Статус республики

Особенности правового статуса Республики Татарстан

Республика Татарстан – демократическое правовое государство, объединенное с Российской Федерацией Конституцией Российской Федерации, Конституцией Республики Татарстан и Договором Российской Федерации и Республики Татарстан «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан» и являющееся субъектом Российской Федерации.

Суверенитет Республики Татарстан выражается в обладании всей полнотой государственной власти (законодательной, исполнительной и судебной) вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и Республики Татарстан и является неотъемлемым качественным состоянием Республики Татарстан. 2. Наименования Республика Татарстан и Татарстан равнозначны. 3. Статус Республики Татарстан не может быть изменен без взаимного согласия Республики Татарстан и Российской Федерации. Границы территории Республики Татарстан не могут быть изменены без ее согласия. 4. В пределах своих полномочий Республика Татарстан самостоятельно участвует в международных и внешнеэкономических связях. 1. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Республике Татарстан является ее многонациональный народ. 2. Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления. 3. Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы. 4. Конституция Республики Татарстан и поправки к ней принимаются Государственным Советом Республики Татарстан или путем референдума. 5. Никто не может присваивать власть в Республике Татарстан. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуются по федеральному закону. 1. Территория Республики Татарстан едина и неприкосновенна. 2. Границы между Республикой Татарстан и субъектами Российской Федерации могут быть изменены с их взаимного согласия. В Республике Татарстан признается и гарантируется местное самоуправление. Местное самоуправление в пределах своих полномочий самостоятельно. Органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти. 1. Республика Татарстан – светское государство. 2. Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом. Договор Российской Федерации и Республики Татарстан «О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан» – составная часть правовой системы Российской Федерации и Республики Татарстан.

Республика в составе РФ. Автономная область и автономные округа. Край, область, города Москва и Санкт-Петербург — субъекты РФ.

В составе РФ в настояшее время находится 21 республика. Статус республики определ. К. РФ и К. самой республики. В отличие от прежней К., где статус АССР был довольно подробно расписан, нынешняя К. РФ закрепляет лишь самые общие положения, предоставляя возможность республике в своей К. сделать это исчерпывающим и детальным образом. Республика — это госуд., образованное по национ.-территориальному принципу. Ей присущи те признаки и черты, которые хар-ны для гос. 1) каждая республика имеет свою К., ~ она самост. разрабатывает и принимает. 2) каждая республика имеет свое законодат. 3) каждая республика имеет свои законодат., исполнит.и суд. органы, ~ она самост. формирует. 4) каждая республика облад. правом тер-ого верховенства, без ее согласия тер-рия республики не м.б. D 5) республики вправе устанавливать свои гос. языки. 6) республика вправе устанавливать свое гражд-во. 7) республика вправе участвовать во внешнеэкон. и иных м/н отношен., 8) каждая республика имеет свои символы: герб, флаг, столицу. Эти и др. признаки свидет. о том, что республ. как гос. обладает гос. суверенитетом. Это положение прямо не закреплено в новой К., однако Федерат.договор, К. республик прямо указывают на это. Кроме того, республики приняли Декларации о гос. суверенитете своих республик. Каждая республика в составе РФ — это национ. гос.

В Российскую Федерацию входят одна автономная область (Еврейская автономная область) и четыре автономных округа: Ненецкий, Ханты-Мансийский, автономный округ — Югра, Чукотский, Ямало-Ненецкий. «Что касается автономной области, то ее сохранение является скорее данью традиции, поскольку еврейского населения в ней почти нет. По численности и структуре населения все округа невелики и многонациональны. Наибольший удельный вес коренной национальности в Ненецком автономном округе (16,5%), наименьший — в Ханты-Мансийском (1,4%)».

Еврейская автономная область входит в Российскую Федерацию непосредственно (Законом РФ от 15 декабря 1990 г. все автономные области были выведены из краев и включены в Российскую Федерацию непосредственно).

Автономная область и автономный округв составе РФ – национально-государственные образования РФ, обладающие определенной, ограниченной территорией в пределах рФ и осуществляющие полномочия, установленные Конституцией РФ, федеральными законами и Федеративным договором от 31 марта 1992 г.

Правовой статус автономного округа (области) определяется совокупностью полномочий данного субъекта РФ, за исключением вопросов, отнесенных Конституцией РФ к исключительному ведению РФ, и представляет собой совокупность прав и обязанностей, возникающих во взаимоотношениях с РФ и с другими субъектами РФ, в состав которых он входит.

Черты правового статусаавтономного округа (области): 1) конституционно-правовое положение автономного округа (области) является одновременно совокупностью статуса части субъекта рФ и статуса самостоятельного субъекта РФ; 2) конституционно-правовая природа автономных округов (области) такая же, как и у других субъектов РФ, он равноправный субъект РФ; 3) автономный округ (область), как правило, входит в состав края, области, т. е. обладает единой территорией и населением с субъектом РФ, в состав которого входит автономное образование.

Двойственный характер правовой природы автономного округа (области) не означает ограничение этих субъектов РФ в правах по отношению к иным субъектам РФ. Автономный округ (область) – равноправный и самостоятельный субъект РФ.

Он обладает собственной территорией и объемом полномочий, населением, системой государственных органов, уставом, законодательством, административно-территориальными границами и т. п.

Правовое положение автономного округа (области) не может быть изменено без предварительного его согласия.

Статус автономного округа (области) такой же, как и всех других субъектов РФ. В связи с этим на них распространяются все права субъектов: право на символику субъекта, на равное положение в отношениях с РФ и т. д.

На автономный округ (область) частично распространяется влияние органов государственной власти края, области, в которые они входят, для этого устанавливаются специальные законы субъектов РФ и заключаются договоры между ними о пределах компетенции.

Автономный округ (область) самостоятельно регулирует вопросы владения, пользования и распоряжения землей, недрами, водными, лесными и другими природными ресурсами в соответствии с основами законодательства, кодексами, законами РФ.

Конституцией РФ и Договором о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти РФ и органами власти автономной области, автономных округов в составе РФ (Москва, 31 марта 1992 г.) устанавливается перечень предметов совместного ведения федеральных органов государственной власти РФ и органов государственной власти автономной области, автономного округа, которые могут быть ими переданы друг другу по взаимному соглашению.

По вопросам своего и совместного с РФ ведения автономные округа (область) вправе принимать правовые акты. А также вправе издать специальный именной федеральный закон, но в настоящее время ни один автономный округ (область) еще не воспользовался этим правом.

Края, области и города федерального значения — Москва и Санкт-Петербург, являющиеся административно-территориальными образованиями, в формировании которых не учитывался национальный принцип обособления их территории; в cреде этого вида субъектов в настоящее время активно разворачиваются процессы заключения двусторонних договоров о разграничении полномочий между федеральными органами власти и органами власти субъекта, что говорит о постепенном сближении их статуса с иными видами субъектов.

Федеративное устройство России строится не только на принципах национально-территориального устройства, выработанного практикой государственного строительства за последние 100 лет, но и на принципах, в которых выражена концептуальная позиция создателей Конституции РФ и их представления о способе территориальной организации государственной власти в России.

Особый статус Татарстана: стоит ли осложнять проблему?

Автор Михаил Миртов 04.08.2017 18:01

Со 2 по 6 августа в Казани работает VI съезд Всемирного конгресса татар. Ключевое событие этого многодневного мероприятия — пленарное заседание — прошло 3 августа. На нем была обозначена позиция Татарстана и (теоретически) всех татар мира по принципиальному вопросу о судьбе договора между республикой и Российской Федерацией.

VI съезд ВКТ — юбилейный: в этом году конгрессу исполняется четверть века. Согласно официальной повестке, нынешний форум посвящен вопросам сохранения татарского языка, культуры, духовного наследия и развития предпринимательства. Однако вряд ли кто сомневался, что первоочередной проблемой для обсуждения будут отношения Казани с Москвой.

Дело в том, что срок действия договора о разграничении полномочий между Республикой Татарстан и федеральным центром, подписанного в 1994 и пролонгированного в 2007 году, истек. И на сегодня никакого подобного документа не существует.

Казань настаивает на подписании нового договора, Москва — против. Почему?

Для Татарстана и его элит договор был гарантией особого статуса республики в составе РФ, давая им право на поддержание самостоятельных внешних связей, ведение внешнеэкономической деятельности, высокую степень независимости внутриполитической системы и, соответственно, управления.

Для Москвы этот документ изначально обеспечивал лояльность Татарстана и его элит, имевших широкое влияние на другие региональные структуры внутри РФ, в частности, в Поволжье и на Урале. Эта лояльность позволила в 90-х годах и в начале 2000-х не дать сильным сепаратистским тенденциям развалить единое государство. Но уже ко второму десятилетию нового века острота проблемы спала, и договор потерял смысл для Москвы.

Перед российским государством встала качественно новая задача: укрепление и совершенствование федеративных отношений в целях обеспечения равномерного развития всех территорий, а также с учетом стратегических потребностей будущего. В этих новых реалиях особый статус Татарстана — единственный в своем роде в РФ — превратился в проблему.

В чем ее суть?

В том, что особый статус Татарстана, бывший некогда гарантией сохранения целостности государства, сегодня стал угрозой этому единству. К настоящему времени в границах РФ сформировано единое и гомогенное политическое, юридическое, экономическое, таможенное пространство. Для всех субъектов Федерации существуют одни законы и правила. Татарстан до сих пор был единственным исключением — и хочет им остаться.

Иллюстрацией может служить тот факт, что только здесь отказались менять титул главы республики: в Казани остался президент.

Наличие в составе РФ одного «особого» субъекта означает постоянный риск, что любой другой регион может потребовать себе те же привилегии. К сожалению, подобные поползновения уже заметны: например, в виде отдельных федеральных министерств, занимающихся вопросами развития тех или иных макрорегионов (Северного Кавказа и Дальнего Востока).

При этом есть все основания полагать, что последовательные приверженцы особого статуса Татарстана с большой симпатией относятся к попыткам тиражировать их опыт. Так, первый председатель исполкома ВКТ Индус Тагиров с ностальгией вспоминает времена, когда «региональная вольница» породила проекты Уральской и Поволжской республик.

Не следует обольщаться: сторонники «особости» Татарстана будут рады, если такие проекты возродятся и российское государство из конституционной федерации превратится в договорную. В этом случае власть в Москве будут определять лидеры региональных элит, что позволит им установить свой контроль над собственными ресурсами и облегчит доступ к ресурсам федеральным.

В этом и кроется основная опасность «татарстанской модели», настойчиво отстаиваемой организаторами съезда ВКТ: в утрате с таким трудом и ценою таких жертв восстановленного государственного единства. Если бы проблема договора не выходила за пределы отношений федерального центра и Республики Татарстан, она наверняка давно была бы решена — в пользу подписания. Но в реальности она гораздо более широкая, и носит принципиальный характер равноправия всех субъектов РФ. Договор с Татарстаном перечеркивает этот принцип равенства, а значит, несет в себе зерна раскола.

На это в Казани вполне резонно отвечают: «Татары заинтересованы в сильной России, в гарантирующей успешное развитие национальных языков, культур и традиций народов на всей территории страны». Это — слова президента Республики Рустама Минниханова, сказанные на пленарном заседании съезда ВКТ.

В истинности этого тезиса никто не сомневается. Но неужели договор и вытекающий из него государственный статус Татарстана — единственная гарантия «сильной России», «развития национальных языков, культур и традиций»? Если так, то не говорит ли это о глубоком недоверии к российскому государству? Мол, сегодня Москва заберет договор, а завтра — вообще «сотрет» Татарстан с лица земли? А как же Конституция России, система законов, обеспечивающая защиту и развитие всех народов, населяющих нашу страну?

Если эта система недостаточна, если она дает сбои — необходимо ее дополнять и совершенствовать, и это откровенно признается в Москве. Но это — дело единого государства, а не предмет договоров между двумя государствами, одно из которых является частью другого. Зачем выдумывать подобную химеру, зачем так все усложнять?

Наша страна и без того находится сейчас в слишком непростой ситуации. Мы все видим, как усиливается на нее внешнее давление, со сколь серьезными угрозами она сталкивается. Думается, теперь не время вольно или невольно провоцировать внутреннюю напряженность, создавать атмосферу взаимного недоверия, множить претензии, лелеять амбиции. Не следует сомневаться — всем этим с большой охотой и умением воспользуются враги России.

Выступая на съезде ВКТ, первый президент Татарстана, госсоветник республики Ментимер Шаймиев сказал: «В мире разные мнения, никто не хочет сильную Россию. А нам нужна сильная и мощная Россия! Нам нужно федеративное государство. Для этого нужно совместно работать».

Прекрасные слова! Хотелось бы, чтобы именно в такой духе были решены все проблемы между Республикой Татарстан и федеральным центром.

СТАТУС РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ КАК СУБЪЕКТА

МЕЖДУНАРОДНОГО ПРАВА

Международно-правовой статус Российской Федерации

Прекращение существования СССР как субъекта международного права означало конституирование Российской Федерации в качестве суверенного государства с самостоятельным международно-правовым статусом. Это относится и к другим государствам, являвшимся союзными республиками и создавшими Содружество Независимых Государств. Российская Федерация получила признание в качестве государства, воспринявшего от СССР основные компоненты его международно-правового статуса. В договорах, заключенных РФ с отдельными государствами, использован новый термин «государство-продолжатель» «Дипломатический вестник» 1992 г. № 1, с. 27—28;. Концепция государства-продолжателя появилась, во-первых, при определении судьбы членства СССР в ООН и в других международных организациях, а во-вторых, судьбы дипломатических представительств СССР в зарубежных государствах.

В первом случае государства, создавшие СНГ, согласованным решением от 21 декабря 1991 г. поддержали Россию в том, чтобы она продолжила членство СССР в ООН Решение Совета глав государств СНГ «О членстве государств — участников СНГ в ООН»// (Принято в г. Алма-Ате 21.12.1991). Во втором случае Министерство иностранных дел РФ 13 января 1992 г. обратилось с просьбой к правительствам зарубежных государств рассматривать дипломатические представительства СССР в качестве представительств РФ Нота МИД РФ от 13.01. 1992г.// “Дипломатический вестник”, № 2-3 от 31 января-15 февраля 1992, стр. 34.. Такое продолжение получило признание.

Неоднозначно решаются вопросы правопреемства в отношении договоров в сфере ограничения вооружений. 9 октября 1992 г. было принято Решение об участии государств СНГ в Договоре между СССР и США о ликвидации их ракет средней и меньшей дальности от 1 июля 1988 г Решение Совета глав государств СНГ «Об участии государств — участников Содружества Независимых Государств в Договоре между СССР и США о ликвидации их ракет средней дальности и меньшей дальности» (Принято в г. Бишкеке 09.10.1992)// «Дипломатический вестник», № 19 — 20, 1992 г.. Здесь говорится о необходимости решения вопроса о правопреемстве «на основе полного равенства всех государств — правопреемников бывшего СССР». А в Договоре о нераспространении ядерного оружия в качестве правопреемника СССР выступила только РФ. Остальные государства СНГ осуществили акт присоединения к Договору в качестве неядерных стран О международно-правовом статусе России и других государств — участников СНГ как правопреемников СССР // Дипломатический вестник. 1992. № 3. С. 29—30.. Таким образом, РФ в специфических условиях становления ее международной правосубъектности выступает одновременно в качестве государства — продолжателя СССР и в качестве государства-преемника. В условиях перехода к новой системе международных отношений Россия (преемник СССР) претерпела глубокую трансформацию как участник системы международных отношений. Российское государство столкнулось с серьезными геополитическими сдвигами, временной дезориентацией в определении главного противника на международной арене, перегруппировкой сил, коалиций и союзов, заменой ряда прежних идеологических стереотипов, сменой политических режимов, возникновением новых государств и т.д.

Россия является потенциально «слишком сильной» страной. Не случайным является приглашение России присоединиться к «большой семерке» ведущих развитых государств и составить вместе с ними «большую восьмерку». По мнению ряда исследователей, «восьмерка» стала эффективным регулятивным центром международных отношений, продолжающих оставаться системой децентрализованной и подчас стихийной. Как регулятивный центр «восьмерка» решает две важные задачи функционирования системы международных отношений:

  • 1) ликвидировать существующие и не допускать возникновения в будущем региональных конфронтационных военно-политических осей;
  • 2) активизировать демократизацию стран с авторитарными режимами (создание единого мирового политического пространства).

К основным положениям укрепления международных позиций относятся: обеспечение процессов формирования государственности России и защита ее территориальной целостности; создание условий, обеспечивающих стабильность и необратимость политических и экономических реформ; активное и полноправное участие России в строительстве новой системы международных отношений, в которой ей было бы обеспечено достойное место.

В складывающейся системе международных отношений Россия, несмотря на переживаемый кризис, остается одной из великих держав и по своему потенциалу, и по влиянию в мире. Россия несет ответственность за формирующийся новый миропорядок, за построение новой системы позитивных взаимоотношений государств, ранее входивших в состав СССР.

Любые действия, направленные на подрыв целостности Российской Федерации, интеграционных процессов в СНГ, нарушение прав и свобод человека, вооруженные конфликты в сопредельных государствах рассматриваются как угроза безопасности страны и жизненно важным интересам ее граждан.

Принципиальное значение для защиты внешнеэкономических интересов России имеет сохранение и развитие хозяйственных связей с бывшими союзными республиками. В целях создания эффективной системы комплексной безопасности сотрудничество и в военно-политической сфере Теория политики: Курс лекций: В 3 ч. / Авт.-сост. Н.А. Баранов, Г.А. Пикалов. СПб., 2003.. .Россия выступает державой с многовекторными глобальными интересами и общепризнанным международным авторитетом. Являясь постоянным членом Совета Безопасности ООН, представителем других влиятельных международных организаций (СНГ, ОДКБ, Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе, Организация черноморского экономического сотрудничества, Совет Европы, Большая восьмёрка, БРИК, Шанхайская организация сотрудничества, Центрально-Азиатское сотрудничество (организация), Евразийское экономическое сообщество, Международный олимпийский комитет), она активно участвует в развитии и укреплении на демократической основе содружества наций, реформировании модели международных отношений в соответствии с новыми политическими реалиями. В своем стремлении к многополярному миру Россия не одинока и находит все больше поддержки среди ведущих стран Европы, что обусловило одну из политических причин усиления ее популярности в европейском сообществе. Более того, участие и позиция России в различных европейских форумах усиливает значимость всей Европы в глобальных процессах.

Статус России в мировом сообществе проявляется также через ее место и роль в СНГ. Став правопреемницей бывшего Советского Союза, Россия фактически возложила на себя ответственность за будущее постсоветского пространства, обеспечение стран СНГ политической и экономической поддержкой. Благодаря своему потенциалу и авторитету, она стала консолидирующей силой для большинства бывших союзных республик, активно противодействуя попыткам внутри и извне расколоть Содружество. В сложнейших условиях Россия не раз становилась гарантом стабилизации обстановки на постсоветском пространстве. Она выступает инициатором совершенствования модели СНГ с конечной целью создания оптимальной военно-политической и экономической системы, которая должна обеспечить эффективное развитие каждого из ее участников.

Татарстан в 2020 году намерен отметить 30 лет со дня принятия декларации о государственном суверенитете. Как заявил президент республики Рустам Минниханов, документ определил «современное развитие Татарстана» и помог выстроить «доверительные отношения с федеральным центром». В его аппарате “Ъ-Казань” сказали, что формат празднования пока не определен. Эксперты считают, что сейчас о декларации вспоминать «не очень удобно». Власти Татарстана постараются сформулировать цель праздника «очень корректно, чтобы не бередить болезненные точки федерального центра», полагают они.

О том, что в следующем году Татарстан будет отмечать 30-летие со дня принятия декларации о государственном суверенитете республики, Рустам Минниханов заявил, выступая с посланием к Госсовету в минувшую среду. Он назвал эту дату «важным событием, определившим развитие современного Татарстана». «Взяв на себя ответственность за собственное будущее, Татарстан как один из динамично развивающихся субъектов страны выстроил доверительные отношения с федеральным центром и успешно развивает сотрудничество со многими регионами и зарубежными партнерами»,— сказал он.

Напомним, декларация о суверенитете была принята 30 августа 1990 года Верховным советом ТАССР, который на тот момент возглавлял Минтимер Шаймиев (впоследствии был избран первым президентом Татарстана, сейчас занимает должность госсоветника республики). Она провозглашала, что «земля, ее недра, природные богатства и другие ресурсы на территории Татарской ССР являются исключительной собственностью народа». Документ гарантировал «равноправное функционирование татарского и русского языков в качестве государственных, сохранение и развитие языков других национальностей». В 1992 году республика провела референдум о суверенитете и приняла собственную конституцию. В 1994 году Татарстан заключил с Москвой первый договор о разграничении полномочий. Срок второго договора истек в 2017 году (федеральный центр продлевать соглашение не стал). 30 августа в Татарстане является праздничным нерабочим днем. В последние годы отмечается как День Республики. Рустам Минниханов ежегодно поздравляет жителей с этим праздником, но декларация в его речи не упоминается. Политические акции в этот день проводит лишь оппозиционный властям Всетатарский общественный центр.

Каким образом 30-летие принятия декларации будет отмечаться в будущем году, пояснить “Ъ-Казань” в пресс-службе президента вчера не смогли.

«Заявление президента в рамках послания — это поручение сформировать программу празднования по случаю 30-летия. Так или иначе, безусловно, дата имеет важное значение для истории нашей республики»,— сказала “Ъ-Казань” представитель аппарата господина Минниханова Лилия Галимова.

Она обратила внимание, что «основным» мероприятием 2020 года станет 100 лет образования ТАССР.

К этому празднику республика уже готовится с 2015 года. Республиканский оргкомитет возглавил лично господин Минниханов. Был сформирован правительственный план мероприятий. А в прошлом году президент Владимир Путин подписал указ о праздновании 100-летия ТАССР на общероссийском уровне (федеральный оргкомитет возглавил вице-премьер РФ Виталий Мутко). Выступая с посланием, Рустам Минниханов объявил 2020 год в Татарстане Годом 100-летия ТАССР. «В ближайшее время стартует программа юбилейных мероприятий, которая включает в себя международные, федеральные социально-культурные, научные проекты и форумы, мероприятия по сохранению исторического и духовного наследия»,— сказал глава республики. В пресс-службе президента уточнили “Ъ-Казань”, что юбилей будет оплачен за счет федерального и республиканского бюджета, но точную сумму назвать не смогли.

Опрошенные “Ъ-Казань” татарстанские депутаты считают, что обе даты важны для республики. «А почему бы не отметить? Отметить надо достойно, потому что наша эта история»,— заявил “Ъ-Казань” вице-спикер Госсовета Татарстана Марат Ахметов. Он не согласен с тем, что республика с тех пор «что-то потеряла или утеряла»: «Мы живем в большой стране. Принижать роль принятия суверенитета — это будет неуважение к собственному народу».

Старейший депутат Госсовета Марат Галеев назвал принятие декларации о суверенитете «точкой бифуркации в развитии республики». Он напомнил, что Татарстан таким образом «отреагировал» на декларацию о суверенитете РСФСР. «Ориентация на способность самостоятельного развития была не конъюнктурным явлением, а порождением жизни. Прошедшие 30 лет показали, что без такого подхода, только при иждивенческих настроениях, развития вообще не может быть. Это один из важнейших принципов реального федерализма».

«100-летие ТАССР Москву не так нервирует. К автономии они относятся спокойно»,— говорит директор Института истории Академии наук Татарстана, бывший помощник первого президента республики Рафаэль Хакимов, объясняя, почему юбилею ТАССР уделяется внимания больше, чем годовщине принятия декларации. «Но если бы не декларация, не было бы сегодняшнего Татарстана. Были бы позади Башкортостана, как всегда»,— говорит историк. По его словам, «необязательно сегодня ходить с флагами на демонстрации»: «Декларация не предполагала полной независимости».

По мнению политолога Сергея Сергеева, отмечать 30-летие принятия декларации в рамках юбилея ТАССР выглядит логичным: «Татарстанское руководство всегда стремилось сохранить и использовать все исторические даты в прагматическом ключе». Он полагает, что празднование 30-летия будет «сформулировано очень корректно, чтобы не бередить болезненные точки федерального центра». «90-й год — это действительно важный рубеж в истории Татарстана, хотя вспоминать о нем сейчас не очень удобно. Но власти республики попытаются пройти между каплями дождя»,— заключает эксперт.

Кирилл Антонов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *