Статья 14 10 КоАП РФ

КоАП РФ Статья 14.10. Незаконное использование средств индивидуализации товаров (работ, услуг)

влечет наложение административного штрафа на граждан в размере двукратного размера стоимости товара, явившегося предметом административного правонарушения, но не менее десяти тысяч рублей с конфискацией предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара, а также материалов и оборудования, используемых для их производства, и иных орудий совершения административного правонарушения; на должностных лиц — в размере трехкратного размера стоимости товара, явившегося предметом административного правонарушения, но не менее пятидесяти тысяч рублей с конфискацией предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара, а также материалов и оборудования, используемых для их производства, и иных орудий совершения административного правонарушения; на юридических лиц — в размере пятикратного размера стоимости товара, явившегося предметом административного правонарушения, но не менее ста тысяч рублей с конфискацией предметов, содержащих незаконное воспроизведение товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара, а также материалов и оборудования, используемых для их производства, и иных орудий совершения административного правонарушения.

СУД ПО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНЫМ ПРАВАМ
Огородный проезд, д. 5 стр. 2, Москва, 127254

г. Москва

30 мая 2018 года

Дело № А46-17203/2017

Резолютивная часть постановления объявлена 29 мая 2018 года.
Полный текст постановления изготовлен 30 мая 2018 года.
Суд по интеллектуальным правам в составе:
председательствующий судья – Рогожин С. П.,
судьи – Голофаев В. В., Лапшина И. В.,
рассмотрев в судебном заседании кассационную жалобу индивидуального предпринимателя Д.Н.Г. (г. Омск, ОГРНИП «…») на постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда (судьи Золотова Л.А., Лотов А.Н., Шиндлер Н.А.) от 19.02.2018 по делу № А46-17203/2017 по заявлению Отдела исполнения административного законодательства полиции УМВД России по городу Омску (ул. Дмитриева, 1, г. Омск, 644123) о привлечении индивидуального предпринимателя Д.Н.Г. к административной ответственности, с участием третьего лица Г.С.А. (г. Киев, Украина), при участии в судебном заседании индивидуального предпринимателя Д.Н.Г., лично и ее представителя Куликовой О.С., по доверенности от 22.02.2018,

УСТАНОВИЛ:

Отдел исполнения административного законодательства Управления Министерства внутренних дел Российской Федерации по городу Омску (далее — ОИАЗ УМВД России по г. Омску, Отдел, административный орган) обратился в Арбитражный суд Омской области с заявлением к индивидуальному предпринимателю Д.Н.Г. (далее — ИП Д.Н.Г., предприниматель) о привлечении к административной ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 14.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее по тексту — КоАП РФ), на основании протокола об административном правонарушении № 201780101409 от 22.08.2017.

Определением суда от 12.10.2017 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена Г.С.А. (далее – Г.С.А.) как правообладатель товарного знака «KODI Professional».

Арбитражный суд Омской области от 04.12.2017 по делу № А46-17203/2017 отказал в привлечении ИП Д.Н.Г. к административной ответственности, указав, что материалами дела не подтвержден в установленном законом порядке факт введения предпринимателем спорного товара в гражданский оборот на территории Российской Федерации.

Постановлением Восьмого арбитражного апелляционного суда от 19.02.2018 решение суда отменено, требования Отдела удовлетворены; предприниматель привлечен к административной ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 14.10 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в виде штрафа в размере 50 000 руб. 00 коп. с конфискацией контрафактной продукции, изъятой согласно протоколу осмотра помещений и территорий от 19.04.2017.

Не согласившись с указанными судебными актами, предприниматель обратился в Суд по интеллектуальным правам с кассационной жалобой, в которой просит постановление отменить, принять по делу новый судебный акт, ссылаясь на нарушение судами норм материального и процессуального права, несоответствие выводов судов фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам.

Заявитель кассационной жалобы утверждает, что не был надлежаще уведомлен о времени и месте составления протокола об административном правонарушении, названное уведомление не получал, что является существенным нарушением части 4.1 статьи 28.2 КоАП РФ, с учетом разъяснений, содержащихся в пункте 24 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» (далее – постановление от 02.06.2004 № 10).

По мнению заявителя кассационной жалобы, судом апелляционной инстанции вопреки положениям статьи 14.10 КоАП РФ не был установлен факт незаконного размещения спорного товарного знака на товарах, заключение, подписанное обществом с ограниченной ответственность «Компания КОДИ» является недопустимым и полученным с нарушениями положений КоАП РФ.

Кроме того, предприниматель считает, при принятии обжалуемого постановления суд апелляционной инстанции использовал заключение эксперта от 20.07.2017 № 1523/3-4, полученное с нарушением норм закона.

Отдел в отзыве на кассационную жалобу приводит доводы об отсутствии оснований для отмены обжалуемых судебных актов.

В судебном заседании представитель предпринимателя доводы, изложенные в кассационной жалобе, поддержал, просил ее удовлетворить.

ОИАЗ УМВД России по г. Омску и третье лицо, извещенные надлежащим образом о месте и времени рассмотрения кассационной жалобы, в том числе путем публичного извещения на официальном сайте суда в сети Интернет, в судебное заседание суда кассационной инстанции представителей не направили, что в соответствии с частью 3 статьи 284 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не является препятствием для рассмотрения кассационной жалобы в их отсутствие.

Законность обжалуемого постановления проверена судом кассационной инстанции в порядке, предусмотренном статьями 284, 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, то есть исходя из доводов кассационной жалобы, а также на предмет наличия безусловных оснований для отмены судебного акта, установленных частью 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

При рассмотрении спора судами установлено, что в ОИАЗ УМВД России по г. Омску поступило заявление С.Ю.В. по факту незаконного использования товарного знака «Kodi professional» предпринимателем.

По факту указанного обращения инспектором ОИАЗ УМВД России по г. Омску 26.04.2017 вынесено определение № 201780101409 о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования.

В торговом объекте, расположенном в СТЦ «Мега» по адресу: город Омск, бульвар Архитекторов, дом 35, принадлежащем ИП Д.Н.Г., 19.04.2017 сотрудниками полиции выявлен факт реализации средства для маникюра торговой марки «Kodi professional», а именно: «Gel Polish» объемом 8 мл. стоимостью 450 руб. за один тюбик, на которое нанесен торговый знак «Kodi professional».

По результатам проведенных мероприятий 19.04.2017 инспекторами ОИАЗ УМВД России по г. Омску составлен протокол осмотра помещений и территорий, а также акт закупки реализуемой продукции и услуг.

Кроме того, 19.04.2017 старшим инспектором ОИАЗ УМВД России по г. Омску составлен протокол изъятия вещей и документов.

Помимо этого, у С.Ю.В., действующей по доверенности № 71 от 05.12.2016 от общества с ограниченной ответственностью «Компания КОДИ» (далее общество), взяты объяснения.

Инспектором ОИАЗ полиции УМВД России по г. Омску 03.05.2017 представителю правообладателя по доверенности С.Ю.В. передан запрос, в котором отражено, что 19.04.2017 сотрудниками ОИАЗ УМВД России по г. Омску в ходе работы по Вашему заявлению в торговом объекте «AllaBella», принадлежащем ИП Д.Н.Г., изъяты средства для маникюра торговой марки «Kodi professional», а именно: 129 единиц «Gel Polish» объемом 8 мл., 4 единицы «Rubber Top Gel» объемом 8 мл., 4 единицы «Rubber Top Gel» объемом 12 мл, 4 единицы «Rubber Top Gel» в полимерной упаковке объемом 14 мл.

Обществу предлагалось подготовить и направить в Отдел сведения по следующим вопросам:

1. Какие товарные знаки содержит представленная продукция?

2. Кто является правообладателем товарных знаков, содержащихся на представленной продукции?

3. Являются ли представленные средства для маникюра торговой марки «Kodi professional», а именно: 129 единиц «Gel Polish» объемом 8 мл., 4 единицы «Rubber Top Gel» объемом 8 мл., 4 единицы «Rubber Top Gel» объемом 12 мл, 4 единицы «Rubber Top Gel» в полимерной упаковке объемом 14 мл., оригинальной продукцией или имеют признаки контрафактности? При наличии таких признаков указать какие?

4. Заключались ли какие-либо договоры на право использования товарных знаков, нанесенных на представленную продукцию, с ИП Д.Н.Г.?

5. В случае установления признаков контрафактности представленной продукции представьте расчет ущерба, причиненного правообладателю.

Как отражено в указанном запросе, С.Ю.В. вместе с отмеченным документом переданы семь фотографий средства для маникюра торговой марки «Kodi professional», а именно: «Gel Polish» объемом 8 мл., «Rubber Top Gel» объемом 8 мл., «Rubber Top Gel» объемом 12 мл, «Rubber Top Gel» в полимерной упаковке объемом 14 мл.

В ответ на указанный запрос Г.С.А. в ОИАЗ УМВД России по г. Омску направила письмо, в котором сообщила, что представленная на фотографиях продукция содержит товарный знак «Kodi professional», правообладателем которого с изображением графического знака «К» является Г.С.А. согласно свидетельству на товарный знак (знак обслуживания) № 435280, выданному Федеральной службой по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам. Официальным представителем и поставщиком данного товара на территории РФ является только общество с ограниченной ответственностью «Компания КОДИ», учредителем и генеральным директором которой является Г.С.А. Представленные средства не являются оригинальной продукцией и содержат признаки контрафактности. Между Г.С.А. и ИП Д.Н.Г. никаких договорных отношений на право пользования товарным знаком не заключалось. ИП Д.Н.Г. не является дистрибьютором торговой марки «Kodi professional», разрешение на ввоз или иное введение соответствующей продукции в гражданский оборот от правообладателя она не получала. Причиненный правообладателю ущерб оценен в размере 64 850 рублей.

Старшим инспектором ОИАЗ УМВД России по г. Омску 13.06.2017 вынесено постановление о назначении товароведческой экспертизы по делу.

Согласно заключению эксперта от 20.07.2017 № 1523/3-4 изделия косметической продукции для ухода за ногтями, изъятые у ИП Д.Н.Г., маркированные товарным знаком «Kodi professional», а именно: 129 единиц «Gel Polish» объемом 8 мл., 4 единицы «Rubber Top Gel» объемом 8 мл., 4 единицы «Rubber Top Gel» объемом 12 мл., 4 единицы «Rubber Top Gel» в полимерной упаковке объемом 14 мл., и аналогичные изделия косметической продукции для ухода за ногтями, маркированные товарным знаком «Kodi professional» 4 единицы: «Gel Polish» объемом 8 мл., «Rubber Top Gel» объемом 8 мл., «Rubber Top Gel» объемом 12 мл., «Rubber Top Gel» объемом 14 мл., представленные в качестве образца оригинальной продукции представителем правообладателя Г.С.А. по доверенности С.Ю.В., соответствуют по следующим признакам:

— внешний вид содержимого потребительской упаковки — вязкая непрозрачная масса различных цветов или прозрачная масса с характерным запахом;
— внешний вид, размеры, материал изготовления потребительской упаковки — стеклянные флаконы черного цвета с винтовыми колпачками черного цвета с кисточками и полимерные банки с винтовыми крышками;
— маркировка стеклянных флаконов: надписи серебристого цвета «kodi professional», «GEL POLISH / RUBBER TOP GEL» и расположенное между ними стилизованное изображение «К» красно-серебристого или серебристого цвета;
— внешний вид, материал изготовления, размеры, конструкция этикеток на потребительской упаковке;
— структура маркировочных данных этикеток (указаны: название, товарный знак, состав, предупреждение, объем, импортер, информационные знаки, срок годности);
— не соответствуют по следующим признакам: — оформление этикеток,
— языки маркировочных обозначений на этикетках,
— шрифты некоторых маркировочных обозначений на этикетках, — отсутствие знака обращения — ЕАС,
— сведения о производителе и импортере.

Старшим инспектором ОИАЗ УМВД России по г. Омску предпринимателю направлено извещение о необходимости явиться 22.08.2017 на составление протокола об административном правонарушении по части 2 статьи 14.10 КоАП РФ. В отсутствие предпринимателя или его представителя 22.08.2017 старшим инспектором ОИАЗ УМВД России по г. Омску в отношении предпринимателя составлен протокол №201780101409 об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 14.10 КоАП РФ.

На основании данного протокола Отдел обратился в арбитражный суд Омской области с заявлением о привлечении предпринимателя к административной ответственности.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что в действиях предпринимателя отсутствует состав административного правонарушения, предусмотренный статьей 14.10 КоАП РФ, поскольку материалами дела не подтвержден в установленном законом порядке факт введения предпринимателем спорного товара в гражданский оборот на территории Российской Федерации. Так, суд критически относится как к доказательству к исследованию, проведённому обществом с ограниченной ответственностью «Компания КОДИ» по фотографиям на предмет контрафактности продукции. Не отражено, какие именно и при каких обстоятельствах сделанные фотографии пересылались обществу с ограниченной ответственностью «Компания КОДИ». Исследование проводилось исключительно по фотографиям.

Удовлетворяя заявленные требования, апелляционный суд исходил из доказанности наличия состава административного правонарушения в действиях предпринимателя и отсутствия грубых процессуальных нарушений порядка привлечения предпринимателя к административной ответственности.

Изучив материалы дела, выслушав предпринимателя и его представителя, обсудив доводы кассационной жалобы, проверив в порядке статьи 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации правильность применения судами норм права, а также соответствие выводов о применении норм права, содержащихся в судебных актах, установленным по делу фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, суд кассационной инстанции приходит к следующим выводам.

В соответствии с частью 6 статьи 205 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении дела о привлечении к административной ответственности арбитражный суд в судебном заседании устанавливает, имелось ли событие административного правонарушения; имелся ли факт его совершения лицом, в отношении которого составлен протокол об административном правонарушении; имелись ли основания для составления протокола об административном правонарушении и полномочия административного органа, составившего протокол; предусмотрена ли законом административная ответственность за совершение данного правонарушения и имеются ли основания для привлечения к административной ответственности лица, в отношении которого составлен протокол; а также определяет меры административной ответственности.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1229 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) гражданин или юридическое лицо, обладающие исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности или на средство индивидуализации (правообладатель), вправе использовать такой результат или такое средство по своему усмотрению любым не противоречащим закону способом. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности, если этим Кодексом не предусмотрено иное.

Правообладатель может по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации. Отсутствие запрета не считается согласием (разрешением).

Другие лица не могут использовать соответствующие результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации без согласия правообладателя, за исключением случаев, предусмотренных этим Кодексом. Использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации (в том числе их использование способами, предусмотренными тем же Кодексом), если такое использование осуществляется без согласия правообладателя, является незаконным и влечет ответственность, установленную этим Кодексом, другими законами, за исключением случаев, когда использование результата интеллектуальной деятельности или средства индивидуализации лицами иными, чем правообладатель, без его согласия допускается этим Кодексом.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1484 ГК РФ, лицу, на имя которого зарегистрирован товарный знак (правообладателю), принадлежит исключительное право использования товарного знака в соответствии со статьей 1229 того же Кодекса любым не противоречащим закону способом (исключительное право на товарный знак), в том числе способами, указанными в пункте 2 данной статьи. Правообладатель может распоряжаться исключительным правом на товарный знак.

Исключительное право на товарный знак может быть осуществлено для индивидуализации товаров, работ или услуг, в отношении которых товарный знак зарегистрирован, в частности путем размещения товарного знака: на товарах, в том числе на этикетках, упаковках товаров, которые производятся, предлагаются к продаже, продаются, демонстрируются на выставках и ярмарках или иным образом вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, либо хранятся или перевозятся с этой целью, либо ввозятся на территорию Российской Федерации; при выполнении работ, оказании услуг; на документации, связанной с введением товаров в гражданский оборот; в предложениях о продаже товаров, о выполнении работ, об оказании услуг, а также в объявлениях, на вывесках и в рекламе; в сети Интернет, в том числе в доменном имени и при других способах адресации (пункт 2 статьи 1484 ГК РФ).

В силу пункта 3 той же статьи никто не вправе использовать без разрешения правообладателя сходные с его товарным знаком обозначения в отношении товаров, для индивидуализации которых товарный знак зарегистрирован, или однородных товаров, если в результате такого использования возникнет вероятность смешения.

Незаконное использование товарного знака может повлечь гражданско-правовую, административную, уголовную ответственность.

Между тем, административная ответственность может наступать только за действия, образующие состав административного правонарушения, а не за любое незаконное использование товарного знака.

Частью 2 статьи 14.10 КоАП РФ установлен состав административного правонарушения в форме производства в целях сбыта либо реализации товара, содержащего незаконное воспроизведение чужого товарного знака, знака обслуживания, наименования места происхождения товара или сходных с ними обозначений для однородных товаров, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 статьи 14.33 этого Кодекса, если указанные действия не содержат уголовно наказуемого деяния.

В пункте 8 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.02.2011 № 11 «О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (далее — постановления от 17.02.2011 № 11) разъяснено, что статья 14.10 КоАП РФ охватывает в числе прочих такие нарушения, как введение товара, на котором (а равно на этикетках, упаковке, документации которого) содержится незаконное воспроизведение средства индивидуализации, в гражданский оборот на территории Российской Федерации, а также ввоз на территорию Российской Федерации такого товара с целью его введения в гражданский оборот на территории Российской Федерации.

Объектом правонарушения, ответственность за которое предусмотрена статьей 14.10 КоАП РФ, выступают экономические права и интересы граждан, интересы предпринимателей, экономические интересы государства, предусмотренные частью 4 ГК РФ.

Непосредственный объект — исключительное право на товарный знак. Таким образом, объективная сторона административного правонарушения, предусмотренного статьей 14.10 КоАП РФ, заключается в незаконном использовании чужого товарного знака или сходных с ними обозначений для однородных товаров, под которым признается любое действие, нарушающее исключительные права владельцев товарного знака: введение в хозяйственный оборот или хранение с этой целью товарного знака или товара, обозначенного этим знаком, или обозначения, сходного с ним до степени смешения в отношении товаров.

При этом в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 03.02.2009 № 10458/08 обращено внимание на то, что статья 14.10 КоАП РФ не распространяется на случаи, когда на территорию Российской Федерации осуществляется ввоз товара, выпущенного «правообладателем одноименного товарного знака», то есть товара, маркированного товарным знаком самим правообладателем, но ввезенным на территорию Российской Федерации иным лицом без получения согласия правообладателя.

Реализации на территории Российской Федерации товара, на который в стране происхождения законно нанесен товарный знак, не образует состав административного правонарушения, ответственность за которое установлена частью 1 статьи 14.10 КоАП РФ.

Исходя из распределения бремени доказывания обстоятельств, подтверждающих наличие состава административного правонарушения, предусмотренного статьей 14.10 КоАП РФ, руководствуясь частью 1 статьи 65, частью 5 статьи 205 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, факт незаконного нанесения на изъятый товар спорного товарного знака должен быть доказан именно административным органом как элемент состава правонарушения и установлен судами при рассмотрении дела (пункт 12 постановления от 17.02.2011 № 11).

В соответствии с разъяснением, содержащимся в пункте 18 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2005 № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (далее – постановление от 24.03.2005 № 5), при рассмотрении дела об административном правонарушении собранные по делу доказательства должны оцениваться в соответствии со статьей 26.11 КоАП РФ, а также с позиции соблюдения требований закона при их получении (часть 3 статьи 26.2 КоАП РФ).
Однако судом апелляционной инстанции в нарушении указанных положений статей КоАП РФ и разъяснений Верховного Суда Российской Федерации не учтено следующее.

Согласно части 4 статьи 26.4 КоАП РФ до направления определения для исполнения судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело об административном правонарушении, обязаны ознакомить с ним лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, и потерпевшего, разъяснить им права, в том числе: право заявлять отвод эксперту, право просить о привлечении в качестве эксперта указанных ими лиц, право ставить вопросы для дачи на них ответов в заключении эксперта.

Заключение эксперта, полученное с нарушением закона, в силу статьи 26.2 КоАП РФ не может быть использовано в качестве доказательства наличия либо отсутствия состава административного правонарушения.

В абзаце 3 пункта 12 постановления от 24.03.2005 № 5 разъяснено, что при решении вопроса о назначении экспертизы по делу об административном правонарушении с учетом объема и содержания прав, предоставленных потерпевшему и лицу, в отношении которого ведется производство по делу, необходимо выяснить у названных участников производства по делу их мнение о кандидатуре эксперта экспертного учреждения и о вопросах, которые должны быть разрешены экспертом.

Как следует из заключения эксперта от 20.07.2017 № 1523/3-4, положенного в основу выводов суда апелляционной инстанции о доказанности факта административного правонарушения, экспертиза проведена на основании определения о назначении товароведческой экспертизы, подписанного 13.06.2017 старшим инспектором ОИАЗ УМВД России по г. Омску.

Между тем, определение о назначении экспертизы, на которое имеется указание в самом заключения эксперта от 20.07.2017 № 1523/3-4, и доказательства, подтверждающие ознакомление с ним лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, а также разъяснение ему соответствующих прав в материалах дела отсутствуют.

В то же время нарушением, влекущим невозможность использования доказательств, может быть признано существенное нарушение порядка назначения и проведения экспертизы (пункт 18 постановления постановление от 24.03.2005 № 5).

Положенное судом апелляционной инстанции в основу привлечения предпринимателя к административной ответственности письмо Г.С.А. (правообладателя товарного знака) по вопросу незаконного воспроизведения товарного знака не является заключением эксперта в смысле статьи 86 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации или статьи 26.4 КоАП РФ (пункт 13 постановления 17.02.2011 № 11). Поэтому вывод суда апелляционной инстанции о том, что при наличии информации, исходящей от правообладателя рассматриваемого товарного знака, о том, что изъятая продукция является контрафактной, необходимости в проведении каких-либо дополнительных исследований, в том числе экспертных, при наличии возражения предпринимателя об оригинальности товара, отсутствовала в принципе, противоречит требованиям части 1 статьи 65, частью 5 статьи 205 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Ссылка суда апелляционной инстанции на применение в настоящем деле пункта 13 Обзора практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности, утвержденного информационным письмом Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 13.12.2007 № 122 является некорректной, так как разъяснения, содержащиеся в названном пункте определяют порядок определения сходства до степени смешения обозначения с товарным знаком, а не определяют порядок определения оригинальности товара.

Поэтому суд кассационной инстанции соглашается с выводами суда первой инстанции о том, что представленное в материалы письмо Г.С.А. во взаимосвязи с правилами стаей 86 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, 26.4. КоАП РФ не является заключением эксперта (специалиста) и не может являться установленным доказательством о контрафактности той или иной продукции. При этом судом первой инстанции было установлено, что названное исследование проведено с нарушениями, так как использовались фотографии без указания: когда и каким образом они были получены административным органом.

Иных доказательств, свидетельствующих о совершении административного правонарушения предпринимателем, административным органом не представлено.

Доказательствами по делу являются любые фактические данные, на основании которых судья, орган, должностное лицо, в производстве которых находится дело, устанавливают наличие или отсутствие события административного правонарушения, виновность лица, привлекаемого к административной ответственности, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела (часть 1 статьи 26.2 КоАП РФ).

Эти данные, согласно части 2 статьи 26.2 КоАП РФ, устанавливаются протоколом об административном правонарушении, иными протоколами, предусмотренными настоящим Кодексом, объяснениями лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, показаниями потерпевшего, свидетелей, заключениями эксперта, иными документами, а также показаниями специальных технических средств, вещественными доказательствами.

В то же время не допускается использование доказательств по делу об административном правонарушении, полученных с нарушением закона, в том числе доказательств, полученных при проведении проверки в ходе осуществления государственного контроля (надзора) и муниципального контроля (часть 3 статьи 26.2 КоАП РФ).

Поскольку права лица, привлекаемого к административной ответственности, прямо предусмотренные частью 1 статьи 25.1, частью 4 статьи 26.4 КоАП РФ, административным органом нарушены, в обоснование наличия состава правонарушения представлено доказательство (заключение эксперта), полученное с нарушением закона, а заключение правообладателя проведено на основании фотографий, которые не были получены административным органом в установленном процессуальном порядке (статья 26.2 КоАП РФ), у апелляционного суда не имелось оснований для вывода об отсутствии существенных нарушений административным органом процессуальных требований при производстве по делу об административном правонарушении и доказанности состава вменяемого правонарушения, и переоценки обстоятельств, установленных судом первой инстанции.

При указанных обстоятельствах арбитражный суд первой инстанции правильно отказал в удовлетворении заявленных Отделом требований о привлечении предпринимателя к ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 14.10 КоАП РФ, в связи с чем постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 19.02.2018 подлежит отмене, решение суда первой инстанции — оставлению в силе.

Завершение рассмотрения кассационной жалобы в соответствии с частью 4 статьи 283 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации является основанием для отмены приостановления приостановление постановления Восьмого арбитражного апелляционного суда от 19.02.2018 по делу № А46-17203/2017, введенного определением Суда по интеллектуальным правам от 07.05.2018.

Учитывая, что действующим законодательством не предусмотрена обязанность по уплате государственной пошлины за рассмотрение кассационной жалобы на решение о привлечении к административной ответственности, государственная пошлина в размере 3000 руб. подлежит возврату ее плательщику из федерального бюджета на основании статьи 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь статьями 283, 286, 287, 288, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

ПОСТАНОВИЛ:

постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 19.02.2018 по делу №А46-17203/2017 отменить.

Решение Арбитражного суда Омской области от 04.12.2017 по делу № А46 17203/2017 оставить в силе.

Отменить приостановление постановления Восьмого арбитражного апелляционного суда от 19.02.2018 по делу № А46-17203/2017, введенное определением Суда по интеллектуальным права от 07.05.2018.

Возвратить индивидуальному предпринимателю Д.Н.Г. из федерального бюджета 3000 (Три тысячи) рублей государственной пошлины, излишне уплаченной по платежному поручению № 66 от 11.04.2018.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в кассационном порядке в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в двухмесячный срок.

О контрафакте сейчас знает практически каждый. Этот вид товара отличие от фальсификата имеет в низком качестве, изготовляется на высоком уровне, чтобы под видом известного бренда продать за хорошую цену.

Официальный владелец товарного имени из-за подобных махинаций получает убытки, в итоге выпуск новой продукции усложняется.

Отличие от фальсификата

В современной литературе и юридических толкованиях понятия «контрафактная» и «фальсифицированная продукция» употребляют параллельно, часто воспринимаются как синонимы.

С правовой точки зрения они не тождественны. Разграничение употребляется только в Законе РФ «Об обращении лекарственных средств»: фальсифицированное медицинское средство — лекарственный препарат, сопровождаемый ложной информацией о его производителе и (или) составе (п. 37 ст. 4) и контрафактное медицинское средство — лекарственный препарат, находящийся с нарушением гражданского законодательства в обороте (п. 39 ст.4).

Соотношение явлений «контрафактная продукция» и «фальсифицированная» отмечает, что в первом случае товар всегда является фальсифицированным, а фальсифицированный с соответствующей представленной о нем информацией, с измененным заведомо составом, может не считаться контрафактным.

Исходя из юридической практики делается вывод, что продукция «контрафактная» и «фальсифицированная» – разные правовые категории.

Согласно с п. 37, п. 39 ст. 4 закона «Об обращении лекарственных средств», фальсифицированным может быть и тот товар, который выпущен самим правообладателем и введен без нарушения его исключительных прав в гражданский оборот.

Виды контрафакта

Понятие контрафакта многогранно, поэтому юристы разделяют его на несколько категорий:

  1. Употребление товарного знака или фирменного наименования, практически идентичного с обозначением одной из популярных марок. Этот вид контрафакта предполагает изменение в названии 1-2 буквы (например, вместо Salamander пишут Salamandder), из-за незнания или невнимательности и приобретают продукт, полагая, что это оригинал.
  2. Копирование чужого логотипа, не внося в него внешних изменений. В такой форме контрафакт встречается реже, чем остальные, так как правонарушение в данном случае явное, а значит, привлечение распространителя к ответственности состоится гораздо быстрее.
  3. «Пиратство» — распространение и продажа копий художественных, музыкальных, литературных произведений без согласия правообладателя. К этому списку относится безвозмездный контрафакт — распространение в сети Интернет таких произведений.
  4. Использование изобретений и любых разработок, права на которые имеют другие лица.

Проблема на мировом уровне

Проблема распространения контрафактной продукции и защиты интеллектуальных прав затронута не только в странах СНГ.

Несколько лет назад в Китае, как центре наиболее распространенной преступности в сфере подделок было подписано международное торговое соглашение в борьбе с контрафактом – с коротким аббревиатурой ACTA. Но в Европе сторонников не нашлось.

Европарламент не устраивает положение, в котором на данный момент в 2020 году существует антипиратское соглашение.

Активное участие в формировании законодательства и поддержании его приняло Правительство США, Австралии, Японии, Канады, Южной Кореи, Новой Зеландии, Марокко, Сингапура, а также ряда других стран-ведущими экспортерами на мировой арене.

Эти страны уже применяют жесткие штрафные санкции на последствия изготовления и распространения контрафакта.

Узаконивание нормативных актов действует прогрессивно, а вот реализация их не всегда полноценна. Члены Совета Федерации не раз направляли в Госдуму поправки к ст.14.10 КоАП РФ.

Если следовать законодательной инициативе, наказание предпринимателей за реализацию контрафакта должно быть существенно выше.

Ответственность

Предусмотрена ответственность законодательством РФ за изготовление и реализацию контрафактной продукции. Деяние влечет за собой административную, гражданскую и уголовную ответственность.

Законом допускается, что за одно и то же правонарушение возможно привлечение сразу к нескольким ответственностям.

Административное законодательство

Деяния относительно нарушения прав собственности затрагиваются КоАП РФ №7.12, объясняющим нарушение авторских и смежных прав, патентных и изобретательских прав, №4.5 Давность привлечения к административной ответственности, №14.10 использование товарного знака незаконно, №32.4 Исполнение постановления о возмездной конфискации вещи или изъятии, явившемся предметом административного правонарушения или орудием совершения, №28.7 Административное расследование.

При наличии явных доказательств правонарушителю выдвигаются обвинения по указанным статьям, под наказание попадают генеральный директор и доверенное лицо.

Исходя из ряда факторов (количества товара, качество, сроков производства и оборотов) насчитывается штраф.

Гражданско-правовая ответственность

После решения суда, контрафактная продукция, установленная должным образом, изымается и за счет правонарушителя уничтожается.

Распространитель контрафакта по выбору правообладателя должен возместить убытки, либо выплатить компенсацию в указанной в судовом сумме.

Помимо этого за нарушение исключительных авторских прав на результаты интеллектуальной деятельности и на производства индивидуализации юридическое лицо может быть ликвидировано, а индивидуальное предпринимательство прекращается (статья 1253 ГК РФ).

Уголовный кодекс

Законопроект, предусматривающий извлеченный доход в крупном размере или же наличие крупного ущерба, подразумевающего сумму, превышающую 250000 рублей влечет за собой привлечение уголовной ответственности.

Если совершенное деяние по отношению к собственности причинило крупный ущерб, то начинает действовать криминальный кодекс.

Продажа контрафактной продукции, статьи УК РФ:

  1. Статья 146 УК РФ – относительно смежных прав и частной собственности.
  2. Статья 147 УК РФ – относительно патентных прав.
  3. Статья 180 УК РФ – незаконное использование товарных знаков.

Чтобы не стать нарушителем

Соответственно предприниматель либо организация, осуществляющая в розницу продажу продукцию с именитыми товарными знаками, должна проявлять осторожность при закупке.

По отношению к продавцу от поставщика должна податься такая документация:

  1. Копия заверенного договора, который закрепляет право на использование в отношении соответствующих товаров товарного знака (согласно ст. ст. 22, 26 Закона о товарных знаках). Договор заключается как с поставщиком, так и с изготовителем (если не является изготовителем товара поставщик).
  2. Копия сертификата соответствия на продукцию, заверяется в установленном порядке. Напрямую данный документ не имеет к праву на применение товарного знака отношения, но подтверждает косвенно законность происхождения продукции.
  3. Согласно установленному образу оформленные документы поставки соответствующих товаров (накладные, договор поставки, счета-фактуры и т.д.).

Договор поставки должен включать положение, которое гарантирует поставщиком законность происхождения продукции, правомерность использования на ней товарного знака, а также договор о возмещении покупателем в полном объеме убытков и издержек, которые возможны в виде претензий контролирующих органов по отношению к поставленным товарам.

Особенно проверяются «легкоподдельные» товары, поэтому наказание за продажу контрафактного алкоголя или сигарет чаще всего несут недобросовестные поставщики.

Ответственность за продажу контрафактной продукции, а также их сбыт прописаны в ст. 14.10 КоАП РФ, где предусмотрены значительные административные штрафы с параллельной конфискацией товаров, которые содержат воспроизведение товарной марки.

Выступает при этом субъектом ответственности независимо от признаков вины может как индивидуальный предприниматель, компания, на которую оформлен имеющийся объект розничной торговли (склад, магазин, торговая точка), так и должностные лица физического лица – руководитель торговой компании, заведующий магазином, финансовый директор и т.д.

На практике часто случались ситуации, когда продавец, заказывая у своего поставщика товар, о его контрафактности не предполагает, на самом товаре при этом явные признаки контрафактности отсутствуют. Тогда появляется вопрос об ответственности продавца после выявления правонарушения.

При рассмотрении конкретного дела учитываются императивные положения действующего в 2020 году законодательства, которые устанавливают для привлечения к ответственности необходимые условия.

Так, согласно п. 1 ст. 2.1 КоАП РФ является административным правонарушением виновное, противоправное действие (бездействие) юридического или физического лица, за которое устанавливается административная ответственность КоАП РФ или другими законами субъектов РФ об административных правонарушениях.

Согласно с п. 2 ст. 2.1 КоАП РФ является в совершении административного правонарушения виновным юридическое лицо, если установлено, что у него была возможность для соблюдения норм и правил относительно торговли контрафактом, ответственность за нарушение этих норм несется согласно КоАП РФ или другим федеративными законам, если не были приняты данным лицом все возможные от него меры по соблюдению.

Штрафы

За изготовление продукции, содержащей незаконное копирование чужого товарного знака, наименования места происхождения товара или знака обслуживания или сходных с ними обозначений, как граждане, так и физические лица заплатят штраф.

Для штрафа устанавливается стоимость контрафактного товара, при этом сумма не должна быть меньше 2-х тысяч рублей. В каждом случае товар изымается без права на занятие предпринимательской деятельностью.

Если следовать новой редакции: за обвешивание в продаже контрафактного товара, обсчет, подлог и введение в заблуждение потребителей предусмотрена ответственность от 5 тысяч рублей для граждан РФ, от 15 тысяч рублей для лиц при должности, и от 30 до 50 тысяч рублей для юридических лиц.

Были приняты высокие штрафы для ужесточения административной ответственности за изготовление и торговлю контрафактными товарами.

Создание и реализация контрафактного товара, а также любое подобное нарушение относительно исключительных прав на итоги интеллектуальной деятельности или средств индивидуализации в занятии предпринимательской деятельностью является веским основанием для привлечения к административной или криминальной ответственности нарушителя.

Это касается и отсутствия вины в действиях нарушителя. На данный момент ведется активная борьба с контрафактной преступностью, несмотря на искусный и оригинальный повтор известной продукции.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *