Производное доказательство

Доказательства первоначальные и производные

Деление доказательств на первоначальные и производные в своей основе имеет отношение доказательств к источнику сведений или, как говорят некоторые авторы, наличие или отсутствие промежуточного носителя доказательственной информации. Первоначальными являются доказательства, полученные от (из) первоисточника сведений об обстоятельствах дела. Производные доказательства — это доказательства, полученные от промежуточного носителя информации.

Первоначальными доказательствами являются:

  • — показания подозреваемого, обвиняемого, свидетеля, потерпевшего о совершенных действиях или лично воспринятых обстоятельствах дела. Первоначальные показания свидетеля принято называть показаниями очевидца, что подчеркивает наличие непосредственной связи субъекта и сохраняемой его памятью информации;
  • — заключение эксперта, заключение специалиста, а также показания эксперта и специалиста, содержащие результаты лично произведенных экспертом исследований, а также ответ специалиста на поставленные перед ним вопросы, требующие специальных знаний;
  • — вещественные доказательства, образовавшиеся непосредственно в результате совершения преступления;
  • — протоколы следственных действий и протокол судебного заседания;
  • — подлинники иных документов, отражающие сведения, непосредственно воспринятые их авторами.

Общим для всех этих видов доказательств является отсутствие опосредующего звена между источником сведений и устанавливаемыми этими сведениями фактами.

К производным доказательствам относятся следующие:

  • — показания лиц, содержащие сведения, полученные от других лиц или из какого-либо прочитанного ими материала;
  • — копии документов;
  • — слепки и оттиски, отображающие материальные следы преступления — отпечатков ног, обуви, протекторов шин, орудий взлома, изготовленные в ходе следственных действий;
  • — электронные носители информации, полученной или скопированной с других электронных носителей информации в ходе производства следственного действия.

В определенной мере производными являются документы, составленные на основе других документов. Такими являются, например, справки о зарплате, болезни, составе семьи. Они составлены на основе ведомости о начислении заработной платы, истории болезни или карточки стационарного (амбулаторного) больного и т.п.

Во всех перечисленных случаях между устанавливаемым фактом и источником информации имеются промежуточные звенья. Степень производности такого доказательства может быть различна, например, свидетель получает информацию не от очевидца события, а из вторых или третьих рук. Однако такая производность, конечно же, не может быть бесконечной.

Характерной особенностью образования производного доказательства, как отмечается в теории, является ретрансляция информации, означающая, что производное доказательство формируется позже первоначального и на основе первоначального. При этом содержание производного доказательства зависит не только от содержания первоначального, но и от общих закономерностей передачи и восприятия информации, действующих на каждом этапе ретрансляции. Каждый раз при передаче информации происходит ее преобразование как по форме, так и по содержанию. В этом процессе неизбежны утрата определенной части информации и (или) искажение другой ее части. Так, в судебном заседании по делу С. свидетель — врач скорой помощи — говорит: «В комнате никого живых не было». Секретарь судебного заседания старательно записывает: «В комнате никого не было. На диване лежал труп». Очевидно, что полученная от данного свидетеля информация подверглась искажающему воздействию со стороны ранее полученной секретарем информации. И такому искажению информация подвергается на каждом этапе перехода от одного источника к другому. Именно поэтому степень производности доказательства не может быть слишком большой — велика опасность такого искажения сведений, при котором они перестают соответствовать действительности.

Иногда к производным доказательствам относят так называемые подобные предметы или предметы-аналоги, используемые взамен отсутствующего оригинала. Например, нож или пистолет того же типа для установления групповой принадлежности оставленных оригиналом следов1. Имеющие значение для установления обстоятельств дела и поиска оригинала, предметы-аналоги не являются производными доказательствами в силу отсутствия свойства производности, т.е. зависимости его характеристик от характеристик оригинала. Подобные предметы не несут в себе информации о преступлении2. Они несут информацию о собственных свойствах и признаках, имеющих определенное сходство с признаками предмета, который мог бы стать вещественным доказательством в случае его обнаружения. Такие предметы можно рассматривать как материализованное описание или модели объекта, использованного в ходе совершения преступления.

Значение деления доказательств на первоначальные и производные заключается в различной степени убедительности следуемых из них выводов:

  • — производное доказательство всегда должно вызывать сомнения в своей достоверности в силу уже известных нам особенностей ретрансляции информации;
  • — отнесение доказательства к производному требует обязательного поиска первоисточника, обнаружение которого ведет одновременно к проверке как производного, так и первоначального доказательства;
  • — производное доказательство может использоваться для проверки, корректировки и оценки первоначального. Сомнения в первоначальном доказательстве могут быть устранены или, напротив, усилены с помощью доказательства производного;
  • — производное доказательство используется как средство дополнения первоначального, например, в случае забывания очевидцем каких-либо деталей;
  • — производное доказательство является средством обнаружения первоначальных. Например, о свидетелях-очевидцах сообщают лица, которым известно о расследуемом событии со слов последних;
  • — производное доказательство может использоваться вместо первоначального при невозможности использования последнего (громоздкое вещественное доказательство) или его утрате. Обязательным условием использования таких доказательств является изложенное в ст. 75 УПК требование известности источника первоначальной информации.

Рассмотрим несколько характерных в этом отношении примеров.

Кинельским районным судом Самарской области рассматривалось уголовное дело по обвинению К. в убийстве. К. ссылался на алиби, которое полностью подтвердилось. Однако свидетель А. показала, что через несколько дней после обнаружения убийства К. приходил к ее мужу и рассказывал ему не только об обстоятельствах самого преступления, им совершенного, но и о месте, где он спрятал орудие преступления — нож. Проверка показаний этого свидетеля, носящих, безусловно, производный от слов обвиняемого, характер, привела к обнаружению вещественного доказательства — орудия совершения преступления. С помощью других доказательств было установлено, что нож принадлежит обвиняемому, а обнаруженные на нем следы крови — потерпевшему. Муж свидетельницы на очной ставке с ней подтвердил ее показания.

Самарский областной суд при рассмотрении уголовного дела по обвинению А. и П. в убийстве и разбойном нападении на Б. столкнулся с самооговором со стороны несовершеннолетнего П., который заявил, что удар ножом, от которого умер потерпевший, нанес именно он, а не А., ранее трижды судимый, в том числе и за разбойное нападение с вовлечением в его совершение несовершеннолетнего.

Изобличению А. способствовали показания свидетеля — матери убитого Б. Со слов сына, которого следователь не успел допросить, она описала внешние характеристики напавших на него и указала на одного из них, как на лицо, нанесшее удар ножом. Описанные ею признаки полностью совпадали с признаками внешности именно А. (он существенно старше, выше, одет в пиджак), а не 15-летнего невысокого роста П., на котором в тот день была только рубашка. Особое доверие к показаниям этого свидетеля вызвало то обстоятельство, что указанные признаки внешности она описала до, а не после задержания подозреваемых, и именно ее описание послужило основанием их обнаружения и задержания.

Приведенные примеры свидетельствуют о недопустимости пренебрежительного или недоверчивого отношения к производным доказательствам без тщательной их проверки и сопоставления с другими, имеющимися в деле доказательствами. Производные доказательства в результате проверки могут иногда оказаться более достоверными, чем первоначальные.

Первоначальные и производные вещественные
доказательства. Образцы для  сравнительного  исследования в криминалистике

По большей части вещественные объекты служат косвенным доказательством. Однако в некоторых случаях вещественное доказательство можно рассматривать и как прямое доказательство. Например, обнаруженный при обыске пистолет может служить вещественным доказательством по делу о незаконном хранении оружия. Понятно, что прямое одноступенчатое установление события как элемента предмета доказывания в этом случае возможно лишь с использованием данных, содержащихся в протоколе, где указано, у кого и при каких обстоятельствах этот пистолет изъят.

Отрицая возможность существования прямых вещественных доказательств, Р. Д. Рахунов указывает, что следует исходить из определения прямого доказательства, как непосредственно удостоверяющего или опровергающего виновность или невиновность привлеченного к уголовной ответственности ‘. Его позиция не может быть признана правильной. Критерий, отделяющий прямое доказательство от косвенного, — характер связи (одноступенчатый или многоступенчатый) доказательства и устанавливаемого элемента предмета доказывания. Оружие, хранимое лицом без разрешения, — по делу о незаконном хранении этим лицом оружия будет таким же прямым доказательством, как, например, показания свидетеля-очевидца по делу об убийстве.

В то же время поличное по делу о краже, будучи, безусловно, важным доказательством возможной причастности обыскиваемого к совершению кражи, лишь через ряд промежуточных выводов связано с событием совершения кражи, ибо обнаруженный при обыске предмет мог попасть к обыскиваемому и иными путями (найден, куплен, передан на хранение другим лицом, подброшен и т. д.). Между тем доказать надо, что он украден. Такое вещественное доказательство является косвенным.

Важное теоретическое и практическое значение имеет вопрос о первоначальных и производных вещественных доказательствах.

Иногда утверждают, что производных вещественных доказательств (копий) не может существовать, так как характерное свойство вещественного доказательства — его незаменимость, ибо оно создается самим фактом и самой обстановкой исследуемого события. Если вещественное доказательство утрачено, нельзя создать другое, которое бы его заменяло.

Эта точка зрения не может быть признана правильной в силу ее противоречия действующему законодательству и практике его применения. При обысках, осмотрах, экспертизах, следственных экспериментах широко применялось и применяется использование копий обнаруженных следов с помощью средств, обеспечивающих точность воспроизведения в копии признаков, имеющих существенное значение.

Речь идет о случаях, когда: а) необходимо сохранить указанные признаки с учетом изменчивости объекта; б) необходимо сохранить сам объект, исследуя его свойства на копиях; в) существуют особые свойства вещественного доказательства, как-то: громоздкость, хрупкость, неотделимость от окружающей среды, невозможность длительного хранения и т. п., что делает необходимым для суда обозрение в судебном заседании только производных вещественных доказательств.

Производные вещественные доказательства закрепляют и сохраняют исчезнувшие или могущие исчезнуть свойства первоначального вещественного доказательства в том виде, в каком они были в момент снятия копии.

Выше мы уже отмечали, что фактические данные извлекаются из некоторых свойств вещи. Такое определение вещественного доказательства позволяет обосновать и принципиальную возможность существования производных вещественных доказательств.

Производное вещественное доказательство может быть получено только в том случае, если требуется копия, слепок, оттиск фиксируемых свойств, относящихся к категории внешних, поверхностных, поддающихся воспроизведению. Нельзя получить полностью адекватную копию вещи, тождественной только самой себе, но можно воспроизвести некоторые ее свойства. Логически это выглядит следующим образом: вещь А обладает свойством Б, имеющим доказательственное значение. Изготовлена вещь В тоже со свойством Б. Совпадение двух свойств вовсе не означает тождественности вещи А и вещи В. Но так как у А и В имеется одинаковое свойство, то достаточно изучить это свойство у одной вещи, чтобы иметь о нем представление и применительно к другой. Если мы -можем создать вещь В, обладающую тем же свойством Б, что и вещь А, которая могла бы быть первоначальным вещественным доказательством, то это будет означать, что мы создали производное вещественное доказательство, не повторяющее самой вещи А, но дающее возможность исследовать опосредствованно ее свойства’.

Отличие производного вещественного доказательства от первоначального заключается в том, что оно состоит из иного материала (вещества), имеет в связи с этим другой вес, цвет и т. п. В то же время оно адекватно передает форму (конфигурацию), расположение и характер признаков, имеющих доказательственное значение, и поэтому может быть — в этих пределах — использовано, например, для установления следообразующего объекта.

Невозможность придать производному вещественному доказательству все свойства первоначального объекта вовсе не означает отрицания самого понятия производных доказательств — копий и слепков, как утверждает А. М. Ларин. Он пишет: «Никакая копия не обеспечивает абсолютного тождества. Делая слепок или оттиск, следователь не может априорно определить, какие свойства вещественного доказательства могут оказаться существенными в дальнейшем. Самый совершенный слепок воспроизводит только внешние очертания предмета, лишая представления о химическом составе, цвете, весе, запахе и других качествах вещественного доказательства, которые могут оказаться существенными в будущем»2.

Отсюда делается вывод, что поскольку нельзя создать объект, обладающий всеми свойствами другого объекта, постольку не имеет смысла создавать объекты, обладающие лишь частью свойств оригинала. В действительности перед следователем вообще не стоит задача воспроизведения при копировании всех свойств первоначального вещественного доказательства, да и само копирование предпринимается только тогда, когда этим способом можно передать интересующие следователя свойства объекта. В частности, копии обычно получают с тех объектов, которые подлежат криминалистическому исследованию, имеющему обычно дело с внешней формой предмета, вполне поддающейся воспроизведению на новом объекте при помощи современных средств копирования ‘.

Производное вещественное доказательство — это модель, воспроизводящая определенные свойства оригинала 2. Эта связь производного вещественного доказательства как модели со своим оригиналом обусловливает познавательную функцию производного вещественного доказательства: на нее как бы переносится часть доказательственной информации, содержащейся в оригинале и относящейся к тем ее признакам, которые поддаются копированию. Передаваемая производным вещественным доказательством информация несет в себе данные о первоначальном акте отражения и, следовательно, о воздействующем факте3.

Представляется, что процессуальный режим приобщения к делу, хранения, использования первоначальных и производных вещественных доказательств должен быть одинаков и полностью обеспечивать сохранность как первоначальных, так и производных вещественных доказательств 4.

Действующий закон указывает, что в необходимых случаях следователь производит осмотр и изготавливает слепки и оттиски следов (ст. 179 УПК РСФСР). Копии вещественных доказательств подходят и под общее определение вещественных доказательств, данное в ст. 83 УПК РСФСР («все другие предметы…» и т. д.).

Приведенные выше соображения дают основание для предложения об уточнении текста закона специальным указанием, что на копии (производные вещественные доказательства) распространяется весь режим процессуального закрепления вещественных доказательств (в частности, приобщение их особым постановлением). Тем самым порядок введения производных вещественных доказательств в материалы дела наиболее полно обеспечивается средствами удостоверения их подлинности и достоверности.

Значительный теоретический и практический интерес представляют вопросы использования при доказывании образцов для сравнительного исследования.

В процессуальной и криминалистической литературе высказаны различные взгляды на природу образцов:

а) образцы для сравнительного исследования представляют по существу вещественные доказательства, и на них распространяется процессуальный режим вещественных доказательств1;

б) образцы для сравнительного исследования относятся к так называемым заменимым вещественным доказательствам в отличие от приобщаемых к делу незаменимых вещественных доказательств 2;

в) образцы для сравнительного исследования не вещественные доказательства, они имеют самостоятельное значение, будучи объектами, призванными способствовать исследованию личности и предметов для установления обстоятельств, имеющих значение для дела3;

г) это вспомогательные «технические средства», не имеющие доказательственного значения, которое имеют лишь результаты их сопоставления с вещественными доказательствами4.

вого уголовно-процессуального законодательства», М., 1962, стр. 50—51; Н. А. Селиванов, Основания и формы применения научно-техничо-ских средств и специальных знаний при расследовании преступлений, «Вопросы криминалистики» 1964 г. № 12.

Представляется, что образцы — это особая категория объектов, используемых в уголовном процессе в связи с необходимостью широко применять сравнительное исследование для установления истины по уголовному делу.

По своей природе образцы близко примыкают к вещественным доказательствам. Однако они имеют иное происхождение, они не создаются исследуемым событием, подобно вещественным доказательствам, не присущи ему.

Иногда предлагают считать образцы для сравнительного исследования вещественными доказательствами на том лишь основании, что без сравнения с образцами теряют свое значение вещественные доказательства’. Сторонники такого взгляда игнорируют, однако, объективную связь вещественных доказательств с исследуемым событием и наличие у них в ряде случаев самостоятельного значения, приобретаемого не через сравнение с образцами, а в результате таких следственных действий, как осмотр, предъявление для опознания, следственный эксперимент, с помощью которых могут быть установлены связи данного вещественного доказательства с исследуемым событием.

Получение образцов почерка (и иных) от обвиняемого, свидетеля и потерпевшего для сравнительного исследования, осуществляемое по инициативе следователя или суда, — это самостоятельное следственное действие2.

Для него характерны (ст. 186 УПК РСФСР): а) обязательность вынесения постановления (определения) о получении образцов для сравнительного исследования; б) необходимость фиксировать в протоколе условия и методы получения образцов, их количество и признаки с тем, чтобы можно было оценить достаточность базы сравнительного исследования; в) обязательность постановления (определения) для лица, в отношении которого оно вынесено 3.

Под образцами в криминалистике понимаются различные объекты, воспроизводимые и изымаемые по постановлению следователя (определению суда) для сравнительного исследования. Эти образцы при всем их разнообразии могут быть разделены на две группы. К первой относятся образцы, отражающие фиксированные признаки иного объекта. Эти образцы играют роль идентифицирующих объектов. К их числу относятся: образцы — непосредственные отображения (отпечатки пальцев, оттиски орудий взлома и т. д.); образцы — сложные отражения навыка, выраженного в почерке, профессиональных приемах и т. д. Ко второй группе образцов относятся объекты, отражающие свои собственные признаки родового или видового характера и служащие для установления групповой принадлежности. К их числу относятся части материала или вещества (кровь, волосы, слюна, краска, бумага и т. п.); так называемые «средние пробы» (например, зерна) и другие образцы, служащие сравнительными объектами при установлении групповой принадлежности (сорт, класс, тип, вид и т. д.).

В любом случае, однако, образцы в отличие от вещественных доказательств не имеют самостоятельного значения по делу; само их появление определяется необходимостью производства сравнительного исследования вещественного доказательства.

Первоначальные и производные доказательства в уголовном судопроизводстве

В системе классификации доказательств наибольший практический интерес вызывает классификация, основанием которой выступает деление их на первоначальные и производные. В следственно-судебной практике зачастую возникают ошибки при работе с производными доказательствами.

Традиционно в теории доказывания под первоначальными доказательствами понимаются факты, полученные из первоисточника (например, показания свидетеля о совершённом преступлении, которое он лично воспринял посредством наблюдения). И напротив, производные доказательства – это фактические данные, полученные из другого источника (показания свидетеля, в которых излагаются факты, которые он узнал от другого лица). Производное доказательство всегда производно от первоначального доказательства и в науке получило название «след следа».

При рассмотрении вопроса о классификации доказательств в уголовном судопроизводстве интересным является тот факт, что между всеми существующими в теории и практике классификациями доказательств имеются корреляционные связи. Так, производные доказательства, которым в настоящей статье будет уделено особое внимание, а доказательствам первоначальным постольку поскольку, они взаимосвязаны с производными, могут быть личными и вещественными, прямыми и косвенными и др.

Совершенно правильно отмечают Александров А.С., Бостанов Р.А., что при работе с производными доказательствами необходимо иметь в виду несколько принципиально важных положений, а именно:

1.необходимо установить, существовал ли первоначальный факт;

2.является ли допустимым и оправданным обращение к производным доказательствам?;

3.было ли законным происхождение производного доказательства от первоначального?

Бест У. оправданно выделяет формы производных доказательств, называя такие случаи как:

1. когда предполагаемое устное свидетельство выведено через другое устное свидетельство (показания свидетеля о данных известных ему от другого лица);

2. когда представляемое письменное доказательство передаётся через другое письменное доказательство;

3.когда представляемое устное доказательство приводится через представление письменного;

4. когда предполагаемое письменное свидетельство представляют через устное;

5. когда о вещественном доказательстве сообщают устно или иначе.

Примечательно, что все указанные пять форм выведенные Бестом имеют свойство трансформации. Например, доказательства первой формы могут (и скорее всего будут) трансформированы в третью форму и т.д.

Необходимо также отметить, что в кругу теоретиков как советских, так и российских возникали вопросы о допустимости производных доказательств. Но данный вопрос всегда решался однозначно. В соответствии с ч. 2 ст. 17 УПК РФ «никакие доказательства не имеют заранее установленной силы». Таким образом, если при расследовании уголовного дела в распоряжение следователя поступят такие доказательства, то это вовсе не означает, что заранее, подобные доказательства будут признаны недопустимыми.

Известный интерес в теории доказательственного права представляют первоначальные и производные вещественные доказательства. Так С.А. Зайцева, Н.А. Попова в качестве основания для деления вещественных доказательств на первоначальные и производные называют наличие или отсутствие промежуточного носителя доказательственной информации, а также отношение источника сведений о доказываемом факте к самому факту. К первоначальным вещественным доказательствам в качестве примера они относят предметы-подлинники, оригиналы (орудие преступления, предмет со следами преступления). И при этом совершенно справедливо отмечают, что не всегда представляется изъять предмет-носитель по причинам нецелесообразности либо невозможности, например в силу громоздкости. Именно в таких случаях используются производные вещественные доказательства. Ю.К. Орлов выделяет следующие виды производных вещественных доказательств:

· копии вещественных доказательств (слепки либо оттиски различных следов);

· предметы-аналоги, которые применяются взамен вещественного доказательства, когда последний не обнаружен (например, вместо необнаруженного ножа – орудия преступления на экспертизу направляется нож такого же типа);

· образцы для сравнительного исследования.

Интересной представляется позиция, которой придерживался Р.С. Белкин. Он подчёркивал, что «возможность получения производных доказательств коренится в сущности вещественного доказательства». «Доказательственную силу, строго говоря, имеет не сама вещь как таковая, а лишь отдельные её свойства, что эти «свойства-доказательства» бывают существенными с точки зрения качества вещи и неотделимыми от неё, а бывают и несущественными, они могут быть глубинными (внутренними) и внешними (поверхностными). Производное вещественное доказательство может быть получено только в том случае, если требуется копия, слепок «свойств-доказательств», относящихся к категории внешних, поверхностных, поддающихся воспроизведению в силу своего содержания, ибо нельзя получить адекватную копию вещи, тождественной только самой себе, но можно воспроизвести некоторые её свойства как элементы общности нескольких материальных тел».

Таким образом, по мнению Р.С. Белкина производные вещественные доказательства могут иметь место, так как это объективно оправданно, тем, что зачастую для получения доказательства и тем более при невозможности получения его целиком, возможно получение отдельных свойств того или иного предмета.

Резюмируя всё изложенное, можно подытожить, что знание о классификации доказательств в уголовном процессе, в частности о первоначальных и производных доказательствах имеет важное значение не только в науке, но и в практической деятельности следственно-судебных органов.

Возможна по различным основаниям.

По отношению к первоисточнику:

1. Первоначальные – доказательства, полученные из первоисточника. Если факт воспринят непосредственно лицом, сообщившем о нем или субъектом доказывания – это первоначальное доказательство. (Например, показания свидетеля о событии преступления, поведении виновного, размере причиненного ущерба и других обстоятельствах. Подлинный документ, удостоверяющий определенные факты).

2. Производные – доказательства, содержащие сведения, полученные из источников, которые непосредственно их не воспринимали. Производные доказательства – сведения «из вторых рук». (Например, показание свидетеля о преступлении, которое он лично не наблюдал, но о котором ему рассказало другое лицо, копия документа, гипсовый слепок, сделанный со следа обуви). Если свидетель не может указать источник своей осведомленности, то такие сведения не могут быть производными доказательствами, так как в силу ч.2 ст.75 УПК РФ, они вообще не имеют доказательственного значения.

По отношению к обстоятельствам, подлежащим доказыванию:

1. Прямые – доказательства, которые непосредственно содержат информацию об обстоятельствах, входящих в предмет доказывания. Прямые доказательства прямо, непосредственно указывают не только на события преступления и виновность обвиняемого, но и на любые другие обстоятельства, подлежащие установлению по делу. (Например, показания потерпевшего о причинении ему телесных повреждений, свидетельские показания, об обстоятельствах, характеризующих личность обвиняемого, справка о стоимости похищенных вещей).

2. Косвенные – доказательства, содержащие информацию о промежуточных фактах, на основании которых можно сделать вывод о наличии или отсутствии обстоятельств, входящих в предмет доказывания. Косвенные обстоятельства указывают не на обстоятельства, подлежащие установлению по уголовному делу, а на связанные с ними факты, анализ совокупности которых может привести к выводу о существовании или несуществовании искомых обстоятельств. Пример: между одним и другим происходили споры, у обвиняемого в доме обнаружено оружие, из которого было совершено убийство, на одеже лица обнаружены следы крови убитого, в квартире, где было убийство, обнаружены отпечатки пальцев лица, подозреваемого в совершении преступления. При использовании косвенных доказательств нужно не только убедиться в доброкачественности источника и достоверности сведений, образующих их содержания, но и проделать сложную работу по формулированию правильных выводов из совокупности этих данных.

Установление истины по делу во многих случаях происходит на основании как прямых, так и косвенных доказательств, взаимно дополняющих друг друга

По отношению к обвинению:

1. Обвинительные – доказательства, на основании которых устанавливается виновность конкретного лица в совершении преступления или обстоятельства, отягчающие наказание (показания потерпевшего, свидетеля, являющихся очевидцами преступления). Доказательства, на основании которых выясняются обстоятельства, отягчающие наказания – справка о прежней судимости обвиняемого.

2. Оправдательные – доказательства, на основании которых опровергается обвинение, устанавливается невиновность обвиняемого или обстоятельства, смягчающие наказание. К числу оправдательных относятся, в частности, доказательства, свидетельствующие, что в момент совершения преступления обвиняемый находился в другом месте (алиби), и, следовательно, не мог совершить инкриминируемое ему преступление. Оправдательными будут доказательства, на основании которых устанавливаются обстоятельства, смягчающие наказание обвиняемого как перечисленные в законе, так и другие, позволяющие смягчить меру наказания в зависимости от обстоятельств данного преступления и личности виновного.

50. Первоначальные и производные, личные и вещественные, прямые и косвенные доказательства в гражданском и арбитражном процессе.

  • •1. Предмет теории доказывания.
  • •2. Доказательственное право как нормативная основа доказывания.
  • •3. Практическая деятельность субъектов доказывания.
  • •4. Закономерности возникновения и использования доказательственной информации.
  • •5.Система теории доказывания.
  • •6. Методы теории доказывания.
  • •7. Взаимосвязь теории доказывания с другими науками.
  • •8. Понятие процессуального доказывания.
  • •9. Содержательная и удостоверительная стороны доказывания.
  • •10. Процессуальная и логическая стороны доказывания.
  • •11. Единство мыслительной и практической деятельности в процессе доказывания.
  • •12. Условия осуществления доказывания.
  • •13. Вопрос об истинности и достоверности в судебном познании.
  • •14. Непосредственное и опосредованное познание в правоприменительной деятельности.
  • •15. Доказывание как способ установления фактических обстоятельств в процессуальной деятельности.
  • •16. Понятие и содержание предмета доказывания по уголовным делам.
  • •17. Виды фактов, устанавливаемых в ходе процессуального доказывания: доказательственные, промежуточные и искомые факты.
  • •18. О включении в предмет доказывания промежуточных и доказательственных фактов.
  • •19. О «главном факте» доказывания.
  • •20. Значение правильного определения понятия предмета доказывания.
  • •21. Пределы доказывания в уголовном процессе.
  • •22. Предмет доказывания по гражданскому (арбитражному) делу и порядок его определения.
  • •23. Классификация фактов, составляющих предмет доказывания.
  • •24. Виды фактов, устанавливаемых судом.
  • •25. Юридические факты материально-правового характера.
  • •26. Доказательственные факты; факты, имеющие исключительно процессуальное значение.
  • •27. Факты, установление которых необходимо суду для выполнения воспитательных и предупредительных задач правосудия.
  • •28. Пределы доказывания в гражданском и арбитражном процессе.
  • •29. Факты, не требующие доказывания в уголовном, гражданском, арбитражном процессах: общеизвестные, преюдициальные и бесспорные.
  • •30. Понятие и свойства доказательства в уголовном процессе.
  • •31. Понятие и свойства доказательства в гражданском, арбитражном процессах.
  • •32. Структура доказывания.
  • •33.Уровни доказывания — информационный и логический.
  • •34.Общая характеристика и значение связей доказательств.
  • •35.Типы и формы связей.
  • •36. Генетические связи доказательств — причинность, обусловленность и функциональная связь.
  • •37. Связь по принадлежности вещей (поссидентная связь).
  • •38.Хронологическая связь.
  • •39.Пространственная (локальная) связь.
  • •40.Связь соответствия (корреляционная связь).
  • •41.Основные методы выявления связей судебных доказательств.
  • •42. Основания классификации доказательств в уголовном процессе.
  • •43. Обвинительные и оправдательные доказательства.
  • •44.Личные и вещественные доказательства.
  • •45.Первоначальные и производные.
  • •46. Прямые и косвенные доказательства.
  • •47. Предметные и вспомогательные доказательства.
  • •48. Деление доказательств на виды по их источникам.
  • •49. Классификация доказательств в гражданском и арбитражном процессе.
  • •50. Первоначальные и производные, личные и вещественные, прямые и косвенные доказательства в гражданском и арбитражном процессе.
  • •51. Доказательства, представленные в подтверждение основания иска, и доказательства, представленные в обоснование возражений против иска.
  • •52. Деление доказательств в зависимости от средств доказывания.
  • •53. Системный подход — важнейшее методологическое требование к доказыванию.
  • •54. Понятие и структура системы доказательств по уголовному делу.
  • •55. Основные структурные элементы и уровни системы доказательств.
  • •56. Частная и общая системы доказательств по делу.
  • •57. Основные характеристики системы доказательств: полнота, достоверность, надежность, согласованность и однозначность.
  • •58. Систематизация доказательств в гражданском и арбитражном деле.
  • •59. Субъекты доказывания в уголовном процессе.
  • •60. Участники процесса доказывания, их роль в доказывании.
  • •61.Состязательность и распределение обязанностей по доказыванию в уголовном процессе.
  • •62. Субъекты доказывания в гражданском процессе — субъекты материально-правовых отношений.
  • •63.Состязательность и распределение обязанностей по доказыванию в гражданском процессе.
  • •64. Доказательственные презумпции.
  • •65. Содержание процесса доказывания.
  • •66. Процессуальные и криминалистические средства доказывания.
  • •67. Собирание доказательств в уголовном процессе.
  • •68. Истребование и представление доказательств.
  • •69. Фиксация доказательств.
  • •70. Сущность и содержание проверки (исследования) доказательств.
  • •71. Проверка надежности источников и законности способов получения доказательств.
  • •72. Качественная интерпретация фактических данных как элемент проверки содержания доказательств.
  • •73. Основные методы проверки доказательств.
  • •74. Установление допустимости доказательств.
  • •75.Содержание и правила оценки доказательств.
  • •76. Значение и ценность (сила) доказательств и факторы, их определяющие.
  • •77.Внутреннее убеждение как метод и как результат оценки доказательств.
  • •78. Закон и совесть как факторы, влияющие на формирование внутреннего убеждения.
  • •79. Сущность и формы использования доказательств в процессе правоприменения.
  • •80. Общая характеристика процесса доказывания в гражданском и арбитражном процессах.
  • •81.Накопление доказательств — основной способ достижения достоверности в доказывании.
  • •82.Структура перехода от вероятности к достоверности.
  • •83. Установление связей доказательств и их систематизация как способы достижения достоверности.
  • •84.Проблема достаточности доказательств.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *