на основании , которые допускаются применимым иностранным правом.
Статья 6
Исключение на основании публичного порядка
Ничто в настоящем Законе не препятствует суду отказать в принятии мер, регулируемых настоящим Законом, если соответствующая мера будет явно противоречить публичному порядку настоящего государства.
Статья 7
Дополнительное содействие на основании других
законодательных актов
Ничто в настоящем Законе не ограничивает полномочий суда или оказывать дополнительное содействие иностранному представителю на основании других законодательных актов настоящего государства.
Статья 8
Толкование
При толковании настоящего Закона следует учитывать его международное происхождение и необходимость содействовать достижению единообразия в его применении и соблюдению добросовестности.
Глава II. ДОСТУП ИНОСТРАННЫХ ПРЕДСТАВИТЕЛЕЙ И КРЕДИТОРОВ
К СУДАМ В НАСТОЯЩЕМ ГОСУДАРСТВЕ
Статья 9
Право непосредственного доступа
Иностранный представитель имеет право подавать ходатайства непосредственно суду в настоящем государстве.
Статья 10
Ограниченная юрисдикция
Тот факт, что иностранный представитель подает в какой-либо суд в настоящем государстве ходатайство в соответствии с настоящим Законом, сам по себе не обуславливает подчинение иностранного представителя или иностранных активов и деловых операций должника юрисдикции судов настоящего государства в каких-либо иных, нежели рассмотрение этого ходатайства, целях.
Статья 11
Ходатайство иностранного представителя о возбуждении
производства на основании
Иностранный представитель имеет право подать ходатайство о возбуждении производства на основании , если в иных отношениях соблюдены условия для возбуждения такого производства.
Статья 12
Участие иностранного представителя в производстве
на основании
После признания иностранного производства иностранный представитель имеет право принимать участие в производстве, касающемся должника, на основании .
Статья 13
Доступ иностранных кредиторов к производству на
основании
1) С учетом пункта 2 настоящей статьи иностранные кредиторы обладают такими же правами в отношении возбуждения производства и участия в производстве на основании , как и кредиторы в настоящем государстве.
2) Пункт 1 настоящей статьи не затрагивает порядка очередности требований в рамках производства на основании , за исключением того, что требования иностранных кредиторов не должны получать более низкого статуса, чем .
———————————
Принимающее Типовой закон государство, возможно, пожелает рассмотреть следующую альтернативную формулировку для замены статьи 13 (2):
2) Пункт 1 настоящей статьи не затрагивает порядка очередности требований в рамках производства на основании или исключения иностранных налоговых требовании и требований по социальному обеспечению в рамках такого производства. Тем не менее требования иностранных кредиторов, иные чем требования, связанные с налоговыми обязательствами и обязательствами по социальному обеспечению, не должны получать более низкого статуса, чем .
Статья 14
Уведомление иностранных кредиторов о производстве
на основании
1) Во всех случаях, когда на основании уведомление должно быть направлено кредиторам в настоящем государстве, такое уведомление также направляется известным кредиторам, которые не имеют адреса в настоящем государстве. Суд может вынести постановление о принятии соответствующих мер с целью направления уведомления любым кредиторам, адрес которых пока не известен.
2) Такое уведомление направляется иностранным кредиторам в индивидуальном порядке, если суд не сочтет, что с учетом обстоятельств более целесообразной является какая-либо другая форма уведомления. Передачи судебных поручений или соблюдения иных аналогичных формальностей не требуется.
3) Когда уведомление о возбуждении производства должно быть направлено иностранным кредиторам, в этом уведомлении:
a) указывается разумный срок для представления требований и конкретно указывается место их представления;
b) указывается, требуется ли представление обеспеченных требований обеспеченными кредиторами; и
c) содержится любая другая информация, подлежащая включению в такое уведомление кредиторов в соответствии с законом настоящего государства и приказами суда.
Глава III. ПРИЗНАНИЕ ИНОСТРАННОГО ПРОИЗВОДСТВА
И СУДЕБНАЯ ПОМОЩЬ
Статья 15
Ходатайство о признании иностранного производства
и иностранного представителя
1) Иностранный представитель может подать в суд ходатайство о признании иностранного производства, в рамках которого был назначен иностранный представитель.
2) Ходатайство о признании сопровождается:
a) заверенной копией решения о возбуждении иностранного производства и назначении иностранного представителя; или
b) свидетельством от иностранного суда, подтверждающим существование иностранного производства и назначение иностранного представителя; или
c) в отсутствие доказательств, упомянутых в подпунктах «a» и «b», любым другим приемлемым для суда доказательством существования иностранного производства и назначения иностранного представителя.
3) Ходатайство о признании также сопровождается заявлением с указанием всех иностранных производств в отношении должника, о которых известно иностранному представителю.
4) Суд может потребовать обеспечить перевод документов, представленных в обоснование ходатайства о признании, на официальный язык настоящего государства.
Статья 16
Презумпции, касающиеся признания
1) Если в решении или свидетельстве, упомянутом в статье 15 (2), указывается, что иностранное производство является производством по смыслу статьи 2 «a» и что иностранный представитель является лицом или учреждением по смыслу статьи 2 «d», суд имеет право исходить из этой презумпции.
2) Суд имеет право исходить из презумпции, что документы, представленные в обоснование ходатайства о признании, являются подлинными, независимо от того, была ли произведена их легализация.
3) В отсутствие доказательств противного зарегистрированная контора должника, или обычное место жительства в случае физического лица, считается центром основных интересов должника.
Статья 17
Решение о признании иностранного производства
1) С учетом статьи 6 иностранное производство признается, если:
a) иностранное производство является производством по смыслу статьи 2 «a»;
b) иностранный представитель, ходатайствующий о признании, является лицом или учреждением по смыслу статьи 2 «d»;
c) ходатайство удовлетворяет требованиям статьи 15 (2); и
d) ходатайство было представлено суду, упомянутому в статье 4.
2) Иностранное производство признается:
a) в качестве основного иностранного производства, если оно осуществляется в государстве, в котором находится центр основных интересов должника; или
b) в качестве неосновного иностранного производства, если должник имеет в иностранном государстве предприятие по смыслу статьи 2 «f».
3) Решение по ходатайству о признании иностранного производства принимается в кратчайшие возможные

МЧП: предмет, понятие, принципы

Предмет и понятие МЧП

Предметом МЧП являются однородные отношения, которые отвечают двум показателям: частноправовым и трансграничным. Таким образом предмет международного частного права – это частноправовые и трансграничные отношения.

Частноправовые отношения

Частноправовые отношения – отношения, которые основаны на принципах юридического равенства, свободного волеизъявления, имущественной самостоятельности, субъектами которых преимущественно являются физические и юридические лица. Частные отношения регулируются частным правом, семейным правом и трудовым правом. Все эти группы отношений относят и к международному частному праву при соблюдении критерия – трансграничности.

Трансграничные отношения

Трансграничные отношения – отношения, которые осложнены иностранным элементом. Любые отношения имеют следующую структуру: субъекты (по меньшей мере два), объект и взаимные права и обязанности. Если хотя бы один субъект или объект является иностранным, то отношение будет являться трансграничным. А вот юридический факт не входит в систему самого отношения, а является основанием для его возникновения, изменения или прекращения. Поэтому юридический факт, в результате которого возникло или изменилось отношение, является иностранным, то такое отношение будет носить трансграничный характер. В трансграничных отношениях должны обязательно присутствовать отечественные отношения, иначе отношение будет не трансграничным, а полностью иностранным или не для Российской Федерации. Для того, чтобы отношение подпадало под воздействие Российского Международного частного права, необходимо. Чтобы кроме иностранного элемента обязательно был хотя бы один отечественный элемент. Только в таком случае отношение будет являться трансграничным, отечественным.

Пример 1: покупка российским гражданином сотового телефона через интернет у китайского продавца.

Данные отношения носят частноправовой характер, потому что это купля-продажа и сфера гражданского права. Иностранный элемент выражен в иностранном субъекте – в китайском продавце. Имеется иностранный объект – сотовый телефон, который продает китайский продавец и имеет принадлежность Китаю, находится в Китае и произведен в Китае, хотя и не указано, является ли телефон иностранным или не иностранным по отношению к России.

Пример 2: вступление в брак российской гражданки за итальянского гражданина на территории Италии.

Здесь опять отношение частноправовое, так как это семейные отношения. Иностранный элемент выражается в иностранном субъекте – итальянского гражданина и в иностранном юридическом факте, на территории Италии. Отечественный элемент выражен в виде российской гражданки Российского субъекта.

Пример 3: наследование российским гражданином имущества, находящегося во Франции.

Здесь отечественный субъект – российский гражданин, но иностранный объект – имущество, находящееся во Франции. Само отношение носит частноправовой характер, относится к наследственным и гражданским отношениям.

Пример 4: инвестиции Швейцарской компании NESTLE в производство продукции на территории Российской Федерации.

Инвестиционные отношения носят частноправовой и трансграничный характер, хотя некоторые инвестиционные отношения связанные с освобождением от налогов, могут носить и публичный характер.

Вывод: отношения, которые носят частноправовой характер и трансграничный характер – являются предметом Международного Частного Права и регулируются савокупностью правовых норм с помощью специальных методов.

Основные принципы МЧП

МЧП состоит из норм, которые устанавливаются государством ли законодателем, причем как на международном уровне путем заключения международных договоров, так и на национальном уровне, включая соответствующие нормы национального источника права.

Принципы МЧП – это основные идеи в соответствии с которыми строится вся система правового регулирования частноправных и трансграничных отношений.

Принцип равенства национального права

Принцип обозначает, что при координировании частноправных и трансграничных отношений, законоположник должен признавать не только отечественное право, но и иностранное и формулируя коллизионные правила отсылать не только к отечественному праву, но и к иностранному.

Всякий законописатель внутри своей страны думает, что его право наиболее ценно, преимущественно справедливо, преимущественно гуманно, преимущественно лучше. Впрочем, данный принцип обязывает законодателей каждого государства диктовать коллизионные нормы соответственно, чтобы они отсылали не только к отечественному праву, но и к иностранному праву, поскольку иностранное право такое же первостепенное, такое же ценное, такое же справедливое и гуманное, однако с точки зрения той страны, в которой оно создается.

Настоящий принцип реализуется таким образом, что в коллизионных нормах, как правило отсылают не именно к отечественному праву, как праву того государства, которое определяется в соответствии с установленной последовательностью.

Модель 1: права на имущество регулируются российским правом.

Здесь норма не соответствует принципу равенства национального права.

Модель 2: права на имущество регулируются правом той страны, где находятся вещи.

Тут государство признает не только свое право, но и иностранное. Преподносит норму так, чтобы при применении определенного алгоритма человек мог выбрать право той страны, которое должна регулировать эти отношения, притом при подборе это может быть, как отечественное право, если вещи находятся в России, так и иностранное право, если вещи находятся в иностранном государстве. Таким образом прослеживается схожесть нашего права и иностранного права. В данной норме нет ущемлений, где право Англии, например, для нас это как право иностранное. Каждое из этих прав или правовых систем — самоценно.

Принцип защиты отечественного правопорядка

Принцип означает, что применяя иностранное право для регулирования частноправных и трансграничных отношений, должно обеспечить, чтобы при этом не нарушались основные правила отечественного права. Если коллизионная норма отослала нас к иностранному праву и мы должны соответственно применить иностранное право для регулирования частноправных и трансграничных отношений, то тогда может возникнуть определенная проблема, когда иностранное право противоречит нашему праву. Этот принцип реализуется через два института международного частного права, это институт оговорки о публичном порядке и институт сверхинтерактивных норм. Например, статья 156 Семейного Кодекса, она устанавливает правила установления правил вступления в брак.

Принцип наиболее тесной связи

Принцип означает, что при формулировании коллизионных норм для конкретных частноправных и трансграничных отношений необходимо учитывать, с правом какого государства это частноправное и трансграничное отношение больше всего связано. Законодатель, когда формулирует коллизионные нормы, которые отсылает для регулирования частноправных и трансграничных отношений к праву какого — либо государства, он формулирует алгоритм определения применимого права. Этот алгоритм и составляет основную задачу при формулировании коллизионной нормы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *