Сбербанк банкротство

Работа банка с проблемными активами

Я. Розова― В студии – Яна Розова. Здравствуйте! На связи со мной с одной из площадок Восточного экономического форума во Владивостоке Олег Ганеев, заместитель председателя правления ПАО «Сбербанк». Тема эфира: «Работа банка с проблемными активами».

О. Ганеев― Добрый день!

Я. Розова― Первый вопрос, который мне бы хотелось задать, касается проблемных задолженностей розничных клиентов. Каких принципов и приоритетов придерживается здесь Сбербанк?

О. Ганеев― Мы действуем в рамках утвержденной стратегии банка – Стратегия 2020. И там есть несколько магистральных направлений, которых в том числе мы придерживаемся при работе с проблемными активами. В первую очередь, это команда. И мы ориентированы на то, чтобы наша команда по работе с проблемной задолженностью: а) была бы лучшей на рынке; б) постоянно развивалась. Второе направление – это, конечно, технологии, то есть все, что касается технологической трансформации банка и рынка в целом. И в рамках технологического совершенствования мы разрабатываем и предлагаем лучшие инструменты по работе с проблемными активами.

Процесс работы с просроченной задолженностью должен быть понятен, прозрачен, прогнозируем и, естественно, стоимость его должна постоянно снижаться как для банка, так и для всех участников этого процесса в рынке.

Я. Розова― Как внедряются и внедряется ли в такое консервативное направление как взыскание новейшие технологии? И какие новейшие технологии банк уже использует?

О. Ганеев― Можно долго и развернуто отвечать на этот вопрос. Но я бы суммировал те основные нововведения, которые в текущий момент внедряются. Это все, что связано с онлайн-технологиями, начиная от подачи заявки, например, контроль ее, прогнозирование результата взыскания. Это также вопросы, связанные с роботизацией процесса. То есть все короткие простые операции при сборе проблемной задолженности у нас автоматизируются. При обзвонах клиентов, при первичном общении в каких-то не очень сложных ситуациях у нас используется робот-коллектор.

Ну и, конечно это все, что связано с таким прорывным направлением как искусственный интеллект, машинное обучение. И здесь мы применяем данное направление с точки зрения разработки моделей прогнозирования вариантов взыскания, вероятности поступления денежных средств по проблемным кредитам. Это очень перспективное направление.

Я. Розова― Насколько искусственный интеллект умеет сам себя…

О. Ганеев― Вы, наверное, хотите спросить – обучать? Да, очень хороший вопрос. То, что вы спросили – это очень применимо к деятельности Сбербанка. Наши модели прогнозируют поведение клиента по большинству ситуаций, которые связаны с работой с физическими лицами и конвейерными моделями сбора по типовым продуктам в малом бизнесе. Под это подстраивается стратегия работы — какой инструмент взыскания мы применяем, начиная с начальных стадий, и дальше по мере работы с данным проблемным кредитом.

И, естественно, фиксируя промежуточные результаты и работая с большими массивами данных, модели совершенствуются. Потому что набирается база фактических результатов, и, естественно, модели донастраиваются под тот факт, который мы уже получаем, под тот прогноз результата в деньгах возврата, который требуется нам для поддержания параметров эффективности всего процесса работы с проблемной задолженностью.

Если говорить о роботе-коллекторе, это может быть подбор интонации, подбор голоса (женский, мужской). Может изменяться скрипт общения. В сложных ситуациях робот понимает, что необходимо эскалировать разговор с клиентом на сотрудника, чтобы это уже было «живое» общение.

И, в принципе, алгоритмы, обучаясь, могут предлагать под каждого клиента свою последовательность этапов. То есть, во-первых, мы предупреждаем, что необходимо делать платеж. Если же вдруг прошла просрочка, самое простое – это предложить реструктуризацию. Но в каких-то ситуациях алгоритмы могут предлагать иную последовательность действий.

Это, может быть, не телефонный звонок и предложение реструктуризации, а, например, понимая ситуацию, клиента и его возможное поведение, мы можем какие-то стадии или проходить быстрее, или сразу переходить на следующий этап.

Я. Розова― Как часто робот-коллектор может и должен звонить должнику?

О. Ганеев― В соответствии с законодательством. Есть закон, который регламентирует данную деятельность. Он подразумевает периодичность контактов, время контакта, после какого времени нельзя звонить или какое время, наоборот, для этого рекомендовано, какая частота звонков должна быть (чтобы это не было много раз в день). Эти требования закона зафиксированы в алгоритмах действий робота-коллектора. Наш робот-коллектор соблюдает законы Российской Федерации (смеется – прим.).

Я. Розова― Я так понимаю из того, что вы сказали ранее, Сбербанк полностью, конечно, не отказался от сотрудников. Но в колл-центре это только робот-коллектор?

О. Ганеев― В колл-центре у нас до 90% контактов происходит с участием робота-коллектора. А примерно в 10% сложных ситуаций необходимо личное участие высококвалифицированных сотрудников. Здесь важно понимать, что робот-коллектор, и в принципе роботизация этого процесса – это не только звонки. По завершении рабочего дня у нас происходит автоматизированный контроль качества всех звонков, выбираются лучшие практики: какое общение сотрудника или, например, какой скрипт робота, привели к наиболее лучшему результату.

Естественно, что это фиксируется для последующего совершенствования модели. И наоборот, если, например, где-то были не выдержаны рекомендованные скрипты, или были неподходящие интонации в беседе, то это тоже учитывается с точки зрения дальнейшего совершенствования.

Я. Розова― В прошлом году Сбербанк представил две площадки для работы с банкротствами. Одна из них – «Bankro.TECH». Как она помогает рынку?

О. Ганеев― Мы считаем, что это уникальный инструмент на рынке. Bankro.TECH — платформа, которая позволяет всем участникам процесса работы с проблемными активами в первую очередь на стадии перехода в банкротную стадию. На этой платформе у нас участвуют кредиторы, должники, арбитражные управляющие. Вся информация по каждому банкротному делу централизуется из всех источников на данной платформе и доступна участникам процесса работы с проблемной задолженностью. Информация постоянно обновляется в зависимости от того, как происходит решение той или иной ситуации.

При помощи платформы можно проводить собрания кредиторов, фиксировать результаты голосования по тому или иному активу, строить графики судебных заседаний. Мы считаем, что Bankro.TECH серьезно облегчает работу всем участникам рынка, делает ее абсолютно прозрачной и контролируемой по стадиям прохождения и по времени того или иного дела.

Я. Розова― Вторая площадка – это портал «DA». Как и чем здесь эта площадка может быть полезна обычным людям?

О. Ганеев― Портал «ДиЭй» (distressed assets) отличается по функционалу от предыдущей платформы. На данной платформе выложена информация в первую очередь о том имуществе, которое в рамках проблемных ситуаций остается на балансе банка. Речь идет о самом разнообразном имуществе.

Можно, посмотрев соответствующий раздел портала, стать собственником бизнеса либо развивать свой действующий или его диверсифицировать. Также там есть и активы в интересах физических лиц, то есть недвижимое имущество, квартиры, дома. Это абсолютно полный и универсальный перечень активов, которые можно в удобной форме просмотреть. Платформой очень легко пользоваться — там есть различные фильтры, где можно выбрать какой регион или какое направление деятельности вам интересны, или от какой и до какой цены.

Также на платформе предусматриваются элементы возможного финансирования под покупку имущества со стороны банка. Но самое главное, что это открытая площадка, которую рынок свободно может видеть и принимать для себя те или иные решения по активам. Это публичная, гласная платформа, абсолютно прозрачная для всех.

Я. Розова― Насколько часто сейчас фиксируется банкротство Сбербанком?

О. Ганеев― Вообще, если говорить с точки зрения конечного сбора, эффективности, более 95% всех проблемных ситуаций решаются на ранней стадии путем телефонных переговоров с фиксацией результатов либо реструктуризациями таких кредитов. На иные стадии, в том числе на тяжелые, у нас приходится менее 5%. Но самое финальное – банкротство – это, в общем, еще меньше (то есть в пределах 2% и меньше).

Я. Розова― СМИ активно цитируют Германа Грефа, который недавно говорил о помощи пострадавшим во время наводнения в Иркутской области. Что уже сделано банком в этом направлении?

О. Ганеев― Мы с первых дней очень глубоко погружены в эту ситуацию. Мы принимаем активное участие в помощи пострадавшим, в помощи местным органам. И если говорить о тех мерах поддержки, которые уже реализованы, то, в первую очередь, мы приняли активное участие в формировании местного фонда помощи пострадавшим. По моим данным, в этот фонд было собрано более 100 миллионов рублей и из них 20 – это был вклад Сбербанка.

Совместно с областью и при поддержке компании «Аэрофлот» мы организовывали отдых 223 ребятишкам из Иркутской области. Пока дети отдыхали в комфортных условиях на юге, их родители имели возможность на период более месяца (ребята и девчата отдыхали с июля по конец августа) сконцентрироваться на решении в первую очередь жилищных вопросов, и это было очень важно так как холода близко.

Плюс мы, естественно, приняли в банке отдельные решения по реструктуризации кредитов жителям зоны чрезвычайной ситуации, а также пострадавшим субъектам малого предпринимательства. Мы списываем кредиты, если, не дай бог, в семьях есть погибшие при данной чрезвычайной ситуации. То есть реализуется большой комплекс поддержки с точки зрения кредитования. В том числе предоставление пониженных процентных ставок.

Естественно, нашей задачей как крупного инфраструктурного банка было восстановление работоспособности нашей сети офисов обслуживания, сети устройств самообслуживания – банкоматов, терминалов. В сжатые сроки, буквально в течение полутора недель, вся сеть была восстановления к деятельности, был увеличен режим работы офисов с целью обеспечения выплат в пострадавших районах (различных форм поддержки). Мы дополнительно командировали из других регионов порядка 70 сотрудников с целью увеличения режима работы, перевода его в востребованных точках в формат 24/7. Дополнительно завозили устройства самообслуживания. Из других регионов была переброска передвижных пунктов обслуживания. Мы увеличили группировку наших вот этих мобильных офисов, чтобы они могли перемещаться в наиболее востребованные с точки зрения спроса клиентского точки. Наша страховая компания активно осуществляла выплаты. Причем, по сравнению с другими страховыми компаниями, обеспечили выплаты очень быстро.

Поэтому вот такой комплекс мер с первых дней реализовывался. И надо сказать, что мы не останавливаемся на тех мерах, которые уже приняты. Мы постоянно мониторим ситуацию. И при возникновении тех или иных вопросов к нам или предложений по улучшению ситуации в пострадавших регионах мы оперативно принимаем необходимые решения. И хотим подчеркнуть, что те решения, которые принимались для Иркутской области, будут универсально применяться Сбербанком и на других территориях, где возможны подобные чрезвычайные ситуации. Пострадавшие люди должны всегда получать максимальную поддержку, в том числе и от нас, как системообразующей организации.

Я. Розова― Олег Ганеев, заместитель председателя правления ПАО «Сбербанк», был на связи с «Эхом».

реклама

Открытие и ведение счета

Открытие счёта физического лица — должника

Закрытие счёта

Далена Банк обращает внимание Арбитражных управляющих, являющихся представителями Клиентов, признанных Арбитражным судом банкротами, что в случае намерения закрыть банковский счет, Заявление о закрытии счета может быть представлено в произвольной форме с обязательным указанием идентификационной информации в отношении Арбитражного управляющего (сведения из документа, удостоверяющего личность, ИНН, СНИЛС), вместе с Согласием на обработку персональных данных в рамках Федерального закона № 152-ФЗ.

Сбербанк требует банкротства умершего бизнесмена

27 мая в арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области поступил иск от Сбербанка с требованием признать банкротство Ивана Кары. Загвоздка в том, что два года назад ответчик скончался.

Сумма исковых требований заявлена в 63 111 497 рублей. Вероятнее всего, причиной конфликта стал агрохолдинг «Пулковский», где Кара является соучредителем с 50% долей под обременением. В 2010 году концерн получил кредит в 1,5 млрд рублей на восемь лет, но вскоре начались трудности с выплатой долга. В качестве решения проблемы руководство «Пулковского» пошло на реструктуризацию с заложением «Сберу» акций трех агрокомплексов.

В итоге в 2020 году Сбербанк взялся за дело и подал два иска на банкротства агрокомплексов с требованиями на 500 млн рублей. Вероятнее всего, нынешний иск о банкротстве умершего бизнесмена, это своеобразная попытка банка сохранить за собой активы, избежав претензий от наследников и третьих лиц.

Интересно, что в России процедура банкротства умерших не идет вразрез с законом, однако на деле используется довольно редко.

Срок разблокировки зарплатной карты по определению суда

Очевидно, 20 февраля 2018 г. в рамках процедуры банкротства физического лица было вынесено определение о завершении реализации имущества гражданина и освобождении от обязательств. Определение подлежит немедленному исполнению, но может быть обжаловано в порядке, установленном ч. 3 ст. 223 Арбитражного процессуального кодекса РФ, в течение 10 дней со дня вынесения определения.

В случае если определение не обжаловано или оставлено судами без изменения, у кредитной организации нет причин для блокировки вашего счета по основанию введенной процедуры банкротства.

Сроки рассмотрения претензии кредитной организацией, как правило, указаны в договоре между банком и клиентом. Зачастую кредитные организации руководствуются положениями ч. 1 ст. 12 Федерального закона от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации»: «Письменное обращение, поступившее в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу в соответствии с их компетенцией, рассматривается в течение 30 дней со дня регистрации письменного обращения».

Рекомендую обратиться с жалобой на действия банка в интернет-приемную Банка России и в Роспотребнадзор.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *