Ст 178 ГК РФ

Статья 178. Недействительность сделки, совершенной под влиянием существенного заблуждения

1. Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

2. При наличии условий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, заблуждение предполагается достаточно существенным, в частности если:
1) сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т.п.;
2) сторона заблуждается в отношении предмета сделки, в частности таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные;
3) сторона заблуждается в отношении природы сделки;
4) сторона заблуждается в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой;
5) сторона заблуждается в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку.

3. Заблуждение относительно мотивов сделки не является достаточно существенным для признания сделки недействительной.

4. Сделка не может быть признана недействительной по основаниям, предусмотренным настоящей статьей, если другая сторона выразит согласие на сохранение силы сделки на тех условиях, из представления о которых исходила сторона, действовавшая под влиянием заблуждения. В таком случае суд, отказывая в признании сделки недействительной, указывает в своем решении эти условия сделки.

5. Суд может отказать в признании сделки недействительной, если заблуждение, под влиянием которого действовала сторона сделки, было таким, что его не могло бы распознать лицо, действующее с обычной осмотрительностью и с учетом содержания сделки, сопутствующих обстоятельств и особенностей сторон.

6. Если сделка признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, к ней применяются правила, предусмотренные статьей 167 настоящего Кодекса.

Сторона, по иску которой сделка признана недействительной, обязана возместить другой стороне причиненный ей вследствие этого реальный ущерб, за исключением случаев, когда другая сторона знала или должна была знать о наличии заблуждения, в том числе если заблуждение возникло вследствие зависящих от нее обстоятельств.

Сторона, по иску которой сделка признана недействительной, вправе требовать от другой стороны возмещения причиненных ей убытков, если докажет, что заблуждение возникло вследствие обстоятельств, за которые отвечает другая сторона.

Комментарий к статье 178 ГК РФ

1. Под заблуждением принято понимать неправильное, ошибочное, не соответствующее действительности представление лица об элементах совершаемой им сделки. Внешнее выражение воли в таких случаях не соответствует ее подлинному содержанию. Покупка подлинника картины, которая оказывается копией, получение в оплату товара фальшивых денег, приобретение жилого дома, не пригодного для проживания, и тому подобные случаи свидетельствуют о том, что результат по сделке не соответствует действительной воле стороны.

Однако заблуждение может относиться к различным обстоятельствам. Например, участник может иметь неправильное представление о действительных мотивах продажи квартиры (нежелание переехать в другую местность, плохие отношения с соседями, антиобщественное поведение соседей, технические недостатки здания либо оборудования, создающие неудобства для лица, проживающего в квартире, и т.д.). Одни заблуждения относятся к сделке, к одному из ее условий, другие — нет.

Закон гласит: заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения. Так, сторона, заключившая с муниципальным предприятием договор на отпуск и потребление электрической энергии, потребовала признать его недействительным, поскольку, заключая его, она рассчитывала, что ей на баланс будут переданы жилые дома, обеспечиваемые электроэнергией по данному договору. ВАС РФ счел это заблуждение не имеющим существенного значения для сделки энергоснабжения, поскольку стороной по данному договору может быть не только балансодержатель, но и организация, осуществляющая по договору обслуживание, эксплуатацию, ремонт и содержание жилых домов (Постановление Президиума ВАС РФ от 24.02.1998 N 5463/97).

Чтобы сделка могла быть признана недействительной, заблуждение должно существовать уже в момент совершения сделки и иметь существенное значение для ее совершения. Фразу «заключенная под влиянием заблуждения» можно понимать так, что такое заблуждение налицо тогда, когда оно касается условия, без которого сделка не была бы совершена (по формуле: нет заблуждения — нет сделки). Зная о том, что картина является копией, квартира — непригодной для проживания и т.п., покупатель не совершил бы сделки.

Закон придает значение, во-первых, заблуждению относительно природы сделки: для стороны это сделка купли-продажи, а в действительности — передача в пожизненное владение. Законодатель ни в одной статье ГК не дает сведений о том, что нужно понимать под «природой сделки». В теории под юридической природой сделки принято понимать совокупность свойств (признаков, условий), характеризующих ее сущность. Природа сделки позволяет отличать один тип сделки от другого. Однако такое понимание совершенно недостаточно для целей практического применения. Вероятно, нужно относить к числу таких случаев совершение сделки, сходной по многим признакам, но существенно иной по правовым последствиям (поручение — комиссия — агентирование; купля-продажа — рента и т.п.), от той, которую сторона намеревалась совершить.

Во-вторых, существенным признается заблуждение относительно тождества предмета сделки. Под тождеством мы можем понимать полное совпадение реального предмета сделки с представлением о нем у стороны, совершающей сделку. Речь идет не столько о конкретных потребительских свойствах, технических данных и т.п., а о таких особенностях предмета, которые характеризуют его как вещь особого рода: подлинник, а не копию; жилой дом, а не дачу; автомобиль, а не мотоколяску; речное судно, а не лодку с мотором. При этом во внимание могут приниматься не только собственные качества предмета (вид, марка, модель), но и его происхождение, местонахождение и т.д. Проще говоря, покупатель по договору купли-продажи, арендатор по договору аренды, заказчик по договору подряда получают не ту вещь, которую они хотели бы получить.

В-третьих, существенное значение придается заблуждениям относительно таких качеств предмета сделки, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Тождества предмета может оказаться недостаточно для полного соответствия этого предмета намерениям стороны. Он может оказаться не новым, а подержанным, квартира может быть сырой и звукопроницаемой. Если такое несоответствие значительно снижает возможности его использования по назначению, сделка может быть признана недействительной. Судебная практика не относит к числу существенных заблуждений наличие в жилом помещении легкоустранимых дефектов: сторонам можно решить спор путем предъявления дополнительных требований по такой сделке, связанных с нарушением ее условий о предмете. Напротив, дефекты, затрудняющие либо значительно снижающие возможность использования его по назначению, таковыми признаются (промерзающие стены, непригодное оборудование и т.д.).

От заблуждений относительно качеств предмета сделки нужно отличать передачу предмета, качество которого не соответствует сделке. Если фактические свойства предмета не соответствуют свойствам, согласованным при совершении сделки, обычным свойствам предмета или заранее известному особому назначению предмета, то речь может идти не о признании сделки недействительной, а об ответственности за невыполнение ее условий. Законом о защите прав потребителей (ст. 12) предусмотрен случай такого заблуждения в результате недостоверной или неполной информации потребителя о товаре. В этой ситуации потребитель вправе расторгнуть договор и потребовать полного возмещения причиненных убытков. Формула «расторгнуть договор» означает, что законодатель признает его действительным. Предоставление информации о товаре составляет обязанность продавца по договору розничной купли-продажи. Несоответствие товара информации о нем представляет собой не просто введение покупателя в заблуждение, но нарушение условий свершенной сделки.

Свойства предмета в случаях, которые подпадают под действие комментируемой статьи, соответствуют договору, но не соответствуют намерениям (представлениям) стороны. Во-первых, у стороны может сложиться неправильное представление об известных и согласованных свойствах предмета. Например, размеры приобретенной вещи не позволяют доставить ее в жилое помещение покупателя, приобретенная деталь, прибор и т.п. оказываются несовместимы с оборудованием, имеющимся у покупателя. Во-вторых, у предмета могут обнаружиться «случайные» свойства, индивидуальные особенности, снижающие возможность использования по назначению не вообще, а для данной стороны конкретно, например наличие повышенного шума от работы рядом расположенного предприятия для больного покупателя квартиры, жилого дома. В-третьих, отсутствие у предмета особых качеств, которые сторона ошибочно предполагала существующими у всех предметов подобного рода и отсутствие которых снижает возможность данной стороны для использования по назначению, например отсутствие лифта в 7-этажном доме для пожилого покупателя или инвалида.

Перечень оснований для признания сделки недействительной носит исчерпывающий характер. ВАС РФ счел несущественным заблуждение главы фермерского хозяйства относительно источника кредитных ресурсов по кредитному договору с банком. Глава хозяйства желал получить кредит за счет государственных централизованных кредитных ресурсов и на льготных условиях, кредит же ему был выдан за счет централизованных кредитных ресурсов Агропромбанка. В результате заемщик лишился значительной части льгот, предоставляемых государством по централизованным кредитам. Основание для отказа — такое заблуждение не снижает возможности использования кредита по назначению.

2. Основным последствием признания недействительной сделки, совершенной под влиянием заблуждения, является двусторонняя реституция: каждая из сторон обязана возвратить другой в натуре все полученное по сделке либо, если возвращение в натуре невозможно, — возместить его стоимость в деньгах.

Причины заблуждения могут быть различны. Оно может возникнуть вследствие особого стечения обстоятельств, за которые ни одна из сторон в сделке не отвечает, а может быть вызвано действиями стороны, как противоправными, так и правомерными, как виновными, так и невиновными. В первом случае может иметь место просто «ошибка» заблуждающейся стороны. Ей достаточно было внимательно изучить выставленный на продажу товар, чтобы убедиться в том, что перед ней изделие не той фирмы, а другой, с похожим названием, других, а не нужных ему технических параметров и др. В других случаях стороны сами не знают истинных свойств предмета сделки. Например, российской судебной практике известны случаи многоходовых, сложных комбинаций «запуска» в обращение поддельных векселей. Сторона, которая приобретала его от другой не по правилам вексельного обращения, не по индоссаменту, а по договору купли-продажи (передача векселя оформлялась актом приема-передачи), не становилась, как правило, участником вексельного обязательства. После того как такой вексель изымался у нее органами следствия в качестве вещественного доказательства по делу, поскольку было доказано, что он был подделан работниками лица, указанного в качестве векселедателя, ей ничего другого не оставалось, как требовать признания договора купли-продажи недействительным по основаниям, предусмотренным комментируемой статьей (Постановление Президиума ВАС РФ от 01.06.1999 N 8595/98 <1>).

———————————
<1> ВВАС РФ. 1999. N 9.

Наконец, одна сторона может прямо либо косвенно способствовать созданию у другой стороны такого заблуждения.

Особенностью данного вида сделок является несущественность причин возникновения заблуждения для недействительности сделки. Важен сам факт такого заблуждения, если оно признается имеющим существенное значение. Другое дело — последствия недействительности такой сделки. Здесь эти причины приобретают решающее значение для применения к другой стороне дополнительных условий.

Сознавая то обстоятельство, что речь идет о риске, связанном с поведением одной из сторон, законодатель устанавливает разумные правила распределения этого риска. Сторона, по иску которой сделка признана недействительной, имеет право требовать от другой стороны возмещения реального ущерба, причиненного ей совершением сделки, если заблуждение произошло по вине другой стороны. В тексте закона не указана форма вины. Но если бы другая сторона умышленно вводила в заблуждение, то основанием признания недействительности сделки было бы не заблуждение, а обман, предусмотренный ст. 179 ГК. Очевидно, в данном случае речь идет о неосторожности, невнимательности, небрежности.

Если не было вины другой стороны, то совершивший сделку под влиянием заблуждения должен возместить этой стороне причиненный ей реальный ущерб. Отрицательные последствия признания сделки недействительной в этом случае несет тот, кто заблуждался.

Другой комментарий к статье 178 Гражданского Кодекса РФ

1. Настоящей статьей установлен один из наиболее сложно доказуемых на практике юридических составов оспоримым сделок — сделки, совершенные под влиянием заблуждения. Подобное основание было известно как дореволюционному, так и советскому законодательству. Г.Ф. Шершеневич называл такое основание неведением или ошибкой. И.Б. Новицкий писал: «Заблуждение как технический термин, обозначающий одно из оснований оспаривания сделки, требования о признании ее недействительной, предполагает, что при ее совершении лицо исходило из неправильных, не соответствующих действительности представлений о каких-то обстоятельствах, относящихся к данной сделке (в один ряд с неправильными представлениями надо поставить и неведение о каких-то обстоятельствах). При решении вопроса о существенности заблуждения возникает вопрос и о критерии, которым нужно при этом руководствоваться: должен ли устанавливаться момент существенности заблуждения исходя из некоторого общего критерия или же необходимо основывать заключение на конкретных обстоятельствах, при которых совершалась данная сделка. Существенным должно признаваться заблуждение в таком моменте, который при данных конкретных обстоятельствах и для данного конкретного лица имел вообще существенное значение, но не в силу капризов лица, не ввиду его своеобразных вкусов и т.д., а по установившемуся пониманию того или иного обстоятельства в конкретных условиях» <1>.

———————————
<1> Новицкий И.Б. Указ. соч. С. 102 — 106.

Статья 32 ГК РСФСР 1922 г. и ст. 57 ГК РСФСР 1964 г. предусматривали возможность признания сделки недействительной как совершенной под влиянием заблуждения, но при этом критерии заблуждения не были установлены.

2. В комментируемой статье указывается, что заблуждение имеет существенное значение, а именно заблуждение:

— относительно природы сделки: «Под юридической природой сделки принято понимать совокупность свойств (признаков, условий), характеризующих ее сущность. Природа сделки позволяет отличать один тип сделки от другого», «нужно относить к числу таких случаев совершение сделки, сходной по многим признакам, но существенно иной по правовым последствиям (поручение — комиссия — агентирование; купля-продажа — рента и т.п.), от той, которую сторона намеревалась совершить» <1>. Как свидетельствует судебная практика, заблуждение стороны относительно объема прав, передаваемых ей по сделке, не может быть признано существенным и не является основанием для признания этой сделки недействительной;

— относительно тождества или таких качеств предмета сделки, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Относительно понятия предмета сделки в науке нет единого подхода. Так, Г.Ф. Шершеневич предметом договора определял «юридическое последствие, на которое направлена согласная воля двух или более лиц. Достижение этой цели предполагает прежде всего действительность договора, т.е. наличность всех условий, при которых государственная власть готова дать юридическую обеспеченность соглашению. Действительность договора обусловливается именно его содержанием» <1>.

———————————
<1> Шершеневич Г.Ф. Курс русского гражданского права. Т. 2. С. 74.

3. Заблуждение должно иметь место на момент совершения сделки. Причины заблуждения не имеют значения. Заблуждение может возникнуть по вине самого заблуждающегося, по причинам, зависящим от другой стороны или третьих лиц, а также от иных обстоятельств. Вина другой стороны в сделке влечет возможность признания сделки недействительной как совершенной под влиянием обмана (ст. 179 ГК).

Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения, как и относительно дохода, который могла бы получить сторона в сделке <1>. По смыслу настоящей статьи сделка считается недействительной, если выраженная в ней воля стороны сформировалась вследствие заблуждения и повлекла иные правовые последствия, нежели те, которые сторона действительно имела в виду. Под влиянием заблуждения участник сделки помимо своей воли составляет неправильное мнение или остается в неведении относительно тех или иных обстоятельств, имеющих для него существенное значение, и под их влиянием совершает сделку, которую он не совершил бы, если бы не заблуждался.

———————————
<1> Определение ВАС РФ от 18 апреля 2007 г. N 3959/07 по делу N А81-7232/2005.

Заблуждение в качестве предмета может повлечь ничтожность сделки, если переданный по договору объект становится непригодным для предполагаемой цели или количество не отвечает цели сделки.

Так, Высшим Арбитражным Судом РФ не признано существенным заблуждение относительно объекта, передаваемого по договору аренды. В качестве объекта недвижимости, предназначенного для осуществления розничной торговли, был передан объект, обладающий статусом памятника архитектуры, о чем не знал арендатор. Наличие или отсутствие у объекта статуса памятника архитектуры не влияло на действительность оспариваемой сделки, поскольку и в том, и в другом случае объект после капитального ремонта мог быть использован для торговой деятельности. Кроме того, спорный объект является вновь выявленным объектом историко-культурного наследия <1>.

———————————
<1> Определение ВАС РФ от 18 февраля 2009 г. N 1357/09 по делу N А57-1306/08-34.

Торги могут быть признаны недействительными в том случае, если проданная вещь окажется впоследствии не того качества, как это было определено. Так, например, посередине выставленного на аукцион и приобретенного обществом земельного участка проходили уличная водопроводная линия и линия электропередачи, что не было указано в информации при проведении аукциона. В соответствии с п. 1 ст. 274 ГК РФ прохождение указанных инженерных коммуникаций является обременением земельного участка сервитутом.

Верховным Судом РФ был признан недействительным договор дарения супругом своей доли в доме в пользу супруги (имущество, приобретенное до брака), поскольку даритель заблуждался относительно последствий такой сделки, не предполагал, что он лишается 1/2 части дома и права на жилище. Как выяснил суд, волеизъявление истца не соответствовало его действительной воле, он не имел намерения лишить себя права собственности на 1/2 доли дома и не предполагал, что ответчица сменит замки и воспрепятствует ему пользоваться домом, что она захочет вселить в дом взрослого сына от предыдущего брака. Суд также указал в решении, что заблуждение истца относительно сути договора дарения имеет существенное значение, поскольку он лишился права собственности. Собранными по делу доказательствами установлено, что даритель совершил договор дарения под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, — он не предполагал, что лишится права собственности на принадлежавшую ему часть дома и одаряемая будет вправе требовать от него освобождения жилой площади. При этом в качестве основания для признания договора недействительным было отклонено заблуждение относительно мотивов сделки — заключение договора с целью сохранения супружеских отношений <1>.

———————————
<1> Определение ВС РФ от 3 декабря 1998 г. N 10-Вп98-15.

4. Признаком существенного заблуждения был признан судом факт неправильного указания общей стоимости в договоре купли-продажи. Между продавцом и покупателем был заключен договор купли-продажи акций в количестве 100 штук номинальной стоимостью 500 рублей. Договором предусмотрено, что цена продаваемого пакета акций составляет 10 тыс. рублей. Данная сумма покупателем уплачена. Суд установил, что действительная воля продавца была направлена на отчуждение этих ценных бумаг по цене 500 рублей за акцию. При этом указанная истцом сумма (40 тыс. рублей) не рассматривается в качестве реального ущерба (п. 2 комментируемой статьи), а представляет собой не уплаченную покупателем часть номинальной стоимости акций, которую рассчитывал получить продавец при отчуждении ценных бумаг <1>.

———————————
<1> Определение ВАС РФ от 26 апреля 2007 г. N 8192/06 по делу N А41-К1-3729/06.

При решении вопроса о существенности заблуждения суды учитывают и субъективные факторы, относящиеся к участнику сделки. Так, Определением Верховного Суда РФ от 25 июня 2002 г. N 5-В01-355 было рекомендовано исходить из существенности данного обстоятельства для конкретного лица с учетом особенностей его положения, состояния здоровья, характера деятельности, значения оспариваемой сделки. Судом первой инстанции эти юридически значимые обстоятельства учтены не в полной мере. Истец 1920 г. рождения, участник и инвалид Великой Отечественной войны в силу возраста и состояния здоровья мог заблуждаться относительно природы сделки и значения своих действий, поскольку он в своих жалобах в вышестоящие судебные инстанции утверждает, что при заключении оспариваемой сделки путал дарение с завещанием, считал, что за ним сохраняется право пользования домом и прилегающим к нему земельным участком.

5. Положение о существенном характере заблуждения предусмотрено и в зарубежном законодательстве, в частности в § 119 Германского гражданского уложения, разд. 3 Гражданского кодекса Нидерландов, ст. 110 Французского гражданского кодекса, § 871 Австрийского уложения, ст. 1400 Гражданского кодекса Квебека.

1. Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

2. При наличии условий, предусмотренных пунктом 1 настоящей статьи, заблуждение предполагается достаточно существенным, в частности если:

1) сторона допустила очевидные оговорку, описку, опечатку и т.п.;

2) сторона заблуждается в отношении предмета сделки, в частности таких его качеств, которые в обороте рассматриваются как существенные;

3) сторона заблуждается в отношении природы сделки;

4) сторона заблуждается в отношении лица, с которым она вступает в сделку, или лица, связанного со сделкой;

5) сторона заблуждается в отношении обстоятельства, которое она упоминает в своем волеизъявлении или из наличия которого она с очевидностью для другой стороны исходит, совершая сделку.

3. Заблуждение относительно мотивов сделки не является достаточно существенным для признания сделки недействительной.

4. Сделка не может быть признана недействительной по основаниям, предусмотренным настоящей статьей, если другая сторона выразит согласие на сохранение силы сделки на тех условиях, из представления о которых исходила сторона, действовавшая под влиянием заблуждения. В таком случае суд, отказывая в признании сделки недействительной, указывает в своем решении эти условия сделки.

5. Суд может отказать в признании сделки недействительной, если заблуждение, под влиянием которого действовала сторона сделки, было таким, что его не могло бы распознать лицо, действующее с обычной осмотрительностью и с учетом содержания сделки, сопутствующих обстоятельств и особенностей сторон.

6. Если сделка признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, к ней применяются правила, предусмотренные статьей 167 настоящего Кодекса.

Сторона, по иску которой сделка признана недействительной, обязана возместить другой стороне причиненный ей вследствие этого реальный ущерб, за исключением случаев, когда другая сторона знала или должна была знать о наличии заблуждения, в том числе если заблуждение возникло вследствие зависящих от нее обстоятельств.

Сторона, по иску которой сделка признана недействительной, вправе требовать от другой стороны возмещения причиненных ей убытков, если докажет, что заблуждение возникло вследствие обстоятельств, за которые отвечает другая сторона.

Комментарии к ст. 178 ГК РФ

1. Сделка, совершенная под влиянием заблуждения, перестает отвечать признакам сделки, ибо выражает волю ее участников неправильно, искаженно и, соответственно, приводит к иному результату, нежели тот, который они имели в виду. В интересах защиты прав ГК предусматривает возможность признания такой сделки недействительной по иску заблуждавшейся стороны, которой может быть как гражданин, так и юридическое лицо.

2. В п. 1 названы случаи заблуждения, имеющие существенное значение, и этот перечень следует считать исчерпывающим, ибо широкая трактовка существенного заблуждения ставит под угрозу устойчивость имущественного оборота и надежность сделок.

3. Заблуждение должно иметь место на момент совершения сделки и быть существенным. При этом оно может выражаться как в неправильном представлении о названных в ст. 178 обстоятельствах, так и незнании их (Бюллетень ВС РСФСР. 1986. N 4. С. 9).

4. Существенность заблуждения в случае спора оценивает суд с учетом всех обстоятельств дела. Так, судебная практика не признавала существенным заблуждением наличие в предмете сделки — обмениваемом жилом помещении — незначительных и легкоустранимых дефектов (Бюллетень ВС РСФСР. 1975. N 1. С. 1 — 2). Обоснованность этой практики ныне подтверждается четкой редакцией п. 1 ст. 178 ГК.

5. Причины существенного заблуждения значения не имеют: ими могут быть вина самого участника сделки, неправильное поведение его контрагента и третьих лиц, а также иные сопровождающие заключение сделки обстоятельства. Это вытекает из смысла ст. 178 и подтверждается текстом абз. 2 п. 2 данной статьи.

6. Согласно п. 1 статьи не является существенным заблуждение относительно мотивов сделки. Мотивы лежат вне сделки, они разнообразны и индивидуальны, и учет их при определении действительности сделки создавал бы неустойчивость имущественного оборота.

Равным образом не должно признаваться существенным заблуждением неправильное представление о правах и обязанностях по сделке. Законы должны быть известны каждому, и ссылка на их незнание не может признаваться основанием для оспаривания заключенных сделок. Исключением является названное в п. 1 существенное заблуждение относительно природы (но не объема прав) сделки.

7. Существенное заблуждение следует отличать от обмана, наличие которого влечет иные правовые последствия (об обмане см. ст. 179 ГК и коммент. к ней).

8. В случае признания сделки недействительной ввиду наличия существенного заблуждения применяются правила п. 2 ст. 167, т.е. взаимная реституция (см. коммент. к этой статье). Кроме того, допускается заявление сторонами требования о возмещении причиненного реального ущерба (но не упущенной выгоды — см. ст. 15 ГК), взыскание которого зависит от причин заблуждения и виновности в действиях сторон.

1. Сделки, совершенные под влиянием заблуждения, относятся к сделкам с пороком внутренней воли, поскольку последняя сформировалась в условиях искаженного представления лица об обстоятельствах, имеющих существенное значение для заключения сделки. Внешне такие сделки обычно выглядят вполне законными, волеизъявление в них полностью соответствует внутренней воле, однако в действительности участвующие в них лица действуют под влиянием ошибочных представлений и вовсе не желают достижения тех правовых последствий, которые будут достигнуты в результате совершения сделки.

Игнорирование подлинной воли лица, совершившего сделку под влиянием заблуждения, было бы несправедливым. Однако признавать недействительными любые сделки, в которых внутренняя воля сформировалась под воздействием искаженных представлений о действительности, было бы тоже неправильно. Очевидно, что в защите нуждаются интересы и другой стороны в сделке, которая нередко вообще не могла предположить, что ее контрагент действовал под влиянием заблуждения. Кроме того, процесс формирования внутренней воли, как и ее подлинное содержание, — явления весьма субъективные, которые не поддаются контролю со стороны других участников оборота. Ставить действительность сделки в зависимость от того, что заявляет о своей подлинной воле один из ее участников, невозможно, поскольку это подрывало бы стабильность гражданского оборота и открывало бы широкие возможности для злоупотреблений.

Учитывая все эти обстоятельства, комментируемая статья ставит возможность оспаривания рассматриваемых сделок в достаточно жесткие рамки.

2. Прежде всего, основанием для признания сделки недействительной на основании ст. 178 может служить не всякое, а лишь существенное заблуждение. Хотя аналогичное указание содержалось в российском законодательстве и раньше (см. ст. 32 ГК 1922 г., ст. 57 ГК 1964 г.), действующий ГК впервые раскрыл понятие существенного заблуждения, отнеся к нему заблуждение относительно: а) природы сделки; б) тождества ее предмета; в) таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению.

При этом под заблуждением относительно природы сделки понимается несоответствие достигнутого результата той цели, к которой стремился и которая имелась в виду участником, действовавшим под влиянием заблуждения. Иными словами, вместо одной сделки, которую желала заключить одна из сторон (например, вместо договора хранения), стороны в действительности совершили иную сделку (например, договор аренды). Природа (характер) сделки — это совокупность признаков, позволяющих отличить один тип сделки от другого. Поэтому если заблуждение касалось не типа сделки, а каких-то ее отдельных условий (например, возмездности, срока и т.д.), комментируемая статья применению не подлежит.

Заблуждение относительно тождества предмета сделки означает, что одна или обе стороны сделки имели ошибочное представление о том, что представляет собой в действительности ее предмет. Так, стороны договора купли-продажи экземпляра произведения изобразительного искусства могли заблуждаться относительно его подлинности; заказчик услуги мог иметь ошибочное представление о ее характере и т.п.

В качестве существенного рассматривается также заблуждение относительно качеств предмета, но лишь при условии, если последние значительно снижают возможности его использования по назначению. В данном случае налицо ситуация, когда сделка заключена в отношении того предмета, который имелся в виду, но сам этот предмет не обладает теми качествами, в которых нуждается участник сделки. Примером может служить приобретение объекта, который по своим техническим показателям несовместим с техническими устройствами покупателя.

Последний вид заблуждения надлежит отличать от случая нарушения условия о качестве. Если предмет по условиям договора в соответствии с требованиями закона или обычно предъявляемыми требованиями должен иметь определенные качественные характеристики, но фактически ими не обладает, налицо нарушение обязательства, влекущее за собой соответствующие последствия.

Особые правовые последствия наступают и тогда, когда продавец при заключении договора был поставлен покупателем в известность о конкретных целях приобретения товара, но несмотря на это, передал покупателю товар, не пригодный для использования в соответствии с указанными целями. В данном случае основания для применения ст. 178 отсутствуют и наступают последствия, предусмотренные ст. 475 ГК.

3. Перечень оснований для признания сделки недействительной как заключенной под влиянием существенного заблуждения является исчерпывающим. Видимым преимуществом такого подхода является определенность в возможностях оспаривания данного вида сделок.

Несмотря на это, данное решение небесспорно, поскольку лишает участников оборота права ссылаться на иные основания, даже если последние имеют для них существенное значение (например, бесспорно, что для некоторых видов сделок заблуждение в субъекте является существенным). Поэтому более целесообразно было бы придать указанному перечню примерный характер.

При реализации этого предложения более оправданным выглядело бы указание абз. 2 п. 1 ст. 178 на то, что заблуждение относительно мотива сделки не имеет существенного значения. Сейчас оно является излишним в связи с исчерпывающим перечнем тех видов заблуждений, которым придается юридическое значение. Само по себе данное положение никаких сомнений не вызывает в связи с тем, что мотив лежит за пределами состава сделки, а стабильность гражданского оборота не может ставиться в зависимость от того, по каким побудительным причинам его участники вступают в договорные отношения друг с другом. Это тем более оправданно, что закон предоставляет участникам оборота возможность придать мотиву юридическое значение, заключив условную сделку.

4. Обстоятельства, служащие основаниями для признания рассматриваемой сделки недействительной, следует отличать от причин возникновения заблуждения. Для оспаривания сделки последние не имеют никакого значения. Заблуждение может быть результатом собственных ошибочных представлений заблуждавшегося, может возникнуть под воздействием поведения контрагента или действий третьих лиц, а также любых внешних обстоятельств. Важно лишь, чтобы не было преднамеренного введения лица в заблуждение, т.е. обмана, поскольку в этом случае сделка должна квалифицироваться по ст. 179 ГК.

Вместе с тем причины заблуждения подлежат учету при применении последствий недействительности рассматриваемой сделки.

5. В качестве общего последствия недействительности сделки, совершенной под влиянием заблуждения, выступает взаимная реституция, т.е. возврат сторонами друг другу всего полученного по сделке. При этом правом на предъявление иска обладает лишь тот участник сделки, который действовал под влиянием заблуждения. Если в таком положении находились обе стороны сделки, в качестве истца может выступать любая из них.

Дополнительным последствием недействительности сделки служит возмещение одной стороной сделки причиненного другой стороне реального ущерба (абз. 2 п. 2 ст. 178). Закон исходит из того, что такая обязанность лежит на том участнике сделки, который действовал под влиянием заблуждения. При этом не имеет значения, имеется ли вина данной стороны в возникновении заблуждения: даже если заблуждение возникло по обстоятельствам, не зависящим от заблуждавшейся стороны, она должна возместить другой стороне реальный ущерб.

По-иному складывается ситуация, если заблуждение возникло по вине другой стороны сделки. Во-первых, ее вина в возникновении заблуждения должна быть доказана заблуждавшейся стороной. Во-вторых, имеет значение форма ее вины. Если она действовала умышленно, налицо обман, в силу чего сделка квалифицируется по ст. 179 ГК. Поэтому вина данной стороны должна иметь форму неосторожности.

По смыслу закона в случае возникновения заблуждения по вине обеих сторон подлежат применению правила закона о смешанной ответственности (ст. 404 ГК).

Сделка, совершенная под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК РФ): судебная практика

Заключение договоров в цивилизованном гражданском обществе является основой гражданского оборота. Но далеко не каждый может самостоятельно определить правомерность предполагаемой сделки, и в конечном итоге получить желаемый результат.

Проведенный анализ судебной практики говорит о высоком проценте совершения сделок под влиянием заблуждения относительно ее мотива. Это становилось в последующем причиной возникновения споров и рассмотрения их в судебном порядке.

Основания для признания сделки недействительной по ст.178 ГК РФ

Для восстановления правового положения, которое было нарушено совершенной сделкой, закон предусматривает один из способов защиты, установленный положениями статьи 178 ГК РФ. Эта норма права определяет правовую возможность признания такой сделки недействительной в том случае, если в судебном процессе будет доказано, что заблуждение относительно ее совершения было существенным.

Правовая позиция Верховного Суда по применению положений ст. 178 ГК РФ

Правовая позиция о применении положений статьи 178 ГК РФ изложена в определении судебной коллегии ВС России от 05.02.2013 года № 5-КГ-86 по делу о признании недействительным заключенного 26.06.2009 г. договора пожизненной ренты, по условиям которого истец (инвалид 2 группы, состоящий на учете в психоневрологическом диспансере) передал однокомнатную квартиру ответчику на определенных условиях.

Судебной коллегией ВС России жалоба была удовлетворена с применением всех правовых последствий недействительности сделки, установленных действующим законодательством. При вынесении определения Верховный Суд исходил из следующих оснований. В соответствии с п. 1 ст. 178 ГК РФ сделка может быть признана недействительной, если она была совершена под влиянием заблуждения, которое имело существенное значение.

В данном случае ВС считает, что существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки или таких качеств ее предмета, которые снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

Также судом определено, что по смыслу вышеуказанных норм законодательства, если при совершении сделки лицо исходило из неправильных несоответствующих действительности представлений о каких-либо обстоятельствах, то такое заблуждение является существенным (по совокупности свойств, характеризующих сущность сделки).

Удовлетворяя жалобу истца по делу и направляя жалобу в суд первой инстанции, ВС исходил из того, что судом первой и апелляционной инстанции были игнорированы доказательства истца по делу (свидетельские показания, заявления в ОВД «Гольяново» г. Москвы истца по делу, другие письменные доказательства, которые подтверждали правовую позицию истца, предусмотренную положениями статьи 178 ГК РФ) о том, что сделка была совершена под влиянием заблуждения.

Практика ВАС РФ (разъяснение)

Свою позицию по поводу сделок, совершенных под влиянием обмана, заблуждения, угрозы определил Верховный Арбитражный Суд России в своем разъяснении об особенностях оспаривания таких сделок (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 10.12.2013 г. № 162). В данном аналитическом обзоре приведены неперечисленные в ст. 178 ГК РФ обстоятельства, в соответствии с которыми заблуждение может являться основанием для признания сделки недействительной. Такими основаниями, по мнению ВАС России, могут быть:

  • допущенные стороной технические ошибки при заключении договора;
  • заблуждения относительно отдельных качеств, стороны сделки, если они имели существенное значение для другой стороны при заключении договора;
  • чрезмерное повышение цены договора относительно других договоров такого же вида, как свидетельство заключения сделки на крайне невыгодных условиях.

Данным нормативным документом установлена разница между выбором способа защиты, таким как признание недействительной сделки, совершенной под влиянием заблуждения, и случаев, при которой сделка считается кабальной. Приведены разъяснения случаев, при которых возникает вопрос о применении способов защиты нарушенного права – признании сделки недействительной, если основанием оспаривания договора является обман или заблуждение. Например, в случае передачи товара ненадлежащего качества. Позиция Высшего Арбитражного Суда по этому поводу говорит о том, что выбор способа защиты в подобных случаях принадлежит заблуждавшейся (обманутой) стороне.

Обзор судебной практики

Обзор судебной практики по данным категориям споров позволяет сделать вывод о достаточно сложном определении совокупности элементов признаков, характеризующих сущность сделки, которая заключена под влиянием заблуждения. Как видно из вышеуказанных нормативных документов, значение для определения факта заблуждения стороны сделки имеет выяснение наличия и оценка таких обстоятельств как грамотность и правовая осведомленность лица, возраст, состояние здоровья и другие имеющие в данных случаях юридическое значение факты, которые зачастую не рассматриваются судами первой инстанции. Однако большинство судов скрупулезно изучают материалы дела и выясняют все необходимые обстоятельства и факты, связанные с разрешением данной категории споров.

Одним из примеров таких решений является апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Пензенского областного суда по делу № 33-1555. Сутью судебного спора было признание недействительным нормативного документа «Об образовании земельного участка», «Об утверждении схемы расположения земельных участков», «О проведении торгов…», «О предоставлении гр. Н земельного участка из земель населенных пунктов с кадастровым номером…» и еще нескольких документов, на основании которых были переданы земельные участки гражданину Н.

Материалами дела было установлено, что категория выделяемых земель гражданину Н. имела определенный правовой режим и целевое назначение. В ходе судебного разбирательства было установлено нарушение норм земельного законодательства при выделении гражданину данной указанной в деле категории земель для использования под другие нужды, не соответствующие целевому назначению данных земельных участков.

С иском о признании Постановлений главы администрации Бессоновского района Пензенской области, на основании которых гражданину Н. были выделены соответствующие земельные участки, недействительными в суд обратился прокурор района. Ответчик по делу (сторона, получившая земельные участки по договорам аренды и т.д.) ссылаясь на положения статьи 178 ГК РФ, просила суд принять во внимание то, что данные сделки были совершены под влиянием заблуждения, просила суд признать их не действительными с применением правовых последствий, а также двухсторонней реституции. В данном случае исковые требования прокурора были удовлетворены, а по поводу правовой позиции ответчика (гражданина Н., получившего по договорам аренды земельные участки) апелляционный суд признал их необоснованными. Судом было определено, что к данному виду правоотношений не могут применяться положения ст. 178 ГК РФ, так как оснований для того, чтобы считать, что данные договоры аренды были заключены под влиянием заблуждения, у суда нет.

Еще одним примером судебной практики является определение судебной коллегии по гражданским делам Ленинградского областного суда по делу № 33-2638/2015. Из материалов судебного дела следует, что истец по делу 1 предъявил исковое требование к ответчику 2 и 3 о признании сделки дарения недействительной, истребовании имущества из чужого незаконного владения и признании права собственности и права пользования на жилой дом и земельный участок. При рассмотрении апелляционной жалобы истца по делу на решение суда первой инстанции судебной коллегией было установлено следующее. В обосновании своих исковых требований истец указывает на то, что он заблуждался по поводу правовой природы заключенного договора дарения земельного участка и расположенного на нем жилого дома и считал, что данная сделка является договором пожизненного содержания. В обосновании своей правовой позиции истцом по делу не было предоставлено достаточного количества доказательств, подтверждающих тот факт, что заблуждение по поводу природы сделки было существенным.

Исходя из норм процессуального законодательства, обязанность доказывания своей правовой позиции лежит на сторонах, поскольку стороной, предъявляющей исковое требование, правовая позиция не была доказана в установленном законом порядке, ей было отказано в удовлетворении жалобы в суде апелляционной инстанции.

Исходя из вышеизложенного и основываясь на анализе судебной практики, можно сделать следующий вывод. Доказывание правовой позиции, которая основана на положениях ст. 178 ГК РФ, при расторжении кредитных договоров с банком, а также признания договоров купли-продажи недействительными является одной из самых сложных процессуальных процедур данной категории дел.

Как показывает судебная практика, дела по ничтожным сделкам, по признанию сделок, совершенных под влиянием заблуждения, недействительными, проводимые без участия адвокатов и специалистов в области права, учитывая низкую правовую осведомленность граждан, имеют большой процент отказов в удовлетворении исковых требований.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *