Ст 453

Статья 453 ГК РФ. Последствия изменения и расторжения договора

Новая редакция Ст. 453 ГК РФ

1. При изменении договора обязательства сторон сохраняются в измененном виде.

2. При расторжении договора обязательства сторон прекращаются, если иное не предусмотрено законом, договором или не вытекает из существа обязательства.

3. В случае изменения или расторжения договора обязательства считаются измененными или прекращенными с момента заключения соглашения сторон об изменении или о расторжении договора, если иное не вытекает из соглашения или характера изменения договора, а при изменении или расторжении договора в судебном порядке — с момента вступления в законную силу решения суда об изменении или о расторжении договора.

4. Стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора, если иное не установлено законом или соглашением сторон.

В случае, когда до расторжения или изменения договора одна из сторон, получив от другой стороны исполнение обязательства по договору, не исполнила свое обязательство либо предоставила другой стороне неравноценное исполнение, к отношениям сторон применяются правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (глава 60), если иное не предусмотрено законом или договором либо не вытекает из существа обязательства.

5. Если основанием для изменения или расторжения договора послужило существенное нарушение договора одной из сторон, другая сторона вправе требовать возмещения убытков, причиненных изменением или расторжением договора.

Президент Российской Федерации

Б. Ельцин

Москва, Кремль

30 ноября 1994 г.

N 51-ФЗ

Статья 453. Последствия изменения и расторжения договора

Комментарий к Ст. 453 ГК РФ

Судебная практика.

При расторжении договора сторона не лишена права истребовать ранее исполненное, если другая сторона неосновательно обогатилась (приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49).

Другой комментарий к Ст. 453 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. В соответствии с п. 1 комментируемой статьи в случае изменения договора обязательства сторон сохраняются, но они существуют в измененном виде. Эти измененные обязательства действуют как продолжение прежних обязательств.

Вместе с тем нельзя исключать того, что при изменении договора отдельные обязательства сторон прекратятся; в то же время возможно и появление новых отдельных обязательств.

В п. 1 комментируемой статьи развивается общее положение о взаимосвязи между договором и обязательствами, возникшими из договора (п. 3 ст. 420 ГК РФ).

Пункт 1 относится ко всем случаям изменения договора: по соглашению сторон, по решению суда, по одностороннему заявлению; на основе норм ст. ст. 450, 451 ГК или других норм закона.

2. В п. 2 указывается на прекращение обязательств, возникших из договора, в том случае, если договор расторгнут. При этом прекращаются все договорные обязательства, за исключением обязательств, появившихся в результате нарушения норм договора (п. 4 ст. 425, гл. 25 ГК РФ).

3. В п. 3 говорится о том моменте, в который договорные обязательства считаются измененными или прекратившимися, если договор изменен или расторгнут.

Когда изменение или расторжение договора имело место по соглашению сторон (первый случай), то по общему правилу с момента заключения такого соглашения изменились (прекратились) и договорные обязательства.

Если же договор изменен (расторгнут) в судебном порядке (второй случай), то это воздействует на договорные обязательства с момента вступления в силу судебного решения.

Однако в первом из указанных случаев иной момент изменения или прекращения обязательств может вытекать из соглашения или из характера изменения договора. Таким образом, стороны могут своим соглашением определить иной момент изменения или прекращения обязательств.

Нормы, относящиеся к первому случаю, распространяются и на односторонний отказ от исполнения договора (п. 3 ст. 450 ГК РФ).

4. В п. 4 установлено общее правило, согласно которому если договор изменен или расторгнут, то ни одна из сторон не вправе требовать возвращения того, что было ранее исполнено по обязательствам, возникшим из этого договора. Это, в частности, означает, что нормы о неосновательном обогащении к исполненному по договору не применяются.

Вместе с тем общая норма, содержащаяся в п. 4, может быть отменена или изменена законом или соглашением сторон.

Следует различать два случая. Первый: стороны исполняли свои обязательства надлежащим образом, но договор был изменен или расторгнут. В этом случае стороны не могут заявлять никаких требований друг к другу по поводу уже исполненного, за исключением тех случаев, когда они заранее предусмотрели возможность предъявления таких требований. Исключение из этой оговорки содержится в п. 3 ст. 451 ГК.

Второй: были допущены отступления от установленного в договоре порядка его исполнения. В этом случае могут применяться меры ответственности (гл. 25, 60 ГК РФ). Пункт 4 ст. 453 не затрагивает возможности применения таких мер.

5. Норма, содержащаяся в п. 5, относится к определению возможности возмещения убытков, причиненных изменением или расторжением договора.

Здесь речь идет не о тех убытках, которые появились в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением договорных обязательств, в том числе приведших к изменению или расторжению договора, а об иных убытках — о тех, которые вызваны самим изменением или расторжением договора. Эти убытки и должны быть возмещены, но лишь в том случае, если договор изменен или расторгнут в результате существенного нарушения его одной из сторон.

Президент

Российской Федерации

Б.ЕЛЬЦИН

Москва, Кремль

Комментарий к статье 453 ГК РФ

1. При изменении договора обязательства сторон сохраняются в измененном виде, а при расторжении — прекращаются (п. п. 1 и 2 комментируемой статьи).

Изменение и расторжение договора не имеют обратной силы и изменяют (прекращают) договорные обязательства лишь на будущее время. В этом состоит принципиальное отличие изменения (расторжения) договора от признания его недействительным, при котором договор считается недействительным изначально — с момента его заключения (см. п. 1 ст. 167 ГК и коммент. к ней). Следует также учитывать, что нарушения, влекущие недействительность договора, должны иметь место еще при его заключении, в то время как обстоятельства, являющиеся основанием для изменения или прекращения договора, должны появиться после его заключения (см. п. 59 Постановления ВС и ВАС N 6/8).

Будущий эффект расторжения договора проявляется в том, что само по себе оно не аннулирует юридически значимых действий сторон, совершенных до его расторжения, в частности не влияет на титул собственника, полученный стороной договора до его расторжения.

При расторжении договора стороны освобождаются от исполнения не исполненных на момент расторжения договора обязательств. Однако это правило не касается охранительных притязаний (на уплату неустойки, возмещение убытков), возникших вследствие неисполнения (ненадлежащего исполнения) договорных обязательств. Например, расторжение договора аренды не лишает арендодателя возможности требовать с арендатора образовавшихся до момента расторжения имущественных санкций за несвоевременное внесение арендной платы (см. п. 1 письма ВАС N 104).

Расторжение договора также не затрагивает договорных положений об урегулировании споров (например, арбитражную оговорку), а также иных условий, которые по своему характеру должны действовать и после его прекращения. Так, несмотря на расторжение договора, сохраняют силу оговорка о применимом праве, положения, ограничивающие размер ответственности сторон, условия, предусматривающие обязанность сохранения конфиденциальности полученной информации, и т.п. (подробнее см.: Венская конвенция о договорах международной купли-продажи товаров: Комментарий. М., 1994. С. 191; Принципы международных коммерческих договоров УНИДРУА 2004 / Пер. с англ. А.С. Комарова. М., 2006. С. 254).

2. В случае изменения или прекращения договора соглашением сторон обязательства считаются измененными (прекращенными) с момента заключения такого соглашения. При совершении подобного соглашения между отсутствующими сторонами действует общее правило п. 1 ст. 433 ГК — моментом изменения (прекращения) договорных обязательств будет признаваться момент получения стороной, направившей предложение, полного и безоговорочного ответа другой стороны о его принятии. Иное может быть установлено соглашением или вытекать из его содержания (п. 3 комментируемой статьи).

При изменении или расторжении договора в судебном порядке он считается измененным (расторгнутым) с момента вступления в законную силу соответствующего решения суда (ст. 209 ГПК, ст. 180 АПК).

3. По общему правилу стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора (п. 4 комментируемой статьи). Данное положение может быть адекватно применено к той части делимых договорных обязательств, которая взаимно исполнена сторонами. Так, досрочное расторжение договора аренды исключает возможность обратного истребования арендной платы за фактический срок пользования имуществом, расторжение договора энергоснабжения не дает абоненту права требовать возврата цены, уплаченной за уже отпущенную энергию.

Однако применительно к ситуациям, когда встречное удовлетворение стороной, получившей исполнение, не было предоставлено (например, предварительно оплаченная услуга не оказана), буквальное толкование правила п. 4 комментируемой статьи входит в противоречие с институтом неосновательного обогащения. По этой причине судебная практика в значительной степени корректирует применение данной нормы, устанавливая возможность стороны при расторжении договора истребовать ранее исполненное, если другая сторона неосновательно обогатилась (см. п. 1 письма ВАС N 49, п. 13 письма ВАС N 69).

4. Если основанием для изменения (расторжения) договора послужило существенное нарушение, допущенное контрагентом, потерпевшая сторона вправе требовать возмещения убытков, причиненных изменением или расторжением договора (так называемых компенсаторных убытков). Правило п. 5 комментируемой статьи ограничивает право на возмещение убытков лишь случаями существенного нарушения договора. Однако оно не устанавливает зависимости возникновения этого права от способа изменения (расторжения) договора. Соответственно, право требовать возмещения убытков возникает как при изменении (прекращении) договора в юрисдикционном (судебном) порядке, так и при одностороннем отказе от договора (неюрисдикционном прекращении договора) ввиду существенного его нарушения контрагентом.

Следует также учитывать, что правила п. 5 комментируемой статьи не затрагивают права потерпевшей стороны требовать наряду с убытками, причиненными расторжением договора (компенсаторными убытками), также возмещения убытков, причиненных неисполнением (ненадлежащим исполнением) контрагентом своего договорного обязательства (мораторных убытков).

Другой комментарий к статье 453 ГК РФ

1. Правилами, предусмотренными пп. 1 и 2 комментируемой статьи, устанавливаются последствия изменения и расторжения договора. Что касается последствий одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, то они установлены п. 3 ст. 450 (см. коммент. к ней).

2. При применении п. 3 комментируемой статьи, определяющего момент, с которого обязательство считается измененным или прекращенным, необходимо учитывать следующее. Во-первых, когда изменение или расторжение договора производится в судебном порядке, этот момент определен императивной нормой и сторонам не предоставлено право на иное решение. Во-вторых, коль скоро такое изменение или расторжение является результатом соглашения сторон, сами стороны могут определить этот момент. Диспозитивное правило, предусмотренное для этого случая, действует лишь тогда, когда стороны не договорились об ином либо его применение невозможно в силу характера изменения договора. В-третьих, поскольку в силу п. 1 ст. 452 ГК такое соглашение по общему правилу совершается в той же форме, что и сам договор, то возможны различные варианты определения указанного момента (при заключении соглашения в виде одного документа, путем обмена документами, путем подписания документа, подлежащего нотариальному удостоверению). В-четвертых, предметом регулирования этого правила не является односторонний отказ от исполнения договора полностью или частично. Соответственно его предписания не определяют и момента вступления в силу такого отказа (см. п. 3 коммент. к ст. 450).

3. В ряде положений ГК прямо предусмотрено право стороны требовать возврата того, что было исполнено ею по обязательству до момента изменения или расторжения договора. Соответственно в этих случаях неприменимо правило, предусмотренное п. 4 комментируемой статьи, устанавливающее запрет для таких требований. Например, в соответствии с п. 3 ст. 451 ГК суд по требованию любой стороны при определении последствий расторжения договора в связи с существенным изменением обстоятельств должен исходить из необходимости справедливого распределения между сторонами расходов, понесенных ими в связи с исполнением договора. Это предписание предполагает и возможность решения о возврате того, что было исполнено по обязательству (см. п. 5 коммент. к ст. 451). В соответствии с п. 2 ст. 416 ГК при невозможности исполнения должником обязательства, вызванной виновными действиями кредитора, должник вправе требовать возвращения исполненного им по обязательству. Соответственно, даже если стороны оформили прекращение договора (его расторжение) соглашением либо между ними возник спор об обоснованности требования должника прекратить договор и он разрешается судом, суд, установив вину кредитора, должен, на наш взгляд, вынести по требованию должника решение о возврате ему исполненного по договору. В ГК прямо предусмотрено, что по договору розничной купли-продажи при отсутствии у продавца товара, необходимого для обмена, покупатель вправе возвратить продавцу приобретенный товар и получить уплаченную за него денежную сумму (п. 1 ст. 502). Закон о приватизации от 21.07.1997 N 123-ФЗ содержит специальные правила (п. 7 ст. 21 и п. 1 ст. 29), применяемые при расторжении сделок приватизации государственного или муниципального имущества.

Поскольку правило п. 4 комментируемой статьи носит диспозитивный характер, стороны могут предусмотреть иное и своим соглашением. Представляется, что не подлежит применению это правило и в случаях, когда оно противоречило бы характеру договорных отношений сторон, независимо от того, имеются ли в законе предписания, прямо исключающие его применение. Например, при досрочном расторжении судом в соответствии со ст. 620 ГК договора аренды по требованию арендатора в отношении имущества, арендная плата за которое внесена предварительно.

4. Применение правила, предусмотренного п. 5 комментируемой статьи, требует выяснения сферы его действия, объема регулирования, характера обязательности, его соотношения с другими положениями ГК.

В правиле не указывается, что его действие ограничено только случаями, когда спор об изменении или расторжении договора разрешается судом. Как установлено предписаниями ст. 450 (см. коммент. к ней), договор может быть изменен или расторгнут также путем соглашения сторон или одностороннего отказа от исполнения (полностью или частично). Из этого следует, что комментируемое правило применимо и к таким случаям.

В п. 5 предусмотрено право стороны требовать возмещения убытков, причиненных изменением или расторжением договора. Означает ли это, что здесь решен вопрос о тех убытках, которые возникли именно в результате изменения или расторжения договора, либо данное предписание охватывает и те убытки, которые явились следствием нарушения договора, вызвавшего его изменение или расторжение? Необходимо иметь в виду, что в ГК содержатся правила (ст. 524), в которых проводится четкое разграничение между убытками, причиненными расторжением договора, и иными убытками, вызванными неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства. Из п. 4 ст. 524 ГК ясно следует, что законодатель исходит из того, что удовлетворение требований о возмещении убытков, вызванных расторжением договора (исчисленных в соответствии с предписаниями этой статьи), не освобождает сторону, нарушившую обязательство, от возмещения на основании ст. 15 ГК иных убытков, причиненных другой стороне (см. ст. 15 и коммент. к ней). Хотя ст. 524 включена в § 3 гл. 30 ГК, регулирующий отношения по договору поставки, ее положения носят общий характер. Используя аналогию закона (см. ст. 6 и коммент. к ней), их следует применять и к другим видам договорных обязательств.

Комментируемое правило не дает оснований для его расширительного толкования. В нем четко определен объем регулирования. Иное понимание могло бы привести к серьезным затруднениям в правоприменительной практике. Например, согласно п. 2 ст. 406 (см. коммент. к ней) сам факт просрочки кредитора в виде общего правила дает должнику право на возмещение убытков, причиненных просрочкой. Изменение сторонами договора, вызванное просрочкой кредитора, при расширительном толковании комментируемого правила приводило бы к выводу, что должник тем самым дал согласие поставить свое уже возникшее право требовать возмещения убытков в зависимость от того, будет ли признана просрочка кредитора существенным нарушением договора. Следует также учесть, что расширительное толкование комментируемого правила привело бы к тому, что сторона, нарушившая договор (что привело к его изменению или расторжению), оказалась бы в лучшем положении, чем при постановке вопроса о прекращении обязательства невозможностью исполнения. Согласно п. 1 ст. 416 ГК обязательство прекращается при невозможности исполнения, если она вызвана обстоятельством, за которое ни одна из сторон не отвечает (см. коммент. к ст. 416).

При толковании этого правила с использованием приема «a contrario» может быть сделан вывод, что, коль скоро основанием изменить или расторгнуть договор послужило его нарушение, которое не может быть квалифицировано в качестве существенного, другая сторона не вправе требовать возмещения причиненных в связи с этим убытков. Допустимость такого вывода не вызывает сомнений. Однако при применении этого предписания решающее значение приобретают характер его обязательности и соотношение с другими нормами ГК.

Хотя комментируемое правило как будто сформулировано в императивной форме, представляется сомнительным на его основании допускать пересмотр судом условий соглашения сторон, которым они изменили или расторгли договор. Это было бы необоснованным нарушением принципа свободы договора. В этой связи следует обратить внимание на то, что в ГК даже при новации (т.е. замене одного обязательства другим по соглашению сторон) в диспозитивной форме урегулирован вопрос о прекращении дополнительных обязательств, связанных с первоначальными (см. ст. 414 и коммент. к ней).

При рассмотрении вопроса о соотношении комментируемого правила с другими положениями ГК необходимо учитывать следующее.

Во-первых, целью комментируемого правила, как следует из его формулы, является урегулирование отношений сторон в случаях, когда основанием изменения или расторжения договора послужило нарушение договора. Им не охватываются случаи, когда таким основанием явились иные причины, в частности невозможность исполнения. При расторжении договора в связи с существенным изменением обстоятельств справедливое распределение судом между сторонами расходов, понесенных при исполнении договора, может заключаться и в возложении на одну сторону убытков, которые понесла другая сторона (см. п. 3 коммент. к данной статье).

Во-вторых, при применении конкретных положений ГК необходим их сопоставительный анализ с комментируемым правилом. Так, ст. 524 ГК предусмотрен порядок исчисления убытков при расторжении договора для случаев, когда после расторжения договора продавец или покупатель совершили продажу (покупку) товара взамен предусмотренного договором. Предписания этой статьи, исходящие из права стороны требовать возмещения убытков, вызванных расторжением договора, не связывают их применение с характером допущенного нарушения. При одностороннем отказе исполнить договор на основании соответствующих правил ГК должны учитываться их предписания. При этом следует исходить из презумпции, что нарушение договора предполагается существенным, когда законом предоставлено право на односторонний отказ от его исполнения.

Комментарий к Ст. 453 Гражданского кодекса РФ

1. В соответствии с п. 1 комментируемой статьи в случае изменения договора обязательства сторон сохраняются, но они существуют в измененном виде. Эти измененные обязательства действуют как продолжение прежних обязательств. Нельзя исключать и того, что при изменении договора отдельные обязательства сторон прекратятся; в то же время возможно и появление новых отдельных обязательств.

2. В п. 2 комментируемой статьи указано, что при расторжении договора обязательства сторон прекращаются, если иное не предусмотрено законом, договором или не вытекает из существа обязательства.

На этот счет Пленум ВАС РФ в Постановлении от 06.06.2014 N 35 «О последствиях расторжения договора» (см. п. 3) разъяснил, что по смыслу п. 2 ст. 453 ГК РФ при расторжении договора прекращается обязанность должника совершать в будущем действия, которые являются предметом договора (например, отгружать товары по договору поставки, выполнять работы по договору подряда, выдавать денежные средства по договору кредита и т.п.). Поэтому неустойка, установленная на случай неисполнения или ненадлежащего исполнения указанной обязанности, начисляется до даты прекращения этого обязательства, то есть до даты расторжения договора.

Вместе с тем условия договора, которые в силу своей природы предполагают их применение и после расторжения договора (например, гарантийные обязательства в отношении товаров или работ по расторгнутому впоследствии договору; условие о рассмотрении споров по договору в третейском суде, соглашения о подсудности, о применимом праве и т.п.) либо имеют целью регулирование отношений сторон в период после расторжения (например, об условиях возврата предмета аренды после расторжения договора, о порядке возврата уплаченного аванса и т.п.), сохраняют свое действие и после расторжения договора; иное может быть установлено соглашением сторон.

3. В случае изменения или расторжения договора обязательства считаются измененными или прекращенными с момента:

1) заключения соглашения сторон об изменении или о расторжении договора (если иное не вытекает из соглашения или характера изменения договора);

2) вступления в законную силу решения суда об изменении или о расторжении договора — при изменении или расторжении договора в судебном порядке.

4. По общему правилу стороны не вправе требовать возвращения того, что было исполнено ими по обязательству до момента изменения или расторжения договора. Однако иные положения об этом могут быть установлены законом или предусмотрены соглашением сторон.

Также нужно учесть следующий нюанс. Если до расторжения или изменения договора одна из сторон, получив от другой стороны исполнение обязательства по договору, не исполнила свое обязательство либо предоставила другой стороне неравноценное исполнение, то к отношениям сторон применяются правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (гл. 60 ГК РФ). Это правило действует если иное не предусмотрено законом или договором либо не вытекает из существа обязательства.

5. В п. 5 комментируемой статьи предусмотрено право стороны требовать возмещения убытков, причиненных изменением или расторжением договора. Целью данной нормы является урегулирование отношений сторон в случаях, когда основанием изменения или расторжения договора послужило существенное нарушение договора. Им не охватываются случаи, когда таким основанием явились иные причины, в частности невозможность исполнения.

6. Судебная практика:

— Постановление Пленума ВС РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (см. п. 65);

— Постановление Пленума ВАС РФ от 06.06.2014 N 35 «О последствиях расторжения договора» (см. п. п. 2, 3, 4);

— информационное письмо Президиума ВАС РФ от 21.12.2005 N 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса РФ о некоторых основаниях прекращения обязательств» (см. п. 1);

— информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении» (см. п. 1);

— Определение ВС РФ от 05.07.2016 N 305-ЭС16-2157 по делу N А40-179908/2014 (о взыскании неосновательного обогащения, процентов за пользование чужими денежными средствами);

— Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 01.08.2016 N Ф04-2835/2016 по делу N А03-8556/2015 (о взыскании неосновательного обогащения в виде затрат на улучшение арендованного помещения и обеспечительного депозита);

— Постановление Арбитражного суда Московского округа от 01.08.2016 N Ф05-10666/2016 по делу N А40-137172/2015 (о взыскании задолженности по договору подряда, неустойки);

— Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 01.08.2016 N Ф03-3437/2016 по делу N А51-19664/2015 (о расторжении договора купли-продажи транспортного средства — ассенизатора, об истребовании (возврате) переданного по договору транспортного средства);

— Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 08.08.2016 N Ф07-5152/2016 по делу N А56-26668/2015 (о взыскании неосновательного обогащения);

— Постановление Арбитражного суда Центрального округа от 17.06.2016 N Ф10-1575/2016 по делу N А09-3441/2015 (о признании недействительным пункта договора возмездного оказания услуг по вывозу и передаче на утилизацию отходов потребления, заключенного между исполнителем и заказчиком).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *