Спортивный арбитраж

Решение Лозанны: как суд вернул России победу в Сочи

CAS полностью отменил решение в отношении 28 спортсменов, признав недоказанным нарушение ими антидопинговых правил (список спортсменов см. во врезе). Апелляции еще 11 спортсменов удовлетворены частично: суд признал нарушение ими антидопинговых правил на Олимпиаде в Сочи. Решение о лишении сочинских медалей (две золотых в бобслее) осталось в силе, однако пожизненная дисквалификация заменена на отстранение лишь от ближайших Игр в Пхёнчхане. Во второй список вошли бобслеисты во главе с завершившими карьеру лидерами сборной Александром Зубковым и Алексеем Воеводой, а также три лыжницы и три хоккеистки. Рассмотрение апелляций трех спортсменок — также уже завершивших карьеру биатлонисток Ольги Зайцевой, Ольги Вилухиной и Яны Романовой (они завоевали в Сочи два серебра) — отложено и будет рассмотрено после Олимпиады в Корее. Еще один спортсмен, отстраненный на основании данных комиссии Освальда, — бобслеист Максим Белугин — не подавал апелляцию в CAS. Таким образом, рассмотрены дела практически всех спортсменов, пострадавших в ходе допингового скандала после сочинской Олимпиады.

Почему CAS отменил решение МОК

Причины решения будут изложены в мотивировочной части, которая пока не опубликована. В резолютивной части судебного решения подчеркивается, что доказательства нарушения антидопинговых правил, собранные МОК и WADA в отношении 28 дисквалифицированных спортсменов, признаются CAS недостаточными для применения к ним санкций. После опубликования вердикта CAS Олимпийский комитет распространил заявление, в котором МОК сетует на «высокий порог CAS для признания представленных доказательств». По мнению чиновников МОК, такой подход суда может негативно отразиться на борьбе с допингом, которую ведет МОК. После публикации мотивировочной части вердикта МОК рассмотрит возможность обращения в Швейцарский федеральный трибунал с кассационной жалобой.

Но решение CAS окончательное, и МОК может обжаловать в Швейцарском трибунале только нарушения процессуального характера, если таковые были, пояснил РБК спортивный юрист Михаил Прокопец.

CAS является высшей юридической инстанцией в спорте. Спортивный арбитражный суд был создан в 1983 году по инициативе экс-президента МОК Хуана Антонио Самаранча, его полномочия высшего арбитражного судебного органа в мировом спорте признаются МОК, спортивными федерациями и WADA. Суд, в частности, наделен правом отмены дисциплинарных санкций, утвержденных национальными и международными федерациями вплоть до МОК.​

Что означает вердикт CAS

Отмена решения МОК о дисквалификации российских спортсменов означает, что с них будет снято пожизненное отстранение от Олимпийских игр, а медали, завоеванные в Сочи, будут возвращены.

По итогам Игр российские спортсмены заняли уверенное первое место, завоевав 33 медали (13 золотых, 11 серебряных и девять бронзовых). Однако после решения МОК сборная России опустилась в общем зачете на четвертую позицию с 20 медалями (из них деcять золотых), а победителем Игр, таким образом, стала Норвегия.

Возврат медалей в очередной раз меняет расклад в общекомандном зачете Олимпийских игр 2014 года. Российским спортсменам будет возвращено девять наград: две золотые (скелетонисту Александру Третьякову и лыжнику Александру Легкову), шесть серебряных (три — в лыжных гонках, одна — в конькобежном спорте, две — в санном спорте) и одна бронзовая (в скелетоне).

Таким образом, Россия возвращает себе итоговое первое место сочинских Игр с 29 медалями (11 золотых, девять серебряных, девять бронзовых). Норвегия возвращается на второе — у норвежцев тоже 11 золотых медалей, но общее число меньше — 26 наград. В случае положительного решения в отношении биатлонисток Россия сможет вернуть еще две серебряные награды.

Кого оправдал CAS

Решением CAS полностью оправданы: бобслеисты Дмитрий Труненков, Алексей Негодайло, Ольга Стульнева, Людмила Удобкина; скелетонисты Александр Третьяков, Сергей Чудинов, Елена Никитина, Ольга Потылицына, Мария Орлова; лыжники Александр Легков, Евгений Белов, Максим Вылегжанин, Алексей Петухов, Никита Крюков, Александр Бессмертных, Евгения Шаповалова, Наталья Матвеева; конькобежцы Ольга Фаткулина, Александр Румянцев, Иван Скобрев, Артем Кузнецов; саночники Татьяна Иванова, Альберт Демченко; хоккеистки Екатерина Лебедева, Екатерина Пашкевич, Татьяна Бурина, Анна Щукина, Екатерина Смоленцева.

Смогут ли спортсмены поехать в Пхёнчхан

Решение CAS не означает автоматического попадания восстановленных в правах спортсменов на Олимпиаду, подчеркнул в беседе с РБК глава комиссии Ассоциации юристов России по спортивному праву Сергей Алексеев. «Между решением суда и приглашением на Олимпиаду нет прямой связи. Это остается на усмотрение комиссии МОК», — пояснил он. По словам Алексеева, оправданные спортсмены могут подать иски о защите чести и достоинства, компенсации морального вреда в связи с недостоверной информацией МОК и комиссии WADA.

Многие из восстановленных в правах спортсменов хотят и готовы выступить на Олимпиаде, заявил РБК адвокат российских атлетов Артем Пацев. «Они сейчас думают только об этом, а с защитой чести и достоинства мы разберемся уже явно после Олимпийский игр. Сейчас необходимо срочно вступить в диалог с МОК по поводу выдачи ребятам приглашений, поскольку основания для их отстранения отпали», — сказал адвокат. Министр спорта Павел Колобков назвал решение CAS «торжеством правосудия» и заявил, что МОК на основании вердикта суда должен предоставить оправданным спортсменам «безусловное право участвовать в предстоящих Олимпийских играх».

«Сейчас Олимпийский комитет России направит в МОК письмо с предложением о том, чтобы они заявили наших спортсменов для участия в Играх, и будем ждать решения МОК. Очень надеемся, что МОК примет решение в пользу спортсменов, которые заслужили право участвовать в Олимпиаде», — рассказал Колобков.

В МОК с таким подходом не согласны. Снятие дисквалификации с отдельных спортсменов не означает снятия дисквалификации с Олимпийского комитета России. Сборная России отстранена от участия в Олимпийских играх в Корее, и решение о том, кого приглашать на Олимпиаду, а кого нет, остается в компетенции комиссии МОК, согласовавшей список приглашенных россиян 27 января, подчеркивается в заявлении МОК после оглашения вердикта CAS.

Помимо оправданных CAS спортсменов, фигурировавших в докладе комиссии Дениса Освальда, МОК не согласовал приглашение на Олимпиаду в Пхёнчхане еще нескольким десяткам олимпийцев из России, никогда не фигурировавшим в допинговых скандалах. В частности, приглашения не получили лидеры сборной — лыжник Сергей Устюгов, конькобежцы Екатерина Шихова и Денис Юсков, биатлонист Антон Шипулин и шестикратный олимпийский чемпион по шорт-треку Виктор Ан. Чиновники Олимпийского комитета объясняли их недопуск «наличием малейших подозрений» в причастности к манипуляциям с допингом. Эти спортсмены готовят документы для подачи заявления в CAS, объяснил РБК представитель пресс-службы Минспорта.

Все спортсмены, которые не будут допущены к участию в Олимпиаде в Пхёнчхане решением МОК, смогут принять участие в альтернативных соревнованиях, которые пройдут в Сочи параллельно с корейскими Олимпийскими играми. Президент Путин уже поручил «по результатам этих соревнований обеспечить премирование в размере как на Олимпийских играх». За золотую олимпийскую медаль государство выплачивает спортсмену премию в размере 4 млн руб. В «альтернативной Олимпиаде» могут принять участие 500 спортсменов.

Что будет дальше

Решение CAS дает возможность юристам российских спортсменов продолжить борьбу за восстановление их прав в гражданских судах. Возможный недопуск на Олимпиаду в Корею атлетов, оправданных CAS, также будет оспорен в судах с опорой на вердикт CAS.

Российские атлеты уже в четверг, 1 февраля, направят запросы в МОК для получения приглашения на Олимпиаду в Южной Корее, сказал РБК адвокат олимпийцев Филипп Берч. «Мы сегодня запросим приглашения. Процесс обжалования проводился как раз с целью получения решений до Олимпийских игр. Сейчас атлеты чисты и должны быть приглашены», — сказал он.
Берч подчеркнул, что МОК может как выслать приглашения, так и отказать 28 атлетам. «Если будет отказ, мы тогда и определим, какие будем предпринимать дальнейшие действия», — уточнил адвокат олимпийцев.

Министр спорта Павел Колобков не исключил, что в суд может быть направлен иск о взыскании российскими спортсменами денежной компенсации за ущерб, нанесенный им ложными обвинениями. «Спортсмены и юристы будут изучать такую возможность, этого исключать нельзя», — пояснил он.

Решение CAS в пользу российских спортсменов нанесло сильный удар по МОК, заявил РБК спортивный юрист Михаил Прокопец. «Это очень серьезно, учитывая, что на кону стоят судьбы и карьеры людей. Решение CAS говорит о том, что нет доказательств вины спортсменов. МОК с таким пафосом готовил эти процессы, у них было достаточно времени, чтобы изучить доказательства, провести все необходимые экспертизы, допросить Григория Родченкова и Ричарда Макларена», — отметил юрист.

Были ли доводы МОК «фантазиями и догадками», по его словам, станет известно после публикации мотивировочной части решения.

При этом юрист отмечает, что не все выводы комиссии Освальда оказались безосновательными, потому что «как минимум в отношении трети спортсменов обвинения все-таки подтвердились». Оправданные спортсмены, по его мнению, могут взыскать с МОК моральный и материальный ущерб. «Если они не попадут на Олимпиаду или уже пропустили коммерческие соревнования, нужно добиваться правды всеми возможными способами. Тем более государство финансово поддерживает спортсменов в судебных спорах, и нужно до самого конца пытаться восстановить нарушенную репутацию и возместить финансовый ущерб», — уверен Прокопец. Суммы взысканий, по его словам, зависят от законодательства стран, где будут рассматриваться иски, и каждого конкретного случая.

Кого оправдывал CAS

В августе 2016 года, в преддверии летних Игр в Рио-де-Жанейро, Спортивный арбитражный суд (CAS) встал на сторону российских спортсменов в споре с Международным олимпийским комитетом. CAS не согласился с критерием МОК, согласно которому к соревнованиям не допускались ранее уличенные в допинге спортсмены, даже в случае если они отбыли дисквалификацию. В списке получивших разрешение на участие в Играх оказалась, например, пловчиха Юлия Ефимова, завоевавшая в итоге в Рио две серебряных награды.

Также перед Играми в Рио CAS принял положительное решение по жалобе легкоатлетки Дарьи Клишиной. Сначала Международная федерация легкой атлетики допустила Клишину к соревнованиям, однако позже отменила такое решение, сославшись на новую информацию по ее делу. CAS в итоге решил допустить в Рио российскую спортсменку.

В ноябре 2017 года спортивный арбитраж оправдал российского хоккеиста Даниса Зарипова, в допинг-пробе которого был найден запрещенный псевдоэфедрин, и сократил срок его дисквалификации с двух лет до шести месяцев. Суд установил, что спортсмен не употреблял допинг преднамеренно, а стал жертвой случайности.

В январе 2018 года CAS отказался дисквалифицировать американского олимпийского чемпиона Рио-2016 в беге (эстафета 4х100) Гила Робертса за употребление запрещенного пробенецида. Спортсмену удалось доказать, что препарат попал в его организм через поцелуй девушки, употреблявшей его в качестве лекарства от инфекции.

Спортивный арбитражный суд. Досье

ТАСС-ДОСЬЕ. 1 февраля 2018 года Спортивный арбитражный суд принял решение удовлетворить апелляции 28 российских спортсменов, пожизненно отстраненных от Олимпийских игр в связи с нарушением антидопинговых правил на XXII зимних Олимпийских играх 2014 года в Сочи.

Редакция ТАСС-ДОСЬЕ подготовила материал о Спортивном арбитражном суде.

Разрешением споров, имеющих отношение к спорту, занимаются две международные организации: Международный арбитражный совет в области спорта (International Council of Arbitration for Sport, ICAS) и Спортивный арбитражный суд (Court of Arbitration for Sport, CAS). ICAS ведет организационные и финансовые дела CAS, обеспечивает независимость CAS и соблюдение прав заинтересованных сторон. CAS непосредственно рассматривает финансовые и дисциплинарные споры.

История

В 1981 году президент МОК Хуан-Антонио Самаранч высказал идею создания спортивного юридического органа. В 1982 году рабочая группа под руководством члена МОК Кебы Мбайе разработала устав организации. В 1983 году МОК ратифицировал документ, он вступил в силу 20 июня 1984 года. Этот день считается днем основания CAS, первым президентом организации стал Мбайе.

В феврале 1992 года немец Эльмар Гундель, выступавший в соревнованиях по конному спорту, подал в CAS апелляцию на решение Международной федерации конного спорта, дисквалифицировавшей его за то, что в крови его лошади был обнаружен допинг. CAS рассмотрел дело Гунделя и частично удовлетворил его протест, сократив срок дисквалификации спортсмена.

Гундель не был согласен с решением CAS, обратился в Верховный суд Швейцарии с жалобой на то, что CAS не является независимой организацией. В марте 1993 года Верховный суд Швейцарии признал независимость CAS от Международной федерации конного спорта. При этом он отметил, что CAS подотчетен МОК, финансируется преимущественно из средств МОК, что МОК уполномочен вносить изменения в устав CAS и назначать судей.

Это решение послужило толчком к реформированию CAS. Был полностью пересмотрен устав организации. Главным изменением стало создание Международного арбитражного совета в области спорта — организации, которая стала заниматься административной деятельностью и финансами CAS вместо МОК. Также важным итогом реформы стало принятие Спортивно-арбитражного кодекса, который вступил в силу 22 ноября 1994 года и был впоследствии обновлен в 2004 году.

С момента реформы CAS в 1994 году его юрисдикцию признали все международные олимпийские ассоциации и многие национальные олимпийские комитеты. С 2003 года CAS также является последней инстанцией в международных спорах, касающихся употребления допинга, в соответствии с кодексом Всемирного антидопингового агентства.

Структура

Рабочими языками CAS являются английский и французский. Главный офис организации находится в Лозанне. Также созданы два дополнительных региональных офиса: в Сиднее и Нью-Йорке. Во время проведения крупных соревнований (с 1996 года на Олимпийских играх, с 1998 года на Играх Содружества, на чемпионатах мира и Европы по футболу с 2006 и 2000 года соответственно, с 2014 года на Азиатских играх) создаются временные трибуналы.

Структура ICAS

В состав ICAS входят 20 квалифицированных юристов. Четверо из них назначаются международными спортивными федерациями (три — от Ассоциации международных федераций летних олимпийских видов спорта, один — от Ассоциации международных федераций зимних олимпийских видов спорта); четверо — Ассоциацией национальных олимпийских комитетов; четверо — МОК. Упомянутые 12 членов ICAS назначают еще четырех членов, ответственных за соблюдение прав спортсменов. Эти 16 членов назначают еще четырех членов из числа лиц, независимых от перечисленных выше организаций.

Члены ICAS назначаются на четырехлетний срок. Они не могут входить в списки судей или медиаторов CAS. ICAS может вносить поправки в Спортивно-арбитражный кодекс, назначает и исключает судей и медиаторов CAS, несет ответственность за финансирование CAS, назначает генерального секретаря CAS и др. Из числа своих членов ICAS сроком на четыре года избирает президента и двух вице-президентов, президентов обеих палат CAS и их заместителей. ICAS собирается так часто, как этого требует деятельность CAS, но не реже одного раза в год.

Президент, избранный ICAS, одновременно является президентом CAS. Он может проводить заседания правления ICAS (в правление, кроме президента, входят вице-президенты и президенты обеих палат CAS). С 2010 года данную должность занимает австралиец Джон Коутс.

Структура CAS

В состав CAS входят не менее 150 судей и 50 медиаторов (нейтральные посредники, помогающие сторонам разрешить конфликт), назначаемых ICAS.

CAS состоит из двух палат: палаты обычного арбитража и палаты апелляционного арбитража. Палата обычного арбитража создает группы арбитров, имеющие своей задачей разрешение споров в обычной арбитражной процедуре. Палата апелляционного арбитража создает группы арбитров для рассмотрения протестов на решения дисциплинарных судов или аналогичных инстанций федераций, ассоциаций, других спортивных организаций.

Недавнее решение Спортивного арбитражного суда по делу В.Л. Мутко: российская пропаганда и то, что было на самом деле, в том числе в свете законов логики

Несколько месяцев назад в российских СМИ прошла новость о том, что «арбитраж в Лозанне снял с В.Л. Мутко пожизненный запрет на посещение Олимпиад».

Да, решением от 3 июля 2019 г. Спортивный арбитражный суд (Court of Arbitration for Sport (CAS) / Tribunal Arbitral du Sport (TAS)) (далее — САС) по делу CAS 2017/A/5498 отменил следующее решение, принятое Исполнительным советом Международного олимпийского комитета (далее — МОК) 5 декабря 2017 г.: «Отстранить тогдашнего министра спорта Виталия Мутко… от любого участия во всех будущих Олимпийских играх».

Некоторые назвали такую отмену «победой российского спорта» и свидетельством того, что никакие спортивные нарушения со стороны российских органов власти не совершались: «Но самое главное: то, что CAS принял решение удовлетворить его ходатайство, является серьезной победой не только Виталия Леонтьевича, но и всего российского спорта… Потому что признаются права не только Виталия Леонтьевича как гражданина России, но и то, что все те нарушения, в которых всех нас обвиняли, на самом деле безосновательны. На месте Виталия Леонтьевича я бы подал иск на компенсацию (морального вреда). Потому что если все его требования удовлетворены, значит, нет состава преступления, а он понес такое наказание, существенные моральные издержки и потратил немало нервов».

До этого В.Л. Мутко сообщал, что кто-то якобы пытался давить на арбитров в его деле, чтобы решение, как можно предположить, было против него (понятно, что нельзя допустить, будто бы давить тут как-то могла РФ: для чиновников РФ, говорящих повсюду о соблюдении правил, такое просто невозможно): «Жесткая процедура ко мне применена. Здесь очень много вещей. Понятно, что идет некий прессинг небольшой на коллег, которые должны принимать решение. До 14 марта мы должны подать подробную жалобу, потом поступит ответ МОК. Будем двигаться в рамках регламента».

Само собой разумеется, что все эти слова о «победе российского спорта» — лишь пропаганда (см. также об этом ниже).

На самом деле решение МОК было отменено по очевидным причинам, которые носят формальный, в чем-то даже технический характер.

САС не согласился с МОК в том, что отстранение В.Л. Мутко от любого участия во всех будущих Олимпийских играх дисциплинарной санкцией не являлось. И было бы странно, если бы САС, учитывая формулировки его решения, пришел к выводу, что это не санкция, а, например, как утверждал МОК, некая «мера» или «заявление о намерениях», сделанное «заранее», которым МОК показал, как он намерен осуществлять свое усмотрение в соответствии с Олимпийской хартией, если будет подана заявка на участие В.Л. Мутко в будущих Олимпийских играх (см. п. 36 решения).

Далее САС пришел к выводу о том, что МОК неправильно применил правило 44 Олимпийской хартии. По мнению САС, оно, безусловно, не давало МОК права наложить именно пожизненный запрет на участие в Олимпийских играх: оно просто разрешает МОК отказать в заявке участнику или спортсмену в отношении конкретных Олимпийских игр.

Никаких иных положений, которые оправдывали бы принятие именно обжалуемого решения, в Олимпийской хартии, по мнению САС, не имеется, т.е. у этого решения просто не было формального правового основания.

Так что у кого-то, кто пытался осуществлять «некий прессинг небольшой», ничего не получилось. Да и как могло получиться, если сразу было в целом ясно, что дело В.Л. Мутко именно по очевидным причинам являлось скорее выигрышным?

САС оставалось лишь показать очевидность этих причин, если для кого-то просто, например, в силу неосведомленности они таковыми не казались.

Хотя верно, что сил и средств на все это было потрачено немало. Но таков арбитраж, тем более в подобных вопросах. В российских судах гораздо дешевле обошлось бы ))

САС при этом отдельно подчеркнул, что в свете сделанных им выводов по поводу неправильности применения со стороны МОК соответствующих правил ему не нужно принимать решение по вопросам о том, существовала ли в России осуществлявшаяся при поддержке государства или институционализированная система допинга, и можно ли привлечь за это к ответственности В.Л. Мутко (см. п. 71 решения).

И, конечно же, решение САС касается только действительности обжалованного решения и не влияет на любое будущее решение, которое МОК может принять в отношении В.Л. Мутко применительно к любым Олимпийским играм (см. п. 70 решения).

Так что победа в САС в чем-то оказывается пирровой.

Решение САС в связи с В.Л. Мутко небольшое: 22 страницы, если не считать титульный лист и оглавление (мотивировке уделена одна треть, и в ней много цитат, ну сами по себе выводы САС весьма краткие, однако база под них подведена достаточная).

Английский текст решения и параллельный перевод его на русский язык можно прочитать . Только его русский перевод: . Перевод, конечно же, можно еще совершенствовать, мелкие огрехи там есть.

В чем может состоять интерес в прочтении этого решения САС? Причин тому несколько.

1) Данное решение выполнено на очень хорошем уровне, в отличие от большинства решений, выносимых в РФ.

Лучше стремиться к идеалу, чем продолжать поддержку дешевого, небрежного и даже зачастую халатного стиля подготовки третейских решений, который в РФ, к сожалению, распространен.

Иначе и не могло быть, если взглянуть на имена западных арбитров, выносивших решение. У них институт репутации арбитров не таков, как в РФ. Вернее, в РФ его еще в целом вообще нет, он только начинает формироваться.

Интересный факт: госсудей все готовы за сервильность критиковать, а об арбитрах ПДАУ, склонных к этому не менее, а в чем-то даже более в свете повышенных гонораров, никто ничего не говорит. Понятно, что арбитры прикрыты конфиденциальностью дел в арбитраже, но все же и эту тему имеет смысл поднимать: за завесой тайны арбитража благодаря российским реалиям также могут твориться недостойные вещи. Но это действительно самостоятельный вопрос.

2) Решение САС — наглядный пример беспристрастности и профессионального использования чисто формально-правового подхода в хорошем смысле этого слова, в контексте принципов законности и предсказуемости (именно на это и делал упор В.Л. Мутко).

Несмотря на всем известные не самые радостные факты, связанные с предыдущей деятельностью В.Л. Мутко, все же даже он смог добиться отмены не устраивавшего его решения (пусть и по формальным основаниям, что также неплохо, если вспомнить, что в РФ в последние пять лет правоприменители уже не только содержание закона игнорируют, но потихоньку и формой могут начинать пренебрегать).

Так что на справедливость могут рассчитывать и иные российские функционеры, особенно если вспомнить о том, что, как стало недавно известно, «данные Московской антидопинговой лаборатории были изменены перед передачей экспертам Международного антидопингового агентства (WADA). <…>

…данные Московской лаборатории были подделаны для того, чтобы защитить репутацию известных российских спортсменов, которые сейчас работают в органах власти или являются высокопоставленными спортивными чиновниками. …речь идет о тысячах изменений в данных допинг-проб атлетов из России.

…возможностью изменить данные Московской лаборатории могли обладать только лица, близкие к российским властям».

3) Решение САС — также демонстрация независимости САС, того противовеса МОК, который на деле позволяет ограничивать административные полномочия последнего.

Лично у меня есть большие сомнения (могу ошибаться) в том, что Национальный центр спортивного арбитража при АНО «Спортивная арбитражная палата», президентом которой является уважаемый Владимир Сергеевич Лисин, а учредителем — Олимпийский комитет России, действительно может демонстрировать подлинную независимость (за исключением разве что «независимости» от принятых в цивилизованном мире стандартов таковой).

Г-н Лисин давно известен тем, что пытался быть активно-неравнодушным к известному делу по иску Н.В. Максимова к НЛМК в МКАС (позиция НЛМК даже в чем-то убедила одного из арбитров, написавшего особое мнение). Не может вызывать удивление и то, что вынесенное против НЛМК решение МКАС было затем отменено по забавным основаниям (ну и потом также был он небезучастен к постыдной арбитражной «реформе-спецоперации» в РФ, по итогам которой и возглавил упомянутый третейский центр).

Видимо, именно поэтому и было решено, что нет и не может быть лучше кандидата для подтверждения независимости Национального центра спортивного арбитража (который, не исключено, создавался в том числе и для того, чтобы в случае необходимости решать дела как надо, а потом приносить решения в МОК и в САС в качестве «доказательств». Почему бы и нет, разве приведенный выше пример с данными Московской антидопинговой лаборатории вдохновляющим не является?). Хотя, кто знает, быть может, люди с возрастом мудреют и становятся приверженцами честного (а не просто своего «частного») арбитража?

Ну и наконец, Национальному центру спортивного арбитража благоволит сам Минюст, а этот факт, как известно, не самый лучший аттрактант, учитывая высокий статус Минюста как Антимидаса российского права.

Но как тогда быть субъектам сферы профессионального спорта? Наверное, делать то же, что и раньше делало большинство: терпеть, страдать и вздыхать.

Есть еще спортивный арбитраж в МКАС, но что-то подсказывает, что «конкуренцию» с ПДАУ ОКР он может и не выдержать: руководство первого и второго — совершенно разномасштабные фигуры.

4) Благодаря этому решению САС можно еще лучше понять, как функционирует современный lex sportiva, значение которого в современном мире, весьма ценящем состязательные зрелища, будет только возрастать.

5) В чем-то любопытно сравнить пропагандистское освещение в РФ, которое грешит преувеличениями, искажениями, а порой и вовсе элементарными логическими ошибками, с тем, что́ на самом деле сказал САС.

Как известно, в рамках классической логики из лжи следует все что угодно, или, иными словами, из ложного высказывания следует любое высказывание. Это один из так называемых парадоксов материальной импликации — одного из вариантов формализации понятия условной связи («если… то»), при котором не учитывается содержание антецедента (основания) и консеквента (следствия).

Соответственно, пропагандистские СМИ рассудили так: если решение МОК «ложно», значит, г-н Мутко — честный человек (или, как вариант, ангел во плоти). Но ирония в том, что при прямо противоположном выводе, т.е. при предположении того, что г-н Мутко вдруг — нечестный человек (или, как вариант, дьявол во плоти), приведенное условное высказывание все равно было бы истинным: если решение МОК «ложно», значит, г-н Мутко — нечестный человек.

Такой парадокс легко объясняется отсутствием содержательной связи между посылкой и заключением (в связи с этим для контраста см. выше указание на верный и логичный вывод САС о том, что ему не нужно принимать решение по вопросу о существовании в России институционализированной система допинга и ответственности за это В.Л. Мутко).

Вместе с тем можно возразить, что, строго говоря, решение МОК было признано не «ложным», а «безосновательным». Но тогда в сообщениях пропагандистских СМИ проявляется не менее забавная ошибка: если решение в отношении г-на Мутко безосновательно, значит, «все те нарушения, в которых всех нас обвиняли, на самом деле также безосновательны». Называется это необоснованным индуктивным обобщением.

Спортивный арбитраж в России: как это будет работать

Существовал ли спортивный арбитраж в России раньше

Да, в разные годы действовали Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате и Спортивный арбитражный суд при автономной некоммерческой организации «Спортивная арбитражная палата». В картотеке последнего было всего шесть дел. В ноябре 2017 года в России изменилась система третейских судов, в результате чего все прежние органы были упразднены.

Если раньше арбитраж мог быть создан на базе любого юридического лица, то теперь третейский суд может быть основан только при некоммерческой организации, которая в свою очередь будет одобрена Советом по совершенствованию третейского разбирательства. именно это произошло 4 апреля на заседании в Минюсте.

Олимпийский чемпион на территории России. Почему решение Мосгорсуда по Зубкову вызвало много вопросов

Артем Пацев, управляющий партнер «Клевер Консалт»: С 2017 года третейская оговорка, которая предусматривала эти арбитражи, становилась ничтожной, как будто ее не было. Поэтому приходилось обращаться в суды общей юрисдикции. Это безусловно прогресс, поскольку арбитраж дает возможность спортсменам всех видов спорта, не только из футбола, реальную возможность и доступ к правосудию.

Михаил Прокопец, партнер юридической компании SILA International Lawyers: Идея была в том, чтобы создать суд, который станет кросс-платформой для разных видов спорта. Например, в футболе, хоккее есть свои внутренние органы, а в баскетболе или волейболе их нет. А их споры рассматриваются в судах общей юрисдикции. Поэтому часть атлетов не была защищена спортивной юрисдикцией.

Прежний орган не был загружен, поскольку в футболе или хоккее работают собственные дисциплинарные органы, а другие федерации почему-то не признали его. Зачем нужно было создавать новый арбитраж, если аналогичный орган уже несколько лет существовал? На самом деле для одной вещи — в арбитражном суде еще до недавнего времени нельзя было рассматривать трудовые споры. Для спорта сделано исключение — это уникальная опция, которая есть только у профессионального спорта, в других сферах такого нет. И это правильно, потому что среди спортивных споров более половины относятся именно к вопросам трудовых правоотношений.

Дарья Сахно, адвокат, LLM, действительный член Королевского Института Арбитров (Лондон, Великобритания), арбитр, иностранный юрист в юридической фирме Fried, Frank, Harris, Shriver & Jacobson (London) LLP (Лондон, Великобритания): В теории, создание любого нового арбитражного института в рамках действующего законодательства о третейском разбирательстве — это уже движение в положительном направлении, особенно с учетом количества зарегистрированных и действующих в настоящий момент третейских судов на территории Российской Федерации. По сути же, это приведение в исполнение положений Федерального закона «О физической культуре и спорте», который предусматривал создание соответствующего третейского суда еще в 2016 году, приводя закон в соответствие с проводимой реформой коммерческого арбитража/третейского производства в России.

Потенциально это должно облегчить доступ спортсменов, тренеров и других лиц, работающих в сфере спорта, к правосудию и защите их нарушенных прав. Кроме того, ключевое отличие арбитража от государственных судов, в которых до настоящего времени рассматривалось большинство споров с участием спортсменов, это конфиденциальность. Необходимость конфиденциальности таких вопросов как коммерческие условия трудовых договоров со спортсменами, их рекламных обязательств, а также возможных споров, связанных с допингом, невозможно игнорировать.

Как будет работать вновь созданный арбитраж

Согласно статье 36.2 федерального закона «О физкультуре и спорте» третейский суд будет рассматривать все возникающие в профессиональном спорте споры, включая трудовые. К категориям рассматриваемых споров в том числе относятся вопросы допуска к соревнованиям, нарушения антидопинговых правил, спортивные санкции, договорные отношения и другое.

«Большая часть спортсменов подаст апелляции». Глава ВФЛА — о дисквалификации 12 легкоатлетов

Михаил Прокопец: По сути мы обсуждаем одну строчку в новости — мы не знаем ни состав арбитража, ни устав, ни полномочия. Мы знаем, что было принято такое решение. Пока мы не понимаем, насколько этот орган будет соответствовать написанному в ФЗ «О физкультуре и спорте».

Этот суд должен был быть создан Олимпийским комитетом России, национальным спортивными федерациями, то есть всеми участниками профессионального спорта. Из того, что я услышал, мне кажется, что этого пока не было сделано. Насколько я понимаю, этот суд только при ОКР — что немного расходится с тем, что написано в законе.

В идеальном мире все российские спортивные федерации признают этот орган, тогда спортсмены и тренеры получат возможность, которой у них не было до этого момента. Условно спор между российским волейболистом и его волейбольным клубом будет теперь рассматриваться в России, что в общем-то неплохо — в Спортивном арбитражном суде в Лозанне (CAS) такой процесс обходится достаточно дорого.

Дарья Сахно: Для того, чтобы однозначно ответить на такой вопрос, необходимо изучить регламент нового третейского суда, который в настоящий момент недоступен. Исходя из положений Федерального закона «О физической культуре и спорте», можно сказать только о перечне дел, которые будут подсудны данному третейскому суду, а также о правилах определения его юрисдикции — через подписанную стороной арбитражную оговорку. Интересно какие арбитражные правила будут взяты за основу и/или будут использованы в работе по подготовке регламента нового третейского суда: будут ли это правила CAS или действующих в настоящий момент на территории России арбитражных учреждений?

По вопросу состава закон прямо указывает, что к арбитрам нового третейского суда будут применять как общие правила законодательства об арбитраже, так и специальные требования закона о спорте. Следовательно, спортивный третейский суд должен будет иметь не менее 30 арбитров, из которых не менее 1/3 должны иметь российскую ученую степень; не менее половины должны иметь предыдущий опыт арбитра или судьи; не состоять в списках арбитров более чем двух других арбитражных учреждений; и не менее половины должны иметь не менее 5 лет опыта работы в сфере профессионального спорта и спорта высоких достижений. Теоретически, это должно позволить создать уравновешенный трибунал из арбитров в каждом отдельном споре, который будет включать в себя людей как с опытом в юриспруденции, так и в спорте. Это, в свою очередь, должно обеспечить честное рассмотрение дела и принятие взвешенного решения людьми, которые будут разбираться в сути спора.

Что будет изменено в законодательстве

Как пояснил заместитель министра юстиции Денис Новак, в трудовое и гражданско-процессуальное законодательство будут внесены изменения, поскольку действующие нормы Трудового кодекса относят подобные споры к компетенции государственных судов общей юрисдикции.

Керлингист Крушельницкий отказался оспаривать дисквалификацию за допинг

Михаил Прокопец: Для разрешения споров в конкретном суде должна быть третейская оговорка — она может быть в регламенте или уставах спортивных федераций. Например, в регламенте РФС должно быть сказано: решение первой инстанции может быть обжаловано в спортивном арбитраже. Поэтому руководителями вновь созданного суда должна быть проведена определенная работа, чтобы федерации этот суд признали и внесли соответствующие изменения в документацию.

Артем Пацев: Новый арбитраж должен стать апелляционной инстанцией для дисциплинарных органов, которые сейчас действуют в футболе или хоккее. Органы внутри федераций — это досудебное рассмотрение, они никогда на статусов третейских судов не претендовал.

Дарья Сахно: Действительно, необходимо будет вносить соответствующие изменения в действующее процессуальное законодательство. В частности, на мой взгляд, стоит детально прописать процедуру признания и приведения в исполнение решений нового спортивного арбитражного суда: будут ли его решения приводится в исполнение при помощи национальных спортивных федераций, либо же в рамках общих правил признания и приведения в исполнение решений спортивных арбитражей — при помощи государственных судов.

Как изменится порядок обращения в CAS

Спортивный арбитражный суд в Лозанне (CAS) был создан в начале 80-х годов по инициативе президента Международного олимпийского комитета (МОК) Хуана Антонио Самаранча. Позднее CAS стал полностью независимым от МОК органом, который в своей деятельности руководствуется законодательством Швейцарии. CAS рассматривает дела в качестве суда первой и апелляционной инстанций по решениям международных организаций и спортивных федераций. Фактически CAS является единственным судебным органом при решении споров в области спорта.

Зубков подал апелляцию в CAS на решение о дисквалификации на два года

Михаил Прокопец: Что касается суда в Лозанне, то надо понимать: CAS фигурирует в уставах и регламентах международных федераций, МОК, Всемирного антидопингового агентства (WADA) как последняя инстанция. Поэтому создание нашего суда никаким образом не повлияет на рассмотрение международных споров.

Артем Пацев: В правилах соответствующей федерации должно быть определено, по каким делам российский арбитраж может стать последней инстанции, по каким можно обратиться еще и в CAS. Что касается допинга, то в данном случае действует Всемирный антидопинговый кодекс, которому должны соответствовать правила федераций, как национальных, так и международных. Но в кодексе четко указано, что конечной инстанцией является CAS. В вопросах антидопинга наш арбитраж может быть средним звеном, например, если подается апелляция на решение Российского антидопингового агентства. Так это работало, когда действовал арбитраж при ТПП РФ в прошлом.

Спортсменам всех видов спорта будет проще обжаловать, например, решение Российского антидопингового агентства, поскольку раньше можно было обращаться с апелляцией только лишь в CAS, а это было сопряжено с большими финансовыми затратами. Подобная возможность на национальном уровне на порядок приблизит правосудие к конкретному человеку. Ведь в CAS расходы составляли порядка 20 тысяч швейцарских франков на единоличное рассмотрение дела или 40 тысяч на тройку арбитров. Франк примерно равен доллару, а сумма выплачивается авансом, причем ответчик как правило не горит желанием вносить половину вместе с заявителем. Поэтому спортсмена очень часто останавливало именно это, поскольку нужно было прямо здесь и сейчас выложить порядка 2,5 миллионов рублей для тройки судей и ждать полгода-год, пока дело будет рассмотрено.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *