Судебная практика по страхованию

Содержание

Практика взыскания возмещения по страхованию жизни

По статистике Судебного департамента при ВС, в федеральные суды общей юрисдикции и мировые суды за 2017 год поступило 2457 дел о взыскании возмещения по страхованию жизни, из которых 2030 удовлетворено, 236 удовлетворено частично и по 196 делам отказано в удовлетворении. По удовлетворенным искам суды взыскали в общей сложности 139 млн руб., включая моральный вред. Чтобы страхователю добиться выплаты возмещения, главное – доказать, что случившееся событие относится к страховому случаю.

В пользу страхователя

Пример 1.

Олег Азриев* перед путешествием в Республику Кипр застраховал свою жизнь по риску «медицинские услуги и медико-транспортные расходы» и дополнительному риску «спорт» в компании ООО «Зетта страхование». Страховая сумма составила €100 000. В период действия договора Азриев занимался дайвингом, и у него возникли симптомы декомпрессионной болезни. Лечение в кипрской клинике стоило €33 545.

Когда Азриев обратился в страховую, ему возместили лишь €9610, сообщив, что его случай не страховой. Черемушкинский районный суд и Московский городской суд поддержали компанию: по их мнению, декомпрессионная болезнь возникла у Азриева не в результате занятий дайвингом как спортивной дисциплиной, а из-за подводного плавания. Суды также сослались на то, что оплата специфического лечения — гибербарической оксигенизации и реабилитация не являются страховыми случаями. Кроме того, истец каких-либо расходов на оплату своего лечения не понес, в связи с чем требовать оплаты может только клиника.

Верховный суд напомнил: добровольная выплата страховщиком части возмещения свидетельствует о признании им факта наступления страхового случая. Значит, страховщик обязан доплатить возмещение (п. 3 ст. 10 закона об организации страхового дела). При этом, как отметил ВС, нижестоящие суды не определили: входят ли в состав медицинских расходов какие-либо расходы, не связанные с гибербарической оксигенизацией и реабилитационным лечением. Также суды не установили, указана ли клиника в договоре личного страхования в качестве выгодоприобретателя. Поэтому ВС отменил вынесенные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции (№ 5-КГ18-118).

«ВС обосновано отправил это дело на пересмотр. Дело в том, что нижестоящие суды не дали надлежащего толкования договору и тому, как в условиях полиса был обозначен объем страхового покрытия под названием «спорт». Очень неочевидный вывод судов о том, что право требовать возмещение по дополнительным расходам имел не сам застрахованный, а клиника», – считает партнер «Первой Юридической Сети» Павел Курлат.

ВС в очередной раз выступил в качестве учительницы, которая возвращает материал на «работу над ошибками». И как следует из текста определения – ошибками грубыми

Сергей Кислов, партнёр КА Ковалев, Тугуши и партнеры Ковалев, Тугуши и партнеры Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Страховое право группа Банкротство группа Фармацевтика и здравоохранение группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 4 место По выручке на юриста (Меньше 30 Юристов) 27 место По выручке 30-31 место По количеству юристов ×

Пример 2.

Игорь Филатов* заключил договор страхования от несчастных случаев, в период действия которого получил первую группу инвалидности. Согласно договору, наступление инвалидности в результате несчастного случая отнесено к страховым рискам, но страховая решила ему не платить – поскольку инвалидность была установлена в результате заболевания. Однако суды поддержали страхователя, а ВС указал: и в заявлении, и в полисе отсутствует указание на какое-либо различие между наступлением инвалидности от несчастного случая и от заболевания. Сведений о программах, предусматривающих страхование лишь от болезни или от болезни в дополнение к несчастному случаю, не имеется. Поэтому страхователь получил 1 млн руб. возмещения и 300 000 руб. компенсации морального вреда (№ 18-КГ17-27).

Нельзя, чтобы правила страхования создавали для страхователя неопределенность. Условия договора должны толковаться с учетом воли страхователя и целей самого договора

Ольга Бенедская, советник Муранов, Черняков и партнеры Муранов, Черняков и партнеры Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Международный арбитраж ×

Пример 3.

Иван Солнцев* в период действия договора страхования жизни попал в ДТП и получил телесные повреждения. Страховая отказалась выплачивать возмещение, ссылаясь на предоставление клиентом недостоверных сведений. Дело в том, что при заключении договора Солнцев указал, что не страдает какими-либо заболеваниями, не является инвалидом и документы на установление группы инвалидности не подавал. При этом он приложил справку, согласно которой является инвалидом 2-й группы по общему заболеванию.

Кузьминский районный суд поддержал страховщика, а Мосгорсуд – страхователя. Апелляция отметила: если страхователь сообщил недостаточно обстоятельств либо есть сомнения в их достоверности, страховая могла сделать письменный запрос и все уточнить. В указанном деле такого запроса не было, дополнительные сведения не истребовались, здоровье Солнцева страховщик не проверял. Кроме того, временная нетрудоспособность возникла у клиента вследствие полученных травм при ДТП и не состоит в причинно-следственной связи с установленной инвалидностью. Поэтому судебная коллегия Мосгорсуда взыскала страховое возмещение, неустойку, компенсацию морального вреда, штраф и расходы на оплату услуг представителя (№ 33-47972/2017).

Практика Зачем страховать себя и как на этом заработать

Пример 4.

Олег Мухин* принял участие в Программе добровольного коллективного страхования, а спустя время умер от рака верхней доли правого легкого. Его наследник обратился за выплатой возмещения, но получил отказ: при заключении договора Мухин указал на отсутствие у него сердечно-сосудистых заболеваний. Тогда наследник подал иск о взыскании страхового возмещения в размере остатка кредитной задолженности на дату наступления страхового случая, а также положительной разницы между страховой выплатой и остатком задолженности, компенсации морального вреда и судебных расходов. Страховщик предъявил встречный иск о признании договора недействительным. Басманный районный суд Москвы постановил взыскать в пользу банка страховое возмещение, а в пользу наследницы – страховое возмещение, убытки, расходы по уплате госпошлины и юруслуг. В удовлетворении встречных требований суд отказал. Он сослался на то, что смерть застрахованного лица произошла вследствие заболевания, не соотносящегося и не состоящего в причинно-следственной связи с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Мосгорсуд подтвердил правильность этого решения (№ 33-38962/2017).

В пользу страховщика

Пример 1.

Ирина Федина* заключила с ОА «СОГАЗ» договор личного страхования, но при заполнении анкеты не указала, что перенесла несколько операций и проходила лечение. В период действия договора Федина скончалась из-за развившегося после гастропластики перитонита. Ее наследник обратился за страховой выплатой, но получил отказ. В суде ОА «СОГАЗ» ходатайствовало о назначении посмертной судебно-медицинской экспертизы, которая установила: Федина страдала тяжелой формой ожирения, выраженной в нарушении пищевого поведения, в связи с чем ей был проведен целый ряд бариатрических операций. При этом каждая последующая операция была следствием неэффективности предыдущей и возникающих послеоперационных осложнений. Сокрытие этих сведений при заключении договора страхования привело к тому, что Кунцевский районный суд и Мосгорсуд встали на сторону страховой компании (№ 33-6150/2018).

Следует отличать освобождение от выплаты страхового возмещения (ст. 963-964 ГК) от отказа в выплате страхового возмещения вследствие того, что заявленное событие не является страховым случаем

Ольга Бенедская

Пример 2.

Евгений Петров* заключил договор личного страхования, в котором в качестве рисков указывались болезнь, смерть, инвалидность 1 и 2 группы и временная утрата трудоспособности из-за несчастного случая. В период действия договора Петров скончался от острой сердечной недостаточности, развившейся в результате заболевания сердца. В анкете Петров указывал, что никогда не страдал от заболеваний сердечно-сосудистой системы, но страховая представила доказательства хронической болезни клиента. Это обстоятельство привело к тому, что Мосгорсуд признал договор страхования недействительным, а наследники Петрова не получили страховое возмещение (№ 33-1268/2018).

* – имя и фамилия изменены редакцией.

  • Верховный суд РФ

При наличии условий, предусмотренных для осуществления страховой выплаты в порядке прямого возмещения убытков, потерпевший вправе обратиться с заявлением о страховой выплате только к страховщику, застраховавшему его гражданскую ответственность.

Пример. П. обратился с иском к страховщику о взыскании страховой выплаты, ссылаясь на то, что в результате имевшего место 7 апреля 2015 г. дорожно-транспортного происшествия его транспортному средству причинены механические повреждения. 2 июня 2015 г. он обратился к страховщику, у которого застрахована гражданская ответственность водителя С., виновного в дорожно-транспортном происшествии, с заявлением о страховой выплате, представив необходимый пакет документов, однако ответчик страховую выплату не произвел. Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены. Апелляционным определением областного суда решение отменено, как основанное на неправильном применении и толковании норм материального права, исходя из следующего. В соответствии с пунктом 4 статьи 931 ГК РФ в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно, а также в других случаях, предусмотренных законом или договором страхования такой ответственности, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявить непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы. По правилам пункта 1 статьи 14¹ Закона об ОСАГО потерпевший предъявляет требование о возмещении вреда, причиненного его имуществу, страховщику, который застраховал гражданскую ответственность потерпевшего, в случае наличия одновременно следующих обстоятельств: а) в результате дорожно-транспортного происшествия вред причинен только транспортным средствам, указанным в подпункте «б» настоящего пункта; б) дорожно-транспортное происшествие произошло в результате взаимодействия (столкновения) двух транспортных средств (включая транспортные средства с прицепами к ним), гражданская ответственность владельцев которых застрахована в соответствии с названным Федеральным законом. Поскольку в дорожно-транспортном происшествии, имевшем место 7 апреля 2015 г., вред причинен только транспортным средствам, указанным в подпункте «б» пункта 1 статьи 14¹ Закона об ОСАГО, истец П. вправе предъявить требование о возмещении вреда только страховщику, который застраховал его собственную гражданскую ответственность. Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 37 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2015 г. № 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», при наличии условий, предусмотренных для осуществления страховой выплаты в порядке прямого возмещения убытков, потерпевший вправе обратиться с заявлением о страховой выплате только к страховщику, застраховавшему его гражданскую ответственность (пункт 1 статьи 14¹ и пункт 1 статьи 12 Закона об ОСАГО). Таким образом, исковые требования П. предъявлены к ненадлежащему ответчику, в связи с чем у суда первой инстанции не имелось правовых оснований для возложения на страховщика ОАО «А», застраховавшего гражданскую ответственность виновного в причинении вреда, обязанности по выплате страхового возмещения в порядке прямого возмещения убытков. На основании изложенного решение суда отменено, по делу принято новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований П.

Потерпевший, имеющий право на предъявление требования о прямом возмещении убытков, в случае введения в отношении страховщика, застраховавшего его гражданскую ответственность, процедур, применяемых в деле о банкротстве, или в случае отзыва у него лицензии на осуществление страховой деятельности вправе предъявить требования о страховой выплате к страховщику гражданской ответственности причинителя вреда.

Пример. К. обратился в суд к страховой компании «Р» о возмещении ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия, указав в обоснование заявленных требований, что в результате дорожно-транспортного происшествия, произошедшего 29 октября 2014 г., был причинен ущерб принадлежащему истцу на праве собственности транспортному средству, управляемому на момент дорожно-транспортного происшествия А. Виновным в совершении дорожно-транспортного происшествия в соответствии с материалами административного дела был признан Т., управлявший транспортным средством, собственником которого является ЗАО «Е». Гражданская ответственность виновника дорожно-транспортного происшествия была застрахована в страховой компании «Р». Гражданская ответственность К. застрахована в страховой компании «С», в связи с чем он направил заявление о прямом возмещении убытков и полный пакет страхового дела в головной офис страховщика, так как Нальчикский филиал ОАО «С» прекратил свою деятельность. Страховщиком – ОАО «С» не было принято никаких мер по его заявлению, а из разъяснений Российского Союза Автостраховщиков стало известно, что решением Центрального Банка Российской Федерации в страховой компании «С» назначена временная администрация сроком на шесть месяцев. Кроме того, 27 января 2015 г. данная страховая компания исключена из соглашения о прямом возмещении убытков. 7 февраля 2015 г. К. направил в страховую компанию, застраховавшую гражданскую ответственность причинителя вреда, заявление и необходимый перечень документов для принятия решения по осуществлению страховой выплаты, которое было проигнорировано ответчиком. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения апелляционным определением, в удовлетворении исковых требований К. отказано.

Разрешая дело по существу и отказывая в удовлетворении заявленных К. требований, суд первой инстанции, руководствуясь положениями пункта 10 статьи 12 Закона об ОСАГО, исходил из того, что обязанность по осуществлению выплаты страхового возмещения у ответчика не наступила, поскольку истцом не соблюден порядок обращения за страховым возмещением. С данным выводом не согласился суд апелляционной инстанции, указав на неправильное применение судом первой инстанции норм материального права, регулирующих возникшие отношения. При этом, оставляя указанное решение суда без изменения, суд апелляционной инстанции исходил из того, что истцом предъявлены требования о страховой выплате страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность лица, причинившего вред, в то время как имели место основания для обращения к страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность потерпевшего, с заявлением о прямом возмещении убытков (пункт 1 статьи 14¹ Закона об ОСАГО). Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала вывод суда апелляционной инстанции о том, что истцом предъявлены требования о страховой выплате страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность лица, причинившего вред, в то время как имели место основания для обращения к страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность потерпевшего, с заявлением о прямом возмещении убытков, основанным на неправильном применении норм материального права, указав следующее. Судом установлено, что заявление истца о выплате страхового возмещения было направлено К. в страховую компанию «Р» в связи с исключением 27 января 2015 г. страховой компании «С» из соглашения о прямом возмещении убытков. Из положений статьи 12, пунктов 4 и 5 статьи 14¹ Закона об ОСАГО следует, что обязанность по возмещению вреда, причиненного имуществу потерпевшего, возлагается на страховщика, застраховавшего гражданскую ответственность лица, причинившего вред, в порядке выплаты страхового возмещения потерпевшему либо в счет страховой выплаты по договору обязательного страхования страховщику, осуществившему прямое возмещение убытков в соответствии с предусмотренным статьей 26¹ указанного Федерального закона соглашением о прямом возмещении убытков. На основании изложенного неудовлетворение требований потерпевшего, заявленных в порядке прямого возмещения убытков страховщику, исключенному из соглашения о прямом возмещении убытков, не препятствует обращению потерпевшего к страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность причинителя вреда, с требованиями о выплате страхового возмещения, что не противоречит требованиям пункта 9 статьи 14¹ Закона об ОСАГО, предусматривающего предъявление потерпевшим, имеющим право предъявить требование о прямом возмещении убытков, страховщику, застраховавшему его гражданскую ответственность, в случае введения в отношении такого страховщика процедур, применяемых в деле о банкротстве, или в случае отзыва у него лицензии на осуществление страховой деятельности, требований о страховой выплате страховщику, который застраховал гражданскую ответственность лица, причинившего вред. Между тем, отказывая К. в удовлетворении заявленных к ООО «Р» требований по основанию выбора истцом ненадлежащего способа защиты нарушенного права, суд апелляционной инстанции вопрос о восстановлении права истца при исключении страховщика, являющегося обязанным по осуществлению прямого возмещения убытков, из соглашения о прямом возмещении убытков, в отношении которого не введены процедуры, применяемые в деле о банкротстве, и не отозвана лицензия на осуществление страховой выплаты, не обсудил и не указал надлежащий способ реализации истцом своих прав на возмещение причиненных ему убытков. Таким образом, вывод суда апелляционной инстанций о том, что К. выбран неверный способ защиты своего нарушенного права, сделан без надлежащей оценки обстоятельств, указанных истцом в обоснование своих требований, и свидетельствует о существенном нарушении судом апелляционной инстанции статей 56, 57, 67, 198 ГПК РФ. С учетом изложенного апелляционное определение Судебной коллегией признано незаконным и отменено, дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

В то же время суды правомерно исходят из того, что в случае введения в отношении страховщика, застраховавшего гражданскую ответственность потерпевшего, процедур, применяемых в деле о банкротстве, или в случае отзыва у него лицензии на осуществление страховой деятельности, если решением суда с этого страховщика в пользу потерпевшего взыскана страховая выплата, либо страховщиком была осуществлена страховая выплата, а потерпевший не согласен с ее размером, потерпевший по истечении шестимесячного срока вправе обратиться за компенсационной выплатой только в профессиональное объединение страховщиков (Российский Союз Автостраховщиков).

Страховой полис является доказательством, подтверждающим заключение договора ОСАГО, пока не доказано иное. В случае установления факта поддельности страхового полиса и отсутствия доказательств, подтверждающих заключение договора ОСАГО, на страховщика не может быть возложена обязанность по выплате страхового возмещения.

Пример. Истец Т. обратился в суд с иском к страховой компании «М» о взыскании страхового возмещения, указывая на то, что 14 июня 2014 г. в результате дорожно-транспортного происшествия, имевшего место по вине водителя Е., было повреждено принадлежащее ему транспортное средство. Страховая компания «М», от имени которой значится выданным предъявленный полис обязательного страхования гражданской ответственности З. как владельца транспортного средства, отказала в выплате страховой суммы в порядке прямого возмещения, ссылаясь на фальсификацию страхового полиса. Судом первой инстанции установлено, что 14 июня 2014 г. водитель Е., управляя транспортным средством и двигаясь задним ходом, не убедился в безопасности данного маневра, в результате чего совершил столкновение с транспортным средством под управлением Т. При этом Е. исполнял трудовые обязанности по договору с индивидуальным предпринимателем П., а транспортное средство принадлежало на праве собственности З., у которого имелся страховой полис ОСАГО ССС № 0659002663, выданный от имени страховой компании «М». При обращении истца в страховую компанию «М» в порядке прямого возмещения убытков ему было отказано в страховой выплате с указанием на то, что договор ОСАГО с выдачей страхового полиса ССС № 0659002663 был заключен страховщиком не с З., а с другим лицом – владельцем транспортного средства ВАЗ 2109, гражданская ответственность З. в страховой компании «М» не застрахована. Суд первой инстанции, отказывая истцу Т. в удовлетворении иска, основываясь на заключении проведенной по делу технической экспертизы документов, указал, что представленный З. полис является поддельным, на момент совершения дорожно-транспортного происшествия гражданская ответственность З. как владельца транспортного средства не была застрахована, следовательно, у страховой компании не возникло обязанности по выплате страхового возмещения. Суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда и удовлетворяя иск к страховой компании, указал, что на данные правоотношения распространяется презумпция отсутствия у потребителя специальных познаний о свойствах и характеристиках товара, следовательно, З. не мог знать о том, как должен выглядеть подлинный бланк полиса ОСАГО страховой компании «М». Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации признала выводы суда апелляционной инстанции основанными на неправильном применении норм материального права, указав следующее. Основанием для возникновения у страховщика обязанности по договору страхования является договор страхования, заключенный со страхователем (статья 927 ГК РФ). Согласно статье 940 ГК РФ договор страхования должен быть заключен в письменной форме. Статьей 969 этого же кодекса установлено, что несоблюдение письменной формы влечет недействительность договора страхования, за исключением договора обязательного государственного страхования. В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 15 Закона об ОСАГО обязательное страхование осуществляется владельцами транспортных средств путем заключения со страховщиками договоров обязательного страхования, в которых указываются транспортные средства, гражданская ответственность владельцев которых застрахована. Пунктом 7 статьи 15 Закона об ОСАГО предусмотрено, что при заключении договора обязательного страхования страховщик вручает страхователю страховой полис, являющийся документом, удостоверяющим осуществление обязательного страхования, а также вносит сведения, указанные в заявлении о заключении договора обязательного страхования и (или) представленные при заключении этого договора, в автоматизированную информационную систему обязательного страхования. Бланк страхового полиса обязательного страхования является документом строгой отчетности. В соответствии с пунктом 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2015 г. № 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» выдача страхового полиса является доказательством, подтверждающим заключение договора обязательного страхования гражданской ответственности, пока не доказано иное. По смыслу приведенных норм права и разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации страховой полис является документом, удостоверяющим заключение договора ОСАГО, на основании которого возникает обязанность выплачивать страховое возмещение при наступлении страхового случая. На основании части 5 статьи 67 ГПК РФ при оценке документов или иных письменных доказательств суд обязан с учетом других доказательств убедиться в том, что такие документ или иное письменное доказательство исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств, подписаны лицом, имеющим право скреплять документ подписью, содержат все другие неотъемлемые реквизиты данного вида доказательств. Из материалов дела следует, что факт поддельности полиса ОСАГО страховой компании «М», выданного на имя З., а также квитанции об уплате им страховой премии установлен судом первой инстанции, выводы которого не поставлены судом апелляционной инстанции под сомнение. Каких-либо доказательств заключения З. со страховой компанией «М» договора ОСАГО, а также уплаты им страховой премии в материалах дела не имеется, и суд апелляционной инстанции на такие доказательства не ссылался. В отсутствие каких-либо договорных отношений между сторонами возложение на страховщика обязанности по выплате страхового возмещения противоречит приведенным выше нормам материального права.

Поскольку факт выдачи ответчиком страхового полиса З. не установлен, равно как не установлен факт обращения З. к данному страховщику или его агенту по поводу заключения договора ОСАГО, а также факт уплаты им страховой премии, то доводы суда апелляционной инстанции о том, мог ли знать З. о поддельности страхового полиса, не имеют правового значения для разрешения указанного спора. С учетом изложенного обжалуемое апелляционное определение Судебной коллегией признано незаконным и отменено, дело направлено на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

После исполнения страховщиком обязательства по страховой выплате в размере, согласованном сторонами при заключении соглашения об урегулировании страхового случая без проведения независимой технической экспертизы транспортного средства или независимой экспертизы (оценки) поврежденного имущества, основания для взыскания каких-либо денежных сумм сверх согласованных сторонами отсутствуют. Потерпевший вправе обратиться в суд с иском об оспаривании такого соглашения и о взыскании суммы страхового возмещения только при наличии оснований для признания указанного соглашения недействительным.

Пример. Дорожно-транспортное происшествие с участием транспортного средства под управлением П. и транспортного средства под управлением С. произошло 15 февраля 2015 г. Виновником аварии является С. Транспортному средству П. причинены механические повреждения. Транспортное средство было осмотрено 11 апреля 2015 г., и страховщиком, застраховавшим гражданскую ответственность П. (страховая компания «С»), выплачено 8702 рублей. 17 апреля 2015 г. при получении акта о страховом случае, акта осмотра транспортного средства от 11 апреля 2015 г. П. подписал соглашение, в соответствии с условиями которого размер страхового возмещения составил 8702 рублей. Полагая, что соглашение от 17 апреля 2015 г. противоречит действующему законодательству и нарушает его права, П. обратился в суд с иском к страховой компании «С», ссылаясь на положения части 1 статьи 15 ГК РФ, статьи 16¹ Закона о защите прав потребителей, части 3 статьи 16¹ Закона об ОСАГО, о признании соглашения от 17 апреля 2015 г. недействительным; взыскании страхового возмещения в размере 39 675 рублей, а также по иным требованиям. В удовлетворении заявленных требований было отказано. При разрешении спора судом установлено, что 17 апреля 2015 г. между истцом и ответчиком заключено соглашение, которым стороны определили размер ущерба, причиненный имуществу истца, определили порядок возмещения истцу ответчиком установленной соглашением суммы ущерба, а также определили последствия заключения данного соглашения. Ответчик, перечислив истцу определенную соглашением сумму страхового возмещения, надлежащим образом исполнил принятые на себя обязательства по заключенному с истцом соглашению. Истец П. при обращении в суд ссылался на то, что соглашение об урегулировании страхового случая по договору ОСАГО было заключено под влиянием заблуждения, поскольку он не имел представления о размере реальной восстановительной стоимости транспортного средства. Отказывая в удовлетворении исковых требований П., суд исходил из того, что П., желая получить страховую выплату, обратился в страховую компанию «С» и представил для осмотра поврежденное транспортное средство. По результатам осмотра транспортного средства составлен акт осмотра по страховому случаю. До подписания соглашения П. мог обратиться к оценщику и определить действительную стоимость восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства, вместо этого П., действуя разумно и добровольно, согласился с характером повреждений принадлежащего ему транспортного средства, отраженных в акте осмотра, со стоимостью их устранения, указанной в экспертном заключении оценщика страховщика от 4 марта 2015 г. на сумму 8702 рубля, следствием чего явилось подписанное им со страховщиком соглашение о размере страховой выплаты по данному страховому случаю в сумме 8702 рубля, которое заключено с учетом принципа свободы договора по волеизъявлению сторон и закону не противоречит. Подписанное П. соглашение, исходя из буквального его толкования, доступно пониманию гражданина, не обладающего юридическими знаниями, и не допускает каких-либо двояких толкований и формулировок. Доказательств заключения соглашения под влиянием заблуждения, обмана или под давлением не имеется. Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд правильно указал, что П., подписав соглашение о размере страховой выплаты, исходя из буквального толкования его содержания, согласился с тем, что сумма в 8702 рубля возместит убытки, причиненные повреждением принадлежащего ему транспортного средства в результате дорожно-транспортного происшествия, и что указанная сумма является страховым возмещением по данному страховому случаю. П., заключив с ответчиком соглашение о размере страховой выплаты, реализовал свое право на получение страхового возмещения, и после исполнения страховщиком своих обязательств, предусмотренных соглашением, основания для взыскания каких-либо дополнительных убытков отсутствуют. Предусмотренных законом оснований для признания соглашения недействительным установлено не было.

Расчет стоимости восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства для целей выплаты страхового возмещения по договору ОСАГО и для определения размера ущерба, возмещаемого причинителем вреда, осуществляется в соответствии с Единой методикой, т.е. с учетом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов транспортного средства.

Пример. Т. обратилась в суд с иском к причинителю вреда С. и страховой компании «А» о возмещении материального ущерба, причиненного в результате дорожно-транспортного происшествия. Разрешая спор и определяя сумму ущерба, причиненного истцу, суд первой инстанции исходил из величины затрат на восстановление поврежденного транспортного средства в размере 92 300 рублей (с учетом износа).

В соответствии с абзацем восьмым статьи 1 Закона об ОСАГО договор обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств – договор страхования, по которому страховщик обязуется за обусловленную договором плату (страховую премию) при наступлении предусмотренного в договоре события (страхового случая) возместить потерпевшим причиненный вследствие этого события вред их жизни, здоровью или имуществу (осуществить страховую выплату) в пределах определенной договором суммы (страховой суммы). Страховая сумма, в пределах которой страховщик при наступлении каждого страхового случая (независимо от их числа в течение срока действия договора обязательного страхования) обязуется возместить потерпевшим причиненный вред, составляет в части возмещения вреда, причиненного имуществу каждого потерпевшего, 400 тысяч рублей (подпункт «б» статьи 7 Закона об ОСАГО). Расходы, понесенные потерпевшим в связи с необходимостью восстановления права, нарушенного вследствие причиненного дорожно-транспортным происшествием вреда, подлежат возмещению страховщиком в пределах сумм, установленных статьей 7 Закона об ОСАГО (пункт 4 статьи 931 ГК РФ, абзац восьмой статьи 1, абзац первый пункта 1 статьи 12 Закона об ОСАГО). В силу пункта 15 статьи 12 Закона об ОСАГО возмещение вреда, причиненного транспортному средству потерпевшего, может осуществляться по выбору потерпевшего путем организации и оплаты восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства на станции технического обслуживания, с которым у страховщика заключен договор о ремонте транспортного средства в рамках договора обязательного страхования, либо путем получения суммы страховой выплаты в кассе страховщика или перечисления суммы страховой выплаты на банковский счет потерпевшего (выгодоприобретателя). При этом независимо от того, какой способ возмещения вреда избран потерпевшим, стоимость восстановительного ремонта поврежденного транспортного средства определяется с учетом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов транспортного средства (абзац второй пункта 19 статьи 12 Закона об ОСАГО). Размер подлежащего выплате потерпевшему страховщиком или причинителем вреда ущерба начиная с 17 октября 2014 г. определяется только в соответствии с Единой методикой. Таким образом, потерпевший вправе требовать со страховой компании, являющейся страховщиком по обязательному страхованию гражданской ответственности причинителя вреда, выплаты страхового возмещения в пределах сумм, предусмотренных статьей 7 Закона об ОСАГО (400 тысяч рублей).

В случае если стоимость ремонта превышает указанную выше сумму ущерба (400 тысяч рублей), с причинителя вреда подлежит взысканию дополнительная сумма, рассчитываемая в соответствии с Единой методикой с учетом износа подлежащих замене деталей, узлов и агрегатов транспортного средства. На основании изложенного суд пришел к правильному выводу об отсутствии оснований для удовлетворения требований Т. о взыскании с причинителя вреда С. разницы между размером страхового возмещения, рассчитанного с учетом износа, и стоимостью восстановительного ремонта без учета износа.

Неустойка за несвоевременную выплату страхового возмещения, предусмотренная абзацем вторым пункта 21 статьи 12 Закона об ОСАГО, подлежит начислению не только на сумму, составляющую стоимость восстановительного ремонта, но и на иные расходы, обусловленные наступлением страхового случая и необходимые для реализации потерпевшим права на получение страхового возмещения.

Анализ судебной практики свидетельствует, что при разрешении требований о взыскании неустойки суды исходят из того, что неустойка за несвоевременную выплату страхового возмещения, предусмотренная абзацем вторым пункта 21 статьи 12 Закона об ОСАГО, не подлежит начислению на сумму расходов по эвакуации транспортного средства с места дорожно-транспортного происшествия и т.п. Данный вывод судов нельзя признать правильным по следующим основаниям. В силу абзаца второго пункта 21 статьи 12 Закона об ОСАГО при несоблюдении срока осуществления страховой выплаты или возмещения причиненного вреда в натуре страховщик за каждый день просрочки уплачивает потерпевшему неустойку (пеню) в размере одного процента от определенного в соответствии с названным Федеральным законом размера страховой выплаты по виду причиненного вреда каждому потерпевшему. В соответствии с разъяснениями, изложенными в пункте 55 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2015 г. № 2, размер неустойки за несоблюдение срока осуществления страховой выплаты или возмещения причиненного вреда в натуральной форме определяется в размере 1 процента за каждый день просрочки от суммы страхового возмещения, подлежащего выплате потерпевшему по конкретному страховому случаю, за вычетом сумм, выплаченных страховой компанией в добровольном порядке в сроки, установленные статьей 12 Закона об ОСАГО (абзац второй пункта 21 статьи 12 Закона об ОСАГО). Неустойка исчисляется со дня, следующего за днем, установленным для принятия решения о выплате страхового возмещения, и до дня фактического исполнения страховщиком обязательства по договору. Под страховой выплатой понимается конкретная денежная сумма, подлежащая выплате страховщиком в возмещение вреда, причиненного жизни, здоровью и/или имуществу потерпевшего (пункт 3 статьи 10 Закона № 4015-I, статьи 1 и 12 Закона об ОСАГО). Как разъяснил Пленум Верховного Суда Российской Федерации в пункте 28 постановления от 29 января 2015 г. № 2, при причинении вреда потерпевшему возмещению подлежат восстановительные и иные расходы, обусловленные наступлением страхового случая и необходимые для реализации потерпевшим права на получение страхового возмещения (например, расходы на услуги аварийного комиссара, расходы на эвакуацию транспортного средства с места дорожно-транспортного происшествия, хранение поврежденного транспортного средства, доставку пострадавшего в лечебное учреждение, восстановление дорожного знака и/или ограждения, доставку ремонтных материалов к месту дорожно-транспортного происшествия и т.д.). Расходы, понесенные потерпевшим в связи с необходимостью восстановления права, нарушенного вследствие причиненного дорожно-транспортным происшествием вреда, подлежат возмещению страховщиком в пределах сумм, установленных статьей 7 Закона об ОСАГО (пункт 4 статьи 931 ГК РФ, абзац восьмой статьи 1, абзац первый пункта 1 статьи 12 Закона об ОСАГО). В связи с изложенным неустойка за несвоевременную выплату страхового возмещения, предусмотренная абзацем вторым пункта 21 статьи 12 Закона об ОСАГО, подлежит начислению не только на стоимость восстановительного ремонта, но и иные расходы, обусловленные наступлением страхового случая и необходимые для реализации потерпевшим права на получение страхового возмещения, являющиеся составной частью страхового возмещения, подлежащего выплате потерпевшему по конкретному страховому случаю.

Ввиду объемов обзора это только небольшая выдержка интересных вопросов. Полный обзор представлен здесь:

Судебная практика по ОСАГО

Львиная доля споров со страховыми компаниями по ОСАГО вызвана отказом выплачивать страховое возмещение. Одна из причин – невозможность осмотра пострадавшего авто. Страховщики утверждают, что водители уклоняются от осмотра, а потому невозможно установить факт страхового случая.

Но такой аргумент работает только если СК сделала все для организации такого осмотра, в том числе в письменном виде уведомила пострадавшую сторону и может подтвердить это документально. Если же доказательств такого уведомления нет, пострадавший считается неуведомленным. А значит, отказывать ему в выплате страховки нельзя, считает Верховный суд (Определение № 9-КГ17-12 от 31.10.2017).

Страховщик не может диктовать условия осмотра авто пострадавшего

Если в результате ДТП автомобиль пострадал настолько, что эксплуатировать его нельзя, страховщик должен в течение 5 дней организовать осмотр на территории пострадавшего. К такому выводу пришел Верховный суд в своем Определении №77-КГ17-25 от 31.10.2017.

Даже если страховая компания неоднократно вызывает на осмотр и приглашает водителя для согласования его даты, тот вправе игнорировать такие письма и провести независимую экспертизу самостоятельно. Вызывать и оплачивать эвакуатор пострадавший не обязан! А если досудебный порядок спора по ОСАГО не дал результата, и страховая отказалась платить – обращайтесь в суд.

Расчет ущерба по справочникам РСА необоснованно занижает страховые выплаты

Пожалуй, самый крупный сегмент страховых споров по ОСАГО – это споры, связанные с заниженной суммой возмещения. Размер ущерба, с которым обычно соглашается страховая компания, на 30-50% ниже реального. Если водителя это не устраивает, он проводит независимую экспертизу. Но экспертное заключение не всегда “козырь” даже для суда.

Теперь же есть новый аргумент в пользу пострадавших. Дело в том, что страховщики при расчете сумм ущерба руководствуются справочниками РСА, а в них суммы ниже рыночных.

Цены в справочниках РСА существенно ниже цен, сложившихся на рынке. А это, по мнению Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ, ведет к экономически необоснованному занижению страховых выплат (Определение № 306-КГ17-17947 от 16.03.2018). В связи с этим размер ущерба, рассчитанный страховой, должен быть пересмотрен.

Страховая возместит все расходы, а не только ущерб

Если страховщик доказывает вам, что он должен возместить вам только ущерб имуществу и здоровью, знайте, что это откровенная ложь. Его обязанность – компенсировать не только восстановительные, но и иные расходы, вызванные попаданием в ДТП (п. 36 Постановления Пленума ВС РФ № 58 от 26.12.2017). Так, поводом для претензии, а затем и судебного урегулирования спора по ОСАГО, однозначно станет отказ в возмещении расходов на:

  • эвакуацию и хранение поврежденного транспортного средства и иного имущества;
  • транспортировку пострадавшего в больницу, иные транспортные расходы;
  • восстановление дорожной инфраструктуры, ограждений, оборудования АЗС;
  • восстановление пострадавшей недвижимости;
  • вызов аварийного комиссара;
  • доставку строительных материалов для проведения восстановительных работ и так далее.

Неверные сведения в договоре – виноват страховщик

Отказ в страховом возмещении, обоснованный неверными сведениями в договоре страхования, обычно считается бесперспективным в части оспаривания. Но судебная практика по Закону “Об ОСАГО” показывает обратное. Пример – Определение ВС РФ № 34-КП7-8 от 03.10.2017.

В рассматриваемом случае страховщик был намерен признать недействительным договор автогражданки, ссылаясь на то, что страхователь при его заключении умышленно сообщила страховщику ложные сведения о месте предполагаемого использования ТС. Вместо Мурманской была указана Ленинградская область. Но для Верховного суда это не стало аргументом.

СК, как профессиональный представитель рынка, сама должна была уточнять достоверность полученных от клиента сведений. А так как страховая не смогла доказать, что клиентка хотела умышленно ввести ее в заблуждение, в признании договора недействительным было отказано.

Неустойка – на всю сумму возмещения

Неустойка за просрочку сроков выплаты страхового возмещения должна начисляться не только на сумму восстановительного ремонта, но и на иные расходы. Как отмечается в п. 25 Обзора практики рассмотрения дел судами дел, связанных с ОСАГО (утв. Президиумом ВС РФ 22.06.2016), суды, при рассмотрении споров по договору страхования, выплачивают неустойку без учета расходов на эвакуацию и прочих затрат водителя. Такой подход не обоснован – неустойка подлежит начислению на все расходы, которые вызваны ДТП.

Повреждения при ремонте чреваты неустойкой и моральным ущербом

Ответственность за качество выполненного восстановительного ремонта в рамках страхового возмещения само собой возлагается на страховщика. Но если в результате ремонтных работ автомобилю причинен ущерб, решение спора по ОСАГО переходит в плоскость защиты прав потребителей.

К такому выводу пришел Верховный суд в Определении по делу № 78-КГ 17-83 от 14.11.2017. Это значит, что пострадавший водитель вправе требовать от страховщика не только устранения причиненного вреда, но и выплаты неустойки, предусмотренной ст. 23 ФЗ “О защите прав потребителей”, а также компенсации морального вреда.

Утрата товарной стоимости также подлежит возмещению

Представьте, вы попали в ДТП на новом автомобиле, которому год-два. Страховщик, конечно, восстановит автомобиль, но новым он не будет уже никогда. Клеймо «битого» ТС останется с ним до конца дней, продать его по цене, равнозначной цене до ДТП уже не удастся. Это – утрата товарной стоимости. Она проявится только при продаже авто в будущем, но это не значит, что ее не нужно возмещать – судебная практика по ДТП по ОСАГО на стороне пострадавших.

Как в своемопределении по делу № 59-КГ 16-9 от 19.07.2016указал ВС РФ, утрату товарной стоимости необходимо относить к реальному ущербу. Он выражается в уменьшении стоимости ТС, вызванным ухудшением его товарного вида, эксплуатационных качеств, снижении прочности и долговечности (п. 37 Постановления Пленума ВС РФ № 58 от 26.12.2017).Потребовать возмещения товарной стоимости можно у страховщика, а если страховой суммы недостаточно для ее покрытия – у причинителя вреда.

Резюме

Безусловно, выше рассмотрены далеко не все примеры положительных судебных решений – невозможно объять необъятное. Но описанная практика является показательной, а многие вопросы, рассмотренные Верховным судом, на первый взгляд (как и по мнению нижестоящих инстанций) могли показаться бесперспективными. Это конкретные случаи, когда упорство в отстаивании своих прав дает позитивный результат. Берите пример!

Что делать при наступлении страхового случая при страховании имущества?

Согласно ст. 9 Закона РФ № 4015-1 страховым случаем признается какое-либо совершившееся событие, при наступлении которого страховая организация обязуется выплатить определенную денежную сумму страхователю, согласно заключенному договору. Это общее определение из закона «Об организации страхового дела в РФ» применимо и для имущественного страхования.

Как вести себя при наступлении страхового случая? Какие события можно квалифицировать таковыми и какие документы потребуется предоставить для получения выплаты? На эти и некоторые другие вопросы мы постараемся ответить в данной статье.

Порядок действий при наступлении страхового случая

При наступлении страхового случая, предусмотренного договором имущественного страхования, страхователю следует придерживаться следующего плана действий:

  • В первую очередь необходимо немедленно оповестить о случившемся страховую компанию. Точный срок, в течение которого клиент обязан это сделать, прописывается в договоре, но, как правило, он не превышает 24 часов с момента наступления страхового случая. Желательно выбирать такой способ оповещения, который при необходимости позволит гражданину доказать тот факт, что уведомление было произведено своевременно.
  • Предпринять все возможные действия по минимизации ущерба. К примеру, при пожаре следует в обязательном порядке вызвать соответствующую службу, а не бездействовать на основании того, что квартира и так застрахована. Другой пример: в случае затопления квартиры соседями сверху, пострадавший при наличии такой возможности обязан вынести неповрежденное имущество в безопасное место либо предпринять любые другие действия для уменьшения последствий происшествия.
  • До приезда на место происшествия представителей страховой компании крайне не рекомендуется каким-либо образом изменять обстановку в помещении и что-либо трогать. Подобные действия затруднят проведение оценки размеров ущерба и расследования по установлению причин, приведших к наступлению страхового случая. Также нередки ситуации, когда граждане умышленно стараются повлиять на сумму компенсации в сторону ее увеличения, для чего собственноручно портят имущество.

Единственное исключение из данного правила: действия, предпринимаемые для минимизации ущерба или продиктованные требованиями безопасности. Так или иначе, для предотвращения возможных разногласий со страховщиком по этому поводу рекомендуется уведомлять его о планируемых действиях.

  • После прибытия сотрудника страховой организации на место происшествия, следует предоставить ему полный доступ к пострадавшему имуществу для проведения осмотра и оценки суммы ущерба. При осуществлении данных действий должны также присутствовать представители страхователя и лица, ответственного за случившееся происшествие (для предъявления ему встречных претензий по праву регресса).

Обратите внимание! Запрещается самостоятельное урегулирование вопросов по возмещению нанесенного ущерба с лицом, виновным в его возникновении. Например, прием денежных средств в качестве компенсации от соседа, затопившего квартиру. Такие действия могут стать причиной отказа в страховой выплате.

Перечень документов, необходимых для подтверждения страхового случая

Прежде всего страхователь должен в обозначенный договором срок (обычно он варьируется от 2 до 5 дней) написать заявление о наступлении страхового случая, в котором подробно описать все поврежденное и утраченное имущество. Впоследствии дополнительно к этому заявлению потребуется предоставить следующие документы:

  • действующий страховой договор, заявление на покупку полиса, квитанции об оплате страховых взносов и т.п;
  • паспорт гражданина РФ для подтверждения личности человека, имуществу которого был нанесен ущерб;
  • пакет документов, подтверждающих право собственности страхователя на недвижимое имущество (свидетельство о регистрации в едином государственном реестре, договор дарения и т.п.);
  • акт соответствующей государственной службы (противопожарной, МЧС, полиции, ЖЭК и т.п.) о том, что ущерб действительно был нанесен. В данном документе должны быть зафиксированы все обнаруженные соответствующим органом повреждения;
  • документы, подтверждающие понесенные финансовые расходы, вызванные страховым случаем (чеки, квитанции, счета и т.п.);
  • список поврежденного или погибшего имущества;
  • акт о проведенной сотрудником страховой компании экспертизе;
  • иные документы, свидетельствующие о причинах и сумме ущерба (фото- и видеоматериалы с места происшествия, показания соседей, материалы дополнительных осмотров и экспертиз).

Распространенные страховые случаи в страховании имущества

Точный перечень страховых событий всегда индивидуально формируется при заключении договора и зависит от множества факторов (например, владельцу частного дома вряд ли имеет смысл страховать гражданскую ответственность). К самым популярным страховым рискам относят:

  • кража, грабеж и другие незаконные действия со стороны третьих лиц, в результате которых имущество было повреждено либо утрачено;
  • пожар, потоп, поломки инженерных коммуникаций;
  • стихийные бедствия (землетрясения, наводнения, удар молнии и т.п.);
  • страхование гражданской ответственности клиента. Данный тип полиса рассчитан на возмещение вреда в ситуации, когда ущерб будет нанесен самим хозяином квартиры другому лицу;
  • титульное страхование недвижимости. Подразумевает под собой защиту самого права собственности на имущество. Актуально при совершении сделок с приобретением вторичного жилья. Если после заключения такой сделки впоследствии обнаружатся детали, позволяющие признать ее недействительной (к примеру, были нарушены права несовершеннолетних детей или других собственников), о которых покупатель не имел ни малейшего представления, то все его финансовые потери будут покрыты страховщиком;
  • ипотечное страхование. Представляет собой защиту денежных рисков кредитора, которые могут возникнуть в том случае, если заемщик не сможет выплатить долг. Недвижимое имущество здесь выступает в качестве залога.

Какие события не являются страховыми

Происшествия, которые не относят к страховым случаям, можно разделить на две основные категории. К первой относятся чрезвычайные обстоятельства, при наступлении которых у страховщика появляется законное право не выплачивать возмещение за порчу или уничтожение имущества: военные конфликты, забастовки, народные волнения, гражданская война.

Ко второй категории можно отнести события, возникающие вследствие нарушения договорных обязательств со стороны страхователя, когда тот:

  • умышленно не предпринял никаких действий для минимизации ущерба, при условии наличия таковой возможности;
  • собственноручно спровоцировал наступление страхового случая в результате грубой неосторожности или умышленных действий;
  • в установленные сроки не оповестил компанию о наступлении страхового события.

Кроме того, страховая организация имеет право не осуществлять выплаты, если имущество было на законном основании по решению суда конфисковано, арестовано, реквизировано или уничтожено. Все остальные дополнительные особенности, регламентирующие события, при которых компенсация выплачена не будет, прописываются в договоре.

Советуем почитать: Как возместить ущерб при заливе квартиры мирным путем 5/5 (1 голосов)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *