Разумный срок судопроизводства

Понятие разумного срока в судопроизводстве

Понятие «разумный срок судопроизводства» присутствует в гражданском (ст. 6.1 ГПК РФ), арбитражном (ст. 6.1 АПК РФ), уголовном (ст. 6.1 УПК РФ), административном (ст. 10 КАС) процессе. Более того, для защиты конституционного права граждан на разумный срок судебного разбирательства был принят специальный Федеральный закон от 30.04.2010 №68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок». Тем не менее, ни один из этих актов не определяет срока, который можно считать разумным, а лишь отражает выработанные практикой Европейского Суда по Правам Человека (далее – ЕСПЧ) критерии определения «разумности»: правовая и фактическая сложность дела, поведение участников процесса, достаточность и эффективность действий суда, осуществляемых в целях своевременного рассмотрения дела, и общая продолжительность судопроизводства по делу.

Однако обратимся к истории названного закона и статей процессуального законодательства. Они были приняты не случайно, а стали реакцией РФ на знаковое Постановление ЕСПЧ по делу «Бурдов против РФ» №2 (Жалоба №33509/04), принятое 15 января 2009. В резолютивной части Постановления говорилось, в частности: «власти государства-ответчика обязаны ввести в течение 6 месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с п. 2 ст. 44 Конвенции эффективное внутреннее средство правовой защиты или комбинацию таких средств правовой защиты, которые обеспечат адекватное и достаточное возмещение в связи с неисполнением или несвоевременным исполнением решений национальных судов с учётом конвенционных принципов, установленных в прецедентной практике Европейского суда».

Конституционный Суд РФ (далее – КС) в своём определении от 03.07.2008 №734-О-П «По жалобе гражданки В. на нарушение её конституционных прав ст. 151 ГК РФ» отразил, в том числе, позицию ЕСПЧ, упомянув, в частности, более раннее постановление по делу «Бурдов против РФ», вынесенное 7 мая 2002. КС подчеркнул, что ст. 151 ГК РФ не препятствует принятию решения о денежной компенсации в случаях неисполнения судебных решений по искам к РФ, её субъектам или муниципальным образованиям, однако, «этим с федерального законодателя не снимается обязанность – исходя из Конституции РФ и с учётом настоящего Определения – в кратчайшие сроки установить критерии и процедуру, обеспечивающие присуждение компенсаций за неисполнение решений по искам к РФ, её субъектам или муниципальным образованиям, в соответствии с признаваемыми РФ международно-правовыми стандартами».

Таким образом, принятие ряда судебных актов по вопросам чрезмерных сроков судебного разбирательства ЕСПЧ, и, наконец, реакция КС РФ послужили необходимым катализатором для введения соответствующих норм в российское процессуальное законодательство. После их введения на российские суды обрушился поток соответствующих заявлений с требованиями компенсации за нарушение разумных сроков. И здесь мы сталкиваемся с центральной проблемой рассматриваемой правовой категории.

Казалось бы, что может быть яснее, чем требования разумности, здравого смысла? Но, как показывает практика, не всё так просто, ведь и само понятие «разумный срок» и те критерии, которые перекочевали в российское законодательство из судебной практики, бесспорно, являются исключительно оценочными. Так, истец полагает, что его дело является простым, судья же (с профессиональной точки зрения!) оценивает дело как сложное, требующее повышенного внимания и выработки чёткой позиции по всем затрагиваемым в процессе судебного разбирательства правовым вопросам. Истец может полагать, что поведение сторон удовлетворяет любым нормам (от процессуальных до этических), а действия суда не являются достаточными и эффективными для оптимального рассмотрения и разрешения дела. Очевидно, что позиция суда по этим вопросам может быть в точности противоположной. Из всего этого мы можем сделать вывод, что любой спор, проистекающий из требований о разумном сроке, сведётся лишь к голословным оценочным суждениям сторон и суда.

Один из способов выхода из описанного тупика – отсылка к обычному порядку. Например, при рассмотрении некоего дела сторона подаёт жалобу о нарушении своего права на судопроизводство в разумный срок; рассматривающий жалобу суд принимает во внимание обстоятельства дела, в рамках которого, по мнению заявителя, нарушено его право, и отыскивает подобные этому делу процессы в судебной практике. Если жалоб о нарушении права на судопроизводство в разумный срок в найденных судом аналогах не подавалось, то эта практика обобщается, и средний срок судопроизводства принимается как нормальный и обычный в подобных делах.

Также, как и следовало ожидать, появилось предложение об установлении жёстких процессуальных сроков, установлении предельного количества продления сроков и переноса заседаний суда. Это предложение ценно тем, что позволяет посмотреть на проблему ad absurdum, вернуться к первопричинам того, почему в праве необходимы оценочные категории, а судью нельзя заменить автоматом, решающим правовые вопросы путём выбора нормы по сходству нормы и конкретного юридического состава. Универсализм и жёсткость в юридическом (в том числе гражданском) процессе неприемлемы, так как не позволяют учесть всего возможного разнообразия обстоятельств и ситуаций.

Оговоримся, что приведённые в двух предыдущих абзацах выводы в равной мере применимы не только к судопроизводству, но и к исполнению судебных актов. Хотелось бы, в то же время, подчеркнуть, что исполнение судебных актов было бы более эффективным, если бы служба судебных приставов была напрямую подчинена судам. Возможно, структура органов исполнительной власти выглядит вполне продуманной в том виде, какой имеет сейчас, но по нашему глубокому убеждению, если некто принимает решения, то должен быть наделён и способностью их исполнения. Судьи же никоим образом не могут оказать реальное воздействие на исполнение принятых ими решений. Если же подчинить исполнителя – ФССП – напрямую суду, то возможности последнего влиять на ход исполнения судебных актов, безусловно, возрастут. Кроме того, стоит ли говорить о том, что судебные приставы должны территориально находиться при суде и исполнять решения того суда, при котором находятся. Иными словами, система должна быть построена с максимальным удобством для обращающегося за защитой своих прав лица.

Возвращаясь к практике ЕСПЧ, нельзя не отметить опубликованные 17 апреля 2012 Постановления по делам «Илюшкин и другие против России» (Ilyushkin and Others v. Russia, жалобы NN 5734/08 и др.) и «Калинкин и другие против России» (Kalinkin and Others v. Russia, жалобы NN 16967/10 и др.), которыми ЕСПЧ прямо заключил, что ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» от 30.04.2010 №68-ФЗ не создаёт необходимого эффективного средства правовой защиты, так как позволяет получить компенсацию за нарушение права на исполнение лишь «судебного акта, предусматривающего обращение взыскания на средства бюджетов бюджетной системы РФ», но не иных судебных актов, которые государство обязано исполнить «в натуре». Тем самым, наблюдается продолжение известной практики исполнения государством решений ЕСПЧ, да и непосредственно российских судов: компенсации выплачиваются исправно, но если речь идёт о действиях вроде ремонта ветхого жилья, предоставления социальных льгот, запрета или разрешения какой-либо деятельности – исполнение затягивается, и попытки принудить к исполнению не имеют желаемого результата.

Помимо всего прочего, стоит особо отметить констатацию ЕСПЧ того, что интерпретация 68-ФЗ Верховным Судом РФ, данная им при рассмотрении дел ряда заявителей, свидетельствует о том, что заявители – как и иные лица, находящиеся в сходной ситуации – лишены внутренних средств правовой защиты. ЕСПЧ, в частности, прямо сослался на совместное Постановление Пленумов ВС и ВАС РФ N 30/64 от 23.12.2010 «О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок и права на исполнение судебного акта в разумный срок».

Итак, совершенно очевидно, что норма о разумных сроках судопроизводства и исполнения судебных актов «не работает» надлежащим образом. Системный анализ проблемы подсказывает, что причины дисфункциональности нормы лежат не только в области судопроизводства и исполнения судебных актов – нельзя винить во всём только судей и приставов, хотя, безусловно, именно из-за их негодной работы дела рассматриваются, а судебные решения исполняются годами. Корень зла лежит в основании всей российской действительности – тотальная безответственность в совокупности с размытостью и пересечением полномочий позволяют любому органу или должностному лицу «откреститься» от выполнения любой задачи, переложить её на другого, а ещё проще – перенаправлять граждан и представителей юридических лиц из одного присутственного места в другое, пока те не осознают бесплодность попыток заставить скакать мёртвую лошадь.

Принцип разумности сроков судопроизводства: сущность, проявления, гарантии реализации

⇐ ПредыдущаяСтр 2 из 19

Новое: Упомянуть статью 6 Европейской Конвенции о защите прав человека: каждый в случае спора…имеет право на справедливое разбирательство в разумный срок и …

Закон №69 от 30 апреля 2010 года: в АПК появилась статья 6.1 «Разумные сроки производства…». Что наиболее важное: посмотреть на критерии, которые законодатель указывает в качестве критериев разумности (часть 3 вроде): При определении разумного срока судопроизводства в арбитражных судах, который включает в себя период со дня поступления искового заявления или заявления в арбитражный суд первой инстанции до дня принятия последнего судебного акта по делу, учитываются такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность дела, поведение участников арбитражного процесса, достаточность и эффективность действий суда, осуществляемых в целях своевременного рассмотрения дела, а также общая продолжительность судебного разбирательства. И законодатель устанавливает, что этот срок определяется с момента поступления искового заявления и до момента вынесения финального итогового судебного акта по делу.

Новелла: часть 6 статья 6.1: в случае, если после принятия искового заявления дело долгое время не рассматривается…можно обратиться с заявлением об ускорении рассмотрения дела (с одной стороны, судья, рассматривающий дело в силу принципа независимости, а с другой стороны председатель может давать некие указания, например, в части 7 этой статьи – для ускорения дела: Заявление об ускорении рассмотрения дела рассматривается председателем арбитражного суда в пятидневный срок со дня поступления заявления в арбитражный суд. По результатам рассмотрения заявления председатель арбитражного суда выносит мотивированное определение, в котором может быть установлен срок проведения судебного заседания по делу и (или) могут быть указаны действия, которые следует совершить для ускорения рассмотрения дела.).

Теперь появилась глава 27.1; нужно сказать, что с целью реализации положений конвенции, появилась статья 6.1 и появилась глава 27.1 (Рассмотрение дел о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок: право на обращение в суд с таким заявление, порядок его подачи, требования к заявлению, принятие заявлении к производству, оставление без движения, возвращение заявление, срок рассмотрения, особенности рассмотрения, решение АС).


Разумные сроки судопроизводства направлены на то, чтобы исключить затягивание ситуации неопределенности, которая может привести к отказу в правосудии*(183). Цель изменений — обеспечить возможность для граждан Российской Федерации и других заинтересованных лиц права на получение справедливой компенсации в рамках российской судебной системы в случае нарушения права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок. Понятие разумного срока не дается в законодательстве, однако под ним можно понимать тот срок судебного разбирательства или исполнения судебного акта, который гарантирует реальную защиту права или законного интереса заинтересованного лица.

6. Принцип гласности судебного разбирательства: сущность, содержание.

Принцип гласности судопро-ва в АС вытекает из положений ч.1 #M12293 0 9004937 1265885411 7616463 77 1815663542 321 4294966678 4234331087 2285560145ст.123 К РФ: #S: : разбир-во дел во всех судах открытое, а слушание дела в закрытом заседании допускается лишь в случаях, предусм-ых ФЗ. Разбир-во дела в закрытом суд. заседании допускается в случаях, если открытое разбир-во дела м. привести к разглашению гос. тайны, в иных случаях, предусм-ых ФЗ, а также при удовлетворении ход-ва лица, участвующего в деле и ссылающегося на необходимость сохранения коммерческой, служебной или иной охраняемой законом тайны. Ст. 23#S-#M12293 1 9004937 1265885411 24572 77 3706450924 3279516133 212517485 4 403727037324 К РФ:#S каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени; на тайну переписки, телеф. переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений; сбор, хранение, исп-ие и распр-е инф-ции о частной жизни лица без его согласия не допускаются.

О разбир-ве дела в закрытом суд. заседании выносится опр-ие. Опр-ие выносится в отн-ии всего суд. разбир-ва или его части. При разбир-ве дела в закрытом судебном заседании присутствуют лица, участвующие в деле, их представители, а в необходимых случаях присутствуют также эксперты, свидетели и переводчики. Разбир-во дела в закрытом суд. заседании осущ-ся с соблюдением правил судопро-ва в арб. судах.

Лица, присутствующие в открытом суд. заседании, имеют право делать заметки в ходе суд. заседания, фиксировать его с помощью ср-в звукозаписи. Кино- и фотосъемка, видеозапись, а также трансляция суд. заседания АС по радио и телевидению допускается с разрешения судьи — председательствующего в суд. заседании. Рез-т разреш-я вопроса о допуске фиксации хода процесса с помощью соотв-щих тех. ср-в, о трансляции судебного заседания следует отражать в мотивированном опр-ии суда.

Суд. акты АС объявляются публично.

7. Принцип состязательности и юр истины в арбитражном процессе: сущность, содержание, гарантии реализации

Судопро-во в АС осущ-ся на основе состязательности. Состязат-сть судопро-ва обусловлена противоположностью материально-правовых интересов сторон. Действие принципа состязательности, взаимосвязанного с принципом процессуального равноправия, распространяется не только на стороны, но и на всех других лиц, участвующих в деле: третьи лица, прок-р, заявители, заинтер-ые лица, стороны обладают проц-ми правами и обяз-стями.

Лица, участвующие в деле, вправе знать об аргументах друг друга до начала суд. разбир-ва. Каждому лицу, уч-щему в деле, гарантируется право представлять док-ва АС и другой стороне по делу, обеспечивается право заявлять ход-ва, высказывать свои доводы и соображения, давать объяснения по всем возникающим в ходе рассм-ия дела вопросам, связанным с представлением док-в. Необходимым признаком состязательного судопро-ва явл-ся наличие прав и обяз-стей по доказыванию обст-в дела и представлению док-в у процессуально равноправных сторон и др.уч-щих в деле лиц. На суд не должны возлагаться обяз-сти по собиранию док-в. Лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий сов-ия или несовершения ими проц-ых действий.

АС, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осущ-ет рук-во процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обяз-сти, предупреждает о последствиях сов-ия или несов-ия ими проц-ых действий, оказывает содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования док-в, установления фактических обст-в и правильного применения з-нов и иных НПА при рассм-ии дела.#G0 Для этого он определяет предмет доказывания по делу и вправе предложить сторонам и другим лицам, уч-щим в деле, представить дополнительные док-ва; в случае, когда представление необходимых доказательств для них затруднительно, суд по их ходатайству оказывает им содействие в собирании и истребовании док-в.

Принцип юридической истины в арбитражном процессуальном праве выражен в содержании ст. 65-66 и др. АПК РФ и представляет собой правило, согласно которому арбитражный суд разрешает подведомственные ему дела в пределах предоставленных сторонами доказательств. Суд связан представляемыми дока-вами и исходит только из них.

Иногда данный принцип называют принципом формальной истины, имея в виду, что арбитражный суд не должен стремиться выяснить подлинные взаимоотношения сторон

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *