Расторжение целевого договора

Целевой набор в медвузы ужесточат

Право по закону

Целевая контрактная подготовка специалистов с высшим и средним профессиональным образованием введена постановлением Правительства № 942 от 19 сентября 1995 года. Де-факто она была призвана заместить существовавшую в советское время систему распределения. ФЗ «Об образовании в Российской Федерации», вступившим в силу 1 сентября 2013 года, введена новая модель целевого обучения и целевого приема по образовательным программам высшего образования. Человек, который учится по такому договору, заключает контракт с заказчиками целевого приема – органом власти или организацией, перечень которых установлен федеральным законом. В законе оговаривается: договор о целевом обучении должен предусматривать меры социальной поддержки обучающегося, обязательства по организации практики, его трудоустройству, а также основания освобождения от исполнения обязательства по трудоустройству и может быть заключен на любом этапе обучения гражданина.

За неисполнение обязательств по трудоустройству в рамках договора о целевом обучении гражданин должен возместить заказчику целевого приема в полном объеме расходы, связанные с предоставлением ему мер социальной поддержки, а также выплатить штраф в двукратном размере

В соответствии с законодательством за неисполнение обязательств по трудоустройству в рамках договора о целевом обучении гражданин должен возместить заказчику целевого приема в полном объеме расходы, связанные с предоставлением ему мер социальной поддержки, а также выплатить штраф в двукратном размере относительно указанных расходов. Однако, как показывает жизнь, даже если договор заключается, регион не всегда поддерживает «своего» студента. А тот соответственно нередко стремится использовать данные государством преференции без отработки.

В 2015-2016 учебном году в российских вузах обучались 168 тыс. студентов, поступивших на условиях целевого приема. Из них заключили договоры о целевом обучении, но поступали на общих основаниях 84 тыс. человек. В подведомственных Минздраву вузах в 2015 году квота целевого приема составила 54% от общего количества мест, выделенных для обучения за счет средств федерального бюджета. Это 12 220 человек. Из них было зачислено — 11 216 абитуриентов. Данные за 2016 год ведомством пока не представлены.

Места не для всех

Но, как констатируют эксперты, система не работает эффективно. Не так, как хотелось бы. Средний балл по единому государственному экзамену у целевиков был 62,3. Это ниже среднероссийского на четыре единицы. Конкурс в среднем по стране составлял восемь человек на место. В то время как на каждое целевое место претендовал только один абитуриент. То есть, по сути, конкурса не было. Как рассказал «МВ», подводя итоги приемной кампании этого года в начале сентября, ректор МГМСУ Олег Янушевич, общий конкурс по отдельным специальностям в этом вузе доходил до 50 человек на место. А в рамках целевого набора конкурс был щадящим, вплоть до полного его отсутствия. «В итоге эти места приходилось передавать в общий конкурс. Могу только высказать пожелание, чтобы региональные министерства, которые готовят заявки на подготовку специалистов, более серьезно относились к заполнению целевых мест», — констатировал Олег Янушевич.

По его оценкам, оптимально, если целевой набор занимает в вузе не более 50-60% мест. Однако в медицинских вузах, начиная с 2011 года, количество мест, выделенных для целевого приема, неуклонно растет. По прошлогодним данным, в ряде учебных заведений этот показатель уже достиг максимальных значений: в Астраханском государственном медицинском университете 78%, в Ставропольском государственном медицинском университете 67%, в Алтайском государственном медицинском университет 66%. А в ряде вузов, в том числе в МГМСУ, по отдельным специальностям он уже достигает 80%.

Квоты на обучение в медицинских вузах не выбрали полностью 53 субъекта РФ, причем в их числе регионы, где наблюдается серьезный дефицит врачей

В феврале этого года наличие сложности с организацией целевого приема в медвузах подтвердил ОНФ. По данным проведенного организацией мониторинга, в 2015 году квоты на обучение в медицинских вузах не выбрали полностью 53 субъекта. Причем больше всего квот не использовали регионы, где наблюдается серьезный дефицит врачей. Получается, что часть квот, выделяемых регионам на целевую подготовку врачей, попросту «сгорает». В 2015 году, например, невостребованными остались 517 мест. Больше всего сгорело квот в Мордовии – 37%, Волгоградской области – 31%, Сахалинской области – 29%, Мурманской области – 18%, Калмыкии – 17%, Вологодской области – 16%, Карачаево-Черкесии – 14,8%. Как сказал тогда президент Национальной медицинской палаты (НМП) Леонид Рошаль, нужно разработать механизм перераспределения квот между субъектами РФ. Чтобы в том случае, если регион не набрал студентов, эти места можно было передать другому.

Скоро дембель?

Есть проблемы и с исполнением обязательств теми, кто уже прошел обучение. По данным, представленным НМП, до 50% выпускников медвузов по разным причинам уклоняются от обязательств, взятых в рамках участия в программе целевого набора. Как считают в правительстве, проблема – в наполнении самих договоров. Приблизительно в половине из них для молодого специалиста не предусмотрены меры социальной поддержки. А в большинстве случаев в таких соглашениях вообще не указан срок, который выпускник обязан отработать на предприятии. «То есть это, по сути, профанация. Получается, что трудоустройство вообще не предполагается или можно отработать фиктивно, хоть один день. В результате бюджетные деньги потрачены, а та или иная государственная структура, школа или больница так и не дождались молодого специалиста», — констатировал глава Правительства РФ Дмитрий Медведев.

Заказчики целевого обучения – как правило, региональные и муниципальные власти. В то время как непосредственный работодатель, то есть та же школа, больница, предприятие, органы государственного управления, которые должны быть заинтересованы в трудоустройстве выпускника, зачастую вообще не участвуют в подготовке и подписании этого соглашения. Сейчас законодательство практически не позволяет подвергнуть отказавшегося от исполнения договора выпускника каким-либо санкциям, чтобы вернуть государству потраченные на его обучение деньги. То есть механизм есть, но он юридически неэффективен. «Мы связываем это с рядом причин – с отсутствием у регионов средств для оказания мер социальной поддержки, с очень низкой заинтересованностью самих работодателей», — пояснила глава Министерства образования РФ Ольга Васильева.

Сильная ответственность

В целях повышения эффективности целевого приема и обучения сейчас разработан проект федерального закона «О внесении изменения в статью 56 Федерального закона “Об образовании в Российской Федерации”». В нем оговаривается заключение трехстороннего договора о целевом обучении с указанием минимального срока трудовой деятельности по окончании обучения (не менее трех лет в организации, указанной в договоре, на прописанных в нем условиях). Договор заключается между образовательной организаций, заказчиком и абитуриентом до начала приемной кампании. Причем последней стороной, подписывающей договор и отвечающей за наличие в нем взаимных обязательств абитуриента и заказчика, является вуз. Образовательное учреждение оценивает качество договора и в случае отсутствия в нем четко прописанных обязательств и ответственности сторон должно отказаться от его подписания и не принимать данного абитуриента в пределах квоты целевого приема. Есть и еще несколько предложений по повышению эффективности процесса. Например, организация конкурсов в пределах квоты целевого приема. А также внесение в него критериев успешности освоения образовательной программы студентом.

Сами субъекты РФ, считают, что контролируют процесс, ссылаясь на высокий показатель «целевых» студентов, которые вернулись и отработали свои обязательства

Впрочем, сами субъекты РФ считают, что контролируют процесс. В Хабаровском крае, например, показатель «целевых» студентов, которые вернулись и отработали свои обязательства, составляет 70%. В отделе государственной службы и кадров Минздрава Рязанской области «МВ» рассказали, что в их регионе показатель вернувшихся домой «целевиков» медицинских специальностей составляет 94%. В 2015 году из 31 специалиста, получившего диплом о высшем медицинском образовании, устроились на работу 29 человек, в 2016 году – 43 из 46. Правда, тех, кто получает дипломы, в принципе меньше, чем на старте. Ежегодно в рамках целевого приема от региона поступают в медицинские вузы примерно 70 человек. Часть «теряется» по пути, кого-то отчисляют за неуспеваемость, кто-то уходит в академический отпуск.

В Департаменте правового и кадрового обеспечения Министерства здравоохранения Самарской области «МВ» сообщили, что показатель возврата «целевых» выпускников в их регионе составляет 80-85%. «Ежегодно в рамках целевого приема регион обучает 300 человек. Со всеми заключен двухсторонний договор об обучении с медицинской организацией, в котором оговорены штрафные санкции и меры социальной поддержки. Мы считаем, что у нас хорошие показатели. Каждый главный врач отслеживает своих выпускников и отвечает перед региональным Минздравом, чтобы тот отработал. Университет информирует нас, куда планируют трудоустроиться молодые специалисты, а мы потом по единой системе отслеживаем появление их фамилий в единой базе данных. Если человек не появляется через определенное время, мы связываемся с медучреждением или само учреждение нас ставит в известность, что потенциальный сотрудник сбежал», – рассказал руководитель Департамента правового и кадрового обеспечения Минздрава Самарской области Денис Бутолин. С тех же, кто отрабатывать отказался, регион взыскивает деньги через суд. Такая практика начата в прошлом году, и уже набралось полтора десятка решений судов в пользу субъекта.

В Пензенской области по итогам прошлого года штрафные санкции применили к 10 специалистам. Еще пятеро в ходе досудебного разбирательства в итоге пошли работать в систему здравоохранения. В Хабаровском крае за последнее время из восьми человек, которые не пришли, двое вернули сами деньги, а шестеро – по суду.

В Тверской области возврат выпускников-медиков составляет примерно 70%. «С 2014 года мы начали практику ежегодных выплат целевикам на региональном уровне в размере 24 тысяч рублей ежегодно. Таким образом, появился реальный юридический механизм влияния на них, так как необходимость возвращения этих сумма указана в договоре. Конечно, есть и те, кто не доучивается, есть те, кто уходит, просто поняв, что это не их специальность. Да, часть выпускников уезжают, как правило, в Московскую область. Естественно, мы судимся, но пока без особых успехов. Причина в отсутствии мер социальной поддержки в отношении тех, кто поступал до 2014 года, конституционное право на высшее образование», – сообщил «МВ» начальник управления организационно-правового и кадрового обеспечения Министерства здравоохранения Тверской области Владимир Карп.

С кнутом и пряником

Юристы трактуют такие дела неоднозначно. «Как правило, отказ гражданина от исполнения обязательств по трудоустройству влечет взыскание стоимости обучения в судебном порядке. Однако положительное решение суда еще не дает гарантий фактического возврата государству потраченных бюджетных средств. Ведь процедура исполнения судебного акта может оказаться длительной и трудозатратной. Необходимо работать не над повышением эффективности механизма возврата денежных средств, а на предупреждение таких ситуаций. На практике государство может идти на увеличение штрафных санкций для граждан в случае их отказа от поступления на работу», – считает юрист VEGAS LEX Анастасия Чередова.

В Курской области показатель возвращения выпускников в медучреждения региона для отработки в 2014 году составлял 94%. В 2016 году после интернатуры трудоустроились 85,4%, после ординатуры 81,8% выпускников соответственно. «Есть поручение Правительства РФ о внесении изменений в закон об образовании, где будет предусмотрено заключение трехстороннего договора между образовательной организацией, организацией-заказчиком и обучающимся. Это гарантирует усиление ответственности в плане возвращения денежных средств, если гражданин не исполнил обязательства по трудоустройству. То есть эти штрафы, неустойки он будет возвращать. В некоторых регионах такой формат договора уже действует. Поэтому и показатели такие хорошие», — рассказала начальник управления организационной, правовой и кадровой работы Комитета здравоохранения Курской области Алла Сусликова.

Как сообщила недавно глава Минздрава РФ Вероника Скворцова, 54% выпускников будущего года – выпускники целевой подготовки. Это те специалисты, которые могут сразу после окончания вуза работать в первичном звене. По словам министра, ФГБУ «Центральный научно-исследовательский институт организации и информатизации здравоохранения» проводил расчеты, из которых следует, что через два-три года дефицит врачей в первичном звене будет ликвидирован во всех регионах. В 2015 году, по данным ОНФ, дефицит специалистов–медиков в стране оценивался в 40 тысяч.

Можно ли расторгнуть договор о целевом обучении?

В соответствии с ч. 8 ст. 56 Федерального закона от 29.12.2012 № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» порядок заключения и расторжения договора о целевом приеме и договора о целевом обучении, а также их типовые формы устанавливаются Правительством РФ.

Постановлением Правительства РФ от 27.11.2013 № 1076 «О порядке заключения и расторжения договора о целевом приеме и договора о целевом обучении» утверждена типовая форма договора о целевом обучении, в которой приведен примерный открытый перечень оснований для досрочного прекращения договора о целевом обучении.

В п. 9 типовой формы договора о целевом обучении перечислены основания для досрочного прекращения этого договора:

а) отказ организации, осуществляющей образовательную деятельность, в приеме гражданина на целевое место, в том числе в случае, если гражданин не прошел по конкурсу, проводимому в рамках квоты целевого приема организацией, осуществляющей образовательную деятельность;

б) неполучение гражданином в течение определенного договором срока мер социальной поддержки от организации;

в) отчисление гражданина из организации, осуществляющей образовательную деятельность, до окончания срока освоения образовательной программы;

г) наступление и (или) обнаружение обстоятельств (медицинские или иные показания), препятствующих трудоустройству гражданина в организацию;

д) иные основания.

При заключении договора о целевом обучении стороны самостоятельно определяют перечень мер социальной поддержки, предоставляемых гражданину, с указанием порядка, сроков и размеров их предоставления.

Если меры социальной поддержки не предоставляются обучающемуся в сроки и размерах, которые установлены договором о целевом обучении, то у него возникает право на отказ от этого договора.

Требование об изменении или о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение изменить или расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии – в 30-дневный срок (п. 2 ст. 452 Гражданского кодекса РФ).

Таким образом, если ответ на требование о расторжении договора о целевом обучении обучающемуся не поступил, он может обратиться в суд с исковым заявлением о расторжении этого договора.

Отказ от работы по целевому набору в медицинские вузы будет возможен в установленных случаях

Депутаты разработали законопроект по упорядочиванию отношения сторон по договору целевой подготовки

Для решения проблемы кадрового дефицита в здравоохранении практикуется целевой набор в медицинские вузы. Однако, довольно часто возникают ситуации, когда одна из сторон нарушает условия договора. Чтобы избежать разногласий между выпускниками и работодателями в Госдуму внесли законопроект, который конкретизирует права всех сторон, в том числе, возможность для молодого специалиста отказаться от заранее оговоренной работе при наличии обоснованных причин.

Целевой набор в медицинские вузы в нашей стране производится уже достаточно давно. Во время учебы за молодым специалистом «закрепляется» место в одном из медицинских учреждений и по окончанию вуза он может сразу приступать к работе по своей специальности.

Но последнее время участились случаи, когда молодые врачи просто убегают от своих работодателей, не желая с ними сотрудничать по каким-либо причинам. В результате этого страдают сами работодатели. Особенно, это касается государственных медицинских учреждений.

Закон, который может быть принят уже совсем скоро, направлен на решение данной проблемы. В первую очередь он рассматривает причины, по которым молодые специалисты могут отказаться от своих обязанностей по заключенному договору о целевой контрактной подготовке специалиста с высшем образованием. Среди них:

  • беременность;
  • инвалидность I и II группы;
  • заболевания, препятствующие трудоустройству;
  • уход за детьми до 3-х лет и за недееспособными родственниками и т.д.

Все это позволяет защитить права молодых врачей и решить проблемы здравоохранения. Но сказать, что этот закон целиком и полностью находится на стороне учащихся по целевому набору – нельзя, так как он рассматривает и материальную ответственность виде возмещения убытков новоиспеченными врачами, которые нарушают условия договора.

Теперь, если студент подписал договор и не выполнил его условия без обоснованных на то причин, он вынужден будет заплатить штраф. Таким образом, закон обеспечивает защиту и работодателям, и студентам.

А нужен ли вообще такой закон? Информационный портал Право-мед.ру считает, что необходимость в таком законе имеется. Он позволит упорядочить отношения сторон по договору целевой подготовки, ведь не у каждой медицинской организации имеется опытный юрист, который сможет правильно составить договор трудоустройства. Да и к тому же в России довольно часто случаются ситуации, когда работодатель прописывает «свои» условия в договоре, которые предусматривают оплату неустойки с молодого специалиста, даже если он не смог выйти на работу по объективным причинам.

Что касается штрафа, то и здесь есть свои логичные объяснения. Работодатель тратит более 300 тыс. на учебу специалиста и, естественно, хочет за это получить квалифицированного врача. И когда вчерашний студент не выходит на работу, он несет большие убытки. В данном случае штраф покрывает убытки. В итоге получается, что такой законопроект является просто необходимостью, как для молодых врачей, так и для работодателей.

Плохое регулирование целевого обучения вредит всем. Кучембаев о главном вопросе выпускников школ – как впоследствии расторгнуть соответствующий договор

Договор на целевое обучение с работодателем позволяет поступить в вуз на облегченных условиях. Но требует многолетней отработки после обучения. Можно ли этого избежать, учитывая, что принудительный труд запрещен, сейчас вопрос номер у многих. В том числе у одной жительницы Ульяновской области, которая мечтает работать эндокринологом. Но не может доучиться, хотя уже шесть лет она потратила на образование. Учиться дальше и работать по выбранной и востребованной специальности девушке не дает ее же работодатель — Клиническая больница №172 Федерального медико-биологического агентства в Димитровграде.

Трудовые права медиков нарушаются повсеместно

При этом государство продолжает обещать ульяновским медикам поддержку, стараясь привлечь в отрасль и сохранить в ней молодых специалистов. На днях губернатор Ульяновской области Сергей Морозов анонсировал ежемесячные доплаты в 10 тысяч рублей врачам, отработавшим на своем месте пять лет и остающимся в регионе. Увы, официально заявленных высоких зарплат и других мер поддержки явно недостаточно. Согласно базе вакансий Агентства трудовых ресурсов и развития человеческого капитала региона, медицинским и социальным учреждениям в Ульяновске и области сейчас не хватает более 600 врачей. Причем в списке вакансий и вправду есть места с зарплатой в 30 и более тысяч рублей.

Но, как известно, зарплаты медиков высчитываются невероятно сложным способом, который не всегда гарантирует получение заявленной суммы. Кроме того, деньги — это не все. Условия, в которых приходится работать российским врачам, в последнее время нельзя назвать благоприятными. Не зря же именно медики первыми из бюджетников стали создавать независимые профсоюзы, пытаясь защититься от государства и отстоять свое право работать в нормальных условиях. Существующие сейчас профсоюзы «Альянс врачей» и «Действие» юридически помогают медработникам в случае необоснованных увольнений, невыплат положенных денег, организуют акции протеста и так далее.

Важнейшая проблема в работе врачей — это практически полная зависимость от госструктур. Государство диктует условия, в которых медикам приходится трудиться, меняет их по своему усмотрению, а несогласных просто выкидывает из системы.

Всесильное ФМБА

Именно под угрозой получить запрет на работу в профессии врача из-за прихоти работодателя оказалась молодая жительница Ульяновской области. В 2013 году, закончив школу, девушка выбрала для себя профессию врача. Со специальностью она определилась — хотела стать эндокринологом.

Но не была уверена, что сможет поступить в ВУЗ. Поэтому согласилась на заключение договора целевого обучения с Клинической больницей №172 Федерального медико-биологического агентства в Димитровграде. Благо, при наборе абитуриентов представители больницы, которой руководил тогда Сергей Романов, говорили о возможности получения студентами узкой специальности. Пункт об этом также был включен в договор между будущей студенткой, больницей и вузом — Самарским государственным медицинским университетом. «По окончании университета предоставить студенту возможность прохождения послевузовской подготовки: в клинической интернатуре или клинической ординатуре по избранной им специальности в соответствии с потребностью работодателя», — значится в нем среди обязанностей больницы.

При зачислении подтвердилось, что у девушки и вправду есть задатки для работы в медицине — оказалось, что она набрала проходной балл и могла бы поступить в ВУЗ сама, и без договора целевого обучения. Но было поздно — все бумаги студентка уже подписала.

Во время обучения стало понятно, что никакой послевузовской подготовки Больница №172 ФМБА своей студентке обеспечивать не планирует. Девушку после окончания ВУЗа по специальности «лечебное дело» ждали в Димитровграде на работу на место педиатра, предлагая забыть об ординатуре.

Уже во время обучения и после окончания вуза студентка и ее старшие родственники предлагали больнице расторгнуть договор о целевом обучении, возместив понесенные расходы. Но тщетно: сотрудники Больницы №172 ФМБА, которой сейчас руководит уже Дмитрий Васильев, в личных разговорах разрывать договор и отпускать медика отказались, настаивая на ее отработке договора.

Как расторгнуть договор на целевое обучение?

В итоге девушка лишена возможности продолжать обучение по выбранной специальности, в ВУЗе также отсылают к не расторгнутому договору. Кроме того, при личном общении, представители ФМБА обещают внести студентку в «черный список», чтобы она не смогла найти себе работу как врач. Заявление подтвердилось действиями. Когда девушка попыталась пойти учиться в ординатуру в медицинский университет «Реавиз» на эндокринолога, Больница №172 ФМБА отправила в ВУЗ письмо, составленное начальником отдела кадров Светланой Валиуллиной и сотрудницей Щетининой, потребовав не принимать медика на учебу в связи с невыполненными условиями договора.

Сейчас жительница Ульяновской области работает в Самаре медсестрой, надеясь все же закончить образование по выбранной ею самой специальности. Убедившись, что Больница №172 отказываться от договора целевого обучения добровольно не собирается, семья медика намерена обратиться в суд за его расторжением.

Юрист, член Общественной палаты Ульяновской области Алмаз Кучембаев, изучивший ситуацию, в которую попал молодой врач, указывает на проблемы в законодательстве из-за отсутствия прямой нормы на расторжение договора на целевое обучение, но уверен, что подобное регулирование неконституционно и работодатель, по сути, принуждает к труду.

Так, согласно договору, отучившись в ВУЗе, девушка должна отработать на ФМБА пять лет. Но, как указывает Постановление правительства РФ от 19 сентября 1995 года N942 «О целевой контрактной подготовке специалистов с высшим и средним профессиональным образованием», действовавшее на момент заключения договора, максимальный срок отработки обучения может составлять три, а не пять лет.

В трудовом законодательстве, отмечает господин Кучембаев, договор целевого обучения идентичен ученическому договору. Обучающийся имеет право расторгнуть его в любой момент, возместив работодателю понесенные им расходы на обучение.

Если взяться подсчитывать расходы, потраченные Больницей №172 ФМБА на образование студентки, окажется, что финансового обеспечения учебы со стороны работодателя фактически и не было. Стипендию ФМБА студентке не платило. За проживание в другом городе, в том числе в общежитии, девушка также платила сама.

«В одном из писем Клинической больницы №172 ФМБА отмечается, что при расторжении договора врач обязана будет возместить расходы на обучение, понесенные федеральным бюджетом», — отмечает Алмаз Кучембаев. — «Но, согласно судебной практике, это не так. Назначается возмещение расходов именно работодателя».

Это подтверждается, к примеру, решением судебной коллегии Московского городского суда по делу Областного перинатального центра к отказавшемуся работать в нем ординатору. В нем говорится о возмещении расходов на стипендию, которую получала медик. На это же указывает определение Конституционного Суда Российской Федерации от 15.07.2010 №1005-О-О. «Заключая соглашение об обучении за счет средств работодателя, работник добровольно принимает на себя обязанность отработать не менее определенного срока у работодателя, оплатившего обучение, а в случае увольнения без уважительных причин до истечения данного срока – возместить работодателю затраты, понесенные на его обучение», — говорится в нем.

И наконец, главный вопрос в том, что обучение граждан это обязанность государства. Если работодатель при целевом обучении вообще не несет никаких расходов, то о какой отработке речь? Да, получается, что при наличии договора на целевое обучение может быть ниже проходной балл. Но обучение и даже выплата академической стипендии вполне входят в канву государственных интересов по образованию. Льготный проходной балл не причиняет убытков и ВУЗу.

Плохое регулирование целевого обучения вредит всем

Пока шли разбирательства с Больницей №172 ФМБА, молодой врач потеряла год — поступить в ординатуру в этом году она уже не смогла. Сколько еще может понадобиться времени, чтобы желание девушки получить достаточные знания, чтобы помогать больным наконец смогло воплотиться в жизнь?

Тем временем Клинической больнице №172 ФМБА, согласно базе данных Агентства трудовых ресурсов, требуется порядка 200 врачей. Медиков в Димитровграде не хватает, несмотря на обещание зарплат выше средних по региону.

50,7 тысячи рублей составила средняя по Ульяновской области зарплата врача в первом полугодии 2019 года, подсчитал Ульяновскстат. Это почти в два раза выше среднемесячной зарплаты по региону.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *