Развитие медиации в России

Достоинства и проблемы медиации

14 февраля 2020 г. 19:16

Для развития примирительных процедур необходимо взаимодействие всех участников судопроизводства

14 февраля в рамках XVII Международной научно-практической конференции «Ковалевские чтения» состоялась панельная дискуссия «Адвокат, нотариус, арбитр и судебный примиритель: эффективные техники, стратегии и компетенции».

Модераторами дискуссии выступили президент Федеральной палаты адвокатов РФ Юрий Пилипенко и президент Московской областной Нотариальной палаты, вице-президент Федеральной нотариальной палаты Станислав Смирнов. В обсуждении приняли участие представители нотариата, адвокатского и судейского сообществ, практикующие юристы, медиаторы. По итогам дискуссии президент ФПА РФ Юрий Пилипенко высказал мнение о том, что для развития медиативных процедур необходимо обдумать стратегии активного привлечения к ним адвокатов и других участников судопроизводства.

Открыла дискуссию начальник юридического отдела Свердловской областной нотариальной палаты Татьяна Грехова. Она рассказала о практике применения нотариусами норм о медиации в связи с изменениями, внесенными Федеральным законом от 26 июля 2019 г. № 197-ФЗ в Основы законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. № 4462-1 и Федеральный закон от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» (далее – Закон о медиации). Данными изменениями, которые вступили в силу с 25 октября 2019 г., предусматривается, в частности, удостоверение нотариусом медиативных соглашений, достигнутых сторонами в соответствии с соглашением о проведении процедуры медиации. Нотариально удостоверенное медиативное соглашение имеет силу исполнительного документа и не требует обращения в суд. Как сообщила Татьяна Грехова, нотариусы разъясняют сторонам сделок возможность обращения к процедуре медиации и включения медиативных оговорок в корпоративные договоры и опционные соглашения. При удостоверении медиативных соглашений нотариусы осуществляют проверку фактов совершеннолетия, дееспособности и отсутствия судимости медиатора. Согласно данным статистики, приведенным спикером, уже в декабре нотариусами области удостоверено несколько медиативных соглашений по разным направлениям. По словам Татьяны Греховой, анализ данных позволяет сделать вывод о правильном применении нотариусами норм о медиации.

Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко на правах модератора задал участникам обсуждения вопрос, существует ли, по их мнению, риск перехода части полномочий адвокатов и нотариусов к медиаторам.

Член Совета ФПА РФ, советник ФПА РФ, советник Адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Елена Авакян выразила мнение, что медиация не угрожает развитию нотариата и адвокатуры. «Досудебное примирение для адвокатов – новый интересный вид деятельности, в котором адвокат может проявить себя и как потенциальный медиатор, и как защитник одной из сторон. Не думаю, что здесь будет проблема развития профессии, скорее, наоборот», – отметила она.

Эксперт обратила внимание на новые компетенции, которые понадобятся адвокатам в условиях развития цифровых технологий и искусственного интеллекта. По ее словам, сохранение профессии адвокатов через десять лет будет определяться умением взаимодействовать с цифровым пространством так, как сегодня адвокаты взаимодействуют с реальным миром. «Преступность перемещается в онлайн-пространство. Адвокатам придется столкнуться с этим одними из первых. Цифровая компетенция для молодых адвокатов и адвокатов, имеющих не очень длительный стаж деятельности, является основополагающей», – подчеркнула Елена Авакян.

Она также отметила, что необходимо будет использовать искусственный интеллект как помощника в работе адвокатов. Вместе с тем, по словам спикера, в системе «человек-человек», к которой относится и медиация, искусственный интеллект не может заменить человека. «Только тот, кто умеет взаимодействовать с людьми так, чтобы снимать конфликтность, концентрировать внимание на себя, будет успешен и в профессии адвоката, и в профессии медиатора», – заключила Елена Авакян. (Развернутый видеокомментарий Елены Авакян пресс-службе ФПА РФ размещен в конце текста. – Прим. ред.)

Доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского процесса, директор Центра правовых технологий и примирительных процедур (медиации) Уральского государственного юридического университета (далее – УрГЮУ) Светлана Загайнова рассказала о практике применения процедур медиации в первом в России медиативном центре, созданном при юридическом вузе, за десять лет его работы. Она обратила внимание, что за все время работы центра не было ни одного случая неисполнения медиативных соглашений. По ее мнению, это связано с тем, что медиативное соглашение, в отличие от судебного решения, отвечает интересам всех сторон.

Отвечая на вопрос Юрия Пилипенко, Светлана Загайнова подчеркнула, что сегодня юрист должен уметь не только защищать интересы клиента в суде, но и включать в сферу своей профессиональной компетенции умения и навыки работы во внесудебных процедурах урегулирования спора, уметь разбираться, какие из них наиболее подойдут для клиента. Эксперт сообщила, что в Адвокатской палате Свердловской области действует Совет молодых адвокатов, и одно из направлений его работы – медиация.

Светлана Загайнова также рассказала, что в 2011 г. в Свердловской области впервые в России был начат эксперимент по внедрению медиации в гражданско-правовое судопроизводство. В настоящее время этот опыт перенимается другими регионами. Как полагает спикер, сегодня медиация существует не параллельно или наряду с другими направлениями юридической деятельности, а является ее частью. В связи с этим она предложила рассматривать медиативную практику как один из видов юридической деятельности и подумать о включении ее в виды юридической помощи, оказываемой бесплатно, предусмотренные Федеральным законом от 21 ноября 2011 г. № 324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации».

Подводя итог, Светлана Загайнова отметила, что за десять лет в отношении к медиации в практике многое изменилось, и выразила надежду, что эти тенденции продолжатся и дальше.

Адвокат, управляющий партнер Адвокатского бюро «Юг» Юрий Пустовит выразил иную точку зрения. Он констатировал, что законодательные изменения, вступившие в силу с 25 октября 2019 г., значительно расширяют возможности для примирения, однако выразил сомнение в том, что данные изменения повлияют на рост числа примирительных процедур.

По мнению Юрия Пустовита, положение Кодекса профессиональной этики адвоката о том, что адвокат должен способствовать примирению сторон и предупреждать споры, на практике почти не работает. Это связано с рядом причин. Во-первых, в юридических вузах обучают не тому, как эффективно примирять стороны, а тому, как успешно выигрывать дела в суде. Для участия в переговорах юридических знаний недостаточно. Необходимо знание психологии, понимание бизнеса клиента и контрагента, целей и мотивов сторон. Во-вторых, как полагает спикер, судебные процессы для адвокатов и юристов выгоднее с точки зрения размера гонорара, а выигранный судебный спор – более интересный инфоповод, чем примирение сторон.

Эксперт сообщил, что, исходя из опыта его практики, примирение возможно при определенных условиях: когда стороны спора воспринимают друг друга на равных, в ситуациях, когда спор находится на ранней стадии, когда судебная практика по данной категории споров еще не сформировалась.

Советник, заместитель управляющего партнера AllianceLegalConsultingGroup Елена Терсинцева поделилась взглядом на отношение судов к примирительным процедурам. По ее мнению, несмотря на длительное действие Закона о медиации и значительные изменения, внесенные в АПК РФ и расширившие возможности примирительных процедур, наиболее эффективными остаются мировые соглашения, подготовленные с участием представителей сторон. Однако есть проблемы с их применением. В первую очередь, пояснила спикер, препятствием являются неумение сторон договариваться и необоснованные отказы судей в утверждении мировых соглашений. Она привела ряд примеров таких отказов, из которых видно, что судьи широко и произвольно применяют ограничительные нормы к мировым соглашениям.

Как полагает Елена Терсинцева, возможность примирения сторон и реальность его исполнения зависят от квалификации, внимания и опыта адвокатов и практикующих юристов. В связи с этим задача представителя в арбитражном процессе – видеть проблемы шире рамок процесса, в котором он участвует, и прогнозировать поведение противоположной стороны.

«Полагаю, что законодатель не исчерпал все свои возможности в отношении совершенствования института примирения. Для достижения оптимального результата необходимо взаимодействие представителей науки, практикующих юристов и судейского сообщества», – резюмировала спикер.

Заместитель председателя судебного состава № 1 судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда, старший преподаватель кафедры гражданского процесса УрГЮУ Наталия Панкратова информировала о позиции судейского сообщества относительно применения примирительных процедур. Она пояснила, что суды оценивают мировые соглашения с точки зрения законодательства об исполнительном производстве. По ее словам, в большинстве случаев судьями не утверждаются мировые соглашения, поскольку они заведомо неисполнимы. В практике существует много примеров, когда утверждение мирового соглашения на стадии его исполнения влекло возникновение других споров, растягивающихся на несколько лет.

Наталия Панкратова выразила надежду, что более успешному применению примирительных процедур будет способствовать введение института судебных примирителей.

После выступлений участники дискуссии задали вопросы спикерам и поделились собственными суждениями. В частности, были высказаны мнения о том, что для начала эффективной работы медиации необходимы время, смена менталитета участников споров, а также понимание того, в каких типах правовых споров медиация эффективна, а в каких случаях к ней обращаться не стоит. Говорилось и о необходимости психологической подготовки адвокатов к работе в двух ролях: представителя стороны в медиативной процедуре и непосредственно медиатора.

Подводя итог дискуссии, президент Московской областной Нотариальной палаты, вице-президент Федеральной нотариальной палаты Станислав Смирнов выразил удовлетворение тем, что, несмотря на различные точки зрения на проблему, есть поиск общих интересов и компромиссов. Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко отметил, что для развития медиативных процедур необходимо обдумать стратегии активного привлечения к ним адвокатов и других участников судопроизводства.

Медиация в России, США и Великобритании: сравнительный анализ

Конфликты существуют ровно столько же, сколько и человечество. В предпринимательских отношениях, в трудовых отношениях, и многих других иногда возникают споры. Как же мы поступаем, когда не можем решить корпоративный спор или поделить имущество при разводе? Если конфликт заходит в тупик, мы идем в суд! Но всегда ли решение суда удовлетворяет обе стороны? И реально ли после судебных разбирательств сохранить человеческие отношения с оппонентом?

К счастью, существует в мире и другая практика — перед тем как обратиться в суд, конфликтующие стороны идут к профессиональному медиатору.

Понятие «медиация» происходит от латинского «mediare» — «посредничать».

Медиация — это мирные переговоры при участии нейтрального посредника (медиатора), который организовывает процесс переговоров так, что стороны сами приходят к решению, устраивающему обе стороны.

Медиатор — не занимает чью-либо позицию, не имеет личной заинтересованности в разрешении конфликта, не дает советов и не навязывает конфликтующим сторонам свое (и уж тем более — чужое) мнение. Он, направляя беседу в нужное русло, помогает договориться, дает возможность высказаться, услышать друг друга и выяснить все обстоятельства, так или иначе спровоцировавшие конфликт. Его задача — сделать так, чтобы позиция и стоящие за ней чувства, пожелания, интересы, потребности каждой из сторон были сформулированы, озвучены, услышаны и поняты всеми. И самое главное — чтобы спорщики в ходе беседы пришли к самостоятельному решению, удовлетворяющему всех.

В отличие от судебного процесса, медиация — процедура добровольная. Участники могут в любой момент отказаться от дальнейших переговоров. Равно как и соглашение, принятое в результате медиации, — не судебный приговор, а договор двух сторон, пришедших к единому мнению.

Как уже говорилось, конфликты родились одновременно с человечеством. Даже первобытные люди понимали, что договориться лучше, чем подраться. Во времена древней Руси с помощью посредников урегулировались (или пытались урегулироваться) княжеские ссоры и междоусобицы. В начале XIX века в Российской империи была основана система так называемых коммерческих судов, имеющих форму примирительного разбирательства. Именно в отчетах этих судов впервые в Российской империи начал применяться термин «медиатор» .

Современная медиация начала развиваться во второй половине XX столетия. Зародилась она в государствах англо-саксонского права — США, Австралии, Великобритании, после чего перебросилась на Европу.

Именно в связи с этим, нами и было выбрано провести сравнительно-правовой анализ медиации в России, США и Великобритании.

Только к концу 1980-х годов, методы медиации породили специализированное обучение в США, как направление по урегулированию конфликтов. Программа была инновационной, вдохновляющей и уникальной при введении в центры обучения, особенно бизнеса и права. Это богатство знаний генерируется в переговорном поле. Проросшие в других местах методы посредничества внедрились в образование с 1988 года в Австралии, институтах Канады, в Великобритании к 1990 году.

Однако не все было гладко. Первые попытки официальной медиации, когда сам судья предложил сторонам обратиться к услугам медиатора, потерпели поражение. Пилотные проекты были опробованы в 1996—1998 гг. в Британском центральном земельном суде Лондона, Британском Апелляционном суде, а также в судах других стран. Причина провала проста — адвокаты боялись потерять деньги из-за примирившихся клиентов.

Тогда судьи зашли с другой стороны — прекратили назначать слушания к делу, пока стороны не сядут за стол переговоров. Впрочем, адвокаты и стороны отнеслись к подобному ультиматуму не как к примирительной акции, а как к очередному препятствию, и стали искать обходные пути. Тогда суды Великобритании придумали компромиссный вариант: если какая-то из сторон отказывается от предложенной судом процедуры медиации, она должна понести все судебные расходы, даже если выиграла дело.

И это сработало. Медиация начала пользоваться популярностью.

Поначалу медиация применялась при разрешении споров в сфере семейных отношений. Впоследствии начала пользоваться популярностью и активно применяться при разрешении самых различных споров: от семейных споров и до сложных многосторонних конфликтов в коммерческой и публичной сфере.

Очень интересен пример США, где вся система права направлена на то, чтобы большинство споров разрешалось добровольно до суда, а судья может прервать суд и посоветовать сторонам поработать с медиатором. Без медиаторов в сфере экономики, политики, бизнеса в этой стране не проходит ни один серьезный переговорный процесс, выпускаются журналы, освещающие проблемы медиации («Ежеквартальный журнал по медиации»). Существует Национальный институт разрешения диспутов, который занимается разработкой новых методов медиации, действуют частные и государственные службы медиации. Большое влияние имеет Американская арбитражная ассоциация (American Arbitration Association), которая утвердила свои Правила третейского разбирательства (арбитража) и медиации, используемые, в том числе, при рассмотрении внутренних споров.

В Великобритании, даже существует специальная служба — горячая линия, куда можно позвонить из любого конца страны, охарактеризовать конфликт, свои предпочтения относительно медиатора, и вам предложат целый список специалистов, подходящих к вашим требованиям.

Большинство споров с помощью медиатора решаются в один день, в отличие от длительных сражений судебного разбирательства.

Как обстоит дело в России? 27 июля 2010 года был принят Федеральный закон «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» №193-ФЗ и вступил в силу с 01 января 2011 года.

Установлено, что процедура медиации может проводиться спорам, возникающим из гражданских правоотношений, в том числе в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, а также спорам, возникающим из трудовых правоотношений и семейных правоотношений (п. 2 ст. 1).

Процедуру разрешено использовать как до обращения в суд, так и после начала разбирательства. Она проводится на основании соглашения. Определены его условия.

Закреплен правовой статус медиатора. Его деятельность не является предпринимательской. Медиатор не может представлять какую-либо сторону, оказывать ей юридическую, консультационную или иную помощь.

Медиатор вправе вести деятельность, как на профессиональной, так и на непрофессиональной основе.

Могут создаваться саморегулируемые организации медиаторов. Закреплен их статус.

Однако российские компании не спешат использовать медиацию для досудебного урегулирования споров. Большинство юристов на сегодняшний день считают, что все-таки арбитражное разбирательство является более привычным и проверенным алгоритмом действий сторон в случае возникновения спора.

Свою роль играет и скептическое отношение к медиации сообщества лиц, осуществляющих судебное представительство. Как правило, львиная доля всех доходов юридической компании или лица, занимающегося судебным представительством, формируется за счет оплаты, полученной за представление интересов клиентов в судах, составление процессуальных документов. Нередко такой представитель сознательно затягивает судопроизводство по делу, чтобы заработать больше. А это препятствует не только мирному урегулированию спора, но и его своевременному разрешению судом. У участников гражданского оборота нет четкого понимания всех плюсов и минусов использования процедуры медиации.

Президент РФ Медведев Д.А в ежегодном Послании к Федеральному Собранию РФ, констатировал: — «К сожалению, в настоящий момент у нас практически нет культуры ведения переговоров и поиска взаимоприемлемых решений. Законы о медиации, которые приняты, почти не работают, случаи заключения соглашений все еще единичны.

Надо более активно информировать граждан о возможности разрешить спор с помощью квалифицированного посредника, а также подумать над целесообразностью введения обязательного применения примирительных процедур при разрешении некоторых видов споров «.

В перспективе, судопроизводство может поменяться местами с медиацией, отдав преимущество новому направлению — альтернативному способу разрешения споров. Этот способ может стать основной формой достижения согласия, он не является сложным, дорогостоящим и трудоемким. Но все это требует общего понимания преимущества медиации по сравнению с урегулированием спора в суде и наличие воли сторон к достижению соглашения по спорным вопросам. Кроме того, государство должно активно стимулировать развитие примирительных процедур в России. К примеру, вводить определенные налоговые льготы для структур и лиц, развивающих и применяющих способы альтернативного разрешения споров (медиацию в том числе).

Список используемых источников:

1. Федеральный закон от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» // «Российская газета» от 30 июля 2010 г. N 168

2. Алексей Солохин. Медиация: быть или не быть? // Юридическая газета. 10.06.2011

3. Медведев Д.А. Послание Президента РФ Федеральному Собранию РФ от 22 декабря 2011 г.

4. Медиация в мире.

5. Медиация – искусство разрешать конфликты.

6. Светлана Митрофанова. Медиация — мирное урегулирование конфликтов.

Ермаков Павел Валерьевич, магистр юридических наук, практикующий юрист

Статья опубликована в журнале «Российское право: образование, практика, наука» 1/2012 (78)

Актуальные проблемы процедуры медиации в России и пути их решения

Библиографическое описание:



Процедура медиации относительно новый институт в российской юридической практике, применяемый с 2011 года и являющийся альтернативной судебному порядку разрешения спора, в котором стороны прибегают к помощи медиатора — независимого лица, содействующего сторонам в разрешении конфликта и заключении медиативного соглашения, как результата благополучно осуществленной процедуры. Актуальность исследования данного способа обусловлена быстрой законодательной интеграцией данного института, наличием пробелов в законодательстве, регулирующих проведение данной процедуры и низким процентом её применяемости.

Данный правовой институт появился впервые в США в 1960-х годах, успев за это время не только прижиться, но и появиться в законодательстве ряда других стан. Если в штатах причиной появления медиации стала неспособность государственных судов обеспечить быстрое и эффективное разрешение коммерческих споров, в Европе и России становление данного института произошло путем принятия нормативно-правовых актов. Для стран европейского континента таким документом стала Директива 2008/52/ЕС «О некоторых аспектах медиации по гражданским и коммерческим делам» от 21.05.2008 г., а для России — Федеральный закон от 27.07.2010 г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедура медиации)» (далее — федеральный закон), который вступил в силу 1 января 2011 года.

Впервые в Российской Федерации применение медиации, как способа разрешения коммерческих споров, было закреплено в ст. 135 и ст. 158 Арбитражного процессуального кодекса РФ от 24 июля 2002 года, а также введено понятие «посредник», и у судей появилась обязанность разъяснять сторонам их право на обращение к посреднику до разрешения спора в суде.

Необходимо отметить, что в постановлении VIII Всероссийского съезда судей от 19 декабря 2012 года «О состоянии судебной системы Российской федерации и основных направлениях ее развития» отмечается приоритетность совершенствования именно примирительных процедур, в том числе медиации .

Несмотря на вышеизложенное и ряд преимуществ медиации, среди которых: экономия времени, неформальность и конфиденциальность процесса, возможность найти конструктивное решение, соответствующего реальному положению вещей, до настоящего времени сохранились и не решены некоторые проблемы, а также не устранены пробелы в законодательстве.

Во-первых, граждане нашей страны с некоторым недоверием относятся к такому способу разрешения конфликта как медиация, поскольку не знают или не слышали о подобной процедуре. Справедливо отмечается в научной литературе обусловленность такого поведения наших сограждан, поскольку «за годы советской власти нас приучили, что можно пожаловаться и передать спор на рассмотрение в райком, в профком, в суд и т. п. и снять с себя ответственность за принятие решения» . Согласно справке «О практике применения судами Федерального закона от 27 июля 2010 г., N 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» за 2015 год», утвержденной Президиумом Верховного Суда РФ 22 июня 2016 г. , за 2015 год из рассмотренных с вынесением решения (судебного приказа) 15 819 942 гражданских дел, посредством процедуры медиации спор был урегулирован в 1 115 делах (0,007 % от числа рассмотренных), а в 2014 году к помощи медиаторов стороны прибегли в 1 329 делах (0,01 % от числа рассмотренных). На основании приведенных данных можно сделать вывод о том, что востребованность рассматриваемого института и число споров, по которым стороны обратились за помощью к посреднику, остаются низкими. Однако необходимо отметить, что широкое распространение медиации и совершенствование нормативной базы по данному вопросу видится возможным только в том случае, если будут учтены такие факторы, как менталитет наших граждан, уровень их правовой культуры и правосознания. На наш взгляд, решение данной проблемы видится в активной просветительской работе органов государственной власти всех уровней, в том числе местного самоуправления, средств массовой информации и самих медиаторов.

Во-вторых, существуют проблемы и экономического характера, которые, в свою очередь, так же приводят к низкой популярности рассматриваемого института. К ним можно отнести высокую стоимость услуг профессиональных медиаторов и нежелание сторон нести дополнительные затраты. К примеру, стоимость процедуры медиации, при условии, что сторонами являются физические лица, в АНО «Уральский центр медиации» составляет 1 200 рублей в час, при этом при обращении с заявлением о процедуре медиации взимается регистрационный взнос в размере 1 650 рублей. Помимо прочего стоимость подготовки самого медиативного соглашения составляет 2 200 рублей, а если стороны захотят воспользоваться услугами специалистов или экспертов, приглашенных АНО «УМЦ» им необходимо будет заплатить еще 1700 рублей в час. Итого стоимость процедуры медиации обойдется в 6 750 рублей, при условии, что сама процедура, как и консультации специалистов или экспертов, длилась ровно час. . Учитывая тот факт, что стороны могут обратиться к услугам медиатора во время судебного разбирательства до вынесения судебного решения, то есть когда истец уже заплатил государственную пошлину за подачу искового заявления, процедура медиации может оказаться слишком затратной. На наш взгляд, в качестве стимулирования сторон к разрешению спора посредством процедуры медиации будет способствовать введение на законодательном уровне возврата государственной пошлины за подачу искового заявления в размере 50 %, в случаях, если стороны решили воспользоваться процедурой медиации после подачи искового заявления, а также покрытие государством 30 % окончательной стоимости процедуры медиации.

В-третьих, в научной литературе отмечается, что одной из причин низкого распространения медиации в нашей стране является отсутствие централизованной системы альтернативной процедуры разрешения споров . На наш взгляд, необходимо не только создать централизованную систему, но сделать ее частично государственной. При создании государственных центров медиации в субъектах нашей страны рост количества обращений к данному способу разрешения споров вырастет, поскольку граждане смогут обращаться к профессиональным медиаторам, оплачивая только регистрационный взнос, о котором было сказано выше, а все остальные расходы частично или полностью сможет взять на себя государство. Поскольку общественные отношения подвержены постоянным изменениям и применение неактуальных способов по созданию благоприятных условий для разрешения спора и ведения переговоров может существенно затруднить или снизить эффективность самой процедуры, создание централизованной системы позволит постоянно повышать квалификацию медиаторов, устранять недочеты или ошибки в их деятельности как в процессуальном, так и в формальном смысле.

В-четвертых, согласно статьям 1 и 3 федерального закона процедура медиации применяется к спорам, которые возникли из гражданских, экономических, семейных, трудовых правоотношений, и в случаях, прямо предусмотренных законом, при условии добровольного волеизъявления сторон. На наш взгляд, данные положения исключают жилищные и земельные правоотношения, а также должны быть дополнены случаями, при которых стороны обязаны будут обратиться к помощи медиатора перед тем, как обратиться в суд. К таким случаям можно отнести: дела о расторжении брака; дела, вытекающие из семейных правоотношений, за исключением лишения или ограничения родительских прав, а также иных споров о детях; дела по имущественным спорам при разделе имущества; дела об определении порядка пользования имуществом. Всё это позволит разгрузить судей и будет способствовать целям процедуры медиации, а именно гармонизации социальных отношений и содействию развития партнерских деловых отношений.

В-пятых, что касается самих медиаторов: федеральный закон закрепляет общие требования к лицам, осуществляющим данную деятельность (достижение восемнадцатилетнего возраста, наличие полной дееспособности, отсутствие судимости) и выделяет среди них профессиональных (занимающихся данным видом деятельности на профессиональной основе) и непрофессиональных медиаторов. По нашему мнению, такое выделение справедливо, однако в положениях статьей 15 и 16 анализируемого нормативно-правового акта вообще ничего не говорится об образовании непрофессиональных медиаторов, в то время как в отношении другой категории посредников законодатель предусмотрел обязательность наличия высшего образования, но какого именно не указал. Такие положения нуждаются в дополнении, поскольку по смыслу федерального закона разрешением споров, к примеру, на непрофессиональной основе может заниматься гражданин, не имеющий образования. На наш взгляд, в связи с этим необходимо дополнить положения статей 15 и 16 федерального закона и указать обязательное наличие у всех медиаторов именно высшего юридического образования. Данные дополнения, во-первых, поднимут авторитет медиатора в глазах граждан, так как помощь им будет оказывать квалифицированный специалист, а, во-вторых, лицо, выступающее посредником, будет оценивать и рассматривать ситуацию не только с бытовой, но и с юридической точки зрения. Необходимо также предусмотреть в законе подведомственность дел медиаторам, осуществляющим свою деятельность на профессиональной и непрофессиональной основе. К примеру, по несложным категориям гражданских дел (дела о расторжении брака и другие) стороны смогут обратиться к медиатору, осуществляющему свою деятельность на непрофессиональной основе. Такие изменения в законодательстве позволят качественно и эффективно урегулировать спор, а также будут стимулировать медиаторов к занятию медиацией именно на профессиональной основе, поскольку профессиональный медиатор обязан получить еще и дополнительное профессиональное образование по вопросам процедуры медиации.

В-шестых, одним из принципов процедуры медиации является конфиденциальность. Согласно положениям статьей 5 и 6 федерального закона вся информация, полученная медиатором от сторон, не подлежит разглашению, за исключением случаев, предусмотренных в законе, при этом в п. 1 ч.3 ст. 69 ГПК РФ сказано, что медиаторы не подлежат допросу в качестве свидетелей. Ответственность за нарушение данного принципа медиатором законодательно не предусмотрена, но стороны могут обратиться с исковым заявлением в суд о возмещении вреда, причиненного разглашением конфиденциальной информации. На наш взгляд, отсутствие последствий, в случаях нарушения данного принципа, необходимо восполнить путем введения в КоАП РФ нового состава, предусматривающего штраф, а в случаях неоднократного нарушения медиатором данного принципа — запрета на участие в процедуре медиации в качестве посредника. Такие изменения в законодательстве позволят обезопасить граждан в случаях нарушения медиаторами принципа конфиденциальности.

Итак, процедура медиации, как и законодательство о ней несовершенны, о чем свидетельствует наличие различного рода проблем, в том числе и пробелов в законодательстве. В связи с этим в настоящее время в России разрешение спора в суде — основной способ защиты нарушенных и оспариваемых прав и законных интересов. Несмотря на большое количество научных работ по исследованию альтернативных форм разрешения споров, законодатель, к сожалению, до сих пор не принимает действий по разрешению и устранению проблем, связанных с данным институтом.

Литература:

  1. Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации): федеральный закон РФ от 27.07.2010 г. № 193-ФЗ (ред. От 23.07.2013)//Российская газета.2010.30 июля.
  2. Съезд судей // Совет судей Россиской Федерации. URL: http://www.ssrf.ru/page/9085/detail/ (дата обращения: 16.11.2016).
  3. Ооржак Э. Ю. Медиация как альтернативный способ урегулирования спора в гражданском процессе // Материалы XIХ Международной научно-практической конференции «Деятельность правоохранительных органов в современных условиях». — Иркутск: Восточно-Сибирский институт Министерства внутренних дел Российской Федерации, 2014. — С. 312–315.
  4. Справка о практике применения Федерального закона от 27 июля 2010 года № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» за 201″ (утв. Президиумом Верховного суда РФ 1 апреля 2016 года).
  5. Ресурсный центр медиации:: Стоимость процедуры медиации в АНО «Уральский центр медиации» // Ресурсный центр медиации. URL: http://mediators.ru/rus/regional_mediation/ural/docs2/text2 (дата обращения: 16.11.2016).
  6. Исаенкова О. В. Цивилистический процесс в России — основные тенденции // Вестник ТГУ. — 2016. — № 1. — С. 5–10.

Основные термины (генерируются автоматически): процедура медиации, разрешение спора, исковое заявление, медиатор, сторона, Россия, дело, непрофессиональная основа, централизованная система, Российская федерация.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *