Революция права

Философия Assassin’s Creed И других убийц

«Мир — это иллюзия и можно покориться ей, что большинство людей и делают, или бороться. Законы исходят от здравого мышления, а не от Бога, а потому ничто ни истинно и всё позволено.» (Альтаир)

«Они отняли всё у меня, но допустили одну ошибку — оставили меня в живых.» (Коннор Кенуэй)

«Он стоит у входа в давно покинутое место, а с ним — знания Альтаира и способности Эцио. В его руке — Яблоко Эдема. А мы стоим рядом готовые помочь, если сможем. Его имя Дезмонд Майлс, и он привел нас к концу.» (Уильям Майлс)

«Те сумасшедшие люди, которые пытаются изменить мир, в конце концов его и меняют.» (SSV) «Не бойтесь делиться тем, что выходит за рамки привычного.»

(mf)

«Если ты попытаешь уничтожить Его, чтобы спасти людей, люди уничтожат тебя, чтобы спасти Его.

«Пока человек не заглянул в глаза смерти, невозможно сказать, на что он готов ради жизни.» (Джон Крамер)

«Единственный способ определить границы возможного — выйти за эти границы.» (Артур Кларк)

«Человек не жалеет время, думая, что его много.» (Mr. Freeman)

«Наслаждайтесь победой, сэр. Эта последняя, которую принес я.» (Коннор Кенуэй)

«О человеке судят по величию его врага.» (Агент)

«Вопросы о смысле жизни пропускаю. У каждого должен быть свой ответ. Я свой ответ нашел.»

«Свобода не без проблем, но она бесценна.» (Эцио Аудиторе)

«Брат может не быть другом, но друг — всегда брат.»

«Смерть — это стрела, пущенная в тебя, а жизнь — то мгновение, за которое она до тебя долетает.» (Ибрагим Аль Хусри)

«Я убивал людей, много людей, но они все были плохими.» (Наемный убийца)

«Я не намерен портить отношений ни с небесами, ни с адом, — у меня есть друзья и в той, и в другой местности.» (Марк Твен)

«Одно убийство делает человека преступником, миллионы убийств — героем. Все дело в масштабах.»

«В мире, где за каждым охотится смерть, не может быть маленьких или больших решений. Здесь есть лишь решения, которые мы принимаем перед лицом своей неминуемой смерти.»

«Я научился смотреть на смерть как на старый долг, который рано или поздно надо заплатить.»

«Каждый человек вправе сомневаться в своем предназначении и время от времени отступать от него. Единственное, чего нельзя делать, — это забывать о нём.»

«Я хочу попасть в ад, а не в рай. Там я смогу наслаждаться обществом пап,королей и герцогов, тогда как рай населен одними нищими, монахами и апостолами.»

«История изучает изменения. Если объект
не меняется,значит он мертв.» (Шон Гастингс)

«Если хочешь вести людей на смерть, скажи им, что ведешь их к славе.» (Ш. Талейран)

«Война не может быть справедливой, потому что воевать справедливо нельзя, даже если воюешь за справедливость.»

«Лишь великие события создают великих людей.»

«И в час, когда мой след во всех сердцах сотрется, лишь в этот страшный час скажи, что умер я!»

«Война будет повторяться до тех пор, пока вопрос о ней будет решаться не теми, кто умирает на полях сражений.»

«На каждое действие есть равное противодействие»

«Человек должен делать выбор. В этом и состоит его сила — в могуществе его решений.»

«Самое большое зло, какое может сделать нам враг — это приучить наше сердце к ненависти.»

«Вы не можете ничего поделать с длиной вашей жизни, но вы можете сделать что-нибудь с ее шириной и глубиной.»

«Жизнь ассасина — это боль. Ты причиняешь ее другим, страдаешь от нее, надеясь, что со временем она уйдет!» (Эцио Аудиторе)

«Знание смиряет великого, удивляет обыкновенного и раздувает маленького человека.»

Сделав шаг, обернись и посмотри какой след ты оставил.

«Братья! Сестры! Весь город ополчился против нас, а убийца Юсуфа сидит в Арсенале и смеется! Покажем ему, что бывает с теми, кто бросает вызов Ассасинам!» (Эцио Аудиторе)

«Что есть человек, как не его воспоминания?Мы — прожитые жизни, рассказанные себе истории!» (Объект 16)

«Восстание — это одновременно и самое неотъемлемое право, и самая святая обязанность.»

«С человеком происходит то же, что и с деревом. Чем больше стремится он вверх, к свету, тем сильнее тянутся его корни к земле, вниз, в мрак, в глубину, во зло.»

«Испытывал ли я когда-нибудь угрызения совести? Память моя хранит на этот счет молчание.»

«Слова, которые рождаются в сердце, доходят до сердца, а те, что рождаются на языке, не идут дальше ушей.» (Аль-Хусри)

«Тех, кто не участвует в нашей борьбе по велению сердца, негоже впутывать в эту войну.» (Эцио Аудиторе)

«Смерти меньше всего боятся те люди, чья жизнь имеет наибольшую ценность.»

«Жизнь коротка, но слава может быть вечной.»

Ассасины и тамплиеры на шахматной доске. Первые — черные, вторые — белые. Ассасины действуют во тьме, чтобы служить свету. Тамплиеры действуют под рукой света, но служат тьме. Это шахматное противостояние длится с давних времен, в каждую эпоху разыгрывается своя партия. Однако, всегда на шахматной доске войну начинают белые…

Сильный человек не тот, кто побеждает слабого, а тот, кто помогает слабому стать сильным.

«Большая душа никогда не бывает одинокой. Как бы судьба ни отнимала от нее друзей, она в конце концов всегда их себе создает.»

«Все всегда заканчивается хорошо. Если все закончилось плохо, значит это еще не конец.»

«Когда остальные слепо следуют за истинной, помни: НИЧТО НИ ИСТИННО! Когда остальные ограничены моралью или законом, помни: ВСЕ ДОЗВОЛЕНО! Мы действуем во тьме, чтобы служить свету! Мы — ассасины.» (Никколо Макиавелли и Эцио Аудиторе)

«Мир или война, в Венеции всегда будет карнавал!»

«Я прожил жизнь как смог, не зная какова цель, но стремясь к ней словно мотылёк летящий на огонь.» (Эцио Аудиторе)Люди не меняются, они лишь на время играют нужную роль ради своих интересов.»Великие умы ставят перед собой цели; остальные люди следуют своим желаниям.» «Больше всего ненавидят того, кто способен летать.»Распорядитесь своей жизнью правильно, не относитесь к ней слишком серьезно — живым вам всё равно из неё не выбраться.»Возможно, равенство — это право, но никакая сила на земле не сделает его фактом». «Свобода не в том, чтоб сдерживать себя, а в том, чтобы владеть собой». «С чем бы нам ни довелось столкнуться, какие бы чувства не бушевали в душе — у нас всегда есть ВЫБОР. От него зависит то, какими мы станем… И мы всегда можем выбрать правильный путь»»Аудиторе не погибли! Еще остался я! Я, Эцио! Эцио Аудиторе!»Историй, подобных моей, тысячи, и мир не рухнет, если одна из них оборвется (Эцио Аудиторе)»Чем больше сила, тем больше ответственность»»За одну ночь нельзя изменить жизнь. Но за одну ночь можно изменить мышление, которое навсегда изменит твою жизнь.» (автор неизвестен)»Похоже ассасина может убить лишь другой ассасин.» (Эцио Аудиторе)»Ни одна книга, ни один учитель не даст вам ответов, не откроет путь. Выберите свою дорого. Не идите за мной и ни за кем еще. Будьте свободными!» (Эцио Аудиторе)Мы едины: как мы разделяем славу наших побед, так разделяем и горечь поражений.Так мы становимся ближе, становимся сильнее. (Малик Аль-Сауф)Тезис «Ничто не истинно» подразумевает, что основы, на которых держится общество, зыбки, и мы сами должны строить своё будущее.
Говоря «Всё дозволено», мы подразумеваем, что сами решаем, что нам делать, и несем ответственность за последствия, какими бы они ни были. (Эцио Аудиторе)»Деятельность — единственный путь к знанию».»Если человек думает, что в историческом движении общества имеют место случайности, то он полный идиот» — (Цицерон)
Нет земли на свете, которая так была бы усеяна крепостями, как Италия. И нет так же земли, которая бы была так часто завоевана.»Хочешь мира — готовься к войне». (Вегеций)

Теология Освобождения для чайников или почему христианский народ имеет право на восстание

В продолжении поста Богословие Освобождения

Суверенитет народа выше суверенитета созданного
им государства. Народ имеет право на восстание
против нарушивших общественный договор правителей.

Учение Джон Локка о государстве и праве.
«Власть от Бога не значит, что каждый князь, поставленный Богом, может быть тираном, деспотом, с ним можно бороться», — считал Фома Аквинский. «Всякая власть от Бога», поэтому долг каждого состоит в повиновении правителю, если, конечно, он не злоупотребляет своим положением, не нарушает законов. В противном случае народ имеет право на восстание и свержение его, но лишь при согласии на это церкви и папства.
Бог вне истории человечества, что удален от мирских дел – это язычество. Такое понимание Бога служит интересам богатых народов в ущерб бедным. Подлинный и живой Бог проявляет свое участие в истории человечества. Бог не вне мира, он не бесстрастен, а наоборот, он динамично вовлечен в борьбу на стороне бедных и униженных. Христиане должны, как и Он, бороться с угнетением и эксплуатацией. Густаво Гутьеррес говорил: «Познать Бога – это творить справедливость»… Хуан Собрино говорит о классовой борьбе между «Богом Жизни» и «божествами, приносящими смерть». Иисус защищает Бога Жизни. Бог Жизни может и должен принести смерть угнетателям, если христиане верят ему. История еще не предопределена и через нее, через классовую борьбу приходит к нам спасение. Христос и его Церковь, его последователи исполняют историю. Миссия Церкви состоит в протесте против несправедливости, в поддержке бедных. Ведь Церковь это символ Божественной освободительной деятельности, главный инструмент трансформации общества. Она должна нести свою Благую Весть всем угнетенным. Она — знак освобождения человека и истории и местом освобождения человека. Знак этот должен быть ясным и понятным. Значит, Церковь как символ спасения мира, во всех своих видимых структурах должна демонстрировать то послание, которое она несет людям. Церковь не существует «для себя», она существует только «для других», она показывает спасительную деятельность Бога в мире, демонстрирует Божью благодать через акт любви и освобождения. Христианская церковь – это Церковь бедных, крестьян, христиан…
В Библии материальная нищета рассматривается как следствие угнетения и Книга осуждает богатых за то, что бедные живут в невыносимых условиях (Амос 2:6-7) (Ис. 10:1-2).
Иисус провозгласил, что он пришел благовествовать бедным (Лк. 4:18). Густаво Гутьеррес выделяет три взаимосвязанных между собой уровня освобождения. Во-первых, с политической и социально-экономической точки зрения есть освобождение от эксплуатации и угнетения, выражающее надежды угнетенных. Во-вторых, освобождение – это также завоевание полной творческой свободы для построения «нового мира» и «нового человека». Люди сознательно развивают свою судьбу через социальные перемены. И, наконец, самый глубокий уровень освобождения – религиозный – это избавление от греха и соединение человека с Богом, самое радикальное, тотальное освобождение.
Капитализм – пролонгация личного греха на глобальный уровень, капиталистическая система как «социальный грех» в принципе противоположна «освобождению». Капиталистические страны процветают за счет бедных народов. Здесь на первый план выступает «теория зависимости», по которой развитие богатых стран зависит от недоразвития бедных. Искупление структурного греха капитализма осуществляется путем трансформации социальной действительности. Угнетенные грешны тем, что принимают рабство, не сопротивляясь и не пытаясь скинуть оковы. Они должны восстать во имя Бога. Их насилие же не считается грехом, так как оно применяется для сопротивления угнетению. Народ имеет «право на восстание», если правитель приходит к власти при помощи неправедных средств либо властвует несправедливо и государственная власть вырождается в тиранию, потому что его действия противоречат интересам Церкви и Воле Божией. Революционное насилие Церковь всегда допускала по отношению к врагам Веры. «Насилие – составная часть капиталистической системы, с его помощью угнетенных держат в подчиненном положении, и уничтожение такого порядка не противоречит идеям создания братского общества, идеям первого политического узника, убитого властями Древнего Рима и Древней Иудеи, – Иисуса Христа», – утверждает Леонардо Бофф. И революционное насилие не противоречит постулатам христианского учения, которое всегда отстаивало права народов и отдельных личностей защищаться с оружием в руках.

Оскар Арнульф Ромеро говорил: «Когда диктатура попирает права личности, когда другим путем невозможно добиться блага для нации, когда закрываются каналы диалога разума и взаимопонимания, церковь говорит о законном праве на повстанческую борьбу». Для осуществления фундаментальных изменений в экономике, обществе и политике требуется революция, и, прежде всего, первыми в ней должны участвовать христиане. Так говорил пастор Камило Торрес.
Спасение происходит лишь через историческую самореализацию. В рамках коллективного действия, в борьбе с социальной несправедливостью только и возможно индивидуальное спасение души человека. Наше спасение через борьбу за справедливое общество осуществляется лишь в конкретных исторических и политических обстоятельствах. Исход и Обетование в Библии как раз и символизируют постоянную трансформацию истории, путь к будущему. Именно вера помогает христианину одобрять и поддерживать те исторические движения, которые имеют большее соответствие с идеалами Евангелия. Христианская вера – вера в «предпочтительное право бедных», так как Бог на стороне бедных. Христианская Церковь — Церковь бедных, она принимает себя на нищету, проповедует и живет ею, и в этом ее духовная открытость Богу. Ее добровольная нищета считается актом любви и освобождения, солидарности с бедными и страдающими. Мы чувствуем Бога в народе; то, что делается для других, делается для Господа… Нищета – это выражение греха, что есть отрицание любви. Поэтому она несовместима с приходом Царства Божьего, царства любви и справедливости. Церковь не может быть богатой, так как она за нищих.
Да, многие столетия ЛЖЕЦерковь помогла поддерживать существующий социальный порядок, стояла на стороне элит. Она стала «греховной церковью в обществе греха». Настало время Церкви вспомнить о своем подлинном назначении, изменить приоритеты и действовать вместе с бедными – избранным Богом народом. Солидарность с угнетенными и есть религиозное переживание. Христос говорил о себе как о голодном, раздетом, больном и заключенном (Мт. 25). Он – защитник бедных и неимущих в борьбе против тех, в чьих руках политическая и экономическая власть. Писание, веру и историю надо поэтому рассматривать глазами угнетенных и говорить на их языке. Бог – на стороне именно революционных сил, несущих освобождение бедным, действие их проявляется в политических акциях, но подразумевает и духовное освобождение…
Вот что такое христианский образ жизни, конкретное равенство всех перед Богом.
P/S. Политико-правовые учения раннего христианства: Аврелий Августин (Блаженный)
Основные принципы организации жизни общин:
1) общность имущества,
2) обязательность труда для всех,
3) равенство,
4) отсутствие духовенства и культов,
5) осуждение богатства.
Библия
В Библии — вся власть от Бога.
Выделение трех элементов государственной власти:
1) Сущность (откуда берется власть) — власть от Бога.
2) Происхождение власти: по наследству или силой.
3) Использование власти:
a. если монарх заботится о своих подданных и о привилегиях церкви, то этой власти необходимо подчиняться,
b. если монарх не заботится о подданных и церкви, то народ имеет право на восстание.
«Возможно, тиран послан народу за его грехи».
по материалам:

В ходе кухонно-твиттерных дискуссий с удивлением выяснил, что в голове у многих, даже вполне образованных и эрудированных людей, засела невероятная картинка про власть, которая имеет абсолютный мандат подавлять и прекращать любые «беспорядки», потому что она же, черт возьми, власть. Сакральная.
Но это — не так.
Подробное изложение матчасти есть, естественно, в Википедии. Искать по словам «Право на восстание». В очень схематичном изложении мысль звучит так — согласно всем демократическим конституциям, верховным источником власти является народ, поэтому неотъемлемым правом народа является право на осуществление своей власти непосредственно, путем восстания и взятия ее в свои руки, в том случае, если действия избранных органов власти угрожают конституционному строю. Это и понятно — иначе фраза о том, что народ является единственным источником власти (в Конституции РФ это статья 3) остается пустой и бессмысленной декларацией. Да, в современном мире народ (пока — до расцвета электронной демократии) не имеет возможности осуществлять власть непосредственно, и должен делать это через представителей. Но именно поэтому правовая система должна предусматривать меры предосторожности против тирании, узурпации власти, изменения конституционного строя без согласования с единственным источников власти. Такой мерой предосторожности и является право на восстание. Логичнее некуда, не так ли?
Эта несложная мысль о праве на восстание как о естественном и неотъемлемом праве стала общим местом в эпоху Просвещения, и нашла непосредственное отражение в Декларации независимости США (1776 год) и в великой французской Декларации прав и свобод человека и гражданина (в редакции 1793 года).
США: «Когда длинный ряд злоупотреблений и насилий обнаруживает стремление подчинить народ абсолютному деспотизму, то право и долг народа свергнуть такое правительство и создать новые гарантии обеспечения своей будущей безопасности.»
Франция: «Когда правительство нарушает права народа, восстание для народа и для каждой его части есть его священнейшее право и неотложнейшая обязанность.»
Оба эти документа сохранили свою силу и являются неотъемлемыми частями сегодняшних правовых систем США и Франции. В ряде других стран право на восстание в явном виде прописано в их современных конституциях, как, например, в Основном Законе ФРГ:
«Всякому, кто попытается устранить этот строй, все немцы имеют право оказывать сопротивление, если не могут быть использованы иные средства». Кстати, в Конституции Веймарской республики такой формулировки не было; ее появление стало одним из уроков, который Германии выучила в 1933-1945 годах.
Наконец, в преамбуле Всеобщей декларации прав человека, фундаментального документа международного права, ясная отсылка к праву на восстание дана в третьем абзаце:
«…необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать, в качестве последнего средства, к восстанию против тирании и угнетения;» — т.е. подразумевается, что восстание, хотя является вынужденной мерой и последним средством, но, очевидно, входит в арсенал допустимых реакций на нарушение прав человека.
Короче говоря, можно обойтись и без всех этих цитат. Главное для меня лично: право на восстание в целях сопротивления установлению тирании является неотъемлемой частью правовой системы демократического государства, без которого эта система неполна, незащищена, ущербна и декларативна.
Вот только с этих позиций у меня лично и получается оценивать украинские события.
— Мирный протест против отказа Януковича от подписания соглашения об ассоциации с ЕС;
— Разгон мирного протеста (но обе стороны были небезупречны, и были провокации с обеих сторон);
— Тем не менее: продолжение мирного гражданского протеста в декабре;
— Принятие «партией власти» пакета законов, устанавливающих режим полицейского государства, радикально ограничивающих права и свободы гражданина, и, тем самым, фактически отменяющих базовые нормы конституционного строя;
— Начало силового сопротивления — реализация права народа на восстание.
Все логично и правильно.
Вот поэтому у меня никаких претензий к протестующим и никаких симпатий к людям в касках и бронежилетах, которые продолжают исполнять незаконные приказы, вместо того, чтобы спокойно разойтись по домам.
Ну и элементарный FAQ:
Q: Революция — это всегда ужасно! Там трупы, кровь, как можно это поддерживать?
A: Революция — это плохо. Но в жизни так бывает, что хороших решений нет, а есть несколько плохих, и вопрос в том, что хуже. Если альтернативой являются годы или десятилетия тирании, то выбор очевиден. Тирания породит (прямо или косвенно) куда больше трупов, и нанесет гораздо больший ущерб человеческому потенциалу страны. (Не говоря уж о том, что высказывание «революция — это всегда кровь» неверно, подавляющее большинство революций в Европе в последние 50 лет были бескровными).
Q: Ну а что же ты не берешь коктейль Молотова и не идешь на Кремль?
A: Право на восстание — это право народа, а не личности. Украинский народ пытается реализовать это право сейчас. Российский народ реализовал его в 1991-м году, а вот в 2011-2012 годах — не стал. Можно долго обсуждать, почему так случилось и кто в этом виноват (наверняка, в этом есть изрядная доля и лично моей вины, и вины каждого из тех, кто лайкает и репостит), но в контексте данного обсуждения — это просто исторический факт. Моя версия — тут в значительной степени разница между постепенным нагреванием воды в аквариуме у лягушки (она сварится) и мгновенным кипячением (она постарается выпрягнуть). У Путина и Госдумы получилось уничтожить конституционный строй примерно за 10 лет, Янукович и Верховная Рада постарались сделать это за месяц.
Q: Так что, ты поддерживаешь гопников с щитами, на которых написано «1488»?
A: Любой народ — это сложнейший конгломерат самых разных людей и слоев. Именно тот факт, что на Майдане оказались и киевские интеллигенты, и львовские ультранационалисты и донецкие футбольные болельщики доказывает народный (и, следовательно, законный) характер украинского протестного выступления. Все вместе защищают конституционный строй — так и должно быть. Победят, проведут выборы — и там националисты наберут свои 10-15%, как в любой европейской стране.
Q: Но протест разобщен, у протеста нет лидера, как он может победить?
A: Отсутствие явного лидера — и при этом (как свидетельствуют многочисленные репортажи) превосходная, очень отлаженная система самоорганизации Майдана — это для меня тоже, в первую очередь, доказательства того, что одной из сторон противостояния в Киеве является народ. А в противостоянии, где одной из сторон является народ, народ всегда прав (см. выше).

Право на восстание

Александр Эрделевский,

профессор,

доктор юридических наук

Законодательство РФ предусматривает уголовную ответственность за действия, направленные на насильственный захват и удержание власти, изменение конституционного строя России, за организацию в тех или иных целях вооруженного мятежа либо активное участие в нем, а также запрещает любые публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности. Однако означают ли эти законодательно установленные запреты, что народное восстание ни при каких условиях не может быть признано правомерным ?

Многие негативные явления в социально-политической и экономической жизни российского общества, произошедшие за последние 15 лет, объективно давали повод политическим аналитикам предупреждать власть об опасности народного восстания с целью ее свержения и изменения существующего государственного строя. Такое восстание обычно называют соответственно революцией или бунтом в зависимости от того, завершилось оно успехом или было подавлено, причем вторая участь, как показывает вся многовековая история человечества, постигает восстание гораздо чаще. Тревожные прогнозы в отношении возможного развития событий в России подобным образом неоднократно высказывались многими политиками и обозревателями, однако по ряду причин, которые сами по себе достаточно интересны и заслуживают отдельного рассмотрения, до сих пор ни один из таких прогнозов не сбылся.

Наиболее памятные события, дававшие веский повод для народного восстания, это реформа цен в 1992 г. (так называемая реформа Гайдара), повлекшая радикальное обесценивание сбережений граждан, государственный переворот в октябре 1993 г. и произошедшая в последующий период приватизация государственного и муниципального имущества, которая, за исключением приватизации жилищного фонда, была полностью незаконной, так называемый дефолт 1998 г., повлекший банкротство многих банков и массовую утрату гражданами денежных средств.

Большинство перечисленных невзгод уже пережиты, поэтому как возможные самостоятельные поводы для восстания навсегда остались в прошлом, однако один повод, причем самый веский незаконная приватизация будет, как представляется, сохраняться еще очень долго. В пользу такого предположения можно высказать целый ряд соображений.

Во-первых, процесс незаконной приватизации еще далеко не закончен. Как заметил в своем интервью 28 января 2005 г. подавший в отставку руководитель Счетной палаты РФ, на сегодняшний день неприватизированными остались еще 70% государственного имущества. Во-вторых, многие инициативы российской власти по проведению реформ в области социальной сферы (монетизация льгот, изменения в системе обеспечения медицинской помощью, в образовании, в жилищной сфере и др.) вызывают справедливое недовольство, напряжение и протесты в обществе. Неприятие подобных реформ объясняется не их содержанием, а временем их осуществления: они были бы допустимы лишь после полного устранения последствий незаконной приватизации. Понятно, однако, что существующий в России с конца 1993 г. режим, представляющий интересы узкого слоя обогатившихся в результате приватизации лиц, может лишь изменять персональный состав этого слоя, но по самой своей природе не способен возвратить незаконно приватизированное имущество и полученные в результате его использования доходы в состав общенародного достояния. Следовательно, какие бы реформы в социальной области не предпринимались, они изначально обречены стать катализаторами народных волнений, что наглядно показали недавние выступления российских граждан пенсионного возраста.

Следует обратить внимание, что даже эти относительно немногочисленные и мирные выступления вызвали у властей тревогу. Устами отдельных представителей властных структур в адрес протестующих, а также предполагаемых организаторов протестных акций были высказаны угрозы административного и уголовного преследования. И судя по сообщениям в средствах массовой информации, реализация этих угроз путем привлечения организаторов к административной ответственности в некоторых регионах уже начата.

Поскольку устранения объективных причин для восстания в России ожидать не приходится, его вероятность, хотя и очень близка к нулю в силу отсутствия необходимых субъективных факторов, все же сохраняется, поэтому целесообразно коснуться вопроса о правовой оценке народного восстания. На первый взгляд, это может показаться совершенно излишним, так как вполне очевидно, что никакая правовая система не может прямо признать восстание правомерным средством разрешения конфликтов, возникающих между властью и населением. В Уголовном кодексе РФ существуют ст. 278, предусматривающая уголовную ответственность за действия, направленные на насильственные захват или удержание власти, изменение конституционного строя Российской Федерации, и ст. 279, устанавливающая ответственность за организацию в тех же целях вооруженного мятежа либо активное участие в нем. В свою очередь ст. 280 УК РФ запрещает любые публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности. Однако означают ли установленные в УК РФ запреты, что восстание в виде насильственных действий ни при каких условиях не может быть признано правомерным?

Прежде чем ответить на этот вопрос, хотелось бы привести отрывок из документа, явившегося правовой основой для создания Соединенных Штатов Америки государства, которое до последнего времени имело репутацию одного из самых демократических, хотя оно и сыграло весьма неблаговидную роль в истории новейшей России. Речь идет о принятой 4 июля 1776 г. тринадцатью штатами Америки Декларации независимости. В ней признается наличие у каждого человека неотчуждаемых прав, в том числе права на жизнь, свободу и стремление к счастью, и отмечается, что цель создания любого государства состоит в обеспечении этих прав. Как указывается далее в Декларации, весь опыт прошлого подтверждает, что люди склонны сносить пороки до тех пор, пока их можно терпеть, нежели использовать свое право упразднять правительственные формы, ставшие для них привычными. Но когда длинный ряд злоупотреблений и насилий, неизменно подчиненных одной и той же цели, свидетельствует о коварном замысле вынудить народ смириться с неограниченным деспотизмом, свержение такого правительства и создание новых гарантий безопасности на будущее становится правом и обязанностью народа (выделено мной. А. Э.). Таким образом, основатели США признавали за народом право на восстание, но лишь при определенных условиях. Более того, с наступлением таких условий они связывали возникновение у народа не только права, но и обязанности восстать и свергнуть недостойное правительство. Однако вернемся к российским реалиям.

Во внутреннем российском законодательстве отсутствуют правовые нормы, позволяющие суду признать подавленное восстание правомерным и на этом основании оправдать повстанцев (в случае победы восстания необходимости в таком оправдании по понятным причинам не возникает). Однако в Конституции РФ есть ст. 15, в ч. 4 которой установлено, что общепризнанные принципы и нормы международного нрава и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Как известно, Россия является членом ООН. Генеральной ассамблеей ООН 10 декабря 1948 г. была принята Всеобщая Декларация Прав Человека, где в преамбуле указано: Необходимо, чтобы права человека охранялись властью закона в целях обеспечения того, чтобы человек не был вынужден прибегать в качестве последнего средства к восстанию против тирании и угнетения . Как представляется из процитированного фрагмента следует, что ООН признает правомерность восстания, но лишь при вполне определенных условиях, которые можно назвать условиями правомерности восстания. К таковым относятся следующие обстоятельства:

1) наличие в государстве, где произошло восстание, тирании и угнетения;

2) наличие у повстанцев специальной цели в виде устранения тирании и угнетения;

3) отсутствие в правовой системе государства эффективных и доступных для народа правовых средств для устранения тирании и угнетения.

Поскольку во Всеобщей Декларации Прав Человека сформулированы общепризнанные принципы и нормы международного права, она, включая вытекающий из нее подход ООН к определению условии правомерности восстания, в силу правила ч. 4 ст. 15 Конституции РФ является частью российской правовой системы. В свете этого подхода и должны применяться нормы внутреннего российского законодательства, в частности, нормы УК РФ и УПК РФ.

К сожалению, достаточно четких определений тирании и угнетения в международном праве нет. Кроме того, вполне понятно, что суд государства, где действительно существуют тирания и другие условия правомерности восстания, никогда не признает существование этих фактов и не оправдает обвиняемого на этом основании. Тем не менее, с учетом установленного в ст. 14 УПК РФ и ст. 49 Конституции РФ, а также в ч. 2 ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод принципа презумпции невиновности и права каждого на справедливое судебное разбирательство, сделанный выше вывод о существовании условий правомерности восстания имеет значение для правоприменительной практики.

В частности при рассмотрении в уголовном судопроизводстве дел по обвинениям, связанным с призывами к восстанию, его организацией или участием в нем, правоохранительные органы, доказывая наличие состава преступления, должны применительно к конкретному восстанию доказать отсутствие условий его правомерности. Вероятно, на практике для этого будет достаточно просто указать на ч. 1 ст. 1 Конституции РФ, в которой Россия объявляется демократическим федеративным правовым государством с республиканской формой правления. Но более важно то, что обвиняемый, в свою очередь, вправе защищаться от предъявленного обвинения, ссылаясь на наличие вышеуказанных условий, и пытаться доказать эти труднодоказуемые факты с использованием всех допустимых средств, а суд обязан всесторонне исследовать представленные обвиняемым доказательства и указать в обвинительном приговоре мотивы, по которым он их отверг.

Источник информации:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *