Ст 67 ГК РФ

Статья 67 ГПК РФ. Оценка доказательств

Новая редакция Ст. 67 ГПК РФ

1. Суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

2. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

3. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

4. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

5. При оценке документов или иных письменных доказательств суд обязан с учетом других доказательств убедиться в том, что такие документ или иное письменное доказательство исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств, подписаны лицом, имеющим право скреплять документ подписью, содержат все другие неотъемлемые реквизиты данного вида доказательств.

6. При оценке копии документа или иного письменного доказательства суд проверяет, не произошло ли при копировании изменение содержания копии документа по сравнению с его оригиналом, с помощью какого технического приема выполнено копирование, гарантирует ли копирование тождественность копии документа и его оригинала, каким образом сохранялась копия документа.

7. Суд не может считать доказанными обстоятельства, подтверждаемые только копией документа или иного письменного доказательства, если утрачен и не передан суду оригинал документа, и представленные каждой из спорящих сторон копии этого документа не тождественны между собой, и невозможно установить подлинное содержание оригинала документа с помощью других доказательств.

Комментарий к Статье 67 ГПК РФ

1. В ст. 67 ГПК РФ, посвященной оценке доказательств, закрепляются критерии такой оценки. Согласно ч. 1 ст. 67 ГПК РФ «суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению». Внутреннее убеждение означает, что при оценке доказательств судья независим от внешних факторов и приходит к выводу на основе своих знаний, опыта и законов логики.

Внутреннее убеждение суда складывается не единовременно, оно формируется в течение определенного времени, в процессе исследования доказательств судом, которое должно быть всесторонним, полным, объективным и непосредственным.

Всесторонность исследования предполагает изучение и исследование судом доказательств, обосновывающих позицию истца, ответчика и третьего лица.

Требование полноты заключается в исследовании такого количества доказательств, которое позволит сделать суду однозначный вывод о наличии или отсутствии искомых фактов.

Объективность предполагает беспристрастность суда в процессе оценки, когда ни одной из сторон не отдается предпочтение, а суд, проявляя непредвзятость и исключая влияние эмоций и симпатий, исполняет роль независимого арбитра.

Непосредственность исследования проявляется в закрепленном в ч. 1 ст. 157 ГПК РФ принципе непосредственности, согласно которому суд обязан непосредственно исследовать доказательства по делу: заслушать объяснения сторон и третьих лиц, показания свидетелей, заключения экспертов, консультации и пояснения специалистов, ознакомиться с письменными доказательствами, осмотреть вещественные доказательства, прослушать аудиозаписи и просмотреть видеозаписи.

2. Часть 2 ст. 67 ГПК РФ содержит правило, что ни одно доказательство не имеет для суда заранее установленной силы, которое находит развитие в других нормах Кодекса. Так, ч. 2 ст. 187 ГПК РФ устанавливает, что «заключение эксперта… не имеет для суда заранее установленной силы» и оценивается наряду с другими доказательствами.

Несколько изменяют действия данного правила положения ч. 2 — 4 ст. 61 ГПК РФ, предусматривающие преюдициальность обстоятельств, установленных вступившими в законную силу судебными постановлениями суда общей юрисдикции или арбитражного суда, приговором по уголовному делу. Такие обстоятельства не доказываются снова и будут «обязательны для суда», рассматривающего дело.

3. Согласно ч. 3 ст. 67 ГПК РФ суд обязан проверить и оценить каждое доказательство с точки зрения относимости, допустимости и достоверности. Критерий относимости определен в ст. 59 ГПК РФ, а допустимости — в ст. 60 ГПК. Критерий достоверности предполагает проверку судом источника такого доказательства и его связи с искомым фактом. Допрашивая свидетеля, суд должен выяснить источник его информации: является ли свидетель очевидцем излагаемых им фактов или он получил информацию из другого источника. Помимо этого суд должен установить возможность такого свидетеля правильно воспринимать и запоминать факты, очевидцем которых он явился. Исследуя письменные доказательства, суд обязан установить их подлинность, составление и подписание уполномоченным органом при соблюдении соответствующей процедуры согласования и утверждения.

Следующим критерием оценки является оценка достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности. При этом суд оценивает все имеющиеся в материалах дела и исследованные в судебном заседании доказательства, позволяя сопоставить и соотнести их, выявляя противоречия и расхождения. На основании этого в каждом конкретном деле суд определяет достаточность доказательств, имеющихся в материалах дела, для обоснования выводов суда. Говоря о достаточности доказательств, законодатель имеет в виду не количественную характеристику, а качественную. Критерий достаточности предполагает представление не как можно большего количества доказательств, а такого количества, когда суд может сделать однозначный вывод о возможности удовлетворения или отказа в удовлетворении исковых требований.

4. Итогом оценочной деятельности суда является вынесение судом законного и обоснованного решения. Свои выводы, т.е. результаты оценки, суд обязан изложить в резолютивной части решения суда (ч. 4 ст. 198 ГПК РФ), где помимо обстоятельств дела, установленных судом, должны быть указаны мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Другими словами, в мотивировочной части судебного решения отражается процесс комплексной оценки всех исследованных в судебном заседании доказательств, когда суд по своему внутреннему убеждению признает установленными юридические факты на основании определенных средств доказывания и не признает установленными другие обстоятельства, так как доказательства, обосновывающие их, отвергнуты судом по указанным им причинам.

5. Часть 5 (как и последующие части) ст. 67 ГПК РФ посвящены оценке одного средства доказывания — письменного доказательства. Выделяя особенности оценки документов и иных письменных доказательств, законодатель установил критерии такой оценки. Представляется, что редакцию указанной нормы нельзя признать удачной.

При оценке документов и иных письменных доказательств суд должен установить, что они содержат все необходимые реквизиты для данного вида письменных доказательств, исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств, подписаны лицом, имеющим право скреплять документ подписью.

Фактически оценка должна сводиться к проверке формы составления документа и иных письменных доказательств. Для проверки полномочий должностного лица на подписание документов суд может затребовать от соответствующего органа представления дополнительных документов (положений об органе, приказа о назначении лица на соответствующую должность и др.). В конечном итоге оценка таких письменных доказательств будет отвлекать силы и средства суда, а также его время для проверки представленных письменных доказательств.

6. В ч. 6 ст. 67 ГПК РФ содержатся требования к оценке копии документов и иных письменных доказательств. Суд должен установить тождественность содержания копии и оригинала письменного доказательства, способ копирования и сохранения копии.

ГПК хотя и предусматривает в ч. 2 ст. 71 возможность, не представляя в суд оригинала, представить «надлежащим образом заверенную копию» письменного доказательства, но общие правила оценки доказательств говорят об обратном. Системный анализ ч. 6 — 7 ст. 67 ГПК РФ, ст. 71 и 157 ГПК РФ позволяет сделать вывод, что суд должен непосредственно исследовать подлинник письменного доказательства для установления факта соответствия копии подлиннику.

7. Специальный случай оценки копии письменного доказательства содержится в ч. 7 ст. 67 ГПК РФ, предусматривающей запрет на признание доказанными обстоятельств, которые были подтверждены лишь копией документа или иного письменного доказательства, если существуют одновременно следующие условия:

— суд непосредственно не исследовал его или нельзя представить оригинал по причине его утраты;

— обе стороны представили копии, содержание которых не тождественно;

— нельзя установить подлинное содержание оригинала с помощью других средств доказывания.

Другой комментарий к Ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации

1. Комментируемая статья посвящена оценке доказательств. Часть 1 комментируемой статьи указывает, что суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

Основным критерием оценки доказательств судом является внутреннее убеждение суда, которое уходит своими корнями в принцип свободной оценки доказательств. В соответствии с принципом свободной оценки доказательств не может быть заранее установленной силы доказательств, каждое доказательство подлежит оценке судом наряду с другими доказательствами. Все доказательства должны быть исследованы с позиции их относимости, допустимости, достаточности. Отдавая предпочтение тому или иному доказательству, суд исходит из их достоверности, аргументируя свой вывод в судебном акте.

Суд оценивает доказательства исходя из их совокупности по своему внутреннему убеждению. Никто не вправе давать суду указания о том, как надо оценить те или иные доказательства (проявление принципа независимости судей).

Полное исследование доказательств предполагает наличие доказательств, достаточных для вывода суда по делу, и оценку всей совокупности имеющихся в деле доказательств. При этом суд вправе предложить участвующим в деле лицам представить дополнительные доказательства, если сочтет невозможным рассмотреть дело на основании имеющихся в деле.

Объективность исследования доказательств означает отсутствие заинтересованности суда в разрешаемом деле, отсутствие предвзятости и предубеждения при оценке доказательств (см. нормы об отводе судьи).

Важным критерием в оценке доказательств является непосредственность исследования судом имеющихся в деле доказательств. Исключения из принципа непосредственности прямо установлены ГПК РФ.

2. В соответствии с комментируемой статьей суд должен оценить:

— относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности;

— достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

Относимость и допустимость доказательств определяются с учетом критериев, определенных процессуальным законом (см. ст. ст. 59 и 60 ГПК и комментарий к ним).

Достоверность — это характеристика доказательства, отражающая точность соответствия установленных обстоятельств дела фактическим обстоятельствам, имевшим место. Достоверность и истина — взаимосвязанные категории. Если истина — это соответствие знаний человека (как отвлеченного, так и конкретного человека) реальной действительности, то убеждение в истинности знания — достоверность. Переход от вероятности к достоверному знанию -закономерность любого процесса познания, в том числе судебного.

Вероятность — это результат отсутствия достаточных знаний, позволяющих выделить такой класс явления, в котором рассматриваемые события были бы однозначно детерминированы. Мы пользуемся вероятностными суждениями за неимением лучшего; они выражают не объективные отношения между классами событий, а недостаток знаний, нашу неуверенность либо определяют степень нашей неуверенности. Неопределенность знаний о фактических обстоятельствах дела у судьи (в момент принятия иска, подготовки дела к судебному разбирательству) объясняется неполнотой и противоречивостью доказательственной информации.

Достоверность доказательства оценивается судом. Вначале каждое из доказательств исследуется в отдельности, затем переходят к сопоставлению различных доказательств друг с другом и в совокупности. Обнаружение противоречивых, взаимоисключающих сведений по делу свидетельствует о порочности тех или иных материалов (доказательств) и, как правило, требует дальнейшей работы по установлению обстоятельств дела.

Достаточность доказательств — это качественная характеристика процесса (состояние), позволяющая суду сделать однозначный вывод из имеющейся по делу совокупности доказательств и разрешить дело по существу. Задачи гражданского судопроизводства могут быть выполнены при условии, что суд правильно установит обстоятельства, подлежащие доказыванию, получит их, исследует, даст им адекватную оценку.

Решение проблемы достаточности доказательств связано с вопросом о цели судебного доказывания и характере истины, устанавливаемой судом при разрешении гражданского дела. Поиск истины ограничен предметом доказывания, трудностями доказывания по конкретному делу, нормами, подлежащими применению по делу, а также степенью активности сторон, реализующих принадлежащие им процессуальные права (проявление диспозитивных и состязательных начал процесса).

Проблема достаточности доказательств по конкретному делу разрешается следующим образом. При непредставлении каких-либо доказательств, исчерпании возможностей по установлению искомых фактов суд устанавливает:

— наличие доказательств — на основе доказательственных презумпций исходя из того, что они не опровергнуты;

— отсутствие отдельных обстоятельств — на основе того, что сторона, на которой лежит обязанность доказывания, не представила доказательств в их подтверждение.

Оценка доказательств производится судом в течение всего судебного разбирательства. Окончательная оценка доказательств имеет место после окончания их исследования в совещательной комнате.

При вынесении судебного акта суд обязан проанализировать, какие факты предмета доказывания установлены, какими доказательствами это подтверждается.

3. Часть 4 комментируемой статьи отражает требования к закреплению в решении суда мотивации принятия тех или иных доказательств в качестве основы для вынесения судебного решения: мотивы принятия или отказа в принятии того или иного доказательства, объяснение, почему отдано предпочтение одному доказательству перед другим, основаны на оценке доказательств, исследованных в суде.

На основе анализа суд приходит к выводу о том, можно ли считать факт установленным по делу.

4. Части 5 — 7 комментируемой статьи указывают на особенности проверки достоверности письменных доказательств.

При оценке документов или иных письменных доказательств суд обязан убедиться в том, что:

— документ или иное письменное доказательство исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств;

— документ или иное письменное доказательство подписаны лицом, имеющим право скреплять документ подписью;

— письменное доказательство содержит все другие неотъемлемые реквизиты данного вида доказательств;

— оценка письменного доказательства осуществляется с учетом других доказательств, собранных по делу.

Письменные доказательства подразделяются на:

1) первоначальные;

2) производные.

Достоверность производных доказательств зависит от многих факторов. При оценке копии документа или иного письменного доказательства суд также должен проверить их достоверность, для этого требуется установить:

— не произошло ли при копировании изменения содержания копии документа по сравнению с его оригиналом;

— с помощью какого технического приема выполнено копирование;

— гарантирует ли копирование тождественность копии документа и его оригинала;

— каким образом сохранялась копия документа.

Если определенное искомое обстоятельство в суде может быть подтверждено только копией документа или иного письменного доказательства без предъявления их оригинала, то такое обстоятельство не может считаться судом доказанным.

1. Участник хозяйственного товарищества или общества наряду с правами, предусмотренными для участников корпораций пунктом 1 статьи 65.2 настоящего Кодекса, также вправе:

принимать участие в распределении прибыли товарищества или общества, участником которого он является;

получать в случае ликвидации товарищества или общества часть имущества, оставшегося после расчетов с кредиторами, или его стоимость;

требовать исключения другого участника из товарищества или общества (кроме публичных акционерных обществ) в судебном порядке с выплатой ему действительной стоимости его доли участия, если такой участник своими действиями (бездействием) причинил существенный вред товариществу или обществу либо иным образом существенно затрудняет его деятельность и достижение целей, ради которых оно создавалось, в том числе грубо нарушая свои обязанности, предусмотренные законом или учредительными документами товарищества или общества. Отказ от этого права или его ограничение ничтожны.

Участники хозяйственных товариществ или обществ могут иметь и другие права, предусмотренные настоящим Кодексом, законами о хозяйственных обществах, учредительными документами товарищества или общества.

2. Участник хозяйственного товарищества или общества наряду с обязанностями, предусмотренными для участников корпораций пунктом 4 статьи 65.2 настоящего Кодекса, также обязан вносить вклады в уставный (складочный) капитал товарищества или общества, участником которого он является, в порядке, в размерах, способами, которые предусмотрены учредительным документом хозяйственного товарищества или общества, и вклады в иное имущество хозяйственного товарищества или общества.

Участники хозяйственных товариществ и обществ могут нести и другие обязанности, предусмотренные законом и их учредительными документами.

Комментарий к Ст. 67 ГК РФ

1. Природа правовых отношений между хозяйственными товариществами и обществами и их участниками издавна вызывала споры как в науке, так и в практике, в связи с чем были выработаны разные подходы к этой проблеме. Еще до революции Г.Ф. Шершеневич определял природу таких отношений как договорную: «Закон вступает в силу, лишь восполняя молчание договора» . Иногда в науке встречается и вещно-правовой подход. Так, И.Т. Тарасов, говоря о правах акционеров, рассматривал акционерное право как вещное, включающее в себя право совокупной собственности акционеров . Законодатель и правоприменительная практика однозначно отрицают тенденции вещно-правового подхода к определению природы прав участников хозяйственных товариществ и обществ. Так, согласно п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 1 июля 1996 г. «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» коммерческие и некоммерческие организации, кроме государственных и муниципальных предприятий, а также учреждений, финансируемых собственником, являются собственниками имущества, переданного им в качестве вкладов (взносов) их учредителями (участниками, членами), а также имущества, приобретенного этими юридическими лицами по иным основаниям (ст. 48, п. 3 ст. 213). При разрешении споров по поводу имущества, возникающих между хозяйственным товариществом (хозяйственным обществом) и его учредителем (участником), следует исходить из того, что имущество в натуре, внесенное учредителем (участником) в уставный (складочный) капитал хозяйственного товарищества или хозяйственного общества, принадлежит последним на праве собственности. Таким образом, у участников хозяйственных товариществ и обществ не возникает вещных прав на переданное юридическому лицу имущество.

———————————
Шершеневич Г.Ф. Учебник торгового права. М.: Спарк, 1994. С. 115.

См.: Тарасов И.Т. Учение об акционерных компаниях. М.: Статут, 2000. С. 410.

Большинство современных специалистов придерживаются понимания природы отношений между хозяйственными товариществами и обществами и их участниками как корпоративной . Можно согласиться с С.В. Сарбашом, что «корпоративное правоотношение является спорной категорией современного гражданского права, причем не только по содержанию прав и обязанностей его участников, но и по субъектному составу» .

———————————

КонсультантПлюс: примечание.

Учебник «Гражданское право: В 4 т. Общая часть» (том 1) (под ред. Е.А. Суханова) включен в информационный банк согласно публикации — Волтерс Клувер, 2008 (3-е издание, переработанное и дополненное).

См., например: Гражданское право: Учебник: В 4 т. / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Волтерс Клувер, 2007. Т. 1: Общая часть. С. 40 (автор — Е.А. Суханов).

Сарбаш С.В. Восстановление корпоративного контроля // Вестник гражданского права. 2008. N 4.

Понятия «корпоративный», «корпоративные отношения» не раскрываются законодательством. Лишь АПК РФ определяет корпоративные споры как споры, связанные с созданием юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице, являющемся коммерческой организацией, а также в некоммерческом партнерстве, ассоциации (союзе) коммерческих организаций, иной некоммерческой организации, объединяющей коммерческие организации и (или) индивидуальных предпринимателей, некоммерческой организации, имеющей статус саморегулируемой организации в соответствии с федеральным законом, что намного шире того понятия, которое может быть использовано в гражданском законодательстве.

2. В комментируемой статье закреплены права и обязанности, характерные для всех участников хозяйственных товариществ и обществ, в том числе полного товарищества, товарищества на вере, общества с ограниченной ответственностью, общества с дополнительной ответственностью, акционерного общества. Иные права могут быть предусмотрены нормами ГК РФ об отдельных видах хозяйственных товариществ и обществ, Федеральными законами «Об акционерных обществах», «Об обществах с ограниченной ответственностью», «Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)», а также уставами и учредительными договорами. Права и обязанности участников хозяйственных товариществ и обществ могут быть классифицированы по разным основаниям, например в зависимости от наполнения их имущественным или неимущественным содержанием, в зависимости от вида хозяйственного общества или товарищества, в зависимости от категории участника — например, акционеры, обладающие определенным видом акций или их числом.

Перечень обязанностей, предусмотренный п. 2 комментируемой статьи, может быть расширен учредительными документами, однако не может противоречить императивным нормам гражданского законодательства. Кроме того, федеральным законодательством и учредительными документами перечисленные в комментируемой статье права и обязанности могут быть конкретизированы.

В правоприменительной практике возникают вопросы, связанные с ограничением федеральным законодательством и учредительными документами прав участников хозяйственных товариществ и обществ. Так, Определением Конституционного Суда РФ от 18 июня 2004 г. N 263-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Симакова Сергея Ивановича на нарушение его конституционных прав абзацем первым пункта 1 статьи 91 Федерального закона «Об акционерных обществах» было проанализировано ограничение на доступ к документам бухгалтерского учета и протоколам заседаний коллегиального исполнительного органа условием обладания акционерами не менее чем 25% голосующих акций общества. Пункт 1 комментируемой статьи не устанавливает такого ограничения. Обосновывая свою позицию, Конституционный Суд РФ отметил, что нормативное положение Федерального закона «Об акционерных обществах» об обязанности акционерного общества обеспечить акционерам доступ к своим документам направлено, среди прочего, на обеспечение информационной открытости хозяйственной деятельности акционерного общества и возможности реализации акционерами своих прав, однако следует учитывать, что в соответствии со ст. 17 (ч. 3) Конституции РФ осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Особенностью акционерной формы предпринимательства (в частности, открытого акционерного общества) является неограниченное число акционеров, в том числе имеющих мелкие пакеты акций, что предопределяет наличие специальных мер охраны и правил доступа к сведениям, не являющимся общедоступными.

Согласно п. 1 ст. 1 Федерального закона от 21 ноября 1996 г. N 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» (далее — Закон о бухучете) бухгалтерский учет представляет собой упорядоченную систему сбора, регистрации и обобщения информации в денежном выражении об имуществе, обязательствах организаций и их движении путем сплошного, непрерывного и документального учета всех хозяйственных операций. В соответствии с гл. II данного Федерального закона к документам бухгалтерского учета относятся первичные и сводные учетные документы, а также регистры бухгалтерского учета и внутренняя бухгалтерская отчетность, содержание которых в силу п. 4 ст. 10 Закона является коммерческой тайной.

———————————
Собрание законодательства РФ. 1996. N 48. Ст. 5369.

Таким образом, указывает Конституционный Суд РФ, законодатель с учетом особенностей предпринимательской деятельности в форме акционерного общества, а также специфики и объема предоставляемой информации вправе установить ограничения в виде определенного порядка или условий доступа к такой информации. При этом подобные ограничения должны соответствовать принципу равенства всех перед законом и судом, гарантированному ст. 19 (ч. 1) Конституции РФ и означающему, что при равных условиях субъекты права должны находиться в равном положении.

Оспариваемая норма, устанавливающая, что право доступа к документам бухгалтерского учета имеют акционеры (акционер), имеющие в совокупности не менее 25% голосующих акций общества, не может рассматриваться как нарушающая конституционный принцип равенства, поскольку это обусловлено спецификой соответствующих правовых отношений и поскольку вступление в акционерное общество в качестве акционера является добровольным, т.е. предполагающим свободное волеизъявление заранее осведомленного обо всех ограничениях лица.

Право на информацию акционера в акционерном обществе осуществляется также с помощью иных механизмов реализации. В частности, акционер, владеющий в совокупности не менее чем 10% голосующих акций общества, вправе во всякое время требовать проведения проверки (ревизии) финансово-хозяйственной деятельности акционерного общества (п. 3 ст. 85 Закона об акционерных обществах) или аудиторской проверки его деятельности (п. 5 ст. 103 ГК). В соответствии с п. 1 ст. 5 Федерального закона от 30 декабря 2008 г. N 307-ФЗ «Об аудиторской деятельности» в случае, если организация имеет организационно-правовую форму открытого акционерного общества, проводится обязательный аудит, т.е. ежегодная обязательная аудиторская проверка ведения бухгалтерского учета и финансовой (бухгалтерской) отчетности организации или индивидуального предпринимателя.

———————————
Собрание законодательства РФ. 2009. N 1. Ст. 15.

3. В соответствии с абз. 2 п. 1 комментируемой статьи участники вправе участвовать в управлении делами товарищества или общества. Конкретизация порядка управления определяется отдельными нормами ГК РФ и другими федеральными законами. Так, например, порядок управления в полном товариществе определен ст. 71 ГК РФ, в товариществе на вере — ст. 84, в обществе с ограниченной ответственностью и обществе с дополнительной ответственностью — ст. 91 ГК РФ, гл. IV «Управление в обществе» Закона об обществах с ограниченной ответственностью, в акционерном обществе — ст. 103 ГК РФ, гл. VII «Общее собрание акционеров» и гл. VIII «Совет директоров (наблюдательный совет) общества и исполнительный орган общества» Закона об акционерных обществах.

Исключение составляют вкладчики в товариществе на вере, которые не вправе участвовать в управлении и ведении дел товарищества на вере, выступать от его имени иначе как по доверенности (п. 2 ст. 84 ГК). Согласно ст. 32 Закона об акционерных обществах акционеры — владельцы привилегированных акций общества не имеют права голоса на общем собрании акционеров, если иное не установлено настоящим Федеральным законом, например при решении вопросов о реорганизации и ликвидации общества.

4. Право принимать участие в распределении прибыли принадлежит всем участникам хозяйственных товариществ и обществ и реализуется в зависимости от имущественного вклада в уставный (складочный) капитал юридического лица. Конкретизация данного права производится в ст. 28 Закона об обществах с ограниченной ответственностью, гл. V «Дивиденды общества» Закона об акционерных обществах.

5. Право на ликвидационную квоту, определенное в абз. 4 п. 1, конкретизировано в ст. ст. 22, 23 Закона об акционерных обществах, ст. 58 Закона об обществах с ограниченной ответственностью.

Наряду с перечисленными в п. 1 комментируемой статьи ГК РФ правами можно выделить и иные виды правомочий участников хозяйственных товариществ и обществ, отраженные в федеральных законах, а именно:

— право распоряжения своей долей, акцией, например путем отчуждения, залога и т.д., с соблюдением ограничений, установленных федеральным законодательством, например соблюдением права преимущественной покупки акций другими участниками закрытого акционерного общества или самим акционерным обществом;

— право на получение стоимости доли при выходе из состава участников хозяйственного товарищества или общества, право акционеров — владельцев голосующих акций требовать выкупа обществом всех или части принадлежащих им акций в случаях, предусмотренных ст. 75 Закона об акционерных обществах, право требовать выкупа лицом, которое приобрело более 95% акций открытого общества, ценных бумаг открытого общества в соответствии со ст. 84.7 Закона об акционерных обществах и т.д.;

— так называемые преимущественные права, направленные на защиту имущественных интересов участников товариществ и обществ, в частности преимущественные права приобретения одними участниками долей (акций), отчуждаемых другими участниками хозяйственного общества (абз. 4 п. 3 ст. 7 Закона об акционерных обществах, п. 4 ст. 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью); преимущественное право приобретения размещаемых акций (ст. 40 Закона об акционерных обществах); право выкупа акций, принадлежащих миноритарным акционерам (ст. 84.8 Закона об акционерных обществах), право требовать перевода прав и обязанностей покупателя при нарушении права преимущественной покупки при отчуждении доли (п. 18 ст. 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью) и др.

К иным неимущественным правам могут быть отнесены право на выход из состава участников хозяйственного товарищества или общества, право внесения предложений о включении в повестку дня общего собрания участников общества дополнительных вопросов (например, п. 2 ст. 36 Закона об обществах с ограниченной ответственностью), право обжаловать решения общего собрания участников, наблюдательного совета, коллегиального исполнительного органа общества и других органов (например, п. 1 ст. 43 Закона об обществах с ограниченной ответственностью) и др.

Учредительными документами могут быть предусмотрены и иные права. Так, п. 2 ст. 8 Закона об обществах с ограниченной ответственностью вводит категорию «дополнительные права». Указанные права могут быть предусмотрены уставом общества при его учреждении или предоставлены участнику (участникам) общества по решению общего собрания участников общества, принятому всеми участниками общества единогласно. Дополнительные права, предоставленные определенному участнику общества, в случае отчуждения его доли или части доли к приобретателю доли или части доли не переходят. К таким дополнительным правам могут быть отнесены преимущества при получении части прибыли, при голосовании и т.д.

6. Пункт 2 комментируемой статьи посвящен обязанностям участников, перечень которых не может быть расширен федеральными законами как перечень прав, а может быть предусмотрен учредительными документами. В то же время другие виды обязанностей установлены и федеральными законами. Например, обязанность участников общества с ограниченной ответственностью, созывающих общее собрание участников общества, не позднее чем за 30 дней до его проведения уведомить об этом каждого участника общества заказным письмом по адресу, указанному в списке участников общества, или иным способом, предусмотренным уставом общества (п. 1 ст. 36 Закона об обществах с ограниченной ответственностью).

Согласно п. 5 ст. 21 Закона об обществах с ограниченной ответственностью участник общества, намеренный продать свою долю или часть доли в уставном капитале общества третьему лицу, обязан известить в письменной форме об этом остальных участников общества и само общество путем направления через общество за свой счет оферты, адресованной этим лицам и содержащей указание цены и других условий продажи.

Статья 9 Закона об обществах с ограниченной ответственностью предоставляет возможность уставом общества предусмотреть дополнительные обязанности участника (участников) общества. Возложение дополнительных обязанностей на определенного участника общества осуществляется по решению общего собрания участников общества, принятому большинством не менее двух третей голосов от общего числа голосов участников общества, при условии, если участник общества, на которого возлагаются такие дополнительные обязанности, голосовал за принятие такого решения или дал письменное согласие.

Для хозяйственных товариществ, обществ с дополнительной ответственностью характерна обязанность нести субсидиарную ответственность по обязательствам юридического лица.

Первая обязанность включает в себя внесение вкладов в уставный (складочный) капитал. Порядок, размеры, способы и сроки могут быть конкретизированы также федеральными законами, в частности ст. ст. 15, 16 Закона об обществах с ограниченной ответственностью. Механизм установления обязанностей включает в себя ответственность за их неисполнение. Так, ст. 34 Закона об акционерных обществах предусматривает последствия неисполнения обязанности акционера по оплате акций. Так, акция, принадлежащая учредителю общества, не предоставляет права голоса до момента ее полной оплаты, если иное не предусмотрено уставом общества.

В случае неполной оплаты акций в течение срока, установленного абз. 1 п. 1 ст. 34 Закона об акционерных обществах, право собственности на акции, цена размещения которых соответствует неоплаченной сумме (стоимости имущества, не переданного в оплату акций), переходит к обществу. Договором о создании общества может быть предусмотрено взыскание неустойки (штрафа, пени) за неисполнение обязанности по оплате акций.

Абзацем 3 п. 2 предусмотрена обязанность не разглашать конфиденциальную информацию о деятельности товарищества или общества. Согласно ст. 2 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» конфиденциальность информации — обязательное для выполнения лицом, получившим доступ к определенной информации, требование не передавать такую информацию третьим лицам без согласия ее обладателя. Часть четвертая ГК РФ дает определение секрета производства (ноу-хау) и устанавливает меры ответственности за нарушение исключительного права на него. Секретом производства (ноу-хау) признаются сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и др.), в том числе о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также сведения о способах осуществления профессиональной деятельности, которые имеют действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности их третьим лицам, к которым у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и в отношении которых обладателем таких сведений введен режим коммерческой тайны. Федеральный закон от 29 июля 2004 г. N 98-ФЗ «О коммерческой тайне» (далее — Закон о коммерческой тайне) дает определение коммерческой тайне как режиму конфиденциальности информации, позволяющий ее обладателю при существующих или возможных обстоятельствах увеличить доходы, избежать неоправданных расходов, сохранить положение на рынке товаров, работ, услуг либо получить иную коммерческую выгоду.

———————————
Собрание законодательства РФ. 2004. N 32. Ст. 3283.

Согласно ст. 1472 ГК РФ нарушитель исключительного права на секрет производства, в том числе лицо, которое неправомерно получило сведения, составляющие секрет производства, и разгласило или использовало эти сведения, а также лицо, обязанное сохранять конфиденциальность секрета производства в соответствии с п. 2 ст. 1468, п. 3 ст. 1469 или п. 2 ст. 1470 ГК РФ, обязано возместить убытки, причиненные нарушением исключительного права на секрет производства, если иная ответственность не предусмотрена законом или договором с этим лицом.

Нормы об ответственности за неисполнение участниками хозяйственных товариществ и обществ предусмотрены федеральным законодательством. Так, согласно ст. 10 Закона об обществах с ограниченной ответственностью участники общества, доли которых в совокупности составляют не менее чем 10% уставного капитала общества, вправе требовать в судебном порядке исключения из общества участника, который грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет. Под действиями (бездействием) участника, которые делают невозможной деятельность общества либо существенно ее затрудняют, следует, в частности, понимать систематическое уклонение без уважительных причин от участия в общем собрании участников общества, лишающее общество возможности принимать решения по вопросам, требующим единогласия всех его участников. При решении вопроса о том, является ли допущенное участником общества нарушение грубым, необходимо, в частности, принимать во внимание степень его вины, наступление (возможность наступления) негативных для общества последствий (п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 90, Пленума ВАС РФ N 14 от 9 декабря 1999 г. «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

В конце прошлого года Президиум Верховного Суда опубликовал Обзор судебной практики по некоторым вопросам применения законодательства о хозяйственных обществах, в котором помимо прочего содержалась свежая и довольно неожиданная трактовка подпункта 3 пункта 3 статьи 67.1 ГК РФ.

Часть первая. Практическая. Что изменил Обзор

По мнению Президиума Верховного Суда, после 25 декабря 2019 года: 1. Нельзя принимать решение о ненотариальном способе подтверждения на самом собрании даже при 100% явке. Такой способ должен быть указан или в уставе, или в отдельном решении, удостоверенном нотариусом ранее;

2. Правила о подтверждении решений собраний участников в полной мере распространяются и на решения единственного участника.

Как восприняли Обзор нотариусы, налоговая, банки

Мнение было поддержано Федеральной нотариальной палатой в Письме от 15.01.2020 № 121/03-16-3. Большинство нотариусов разделяет позицию палаты. 📌 Реклама Отключить

Федеральная налоговая служба на сегодняшний день официальных рекомендаций не дала. Есть примеры отказов в регистрации в связи с ненадлежащим подтверждением решений. Однако, по моим ощущениям, инспекторы чаще регистрируют изменения, чем отказывают. В регистрирующих налоговых Москвы и Петербурга нотариального удостоверения не требуют.

Но тут нужно сделать небольшую оговорку. Даже три.

Во-первых, есть много регистрационных действий, не требующих подачи в регорган протокола ОСУ или решения ЕУ (изменение кодов ОКВЭД, руководителя, адреса в пределах муниципального образования и т. д.). Во всех этих случаях документ подается факультативно, поэтому инспектор не имеет права отказывать в регистрации из-за огрехов в оформлении таких протоколов и решений.

📌 Реклама Отключить

Во-вторых, закон не требует указывать в протоколе или решении причины отсутствия нотариального удостоверения. Поэтому если бы инспектор захотел вынести решение об отказе, то ему для начала нужно было бы ознакомиться с уставом общества и убедиться, что там не указан альтернативный способ подтверждения. Многие ли инспекторы захотят листать уставы по каждой компании, поступающей на регистрацию? А если у общества было принято нотариальное решение об альтернативном подтверждении будущих решений, то как инспектору это вообще проверить?

В-третьих, в значительной части уставов есть положения об альтернативном способе подтверждения решений ОСУ. Президиум Верховного Суда не видит разницы между решением общего собрания и решением единственного участника? Отлично, значит и положения устава о подтверждении ОСУ должны в полной мере распространяться на РЕУ.

📌 Реклама Отключить

Но в любом случае сейчас лучше уточнять мнение вашей регистрирующей инспекции перед подачей документов. Как мы с вами знаем, это мнение может измениться внезапно.

Банки на текущий момент не пришли к единому мнению. Насколько мне известно, Сбербанк и Альфа-Банк готовы принимать документы без нотариального удостоверения. Райффайзенбанк и некоторые другие приняли правила игры, установленные Обзором. Причем даже слишком рьяно. И ещё. На мой взгляд, проблема не столько в том, как относятся к Обзору налоговая, банки и нотариусы сегодня. Проблема в том, что все неудостоверенные решения, принятые после 25 декабря, могут оказаться ничтожными завтра. Особенно болезненно это будет в отношении решений о смене руководителей и решений, связанных с изменениями в составе участников. И как с этим быть — непонятно. 📌 Реклама Отключить

На кого 2 и 3 пункты Обзора не распространяются

Во-первых, подпункт 3 пункта 3 статьи 67.1 ГК РФ распространяется только на общества с ограниченной ответственностью и акционерные общества. Поэтому новые правила никак не касаются организаций любых других организационно-правовых форм.

Во-вторых, в самом Обзоре говорится только про общества с ограниченной ответственностью, акционерные общества не упоминаются. Из этого мы можем сделать вывод, что решения единственных акционеров всё ещё не требуют нотариального удостоверения. Со стороны Центробанка каких-то комментариев пока не было, поэтому продолжаем ориентироваться на Письма Банка России от 18 августа 2014 года № 06-52/6680 и от 11 января 2016 года № 03-31-2/28.

В-третьих, и подпункт 3 пункта 3 статьи 67.1 ГК РФ, и Обзор говорят только о решениях участников, но не учредителей. Статья 67.1 озаглавлена «Особенности управления и контроля в хозяйственных товариществах и обществах», а на момент принятия решения о создании никакого общества ещё нет, есть только граждане и юридические лица, которые планируют что-то учредить. На них не могут распространяться положения ГК и ФЗ «Об ООО», касающиеся органов юридического лица.

📌 Реклама Отключить

Что добавить в устав

Начнем c решений собраний участников ООО. Предлагаю такие варианты формулировок положений устава об альтернативных способах подтверждения принятых решений и состава участников: Принятие общим собранием участников Общества решения и состав участников Общества, присутствовавших при его принятии, подтверждаются подписанием протокола председателем и секретарем общего собрания, являющимися участниками Общества или представителями участников Общества, наделенными соответствующими полномочиями, и не требуют нотариального удостоверения, если иное не предусмотрено настоящим Уставом или действующим законодательством.

Принятие общим собранием участников Общества решения и состав участников Общества, присутствовавших при его принятии, подтверждаются подписанием протокола всеми участниками собрания и не требуют нотариального удостоверения, если иное не предусмотрено настоящим Уставом или действующим законодательством.

Принятие общим собранием участников Общества решения и состав участников Общества, присутствовавших при его принятии, подтверждаются подписанием протокола всеми участниками Общества и не требуют нотариального удостоверения, если иное не предусмотрено настоящим Уставом или действующим законодательством.

Предыдущий вариант стоит использовать крайне осторожно и только если уверены, что на каждом собрании будут присутствовать все участники общества. Это будет уместно, например, если у компании 2 участника и устав требует единогласия по всем вопросам. В остальных случаях лучше обойтись подписанием протокола всеми участниками собрания или председателем и секретарем.

Принятие общим собранием участников Общества решения и состав участников Общества, присутствовавших при его принятии, подтверждаются посредствам видеозаписи общего собрания участников Общества, осуществляемой в соответствии правилами, установленными настоящим Уставом, локальными нормативными актами Общества и действующим законодательством. Нотариальное удостоверение принятия общим собранием участников Общества решения и состава участников Общества не требуются, если иное не предусмотрено настоящим Уставом или действующим законодательством.

Если выбирать такой способ подтверждения, то желательно подробно расписать требования к ведению видеозаписи: качество видео, что должно попадать в кадр, кто ведет видеозапись, как она хранится и так далее. Разумнее это всё указать в локальном нормативном акте общества, а не в уставе. 📌 Реклама Отключить

Также можно дополнить устав пунктом, касающимся решений, принятых в порядке заочного голосования. С 1 октября 2019 года, когда вступили в силу изменения в статью 67.1 ГК РФ, на мой взгляд, этот пункт стал совсем необязательным. Но кто знает, как будет развиваться практика? Раньше я и пункт про решения единственного участника считала декоративным.

Нотариальное удостоверение принятия общим собранием участников Общества решения в порядке заочного голосования и состава участников Общества, участвовавших в принятии решения в порядке заочного голосования, не требуется. По мнению Президиума Верховного Суда, закон не содержит исключения в отношении решений единственного участника в части требования о нотариальном удостоверении, установленного подпунктом 3 пункта 3 статьи 671 ГК РФ. Как я писала выше, теоретически это значит, что и пункты устава, относящиеся к подтверждению решений общих собраний, можно распространять на решения единственных участников. Но что-то мне подсказывает, что такой подход будет трудно реализовать на практике. 📌 Реклама Отключить

Поэтому предлагаю добавить в устав положения об альтернативном способе удостоверения решений единственного участника.

Решение единственного участника Общества подтверждается его подписью. Решение юридического лица, являющегося единственным участником Общества (осуществляющим права единственного участника Общества), подтверждается подписью лица, которое уполномочено выступать от его имени, и заверяется оттиском печати, если соответствующее юридическое лицо имеет печать. Нотариальное удостоверение принятия решения единственным участником Общества не требуется, если иное не предусмотрено настоящим Уставом или действующим законодательством. Фразу «и заверяется оттиском печати, если соответствующие юридическое лицо имеет печать» в большинстве случаев можно убрать. По действующему российскому праву использование печати в данном случае не обязательно, даже если печать у компании есть. 📌 Реклама Отключить

Что добавить в протокол

Президиум Верховного Суда считает, что общество может принять решение единственного участника или общего собрания, которое будет устанавливать способ подтверждения решений на всех последующих собраниях. Мне эта конструкция кажется несколько странной, но раз уж Верховный Суд её одобряет, то попробуем сформулировать образец такого решения: В соответствии с пунктом 3 статьи 67.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, в отношении решений, которые будут приниматься в будущем на общих собраниях участников Общества, проводимых посредством очного голосования, избрать следующий способ подтверждения — принятие общим собранием участников Общества решения и состав участников Общества, присутствовавших при его принятии, подтверждаются подписанием протокола всеми участниками собрания и не требуют нотариального удостоверения, если иное не предусмотрено уставом Общества или действующим законодательством. Желательно сразу же утвердить и способ подтверждения будущих решений единственных участников: 📌 Реклама Отключить В соответствии с пунктом 3 статьи 67.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, в отношении решений единственного участника Общества, которые будут приниматься в будущем, избрать следующий способ подтверждения — решение единственного участника Общества подтверждается его подписью, и не требует нотариального удостоверения, если иное не предусмотрено уставом Общества или действующим законодательством. Способ подтверждения не обязательно указывать в протоколе собрания, но в текущей ситуации лучше это делать. В соответствии с пунктом 3 статьи 67.1 Гражданского кодекса Российской Федерации и пунктом 0.0 устава Общества принятые общим собранием решения и состав участников Общества, присутствовавших при их принятии, подтверждаются путем подписания протокола общего собрания участников частью участников Общества, избранными данным собранием председательствующим и секретарем, и не требуют нотариального удостоверения. В соответствии с пунктом 3 статьи 67.1 Гражданского кодекса Российской Федерации и решением внеочередного общего собрания участников Общества (Протокол от 00 месяца 2020 года № 0-2020) принятые общим собранием решения и состав участников Общества, присутствовавших при их принятии, подтверждаются путем подписания протокола общего собрания участников всеми участниками собрания, и не требуют нотариального удостоверения. 📌 Реклама Отключить

Если решения собрания и состав участников, присутствующих при их принятии, подтверждаются нотариусом, то можно это упомянуть в протоколе, так как нотариус выдает отдельное свидетельство, которое не является частью протокола.

В соответствии с пунктом 3 статьи 67.1 Гражданского кодекса Российской Федерации принятые общим собранием решения и состав участников Общества, присутствовавших при их принятии, подтверждаются путем нотариального удостоверения.

Что добавить в решение

Решением единственного участника также можно установить способы подтверждения будущих решений. Формулировки решений будут идентичны формулировкам из предыдущего пункта, но для удобства продублирую их сюда: В соответствии с пунктом 3 статьи 67.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, в отношении решений, которые будут приниматься в будущем на общих собраниях участников Общества, проводимых посредством очного голосования, избрать следующий способ подтверждения — принятие общим собранием участников Общества решения и состав участников Общества, присутствовавших при его принятии, подтверждаются подписанием протокола всеми участниками собрания и не требуют нотариального удостоверения, если иное не предусмотрено уставом Общества или действующим законодательством.

В соответствии с пунктом 3 статьи 67.1 Гражданского кодекса Российской Федерации, в отношении решений единственного участника Общества, которые будут приниматься в будущем, избрать следующий способ подтверждения — решение единственного участника Общества подтверждается его подписью, и не требует нотариального удостоверения, если иное не предусмотрено уставом Общества или действующим законодательством.

Если в уставе общества или решении, принятом ранее, указан способ подтверждения, то в самих принимаемых решениях желательно это указать. Это не обязательно, но сильно упрощает взаимодействие с нотариусами, налоговой и банками. 📌 Реклама Отключить В соответствии с пунктом 0.0 статьи 0 устава Общества и пунктом 3 статьи 67.1 Гражданского кодекса Российской Федерации решение единственного участника Общества подтверждается его подписью и не требует нотариального удостоверения.

В соответствии с пунктом 0.0 статьи 0 устава Общества и пунктом 3 статьи 67.1 Гражданского кодекса Российской Федерации решение единственного участника Общества подтверждается подписью генерального директора Общества с ограниченной ответственностью «Лютик», заверенной оттиском печати организации, и не требует нотариального удостоверения.

В соответствии с решением единственного участника Общества от 00 месяца 2020 года № 0-2020 и пунктом 3 статьи 67.1 Гражданского кодекса Российской Федерации решение единственного участника Общества подтверждается его подписью и не требует нотариального удостоверения.

Если подпись участника под решением заверяет нотариус, то добавлять в решение информацию о способе подтверждения не нужно. 📌 Реклама Отключить

Часть вторая. Лирическая

Обычно я стараюсь писать статьи, которые будут полезны практикующим юристам и тем, кто так или иначе сталкивается с регистрацией. Но дальше последует абсолютно бесполезный текст. Зато от души.

Давно изменение правоприменительной практики не вызывало такого бурного негодования у нашей братии. И это не случайно.

Обзор получился смелым, я бы даже сказала, опережающим свое время. По крайней мере опирается он явно на судебную практику из будущего.

Как мне подсказывают логика и статья 2 Федерального конституционного закона «О Верховном Суде Российской Федерации», Верховный Суд дает разъяснения по вопросам судебной практики, изучив и обобщив уже сложившуюся практику. За последние пять лет практика сложилась более чем однозначная — решения единственных участников не заверяются, а способ подтверждения можно утвердить на самом собрании.

📌 Реклама Отключить

Эта практика основана на буквальном прочтении статей ГК и ФЗ «Об ООО». И эта практика соответствует здравому смыслу.

Но кто-то решил, что эта практика недостаточно надежно оберегает участников обществ от рейдерских захватов и прочих непотребств. Я бы не сказала, что сейчас имеет место какой-то особый разгул рейдерских захватов. Скорее наоборот. Но, возможно, этот разгул ждет нас в ближайшем будущем? Что ж, решившему виднее. Тем не менее в нашем настоящем есть закон. И согласно действующему закону, если какие-то нормы права не соответствуют текущим потребностям общества, то эти нормы права можно и нужно менять. Меняются нормы права по определенным процедурам. Например, изменения в ГК или ФЗ «Об ООО» требуют трех чтений в Государственной Думе, утверждения Советом Федерации, подписания Президентом и какого-то срока на вступление в силу. Всё это позволяет участникам правоприменительной практики сначала узнать о предстоящих изменениях, разобраться в том, что показалось непонятным, понять, как выстраивать свою деятельность дальше, и только после — начать работать по новым правилам. 📌 Реклама Отключить

Соответствующие изменения в законодательство приняты не были.

А что мы видим в реальности?

Президиум Верховного Суда опубликовал «обзор практики», противоречащий не только сложившейся практике, но даже закону.

Например, Верховный Суд утверждает, что закон не содержит исключения в отношении решений единственного участника в части требования о нотариальном удостоверении, установленного подпунктом 3 пункта 3 статьи 67.1 ГК РФ. Но как же статья 39 ФЗ «Об ООО», которая прямо говорит, что в обществах, состоящих из одного участника, к решениям единственного участника не применяются требования, касающиеся подготовки и проведения собраний. Или, например, статья 17 ФЗ «Об ООО», которая видит разницу между решениями и собраниями, отдельно устанавливая обязанность удостоверять решения единственных участников.

📌 Реклама Отключить

И в конце концов, почему мы деликатно забываем про состав участников общества, присутствующих при принятии решений? Поскольку закон не содержит исключений, значит и это нужно подтверждать одновременно с удостоверением решений (или всё-таки заверением подписи?).

Но если в примерах выше судебный орган не видит то, что есть, то применительно к выбору способа подтверждения он видит то, чего нет. Закон не требует нотариального подтверждения решения о выборе способа подтверждения. Он говорит только о том, что решение принимается единогласно всеми участниками общества. Верховный Суд считает иначе.

Отдельно хочется обратить внимание на то, что Обзор начинает действовать со дня его опубликования. То есть Верховный Суд отменил решения нижестоящих судов по двум отдельно взятым делам, которые и легли в основу пунктов 2 и 3 Обзора, а остальным в обжаловании отказал? Похоже, у нас с Верховным Судом очень разное понимание слов «единообразное применение судами законодательства Российской Федерации, а также устранение противоречивых подходов при рассмотрении сходных юридических дел».

📌 Реклама Отключить

И ещё про «единообразие». Прелесть закона в том, что он должен быть более или менее внятно и однозначно сформулирован. Про обзор этого не скажешь. Если в Обзоре говорится только про ООО, значит ли это, что он не распространяется на АО? Если Обзор распространяет требования к собраниям участников на решения единственных участников, значит ли это, что их можно распространить и на решения учредителей? Если закон не видит разницы между решениями собраний и решениями участников, то можно ли принимать решения единственных участников заочно? И прочая, и прочая…

Если подытожить, то ситуация выглядит так — судебный орган взял на себя функции законодательного, а исполнительный не спешит работать по установленным им правилам. И это всё не слишком похоже на устойчивую конструкцию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *