Реституция сделки

Содержание

Правовые последствия признания сделок недействительными

О применении последствий недействительности сделки займа (кредита, коммерческого кредита) см. также Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 13, Пленума ВАС РФ N 14 от 08.10.1998 «О практике применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о процентах за пользование чужими денежными средствами»

Сделка считается недействительной по основаниям, установленным законом и иными правовыми актами (ст. 166 ГК)

    1. в силу признания таковой судом (оспоримая сделка) либо
    2. независимо от такого признания (ничтожная сделка).

Недействительность сделки означает, что действие, совершенное в виде сделки, не обладает качествами юридического факта, способно­го породить те гражданско-правовые последствия, наступления кото­рых желали субъекты.

    • аннулирование (для неисполненных сделок);
    • реституция (для полностью или частично исполненных сделок).

Иные имущественные последствия недействительности сделок (при реституции):

возмещение расходов, стоимости утраченного или поврежденного имущества;

Возмещение расходов, стоимости утраченного или поврежденного имущества

Так, при признании недействительной сделки, заключенной с гра­жданином, признанным недееспособным, дееспособная сторона кроме возврата полученного по сделке должна возместить своему контрагенту также понесенный им реальный ущерб, если она знала или должна была знать о его недееспособности (п. 1 ст. 171 ГК).

Аналогичные дополни­тельные последствия предусмотрены и для случаев признания недейст­вительными сделок, совершенных малолетними в возрасте до 14 лет; не­совершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет; гражданином, ограничен­ным в дееспособности; гражданином, не способным понимать значение своих действий. При признании недействительности сделок, совершен­ных под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглаше­ния представителя одной стороны с другой стороной, стечения тяжелых обстоятельств, реальный ущерб возмещает виновная сторона.

При совершении сделки под влиянием существенного заблуждения сторона, по иску которой сделка признана недействительной, вправе тре­бовать от другой стороны возмещения причиненного ей реального ущер­ба, если докажет, что заблуждение возникло по вине другой стороны. Если это не доказано, сторона, по иску которой сделка признана недействительной, обязана возместить другой стороне по ее требованию причиненный ей реальный ущерб, даже если заблуждение возникло по обстоятельствам, не зависящим от заблуждавшейся стороны (п. 2 ст. 178 ГК).

Помимо обязанности по возмещению ущерба потерпевшей стороне сделки могут иметь место иные последствия признания сделки недейст­вительной. Так, признание недействительными учредительных докумен­тов общества с ограниченной ответственностью и постановления о его государственной регистрации может повлечь восстановление правового статуса юридического лица, в результате преобразования которого было создано указанное общество с ограниченной ответственностью.

недопущение реституции и обращение всего, что было переда­но во исполнение или должно быть передано по сделке в доход го­сударства.

Недопущение реституции и обращение всего, что было переда­но во исполнение или должно быть передано по сделке в доход го­сударства (имеется в виду Российская Федерация), является особым видом последствий признания сделки недействительной. Такое по­следствие применяется при признании сделки недействительной как совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравст­венности (ст. 169 ГК).

Допустимы различные варианты этих последствий в зависимости от того, обе или одна сторона действовали умышленно, а также в зави­симости от того, обе из них или одна исполнили сделку:

    • если обе стороны действовали умышленно и обе исполнили сделку — все испол­ненное ими взыскивается в доход государства;
    • если обе стороны дей­ствовали умышленно, но сделку исполнила только одна из них, — в доход государства взыскивается все, что было получено по сделке, и то, что получившая исполнение сторона должна была передать другой сторо­не с целью исполнения;
    • если умышленно действовала толь­ко одна сторона, все полученное ею по сделке должно быть возвраще­но другой стороне (односторонняя реституция), полученное же другой стороной или причитающееся ей по сделке от виновной стороны взы­скивается в доход государства.

Таким образом, только сторона, дейст­вовавшая без умысла, может требовать исполненного обратно.

Если при наличии умысла только у одной стороны сделка испол­нена другой, последняя имеет право получить исполненное обратно. Виновная сторона должна передать в доход государства все, что с нее причиталось. Если же сделка исполнена только умышленно действовавшей стороной, невиновная сторона должна передать в доход госу­дарства все, что получила по сделке, а сама не должна ее исполнять. Если полученное израсходовано, в доход государства передается воз­мещение в деньгах.

Ст. 167 ГК РФ устанавливает, что недействительная сделка

    1. не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и
    2. недействительна с момента ее совершения.

Лицо, которое знало или должно было знать об основаниях недействительности оспоримой сделки, после признания этой сделки недействительной не считается действовавшим добросовестно.

Если сделка, совершенная с нарушением требования закона, не ис­полнялась, она просто аннулируется.

Если же признанная недействительной сделка полностью или час­тично исполнена, возникает вопрос об имущественных последствиях ее недействительности. Главным имущественным последствием недей­ствительности сделок, исполненных полностью или частично, является реституция (от лат. restituere — восстанавливать, возвращать).

Согласно п. 2 ст. 167 ГК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании иму­ществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возмес­тить его стоимость в деньгах, если иные последствия недействитель­ности сделки не предусмотрены законом.

Таким образом, реституция в российском гражданском праве направлена на возврат имущества, переданного по недействительной сделке.

В этой конструкции реституции предусмотрено два механизма реа­лизации прав и обязанностей сторон недействительной сделки по воз­врату имущества, служившего предметом исполнения по такой сделке:

    1. реституция владения (механизм возврата индивидуально определенных вещей, переданных во исполнение недействительной сделки);
    2. компенсаци­онная реституция (механизм возврата вещей, определенных родовыми признаками, и осуществления денежной компенсации при невозможности возвра­та полученного в натуре, в том числе тогда, когда полученное выра­жается в пользовании имуществом, выполненной работе или предос­тавленной услуге).

При истребовании индивидуально определенной вещи сторона не­действительной сделки не только не должна доказывать своего пра­ва на переданную вещь, но может и не иметь такого права. При отчу­ждении вещей по недействительным сделкам лицами, не имеющими прав на них, вещи должны быть возвращены им исключительно в си­лу того, что сделка оказалась недействительной (в силу предписаний нормы п. 2 ст. 167 ГК). При этом не принимается во внимание добросовестность лица, по­лучившего вещь по недействительной сделке.

Примеры

Так, если ребенок, не достигший 14-летнего возраста, продает дорогую вещь, принадлежа­щую его родителям, она должна быть возвращена ребенку независи­мо от того, что у него нет прав на нее.

Допустим, картина остав­лена гражданину на хранение сыном, уезжающим в длительную коман­дировку. Ошибочно считая, что картина подарена ему, и не осознавая ее истинной стоимости, гражданин продает ее за бесценок. Покупатель не знал и не мог знать о том, что продавец не имеет права на продажу кар­тины, и о том, какова истинная стоимость картины. Сделка признается недействительной на основании п. 1 ст. 178 ГК. Несмотря на добросовестность покупателя, вещь должна быть возвращена продавцу непо­средственно в силу предписаний нормы п. 2 ст. 167 ГК.

Возлагая на сторону сделки обязанность по возврату индивидуально определенной вещи, полученной ею во исполнение недействительной сделки, и не связывая эту обязанность с правом другой стороны на эту вещь, с ее добросовестностью или недобросовестностью, закон исходит из того, что у стороны, получившей индивидуально определенную вещь по недействительной сделке, не возникает никакого права на нее. Недействи­тельность сделки — единственное основание этой обязанности.

Вместе с тем правила п. 2 ст. 167 ГК не могут использоваться для воз­врата индивидуально определенной вещи, переданной во исполнение недействительной сделки, но отчужденной третьему лицу до момента предъявления требования о применении последствий недействитель­ности сделки. Следовательно, требование о возврате индивидуально определенных вещей, переданных во исполнение недействительной сделки, по правилам о реституции может быть заявлено только стороне по недействительной сделке.

Поэтому собственник не может в целях реституции своей вещи по правилам п. 2 ст. 167 ГК потребовать признания недействительности всех вместе или по отдельности второй, третьей, четвертой и т.д. сде­лок по отчуждению его вещи, имевших место после первой недейст­вительной сделки, во исполнение которой была передана вещь, ибо он не являлся их участником. Именно такой вывод следует из п. 3.1 по­становления КС РФ от 21 апреля 2003 г. № 6-П «По делу о проверке конституционности положений п. 1 и 2 статьи 167 ГК РФ в связи с жа­лобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, P.M. Скляновой и В.М. Ширяева».

Когда во исполнение недействительной сделки передаются вещи, оп­ределяемые родовыми признаками, деньги или ценные бумаги на предъя­вителя, происходит обезличивание указанных видов имущества, потеря приданной им индивидуализации (переданная партия зерна смешивается с зерном приобретателя, хранящимся в зернохранилище; получен­ные деньги смешиваются с деньгами приобретателя и т.п.). В таком обез­личенном (точнее, по-новому индивидуализированном) состоянии они становятся объектами права собственности или иного вещного права приобретателя.

Если же кто-либо получает во исполнение недействительной сделки предоставление в форме использования имущества, выполненной рабо­ты или предоставленной услуги и не оплачивает этого, он неосновательно сберегает свое имущество.

В обоих случаях имеет место неосновательное обогащение одного лица за счет другого, т.к.

    • при ничтожности сделки правовое основание обога­щения отсутствует вовсе;
    • при признании недействительной оспоримой сделки правовое основание обогащения отпадает с момента такого при­знания.

Обязанность возместить стоимость имущества при невозможности вер­нуть его в натуре может быть реализована в двух правовых формах:

    1. если невозможность возврата имущества в натуре возникла вследствие отчуждения имущества третьим лицам, то обязанность по возмещению должна быть реализована в рамках обязательства из неосновательного обогащения;
    2. ес­ли невозможность возврата имущества в натуре возникла из-за гибели иму­щества или его утраты, то обязанность по возмещению должна быть реали­зована в рамках обязательства по возмещению убытков (ст. 15 ГК).

Двусторонняя реституция

При двусторонней реституции каждая из сторон недействительной сделки обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе ко­гда полученное выражается в пользовании имуществом, выполнен­ной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах. Например, при совершении договора купли-продажи ча­сов недееспособным лицом часы должны быть возвращены продав­цу, а деньги — покупателю, т.е. стороны возвращаются в положение, в котором находились до совершения сделки (первоначальное право­вое положение).

Согласно п. 2 ст. 167 ГК двусторонняя реституция наступает во всех случаях недействительности сделки, если в законе не указаны иные иму­щественные последствия. Двусторонняя реституция, в частности, пре­дусмотрена для случаев недействительности сделок, совершенных:

    • с нарушением формы;
    • с нарушением правил о государственной регистрации сделки;
    • с выходом за пределы правоспособности юридического лица;
    • с выходом за пределы ограничений полномочия на совершение сделки;
    • недееспособными гражданами; малолетними, не достигшими 14-летнего возраста; несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет; гра­жданами, ограниченными в дееспособности; гражданином, не способным понимать значение своих действий и руководить ими; подвлиянием заблуждения, имеющего существенное значение.

Наконец, указанные последствия наступают при признании сдел­ки недействительной как совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности, если ни одна из сторон не допусти­ла умысла.

Односторонняя реституция

Другим правовым последствием недействительности сделки яв­ляется односторонняя реституция, заключающаяся в том, что ис­полненное обратно получает только одна сторона сделки (добросо­вестная).

При признании недействительными сделок, заключенных под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглаше­ния представителя одной стороны с другой стороной, или при сте­чении тяжелых обстоятельств потерпевшему возвращается другой стороной все полученное ею по сделке, а при невозможности воз­вратить полученное в натуре возмещается его стоимость в деньгах. Имущество, полученное по сделке потерпевшим от другой стороны, а также причитавшееся ему в возмещение переданного другой сто­роне, обращается в доход Российской Федерации. При невозможности передать имущество в доход государства в натуре взыскивается его стоимость в деньгах.

Как видно, недобросовестная сторона исполненного назад не по­лучает. Оно передается в доход государства. Если же недобросовестная сторона не успела исполнить сделку, в доход государства передается то, что подлежит исполнению. Таким образом, в отношении недоб­росовестной стороны применяется не характерная для частноправо­вых отношений санкция конфискационного характера.

Односторонняя реституция для невиновного и обращение в доход Российской Федерации имущества, полученного им по сделке, а так­же причитавшегося ему в возмещение переданного виновной стороне, также предусмотрены для сделок, совершенных с целью, противной основам правопорядка и нравственности, если виновно действовала только одна сторона.

КОГДА РЕСТИТУЦИЯ НЕВОЗМОЖНА

Гражданский кодекс Российской Федерации (далее — ГК РФ) разделяет такие способы защиты гражданских прав, как признание сделки недействительной и применение последствий недействительности сделки (ст. 12). На практике они заявляются вместе, образуя своеобразную связку: причина — следствие.

Несмотря на взаимную обусловленность, реальная защита гражданских прав чаще всего достигается не в связи с констатацией недействительности сделки, а в связи с применением ее последствий, как правило, в виде возврата полученного в натуре (реституции), что дает последнему способу защиты немалый перевес.

Однако не всегда законом допускается возврат полученного в натуре, даже если налицо недействительность сделки. В таких случаях суды удовлетворяют иски только в части признания сделки недействительной и отказывают в части возврата имущества (реституции), что может расцениваться как «проигрыш» истца.

Разумеется, истец может повторно обратиться в суд и требовать возмещения стоимости в деньгах, однако будут затрачены время, дополнительные денежные средства и человеческие ресурсы, тогда как при правильном определении первоначальных требований всего этого можно было бы избежать. В связи с этим существует необходимость четкого определения случаев невозможности реституции, чтобы, отталкиваясь от них, правильно определить юридически значимые обстоятельства по делу.

Изучив судебную практику и научную литературу, мы выделили шесть основных факторов (обстоятельств), препятствующих реституции, правильное установление которых позволит истцу корректно сформулировать свои требования, ответчику — мотивированно возразить против доводов истца, а суду — принять законное и обоснованное решение.

1. Невозможность реституции может быть вызвана прямым указанием закона.

Например, если сделка недействительна по основаниям, предусмотренным ст. 169 ГК РФ, реституция исключается законом. Реституция может не применяться вовсе, так как предусмотрены специальные последствия недействительности сделок. Так, п. 2 ст. 170 ГК РФ предусматривает последствие притворных сделок в виде применения правил той сделки, которую стороны имели в виду на самом деле.

Этот вывод подтверждает и судебная практика. По одному из дел арбитражный суд указал: если бы суд пришел к выводу о притворном характере договора мены, прикрывающего собой договор купли-продажи, применение последствий в виде реституции было бы невозможным в силу закона.

Закон предусматривает случаи исключения реституции из числа последствий не только применительно к основаниям недействительности сделок (недееспособность субъекта, обман, заблуждение и т.д.), указанных в ст. 168 — 179 ГК РФ, но и применительно к некоторым разновидностям договоров независимо от основания недействительности.

В частности, ст. 566 ГК РФ содержит положение, согласно которому правила ГК РФ о последствиях недействительности сделок и об изменении или о расторжении договора купли-продажи, предусматривающие возврат или взыскание в натуре полученного по договору с одной стороны или с обеих сторон, применяются к договору продажи предприятия, если такие последствия существенно не нарушают права и охраняемые законом интересы кредиторов продавца и покупателя, других лиц и не противоречат общественным интересам.

2. Тесно связанным с предыдущим является случай невозможности реституции вследствие добросовестности приобретателя.

Напомним, что добросовестным является приобретатель, который возмездно приобрел имущество у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (п. 1 ст. 302 ГК РФ).

Если при рассмотрении дела будет установлено, что приобретатель отвечает указанным выше требованиям, в удовлетворении исковых требований о возврате имущества должно быть отказано.

3. Еще один фактор, исключающий реституцию, — особая правовая природа сделки либо полученного по ней.

Реституцию невозможно применить к сделкам, правовая природа которых не предполагает исполнение в виде передачи имущества. К примеру, не может идти речь о реституции применительно к последствиям недействительности доверенности (ст. 185 ГК РФ) либо обещания дарения (п. 2 ст. 572 ГК РФ).

Нельзя говорить о реституции как последствии недействительности сделки по уступке права требования (ст. 382 ГК РФ). Как правильно отмечает И.Ю. Павлова, право нельзя вернуть посредством реституции, «можно лишь признать право у одного лица не прекратившимся, а у другого лица — не возникшим».

Иногда природа сделки предполагает, что ее исполнение связано с передачей материального объекта, но объект таков, что он не может быть возвращен в натуре в силу своих особых свойств. Возьмем договор купли-продажи.

По нему одна сторона обязуется передать вещь (товар) в собственность другой стороне (покупателю), а покупатель обязуется принять этот товар и уплатить за него определенную денежную сумму (цену) (п. 1 ст. 454 ГК РФ). Из определения договора купли-продажи видно, что он дает, наверное, самую благоприятную почву для реституции не только в силу своей юридической природы, но и в силу фактической распространенности, а следовательно, большей вероятности оказаться недействительным.

Но, когда мы начинаем говорить о такой разновидности купли-продажи, как энергоснабжение, указанное выше правило перестает действовать, ведь здесь мы имеем дело с особой вещью. Физические свойства энергии, пусть даже юридически она является вещью (товаром), таковы, что ее возврат после исполнения договора невозможен. Схожая ситуация имеет место, если предметом сделки являются бездокументарные ценные бумаги.

Определенные сомнения возникают у судов относительно возможности реституции самовольной постройки. Аргументом против указывается то, что возврат самовольной постройки свидетельствовал бы о наличии или возникновении на стороне отчуждателя права собственности в отношении самовольной постройки.

Не соглашаясь с таким подходом, мы, так же как и Н.Б. Щербаков, полагаем, что реституция направлена на восстановление положения, существовавшего до исполнения договора, представляет собой «обратную» передачу имущества и не связана с правами сторон на нее. По этим причинам вывод о невозможности передачи самовольной постройки в силу реституции является неправильным.

Не стоить думать, что невозможность реституции связана только со свойствами вещей, ведь есть и другие объекты гражданских прав, выступающие предметом сделок. Как видно из ст. 128 ГК РФ, ими могут быть работы, интеллектуальная собственность и даже некоторые нематериальные блага.

Кстати, работы прямо названы в ч. 2 ст. 167 ГК РФ в качестве объектов, которые невозможно вернуть в натуре. Произведенные работы действительно нельзя вернуть, но можно вернуть результат работы, имеющий материальный характер.

В отличие от договора оказания услуг действия подрядчика не самоцель, а средство достижения результата. Поэтому если результат достигнут и он имеет материальное выражение, то какие имеются препятствия к реституции, если, конечно, это в полной мере восстановит положение сторон? Например, иждивением подрядчика изготовлен гарнитур, который передан заказчику. Впоследствии договор подряда признается недействительным и ставится вопрос о реституции.

Полагаем, что возврат денег заказчику, а подрядчику — изготовленного его иждивением гарнитура (стоимость которого включает цену материалов и произведенных работ) восстановит имущественное положение одного и другого. Приведенный нами пример — исключение из правил. В большинстве случаев заключение договора подряда исключает возможность реституции, однако не следует исходить из какого-либо «автоматического» ее отрицания только на том основании, что исполнение договора связано с выполнением работ.

Применительно к реституции интеллектуальной собственности ситуация более очевидная. Раз реституция тесно связана с вещью, а, как говорит ст. 1227 ГК РФ, интеллектуальные права не зависят от права собственности на материальный носитель, в котором выражен результат интеллектуальной деятельности, и передача вещи не влечет передачу интеллектуальных прав, выраженных в ней, то реституция интеллектуальной собственности как отстраненной от чего-либо материального невозможна. Похожий вывод применительно к товарному знаку уже находил свое подтверждение в судебной практике.

Да, из приведенного нами правила «отрыва интеллектуальных прав от материального носителя» есть исключение, предусмотренное ст. 1291 ГК РФ. Указанная норма включает положение, согласно которому отчуждение оригинала произведения носителем исключительного права означает перенос не только права собственности на материальный носитель, но и передачу исключительных прав на него.

Но это не влияет на наши выводы. В случае, когда, например, признается недействительным договор купли-продажи картины, можно говорить лишь о возврате вещи, но не исключительных прав. То обстоятельство, что к вещи привязаны исключительные права, не делает их самостоятельным предметом реституции.

4. Невозможность реституции может быть обусловлена обстоятельствами, связанными с существованием вещи.

Наиболее очевидным, а потому первым в нашем списке, будет невозможность реституции вследствие гибели вещи. Она может произойти по причинам, не зависящим от воли людей (в частности, вследствие пожара), либо по воле человека (к примеру, в результате сноса). Случается, что предметом сделки выступает несуществующее имущество либо право. Несомненно, что и в этом случае реституция невозможна.

Иногда имущество было в действительности и продолжает существовать, но оно изменено настолько существенно, что «потеряло тождественность с предметом сделки», а потому с точки зрения права становится другим. Чаще всего это происходит с объектом недвижимости, который достраивается, реконструируется, восстанавливается или другим образом видоизменяется приобретателем. Невозможность реституции при описываемых обстоятельствах обосновывается тем, что возврат имущества не обеспечит восстановления первоначального положения.

Категория «существенности» применительно к измененной вещи не имеет, да и не может иметь четкого определения, оставляя разрешение вопроса на усмотрение суда, чем последний, разумеется, пользуется. Так, нам известен случай, когда суд отказал в реституции, обосновав это недоказанностью преобразования вещи настолько, что в результате реконструкции здание стало другой вещью.

Как видно из приведенной формулировки, под преобразованием вещи понимают изменение ее формы. В связи с этим возникает вопрос: как быть, если изменена стоимость имущества? Надо ли полагать, что имущество после изменения его стоимости потеряло тождественность с предметом сделки, а потому возник новый объект (другая вещь)?

Ответ на этот вопрос уже искали суды, но, как нам кажется, не совсем удачно. К примеру, один из арбитражных судов счел, что существенное увеличение стоимости недвижимого имущества в результате ремонта (производства улучшений) само по себе не могло свидетельствовать о создании нового объекта недвижимости.

Полагаем, что правильный ответ можно найти, отталкиваясь от категории существенности и основания изменения цены. Как уже было сказано, понятие «существенность» четкого определения не имеет, но мы понимаем, что в области гражданско-правовых отношений оно упирается в вопрос денег.

То есть существенное изменение предмета (его формы или содержания), как правило, связано с существенным изменением его стоимости, и наоборот. Из этого следует, что под существенным необходимо понимать не только изменение формы вещи, но и ее стоимости, если последнее связано с модификацией качественных характеристик объекта. В этом случае реституция невозможна. Если стоимость имущества увеличилась или уменьшилась ввиду рыночных факторов, то возможность реституции сохраняется.

Ну а пока допускается реституция вещей с несущественно измененной стоимостью, появляется еще один вопрос: возможно ли с требованием о реституции предъявлять «компенсационное требование»? Например, может ли быть удовлетворено требование отчуждателя о возврате ему имущества большей стоимости с выплатой приобретателю разницы в цене?

Арбитражная практика отрицает такую возможность, обосновывая тем, что подобные требования выходят за рамки спора о признании сделки недействительной, но при этом не исключает возможности предъявления самостоятельных требований о возмещении затрат. Таким образом, в силу реституции может быть передана либо вещь, либо ее стоимость в деньгах. Возможность взыскания денежной компенсации с отчуждателя взамен передачи ему вещи с улучшениями не допускается.

5. Отказ в реституции может быть обусловлен фактором реального обладания вещью.

Как известно, реституция направлена на возврат имущества от приобретателя. При утрате приобретателем владения, даже при наличии вещи в натуре, в ее возврате должно быть отказано. Основание утраты владения значения не имеет: неважно, утрачено владение в силу сделки отчуждения, в частности договора купли-продажи, сделки по передаче права пользования и (или) владения имуществом, к примеру договора аренды, либо вообще без правового основания (например, в результате неосновательного обогащения).

Таким образом, одним из юридически значимых обстоятельств, подлежащих доказыванию, является не только существование переданной вещи в натуре, но и то, что она находится во владении приобретателя.

Судебной практике известны дела, по которым в реституции было отказано по тем мотивам, что отчуждатель сохранил владение или завладел вещью снова. Сохранение вещи во владении возможно, например, если отчуждатель либо обе стороны договора не исполнили своих обязательств. Примером повторного завладения вещью может быть случай, когда продавец передает покупателю имущество, а тот, в свою очередь, передает его обратно, но уже на основании договора аренды.

Бывает, что отчуждатель утрачивает владение вещью, но, требуя реституции, сам отказывается от передачи полученного. Последнее может быть вызвано сомнениями в добросовестности контрагента либо иными причинами. Мы называем подобные случаи случаями отсутствия взаимности в передаче, а К.И. Скловский — «фактической невозможностью встречного возврата имущества».

В качестве варианта разрешения такой ситуации К.И. Скловский предлагает предоставлять право удержания имущества вплоть до момента исполнения встречного обязательства с возможностью применения положений ст. 359 — 360 ГК РФ, позволяющих получить удовлетворение требований за счет удерживаемого имущества, но это тема отдельного разговора. Сейчас же нам важно показать, что приведенная ситуация исключает реституцию.

Отдельного упоминания заслуживает вопрос о применении реституции как последствия недействительных сделок, совершенных с участием посредников. Если говорить конкретнее — тех посредников, которые выступают от своего имени, но в интересах другого лица. Дело в том, что требовать возврата вещи можно только от посредника, как стороны сделки.

При этом посредник, даже если он получает какое-либо имущество, как правило, сразу же передает его лицу, по поручению которого действует, то есть перестает быть его владельцем. И тогда лицо, передавшее вещь и требующее применения последствий недействительности сделки, вынуждено довольствоваться денежной компенсацией вместо реституции.

Аналогичную позицию занимает и судебная практика. Так, в п. 20 информационного письма Президиума ВАС РФ от 17 ноября 2004 г. N 85 «Обзор практики разрешения споров по договору комиссии» сказано, что в случае признания сделки недействительной требования о применении последствий недействительности предъявляются к комиссионеру. Если реституцию осуществить невозможно в связи с тем, что полученное по сделке уже передано комиссионером комитенту, с комиссионера может быть взыскана полная стоимость переданного имущества.

Важно обратить внимание, что все сказанное нами выше применимо к ситуациям, когда истребуется индивидуально-определенная вещь. Если заявляется требование о возврате вещи, определенной родовыми признаками, то оно должно быть удовлетворено вне зависимости от фактора владения. Причем это касается и потребляемых вещей. Конечно, природа потребляемых вещей такова, что они теряют (изменяют) свои свойства с течением времени, а потому теряют тождественность сами с собой на момент передачи и момент требования реституции.

Однако потребляемые вещи являются чаще всего родовыми, а потому у приобретателя сохраняется возможность вернуть такое же количество вещей, которое он получил первоначально. Главное, как правильно заметил А.Г. Карапетов, допускающий возможность реституции индивидуально-определенных и родовых вещей, «чтобы реституарий был адекватно удовлетворен, а обязательство по реституции считалось выполненным».

6. Наконец, последний случай невозможности реституции связан с личностью субъекта требования.

Общее правило таково, что реституция возможна, если все стороны сделки существуют как субъекты гражданско-правовых отношений. По одному из дел суд отказал в удовлетворении требований о применении последствий недействительности сделки ввиду того, что юридическое лицо, к которому заявлены требования, ликвидировано. При этом в науке высказывается мнение, что требование о возврате полученного может быть заявлено тому (или тем), кто является универсальным правопреемником выбывшего субъекта правоотношения.

Соглашаясь с приведенным мнением, дополнительно отметим, что обязанность по возврату вещи вследствие недействительности сделки не является договорной. Она вытекает из прямого указания закона. Вместе с тем универсальное правопреемство порождает переход не только договорных, но и иных прав и обязанностей выбывшего участника. Поэтому мы не находим никаких препятствий к тому, чтобы считать универсального правопреемника надлежащим субъектом отношений, связанных с реституцией.

* * *

Исключается реституция тогда, когда это прямо предусмотрено законом. В одних случаях закон запрещает реституцию в зависимости от основания недействительности сделки (например, если сделка признается недействительной по основанию, предусмотренному ст. 169 ГК РФ), в других случаях закон допускает невозможность реституции применительно к некоторым разновидностям договоров независимо от основания недействительности (например, к договору купли-продажи предприятия при наличии условий, указанных в ст. 566 ГК РФ).

Кроме того, требование о реституции не удовлетворяется, если установлена добросовестность приобретателя. Реституцию нельзя применить к сделкам, правовая природа которых не предполагает исполнение в виде передачи имущества, либо к сделкам, объект которых не может быть возвращен в натуре в силу своих особых свойств.

Чаще всего это нематериальные объекты. Невозможность реституции может быть связана с фактом существования вещи. Если истребуемая вещь перестала существовать физически (уничтожена) либо юридически (вследствие существенного изменения), реституция не допускается.

Так как реституция направлена на возврат имущества от приобретателя, то утрата приобретателем владения, даже если вещь сохранилась в натуре, влечет отказ в реституции. Реституция возможна только тогда, когда все стороны сделки существуют как субъекты гражданско-правовых отношений либо на их место встал универсальный правопреемник.

Автор статьи: А.В. ЗАРУБИН

  • СООТНОШЕНИЕ РЕСТИТУЦИИ И ВИНДИКАЦИИ ПРИ ОПРЕДЕЛЕНИИ ПОСЛЕДСТВИЙ НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ СДЕЛОК
  • ПРОБЛЕМЫ ОГРАНИЧЕНИЯ РЕСТИТУЦИИ
  • О КОНЦЕПЦИИ «ВОССТАНОВЛЕНИЯ КОРПОРАТИВНОГО КОНТРОЛЯ»

Недействительные сделки по новым правилам

Прошло почти два года с тех пор, как в российское законодательство были внесены существенные поправки в отношении недействительных сделок (№100-ФЗ от 07.05.2013 г.). Те из них, которые нарушают требования закона, ранее считались ничтожными, а сейчас – оспоримыми. Изменились и сроки исковой давности. Несмотря на то что в последнее десятилетие уменьшилось количество незаконных и проблемных сделок, едва ли можно говорить о качественной правовой и финансовой защищенности покупателя. Какие конкретно произошли изменения и как они влияют на сегодняшний рынок жилой недвижимости?
На наши вопросы помогли ответить Алексей Комаров, нотариус из Санкт-Петербурга, Вадим Лященко, управляющий АН РБНО, и Ирина Щербинина, эксперт по недвижимости.
Что изменилось в новом законодательстве? Каковы сроки исковой давности (т.е. по прошествии какого срока покупатель квартиры может быть совершенно спокоен и освобожден от претензий участников сделки и третьих лиц)?
Алексей Комаров: «В мае 2013 года были внесены изменения в Гражданский кодекс РФ, которые разграничили понятия оспоримых и ничтожных сделок (недействительных сделок), переквалифицировав большую часть ничтожных сделок в оспоримые (ст. 168, п. 1 ГК РФ).
Главное отличие между ничтожной и оспоримой сделками состоит в моменте их недействительности, и в том, в какие сроки можно их оспорить.
Ничтожность сделки (иными словами – ее недействительность) не зависит от решения суда. Сделка ничтожна с самого начала ее совершения и не порождает для сторон никаких правовых последствий. Оспоримую же сделку могут признать недействительной только по решению суда, соответственно, до такого решения заключенный договор имеет юридическую силу и обязателен для исполнения.
К моменту изменений назрела проблема по сделкам, заключенным на рынке недвижимости: любая сделка, заключенная сторонами с нарушением действующего законодательства, признавалась ничтожной. Кроме того, иск о признании ничтожной сделки могло предъявить любое лицо. Указанная возможность на практике приводила к злоупотреблениям лиц, которые, не имев конкретного интереса в заключенной сделке, пытались ее заничтожить.
Теперь как по оспоримой, так и по ничтожной сделке требования в суд о признании ее недействительной вправе предъявить только сторона соглашения или прямо указанное в законе лицо, например попечитель, иными словами – лицо, имеющее интерес в оспаривании сделки ст. 177, 166, п. 2 ГК РФ.
Основная причина признания сделок недействительными по ничтожности – сделка, совершенная недееспособным лицом, ст. 171 ГК РФ. То есть гражданин, продающий жилье, был до совершения договора продажи лишен дееспособности по суду. По такой сделке суд обяжет стороны вернуть друг другу все полученное по договору купли-продажи. Покупатель по данной сделке – более слабая сторона, так как, вернув купленное жилье, возникает вопрос с возвратом денег, которых у недееспособного, конечно, уже нет.
По оспоримым сделкам вне конкуренции ст. 177 ГК РФ: сделка, заключенная лицом, не способным понимать значения своих действий или руководить ими.
Если в первом случае достаточно факта подтверждения недееспособности – решения суда о признании гражданина недееспособным, то применительно к 177 ст. ГК РФ судом будет назначена экспертиза, и с учетом иных доказательств сторон будет принято решение о признании сделки недействительной или отказе в соответствующих исковых требованиях. На практике решающую роль играет заключение эксперта, если в достоверности экспертного заключения у суда сомнений нет (обычно так оно и есть). Иные доказательства, например показания свидетелей, могут носить весьма условное значение для решения суда.
Говоря о правовом механизме защиты права приобретателя жилья, можно сказать, что по сути их два: срок исковой давности и квалификация по ст. 302 ГК РФ как добросовестный приобретатель.
В первом случае по сделкам установлен срок исковой давности в один год для оспоримой сделки и три года – для ничтожной. По ничтожным сделкам, где требование заявляется стороной сделки, срок исковой давности начинает течь с момента исполнения договора, если требование заявляется третьим лицом – то с момента, когда он узнал или должен был узнать о факте заключения договора.
Важно отметить, что от 07.05.2013 г. № 100-ФЗ внес изменения в 170 ст. ГК РФ в квалификацию притворной сделки. Притворная сделка, последствия которой – ничтожность, теперь и сделка, совершенная на иных условиях, чем это указано в договоре. Эти изменения могут иметь последствия для сторон при занижении стоимости в сделке для оптимизации налогообложения. Можно предположить, что, например, супруга, выдавшая согласие на продажу жилья, сможет признать сделку ничтожной по этому основанию, если в самом согласии не выражена стоимость продажи совместно нажитого имущества».
Какие на сегодняшний день самые распространенные причины недействительных (ничтожных и оспоримых сделок)? Частое это явление или редкое? Были ли в вашей практике (или в истории фирмы) такие случаи и если да, чем это закончилось для покупателя?
Вадим Лященко: «В большинстве случаев недействительная сделка заведомо содержит в себе элемент правонарушения. Поэтому уважающие себя и ценящие свою репутацию профессиональные участники рынка недвижимости стараются держаться от таких сделок подальше. То же самое можно сказать и о ничтожных сделках.
Другое дело – сделки, при которых одна из сторон несет тот или иной риск, включая риск оспаривания совершаемой или предыдущих сделок с объектом. Такие риски могут быть никак не связаны с правонарушениями, но присутствовать в истории объекта.
Задача специалиста, сопровождающего покупателя, – своевременно выявить этот риск или риски, оценить их величину, предложить возможные способы минимизации и дать соответствующие рекомендации клиенту. Такие рекомендации, в зависимости от конкретной ситуации и конкретных рисков оспаривания, могут быть самыми различными – отказ от покупки, требование адекватной скидки, предоставление дополнительных заявлений, гарантий и т.д.
Задача специалиста, сопровождающего продавца, – обнаружить и минимизировать риски оспоримости предыдущих сделок с объектом еще на стадии подготовки документов продаваемого объекта, дать свою мотивированную оценку рисков контрагенту (покупателю).
Нередко оценка возможной оспоримости сделок и вероятных последствий становится предметом жарких споров между продавцом и покупателем с участием их юристов, агентов и банковских специалистов. Иногда в этих спорах побеждает здравый смысл, иногда – нет.
На практике приходится встречаться с очень разным отношением заинтересованных участников дебатов к таким факторам риска оспоримости сделок, как, например:
— неучастие в приватизации несовершеннолетних (в период до августа 1994 г.);

— отсутствие кого-то из жильцов по причине нахождения в местах лишения свободы;

— дарение между не родственниками;

— снятие с регистрационного учета по доверенности;

— снятие с регистрационного учета без постановки на учет в другом месте;

— признание прав собственности по решению суда;

— нерыночная цена в договоре;

— неэквивалентная мена без доплаты;

— свежая сделка с добросовестным приобретателем.
Список можно продолжать, и у каждого опытного специалиста найдется, чем его дополнить.
Но самые запоминающиеся случаи – это когда коллеги пытаются скрыть от тебя риски своего объекта. Случается такое редко, но от этого менее противным не становится».
Ирина Щербинина: «Недействительные сделки стали более редким явлением, чем раньше, в лихие 90-е годы. Во-первых, потому что Росреестр контролирует права несовершеннолетних и не проводит сделки с их собственностью без разрешения органов опеки. Во-вторых, рынок риэлторских услуг сейчас более прозрачен, в нем работают крупные компании. В-третьих, с введением понятия «добросовестный приобретатель» покупатели стали более защищены, если по квартире зарегистрирован переход прав по правилам Росреестра и если в договоре купли-продажи стоит полная стоимость.
Тем не менее, оспоримые сделки есть. И, как правило, наиболее частые их причины следующие:
— появление родственников после исполнения договора ренты;
— появление наследников, о которых продавец не знал (или умалчивал);
— ущемление прав несовершеннолетних при приватизации в 90-х годах;
— проведение сделки с лицом, состоящем на учете в нарко- или психдиспансере без освидетельствования на момент сделки».
Как можно минимизировать риски при покупке квартиры?
Ирина Щербинина: «Минимизацию рисков при покупке квартиры следует начинать уже с момента обзвона списка вариантов. Я бы советовала сразу исключить из списка недавнюю ренту, наследство менее трех лет, а также наследство и дарение от чужого лица (не родственника). Сейчас на рынке масса вариантов и рисковать не стоит. Выбранный вариант следует тщательно проверить. Лучше с помощью специалиста. Пусть риэлтор или юрист соберет «досье» на покупаемую квартиру, из которого будут видны возможные риски».
Алексей Комаров: «Говоря о правовом механизме защиты права приобретателя жилья, можно сказать, что по сути их два: срок исковой давности и квалификация по ст. 302 ГК РФ как добросовестный приобретатель. Напомню, что иммунитет на изъятие имущества – жилья у добросовестного приобретателя не распространяется на безвозмездные сделки (дарение) и если судом установлено, что имущество выбыло помимо воли собственника (продажа по подложным документам)».
Были ли в вашей практике случаи признания нотариально удостоверенной сделки купли-продажи квартиры недействительной? Если да, то чем это закончилось для покупателя?
Алексей Комаров: «В моей практике нет».
Бывают ли случаи, когда вы не рекомендуете покупать квартиру из-за высокой вероятности признания в будущем сделки недействительной?
Вадим Лященко: «Крайне редко, но возникают «экзотические» предложения проведения сделок, которые в случае их реального исполнения могут быть признаны впоследствии недействительными. Исходят такие предложения не от продавцов, а от покупателей, и касаются, например, проведения расчетов в необычных формах, формально никак не связанных с покупаемой недвижимостью. Естественно, мы категорически настаиваем на отказе от вовлечения клиента в такие «сделки».
Ирина Щербинина: «Да, у меня были два таких случая. Я объяснила своим клиентам, на основании чего я решила, что в дальнейшем будут проблемы. Все проверки выдаю на руки».
Как вы относитесь к страхованию риска утраты права собственности? Рекомендуете ли при каждой покупке недвижимости оформлять такую страховку?
Ирина Щербинина: «К страхованию и страховым компаниям отношусь с изрядной долей скептицизма. В наше непростое время любая компания запросто может закрыться или объявить себя банкротом. А бывает, договоры страхования составляются так хитро, что исключают возмещение убытков при некоторых вариантах событий. Пример тому – дело Чалаевых, по которому несколько лет шли суды между страховой компанией и ипотечным банком. В общем, лучше надеяться на логику и интуицию, а доверять – специалистам».
Достаточно ли защищены права покупателя недвижимости сегодня и что бы вы предложили изменить в законодательстве, если бы была такая возможность?
Алексей Комаров: «Всегда будут установленные законом основания оспаривания заключенных сделок, поэтому стопроцентная гарантия права собственности приобретателя жилья — это миф.
Государству нужно решить вопрос гарантии обеспечения стопроцентной компенсации добросовестным лицам, которые в результате признания сделок недействительными остаются без денег и жилья, что требует принятия принципиального решения, определения реального гаранта законности права собственности с внесением соответствующих законодательных изменений. Это, в свою очередь, приведёт и к вопросу системного решения проблемы оборота вторичного жилья, где немаловажен вопрос о принятии закона о риэлтерской деятельности и где должно найти отражение решение вопроса с лицензированием, объемом деятельности и ответственностью агентов, брокеров, которые всегда были и будут важным элементом упорядочивания гражданского оборота жилья и первым профессионалом, которого встречают покупающие или продающие недвижимость граждане. А первое впечатление, как известно, можно произвести только один раз».

Важной частью вопроса о недействительности сделок в российском праве является понятие последствий такой недействительности. Именно то, что суд установит наличие в сделке огрехов, влекущих ее недействительность, является основанием для их применения. Давайте разберемся с тем, что это за последствия.

Общие положения о последствиях

Статья 167 Гражданского кодекса РФ сообщает по данному вопросу, что недействительная сделка не может повлечь правовых последствий, кроме, разумеется, тех, которые непосредственно связаны с тем, что она недействительна. Иными словами, если с точки зрения закона заключенный сторонами договор несет в себе существенные недостатки, то этого договора как бы не существует в природе. А раз его не существует в природе, то и никаких правовых последствий для участников он нести не должен. А те последствия, которые уже наступили, должны быть аннулированы.
Кроме того, законом в ряде случаев при определении последствий «порочной» сделки предусматриваются своего рода санкции в отношении ее участников, включающие изъятие имущества по сделке в доход государства, а также возмещение ущерба, причиненного такой сделкой.

Виды последствий недействительности сделок

То, какие последствия «дефектности» договора будут в каждом конкретном случае применяться, зависит от обстоятельств его заключения. Соответственно, от разновидности таких последствий зависит то чего могут лишиться или что могут приобрести стороны по итогам судебных баталий.

Двусторонняя реституция

Самым «популярным» видом применения последствий недействительности сделки является звонко звучащая «двусторонняя реституция», что означает всего-навсего, что стороны «откатываются» к ситуации, существовавшей до подписания сделки.
Другими словами, каждая сторона волей-неволей обязана вернуть контрагенту-оппоненту все, что она в силу этой сделки приобрела. В законе используется вызывающее улыбку у людей, далеких от юриспруденции, выражение «в натуре». Несмотря на некоторые ассоциации с «блатным» сленгом 90х, это слово означает только то, что имущество находится «в натуральном виде», то есть как оно есть. Так вот, если имущество по спорной сделке в натуре никак не вернуть – а именно, когда речь идет не о материальных благах, а, например, о какой-то оказанной услуге, то стоимость такого нематериального актива закон требует возместить во вполне материальном денежном эквиваленте. Это применимо по отношению и к оспоримым, и к ничтожным сделкам.

В качестве примера можно привести пример, когда недееспособная в силу психического расстройства женщина под влиянием «сердобольных» родственников продала им принадлежащую ей квартиру, не понимая сути данной сделки. В суде была заявлена двусторонняя реституция, а в частности – возврат права собственности на квартиру старой владелице, и возврат ею денежных средств (которых, к слову, хватило бы разве что на месяц найма данной квартиры) предприимчивой родне.

Но вообще список оснований признания недействительности сделок, при которых обычно применяется возврат сторон к «преддоговорному» положению, весьма широк: так, например, она применяется при совершении сделок, не отвечающих формальным критериям, по договорам, где допущены нарушения правил о их государственной регистрации, где участвуют недееспособные и ограниченно дееспособные граждане, а также малолетние и несовершеннолетние, и, конечно, лица, не уполномоченные на заключение договора. Если сделка не отвечает требованиям закона, но при этом ни одна из сторон не совершала ее с пониманием этого несоответствия, то есть умысла на нарушение закона не было, то в данном случае нет оснований для каких-либо санкций и также применяется возврат сторон в первоначальное положение.
При этом в ст.167 ГК РФ есть один любопытный нюанс: отмечается, что суд вправе не применять возврат сторон в прежнее «преддоговорное» положение, если такое применение будет противоречить основам существующего правопорядка или нравственности. Иными словами, если восстановление первоначальной позиции сторон будет незаконным и безнравственным. Это относится, например, к сделкам по производству и распространению оружия, наркотиков, а также определенных категорий литературы (например, пропагандирующей религиозную ненависть и вражду и т.д.).

Когда невозможно применить двустороннюю реституцию?

Существуют также случаи, когда двусторонняя, то есть обоюдная реституция невозможна в силу объективных причин, и при этом отсутствуют резоны для применения «карательных» вариантов реституции.

  • Так, например, бывает, когда сторона просто не в состоянии вернуть полученное по сделке. Важно, чтобы эта невозможность возврата (к примеру, гибель имущества) произошла вследствие непредвиденных обстоятельств и не по вине стороны. Если же вина стороны в этом есть, то передача имущества в натуре просто заменяется на денежную компенсацию.
  • Если сделка односторонняя (например, дарение), то есть совершает предоставление по ней только одна сторона, то второй стороне при восстановлении существовавшей ранее ситуации попросту нечего требовать.
  • Если к моменту признания сделки недействительной одна из сторон прекратила свое бренное существование. Это может касаться, например, ликвидации юридического лица. Что, однако, не лишает пострадавшую сторону возможности использовать для восстановления своего права другие правовые пути.
  • В случае если приобретатель добросовестен. Это касается обычно ситуаций с «цепочками сделок». Например, квартира первоначального владельца была продана мошенническим путем третьим лицам без ведома этого владельца, а третьи лица, не подозревая о порочности первой сделки, в свою очередь, перепродали ее еще кому-то. В таких случаях, если не доказать, что этот «кто-то еще» знал о порочности первоначальной сделки, то истребовать у него квартиру будет невозможно.

Добросовестность: когда чистая совесть имеет еще и правовые «бонусы»

Необходимо коснуться также понятия добросовестных и недобросовестных приобретателей по сделкам, поскольку от них часто напрямую зависит применение последствий признания недейтвительности сделки.
Что есть добросовестность в данном случае? Лицо должно искренне полагать, что совершает целиком и полностью законную сделку, что контрагент обладает правом распоряжаться имуществом, которое переходит по договору, что не существует никаких обстоятельств, которые несут с собой вероятность оспаривания сделки. Наиболее часто вопрос добросовестности «всплывает» при судебных баталиях по недвижимости, особенно по уже упоминавшимся выше «цепочкам сделок», — когда один и тот же объект меняет нескольких владельцев подряд.

Так, основным критерием в таких разбирательствах должна быть так называемая «должная осмотрительность». То есть перед заключением сделки потенциальный покупатель должен совершить ряд действий, а именно:

  • установить личность продавца, его правовой статус по отношению к продаваемой недвижимости – кто он такой, не подложный ли у него паспорт или доверенность, имеет ли он вообще право на планируемую сделку;
  • тщательно проверить документы на сам объект сделки – на предмет не только подчисток/приписок, но и фактических данных и их соответствия самому объекту;
  • по возможности, достоверно выяснить, существует ли опасность появления притязаний на объект сделки со стороны третьих лиц (особенно актуально по наследственному имуществу, поскольку недовольные наследники могут появиться вслед за приобретенной квартирой и пойти в суд);
  • если требуются какие-то согласования с вездесущими государственными органами, то их (согласований, не органов) наличие или отсутствие также необходимо проверить.

Соответственно, если покупатель оставил разрешение этих вопросов «на авось», то суд может решить, что он не проявил должной осмотрительности при покупке, «закрыл глаза» на возможные дефекты сделки и, соответственно, не может быть назван добросовестным приобретателем.

Другим видом последствий является «односторонняя реституция». При этом развитии событий одна из сторон возвращает то, что получила по сделке, обратно второй стороне, а та передает полученное от первой стороны в доход Российской Федерации. То есть одна из сторон обретает свое, а вторая – теряет. Правовые последствия такой разновидности применяются обычно по сделкам, в которых одна из сторон умышленно действовала вопреки нормам закона и морали, например, относительно сделок, совершенных под влиянием обмана, угроз, насилия или тайного и идущего во вред стороне соглашения ее представителя с другой стороной, или если сторона бессовестно пользуется безвыходным положением другой для заключения желаемой сделки. По таким договорам стороной, оставшейся после судебного решения ни с чем, становится сторона-агрессор. Таким образом, односторонним применением реституции закон защищает добросовестную сторону, возвращая ей положенное, и наказывает недобросовестного участника, лишая его предполагаемой выгоды по сделке.

Например, частенько встречаются в жизни ситуации, когда недобросовестные деятели в сфере недвижимости, выкупив долю в квартире, вынуждают владельца оставшейся доли безропотно продать им свою долю по сильно заниженной цене, «мотивируя» это банальным насилием или угрозами его применить. В этом случае можно просить суд о том, чтобы бывшему владельцу вернули право собственности на проданную под давлением долю в квартире, а деньги, которые ему за нее заплатили, и которые в условиях двусторонней реституции должны были быть возвращены агрессору, — в этом случае не возвращаются ему, а взыскиваются в доход государства.

В то же время, сам по себе состав обмана, насилия, угрозы и т.д. не всегда предполагает применение односторонней реституции «по умолчанию». Так, например, в упоминавшемся выше примере со сделкой под угрозой, если недобросовестные дельцы вынудили владельца второй доли в праве собственности не продать свою долю по заниженной цене, а наоборот, выкупить долю агрессора по завышенной цене, то можно рассмотреть и вариант двусторонней реституции. Ведь владелец квартиры наверняка захочет впоследствии решить вопрос с «подвисшей» спорной долей, а если она после судебного разбирательства уйдет в доход государства, то с решением этого вопроса могут возникнуть проблемы с «далекоидущими» и не всегда отрадными перспективами.

Кроме того, в некоторых случаях возможен и вариант недопущения реституции – в случаях, когда обе стороны не могут похвалиться повышенной добросовестностью действий при сделке. Следовательно, если действия обеих сторон по договору противоречат основам нравственности и правопорядка, то при судебном разбирательстве есть немалая вероятность, что оба участника останутся ни с чем.

Помимо основных последствий могут существовать еще и дополнительные. Так, Гражданский кодекс предусматривает возможность возмещения ущерба и убытков по не соответствующей требованиям закона сделке. Правила исчисления и доказывания ущерба и убытков те же, что и в любом другом случае, и необходимо в том числе обосновывать и доказывать, что убытки были причинены (или ущерб был нанесен) именно в связи с конкретной сделкой.

Сроки применения последствий недействительности сделок

По ничтожным сделкам срок исковой давности для применения последствий их «дефектности», как и для признания самой сделки недействительной, составляет 3 года. При этом для лиц, не участвующих в сделке, но имеющие в ней свой интерес, срок может быть продлен, но не более, чем до 10 лет. Истечение сроков для участников сделки начинается с момента начала ее исполнения, а для не участвующих, но кровно заинтересованных лиц, – с момента, когда лицо узнало (либо в силу каких-либо обстоятельств должно было узнать) об этой сделке.

По оспоримым сделкам законодатель весьма скупо отмерил 1 год для оспаривания. Течение этого срока стартует либо с момента, когда недовольное лицо узнало (или, опять же, теоретически должно было узнать) о сделке, либо с того времени, когда в отношении этого лица прекратились насилие или угроза, в силу которых оно совершило невыгодную для себя сделку и не могло ее оспорить раньше.

Важно понимать, что недостаточно просто указать в иске «прошу применить последствия недействительности сделки». Нужно выделить, каким образом эти последствия будут реализованы, что за имущество и кому из сторон будет передано, какое – нет, в силу каких обстоятельств. Возьмем для примера сделку, в которой участвовал психически больной человек и им было передано другой стороне имущество, но деньги переданы ему не были; соответственно, при оспаривании такого договора необходимо указать в иске и установить в судебном заседании факт не передачи денег. Кроме того, в «просительной» части иска при описании желаемых последствий недействительности, которые истец просит применить, нужно указать, что имущество должно быть возвращено первоначальному владельцу, но другая сторона, которая должна была бы получить обратно свои деньги, ничего не должна получить, так как не передавала их при сделке. Иными словами, не надо уповать на волшебные слова из статьи в Гражданском кодексе РФ о том, что «стороны возвращаются в первоначальное положение», а нужно детально описать, как именно и по каким правилам будет осуществляться этот возврат. Суд не станет «теряться в догадках» относительно того, какой вариант развития событий желает истец.

Последствия признания сделки недействительной – один из ключевых моментов, который необходимо учитывать при принятии решения, стоит ли вообще обращаться в суд. Каждая правовая ситуация, возникающая в сфере делового оборота, индивидуальна, и ее нюансы могут оказать решающее значение для заинтересованных лиц. Поэтому разрешение вопроса о том, какой вид последствий применим в том или ином случае, и какую именно схему этих последствий указывать в иске — это всегда требует всестороннего рассмотрения и понимания потенциальных последствий, а посему консультация специалиста в данном случае не просто рекомендуема, а необходима. В противном случае есть шанс, что победа в суде может обернуться слишком дорогой, а то и неподъемной ценой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *