Судебная практика 172 УК РФ

​Существенное и принципиальное решение МосГорСуда по ч.2 ст. 172 УК РФ (Незаконная банковская деятельность)

19 февраля 2018 года Московский городской суд вынес Апелляционное постановление, «засилив» — признав законным и обоснованным Постановление Таганского районного суда г. Москвы, о возврате уголовного дела по ч.2 ст. 172 УК РФ (Незаконная банковская деятельность) прокурору г. Москвы, для устранения препятствий его рассмотрения. Апелляционное представлениепрокурора г. Москвы было оставлено без удовлетворения.

Это кардинально новое и принципиальное решение, как для адвокатов специализирующихся на защите прав в области незаконной банковской деятельности, так и для следствия, осуществляющего расследования уголовных дел по ст.172 УК РФ.

Данное уголовное дело было возбуждено и расследовалось в ГСУ ГУ МВД России по г. Москве. Как и полагается, такая категория дел расследуется не менее 1 года и мера пресечения обвиняемым, при условии не признания вины, избирается в виде домашнего ареста. Как полагает следствие, наши подзащитные обвиняются в том, что совершили незаконную банковскую деятельность (банковских операций) без регистрации и без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно, организованной группой, сопряженную с извлечением дохода в особо крупном размере.

Прежде чем делать вывод о незаконности, давайте разберемся в понятии состава преступления, что именно является банковской деятельностью:
Банковская деятельность — это особого рода деятельность. Она осуществляется в рамках банковской системы, специально созданными для такой деятельности организациями. Право на банковскую деятельность возникает после государственной регистрации и получения специального разрешения (лицензии) — для кредитных организаций, либо на основании федерального законодательного акта — для Банка России.

Согласно ст. 5 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» от 02.12.1990 N 395-1

К банковским операциям относятся:

1) привлечение денежных средств физических и юридических лиц во вклады (до востребования и на определенный срок);
2) размещение указанных в пункте 1 части первой настоящей статьи привлеченных средств от своего имени и за свой счет;
3) открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц;

4) осуществление переводов денежных средств по поручению физических и юридических лиц, в том числе банков-корреспондентов, по их банковским счетам;

5) инкассация денежных средств, векселей, платежных и расчетных документов и кассовое обслуживание физических и юридических лиц;
6) купля-продажа иностранной валюты в наличной и безналичной формах;

7) привлечение во вклады и размещение драгоценных металлов;
8) выдача банковских гарантий;
9) осуществление переводов денежных средств без открытия банковских счетов, в том числе электронных денежных средств (за исключением почтовых переводов).

Состав данного преступления является специальным составом незаконного предпринимательства, влекущим более суровую ответственность, и отличается от общего состава специфической сферой осуществления незаконного предпринимательства.
По структуре состав преступления — формально-материальный. Преступление считается оконченным в том случае, если выполнение деяния в любой указанной форме повлекло причинение крупного ущерба гражданам, организациям или государств либо сопряжено с извлечением
дохода в крупном размере. Субъективная сторона преступления характеризуется умышленной формой вины. Субъект преступления по ст. 172 УК РФ предполагает, что в качестве субъекта преступления с такой формой объективной стороны, как осуществление банковской деятельности (банковских операций) без регистрации, может выступать как любой вменяемый и достигший 16-летнего возраста гражданин, так и руководитель коммерческой организации либо лицо, наделенное каким-либо специальным признаком, например, сотрудник кредитно-финансового учреждения. При
совершении деяния в форме осуществления банковской деятельности без специального разрешения (лицензии) в случаях, когда такое разрешение (лицензия) обязательно, или осуществления банковской деятельности с нарушением лицензионных требований и условий ответственность несут специальные субъекты — должностные лица (руководители) кредитных организаций, банков и небанковских кредитных организаций.

Как правило, фабула обвинения органов предварительного следствия типична и однотипна для всех уголовных дел по ст. 172 УК РФ (незаконная банковская деятельность).

Следователи указывают к примеру так, что в неустановленное следствием время, но не позднее конкретной даты, находясь в неустановленном
месте (либо такой адрес может быть установлен, например офис организации), имея прямой умысел и корыстную заинтересованность, намереваясь получать стабильный преступный доход, поддерживая отношения с лицами, занимающимися коммерческой, в том числе банковской деятельностью (правда как правило сотрудников банковской сферы они установить не могут, в таком случае в протоколах допросов просто указывают, что такой то, ранее работал в банке, соответственно мог использовать знания, опыт и что самое главное связи с банковскими сотрудниками), обладая в связи с этим информацией о потребностях многих руководителей юридических лиц (индивидуальных предпринимателей) в открытии и ведении банковских счетов юридических лиц, инкассации денежных средств, кассовом обслуживании юридических лиц и осуществления переводов денежных средств без открытия банковских счетов, в обход официальных банковских структур и государственного контроля, решил создать или участвовал в организованной преступной группе, для организации предоставления такого рода услуг клиентам за денежное вознаграждение. Заведомо зная (наличие умысла обязательно), что в соответствии с п.1 ст.23 и ст.51 Гражданского кодекса РФ, Федеральным законом от 08 августа 2001 г. № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» предпринимательская деятельность на территории РФ подлежит государственной регистрации, а в соответствии с требованиями ст. 5, 12 Федерального закона от 02 декабря 1990 г. № 395-1 «О Банках и банковской деятельности» открытие и ведение банковских счетов юридических лиц, инкассация денежных средств, кассовое обслуживание юридических лиц и осуществление переводов денежных средств без открытия банковских счетов являются банковскими операциями, которые вправе производить только юридическое лицо, зарегистрированное в качестве кредитной организации и имеющее специальное разрешение (лицензию), выдаваемую Центральным банком РФ, из корыстных побуждений отказался от осуществления данных операций от имени кредитной организации, планируя осуществлять свою незаконную деятельность в обход государственного контроля.

С целью реализации своего преступного умысла, обвиняемые разработали преступный план (либо участвовали согласно отведенной преступной роли), согласно которому намеревались предоставлять клиентам (организациям или ИП) незаконные банковские услуги с удержанием комиссии по аналогии с тарифами банков на расчетно-кассовое обслуживание, минуя официально действующие кредитные организации. Для этого планировали вовлечь соучастников, в том числе из числа сотрудников кредитно-финансовых организаций, создав или участвуя в преступной группе.
Как правило следователь не может установить прямую причастность взаимодействия с действующими сотрудниками кредитно-финансовых организаций, таким образом в уголовном деле они отображаются как не установленные лица.

Далее в типовом обвинении могут быть расписаны преступные роли каждого обвиняемого такие как, распределение ролей (как правило для организатора), определение места деятельности (офисы), обеспечение компьютерной техники, приискание организаций, зарегистрированные на паспортные данные лиц, неосведомленных об их преступном умысле расчетные счета которых открыты в различных Банках, в том числе и за пределами РФ и физических лиц, неосведомленных об их преступном умысле, убедив их получить банковские карты (или открыв счета в различных Банках), для получения возможности обналичивания с них денежных средств.

В данном случае занимателен тот факт, что допросив указанных «номинальных» директоров и отразив в протоколах допросов факт того, что они (директора) не знали о преступном замысле их конечных бенефициаров, такой директор избегает какой либо уголовной ответственности, а следователь
получает неоспоримое доказательство обвинения. А вот тут, в добавок, к незаконной банковской деятельности, одному или нескольким обвиняемым, может
вменяться еще одна статья УК РФ, а именно ст. 173.1 УК РФ (Незаконное образование, создание, реорганизация, юридического лица.

Как указывают следователи, в своем обвинении по ст. 172 УК РФ, клиенты нуждающиеся в инкассации и кассовом обслуживании: будут перечислять денежные средства в безналичной форме по фиктивным основаниям на расчетные счета организаций, зарегистрированных с использованием паспортных данных лиц, неосведомленных о преступном умысле, открытые в различных Банках, подконтрольных членам организованной группы, а взамен получать наличные денежные средства за вычетом денежного вознаграждения, взымаемого за осуществление незаконных банковских операций (обналичивание). Вот как раз тут и возникает доказательная база по обвинению клиентов в совершении преступления, предусмотренного ст. 199 УК РФ (Неуплата налогов).
Клиенты будут передавать членам организованной преступной группы денежные средства в наличной форме, а последние переведут по фиктивным основаниям эквивалент полученной суммы с расчетных счетов организаций, используемых для совершения преступления, на расчетные счет организаций, указанных клиентами незаконной банковской деятельности, за вычетом денежного вознаграждения. Клиенты, нуждавшиеся в осуществлении переводов денежных средств без открытия банковских счетов (транзит) будут перечислять денежные средства в безналичной форме по фиктивным основаниям на расчетные счета организаций, зарегистрированных опять же с использованием паспортных данных лиц, неосведомленных о преступном умысле,
после чего, по поручениям клиентов, с указанных расчетных счетов, будут переводиться на иные расчетные счета.

В целях наиболее продуктивного функционирования организованной группы, тщательно, взвешенно, поступательно, возможно опираясь на личный авторитет, основываясь на возрастных критериях, общности интересов, дружеских связях и общих преступных замыслах, подбираются участники организованной группы. Далее, участники преступной группы, имея корыстную заинтересованность, дают свое добровольное согласие на объединение в устойчивую группу лиц для совершения одного длящегося преступления – осуществления незаконной банковской деятельности, тем самым приняв на себя обязательства по непосредственному участию в решении задач, стоящих перед организованной преступной группой, а так же по выполнению
порученных функциональных обязанностей при непосредственном совершении преступления.

Роли в таком преступлении расписываются примерно так:
Организатор (он же может быть соисполнителем) осуществляет общее руководство организованной группой, определение направление преступной деятельности, дает указания по координации деятельности всех членов группы, требует соблюдения мер конспирации с целью недопущения раскрытия, дает указания соучастникам, контролирует подыскание, приобретение заведомо фиктивных организаций, дает указание на подыскание физических лиц, введение последних в заблуждение относительно истинности намерений группы, регистрацию их в качестве ИП, получение ключей электронного управления счетами системы «Клиент-Банк», открытие расчетных счетов в Банках, поиск клиентов, нуждающихся в представлении незаконных банковских услуг,
предоставление клиентам реквизитов организаций, учет клиентов, управление расчетными счетами, контроль за проведение незаконных банковских операций по транзиту и обналичиванию денежных средств, доставка денежных средств (инкассация), определение размера вознаграждения (процента), взымаемого за осуществление незаконных банковских операций, распределение дохода и др.

Основными доказательствами обвинения по статье 172 УК РФ (незаконная банковская деятельность) выступают: показания «номинальных» руководителей – директоров организаций, с использованием которых или через счета которых осуществляется незаконная банковская деятельность, показания свидетелей и очевидцев, заключения фоноскопической судебной экспертизы (установление принадлежности голоса), бухгалтерской судебной экспертизы, ПТП (прослушивание телефонных переговоров), и др.

Кратко остановимся на бухгалтерской судебной экспертизе, поскольку она является камнем преткновения при вынесении Апелляционного постановления Московского городского суда и определяет сумму вознаграждения, получаемую от осуществления незаконной банковской деятельности.

Дело в том, что следователь при назначении судебной бухгалтерской экспертизы, ставит перед экспертом один главный вопрос: «Какова сумма дохода (комиссионного вознаграждения), полученного от осуществления незаконной банковской деятельности (банковских операций), при условии исчисления в качестве такого определенный процент % (процент у всех разный, но как правило он берется минимальный, исходя из результатов прослушивания телефонных переговоров) от суммы денежных средств (без учета взаимных, внутренних перечислений и произведенных возвратов), поступивших на лицевой (расчетный счет) компании за определенный период времени. То есть берутся компании, которые установлены следствием как подконтрольные обвиняемым и по их расчетным счетам, согласно выпискам лицевых счетов отрытых в тех или иных банках, осуществляется расчет суммы дохода по всем платежам за период времени, который установит следователь.

В ходе предварительного слушания в Таганском районном суде г. Москвы мною и моими коллегами были заявлены ходатайства о возвращении уголовного дела прокурору г. Москвы в связи с тем, что обвинительное заключение составлено с нарушением требований УПК РФ, которые исключают возможность вынесения приговора, в нем не указано какие именно банковские операции вменяются в вину обвиняемым, когда они были совершены и на какие суммы, не указаны дата и место вступления обвиняемых в преступную группу, отсутствуют доказательства участия обвиняемых в совершении
преступления в составе организованной группы, собранные по делу доказательства добыты с нарушением закона. Таганский суд удовлетворил наше ходатайство и возвратил уголовное дело прокурору г. Москвы для устранения препятствий его рассмотрения судом, указанных в описательно-мотивировочной части постановления.

Прокурор г. Москвы возражал и на данное постановление вынес апелляционное представление.

И вот свершилось, Московский городской суд, 19 февраля 2018 года, рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело по апелляционному представлению государственного обвинителя, вынес решение: Постановление Таганского районного суда г. Москвы оставить без изменения, а апелляционное представление прокурора – без удовлетворения. То есть вернуть дело прокурору, а затем следователю ГСУ.
В апелляционном представлении государственный обвинитель посчитал, что постановление Таганского суда незаконное и не обоснованное, просит обратить внимание суда, что обвинение все же содержит описание преступления с четким указанием времени, места и способа его совершения, однако его доводы на этот раз остались без внимания и удовлетворения.

Как обосновано указал Московский городской суд, возвращая уголовное дело прокурору, Таганский суд обосновано указал на допущенные органами предварительного следствия нарушения норм процессуального закона, препятствующие рассмотрению его судом по существу. В обвинении отсутствуют описание конкретных банковских операций, осуществляемых обвиняемыми с указанием времени, места, способа их совершения, а так же размера каждой банковской операции.
Кроме того, в противоречие предъявленному обвинению следует, что обвиняемые использовали наличную денежную сумму, полученную не от осуществления незаконной банковской деятельности, а при неустановленных обстоятельствах у неустановленных соучастников и выдавали
клиентам, за что удерживали процент, взимаемый за совершение незаконной банковской операции, что противоречит предъявленному обвинению.
Как видно из предъявленного обвинения органами следствия не указаны даты совершения операций, адреса кредитных организаций, где обвиняемые согласно предъявленному обвинению организовали открытие расчетных счетов, осуществляли перевод, инкассацию денежных средств,
кассовое обслуживание, выдачу наличных денег, открытие и ведение банковских счетов.

Учитывая что уголовное дело было возвращено прокурору, следствие не смогло выйти с ходатайством в Суд о продлении срока содержания моего подзащитного под домашним арестом, в связи с чем этот срок истек и ФСИН был вынужден в самостоятельном порядке снять электронный браслет и тем самым отменить данную меру пресечения.

Что касается органов предварительного следствия, то учитывая позицию Московского городского суда, можно сделать вывод, что прежний шаблонный подход к расследованию уголовных дел по ст. 172 УК РФ (незаконная банковская деятельность) может претерпеть серьезных изменений, и это коснется в том числе в части расчета каждой банковской операции по каждому лицевому счету, включая проведение бухгалтерской судебной экспертизы по новым правилам, что однозначно усложнит процесс обвинению и выработает новый подход к процессу доказывания данной категории дел.

Суд отказал в домашнем аресте обвиняемого по ч.2 ст.172 УК РФ

Преступления, сопряженные с осуществлением незаконной банковской деятельности уже давно не являются редкостью, а в последние годы получили широкое распространение. Суды г. Москвы и Московской области выносят десятки приговоров в год по ч.2 ст.172 УК РФ. Судебная практика по незаконной банковской деятельности показывает, что, как правило, дела данной категории касаются деятельности организованных групп занимавшихся так называемым «обналичиванием» денежных средств минуя банковские учреждения с помощью расчетных счетов физических и юридических лиц.

Настоящая история началась утром 22.09.2018, когда в офис адвоката Мещерякова Н.М. поступило сообщение о производстве обыска у одного из его клиентов. Прибыв по названому адресу, адвокат обнаружил, что квартира заполнена оперативными сотрудниками различных управлений экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России, которые, как это часто бывает в подобных случаях, находились в сопровождении многочисленных вооруженных автоматами людей в камуфляже и черных масках. Единственными «гражданскими» в данной ситуации были двое понятых, с которыми, как было установлено позже сотрудники полиции прибыли к месту производства обыска, а также непосредственно подзащитный адвоката — Ц.Е.Н. После окончания обыска по стандартному для наших силовиков сценарию, Ц.Е.Н. был принудительно доставлен в ГСУ ГУ МВД России по г. Москве (далее по тексту — ГСУ Москвы) для допроса в качестве свидетеля. После окончания допроса уже поздно вечером Ц.Е.Н. был задержан по подозрению в незаконной банковской деятельности, совершенной организованной группой с извлечением дохода в особо крупном размере (п.п. «а», «б» ч.2 ст.172 УК РФ). Все заявления и ходатайства адвоката о неправомерности задержания и нарушениях допущенных при его производстве следствие оставило без внимания. Сразу же после задержания и допроса подозреваемого, Ц.Е.Н. было предъявлено обвинение в совершении вышеуказанного преступления, с которым он категорически не согласился, полностью не признав вину. На следующий день следователь по особо важным делам ГСУ Москвы вышел с ходатайством в Тверской районный суд г. Москвы с ходатайством о домашнем аресте подзащитного адвоката Мещерякова Н.М.

В судебном процессе защита неоднократно ссылалась на ч.1.1. ст.108 УПК РФ, которая прямо запрещает применять заключение под стражу к обвиняемым в осуществлении незаконной банковской деятельности (ч.2 ст.172 УК РФ). Суду пояснялось, что задержание обвиняемого в совершении данного преступления, пусть даже и в порядке ст.91 УПК РФ, означает фактическое помещение его под стражу в обход положений ч.1.1. ст.108 УПК РФ. Помимо этого, в ходатайстве следователя местом домашнего ареста указывался адрес квартиры в г. Москве, в которой Ц.Е.Н. был фактически задержан оперативниками после обыска. В то же время, несмотря на то, что данный адрес фигурировал в ходатайстве следователя, как адрес постоянного фактического места жительства обвиняемого, а также делалась ссылка якобы обнаруженные в данной квартире улики подтверждающие вину обвиняемого, данный адрес полностью не совпадал с адресом, указанном в представленном защитой постановлении о производстве обыска и протоколе обыска. Не имея возможности возражать против объективных данных, следствие было вынуждено признать тот факт, что адрес предполагаемого места домашнего ареста обозначен в процессуальном документе ошибочно, после чего сразу же было заявлено устное ходатайство следователя об уточнении места домашнего ареста и применение его к обвиняемому по новому адресу – тому, который ранее был приведен в постановлении об обыске. При этом документального подтверждения действительности ни первоначального, ни уточненного адреса, материал следователя не содержал. На данные обстоятельства также было обращено внимание суда, как и на то, что следователь не представил данных о том, кому принадлежит данная квартира, на каком законном основании обвиняемый проживает в данном жилом помещении, имеет ли он право пользование данным жилищем на тот срок ареста, который испрашивается следствием. К тому же защите достоверно было известно, что собственник квартиры, узнав о произведенном без его участия обыске в квартире, изъял ранее представленные ключи от входной двери, запретив ею пользоваться. Таким образом, помимо изложенных аспектов, возникал и вопрос: как будет исполняться постановление суда о домашнем аресте если у следствия и обвиняемого нет доступа в жилое помещение, в котором предполагается отбывать домашний арест? Также внимание суда было обращено и на то обстоятельство, что изменяя в судебном заседании существенную часть своего ходатайства — адрес места домашнего ареста, следователь не получил и не предоставил в суд согласие на это своего руководителя, который обязан утверждать возбужденное перед судом ходатайство.

Кроме того, защита не упустила из внимания и то обстоятельство, что по сути единственным мотивом для избрания меры пресечения, сопряженной с изоляцией Ц.Е.Н. от окружающих, послужил его отказ от дачи показаний и непризнание им вины.

Поняв всю неоднозначность сложившейся ситуации лишь в совещательной комнате, суд, возобновил судебное следствие и истребовал у следствия дополнительные материалы, без которых он, очевидно, не мог решиться на арест обвиняемого. По сути, по наущению суда, следователь заявил ходатайство отложить рассмотрение дела для предоставления дополнительных материалов. Категорические возражения защитника, относительно заявленного ходатайства, суд не счел нужным принимать во внимание, после чего продлил срок задержания еще на 72 часа и отложил рассмотрение дела. Таким образом, судья своим произвольным решением поместил еще на 72 часа заключения в изолятор лицо, обвиненное в совершении преступления, по которому законодательно прямо и недвусмысленно запрещено заключать под стражу!

В новом судебном заседании защитой были представлены дополнительные сведения о собственнике квартиры, а также данные о том, что обвиняемый не имеет никаких предусмотренных законом прав на пользование данной квартирой. Помимо этого защитником было указано, что следствие не представило никаких достоверных данных, позволяющих сделать объективный вывод о наличии оснований для избрания столь жесткой меры пресечения, как домашний арест. Доводы защиты в конце концов были услышаны судьей, в результате чего в удовлетворении ходатайства следствия о домашнем аресте Ц.Е.Н. было отказано, и последний был освобожден из-под стражи в зале суда. В связи с отказом суда подвергать подзащитного адвоката домашнему аресту, следователь избрал ему меру пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Постановление суда об отказе в домашнем аресте обвиняемого по ч.2 ст.172 УК РФ:

Незаконная банковская деятельность: характерные особенности преступления, уголовная ответственность и судебная практика

Согласно действующему законодательству РФ, любая деятельность, подразумевающая осуществление тех или иных банковских операций, требует соответствующего законного статуса. Означенные операции могут производиться только юридическими лицами, прошедшими процедуры регистрации и лицензирования (в тех случаях, когда это обязательно) в соответствии с законодательно установленными нормами и требованиями.

Нарушение означенных законодательных требований и норм в части ведения банковской деятельности – уголовно наказуемое преступление, мера ответственности за которое устанавливается судебным органом в зависимости от обстоятельств конкретного дела, выявленных в ходе следственных мероприятий.

Дорогие читатели! Для решения именно Вашей проблемы — звоните на горячую линию или задайте вопрос на сайте. Это бесплатно.

8 (800) 350-31-84

Характеристика преступления

Незаконная банковская деятельность – разновидность экономических преступлений, уголовно наказуемое осуществление каких-либо банковских операций без наличия на то соответствующих разрешительных и регистрационных документов либо осуществление подобных операций с нарушением правил лицензирования.

Под банковской деятельностью подразумевается систематическое осуществление перечисленных ниже действий:

  1. Открытие и ведение банковских счетов, кассовое обслуживание, а также произведение расчетных операций по поручению физических или юридических лиц.
  2. Выдача банковских гарантий, осуществление денежных переводов по поручению физических лиц без открытия банковских счетов (за исключением почтовых переводов).
  3. Привлечение капиталов, выраженных в денежных средствах и/или драгоценных металлах, физических и юридических лиц во вклады, а также их размещение на свой счет и от своего имени на условиях платности, срочности и возвратности.
  4. Покупка и продажа иностранной валюты, осуществляемая наличным либо безналичным путем.
  5. Инкассация платежной и расчетной документации, векселей и денежных средств.

Рассматриваемый класс правонарушений характеризуется действиями со стороны виновного лица либо группы лиц, имеющими за собой корыстный умысел и повлекшими:

  • нанесение крупного финансового ущерба (на сумму > 250 тыс. руб.) государству либо отдельным физическим и/или юридическим лицам;
  • незаконное извлечение злоумышленником прибыли в размере, аналогичном вышеозначенной сумме.

Кредитные организации

Согласно действующему банковскому законодательству, законно осуществлять банковскую деятельность могут только кредитные организации.

Под кредитными организациями подразумеваются юридические лица, основной целью деятельности которых (на основании их учредительной документации и произведенной регистрации) является извлечение прибыли, осуществляемое путем ведения тех или иных банковских операций.

В свою очередь, кредитные организации подразделяются на банковские (непосредственно банки) и небанковские организации. Банки – кредитные организации, наделенные исключительным правом осуществления банковской деятельности.

Под небанковскими кредитными организациями подразумеваются нижеперечисленные организации, имеющие законное право осуществления отдельных видов банковской деятельности:

  • ломбарды и финансовые компании, выдающие кредит под покупку товаров;
  • кредитные товарищества, а также иные общества и союзы аналогичного профиля;
  • страховые и инвестиционные компании, пенсионные фонды, почтово-сберегательные учреждения.

Разновидности преступления

Среди наиболее распространенных видов незаконной банковской деятельности, осуществляемой кредитными организациями, выделяются:

  1. Осуществление тех или иных банковских операций без соответствующего на то разрешения и/или действующей лицензии государственного образца либо с нарушением законодательно установленных условий лицензирования.
  2. Обналичивание денежных средств – разновидность незаконных финансовых операций, совершаемых сотрудниками кредитных организаций и направленных на уклонение от уплаты налогов и получение наличных денежных средств, не отраженных в официальной бухгалтерской документации означенных организаций.

Состав преступления

Состав экономических преступлений, относящихся к рассматриваемой категории, имеет материальный характер. Правонарушение считается свершившимся с момента причинения государству, гражданам либо организациям крупного финансового ущерба, сопутствовавшего извлечению кредитной организацией дохода в крупном размере.

При этом единичная банковская операция (например, разовая продажа или покупка валюты) не подпадает под определение «деятельности» как длительного процесса и не может быть классифицирована в качестве рассматриваемого правонарушения.

Неотъемлемыми элементами составов подобных преступлений являются объект, субъект, а также объективная и субъективная стороны.

Объект преступления – банковская система государства и ее стабильность. В соответствии с законодательством, субъектами преступлений, относящихся к рассматриваемому классу, могут быть только совершеннолетние и психически вменяемые физические лица, являющиеся руководителями или учредителями кредитных организаций, осуществлявших означенную незаконную деятельность.

Объективная сторона преступления может быть выражена в одной или одновременно нескольких из нижеприведенных форм:

  1. Отсутствие регистрации. Примеры: ведение незарегистрированной кредитной организацией банковской деятельности; ведение означенной деятельности после подачи соответствующих документов, требуемых для регистрации, но до вынесения уполномоченным органом положительного решения по данному вопросу; продолжение ведения банковской деятельности кредитной организацией после ее официальной ликвидации (внесения соответствующих сведений в Единый государственный реестр юридических лиц).
  2. Отсутствие действующей лицензии. Пример: произведение кредитной организацией денежных переводов для физических лиц после аннулирования либо отзыва Центральным Банком России ее лицензии на осуществление подобных банковских операций.
  3. Нарушение законодательно закрепленных лицензионных условий и требований. Пример: в соответствии с выданной лицензией, банк не имеет права осуществлять выдачу банковских гарантий, но при этом данный вид деятельности ведется означенным банком в полном объеме.

Субъективная же сторона выражается в наличии у субъекта прямого умысла, в превалирующем большинстве случаев основанного на корыстных мотивах.

Основные квалифицирующие признаки преступления:

  • ведение означенной незаконной деятельности организованной группой;
  • получение дохода в особо крупном размере (> 1 млн. руб.).

Правовое регулирование и уголовная ответственность

Рассматриваемый класс правонарушений регулируется ст. 172 УК РФ. Мера наказания зависит от особенностей конкретного дела, прежде всего – от числа обвиняемых и наличия доказательств их преступной связи, а также размеров дохода, извлеченного незаконным путем.

Согласно ч. 1 указанной статьи, банковская деятельность (или отдельные операции аналогичного характера), ведущаяся без государственной регистрации либо наличия соответствующей лицензии (в тех случаях, когда лицензирование обязательно) и причинившая крупный ущерб государству, гражданам или организациям либо сопряженная с извлечением незаконных доходов в крупном размере, может караться:

  • штрафом в размере дохода виновного за период от одного до двух лет либо штрафом в размере от ста до трехсот тыс. руб.;
  • принудительными работами сроком до четырех лет;
  • лишением свободы сроком до четырех лет, в отдельных случаях – со штрафом в размере дохода виновного за полугодовой период либо штрафом в размере до восьмидесяти тыс. руб.

Незаконные действия, обозначенные в ч. 1 рассматриваемой статьи, относятся к преступлениям средней тяжести.

Согласно ч. 2 означенной статьи, аналогичные действия, совершенные организованной группой и/или сопряженные с извлечением дохода в особо крупных размерах, могут караться:

  • принудительными работами сроком до пяти лет;
  • лишением свободы сроком до семи лет, в отдельных случаях – со штрафом в размере дохода виновного за пятилетний период либо штрафом в размере до 1 млн. руб.

Незаконные действия, обозначенные в ч. 2 данной статьи, относятся к тяжким преступлениям. Установленное наличие хотя бы одного из вышеозначенных квалифицирующих признаков рассматривается судебным органом как отягчающее обстоятельство.

Судебная практика

При вынесении приговоров по означенному классу преступных деяний прежде всего учитывается характер и степень общественной опасности действий, совершенных обвиняемыми. Кроме того, судом учитываются данные следствия о личностях обвиняемых, а также иные обстоятельства, имеющие юридическое значение при квалификации каждого конкретного случая.

Среди факторов, в большинстве случаев рассматриваемых судом в качестве отягчающих, выделяются:

  • зафиксированные случаи привлечения обвиняемого к административной либо уголовной ответственности;
  • совокупный состав преступления, подразумевающий иные правонарушения, сопутствовавшие осуществлению незаконной банковской деятельности;
  • наличие в составе рассматриваемого судом уголовного дела вышеозначенных квалифицирующих признаков;
  • высокая степень ущерба, нанесенного государству и обществу – большое число пострадавших лиц, а также наличие гражданских судебных исков;
  • продолжительность и систематический характер незаконной деятельности.

Среди факторов, положительно влияющих на смягчение выбираемой судом меры пресечения, выделяются:

  • отсутствие у обвиняемого судимостей (в том числе погашенных);
  • признание обвиняемым своей вины, раскаяние в содеянном, активное содействие следствию;
  • состояние здоровья обвиняемого – наличие у него хронических заболеваний либо иные физиологические состояния (например, беременность);
  • семейное положение обвиняемого, наличие у него несовершеннолетних детей, неудовлетворительное состояние здоровья его близких;
  • положительные характеристики по местам жительства и работы, благодарственные письма и грамоты, а также иные аналогичные документы, характеризующие обвиняемого с положительной стороны.

В большинстве случаев выносимый судом приговор весьма суров – условное наказание является скорее исключением, нежели распространенной практикой. Фактические сроки лишения свободы варьируются в среднем от двух до пяти лет. Кроме того, при классификации дела по ч. 2 вышеозначенной статьи УК, кроме лишения свободы, осужденные также зачастую обязываются к выплате значительных штрафов.

Примеры из практики

Пример 1. Гражданка Петрова была привлечена к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 172 УК за систематическое осуществление банковских операций без регистрации и лицензирования. В суде обвиняемая свою вину признала, в ходе следствия давала подробные и исчерпывающие показания. Также следствием было выявлено, что ее действия никому не причинили материального ущерба, гражданские иски заявлены не были.

В итоге суд приговорил Петрову к двум годам лишения свободы условно, с испытательным сроком на 4 года и возложением на нее обязанностей:

  • не менять место жительства без предварительного уведомления уголовно-исполнительной инспекции;
  • раз в месяц являться в уголовно-исполнительную инспекцию по месту своего жительства для регистрации.

По результатам рассмотрения судом апелляционной жалобы адвоката осужденной обязанность ежемесячной регистрации была исключена из итогового приговора. Сама же апелляционная жалоба не была удовлетворена – адвокат запрашивал изменения выбранной судом меры пресечения на выплату штрафа в размере 100 тыс. руб.

Пример 2. Граждане Фролов, Иванов и Кузнецов были привлечены к ответственности по ч. 2 ст. 172 УК РФ. В течение периода с февраля 2012 г. по июль 2015 г. организованная группа означенных граждан без регистрации и соответствующей лицензии систематически осуществляла банковские операции по произведению расчетов, кассовому обслуживанию и инкассации денежных средств ряда юридических лиц. Общая сумма извлеченного ими незаконного дохода за означенный период составила более 48 млн. руб. На суде Фролов, Иванов и Кузнецов свою вину не признали и заявили, что вышеозначенных незаконных действий не совершали.

В соответствии с ч. 2 ст. 172 УК, а также состава и особенностей преступления, выявленных в ходе следственных мероприятий, суд приговорил Фролова, Иванова и Кузнецова к лишению свободы с отбыванием сроков в исправительных колониях общего режима на четыре с половиной, два с половиной и два года соответственно. Также им были назначены штрафы в размерах: 1 млн., 700 и 500 тыс. руб. соответственно.

Адвокатами осужденных были поданы апелляционные жалобы с просьбами об отмене вынесенных приговоров и полном оправдании Фролова, Иванова и Кузнецова. Жалобы строились на том факте, что вина подсудимых прежде всего была определена судом на основании показаний ранее осужденного гражданина М., чьи показания против Фролова, Иванова и Кузнецова, по мнению защиты, были даны с целью преуменьшения собственной вины.

Несмотря на все попытки адвокатов, поданные апелляционные жалобы удовлетворены не были, приговоры осужденным остались без изменений.

Осуществление банковских операций без законных на то оснований уголовно наказуемо и карается в соответствии с действующими нормами уголовного законодательства. Мера уголовной ответственности за подобные правонарушения зависит от множества факторов: числа виновных лиц, размеров извлеченного нелегальным путем дохода, а также иных обстоятельств, имеющих непосредственное отношение к совершенному преступлению.

Не нашли ответа на свой вопрос? Звоните на телефон горячей линии. Это бесплатно.

172 УК РФ — чудеса судебного толкования

Борьба с незаконной банковской деятельностью – дело важное. А систематическое возбуждение правоохранительными органами по статье 172 УК РФ уголовных дел свидетельствует о том, что работа в этом направлении постоянно ведется.

Но вот опыт осуществления защиты по таким делам и делам, связанным с ними, позволяет усомниться в правильности складывающегося по делам такого рода судебного толкования.

Например, сегодня, просматривая в интернете судебную практику, встретил такую судебную формулировку: «Статьей 172 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за осуществление незаконной банковской деятельности.

Юридическая наука проводит аналогию между деятельностью «нелегальных банков» и банковскими операциями, предусмотренными ст. 5 Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности», а именно

-открытие и управление расчетными счетами фирм-однодневок соответствует банковской операции по открытию и ведению банковских счетов физических и юридических лиц;

— незаконный транзит денег соответствует банковской операции по переводу денежных средств по поручению физических и юридических лиц;

-незаконное обналичивание денег соответствует банковской операции по кассовому обслуживанию физических и юридических лиц.

Вышеуказанные операции представляют собой квазибанковские операции, которые по существу, а не по юридической форме соответствуют указанным выше банковским операциям.» (http://sudact.ru/regular/doc/EBm5hbHhk66U/).

Считаю, что это опасная тенденция. Ведь даже в той самой юридической науке, упомянутой судом, не принято давать общих фраз, а требуется ссылаться на конкретные источники, на конкретных авторов, приводить противоположные точки зрения. А здесь получается, что суд выносит решение, основываясь только на предложенной прокурором красивой фразе.

Как это назвать? Ведь это не прецедент, это и не выносимое в исламском праве муфтием или факихом решение.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *