Суброгация в страховании

СТРАХОВАНИЕ РИСКА ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НАРУШЕНИЕ ДОГОВОРА Текст научной статьи по специальности «Право»

References

Дата поступления: 01.10.2018 Received: 01.10.2018

УДК 347.45/47

СТРАХОВАНИЕ РИСКА

ОТВЕТСТВЕННОСТИ

ЗА НАРУШЕНИЕ ДОГОВОРА

РОМАНОВА Ирина Николаевна

кандидат юридических наук, доцент, заведующая кафедрой гражданского права и процесса Филиала Московского университета имени С.Ю. Витте в г. Рязани, г. Рязань, Россия. E-mail: universitet62@yandex.ru

Сегодня исследование специфики и основных проблемных аспектов страхования вероятного риска наступления ответственности за нарушение договорных условий имеет особую актуальность. На основе анализа действующего законодательства и научных точек зрения автором формулируется вывод, что риск ответственности за нарушение договора считается застрахованным в пользу выгодоприобретателя, даже если договор страхования заключен в пользу другого лица либо в нем не сказано, в чью пользу он заключен. В рассматриваемой ситуации страховым случаем является факт неисполнения или ненадлежащего исполнения договора, повлекший расходы страхователя, необходимые и достаточные для восстановления нарушенных прав третьих лиц.

Ключевые слова: договор страхования, договорная ответственность, нарушение договора, наступление ущерба, страхование риска ответственности, страховой случай.

INSURANCE OF THE RISK OF LIABILITY FOR THE BREACH OF THE CONTRACT

ROMANOVA Irina Nikolaevna

E-mail: universitet62@yandex.ru

Key words: insurance contract, contractual liability, breach of contract, loss, liability insurance, insurance case.

Несовершенство действующего законодательства не позволяет реализовать потенциал, заложенный в страховании ответственности по договору. Вопросы вызывает даже используемое законодателем понятие «нарушение договора» для характеристики страхового случая, поскольку его системное толкование в контексте других норм ГК РФ может непосредственно отразиться на возможности применения данного средства защиты интересов субъектов предпринимательства. Еще П.И. Пыловым было высказано мнение о том, что при толковании положений ст. 932 ГК РФ «страхование риска ответственности за нарушение договора следует понимать дословно», следовательно, «если иное не предусмотрено законом, то не допускается страхование ответственности за нарушение договорных обязательств, которое покрывает меры ответственности, предусмотренные главой 23 ГК РФ… Указанное не стоит смешивать с очень на первый взгляд схожим страхованием — страхованием риска неисполнения или ненадлежащего исполнения договорных обязательств» . Данная точка зрения была подвергнута критике со ссылкой на устоявшуюся в российской цивилистике трактовку нарушения договора как любого его неисполнения или ненадлежащего исполнения , обусловленной, в том числе невозможностью их разграничения с абсолютной последовательностью .

При этом не было учтено, что действующий ГК РФ в ряде случаев различает правовые последствия неисполнения и ненадлежащего исполнения, что может иметь значение для страхования риска возникающей в подобных случаях ответственности. В частности, ст. 396 ГК РФ предусматривает разные последствия для ненадлежащего исполнения обязательства в натуре, для его неисполнения или просрочки исполнения, но некоторые страховые компании не распространяют страховое покрытие на отказ грузополучателя от груза, который, согласно п. 3 ст. 396 ГК РФ может последовать в случае утраты кредитором интереса к исполнению. Кроме того, нельзя не обратить внимание на новую редакцию ч. 3 ст. 17.6 Закона об основах туристской деятельности, из которой были исключены нормы о страховании ответственности за причинение реального ущерба в случае ненадлежащего исполнения обязательств туроператором, что в совокупности с привязкой к факту прекращения его деятельности влечет за собой серьезные правовые последствия: незащищенность туристов в случае нарушения их прав и законных интересов в текущей деятельности туристической компании. При том, что и добровольное страхование такой ответственности законом в настоящее время не допускается. Как представляется, во избежание разногласий следует обеспечить соответствие ст. 932 ГК РФ нормам ГК РФ, регламентирующим как последствия неисполнения, так и ненадлежащего исполнения договора.

Вместе с тем, не имеет под собой достаточных оснований рассмотрение нарушения договора с позиций деликтной ответственности, предполагающей выделение таких элементов состава правонарушения, как субъект, объект, субъективная и объективная сторона, учитывая тенденцию переосмысления сущности договорной ответственности, которая видится не в возмещении причиненного ущерба, а в предоставлении эквивалента исполнения , в том числе посредством страхования. Их необходимо рассматривать отдельно от понятия нарушения договора, для констатации которого достаточно установления факта противоречия поведения должника его условиям, что применительно страхованию означает определение обстоятельств, не признаваемых страховыми случаями. Так, страховое покрытие традиционно не распространяется на ущерб, возникший вследствие умысла страхователя, военных действий, забастовок, воздействия ядерного взрыва, действия непреодолимой силы или стихийного бедствия. Некоторые компании к этому добавляют эксплуатацию технически неисправных транспортных средств и оборудования.

Законодательным пробелом следует признать существующую неопределенность в вопросе определения объема страхуемой ответственности. Прежде всего, в литературе дискутируется возможность распространения страхового покрытия на неустойку, учитывая ее двойственную правовую природу как меры ответственности и способа обеспечения обязательства. Как правило, препятствий для этого специалисты не видят, хотя и отмечают, что страхование

неустойки не может не быть ограниченным из-за неготовности многих российских страховщиков и перестраховщиков предоставлять страховое и перестраховочное покрытие в этой части, а также невозможности размещения таких рисков за рубежом . Впрочем, правилами страхования некоторых компаний уточняется, что под убытками (расходами) страхователя понимаются те расходы, которые он несет в связи с необходимостью полного восстановления нарушенного права третьих лиц, что подразумевает и покрытие неустойки.

А.А. Ножкина обращает внимание и на проблему страхования ответственности за невозврат аванса по договору при его расторжении. По ее мнению, страховое покрытие на эти случаи распространяться не должно, учитывая, что неосновательное удержание аванса должником следует квалифицировать как неосновательное обогащение (ст. 1102 ГК), что делает невозможным рассмотрение его как договорной ответственности. Следует заметить, что Президиум ВАС РФ в свое время пришел к другому выводу, отметив, что вывод нижестоящих судов о том, что застрахованной является только собственно ответственность за неисполнение контракта, не соответствует условиям договора страхования, которым предусмотрено, что объектом страхования являются не противоречащие законодательству имущественные интересы общества, связанные с его обязанностью в порядке, установленном гражданским законодательством, возместить убытки, причиненные выгодоприобретателю нарушением (неисполнением или ненадлежащим исполнением) обязательств по контракту. По его мнению, размер страхового возмещения определяется не только исходя из размера понесенных выгодоприобретателем убытков, но и расходов, в частности, связанных с невозвратом (частичным невозвратом) авансированных страхователю в соответствии с контрактом средств. Другое толкование договора привело бы к констатации бессмысленности страхования в качестве предоставленного обеспечения исполнения контракта и возможности уклонения от выплаты страхового возмещения . Позиция ВАС РФ представляется более обоснованной, учитывая, что расторжение договора лишь прекращает обязательства на будущее, не отменяя факт его заключения и не лишая стороны права требовать защиты нарушенных данным обстоятельством интересов.

Проблемой для правоприменителя иногда является и определение страхового случая, прежде всего, тогда, когда он достаточно отчетливо законодателем не сформулирован, хотя, как отмечает С.В. Дедиков, законодательное регулирование в этой части тоже далеко от идеала . В тех случаях, когда законодатель не ограничивается простым упоминанием возможности страхования риска ответственности по договору, он преимущественно опирается на концепцию страхования факта установления ответственности, который увязывается с вступлением в законную силу решения арбитражного суда или признанием страховщиком факт причинения ущерба (ст. 24.7 Закона об оценочной деятельности), что скорее характерно для деликтной ответственности. При страховании ответственности по договору правильнее было бы устанавливать факт наступления страхового случая посредством признания его самим страхователем, а при отказе в этом — решением суда. Проблемы возникают и в ситуации, когда характеристика страхового случая дается в правилах страхования, что может создавать предпосылки для злоупотреблений, в том числе последующего произвольного толкования событий как охватываемого либо не охватываемого страхованием.

Перечень страховых случаев законодателем, как правило, не устанавливается. Исключение составляет Закон об основах туристкой деятельности, последняя редакция которого ограничила практику страхового покрытия ущерба, причиненного неисполнением туроператором своих обязательств по договору о реализации туристского продукта случаями прекращения деятельности туроператором (ч. 3 ст. 17.6).

Обоснованную критику вызывает отсутствие универсального законодательного решения проблемы отсроченного наступления ущерба, который, во-первых, может не сразу проявиться (например, при оценочной, аудиторской деятельности), оказавшись за пределами срока действия договора страхования, во-вторых, может требовать подтверждения решением

арбитражного суда, вступившим в законную силу (ч. 2 ст. 24.7 Закона об оценочной деятельности). Эту проблему предлагается решить с помощью включения трехлетнего расширенного периода, в течение которого выгодоприобретатель исходя из общего срока исковой давности может предъявить претензии по качеству оказанных ему услуг в общий срок действия договора страхования . Пример его реализации можно найти в действующем законодательстве. Так, в Основах законодательства о нотариате закреплено положение о том, что договор страхования гражданской ответственности нотариуса заключается на срок не менее чем один год с условием возмещения имущественного вреда, причиненного в период действия данного договора, в течение срока исковой давности, установленного российским законодательством для договоров имущественного страхования. Кроме того, оговаривается, что договор может предусматривать более продолжительные сроки и иные не противоречащие закону условия возмещения такого вреда (абз. 4 ст. 18). Как представляется, подобные положения должны носить более универсальный характер.

В судебной практике вопрос о действительности исследуемого договора решается по-разному. При этом сложно говорить о некой эволюции взглядов на данную проблему, поскольку суды нередко демонстрируют диаметрально противоположные позиции. В одном случае, суд признал ошибочным довод ответчика о недействительности заключенного договора в силу несоответствия его требованиям ст. 932 ГК РФ, указав на то, что в силу ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений, которое в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом. Из буквального толкования положений спорного договора, признававшим страховым случаем возникновение обязанности у страхователя, осуществляющего деятельность в качестве экспедитора, возместить реальный ущерб, нанесенный перевозимому грузу в силу причин внезапного, непредвиденного и непреднамеренного характера и подтвержденных фактом предъявления страхователю обоснованных имущественных претензий (исков) со стороны лиц, имеющих имущественный интерес в перевозимом грузе, следовало, что объектом страхования по спорному договору является не риск ответственности за нарушение договора, а риск ответственности за убытки, причиненные третьим лицам в процессе осуществления деятельности страхователя в качестве перевозчика при организации перевозок .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Впрочем, пространство для подобного маневра реально существует, как правило, только при использовании в наименовании договора общей формулировки «страхования гражданской ответственности». Так, оценивая договор страхования общегражданской ответственности, предусматривавшем в качестве страхового случая причинение убытков в результате инцидента, аварийного и иное события, повлекших убытки третьих лиц, арбитражный суд пришел к выводу о том, что он является договором страхования ответственности за причинение вреда согласно ст. 931 ГК РФ. В силу этого возражения ответчика относительно того, что произошедшая авария не является страховым случаем по смыслу договора страхования при наличии между истцом и собственниками помещений договора на содержание и обслуживание жилого фонда, ненадлежащим образом исполненного истцом, были судом отклонены, поскольку подобное толкование договора страхования противоречит цели договора и волеизъявлению сторон, направленным на страхование рисков при причинении вреда, причиненного имуществу третьих лиц, что имело место по настоящему спору .

Впрочем, в другом деле, суд, установив, что заключенный сторонами договор по своей правовой природе является договором страхования риска ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств перевозчика по договору перевозки констатировал его ничтожность в силу ст. 168 ГК РФ и п. 1 ст. 932 ГК РФ, поскольку страхование ответственности по договору перевозки законом не предусмотрено . Аналогичную позицию занял Арбитражный суд Уральского округа, который пришел к выводу, что исходя из положений ст. 929, 932 ГК РФ, ст. 6,7 Закона № 87-ФЗ, договор добровольного страхования, признавший страховым риском

ответственность экспедитора перед владельцем груза (клиентом, грузоотправителем) за его утрату, гибель и /или повреждение (кроме утраты груза в результате противоправных действий третьих лиц (кражи, грабежа, разбоя) на территории СНГ), по своей правовой природе относится к договорам страхования ответственности по договору. Было обращено внимание на то, что действующим законодательством возможность страхования договорной ответственности экспедиторов, осуществляющих деятельность по организации перевозок грузов автомобильным транспортом, не предусмотрена, а имущественный интерес в сохранении груза мог быть застрахован экспедитором путем заключения договора страхования груза, принятого к перевозке, но доказательства наличия соответствующих правоотношений, вытекающих из договора страхования, отсутствуют .

Вышеизложенное позволяет прийти к следующим выводам.

Риск ответственности за нарушение договора считается застрахованным в пользу стороны, перед которой по условиям этого договора страхователь должен нести соответствующую ответственность, — выгодоприобретателя, даже если договор страхования заключен в пользу другого лица либо в нем не сказано, в чью пользу он заключен.

Страховым случаем при страховании гражданской ответственности по договору является установленный вступившим в законную силу решением суда или признанный страхователем факт неисполнения или ненадлежащего исполнения договора, повлекший расходы страхователя, необходимые и достаточные для восстановления нарушенных прав третьих лиц.

Библиографические ссылки

1. Пылов К.И. Почему страхование риска ответственности за нарушение договора возможно только в случаях, предусмотренных законом? // Нормативное регулирование страховой деятельности. Документы и комментарии. 2007. № 1. С. 59-60.

2. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 1: Общие положения. М., 1998.

3. Советское гражданское право. Т. 1 / под ред. О.А. Красавчикова. М. : Высшая школа, 1985.

5. Дедиков С.В. Основные проблемы страхования ответственности по договору // Цивилист. 2010. № 2. С. 58-64.

6. Постановление Президиума ВАС РФ от 20.11.2012 N 7884/12 по делу N А51-8184/2010 // Вестник ВАС РФ. 2013. № 3.

7. Лебединов А.П. Соотношение страхования ответственности договорной и за причинение вреда // Юридическая и правовая работа в страховании. 2008. № 2. С. 47-55.

2. Braginskiy M.I., Vitryanskiy V.V. Dogovornoye pravo (Contract law). Kn. 1: Obshchiye polozheniya. Moscow, 1998.

3. Sovetskoye grazhdanskoye pravo (Soviet civil law). T. 1, pod red. O.A. Krasavchikova. Moscow, Vysshaya shkola, 1985.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Взыскание ущерба с виновника ДТП в порядке суброгации

Суброгация – это требование законодательства РФ. Автолюбители считают, что такое новшество 2018 года идёт на пользу только страховым компаниям, но оно также обеспечивает наибольшую безопасность при дорожном движении.

Суброгация в страховании это нововведение, дающее право страховщику взимать компенсацию в виде денежных средств, которые покрыли убытки пострадавшего участника происшествия, с виновника ДТП. И многие автолюбители задаются вопросом, как можно защититься от исков суброгации компании ОСАГО, например. Ответ очевиден – не нарушать правила дорожного движения и не создавать аварийных ситуаций.

Благодаря этому, владельцы автомобилей будут знать, что ответственность их не обойдёт при аварии из-за неосторожного вождения, и придётся совершить выплату страховой компании пострадавшего. А теперь нужно подробно разобраться, что такое суброгация в автостраховании?

Что такое суброгация?

Понятие термина суброгация в страховании – вид требования, при котором страховая компания взыскивает средства с виновника ДТП в порядке суброгации.

Существует большое количество случаев с подобными выплатами, но ДТП является наиболее ярким примером. Допустим, владелец автомобиля имеет страховку от ОСАГО. При совершении страхового случая с машиной, автовладелец может потребовать возмещения ущерба от лица, по вине которого произошла авария или со страховой компании, у которой был приобретён полис. Это и называется суброгация в страховании по ОСАГО.

После того, как все убытки были покрыты страховой службой, ОСАГО в свою очередь вправе обжаловать компенсацию и потребовать её с виновника.

Следующим примером суброгации является затопленная квартира. Собственники квартиры застраховали её в определённой страховой компании. Когда произошёл страховой случай и жилище было затоплено, владельцы принимают решение – либо предъявить претензию и требовать возмещения убытков от соседей, либо обращаться в страховую компанию.

Если жильцы обратились за возмещением по страховке, то после того, как все убытки будут покрыты, страховая служба имеет полное право взыскать ущерб в пределах той же суммы с соседей, которые послужили причиной затопления квартиры.

Порядок суброгации приходит в действие лишь после того, средства будут выплачены страхователю.

Суброгация взыскивается с виновной стороны аварийного случая и только тогда, когда его официально признают виновным. Потребуется представить справку из ГИБДД, свидетельствующую о виновности лица.

Случается и такое, что одной справки недостаточно, поэтому, чтобы оформить страховой случай и взыскать средства, необходимо дождаться окончания расследования.

Особенности суброгации и порядок применения при аварии

Основным преимуществом суброгации является реализация её страховщиками, а не физическими лицами, участвовавшими в аварии. После аварии пострадавшее лицо обеспечивается компенсацией в размере определённой суммы. Но оплачивает убытки не страховая компания пострадавшего, а виновника ДТП.

А страховщики виновника не захотят выплачивать компенсацию, поэтому они начнут требовать со своего клиента, а затем перечислят полную стоимость пострадавшему лицу. Например, суброгация по ОСАГО с виновника ДТП будет действовать равноправно – сотрудники компании обратятся к клиенту с требованием о выплате, а затем перечислят средства.

Использовать суброгацию страховая компания имеет право только тогда, когда её клиент обязан возместить ущерб на сумму больше 400 тысяч рублей.

Всё, что накладывается сверх указанной суммы, должен оплачивать владелец автомобиля. А если стоимость компенсации меньше 400 тысяч рублей, то страховщики перечисляют средства из тех, что поступали от клиента по договору в течение действия страховки.

Следует учитывать тот факт, что суброгация действует только при страховке какого-либо имущества. Для личных целей её использовать нельзя. Ниже будет приведён пошаговый порядок действий суброгации:

Сначала подаются документы, которые подтверждают возникновение страхового случая:

  • бумаги, в которых указан размер нанесённого ущерба, а также прилагаются фотографии;
  • бумага, подтверждающая возникновение страхового случая с указанием виновной стороны. Если рассматривается случай с аварией, то это будет справка из ГАИ или же вердикт из суда;
  • вся документация на виновника происшествия – паспорт, страховой полис, документы на транспортное средство.

Далее происходит выплата по всем убыткам потерпевшему и теперь право требования на стороне страховщика. И наконец, предъявляются претензии к виновной стороне ДТП.

В том случае, если данное требование не удовлетворяется на добровольной основе, тогда страховая компания вправе подать заявление в суд. Возмещение ущерба в порядке суброгации частый случай в судебной практике.

Виновная сторона может сразу же рассчитаться с потерпевшим. Для этого необходимо иметь расписку, которая подтверждает выплату компенсации. Иначе, виновник получит ещё одно требование об уплате, только уже от лица страховой службы.

Суброгация в суде

В том случае, когда клиент страховой службы и по совместительству виновник дорожного происшествия не намеревается выплачивать определённую сумму для возмещения убытков, тогда сотрудник компании обязан обратиться в суд с соответствующим заявлением об отказе уплачивать компенсацию.

Суды первой инстанции подвластны вести дела подобного рода. Исковая давность этих дел сокращена до двух лет.

Для доказательства правоты, агенту необходимо представить договор, заключённый с клиентом и справку из ГАИ, которая подтверждает, что именно это лицо нарушило правила дорожного движения и виновна в ДТП.

При условии, что документы соответствуют правильности оформления, одного слушания суда достаточно, чтобы наложить на лицо обязанность выплатить определённую сумму денег или приставы опишут имущество на эту стоимость.

Что касается убытков, то ниже будут рассмотрены основные понятия их:

  • во-первых, это общая стоимость потраченных средств, которые потребуются, чтобы восстановить нарушенные права;
  • во-вторых, это стоимость ущерба, который основан на повреждённом имуществе или его полной утрате;
  • в-третьих, это стоимость упущенной выгоды. Она составляет доходы, которые мог бы получить пострадавший, если бы его права не были нарушены.

Поэтому, компенсация в рамках суброгации основывается на том, что материальная ответственность должна соответствовать всей совокупности ущерба, который был причинён.

Регресс и его отличия от суброгации

Регресс подразумевает обратную подачу требования. То есть, человек, который возместил ущерб пострадавшему лицу, имеет право потребовать регресс к нему. Допустим, страховая служба возместила убытки за своего сотрудника, как участника ДТП. В этом случае, компания может осуществить регресс, тем самым возместив потраченные средства.

Говоря простым языком, это процедура получения компенсации страхователя, который когда-то выплатил потерпевшему за страховой случай.

Исковая давность при регрессии начинает своё действие тогда, когда впервые страховая компания произвела определённый платёж. А у суброгации только по возникновению страхового случая.

Закон об ОСАГО подразумевает активное действие регресса для нижеприведённых лиц и оснований:

  1. Если потерпевший подвергся умышленному вреду.
  2. Вред был нанесён, когда виновное лицо находилось под действием алкоголя или наркотиков.
  3. У водителя не было права управления транспортным средством из юридических оснований.
  4. Страхователь скрылся с того место, где случилось происшествие.
  5. У гражданина отсутствует страховка ОСАГО.
  6. Страховой случай возник в тот момент, когда полис утратил срок действия.

Зная эти правила и инструкцию, можно без затруднений потребовать регрессию, если основания подтверждаются.

Помимо различий, суброгация и регресс имеют общие черты. Например, оба понятия выполняют воспитательную функцию, направленную на автовладельцев. Суброгация не позволяет нажиться за счёт страховки, тем самым показывая сдерживающий характер. Она основывается на привлечении к обязанности виновников происшествия.

Избегание ответственности не лучший выход из ситуации, при этом не стоит многого ожидать от страховщиков, поэтому:

  1. Приводя в действие закон о суброгации, пострадавший получит ровно ту компенсацию, которая есть на самом деле – ни больше и ни меньше.
  2. Гражданин, который признан виновным в деле, не будет платить больше средств, чем есть у него по условиям страхового полиса.
  3. Страховщики вынуждены изъять у задолженного лица средства, которые превышают размер вложенных средств, при этом действующих без налогов.

Подводя итоги, следует сказать, что прежде, чем вступать в дорожные отношения, необходимо удостовериться в знании всех правил дорожного движения, а также в своей уверенности действий на дороге. В противном случае, последуют серьёзные последствия, которые ударят не только по карману, но и по репутации.

Рейтинг автора 1 Панкратов Олег Панкратов Олег Викторович Капитан отдельного батальон ДПС ГИБДД г.Москва Написано статей и ответов 268

1. Если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования. Однако условие договора, исключающее переход к страховщику права требования к лицу, умышленно причинившему убытки, ничтожно.

2. Перешедшее к страховщику право требования осуществляется им с соблюдением правил, регулирующих отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки.

3. Страхователь (выгодоприобретатель) обязан передать страховщику все документы и доказательства и сообщить ему все сведения, необходимые для осуществления страховщиком перешедшего к нему права требования.

4. Если страхователь (выгодоприобретатель) отказался от своего права требования к лицу, ответственному за убытки, возмещенные страховщиком, или осуществление этого права стало невозможным по вине страхователя (выгодоприобретателя), страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения полностью или в соответствующей части и вправе потребовать возврата излишне выплаченной суммы возмещения.

Комментарий к Ст. 965 ГК РФ

1. Комментируемая статья является специальной по отношению к положению общей ст. 387 ГК РФ, согласно которой права кредитора по обязательству переходят к другому лицу на основании закона и наступления указанных в нем обстоятельств, в том числе при суброгации страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая.

Термин «суброгация» (subrogation) имеет французское происхождение и означает замену одного из участников обязательства без изменения самого обязательства. В комментируемой статье даются определение суброгации и некоторые особенности ее реализации.

Суброгация наряду с цессией представляет собой разновидность сингулярного правопреемства в виде перехода к страховщику прав страхователя на возмещение ущерба. Традиционно проводится разграничение между цессией и суброгацией, суброгацией и регрессом.

В отличие от цессии основанием возникновения суброгации является исключительно указание закона. При суброгации к новому кредитору переходят требования в размере реально произведенной за них оплаты (или иного исполнения). При цессии такого ограничения нет.

При регрессе в отличие от суброгации наряду с обязательством, где в качестве кредитора выступает потерпевший, а в качестве должника — лицо, ответственное за убытки, возникает новое обязательство, где в качестве кредитора выступает страховщик, выплативший страховое возмещение, а в качестве должника — лицо, ответственное за убытки. По регрессному обязательству течение исковой давности начинается заново — с момента исполнения основного обязательства (п. 3 ст. 200 ГК). Страховщик в рамках суброгации освобождается от выплаты страхового возмещения при отказе страхователя (выгодоприобретателя) от своих прав требования к лицу, ответственному за убытки, или если осуществление этого права окажется невозможным по его вине. При наступлении таких обстоятельств страховщик приобретает право на возврат излишне выплаченной суммы возмещения в соответствии с п. 4 комментируемой статьи. При регрессе законодательством подобного не предусмотрено.

При суброгации нового обязательства по возмещению убытков не возникает. В существующем обязательстве происходит замена кредитора: страховщику переходит право требования к лицу, ответственному за причинение вреда. При этом срок исковой давности не начинает течь заново.

В порядке суброгации к страховщику переходит право требования страхователя (выгодоприобретателя) со всеми преимуществами и недостатками. При этом к страховщику не может перейти больше прав, чем имеет страхователь.

2. Суброгация применяется в отношениях имущественного страхования, что следует из п. 1 комментируемой статьи. Страховщик при страховании риска убытков, причиненных контрагентами страхователя, приобретает права в порядке суброгации, если иное не предусмотрено договором имущественного страхования (п. 10 Обзора практики по страхованию).

3. Субъектный состав отношений, возникающих из суброгации, аналогичен цессии. Учитывая специфику страховой деятельности, страховщик должен обладать специальной лицензией на осуществление такой деятельности. В то же время, как свидетельствует судебная практика, уступка страховщиком по договору имущественного страхования права (требования), полученного в порядке суброгации согласно комментируемой статье, лицу, не имеющему лицензии на осуществление страховой деятельности, не противоречит законодательству (п. 3 информационного письма Президиума ВАС РФ от 30 октября 2007 г. N 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации»).

4. Особенности суброгации по отдельным видам договоров страхования предусматриваются нормами иных федеральных законов, в частности, ст. 281 КТМ РФ, п. 2 ст. 12 Федерального закона от 30 июня 2003 г. N 87-ФЗ «О транспортно-экспедиционной деятельности» и др.

———————————
Собрание законодательства РФ. 2003. N 27 (ч. 1). Ст. 2701.

5. В п. 2 комментируемой статьи предусматривается применение к отношениям между страховщиком и лицом, ответственным за убытки, тех же правил, которые регулируют отношения между страхователем (выгодоприобретателем) и этим лицом.

Так, суд обязан руководствоваться теми нормативными актами, которые регулируют отношения, существующие между страхователем (выгодоприобретателем) и причинителем убытков. Это касается как материальных, так и процессуальных норм права, включая нормы, предусматривающие порядок досудебного урегулирования спора, сроки предъявления претензий (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 13 июня 2007 г. по делу N А56-55408/2005).

Учитывая, что при суброгации к страховщику на основании закона переходят права кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая (страховщику причинителя вреда, чья ответственность застрахована), по договорам обязательного страхования гражданской ответственности за вред, причиненный транспортным средством, наряду с правом на страховую выплату по обязательному страхованию к страховщику, возместившему убытки в связи с повреждением застрахованного автомобиля, переходит и право на законную неустойку за несвоевременное осуществление страховой выплаты в соответствии с п. 2 ст. 13 Закона об ОСАГО (Постановление Президиума ВАС РФ от 2 февраля 2010 г. N 14107/09 по делу N А56-5415/2009) .

———————————
Вестник ВАС РФ. 2010. N 5.

Несмотря на то что законодательством прямо не предусматривается частичная суброгация, представляется, что таковая может иметь место по договору страхования. При этом возникает проблема определения объема тех правомочий, которые переходят от страхователя (выгодоприобретателя) к страховщику.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *