Соучастниками преступления наряду с исполнителем признаются

Статья 33. Виды соучастников преступления. 1. Соучастниками преступления наряду с исполнителем признаются организатор, подстрекатель и пособник.

2. Исполнителем признается лицо, непосредственно совершившее преступление либо непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями), а также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных настоящим Кодексом.
3. Организатором признается лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (преступную организацию) либо руководившее ими.
4. Подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом.
5. Пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы.
Комментарий к статье 33
1. В зависимости от роли, выполняемой каждым из соучастников, уголовный закон различает исполнителей, организаторов, подстрекателей и пособников.
2. Исполнитель — это лицо, которое непосредственно (в том или ином виде) выполняет действия, содержащие в себе признаки объективной стороны совершаемого преступления. Так, исполнителем кражи является, например, не только тот, кто изъял имущество из квартиры потерпевшего, но и тот, кто взламывал для этого дверь; исполнителем убийства является не только тот, кто нанес жертве последний удар, но и тот, кто держал жертву, парализуя ее сопротивление.
Б. признан виновным в тайном хищении чужого имущества, совершенном по предварительному сговору группой лиц с незаконным проникновением в жилище, причинением значительного ущерба потерпевшему, и осужден по п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции УК РФ от 13 июня 1996 г.). Б., Т., К., Б-ов, Ш. и Д. вступили в преступный сговор для совершения кражи из квартиры. С этой целью они на автомобиле, управляемом Б., приехали к дому, в котором находилась данная квартира. По заранее достигнутой договоренности Б. остался в машине ожидать соучастников, чтобы затем перевезти похищенное имущество. Б-ов, Ш. и Д. зашли в подъезд дома. К. у подъезда наблюдал за обстановкой с целью своевременного предупреждения соучастников в случае возникновения опасности. Ш. с этой же целью поднялся на лестничную площадку 5-го этажа дома. Б-ов и Д. заранее приготовленной металлической пластиной взломали дверь квартиры, расположенной на 4-м этаже, проникли в нее, сложили вещи в принесенные сумки. Затем К. и Ш. помогли Б-ву и Д. вынести имущество, которое принадлежало хозяйке квартиры. Всего ими было похищено имущества на общую сумму 28960 руб., что причинило значительный ущерб потерпевшей.
Президиум областного суда, рассмотрев дело по протесту заместителя Председателя Верховного Суда РФ, приговор в отношении Б. изменил и переквалифицировал его действия на ч. 5 ст. 33, п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ, указав следующее. Как усматривается из материалов дела, Б. не принимал непосредственного участия в совершении действий, образующих объективную сторону состава преступления, предусмотренного п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ, а также в оказании помощи исполнителям тайного хищения по проникновению в жилище, по изъятию имущества. Зная о намерении участников кражи завладеть чужим имуществом, он доставил их на автомобиле до места, где планировалось совершение преступления, и, заранее договорившись с ними, дождался их возвращения и отвез похищенное имущество. По смыслу уголовного закона в случае совершения хищения с проникновением в жилище по предварительному сговору группой лиц при отсутствии признаков организованной группы действия лиц, осведомленных о целях участников хищения и оказавших им содействие в доставке к месту совершения преступления и обратно, но не оказывавших помощь в непосредственном проникновении в жилище или изъятии имущества, подлежат квалификации как соучастие в преступлении в форме пособничества (БВС РФ. 2002. N 1. С. 21).
В соответствии с ч. 2 комментируемой статьи исполнителем является также лицо, совершившее преступление посредством использования других лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, предусмотренных Кодексом.
3. Организатор — это лицо, организовавшее совершение преступления или руководившее его исполнением, а равно лицо, создавшее организованную группу или преступное сообщество (см. комментарий к ст. 35) либо руководящее ими. Организатор — наиболее опасный участник совместно совершенного преступления. Действия организатора могут состоять в разработке плана совершения преступления, привлечении к преступлению других соучастников, разделении между ними ролей, руководстве действиями соучастников непосредственно при совершении преступления и т.д.
4. Подстрекателем признается лицо, склонившее кого-либо к совершению преступления, т.е. вызвавшее у другого намерение совершить преступление. Подстрекательство может осуществляться различными способами: путем уговоров, просьб, подкупа, угроз и т.д. Подстрекательство заключается в склонении к совершению преступления не только исполнителя, но и иных соучастников — пособника, других подстрекателей. Подстрекательство несовершеннолетних к совершению преступления (вовлечение их в совершение преступления) кроме соучастия в преступлении образует самостоятельный состав преступления (см. комментарий к ст. 150). Подстрекательство осуществляется по отношению к лицу вменяемому и достигшему возраста, с которого наступает уголовная ответственность. Лицо, склонившее невменяемого или несовершеннолетнего, не достигшего возраста уголовной ответственности, к совершению преступления, считается не подстрекателем, а посредственным исполнителем. В этом случае подросток или невменяемый выступают в роли своеобразного орудия или средства совершения преступлении и не несут ответственности как исполнители совершенного указанными лицами общественно опасного деяния.
5. Пособником признается лицо, оказывающее содействие совершению преступления, т.е. своими действиями способствующее выполнению совместно совершаемого преступного деяния или наступлению преступного последствия этого преступления. Пособник может содействовать как исполнителю, так и другим соучастникам.
Пособничество бывает интеллектуальное и физическое. Первое состоит в даче советов, указаний и предоставлении информации относительно совершения преступления. Эти советы, указания и информация способствуют совершению преступления, помогают другим соучастникам преодолеть препятствия и получить необходимые для совершения преступления сведения (например, о времени отсутствия жильцов в квартире, которую собираются обокрасть). Интеллектуальное пособничество может заключаться и в заранее данном обещании скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а также в заранее данном обещании приобрести или сбыть такие предметы. Интеллектуальное пособничество возможно лишь путем совершения действий.
Физическое пособничество выражается в совершении самых различных действий: а) предоставлении исполнителю необходимых орудий и средств совершения преступления (например, оружия для совершения разбойного нападения); б) устранении препятствий, т.е. создании необходимых условий для совершения преступления (например, повреждение сигнализации, отключение электросети для совершения квартирной кражи, нахождение на страже с целью предупреждения чьего-либо вмешательства и т.д.). Физическое пособничество в отличие от интеллектуального возможно путем совершения не только действий, но и бездействия.
6. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации в своем Постановлении по делу И. и других указала, что пособничество предполагает осведомленность лиц о действиях исполнителя (см. БВС РСФСР. 1989. N 2. С. 2). По делу З. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации указала, что при пособничестве лицо осознает, что оно способствует исполнителю в совершении конкретного преступления, предвидит, что преступный результат является для них общим, и желает или сознательно допускает его наступление (см. БВС РСФСР. 1990. N 11. С. 3). В этом отношении показателен также следующий пример из судебной практики.
По приговору областного суда П. осужден по ч. 3 ст. 30, п. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ (по этому же делу осуждены М., Д., З.). П. признан виновным в покушении на разбой, совершенном группой лиц по предварительному сговору, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия и предметов, используемых в качестве оружия. Преступление было совершено при следующих обстоятельствах.
М., подыскивая очередной объект для разбойного нападения, узнал от знакомого П., что С. занимался продажей валюты и постоянно имел дома крупные суммы денег. М. предложил П., а также двум другим присутствовавшим при разговоре лицам (Д. и З.) совершить нападение на квартиру С., на что те, в том числе П., согласились. На следующий день по разработанному плану П. указал квартиру С. и остался внизу у подъезда для наблюдения за обстановкой. Д. позвонил в квартиру с целью проникновения в нее и попросил С. обменять доллары США. Последний, открывая замки, в дверной глазок увидел, что один из преступников надевает маску, в связи с чем дверь не открыл, а стал кричать, что вызывает милицию. Испугавшись, соучастники убежали. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор оставила без изменения. Первый заместитель председателя Верховного Суда РФ в процессе поставил вопрос о переквалификации действий П. с ч. 3 ст. 30, п. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ на ч. 5 ст. 33, ч. 3 ст. 30, п. «а», «в», «г» ч. 2 ст. 162 УК РФ. Президиум Верховного Суда РФ протест удовлетворил, указав следующее.
Суд, установив в протесте факт соучастия П. в покушении на разбой, вместе с тем не конкретизировал вид соучастия. Между тем из дела видно, что П. не участвовал в совершении действий, составляющих объективную сторону преступления, а лишь указал объект нападения и выполнял роль наблюдателя за окружающей обстановкой во время совершения преступления непосредственными исполнителями. Следовательно, П. только содействовал совершению преступления, т.е. в соответствии с ч. 5 ст. 33 УК РФ являлся пособником (БВС РФ. 2002. N 10. С. 11).

Следующая статья «
К тексту закона «

Уголовные риски для юристов: как консультанту не стать соучастником

Наряду с бенефициарами и руководителями к уголовной ответственности все чаще привлекают юристов. Эксперты в уголовном праве дали советы коллегам на гражданско-правовом поприще и рассказали, в чем разница между описанием рисков и дачей советов на юридической консультации. Может ли адвокатский статус стать панацеей от нежелательных встреч с правоохранителями? Не все юристы уверены в положительном ответе.

Юридическая работа – это априори уголовно-правовой риск, считает адвокат уголовной практики АБ «Ковалев, Рязанцев и партнеры» Ольга Сидорова. Наряду с руководителями и бенефициарами к ответственности стали чаще привлекать юристов, подтверждает партнер АБ «Коблев и партнеры» Руслан Коблев, хотя, по его наблюдениям, здесь нет системного характера. По словам Сидоровой,

«Оптимизация налоговых выплат», банкротство «с минимальными потерями для бизнеса», создание цепочки фиктивных сделок – самый типичный перечень «просьб», с которыми обращаются клиенты к юристу. Чаще всего последних привлекают к ответственности как раз за совершение так называемых «налоговых» преступлений – их действия могут расценить как пособничество

По словам Сидоровой, доказать причастность юриста обычно несложно, особенно если он общается не только с клиентом-руководителем, но и с другими сотрудниками, которые раскрывают «все карты» перед правоохранительными органами, включая переписку. Руководителей обычно привлекают к ответственности по делам о мошенничестве (ст. 159 Уголовного кодекса), присвоении и растрате (ст. 160 УК), уклонении от уплаты налогов и (или) сборов в организации (ст. 199 УК), а также по делам о злоупотреблении полномочиями (ст. 201 УК), перечисляет Коблев. Он называет и более редкие преступления, практика по которым еще не полностью сформировалась. Это фальсификация финансовых документов учета и отчетности финансовой организации (ст. 172.1 УК), воспрепятствование осуществлению или незаконное ограничение прав владельцев ценных бумаг (ч. 2 ст. 185.4 УК), фальсификация решения общего собрания акционеров (участников) хозяйственного общества или решения совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества в целях незаконного захвата управления (185.5 УК). Если их станут чаще использовать – это повлечет проблемы с квалификацией действий юристов, которые были замешаны в подобных схемах, прогнозирует Коблев. Сложности в определении степени соучастия признает и Сидорова.

Зоны риска: от консультаций до переговоров

Консультации – это форма интеллектуального пособничества в преступлении, объясняет директор юргруппы «Яковлев и партнеры» Анастасия Рагулина:

Если юрист понимает, что, следуя его советам, клиент совершит преступление, юрист, безусловно, выступает в роли пособника. Вина обязательна, а установить ее проще тогда, когда консультации существуют в материальном виде (например, в виде заключения или справки). Если же юрист неопытный или просто выполнил работу плохо, его нельзя назвать пособником, потому что соучастие всегда предполагает прямой умысел.

«Зеленый» специалист может позволить вовлечь себя в преступную деятельность – например, стать руководителем «однодневки» или подписать заведомо фиктивный документ, говорит управляющий партнер АБ ЕМПП Сергей Егоров. Но это скорее исключение, и начинающий юрист сам должен понимать, что делает, полагает Егоров. По словам адвоката, такие действия, как дача взяток, обналичивание средств с участием юристов и так далее, не имеют особой уголовной специфики на общем фоне. Зато компанию, в интересах которой выплачена взятка, после уголовного дела сотрудника может ждать огромный административный штраф – до стократной суммы взятки (19.28 КоАП), предупреждает Коблев.

О чем стоит помнить добросовестным юристам

При подписании правового меморандума не помешает бдительность, отмечает Егоров. Если в документе не просто описываются риски, а предлагаются решения, их следует обосновать со ссылками на закон и практику его применения, что особенно касается налоговых консультантов, рекомендует эксперт. Понять, что хочет доверитель, можно еще на стадии предварительных переговоров, говорит Рагулина. «Более того, всегда можно взять тайм-аут, чтобы оценить риски не только для клиента, но и для себя», – советует она.

Если бенефициары или менеджеры требуют от юристов совершить действия, которые образовывают состав преступления, нужно как минимум воздержаться от этого и письменно уведомить руководство о возможности возбуждения уголовного дела, обращает внимание Коблев. Чтобы снять определенные правовые риски, хорошая идея руководствоваться Кодексом профэтики адвоката, даже если у консультанта нет этого статуса, предлагает Сидорова.

Встречаются случаи, когда адвокат передает в суд доказательства, переданные ему клиентом, рассказывает Баганов. Если потом окажется, что они фиктивные, ответственность за это будет нести адвокат (если не докажет первоисточник). Поэтому Баганов рекомендует в таких случаях не пренебрегать актами приема-передачи.

Еще одна «зона риска», помимо правовых консультаций, – это участие в переговорах, продолжает Сидорова. Правоохранители могут расценить его как вымогательство, особенно если оно связано с активной поддержкой позиции доверителя, предупреждает адвокат «Ковалева, Рязанцева и партнеры». Например, осенью 2016 года был задержан юрист Игорь Трунов, который представлял лидера французской группы Space Дидье Маруани. Тот обвинил Филиппа Киркорова в плагиате и потребовал компенсацию 1 млн евро. Киркоров обвинил Трунова и Маруани в вымогательстве, но в конце декабря 2016 г. стало известно, что правоохранители не дали делу ход.

Адекватный консультант всегда найдет, что им ответить, не нарушая ни УПК, ни доверие клиента, твердо убежден Егоров. Ему неизвестны случаи, когда юрист дал бы показания на своего клиента под давлением органов следствия. В теории это возможно, если консультант сам замешан в «темных делах», и следствие предлагает ему заключить сделку и «сдать» клиента, рассуждает управляющий партнер ЕМПП. Также консультант может дать показания на клиента, если тот использовал его «втемную» и скрыл то, что потом вызвало интерес у правоохранителей, предполагает Егоров.

Адвокатский статус – +100 к защите

Адвокатский статус дает своему обладателю массу преимуществ. Большинство экспертов считают его значительным подспорьем в нежелательных столкновениях с правоохранительными органами. «Они понимают, что от адвоката практически невозможно получить свидетельские показания на клиента в силу адвокатской тайны, – рассказывает Егоров. – Немногочисленные случаи вызова на допрос говорят лишь о слабости позиции обвинения». «Простой» юрист при допросе теряет свои регалии и обязан дать показания в ходе расследования или доследственной проверки, что может касаться десятков и сотен специалистов в штате, предупреждает адвокат BGP Litigation Георгий Баганов. Поэтому, по его мнению, корпоративным заказчикам следует дополнять свои юридические подразделения «внешними» адвокатскими (поскольку принять адвоката в штат нельзя).

Впрочем, вызов адвоката на допрос может быть попыткой от него избавиться, замечает Баганов. Если неопытный специалист на него придет (пусть он даже ничего не расскажет) – он будет считаться допрошенным свидетелем и не сможет работать в защите. Адвокатская тайна – это существенная гарантия еще и в случае обыска. Чтобы получить доступ к материалам и документам адвоката, необходимо разрешение суда. Обыски в адвокатских образованиях, конечно, бывают, но это скорее «случай на миллион», а не сформировавшаяся практика, сообщает Сидорова.

Но в целом она оценивает пользу адвокатского статуса немного скептичнее, чем ее коллеги: «Он, конечно, значительно улучшает ситуацию, но не решает вопрос кардинально». В последнее время адвокатские палаты субъектов и суды, в том числе Конституционный, принимают акты, ущемляющие свидетельский иммунитет адвоката, жалуется Сидорова. По ее наблюдениям, еще одна попытка «отколоть кусок от монолита» адвокатской тайны произошла на фоне борьбы с терроризмом.

Правоохранительные органы часто расширительно толкуют свои права, сетует Коблев. По его словам, все чаще следствие находит доказательства преступлений чиновников, топ-менеджеров и бенефициаров в ходе обысков у внутренних и внешних юристов. Им клиенты поручают операции офшорных компаний, контроль за счетами в иностранных банках, поясняет Коблев. «Статус адвоката и гарантии адвокатской тайны не спасают от проведения обысков», – констатирует Коблев. Впрочем, он напоминает о законопроекте, который в середине февраля 2017 года Президент внес в Госдуму. Он позволяет обыски лишь в присутствии наблюдателей от адвокатской палаты, по решению суда и лишь в том случае, если уголовное дело возбуждено против самого защитника. Без этого помещения можно осмотреть – и то лишь в том случае, если там обнаружены признаки совершения преступления (см. «Допуск в СИЗО и запрет обысков: чем адвокатам помогут президентские поправки в УПК»).

Анализ судебной практики о преступлениях, совершенных в соучастии

В ходе подготовки к написанию курсовой работы мной был проведен анализ судебной практики, который показывает, что суды допускают ошибки при квалификации преступления, совершенного в соучастии. В основном они связаны с неточным установлением роли каждого виновного в совершении преступления.

Рассмотрим пример необоснованной квалификации действий виновного по ч. 2 ст. 209 УК РФ (участие в устойчивой вооруженной группе (банде) или в совершаемых ею нападениях).

Д. признан виновным в кражах чужого имущества и в участии в банде. По приговору суда преступления совершены при следующих обстоятельствах.

13 мая 1999 года Д., выбив дверь квартиры N 65 дома N 9 по улице Шафиева в г. Стерлитамаке, похитил имущество Г. на сумму 14190 рублей. В июне 1999 года Д. встретил К.М., который предложил ему совершить кражу из квартиры N 60 дома N 10 по ул. Щербакова в г. Стерлитамаке, принадлежавшей М. За полученную информацию К.М. потребовал отдать ему часть похищенного. Д. предложил совершить кражу К.С. 26 июня 1999 года Д. и К.С. проникли в квартиру М., откуда похитили имущество на сумму 94260 рублей, в том числе газовый пистолет «RECK». Часть имущества передали К.М., а остальным распорядились по своему усмотрению. Через некоторое время Д. отдал К.М. газовый пистолет, похищенный у М. После незаконного приобретения газового пистолета, который был передан К.М., и знакомства его с К.С. была создана устойчивая вооруженная группа (банда) в целях нападения на граждан и в период с июля по сентябрь 1999 года был совершен ряд тяжких и особо тяжких преступлений, в том числе с вошедшими в нее впоследствии К.Р., К.Р.Р. и К.В. В июле 1999 года К.М. сообщил Д. и К.С. о том, что в квартире N 199 дома N 2 по ул. Коммунистической в г. Стерлитамаке, принадлежавшей К., имеются ценности. 21 июля 1999 года Д. и К.С., выяснив предварительно, что хозяева отсутствуют, проникли в квартиру и похитили имущество на сумму 62765 рублей. Часть похищенного передали К.М., а остальным распорядились по своему усмотрению.

В своих показаниях Д. не отрицал, что отдал К.М. газовый пистолет, похищенный им из квартиры М., однако показал, что никакой договоренности с К.М. о совершении преступлений с использованием пистолета у него не было. С кем он совершает кражи, К.М. не знал, К.С. он о К.М. не говорил. С К.С К.М. познакомился после того как они совершили кражу из квартиры К. О совершенных затем К.М., К.С. и другими разбойных нападениях он не знал, участия в них не принимал, не был осведомлен и об использовании при совершении преступлений газового пистолета.

В материалах дела отсутствовали доказательства, опровергающие показания Д., Таким образом, обстоятельства дела свидетельствовали о том, что Д. не был осведомлен о создании банды и участия в совершенных бандой преступлениях не принимал. При таких обстоятельствах осуждение Д. за совершение преступления, предусмотренного ст. 209 ч. 2 УК РФ, является необоснованным. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 1 ноября 2006 г. N 547-П06 Электронный ресурс Справочной системы «Консультант плюс».

Рассмотрим пример, когда, назначая наказание осужденному за преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору, суд не учел наличия смягчающих обстоятельств — активного способствования раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления, что повлекло изменение приговора и определения кассационной инстанции.

По приговору Красноярского краевого суда от 29 апреля 2004 г. Пареньков осужден: по ч. 3 ст. 162 УК РФ к двенадцати годам лишения свободы, п. п. «ж», «к» ч. 2 ст. 105 УК РФ к восемнадцати годам лишения свободы. По этому же приговору осуждены Абросимов и Сериков. Пареньков признан виновным в разбойном нападении на водителя автомобиля, совершенном по предварительному сговору в группе с Абросимовым, а также в убийстве, совершенном в группе с Абросимовым, с целью скрыть другое преступление.

Осужденный Пареньков в надзорной жалобе просил о смягчении наказания с учетом признания обстоятельством, смягчающим наказание, предусмотренное п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ активное способствование раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления.

Президиум Верховного Суда РФ 9 ноября 2005 г. надзорную жалобу осужденного удовлетворил, а судебные решения в отношении его в части назначенного наказания изменил по следующим основаниям. Назначая Паренькову наказание, суд указал в приговоре, что обстоятельств, смягчающих либо отягчающих наказание, не нашел. Однако из материалов дела видно, что в ходе предварительного следствия Пареньков давал подробные показания об обстоятельствах совершенных преступлений при соучастии Абросимова и Серикова, и именно эти показания суд признал достоверными и положил в основу приговора. Активное способствование раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления (выдача похищенного автомобиля и государственных номерных знаков к нему), в соответствии с п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ органами следствия признаны обстоятельствами, смягчающими наказание, о чем указано в обвинительном заключении.

При таких обстоятельствах, несмотря на изменение Пареньковым показаний в судебном заседании, у суда не было оснований для вывода об отсутствии обстоятельств, смягчающих наказание Паренькову. Данный вывод суда в приговоре не мотивирован.. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 09.11.2005 N 546п05 от 09.11.2005 //Бюллетень Верховного Суда РФ. 1999. № 1. С. 24.

Иногда суд вменяет осужденному признак соучастия в преступлении не обоснованно. Так, на ошибки, вызванные неправильным применением норм Уголовного кодекса Российской Федерации, указывает Прокуратура Кировской области в Информационном письме от 06.05.2006 г «О некоторых решениях Президиума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам, рассмотренным в 2005 году» где в частности рассматривается следующий пример.

«В действиях осужденной, виновной в соучастии в убийстве и убийстве, суд необоснованно признал наличие таких квалифицирующих признаков, как «группой лиц по предварительному сговору»… Судом Чукотского автономного округа В. и Д. приговорены к длительным срокам лишения свободы по совокупности преступлений, совершенных при следующих обстоятельствах: В. была уличена в краже денег у супругов Григория и Оксаны П., которые потребовали вернуть похищенное. Не желая платить, В. решила убить их, к осуществлению замысла привлекла своего знакомого Д., сообщив ему о том, что потерпевшие — состоятельные люди. Приступая к реализации совместно спланированного преступления, соучастники, имея единые намерения убить двух человек, действуя по предварительной договоренности и из корыстных побуждений, вооружившись ножом, пневматическим пистолетом и веревкой, пришли домой к потерпевшим. Д. заманил Григория П. в находившуюся неподалеку заранее подготовленную квартиру своей родственницы, где ножом нанес 43 колото-резаные раны, от которых тот скончался.

После этого осужденный вернулся в квартиру, но Оксана П, заподозрив неладное, отказалась его впустить. Д. незаконно проник в жилище, открыв дверь похищенным у Григория ключом. Сообщив В. о совершенном убийстве, Д. продолжил осуществление их единого преступного умысла на лишение жизни двух человек. Он ударил Оксану П, связал руки и ноги, шарфом закрыл рот, отнес в ванную комнату. После этого подал В. нож. В., используя беспомощное, как решил суд, состояние связанной жертвы, нанесла ей ножом 23 раны, причинив смерть. Соучастниками было похищено имущество потерпевших.

Верховный Суд Российской Федерации, рассмотрев дело в кассационном порядке, внес изменения в приговор, смягчив наказание В. и переквалифицировав действия осужденных, связанные с завладением имущества П., со ст. 161 на п. п. «а», «б» и «г» ч. 2 ст. 158 УК РФ. В остальном приговор оставлен без изменений.

Президиумом дело пересмотрено в связи с жалобой Д., а в отношении В. — в порядке ст. 410 УПК РФ. Признав правильным осуждение В. по ч. ч. 4 и 5 ст. 33 и п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ за соучастие в лишении жизни Григория П., Президиум исключил вмененный ей квалифицирующий признак убийства — «совершенное группой лиц по предварительному сговору». В обоснование принятого решения указано, что по смыслу закона (ч. 2 ст. 33, ч. 1 и ч. 2 ст. 35 УК РФ) преступление признается совершенным группой лиц или группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали два и более исполнителя. Исполнителем признается лицо, непосредственно участвовавшее в его совершении совместно с другими лицами (соисполнителями). В., согласно установленным обстоятельствам дела, никаких действий, составляющих объективную сторону убийства Григория П., не выполняла. Потерпевший был лишен жизни Д. Президиум подчеркнул, что по этой же причине В., обоснованно осужденная как исполнитель убийства Оксаны П., не должна нести ответственности по п. «а» ч. 2 ст. 105 УК РФ за убийство двух лиц… О некоторых решениях Президиума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам, рассмотренным в 2005 году. Прокуратура Кировской области Информационное письмо от 06.05.2006.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *