Решение прокурора

IV.1.4. Обжалование прокурором судебных решений в

Кассационном порядке и порядке надзора.

Судебные решения, не вступившие в законную силу, могут быть обжалованы любым прокурором в кассационном порядке в пределах своей компетенции путем принесения в вышестоящий суд кассационного представления. Помощник прокурора, прокурор отдела, прокурор управления могут приносить такое представление только по делу, в рассмотрении которого они участвовали (ч.1 ст.36 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации»). При этом прокурор до начала судебного заседания может как отозвать свое представление, так и изменить либо дополнить его новыми доводами посредством подачи дополнительного представления или заявления об изменении представления (ч. 3 и 4 ст. 359 УПК РФ). Вышестоящий прокурор, в том числе прокурор республики, края или области, города федерального значения, автономной области и автономного округа уполномочен также ходатайствовать о пересмотре вступившего в законную силу приговора, определения и постановления суда. Прокурор города, района обращается с представлением к соответствующему вышестоящему прокурору о принесении надзорного представления. Именно так называется ходатайство прокурора о пересмотре вступившего в законную силу приговора или иного судебного решения (ч.2 ст.402 УПК). Надзорное представление приносится в суд надзорной инстанции: президиум верховного суда республики, краевого или областного суда и т.д.

УПК РФ установил единую и обязательную форму кассационного и надзорного представлений (ч. 1 ст. 375, ч. 1 ст. 404). В случае ее несоблюдения судья вышестоящего суда возвращает прокурору представление и устанавливает срок для его пересоставления (ч. 2 ст. 363). С одной стороны, закон наделяет прокуратуру достаточными полномочиями, чтобы противодействовать реализации неправомерных судебных решений, с другой – объективно требует от прокуроров повышения профессионального уровня, грамотности и культуры при составлении кассационных и надзорных представлений, улучшения качества представлений, обеспечения их полного соответствия закону и материалам дела. Обжалуя судебные решения и таким образом воздействуя на судебную власть, прокуратура добивается, чтобы эти решения отвечали требованиям законности, обоснованности и справедливости (ст. 373).

Процедура производства по уголовному делу в суде кассационной или надзорной инстанции содержит гарантии для того, чтобы это стало возможным. Рассмотрение уголовного дела предполагает участие в нем сторон, в том числе осужденного, хотя неявка ряда лиц в случае, когда они были своевременно извещены о предстоящем заседании суда, не является препятствием рассмотрению дела. На определенном этапе судебного заседания суд заслушивает выступление стороны, подавшей жалобу или представление в обоснование своих доводов, и возражения другой стороны. Стороны могут представить в суд кассационной инстанции также дополнительные материалы. Кроме того, суд может по ходатайству стороны непосредственно исследовать доказательства в соответствии с положениями главы 37 УПК РФ, т.е. в порядке, аналогичном судебному следствию (ст. 377).

Иными словами, производство по уголовному делу в суде кассационной инстанции осуществляется на принципе состязательности и равноправия сторон с возможным непосредственным исследованием доказательств.

Покончено с положением, существовавшим десятки лет в нашей стране, когда вышестоящий суд без проведения в необходимых случаях непосредственного исследования доказательств отменял приговор нижестоящего суда и направлял уголовное дело на новое судебное разбирательство.

Все это позволяет утверждать, что подготовка прокурора к участию в рассмотрении дела вышестоящим судом теперь включает в себя немало из того, что ему приходится осуществлять в суде первой инстанции.

При рассмотрении уголовного дела вышестоящим судом должны быть соблюдены важнейшие принципы, исключающие, в частности, возможность ухудшения положения осужденного независимо от того, какая сторона обжаловала приговор. Имеется в виду, что суд кассационной инстанции более не подвергает каждый раз ревизии приговор в полном объеме и в отношении всех осужденных, как это имело место по УПК РСФСР 1960 года, а проводит ограниченную проверку законности, обоснованности и справедливости приговора или иного судебного решения, т.е. в той лишь части, в которой оно обжаловано, и в отношении тех осужденных, которых касается представление прокурора. Суд кассационной инстанции вправе также смягчить осужденному наказание или применить уголовный закон о менее тяжком преступлении, но не может усилить наказание, а равно применить закон о более тяжком преступлении (ст. 360, 373 УПК РФ). Правило о недопустимости поворота к худшему должно соблюдаться и при пересмотре судебного решения в порядке надзора (ст. 405).

Кроме того, в соответствие со ст. 46 Конституции РФ о праве каждого на судебную защиту его прав и свобод УПК РФ установил, что надзорная жалоба направляется непосредственно в суд надзорной инстанции (ч. 1 ст. 404), а не соответствующему прокурору, как это было ранее, который мог отказать в принесении протеста на приговор или иное судебное решение, вступившее в законную силу, и таким образом отказать гражданину в праве на судебную защиту.

Если судья, изучив надзорное представление (или надзорную жалобу), возбуждает надзорное производство, он передает представление в суд надзорной инстанции вместе с уголовным делом в случае, когда оно было истребовано. После этого надзорное преставление рассматривается судом надзорной инстанции. Необходимо отметить, что председатель верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа, Председатель Верховного Суда РФ либо его заместители могут не согласиться с решением судьи об отказе в удовлетворении надзорного представления (или надзорной жалобы), отменить соответствующее решение судьи и возбудить надзорное производство (ст. 406 УПК РФ). Это важное положение закона должно использоваться прокурором, принесшем надзорное представление каждый раз, когда у него имеются веские основания не быть согласным с решением судьи об отказе в удовлетворении надзорного представления. В этом случае прокурор направляет председателю одного из названных судов свои возражения, изложенные в письменном виде, на постановление судьи об отказе в удовлетворении его надзорного представления.

В суде надзорной инстанции прокурор поддерживает внесенное им надзорное представление или дает заключение по надзорной жалобе. Участвующий в судебном заседании осужденный, оправданный, их защитники или законные представители, потерпевший и его представитель вправе после выступления прокурора дать устное объяснение (ст. 407 УПК РФ).

Согласно Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР (ст. 377) все было наоборот: именно выступлением прокурора завершалось судебное заседание, и суд надзорной инстанции приступал к вынесению постановления (определения). Данное положение нарушало равенство сторон в уголовном судопроизводстве.

Основания отмены или изменения приговора, определения либо постановления суда при рассмотрении уголовного дела в порядке надзора аналогичны тем, которые влекут отмену или изменение судебного решения в кассационном порядке (нарушение уголовно-процессуального закона; неправильное применение уголовного закона; несправедливость приговора), за исключением такого основания, как несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, установленным судом первой или апелляционной инстанции (ст. 379, ч. 1 ст. 409 УПК РФ). Объяснить это возможно тем, что суд надзорной инстанции, в отличие от суда кассационной инстанции, не занимается непосредственно исследованием доказательств; порядок рассмотрения им уголовного дела лишен элементов, характерных для апелляционного производства.

Недостатки кассационного опротестования незаконных и необоснованных судебных решений по уголовным делам объясняются в немалой степени не всегда правильной и умелой организацией этой работы. Практика показывает, что положительные результаты достигаются, когда прокурор проявляет принципиальность и настойчивость в отстаивании своей позиции по уголовному делу, в рассмотрении которого он принимал участие. Ему рекомендуется ознакомиться с протоколом судебного заседания и судебным решением по делу в тот день, когда они поступили в канцелярию суда. Чтобы не пропустить этот момент, помощнику прокурора необходимо поддерживать постоянный контакт с судом.

Обязанность проверить законность и обоснованность судебного решения и принести кассационное представление в установленный законом кассационный срок (десять суток со дня провозглашения приговора) лежит в первую очередь на прокуроре, который поддерживал государственное обвинение. Он также может лично поддержать принесенное им представление. Решение суда по делу становится ему известно уже в момент оглашения, что, однако, не освобождает его от необходимости проверить законность и обоснованность данного решения. Эту проверку целесообразно начинать с изучения приговора, а затем обратиться к анализу доказательств, послуживших основанием для его постановления. При этом необходимо ознакомиться также с доказательствами, не нашедшими подтверждения в суде.

Очень важно изучить протокол судебного заседания, сопоставить содержащуюся в нем информацию о доказательствах, бывших предметом исследования на этапе судебного следствия, с доказательствами, принятыми судом в обоснование своих выводов и решений. По протоколу судебного заседания проверяется также соблюдение установленного законом процессуального порядка судебного разбирательства: обеспечение прав его участников , в том числе права подсудимого на защиту, а также право участников процесса на заявление отводов и ходатайств. Кроме того, проверяется правильность разрешения вопросов, возникавших в судебном разбирательстве, соблюдение правил производства процессуальных действий (допросов, осмотра вещественных доказательств, оглашения документов, назначения и проведения экспертизы) и т.д.

Важный аспект проверки уголовного дела – изучение правильности квалификации преступления, в совершении которого подсудимый был признан виновным, а также соответствия наказания степени общественной опасности деяния, обстоятельствам, смягчающим и отягчающим наказание осужденного, и данным, характеризующим его личность. Для этого нужно обязательно изучить кассационную жалобу. Если прокурор придет к выводу об обоснованности доводов, содержащихся в жалобе, он должен учесть их при составлении кассационного представления.

Если помощник городского (районного) прокурора поддерживал обвинение по делу, относящемуся к подсудности краевого (областного) суда, то кассационное представление вправе приносить только он сам или прокурор края (области) и его заместители.

Отказ прокурора от обвинения в суде (полностью или частично) является основанием для прекращения дела судом. В этом случае постановление судьи (суда) о прекращении дела не может быть отменено вышестоящим судом, так как необоснованный отказ от обвинения, как основание к отмене судебного решения, закон не предусматривает (ст. 379 УПК РФ). Данное положение распространяется и на те случаи, когда прокурор отказался от обвинения не в полном объеме, а лишь в некоторой его части.

Чтобы не оставить ни одного судебного решения непроверенным, следует усилить внимание к своевременному ведению журнала учета уголовных дел, рассмотренных судом. С момента назначения судебного заседания помощник прокурора обязан вносить в этот журнал соответствующие сведения о прохождении дела в суде.

Генеральный прокурор РФ приказом от 24 ноября 1998 г. № 82 предложил прокурорам участвовать, как правило, по всем уголовным делам, рассматриваемым судами кассационной инстанции, обеспечивая своевременное и тщательное изучение дел.

Обжалование действий или бездействий прокурора

Эффективность деятельности государства напрямую зависит от правовой грамотности граждан. Органы прокуратуры в числе многих обязанностей отвечают за разъяснения аспектов правовой деятельности путем осуществления надзорных функций.

Просвещение в области права выполняется путем устранения и предупреждения правонарушений. Согласно закону №182 органы прокуратуры обязаны заниматься разъяснением законодательства при обращении общественности. Обжалование отказа или игнорирование требования предоставления объяснений, именуемое как бездействие прокуратуры, подлежит обязательному рассмотрению согласно действующему законодательству.

Право обжалования действий прокурора имеют лица, чьи законные интересы нарушены или затронуты в ходе делопроизводства независимо от того, уголовное это судопроизводство или процессуальные действия.

Целью оспаривания действий или бездействий прокурора является:

  • обеспечение соблюдения прав лиц, задействованных в процессе;
  • выявление нарушения законных прав физических и юридических лиц;
  • обнаружение допущенных ошибок со стороны прокурора;
  • устранение допущенных прокурором нарушений.

Порядок работы с обращениями и жалобами регулируется законодательно – Рисунок 1.

Рисунок 1. Положения по процессу обработки жалоб и прочих обращений граждан

Правила оформления документов по обжалованию

Опротестование принятого прокурорского решения производится путем изначального обращения в прокуратуру. Процесс апеллирования необходимо запускать согласно структуре органа. Обжалование решения районного прокурора невозможно путем подачи документов в генеральную прокуратуру. Такое обращение без рассмотрения будет перенаправлено в соответствующий нижестоящий орган.

Обращение составляется в письменной форме и содержит:

  • точное полное наименования органа обращения;
  • ФИО того, кто подает обращение, актуальный адрес (подтвержденный документами личности);
  • детальное описание ситуации, в которой возникло нарушение;
  • суть обращения (чего добиваемся жалобой);
  • прошение о выполнении необходимого для выявления нарушения ряда действий;
  • доказательства нарушения;
  • дата отправки заявления, ФИО и подпись лица, являющегося заявителем.

Единого образца нет, в каждом случае задействованы разные аргументы, рассматривается тематический вопрос. Можно проанализировать общую стилистику оформления и вид документа на примере образца из рис. 2.

Рисунок 2. Образец жалобы на бездействие судебного пристава

Порядок процесса обжалования решения прокурора

Первая инстанция для подачи обращения – вышестоящий орган относительно того, где было принято решение. Жалобы рассматриваются только в иерархическом порядке.

Обжалование сформированного постановления прокурора путем подачи заявления может производиться как лично через приемную прокуратуры, так и в электронном виде или письмом по почте. Также могут быть обращения от одного лица или коллективные. Рассмотрение поданного обращения обязательно и бесплатно. Уполномоченное лицо (или группа) проводит рассмотрение, ряд действий по проверке отдельных аспектов на протяжении семи рабочих дней с момента получения такого обращения (отмечается в специальном журнале регистрации поступивших обращений). В случае перенаправления жалобы в другое структурное подразделение обязательно уведомляется инициатор обращения. При проверке могут быть задействованы все правовые институты.

Рисунок 3. Структура органов прокуратуры

Срок обжалования полученного ответа прокуратуры на жалобу

Сроки рассмотрения обращений регламентированы законом №59-ФЗ. Поданное обжалование действий прокуратуры рассматривается на протяжении 30 дней с момента регистрации. Этот период не увеличивается при перенаправлении. По итогам рассмотрения может быть принято решение о полном, частичном удовлетворении запросов обращения или об отказе в выполнении изложенных требований. Обязательно прилагается пояснение принятого решения.

Если заявление рассматривает судья, то срок его обработки составляет 5 календарных дней, после чего назначается судебное заседание, и обязательно личное участие всех лиц, чьи интересы затронуты данным обращением.

При обращении в наивысшую инстанцию без рассмотрения согласно иерархии обращение без рассмотрения отправляется в соответствующее нижестоящее структурное подразделение, а срок рассмотрения увеличивается на 7 рабочих дней.

Рисунок 4. Нормативные акты по регулированию рассмотрения обращений

РАЗЪЯСНЕНИЯ о применении ч.4 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката от 13.05.2014

УТВЕРЖДЕНО:

Решением Совета

Адвокатской палаты

Красноярского края

протокол №07/14 от 24.04.2014 г.

РАЗЪЯСНЕНИЯ

о применении ч.4 ст. 13 Кодекса профессиональной этики адвоката

В настоящее время ч.4 ст. 13 КПЭА действует в редакции, утвержденной Шестым Всероссийским съездом адвокатов 22 апреля 2013 года.

«4. Адвокат-защитник обязан обжаловать приговор:

1) по просьбе подзащитного;

2) если суд не разделил позицию адвоката-защитника и (или) подзащитного и назначил более тяжкое наказание или наказание за более тяжкое преступление, чем просили адвокат и (или) подзащитный;

3) при наличии оснований к отмене или изменению приговора по благоприятным для подзащитного мотивам.

Отказ подзащитного от обжалования приговора фиксируется его письменным заявлением адвокату».

Анализ поступающих жалоб на действия/бездействия адвокатов, запросы самих адвокатов в адвокатскую палату свидетельствуют о том, что на практике указанная норма вызывает сложности в применении. Одни осужденные указывают на то, что адвокат не обжаловал приговор, другие, наоборот, — что адвокат подал такую жалобу без просьбы подзащитного, и последний в ожидании апелляционного рассмотрения месяцами содержится в условиях СИЗО.

Обсудив проблемы, связанные с подачей апелляционной жалобы на приговор, совет считает возможным дать следующие разъяснения:

ВОПРОС: Носит ли указанная норма строго императивный характер?

Отвечая на этот вопрос, совет исходит из следующих посылок:

— у адвоката нет личного интереса в разрешении дела;

— адвокат является квалифицированным юристом, профессиональным советником по правовым вопросам;

— адвокат не вправе занимать по делу позицию, противоположную позиции доверителя, и действовать вопреки его воле (за исключением случаев, когда адвокат-защитник убежден в наличии самооговора своего подзащитного).

Поэтому принятие адвокатом решения обжаловать или не обжаловать приговор прежде всего должно быть обусловлено волей подзащитного, выраженной в его просьбе.

Следовательно, обязанность обжаловать приговор по просьбе подзащитного (п.1 ч.4 ст.13 КПЭА) носит императивный характер.

Неисполнение этого предписания влечет для адвоката негативные последствия в виде привлечения к дисциплинарной ответственности.

Требования к адвокату о необходимости обжаловать приговор, содержащиеся в п.п.2,3 ч.4 ст.13 КПЭА, вряд ли следует рассматривать как императивные.

На первый взгляд, такое обжалование является обязанностью адвоката не зависимо от воли подзащитного; оно обусловлено либо расхождением позиции адвоката и принятым судом решением, либо достаточной компетентностью защитника, который видит изъяны в судебном приговоре и основания к отмене или изменению приговора по благоприятным для подзащитного мотивам.

Однако к этому следует относиться с особой осторожностью.

Практика показывает, что подача стороной защиты апелляционной жалобы провоцирует сторону обвинения на принесение апелляционного представления. Само же апелляционное производство допускает поворот к худшему.

Кроме того, позиция защитника в процессе чаще всего обусловлена позицией подзащитного (по крайней мере, не должна с ней расходиться, чтобы не было допущено нарушения права на защиту). Подзащитный может избрать любой способ защиты вплоть до отрицания самых очевидных фактов. Позиция может избираться только на стадию судебного разбирательства. Она не обязательно остается неизменной. Подзащитный может быть удовлетворен существом приговора, несмотря на то, что он противоречит его позиции в процессе.

Основания для изменения приговора по благоприятным для подзащитного мотивам есть в любом уголовном деле: в частности, наказание не может быть «идеальным», и всегда есть основания для его смягчения.

Здесь важную роль играет компетентность адвоката, его умение найти несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела, выявить нарушения уголовно-процессуального закона либо неправильное применение уголовного закона, обосновать несправедливость приговора.

Но даже при наличии выявленных адвокатом оснований для обжалования приговора следует помнить, что подзащитный может быть против обжалования. В этом случае воля подзащитного является определяющей, но должна быть зафиксирована в письменной форме.

Таким образом, совет палаты считает, что:

— по основаниям п.1 ч.4 ст.13 КПЭА адвокат безусловно обязан обжаловать приговор (императивное требование);

— основания п.2 ч.4 ст.13 КПЭА сами по себе не являются безусловными и намерение обжаловать приговор должно быть выражено волеизъявлением подзащитного;

— в основе обжалования по п.3 ч.4 ст. 13 КПЭА лежит усмотрение адвоката и согласие подзащитного на обжалование.

В любом случае адвокат обязан разъяснить своему доверителю существо приговора, возможные последствия подачи жалобы, отказа от ее подачи, а равно отказа от ранее поданной жалобы на приговор.

ВОПРОС: Как поступать, если подзащитный не дает поручения на обжалование приговора и письменно не фиксирует отказ от обжалования?

Умение находить контакт с доверителем, находящимся в подавленном состоянии после провозглашенного приговора, есть проявление профессионализма в работе. Адвокат должен быть не только правовым советником, он должен также обладать навыками психолога и медиатора.

Если же конструктивного взаимодействия на этом этапе отношений не получается, если доверитель (подзащитный) не высказывает просьбу обжаловать судебный акт и не фиксирует отказ от обжалования, полагаем в данной ситуации руководствоваться собственным усмотрением применительно к п.3 ч.4 ст. 13 КПЭФ.

ВОПРОС: Распространяются ли требования ч.4 ст. 13 КПЭА на случаи принятия судом решений по избранию и продлению меры пресечения, по отказу в условно-досрочном освобождении, по вопросам исполнения приговора и пр.?

Указанная норма КПЭА обязывает адвоката к совершению процессуальных действий после провозглашения приговора, то есть после окончания рассмотрения дела по существу судом первой инстанции.

Перечисленные в вопросе судебные акты являются «промежуточными», ими не заканчивается рассмотрение дела.

Следовательно, требования ч.4 ст.13 КПЭА прямого отношения к обязательному обжалованию адвокатом постановлений и определений суда не имеют.

Вместе с тем, не следует забывать, что адвокат обязан честно, разумно, добросовестно, квалифицированно, принципиально и своевременно исполнять свои обязанности; активно защищать права, свободы и интересы доверителей всеми не запрещенными законодательством средствами (ст. 7 ФЗ-63, ст.8 КПЭА).

Поэтому при наличии оснований к обжалованию, а тем более при наличии просьбы доверителя, адвокат обязан это сделать.

Только такой подход свидетельствует о квалифицированном исполнении профессиональных обязанностей.

ВОПРОС: Обязан ли адвокат обжаловать приговор при наличии к тому веских правовых оснований, но при явном нежелании подзащитного обжаловать судебный акт?

Адвокат должен разъяснить доверителю последствия такого пассивного поведения, донести до него аргументы своей правовой позиции.

Если решение подзащитного останется неизменным, адвокат не вправе действовать вопреки его воле за исключением случаев, когда защитник убежден в наличии самооговора своего подзащитного.

В таком случае Кодекс предписывает зафиксировать отказ от обжалования в письменном виде, скрепив его подписью подзащитного.

Обжалование представлений прокурора как эффективная защита законного интереса

Султанов Айдар Рустэмович, начальник юридического управления ПАО «Нижнекамскнефтехим», член Ассоциации по улучшению жизни и образования.

Комментарий к Определению Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 17 марта 2017 г. N 308-КГ16-16394.

Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 17 марта 2017 г. N 308-КГ16-16394, вынесенное по вопросу возможности обжалования представлений прокурора в арбитражных судах, расширило сферу судебной защиты, реабилитировав право на судебную защиту.

Поскольку значимость данного Определения прежде всего заключается в толковании процессуального закона, мы здесь коротко опишем только процессуальную составляющую данного дела.

Общество с ограниченной ответственностью «Регион» обратилось в Арбитражный суд Ставропольского края с иском о признании недействительным представления и.о. прокурора г. Невинномысска от 23 июля 2015 г. N 7-84-2015.

В суде первой инстанции прокуратура Ставропольского края заявила ходатайство о прекращении производства по делу ввиду неподведомственности спора арбитражному суду, указывая, что представление прокурора не обладает признаками ненормативного правового акта, поскольку не содержит властно-распорядительных предписаний, влекущих для общества юридические последствия в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности; оспариваемым представлением не были каким-либо образом затронуты права общества, касающиеся его предпринимательской деятельности, оно не повлекло каких-либо последствий и не породило обязательств для данной организации.

Решением суда первой инстанции от 21 апреля 2016 г. представление и.о. прокурора города Невинномысска от 23 июля 2015 г. N 7-84-2015 признано недействительным. Суд первой инстанции, руководствуясь ст. 46, 52, 53, 120 Конституции РФ, положениями Федерального закона от 17 января 1992 г. N 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации», правовой позицией Конституционного Суда РФ, изложенной в Определении от 24 марта 2015 г. N 110-О, Постановлении от 17 февраля 2015 г. N 2-П, в удовлетворении ходатайства о прекращении производства по делу отказал. При этом суд исходил из того, что требование, содержащееся в представлении прокурора, подлежит безусловному исполнению лицом, к которому это требование обращено, а само представление прокурора является ненормативным правовым актом и может быть обжаловано в порядке, предусмотренном положениями гл. 24 АПК РФ.

Постановлением Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 19 июля 2016 г. решение суда первой инстанции отменено, производство по делу прекращено на основании п. 1 ч. 1 ст. 150 АПК РФ в связи с неподведомственностью спора арбитражному суду. Прекращая производство по делу, суд апелляционной инстанции руководствовался положениями ч. 1 ст. 27, п. 2 ч. 1 ст. 29, ч. 1 ст. 198 АПК РФ, а также исходил из взаимосвязанных положений ст. 21, 22, 24 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» и пришел к выводу о том, что само по себе представление прокурора как акт прокурорского реагирования не является ненормативным правовым актом, подлежащим принудительному исполнению, поскольку оно направлено на понуждение указанных в п. 1 ст. 21 данного Закона органов и должностных лиц устранить допущенные нарушения закона прежде всего в добровольном порядке; представление не затрагивает прав и законных интересов общества в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, в связи с чем не подлежит проверке в порядке, установленном гл. 24 АПК РФ.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа Постановлением от 28 сентября 2016 г. оставил в силе Постановление суда апелляционной инстанции, согласившись с выводами о неподведомственности спора арбитражному суду.

Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ не согласилась с выводами судов апелляционной и кассационной инстанций.

Судебная коллегия указала, что «в силу пункта 2 части 1 статьи 29 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражным судам подведомственны возникающие из административных и иных публичных правоотношений экономические споры и иные дела, связанные с осуществлением организациями и гражданами предпринимательской и иной экономической деятельности, в частности об оспаривании затрагивающих права и иные законные интересы заявителя ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями должностных лиц».

В соответствии со ст. 1 Закона о прокуратуре прокуратура РФ наделена полномочиями осуществлять от имени Российской Федерации надзор за исполнением действующих на ее территории законов.

Реализуя эти полномочия, прокурор вправе проверять исполнение законов органами и должностными лицами, перечисленными в п. 1 ст. 21 Закона о прокуратуре, а также вносить представления об устранении выявленных нарушений закона в орган или должностному лицу, которые полномочны устранить допущенные нарушения (п. 3 ст. 22, ст. 24, 28 названного Закона).

За невыполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, ст. 17.7 КоАП РФ, в отношении указанных лиц предусмотрена административная ответственность, что свидетельствует о том, что представление прокурора, являясь основанием для привлечения к административной ответственности, затрагивает права этих лиц.

Президиум ВС РФ в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3(2015), утвержденном 25 ноября 2015 г. указал, что согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, неоднократно изложенной в его решениях, акты государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов и должностных лиц подлежат оспариванию в судебном порядке, если они по своему содержанию затрагивают права и интересы граждан, юридических лиц и предпринимателей, в том числе при осуществлении ими предпринимательской деятельности, независимо от того, какой характер — нормативный или ненормативный — носят оспариваемые акты. Иное означало бы необоснованный отказ в судебной защите, что противоречит ст. 46 Конституции РФ.

Пленум ВС РФ Постановлением от 10 февраля 2009 г. N 2 «О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих» <1> разъяснил, что к должностным лицам, решения, действия (бездействие) которых могут быть оспорены в судебном порядке, относятся, в частности, должностные лица органов прокуратуры.

Таким образом, представление прокурора не может быть исключено из числа решений органов государственной власти, которые могут быть обжалованы в порядке, предусмотренном гл. 22 Кодекса административного судопроизводства РФ и гл. 24 АПК РФ.

Поэтому, если орган или должностное лицо, в отношении которых вынесено представление, считают, что это представление нарушает их права и свободы, создает препятствия к осуществлению их прав и свобод либо незаконно возлагает на них какие-либо обязанности, они вправе обратиться в суд с соответствующим заявлением в порядке, предусмотренном гл. 22 Кодекса административного судопроизводства РФ и гл. 24 АПК РФ.

С учетом изложенной правовой позиции у судов апелляционной и кассационной инстанций отсутствовали основания для прекращения производства по делу.

Судебная коллегия также при рассмотрении дела отклонила возражения Генеральной прокуратуры РФ о том, что производство по делу было прекращено в связи с неподведомственностью спора арбитражному суду, так как деятельность общества не является экономической, указав: из судебных актов следует, что производство по делу было прекращено, поскольку представление прокурора не является ненормативным правовым актом и не может быть оспорено в суде.

Кроме того, прокурорская проверка была проведена в связи с предпринимательской деятельностью общества.

Поскольку суд апелляционной инстанции, необоснованно прекратив производство по делу, в нарушение ч. 1 ст. 268 АПК РФ повторно не рассмотрел дело по существу спора, а суд кассационной инстанции эту ошибку не исправил, Судебная коллегия отменила Постановления судов апелляционной и кассационной инстанций, а дело направила в Шестнадцатый арбитражный апелляционный суд для рассмотрения по существу.

Полагаем данное Определение важной вехой в реабилитации судебной защиты законных интересов и восстановления справедливости.

Нужно отметить, что до определенного времени позиция судов о возможности оспаривания представлений прокурора была неединообразной. В дальнейшем же то единообразие, которое сформировалось, было основано на том, что представления прокурора не могут быть обжалованы в суд. Иными словами, сформировавшееся единообразие толкования процессуальных норм ограничивало право на судебную защиту.

Как ни удивительно, но такое толкование появилось благодаря правовой позиции Конституционного Суда РФ <2>, согласно которой «само по себе представление прокурора не имеет абсолютный характер и силой принудительного исполнения не обладает, поскольку преследует цель понудить указанные в пункте 1 статьи 21 данного Федерального закона органы и должностных лиц устранить допущенные нарушения закона прежде всего в добровольном порядке, требование о безусловном исполнении представления прокурора реализуется путем специальных процедур — вынесения самим прокурором постановления о возбуждении производства об административном правонарушении либо путем обращения в суд. Так, в соответствии со статьей 17.7 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях за умышленное невыполнение требований прокурора, вытекающих из его полномочий, установленных федеральным законом, может быть наложен штраф, при этом прокурору не предоставлено право принудительного взыскания штрафа, поскольку дела данной категории рассматриваются мировыми судьями (часть 1 и абзац четвертый части 3 статьи 23.1 Кодекса). При рассмотрении в судебном порядке дела об указанном административном правонарушении либо дела об оспаривании представления прокурора прокурор должен доказать факт нарушения закона органом или должностным лицом, которому внесено представление, и правомерность своих требований». Хотя нужно отметить, что Конституционный Суд РФ исходил также из того, что заинтересованным лицам предоставлена возможность судебного обжалования решений прокурора.

Арбитражные суды трансформировали правовую позицию в следующую — представление прокурора само по себе не может рассматриваться как нарушающее права и законные интересы органа или должностного лица, которым оно внесено. Соответственно, представление не затрагивает прав и законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, не влечет последствий экономического характера и не создает препятствий для осуществления такой деятельности, не порождает экономического спора <3>, представление не относится к ненормативным правовым актам, поскольку не затрагивает прав и законных интересов общества в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, в связи с чем не подлежит проверке в порядке, установленном гл. 24 АПК РФ. Другими словами, арбитражные суды фактически использовали заключение Конституционного Суда РФ для вывода о неподведомственности споров об оспаривании представлений прокурора арбитражным судам.

Однако использование термина «неподведомственность» <4> лишь камуфлировало неподсудность таких споров судам.

Получалась уникальная ситуация: для того чтобы возникло право на судебную защиту, нужно было не исполнить представление прокурора и дождаться возбуждения процедуры привлечения к ответственности за неисполнение предписания и только тогда заявить о незаконности предписания. Полагаем, что такой подход по «отсроченной судебной защите» не учитывал наличие законного интереса граждан и их объединений на правовую определенность в отношениях с государством. На наш взгляд, в правовом государстве граждане и их объединения имеют право знать о законности или незаконности предписаний прокурора, которое может быть реализовано через право на обращение в суд, а не через процедуру привлечения к ответственности за неисполнение предписания.

В правовом государстве граждане должны иметь возможность предвидеть последствия совершения или несовершения действий, а не узнать об этих последствиях, когда действия уже совершены. Принцип правовой определенности имеет своей целью обеспечить участников соответствующих отношений возможностью точно спрогнозировать результат своих действий и в том числе дать надежду, что права данных лиц будут защищены, что при разрешении спора действия правоприменителя также будут прогнозируемы и предсказуемы и не будут меняться от случая к случаю, от региона к региону <5>. Этот принцип призван гарантировать стабильность. Судебная система, стремящаяся выполнять стабилизирующую функцию, создавать уверенность в справедливости и надежности законов, объективности и предсказуемости правосудия, также работает на принцип правовой определенности, который, в свою очередь, является элементом принципа верховенства права <6>. Как писали классики, «самая главная задача права состоит в том, чтобы указать разумному существу такое правило поведения, которое оно могло бы иметь в виду постоянно и заранее» <7>.

Решение суда о законности или незаконности предписания, безусловно, предупредит неисполнение предписания и защитит от привлечения к ответственности за его неисполнение.

К счастью, в Постановлении от 17 февраля 2015 г. N 2-П <8> правовая позиция Конституционного Суда РФ изменила ситуацию, сделав очевидное обязательным. В этом Постановлении Конституционного Суда РФ было разъяснено, что, «несмотря на то что суды не уполномочены проверять целесообразность решений органов прокуратуры, которые действуют в рамках предоставленных им законом дискреционных полномочий, необходимость обеспечения баланса частных и публичных интересов при осуществлении прокурорского надзора как сферы властной деятельности государства предполагает возможность проверки законности соответствующих решений, принимаемых в ходе мероприятий прокурорского надзора, — о проведении прокурорских проверок, представлении документов и материалов и т.д. Как следует из взаимосвязанных положений статей 46 (часть 1), 52, 53 и 120 Конституции Российской Федерации, предназначение судебного контроля как способа разрешения правовых споров на основе независимости и беспристрастности предопределяет право некоммерческой организации обратиться в суд за защитой от возможного произвольного правоприменения».

В резолютивной части данного Постановления было указано:

«Признать взаимосвязанные положения пункта 1 статьи 6, пункта 2 статьи 21 и пункта 1 статьи 22 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» не противоречащими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой эти положения по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующего законодательства, в том числе регулирующего осуществление федерального государственного надзора за деятельностью некоммерческих организаций Министерством юстиции Российской Федерации:

…предполагают судебную проверку по заявлению некоммерческой организации законности проведения в отношении ее мероприятий прокурорского надзора, принимаемых в ходе этих мероприятий решений, а также связанных с ними действий (бездействия) прокурора, притом что бремя доказывания правомерности проведения проверки и предъявленных требований лежит на прокуроре».

Но даже после данного Постановления Конституционного Суда РФ арбитражные суды продолжали рассматривать представления прокурора как неподведомственные для рассмотрения арбитражным судам <9>, поэтому Определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 17 марта 2017 г. является значимым как вносящее единообразие в судебную практику арбитражных судов.

<1> Документ утратил силу.

<2> См.: Определение Конституционного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 84-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Моторичевой Ирины Ивановны на нарушение ее конституционных прав положениями статьи 24 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».

<3> См.: Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 мая 2007 г. N 1865/07.

<4> См.: Султанов А.Р. О проблемах подведомственности и о конфликтах отрицательной компетенции // Закон. 2008. N 7.

<5> См.: Султанов А.Р. Правовая определенность — часть должной правовой процедуры, или Как в закон об экстремизме правовую определенность вводили // Адвокат. 2015. N 1.

<6> См.: Султанов А.Р. Правовая определенность в надзорном производстве ГПК РФ и практика Конституционного Суда РФ // Право и политика. 2007. N 5.

<7> Ильин И.А. Общее учение о праве и государстве. М., 2006. С. 124.

<8> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 17 февраля 2015 г. N 2-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 6, пункта 2 статьи 21 и пункта 1 статьи 22 Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации» в связи с жалобами межрегиональной ассоциации правозащитных общественных объединений «АГОРА», межрегиональной общественной организации «Правозащитный центр «Мемориал», международной общественной организации «Международное историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество «Мемориал», региональной общественной благотворительной организации помощи беженцам и вынужденным переселенцам «Гражданское содействие», автономной некоммерческой организации правовых, информационных и экспертных услуг «Забайкальский правозащитный центр», регионального общественного фонда «Международный стандарт» в Республике Башкортостан и гражданки С.А. Ганнушкиной».

Что делать, если прокурор подал апелляцию?

27.11.2014 Судебные иски, Услуги адвокатов гражданам

Привлечение к уголовной ответственности – всегда стресс. После рассмотрения уголовного дела с полным успехом в виде оправдания или же умеренной победой в виде условного срока можно было бы и расслабиться, но нет – практически всегда, когда суд принимает более мягкое решение, нежели просит гособвинитель, прокурор подает апелляционное представление с требованием об отмене приговора.

Что делать, если прокурор подал апелляцию и просит отменить приговор в связи с его мягкостью или же категорически не согласен с тем, что суд оправдал или прекратил уголовное дело в отношении подсудимого?

Без паники

Во-первых, не паникуйте и не переживайте. Сама по себе апелляция со стороны прокурора ровным счетом ничего не значит, кроме того, что прокурор не согласен с вердиктом суда. Более того, ему лично и вовсе неинтересен исход дела, но политика прокурорской службы такова, что если судья «дает» подсудимому существенно меньше, нежели настаивает обвинение, приговор подлежит обязательному обжалованию со стороны прокуратуры по распоряжению «сверху». В 8 из 10 случаев и суд, и сам подающий апелляцию прокурор прекрасно понимают, что приговор останется без изменения, но бюрократические правила никто не отменял.

Во-вторых, обязательно проинформируйте своего адвоката и договоритесь с ним о встрече. Он сможет вас успокоить, а заодно и составит примерный план вашей защиты в суде апелляционной инстанции. Обговорите возможные варианты развития событий и поинтересуйтесь, насколько реальны шансы на изменение приговора.

Подготовка к защите

Первым делом адвокату, вам или даже обоим одновременно необходимо подготовить возражение на апелляцию прокурора. Копия апелляционного представления обязательно рассылается всем сторонам по делу, включая подсудимого и его защитника, с формулировкой «для подачи возможного возражения». Писать его не обязательно и после истечения предоставленного срока дело будет передано для рассмотрения в вышестоящий суд, однако мы настоятельно советуем воспользоваться своим правом на возражение и подготовить его в указанный судом срок.

Изложите в возражении свои доводы в защиту принятого решения суда. Укажите, что полностью с ним согласны, что судом верно оценены все обстоятельства дела, правильно назначено наказание (или же прекращено дело, если преследование вас завершено) и нет никаких оснований к отмене.

Важно знать, что если вы тоже в какой-то части или полностью не согласны с приговором или постановлением суда, то подача прокурором апелляции не должна вас останавливать – вы или ваш адвокат вправе подать апелляционную жалобу от своего имени и вышестоящая инстанция будет ее рассматривать одновременно с представлением прокурора. Не стоит отказываться от права на защиту лишь из опасения, что две жалобы смогут «обидеть» суд.

Если прокурор подал апелляцию – ничего страшного

Рассмотрение жалоб в апелляционной инстанции проходит быстро и чаще всего как-то скомкано. На момент начала судебного заседания судьи уже знают, каково будет их решение и проводят заседание исключительно в целях соблюдения правил процесса. В редких случаях, когда коллегию судей будут одолевать сомнения в законности принятого первой инстанцией решения, все судебное следствие будет проведено от начала до конца.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *