Судебная практика конфискация имущества

Все о конфискации имущества: УК РФ, основания, признаки, что нельзя конфисковать

Home security.

Конфискация имущества предусмотрена по 74 видам преступлений и представляет собой меру, восстанавливающую социальную справедливость.

Незаконное имущество

Конфискация — это изъятие в безвозмездном, принудительном порядке материальных ценностей у осужденного. Конфискование происходит не всего имущества осужденного, а только имущества, которым он владеет незаконно.

Действующий Уголовный кодекс содержит перечень имущества, подлежащего изъятию.

  • Имущество приобретено, в результате преступных деяний либо являлось объектом противоправного передвижения через границу. Конфискованию подлежит все то, что имеет материальную, денежную ценность, доходы, даже если имущество было видоизменено. Меру назначают по усмотрению суда. Помимо обращения имущества, полученного незаконным путем в пользу государства, возможно и возвращение законным владельцам.

Конфискация подлежит применению за деяние, совершенные с отягчающими признаками как: убийство, нанесение тяжкого вреда, похищение и купля-продажа человека, принуждение к рабскому труду. В том числе и за деяния, направленные против свободного волеизъявления на выборах и других избирательных прав; влекущие нарушение интеллектуальных прав, создающие угрозу безопасности общества и государства; воспрепятствуют законной экономической деятельности; создают угрозу здоровью и нравственности населения; влекут противоправное передвижение через границу государства; направлены против правосудия и другие.

В Уголовном кодексе РФ содержится исчерпывающий перечень преступлений, по которым возможно применить конфискацию имущества, он является окончательным и расширенному толкованию не подлежит. Некоторые правоведы считают упущением невключение в этот перечень таких преступлений, как хищение, вымогательство и других экономически корыстных преступлений.

  • Для финансирования незаконных вооруженных формирований, преступных сообществ, террористов, экстремистов предназначалось имущество.
  • Способствовавшее, совершению преступного деяния, собственником которых является осужденный (орудия, приспособления, технические устройства). Перечень преступлений, по которым возможно изъятие предмета, неограничен. В государственный доход может быть обращена денежная сумма, полученная в качестве взятки чиновником.

Имущество, выбывшее из владения осужденного, подлежит конфискации, если новый владелец был в курсе, что имущество получено преступным путем. Следовательно, предусмотрена возможность изъятия имущества, которое находится у третьих лиц, не участвовавших в совершении преступного деяния, но не возражали против принятия преступного имущества.

Изъятию подлежит только незаконная часть имущества даже в том случае, если она приобщена к законному. Например, часть квартиры лицо получила по наследству, а вторую часть он приобрел при помощи денег, добытых преступным путем. Следовательно, конфискации будет подлежать только та часть квартиры, которая была приобретена на незаконные денежные средства. В обвинительном приговоре, в обязательном порядке с приведением правых аргументов, должно быть указано, почему именно эта собственность подлежит изъятию. Если имущество выбыло из владения обвиняемого (продано, подарено, уничтожено), то возможно конфисковать денежные средства равные стоимости имущества подлежащего конфискации.

Имущества, которое хоть и должно быть конфисковано, но в условиях гражданского общества не полежит использованию (оружие, наркотики) передается в специализированные учреждения на основании постановления суда.

В отношении потерпевших, действующим уголовным законом, закреплено преимущественное право на компенсацию ущерба. Следовательно, первоначально предоставляется имущество достаточное для покрытия ущерба, потерпевшего, а остальная часть подлежит передаче в пользу государства.

Имущество, не подлежащее изъятию

В вынесенном приговоре указываются виды материальных благ либо денежная сумма, подлежащая конфискации. Изъятию не подлежит следующее имущество:

  1. Помещение, служащее единственным местом для проживания виновного и (или) его семьи, которых он по закону должен содержать.
  2. Земля, на котором находится жилье.
  3. За исключением предметов роскоши, личные вещи (одежда, обувь), бытовые предметы (мебель).
  4. Предметы стоимостью менее 100 МРОТ, необходимые осужденному для выполнения своих трудовых обязанностей (например, у скрипача невозможно изъять скрипку).
  5. Животные домашние (куры, утки, коровы), корма и строения для них, если деятельность по их выращиванию не является предпринимательской и не способствует получению прибыли.
  6. Семена, необходимые для следующего засева земли.
  7. Денежные средства и продукты питания, необходимые для питания, осужденного и членов его семьи, в размере не менее прожиточного минимума, для каждого.
  8. Необходимое для обогрева жилого помещения и приготовления еды топливо.
  9. Транспорт и имущество необходимое виновному инвалиду.
  10. Награды, ордена, медали виновного.

Возможные проблемы при изъятии

В статье 104.1 УК РФ не раскрываются понятия всех видов имущества, подлежащих изъятию. Фразы «любых доходов», «иное имущество» создают расширенный перечень изымаемого имущества. Возникают трудности в доказывании факта об осведомленности лица, что передаваемое ему имущество добыто преступным путем. В большинстве случаев он будет считаться, добросовестным приобретаем, ведь лицо не обязано выяснять, откуда имущество у осужденного. Возможность найти и установить наличие полученных преступным путем материальных благ невелика.

Мера сохранения имущества — арест

С целью предоставления возможности конфискации в будущем на собственность обвиняемого или подозреваемого может налагаться арест. Данная процессуальная мера, налагается судом. Собственнику запрещается распоряжаться (продавать, дарить) имуществом, а в отдельных случаях пользоваться им. Имущество может передаваться на ответственное хранение третьим лицам. При расследовании уголовного дела заявлять перед судом ходатайство об аресте имущества правомочен следователь или дознаватель.

Исполнение приговора

Судебные исполнители, ответственные за исполнение приговора в части конфискации имущества, предпринимают все возможные действия для реализации судебного решения. Основанием для возбуждения исполнительного производства служит приговор суда или решение о прекращении производства по делу. Как правило, пристав должен оценить конфискованное имущество и передать его на продажу в потусторонние организации. Исходя от вида имущества, оно может быть реализовано с торгов, аукциона либо на комиссионных началах.

Конфискация имущества служит мерой, восстанавливающей законность, правильность во взаимоотношениях между преступником и государством, преступником и потерпевшим.

Также по этой теме читайте

H2 — Конфискация имущества: основания, признаки и условия для проведения процедуры

H3 — Конфискация при совершении уголовных преступлений

H3 — Конфискация в административном праве

H2 — Что может подлежать конфискации?

H2 — Порядок конфискации имущества судебными приставами

H2 — Конфискация имущества за долги по кредиту

H2 — Незаконная конфискация имущества: последствия, порядок возврата

H2 — Имущество, не подлежащее конфискации

H2 — Особые обстоятельства конфискации

H2 — Первоочередность возмещения ущерба

H2 — Сложности применения конфискации

Н2 варианты защита имущества от конфискации. Как должник может обезопасить имущество от конфискации

Н2 Срок для защиты имущества от судебных приставов

Конфискация имущества в уголовном праве РФ занимает очень большое место. Уголовное право рассматривает множество областей жизни общества. Зачастую имущественные отношения затрагивают все отрасли права. Конфискация имущества как мера уголовно-правового характера является довольно частым явлением. Все положения регулируются по ст. 104.1 УК РФ, где и указаны все тонкости и нюансы этого процесса. Из этой статьи следует, что речь идёт об отчуждении имущества как о мере наказания за преступление уголовного характера. Каких благ может быть лишён человек и за что?

Юридическое понятие и правовая природа конфискации

Следуя положениям вышеупомянутой статьи, можно довольно чётко обрисовать перед собой весь смысл этого определения. Конфискация имущества в сфере уголовного права представляет собой отчуждение каких-либо средств или благ за совершение уголовного преступления. Да, уголовное наказание может наступить не только в виде лишения свободы. Существует много разных мер, тяжесть которых варьируется в зависимости от степени тяжести преступления. Та же информация актуальная и для мер имущественного взыскания.

В точном определении статьи 104. 1 конфискация имущества по УК РФ – это безвозмездное изъятие принадлежащих лицу материальных благ в пользу государства на основании судебного обвинения. Люди привыкли к тому, что конфискация обычно наступает при неисполнении каких-либо финансовых или кредитных договоров, но конфискация по Уголовному кодексу имеет мало что общего с кредитами или налогами.

Что можно отобрать у человека, совершившего правонарушение? Здесь список довольно велик.

Это могут быть:

  1. Материальные блага, драгоценности или деньги, которые были получены в момент совершения преступления.
  2. Те же самые ресурсы, которые были добыты с целью совершения преступления или в процессе совершения одного из преступлений.
  3. Деньги и прочие средства, направленные на обеспечение террористической, экстремистской или другой незаконной деятельности.
  4. Прочие средства совершения преступления, например, оружие или боеприпасы.

Есть и другие условия. Например, конфискации подлежат средства, переданные другим лицам, если эти лица заведомо знали о том, что материальные блага были получены в результате совершения преступления. Также законом предусмотрены штрафы легальных средств в качестве компенсаций. Статьи преступлений, выгода от которых может быть конфискована, тоже перечислены в первом пункте статьи 104. 1.

Оснований может быть множество. Такие деяния, как наркоторговля, торговля людьми или запрещёнными товарами, терроризм, воровство и грабёж, создание фальшивых денег и все остальные преступления, приносящие незаконную выгоду, попадают под эту статью.

Есть, конечно, и пара замечаний. Все эти меры наказаний действуют только в том случае, если совершены именно те преступления, которые перечислены в ст. 104. 1. и в случае, если эти преступления были доказаны.

Когда, по какой-либо причине, деньги или иные средства не могут быть возмещены в полном размере, штрафу подвергается законное имущество в требуемом размере. Все остатки при конфискации отчуждаются государству.

Статьи 104. 2, 104. 3 предусматривают замену ценности. Если какая-либо вещь, полученная в ходе незаконных действий, была продана или уничтожена до момента обнаружения, то суд постановит изъять денежную сумму, эквивалентную стоимости утраченной ценности.

Есть и такие виды благ, которые не подлежат взысканию. Но в любом случае материальный и моральный ущерб потерпевшему будет возмещён.

Цель взыскания

Когда речь идёт о задачах закона, то нельзя не заметить, что они направлены на то, чтобы преступник больше не совершил преступление, и вред обществу больше не был причинён. А уж если этот вред имеет место, то он должен быть полностью компенсирован. Имущественный штраф, который накладывается на преступника, преследует определённые экономические и социальные цели. Цели эти носят предупредительный и исправительный характер.

Любой опытный юридический консультант подтвердит, что за совершением преступлений обязательно следует мера в виде компенсации тем лицам, кто от этого преступления пострадал:

  • во-первых, эти меры направлены на экономическое восполнение потерь, понесённых из-за преступных действий;
  • во-вторых, сам устрашающий факт наступления такого наказания должен предупредить и предотвратить преступные деяния, оказать психологическое давление на потенциальных виновников;
  • в-третьих, право государства конфисковать незаконные вещи обесценивает смысл деяния, нелегальной деятельности или акта коррупции.

Говоря кратко, цель, которую преследует Уголовный кодекс РФ в этой области такая же, как в других областях преступлений – предупредить и обезвредить, а уж потом наказать виновных.

Основные признаки

Российский пример конфискации какой-либо собственности по уголовным преступлениям характеризуется следующими признаками:

  1. Наказание является юридическим последствием.
  2. Не представляет собой форму уголовной ответственности, а просто является мерой возмещения последствий.
  3. Осуществляется на принудительной и безвозмездной основе.
  4. Материалы и ресурсы переходят в государственное владение.
  5. Вся собственность (недвижимость тоже сюда относится) приобретается в ходе противоправных деяний.
  6. Меры направлены на восстановление социальной справедливости и качественных общественных отношений.
  7. Данная работа не освобождает виновного от основного наказания.
  8. Может быть назначена в случае УДО или смягчения наказания.
  9. «Здесь и сейчас» данная мера считается превентивной.

Статистика показывает, что если имеется состав преступления и доказательства, то дело может стать за возмещением убытков, которые часто возникают при совершении противоправных действий. Можно сказать, что это почти что характеристика любого уголовного процесса в Российской Федерации.

Виды конфискации

В отечественной и мировой практике эти понятия немного отличаются друг от друга, однако вид конфискации может быть разным и классифицируется эта тема везде одинаково.

Есть два вида конфискации:

  • общая;
  • специальная.

Общая – наказание, которое было принято не во всех азиатских и европейских странах. Оно довольно жёсткое, поскольку предполагает отчуждение большинства из вещей осуждённого, вплоть до всего имущества, кроме того, что закон может объявить неприкасаемым.

Специальное взыскание, наоборот, очень принято в Европе. Долгое время оно считалось дополнительной уголовно-правовой мерой и чётко ограничивалось юридически.

Любая развитая страна будет разрабатывать такое законодательство, которое защищает права своих граждан, так что тут не так-то просто отнять у должника или преступника его квартиру, автомобиль или иную вещь в качестве долга или компенсации.

В России же содержание, которое включает в себя статья закона, тоже стало более соответствующим европейским правовым стандартам, поэтому сегодня более актуально именно специальное, частичное взыскание. Закон направлен в эту сторону, поскольку всё больше набирают актуальность принципы порядочности и гуманности.

Судебная практика

За несколько лет с начала двухтысячных законодательство в сфере имущественных штрафов претерпело множество изменений. В 2003 и 2007 годах указанные выше статьи УК РФ дополнялись и менялись. Ранее многие подобные процедуры протекали несколько иначе. С тех пор пополнился и список преступлений, предполагающих конфискацию.

За что изымается имущество?

Помимо уже обозначенных преступлений, в перечень деяний, попадающих под 104 статью, включаются следующие действия:

  1. Нанесение вреда здоровью физического лица.
  2. Нарушение прав автора.
  3. Финансовые и экономические преступления.
  4. Нарушение прав избирателей.
  5. Взятки и подкупы.
  6. Таможенные преступления.
  7. Организация преступной деятельности.
  8. Организация проституции.
  9. Распространение запрещённых аудио- и видеоматериалов.
  10. Государственная измена.
  11. Запрещённая охота или добыча редких природных ресурсов без разрешения и в больших количествах.

Размеры и сроки конфискации определяются судом и расписываются в акте. Судебный акт не должен противоречить законодательству Российской Федерации.Однако ни одна, даже самая тяжкая мера не распространяется на вещи, которые чисто юридически нельзя изымать.

Что нельзя отнять?

К вещам, которые нельзя забрать, относятся те вещи, на которые человек имеет исключительное право.

К ним относятся:

  • жилплощадь;
  • личная одежда;
  • земельный участок;
  • домашняя утварь;
  • профессиональные и рабочие предметы;
  • домашние животные;
  • государственные награды;
  • базовые обогревательные ресурсы;
  • прочие объекты, необходимые для жизнедеятельности.

Упомянутые вещи всё же можно отнять, если они были добыты незаконным способом. Обычно всё это решается в индивидуальном судебном порядке.

История изменений в отечественном законодательстве

История изменений в юридических пунктах имущественной сферы УК РФ заострилась вокруг трёх критериев:

  1. Объект, с которого изымают.
  2. Потерпевшее лицо, требующее компенсации.
  3. Основание для взыскания.

Раньше всё имущество можно было отобрать, существовал лишь краткий перечень неприкасаемых вещей. Все конфискованные вещи передавались во владение государству, а основанием для этого было совершение преступления.

После того как в 2003 году в Уголовный кодекс были внесены корректировки, некоторые условия изменились.

Теперь перечень вещей, которые можно отнять у преступника, предусмотрен и ограничен законом, а отчуждать ценности можно как в пользу государства, так и в пользу потерпевшего в качестве компенсации. Преступления также стали регулироваться конкретной статьёй, и их список был определён.

Говоря простым языком, за многие годы в этой сфере был наведён значительный порядок. Появилась ясность в вопросе «как и за что?», а также законодательно и значительно ограничен перечень изымаемых вещей, что гораздо гуманнее по отношению к праву человека на собственность.

Практическая обоснованность

На сегодняшний день существует огромное количество уголовных дел, где применялась практика конфискаций. Зарубежный опыт тоже не отстаёт. В связи с этим нет смысла приводить какие-либо конкретные примеры. Лучше подробней остановиться на том, почему эта проблема до сих пор важна.

Кремлёвская администрация каждый год обращает внимание на самую распространённую проблему, регулируемую статьёй 140 УК РФ, – коррупцию, отмечая её каким-либо комментарием. Каждый год взятки и крупные откаты разрушают финансовый, социальный и судебный слой. Если судить со стороны экономического ущерба стране, перед коррупцией меркнет любое преступление. И вот в такие времена очень помогает вышеописанная мера. Она способна не только вернуть большую часть денег в государственный бюджет, но и подарить надежду на сокращение числа противоправных действий.

В качестве примера одного из коррупционных скандалов можно привести произошедшую не так давно конфискацию большой суммы денег по приговору Барышского городского суда Ульяновской области. Было применено отчуждение денежных средств путем обращения в собственность государства суммы в 150000 рублей и 6062 долларов США в отношении гражданина, осужденного по пункту «а» ч. 5 ст. 290 УК РФ (12 эпизодов).

Гражданин был признан виновным в том, что в составе организованной группы, в которую входили, кроме прочих лиц, сотрудники МРЭО ГИБДД, брал деньги за нелегальную выдачу водительских удостоверений в нарушение установленного порядка. Как было установлено по делу, с участием этого человека были совершены преступления, в ходе которых получены взятки в общей сложности на сумму 371000 рублей.

В процессе расследования дела при обыске в доме гражданина следователем были изъяты денежные средства в сумме 150000 рублей и 7200 долларов США.

Исследовав доказательства, в том числе и показания подсудимого о том, что из доходов он получал лишь пенсию по инвалидности около 5000 рублей, суд пришёл к выводу, что изъятые денежные средства были получены незаконным путём.

В связи с этим 150000 рублей, а также 6062 доллара США (с учётом действовавшего курса данной валюты), что в сумме составляло 371000 рублей, были направлены в пользу государства. Оправдания виновника о том, что эти денежные средства были взяты в долг у третьего лица, были опровергнуты судом.

Напоследок нельзя не упомянуть, что изъятие имущества предусмотрено не только в уголовной сфере. Гражданские взаимоотношения (между кредиторами, предпринимателями или супругами) ещё чаще решаются именно с помощью вот таких мер. Они могут регулироваться административным или гражданским законодательством. Но между ними есть кое-что общее. Во-первых, юридическая цель, а во-вторых – обязательность наличия знаний своих прав у гражданина.

1. Конфискация имущества есть принудительное безвозмездное изъятие и обращение в собственность государства на основании обвинительного приговора следующего имущества:

б) денег, ценностей и иного имущества, в которые имущество, полученное в результате совершения хотя бы одного из преступлений, предусмотренных статьями, указанными в пункте «а» настоящей части, и доходы от этого имущества были частично или полностью превращены или преобразованы;

в) денег, ценностей и иного имущества, используемых или предназначенных для финансирования терроризма, экстремистской деятельности, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации);

г) орудий, оборудования или иных средств совершения преступления, принадлежащих обвиняемому.

2. Если имущество, полученное в результате совершения преступления, и (или) доходы от этого имущества были приобщены к имуществу, приобретенному законным путем, конфискации подлежит та часть этого имущества, которая соответствует стоимости приобщенных имущества и доходов от него.

3. Имущество, указанное в частях первой и второй настоящей статьи, переданное осужденным другому лицу (организации), подлежит конфискации, если лицо, принявшее имущество, знало или должно было знать, что оно получено в результате преступных действий.

Комментарий к Ст. 104.1 УК РФ

1. Глава 15.1 была включена в УК Федеральным законом от 27.07.2006 N 153-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О ратификации конвенции Совета Европы о предупреждении терроризма» и Федерального закона «О противодействии терроризму» . Правовая природа этого института определяется его местом в системе мер уголовно-правового воздействия и в структуре уголовного закона. Глава, в которой решаются вопросы конфискации имущества, включена в разд. VI «Иные меры уголовно-правового характера»,а не в раздел о наказании. Введение рассматриваемого института не означает возвращения в УК отмененной конфискации имущества в ее прежнем значении как вида наказания.
———————————
СЗ РФ. 2006. N 31 (ч. 1). Ст. 3452.

2. Данная законодательная новелла означает, что появился новый по форме и содержанию институт уголовного права. Он основан на нормах международного права, призван служить уголовно-правовым средством противодействия, прежде всего финансированию терроризма и организованных преступных структур, является юридическим основанием принудительного изъятия и безвозмездного обращения в собственность государства имущества, незаконно полученного в результате совершения преступлений из числа указанных в специальном перечне, а также определенного имущества, принадлежащего виновному. Предусмотренные им конкретные нормы по своему содержанию в полной мере соответствуют положениям, предусмотренным ст. 12 («Конфискация и арест») Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 г., ратифицированной Федеральным законом от 26.04.2004 N 26-ФЗ .
———————————
СЗ РФ. 2004. N 18. Ст. 1684; N 40. Ст. 3882.

3. Согласно п. «g» ст. 2 этой Конвенции «конфискация» означает окончательное лишение имущества по постановлению суда или другого компетентного органа. В соответствии с правовой позицией, высказанной в Постановлении КС РФ от 16.07.2008 N 9-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 82 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина В.В. Костылева» , ч. ч. 1 и 3 ст. 35, ст. 46 и ч. 3 ст. 55 Конституции позволяют лишать собственника или законного владельца его имущества, признанного вещественным доказательством, только вступившим в законную силу приговором, которым решен вопрос об этом имуществе как вещественном доказательстве, и — в случае, когда спор о праве на имущество, являющееся вещественным доказательством, подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства вступившим в силу соответствующим решением суда.
———————————
СЗ РФ. 2008. N 30 (ч. 2). Ст. 3695.

4. Обращение конфискуемого имущества в собственность государства взаимосвязано с мерами гражданско-правового характера — возвращением имущества законному владельцу и возмещением причиненного ему ущерба, но не заменяет их. Охрана прав и свобод человека, его собственности является одной из важнейших задач уголовного закона (ст. 2 УК). Поэтому результатом уголовного судопроизводства в первую очередь должно быть возмещение причиненного ущерба потерпевшему, а конфискации в доход государства подлежит оставшееся после этого имущество. Таким образом, интересам государственной казны придается менее существенное значение по сравнению с имущественными правами законного владельца.

5. Определяя перечень преступлений, результатом совершения которых может быть приобретение имущества, подлежащего конфискации, законодатель ориентировался на общественную опасность, тяжесть преступления и его характер. Поэтому в этот перечень включены в основном преступления, связанные с посягательством на личность, преступления коррупционного и террористического характера. В нем отсутствуют преступления против собственности. В этом случае все похищенное имущество или причиненный материальный ущерб подлежат возвращению или возмещению потерпевшему, а не обращению в доход государства.

6. Конфискация имущества распространяется не на любое имущество виновного, как это имело место ранее, а только на то, которое прямо указано в законе (имущество, связанное с совершением преступления или имеющее определенное целевое назначение). Государство не может допустить незаконного обогащения лица посредством совершения преступления или занятия преступной деятельностью. Поэтому конфискации подлежат деньги, ценности и иное имущество, полученные в результате совершения одного или нескольких преступлений, перечисленных в п. «а» ч. 1 комментируемой статьи, или являющиеся предметом незаконного перемещения через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС либо через Государственную границу РФ с государствами — членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС, ответственность за которое установлена ст. ст. 226.1 и 229.1 УК. Согласно п. «d» ст. 2 Конвенции от 15 ноября 2000 г. «имущество» означает любые активы, будь то материальные или нематериальные, движимые или недвижимые, выраженные в вещах или в правах, а также юридические документы или акты, подтверждающие право на такие активы или интерес в них.

7. Конфискации подлежат и любые доходы от использования указанного имущества. Согласно п. «е» ст. 2 Конвенции от 15 ноября 2000 г. «доходы от преступления» означают любое имущество, приобретенное или полученное, прямо или косвенно, в результате совершения какого-либо преступления. Под доходами в данном случае следует понимать (применительно к ст. 41 НК РФ) экономическую выгоду в денежной или натуральной форме, исчисляемую как положительная разница между поступлениями от использования указанного имущества в сфере экономической деятельности и затратами, связанными с таким его использованием.

8. Известные сложности в судебной практике вызывает определение понятия «денег, ценностей и иного имущества… являющихся предметом незаконного перемещения через таможенную границу… ответственность за которое установлена ст. ст. 226.1 и 229.1 УК». Возникает вопрос: всякое ли имущество, являющееся предметом незаконного перемещения через таможенную границу, вне зависимости от его принадлежности, происхождения и предназначения, подлежит конфискации? При ответе на этот вопрос следует иметь в виду решение Европейского суда по правам человека по делу от 06.11.2008 «Исмаилов (Ismayilov) против Российской Федерации» .
———————————
Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2009. N 4. При этом надо иметь в виду, что ст. 188 УК утратила силу.

17 ноября 2002 г. Исмаилов прибыл в г. Москву из г. Баку. Он перевозил 21348 долл. США, представлявших собой денежные средства от продажи семейной недвижимости. Однако он внес в таможенную декларацию только 48 долл. США, в то время как российское законодательство обязывает декларировать любую сумму, превышающую 10000 долл. США. При таможенной проверке остальная сумма была обнаружена в его багаже. 8 мая 2003 г. Головинский районный суд г. Москвы признал его виновным по ст. 188 ч. 1 УК и приговорил его к шести месяцам лишения свободы условно с шестимесячным испытательным сроком. Вещественные доказательства — 21348 долл. США — было решено обратить в доход государства.

Европейский суд признал нарушенной ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., указав следующее. Сам по себе ввоз в Российскую Федерацию наличной иностранной валюты без каких-либо ограничений не является незаконным. Законное происхождение конфискованных денежных средств не оспаривалось. Ничто не позволяло предположить, что путем применения конфискации власти намеревались предупредить иную незаконную деятельность, например, отмывание преступных доходов, торговлю наркотиками, финансирование терроризма или уклонение от налогов. Единственным преступным деянием являлась неподача таможенному органу соответствующей декларации.

Европейский суд исходил из того, что для признания государственного вмешательства соразмерным оно должно соответствовать тяжести нарушения. Вред, который заявитель мог причинить государству, был незначителен: он не уклонялся от уплаты таможенных пошлин или иных сборов, а также не причинил никакого имущественного ущерба государству. Таким образом, конфискация являлась не компенсационной, а сдерживающей и карательной мерой. Однако заявитель уже был наказан за контрабанду условным лишением свободы. При таких обстоятельствах конфискация, примененная в качестве дополнительного наказания, была несоразмерной, поскольку возлагала на заявителя «индивидуальное чрезмерное бремя». Таким образом, имело место нарушение ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции .
———————————
Бюллетень Европейского суда по правам человека. 2009. N 3. С. 42 — 43.

9. В силу п. «б» ч. 1 комментируемой статьи подлежат конфискации деньги, ценности и иное имущество, в которые имущество и доходы, указанные в п. «а» ч. 1 этой статьи, были частично или полностью превращены или преобразованы (сокрытие, легализация посредством финансовых операций и других сделок). Например, продажа или обмен предметов, зачисление рублевой суммы на инвалютный счет, покупка акций или недвижимости, огранка алмазов, изготовление ювелирных изделий из слитков или наоборот, ценности из драгоценного металла переплавлены в лом. Изъятие указанного имущества из незаконного владения лица фактически означает приведение его в прежнее имущественное положение, которое у него было до совершения преступления.

10. Независимо от законного или незаконного владения подлежит конфискации любое имущество, которое используется или предназначено для финансирования терроризма или перечисленных в п. «в» ч. 1 комментируемой статьи организованных преступных структур — организованной группы, НВФ, преступного сообщества (преступной организации). Понятие финансирования терроризма определено в п. 1 примеч. к ст. 205.1 УК. Оно охватывает и финансирование указанных преступных структур террористической направленности. Однако применительно к конфискации имущества в п. «в» ч. 1 комментируемой статьи названные преступные структуры перечислены наряду с финансированием терроризма, т.е. о них сказано шире, чем в п. 1 примеч. к ст. 205.1 УК. Отсюда следует, что в рассматриваемой статье речь идет о финансировании организованных преступных структур не только террористической, но и любой другой направленности.

11. Конфискуются также орудия, оборудование и иные средства совершения преступления, принадлежащие обвиняемому. В этом случае уголовная ответственность сопряжена с особым правовым последствием — принудительным прекращением права собственности лица на определенное имущество, в том числе в целях недопущения использования его в дальнейшем в преступных целях. Например, в п. 30 Постановления Пленума ВС РФ от 26.04.2007 N 14 содержится разъяснение о том, что «исходя из положений пункта «г» ч. 1 ст. 104.1 УК орудия и иные принадлежащие обвиняемому средства совершения преступления, в частности, оборудование, прочие устройства и материалы, использованные для воспроизведения контрафактных экземпляров произведений или фонограмм, подлежат конфискации». Судам следует иметь в виду, что конфискации подлежит лишь принадлежащие осужденному средства совершения преступления.

Например, по приговору Астраханского областного суда от 23 января 2009 г. постановлено конфисковать в доход государства вещественные доказательства по делу — товары народного потребления в количестве 200 коробок, в каждой по 360 шт. детского белья. В кассационной жалобе заявительница Х., допрошенная по делу в качестве свидетеля, указанный приговор в части решения вопроса о конфискации вещественных доказательств просила отменить на том основании, что этот товар принадлежит ей на праве собственности. Жалоба заявительницы была удовлетворена, приговор в части, касающейся решения судьбы указанных выше вещественных доказательств, отменила и дело в этой части направила на новое рассмотрение, поскольку из приговора следует, что сам суд установил принадлежность Х. данного детского белья, в связи с чем решение о конфискации указанного имущества затрагивает права и законные интересы заявительницы (Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 17.03.2009 N 25-О09-11 ).
———————————
БВС РФ. 2009. N 10. С. 12.

12. Закрепленная в ч. 2 комментируемой статьи мера очень тесно примыкает к мерам, предусмотренным п. п. «а» и «б» ч. 1 данной статьи. Если имущество, полученное в результате совершения преступления, и (или) доходы от него были приобщены к имуществу, приобретенному законным путем, то конфискации подлежит та часть этого имущества, которая соответствует стоимости незаконно приобщенного.

Вариантов указанного приобщения достаточно много. Они связаны с разнообразием видов имущества и других объектов гражданских прав, видов и условий сделок, конкретных способов приобщения и его результатов. Например, пополнение суммы вклада в банке, использование в предпринимательской деятельности, вложение в капитальный ремонт купленного здания, использование в строительстве загородного дома и т.д. При этом нередки случаи, когда невозможно или нецелесообразно разобщить (выделить) законно приобретенное и незаконно полученное имущество вследствие их соединения в нечто неразделимое или единое целое. Учитывая это, ч. 2 комментируемой статьи предусматривает конфискацию из соединенного в одно или объединенного в комплекс имущества той его части, которая соответствует стоимости приобщенных имущества и доходов от него.

13. Добросовестный приобретатель имущества не может быть лишен его, если он не знал и не должен был знать о том, что имущество получено в результате преступных действий. Во всяком случае органы следствия должны доказать, что имущество добыто в результате преступной деятельности, а лицо, которому имущество передано, знало или должно было знать, что оно добыто в результате совершения преступления. То, что лицо должно было знать о преступном происхождении имущества, предполагает его обязанность выяснять в определенных рамках вопрос о происхождении принимаемого имущества, а также невыполнение или ненадлежащее выполнение им этой обязанности. Если лицо не знало или не должно было знать о преступном происхождении принятого имущества, то оно считается добросовестным приобретателем, а значит, исходя из содержания ч. 3 комментируемой статьи, данное имущество конфискации не подлежит.

Недавнее постановление Пленума ВC РФ о конфискации имущества: критические заметки

Представляю на обсуждение черновик моей новой статьи. Мне будут интересны (и, надеюсь, полезны) любые замечания, дополнения, предложения коллег по этой работе. Пожалуйста, читайте, высказывайтесь в комментариях.

14 июня 2018 г. Пленум Верховного Суда Российской Федерации принял постановление № 17 «О некоторых вопросах, связанных с применением конфискации имущества в уголовном судопроизводстве» (далее — Постановление № 17). В качестве целей принятия данного правового акта декларируется обеспечение правильного и единообразного применения судами норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства, регламентирующих основания и порядок конфискации имущества. Речь идет, прежде всего, о нормах, закрепленных в главе 15.1 УК РФ, которая была введена в действие Федеральным законом от 27.07.2006 № 153-ФЗ. И хотя с того момента прошло без малого двенадцать лет, разъяснения относительно применения столь важного правового института (предусмотренного указанной главой), высший суд России дал впервые. В этом есть определенная логика: законодатель многократно изменял и дополнял главу 15.1 УК РФ. Давать разъяснения нестабильному, часто меняющемуся законодательству сложно и не слишком продуктивно.

В силу сказанного Постановление № 17 заслуживает всестороннего и глубокого анализа. Вместе с тем вряд ли эта задача может быть быстро решена, тем более в одной научной статье и силами одного исследователя. В настоящей работе автор нацелен на более скромный результат – предложить критический анализ лишь некоторых сторон рассматриваемого документа.

1. Во 2-м абзаце п. 2 Постановления № 17 разъясняется, что орудия, оборудование или иные средства совершения преступления, принадлежащие обвиняемому (п. «г» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ), могут быть конфискованы судом по делам о преступлениях, перечень которых не ограничен (выделено мною – П.С.). Такое разъяснение вызывает возражение, поскольку создает почву для расширительного толкования репрессивных норм и несправедливого лишения права собственности. Если подвергнуть норму, содержащуюся в п. «г» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ, системному толкованию, то можно прийти к выводу, что конфискация возможна лишь по делам об умышленных преступлениях. Орудия, оборудование и другие средства совершения неосторожных преступлений конфискации не подлежат. Именно такой позиции придерживался Пленум Верховного Суда СССР в постановлении от 16 августа 1984 г. № 19 «О конфискации орудий преступления, признанных вещественными доказательствами по делу» при рассмотрении аналогичного вопроса.

В противном случае должны конфисковываться все вещи, принадлежащие осужденному, которые объективно сыграли роль средств совершения неосторожного преступления: автомобили, катера, другие транспортные средства, производственное оборудование и т.д.

Как должно измениться правоприменение, если позиция Пленума Верховного Суда РФ будет последовательно проводиться в жизнь правоприменителями? Представим, что гражданин, следовавший в отпуск на личном автомобиле с семьёй, задремал. Автомобиль свернул с трассы и опрокинулся в поле. Автомобиль не слишком пострадал, а вот находившийся в салоне ребёнок получил серьёзную (внутричерепную) травму. Виновник аварии привлечен к ответственности по ч. 1 ст. 264 УК РФ за нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровья. Согласно сделанным в Постановлении № 17 разъяснениям, автомобиль виновника аварии подлежит конфискации. При этом семья, которой предстоит нести большие расходы по реабилитации своего несовершеннолетного члена, теряет ценный актив и средство передвижения.

В п. 7 Постановления № 17 сделана попытка разъяснить требования ч. 3 ст. 104.1 УК РФ, которая гласит: «Имущество, указанное в частях первой и второй настоящей статьи, переданное осужденным другому лицу (организации), подлежит конфискации, если лицо, принявшее имущество, знало или должно было знать, что оно получено в результате преступных действий».

Таким образом, законодатель предусмотрел лишь одно обстоятельство, знание которого субъектом (физическим лицом либо организацией), которому имущество (указанное в ч. 1 и 2 ст. 104.1 УК РФ) передано осужденным, дает основание для конфискации, – то, что данное имущество получено в результате преступных действий (1). Со своей стороны Пленум Верховного Суда РФ механически повторил текст ч. 3 ст. 104.1 УК РФ, однако дополнил условия её применения двумя обстоятельствами, альтернативными тому, что предусмотрено в законе: новый владелец имущества знал (должен знать), что имущество использовалось (2) либо предназначалось для использования (3) при совершении преступления.

Если обобщить сказанное, то знание о преступном происхождении имущества, как основание его конфискации у третьих лиц, в обход закона было дополнено знанием о преступном предназначении имущества, причем прошлым предназначением (которое совсем не обязательно было реализовано) — ведь Пленум Верховного Суда РФ употребил выражения «использовалось» и «предназначалось», а не «используется» и «предназначено». Если для сравнения обратиться к тексту закона, то обнаружится, что в п. «в» ч. 1 ст. 104.1 УК РФ предусмотрена конфискация «денег, ценностей и иного имущества, используемых или предназначенных для финансирования терроризма, экстремистской деятельности, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации)» (курсив мой – П.С.). И это существенно.

Как данная новация может работать на практике? Допустим, член преступного сообщества получил в наследство некое имущество (легальный доход) и первоначально намеревался внести его в общак1 и даже сообщил об этом держателю общака, другим членам сообщества. Однако позже он передумал и передал имущество в благотворительный фонд, оказывающий помощь в адаптации к жизни «на воле» лицам, освободившимся из мест лишения свободы (безвозмездное предоставление временного жилья, психологическая помощь, бесплатное обучение профессиям, востребованным на рынке, и т.д.). Буквально следуя разъяснениям, содержащимся в п. 7 Постановления № 17, при получении доказательств того, что в прошлом наследственное имущество предназначалось для внесения в воровской общак, следователь, расследовавший одно или несколько преступлений члена преступного сообщества, должен принять решение об аресте этого имущества (хотя предназначение имущества изменилось), а суд – о его конфискации, если будет установлено, что руководство благотворительного фонда знало, что пожертвованные средства обвиняемый первоначально планировал внести в общак.

Итак, в п. 7 Постановления № 17 имеет место не разъяснение, основанное на системном толковании закона, а фактическое дополнение закона, расширение перечня ситуаций, в которых не только имущество, полученное преступным путем, но и полученное легально имущество подлежит конфискации, со всеми вытекающими отсюда негативными последствиями для гражданского оборота, ограничением действия принципов справедливости и законности.

Увы, не в первый раз Пленум Верховного Суда РФ не только разъясняет закон там, где он может быть истолкован неоднозначно, но и «поправляет», дополняет законодателя в вопросах, по которым последний четко выразил свою позицию, очертил границы допустимого, однако эта позиция признается Верховным Судом РФ неправильной2. Вправе ли Верховный Суд РФ «поправлять» законодателя? Безусловно, нет, так как это ‑ прямое нарушение краеугольного конституционного принципа, принципа разделения властей (а на случай обнаружения дефектов в законодательстве Верховный Суд РФ наделен правом законодательной инициативы). И это очень опасно, так как нет гарантии того, что Верховный Суд РФ не «поправит» своим постановлением текст закона там, где обоснованность законодательного предписания ни у кого не вызывает сомнения.

Между тем использованная законодателем в ч. 3 ст. 104.1 УК РФ и механически воспроизведенная в п. 7 Постановления № 17 формулировка не слишком удачна, имеет большую степень неопределенности и может быть истолкована по-разному. В связи с этим перед Пленумом Верховного Суда РФ стояла (и, к сожалению, по прежнему стоит) непростая и важная задача – избрать толкование, наилучшим образом вписывающееся в систему уголовного и гражданского законодательства, соответствующее их конституционно-правовому смыслу, и закрепить его своим постановлением3.

На мой взгляд, надо разъяснить судам необходимость выяснять, на каких условиях, во исполнение какой сделки или цепочки сделок осужденный передал, а новый владелец принял имущество, указанное в ч. 1 и 2 ст. 104.1 УК РФ. Если это имущество передано на хранение или в безвозмездное пользование, либо во исполнение иной безвозмездной сделки, то оно подлежит конфискации независимо от того знал ли, должен был знать либо нет нынешний владелец имущества, что оно получено в результате преступных действий.

А вот если имущество передано по возмездному договору, то суд, принимая решение о наложении ареста на имущество, а в последующем – и о конфискации, должен на основе исследованных доказательств сначала установить, что лицо, принявшее имущество, знало или должно было знать, что имущество получено в результате преступных действий или использовалось при совершении преступления.

Исключением из этого правила является ситуация, когда в установленном законом порядке доказано, что возмездный договор о передаче имущества есть мнимая сделка, либо притворная сделка, призванная скрыть иную, безвозмездную сделку (ст. 170 ГК РФ). В этом случае не требуется устанавливать осведомленность лица, принявшего имущество, преступное происхождение последнего.

В п. 13 Постановления № 17 разъясняется, что «в соответствии с пунктами 1 и 4.1 части 3 статьи 81 УПК РФ решение о конфискации признанных вещественными доказательствами орудий, оборудования или иных средств совершения преступления, принадлежащих обвиняемому, а также указанных в пунктах «а» — «в» части 1 статьи 104.1 УК РФ денег, ценностей и иного имущества может быть принято как при постановлении обвинительного приговора, так и в случае прекращения судом уголовного дела (уголовного преследования) по нереабилитирующим основаниям, которое допускается лишь при условии разъяснения обвиняемому (подсудимому) правовых последствий принятого решения, включая возможную конфискацию имущества, и при отсутствии его возражений против такого прекращения».

Такое разъяснение вступает в явное противоречие с недвусмысленным указанием законодателя, содержащимся в ч. 1 ст. 104.1 УК РФ: конфискация имущества есть его принудительное безвозмездное изъятие и обращение в собственность государства на основании обвинительного приговора.

Следовательно, в случае прекращения судом уголовного дела (уголовного преследования) по нереабилитирующим основаниям и вынесения об этом соответствующего постановления судом конфискация имущества невозможна, поскольку этим постановлением обвиняемый не признается виновным.

Расширительное толкование уголовно-процессуальных норм при игнорировании норм материально-правовых недопустимо. Материальные нормы первичны, процессуальные – вторичны.

Причем дело не только в формальном нарушении закона, что само по себе неприемлемо, ибо fòrma legàlis forma essentiàlis (юридическая форма существенна – лат.). Вряд ли ограничение случайно. Замысел законодателя, по всей видимости, состоял в том, чтобы оградить участников гражданского оборота от произвола, когда без признания судом лица виновным в установленном порядке оно лишается своего имущества из-за преступления, которое в суде не доказано.

Позиция, занятая Пленумом Верховного Суда РФ в Постановлении № 17 вновь ослабляет (если не сказать резче – игнорирует) принцип законности и в очередной раз обращает внимание правоведов и всех заинтересованных лиц к дискуссии о том, какова правовая природа постановлений пленумов Верховного Суда РФ, являются ли его разъяснения источником права, каковы допустимые границы толкований закона Верховным Судом РФ, носят ли они рекомендательный либо обязательный характер для нижестоящих судов4.

Следует также присоединиться к оценкам некоторых исследователей, что, несмотря на неопределенность законодательного статуса постановлений пленумов Верховного Суда, на практике они являются едва ли не более авторитетными, чем федеральные законы. И это обстоятельство только повышает значимость обсуждения темы, заявленной в настоящей работе, остроту проблемы, требующей адекватного решения.

Пункт 10 Постановления № 17 гласит: «обратить внимание судов на то, что в силу положений статьи 104.3 УК РФ при решении вопроса о конфискации имущества в первую очередь должен быть решен вопрос о возмещении вреда, причиненного законному владельцу, в том числе за счет имущества, подлежащего конфискации». Здесь имеет место механическое воспроизведение текста ч. 1 ст. 104.3 УК РФ5 и попытка краткого пересказа ч. 2 ст. 104.3 УК РФ без разъяснения их содержания с учетом места процитированной нормы в системе действующего правового регулирования, а также проблем, возникающих при правоприменении.

Смысл нормы, закрепленной в ст. 104.3 УК РФ, в следующем: при отсутствии или недостаточности у виновного иного имущества, на которое может быть обращено взыскание, кроме подлежащего конфискации, из его стоимости сначала возмещается вред, причиненный законному владельцу, а оставшаяся часть обращается в доход государства.

Эта норма важна и справедлива. Она призвана обеспечить защиту прав и законных интересов лиц, непосредственно или опосредованно пострадавших от преступлений, в ситуации, когда имущества виновного недостаточно, когда на это имущество одновременно претендуют государство с требованием о конфискации и пострадавшие лица с требованием о восстановлении их прав. Приоритет в УК РФ отдан последним. Однако на практике возникают трудности, обусловленные тем, что по делу не всегда выносится приговор, а при вынесении обвинительного приговора имущество виновного не всегда распределятся между всеми лицами, на него претендующими. Рассмотрим эти проблемы более подробно.

Во-первых, уголовное дело или уголовное преследование может быть прекращено по нереабилитирующим обстоятельствам, а при этом заявленный по уголовному делу гражданский иск не разрешается по существу. Если в этом случае принимается решение о конфискации имущества, то оно не учитывает (или не учитывает в полной мере) притязания законного владельца имущества.

Во-вторых, проблема может возникнуть и при вынесении обвинительного приговора, когда суд, руководствуясь ч. 2 ст. 309 УПК РФ, признает за гражданским истцом право на удовлетворение гражданского иска, но передает вопрос о размере возмещения гражданского иска для рассмотрения в порядке гражданского судопроизводства. Тогда последующее рассмотрение иска потерпевшего в порядке гражданского производства способно длиться многие месяцы. В таких случаях решение о конфискации имущества принимается значительно раньше решения по иску потерпевшего, поэтому если имущества осужденного недостаточно, исполнение приговора в части конфискации может создать препятствия для последующего исполнения решения по гражданскому делу, в рамках которого будет рассмотрен и удовлетворен иск потерпевшего о возмещения вреда, причиненного преступлением.

В-третьих, лицо, которому преступлением причинен имущественный вред, вправе предъявить иск к виновному не только в рамках уголовного дела, но и позже, после вступления в законную силу приговора (значит, и решения о конфискации имущества виновного), в порядке гражданского судопроизводства в пределах срока исковой давности. Причем в некоторых ситуациях для пострадавшего такая последовательность желательна и удобна. Однако к моменту разрешения гражданского дела имущество, за счет которого решение по этому делу могло бы быть исполнено, оказывается конфискованным.

В связи с этим Пленум Верховного Суда РФ должен предложить судам порядок действий, гарантирующий выполнение предписания, заключенного в ст. 104.3 УК РФ, приоритетное возмещение вреда, причиненного пострадавшему. В частности, следовало бы разъяснить судам, что перед принятием решения о конфискации они должны устанавливать круг лиц, претендующих или могущих в дальнейшем претендовать на имущество виновного, размер и основания их требований с учетом обстоятельств дела и положений закона, а также обеспечивать возможность исполнения таких требований. Причем не только до принятия решений о конфискации, но и позже, через поворот исполнения таких решений, с выплатой государством законным владельцам возмещения в пределах стоимости конфискованного имущества, либо возвращения имущества в натуре, если это возможно физически и на этом настаивает законный владелец.

СНОСКИ

1Общак в «классическом» понимании – тайная общая касса членов преступной группы, организации, преступного сообщества, используемая как страховой, резервный фонд на «чёрный день», хранящаяся у особо доверенных лиц для оказания помощи нуждающимся преступникам как в местах лишения свободы, так и на свободе. Это важный и во многом универсальный институт защиты, поддержки преступной деятельности. Из средств общака могут выплачиваться своего рода подъемные тем, кто освободился из мест лишения свободы, оплачиваться помощь адвокатов тем, кто привлечен к уголовной ответственности.Оттуда же финансируется подкуп следователей, дознавателей, оперативных работников, прокуроров и судей для увода виновных от уголовной ответственности, а также подкуп сотрудников уголовно-исполнительной системы для смягчения режима содержания, оформления материалов на УДО и т.д. Из общака субсидируются материальные затраты на организацию и проведение воровских сходок, мероприятий, на которых отмечаются знаковые события (например, похороны авторитетных членов преступных формирований) и т.д. За счет средств общака может оказываться финансовая помощь семьям тех влиятельных преступников, которые оказались в следственных изоляторах или колониях и утратили возможность получать преступный доход, поддерживать финасово близких им людей, и проч. В 21 веке институт общака трансформировался, и если вести речь о воровском общаке, то при сохранении и расширении функций его средства зачастую вкладываются в прибыльные активы, финансовые инструменты, предпринимательскую деятельность.

2Анализ другого постановления Пленума Верховного Суда РФ, где законодательство также «поправлено» путем дополнения, представлен, напр., здесь: Скобликов П.А. Обжалование в суд решений и действий (бездействия) правоохранительных органов и их должностных лиц. – М.: Норма, 2011. С. 25-31.

3Либо Верховный Суд РФ может воспользоваться своим конституционным правом законодательной инициативы и внести в Государственную Думу России проект закона, устраняющего имеющуюся неопределенность.

4С обзором основных мнений и суждений исследователей по этим вопросам можно, к примеру, ознакомиться в следующих публикациях: Бурков А.Л. Статус постановлений Пленума Верховного Суда РФ в законодательстве и судебной практике // Известия высших учебных заведений. Правоведение. 2011. № 5 (298). С. 172-186; Возняк А.М. Правовая природа постановлений Пленума Верховного Суда РФ // Право, общество, государство: проблемы теории и истории. Сборник материалов Всероссийской научной студенческой конференции. Российский университет дружбы народов, Юридический институт. 2016. С. 107-111.

5Для удобства сопоставления воспроизведу текст ч. 1 ст. 104.3 УК РФ: «При решении вопроса о конфискации имущества в соответствии со статьями 104.1 и 104.2 настоящего Кодекса в первую очередь должен быть решен вопрос о возмещении вреда, причиненного законному владельцу».

1. Какие неточности вы заметили в представленном тексте, что в нем следует исправить?

2. С чем вы не согласны и почему?

3. Может быть, какие-то фрагменты написаны не слишком ясно, не слишком доходчиво? Что именно? Какую лучшую редакцию можете предложить?

4. Какие важные вопросы (теоретические и практические) остались не рассмотренными в представленной статье?

5. Какими дополнительными примерами – реальными, обобщенными или гипотетическими – целесообразно проиллюстрировать тезисы статьи?

6. Заметили ли Вы иные дефекты в Постановлении № 17, не проанализированные в настоящей работе? В чем состоят эти дефекты?

7. Для какого журнала, на ваш взгляд, могла бы подойти представленная статья?

Пожалуйста, высказывайтесь, если у вас есть суждения хотя бы по одному из перечисленных вопросов…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *