Профессиональное поведение юриста

Профессиональное поведение юриста

Профессиональное поведение юриста определяется в двух форматах: служебное и внеслужебное.

Служебное поведение юриста регулируется законодательством и выработанными нравственно-этическими нормами. Законодательное регулирование профессионального поведения юристов включает защиту авторитета юридической профессии путем запрета любых действий, наносящих ей ущерб, и требования к юристам соблюдать нормы и правила поведения. Например, адвокату на основании п. 5 ст. 6 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-Φ3 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» запрещено негласное сотрудничество с органами, осуществляющими оперативно-разыскную деятельность. В России профессиональное поведение судьи во внеслужебной и профессиональной деятельности регламентируется федеральным законодательством и дополняется положениями Кодекса судейской этики.

Действующий судья как представитель государственной власти не может работать на других государственных должностях от федерального до муниципального уровня (кроме научной, педагогической и другой творческой деятельности) и избираться депутатом в органы представительной власти и местного самоуправления, он должен быть вне политических партий и вне политической деятельности, сохранять нейтральность ко всем акциям политических партий, не должен прямо или косвенно заниматься предпринимательской деятельностью или входить в состав корпоративного менеджмента, не должен (как и члены его семьи) открывать и иметь депозиты в иностранных банках, расположенных вне России, не имеет права представлять интересы других лиц, не должен принимать от других лиц подарки и вознаграждения.

Не менее жесткие требования предъявляются и к адвокатам.

Профессиональное поведение адвоката регламентируется федеральным законодательством и усиливается Кодексом профессиональной этики.

Законодательство совместно с Кодексом профессиональной этики адвоката устанавливает обязательные для соблюдения каждым адвокатом правила и нормы поведения в повседневной и профессиональной жизни на основе нравственно-моральных критериев и традиций адвокатуры.

Действующему адвокату запрещается работать на государственных должностях от федерального до муниципального уровня, работать по найму, за исключением научной и преподавательской работы и творческой деятельности вообще. В то же время адвокату разрешается свою профессиональную деятельность совмещать с выборными должностями в адвокатской палате РФ и руководить тем или иным адвокатским образованием. Собственный бизнес адвоката и юриста вообще не должен вызвать конфликт его личных предпринимательских и профессиональных интересов и повлиять на его поведение как в служебной, так и во внеслужебной деятельности, иначе такая деятельность неправомерна (см. приложение 8).

В отличие от судей – государевых слуг – адвокату как юристу свободной профессии не запрещается участвовать и поддерживать общественные движения и политические партии и быть депутатом в представительных органах. Однако политические убеждения не должны сказываться на профессиональных позициях юриста и препятствовать их осуществлению. В частности, юрист не должен отказать в предоставлении юридических услуг по политическим соображениям.

Законодательный запрет обусловлен характером профессиональной деятельности адвоката, который представляет и защищает интересы доверителя. Осуществляя профессиональную деятельность, адвокат должен соблюдать принципы законности и независимости, добросовестно и честно защищать и представлять законные интересы и права доверителя, соблюдать присягу и Кодекс профессиональной этики адвоката. Эти профессиональные обязательства содержатся в присяге, которую дает адвокат: «Торжественно клянусь честно и добросовестно исполнять обязанности адвоката, защищать права, свободы и интересы доверителей, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законом и кодексом профессиональной этики адвоката».

Регулирование профессионального поведения юристов направлено, во-первых, на защиту интересов граждан и общества от злоупотреблений возможностями юридической профессии (право охрана, суд, прокуратура) и, во-вторых, на защиту самих юристов от чрезмерных требований. Такого рода регламентация может принимать региональный характер (см. приложение 9).

Запретительная регламентация профессионального поведения юристов оправдана в тех случаях, когда запрещаемое поведение нарушает права и свободы других, конфликтует с их интересами и (или) подрывает доверие к профессиональной деятельности юриста. В противном случае подобное ограничение свободы профессионального поведения юристов будет противоречить базовым положениям Конституции РФ. Запретительная регламентация используется во многих странах, если деятельность юриста становится опасной для других и нарушает их права. Так, в Германии запрещается бастовать юристам, принятым на государственную службу.

Внеслужебное профессиональное поведение юриста, выходящее за пределы служебных обязанностей, тем не менее требует законодательной регламентации и соблюдения определенных правил и нравственно-этических норм: что можно и что нельзя. Соблюдение этого простого правила позволяет избежать опасности влияния третьих лиц на профессиональную деятельность и соответственно – профессиональной деформации и сохранить возможность самостоятельности и независимости профессиональной деятельности.

Законодательная регламентация внеслужебной профессиональной деятельности юриста обусловлена ее высокой ролью и общественной значимостью и служебным положением специалиста. Может ли следователь или судья заниматься коммерческим предпринимательством или выполнять коммерческие поручения? Как это повлияет на независимость его профессиональной деятельности? Эти вопросы выходят далеко за нравственно-этические границы. Может ли корпоративный юрист в свободной, привольной беседе с друзьями, близкими и знакомыми упоминать служебные и другие бизнес-проблемы компании? Юрист, ведущий параллельно политическую, коммерческую и юридическую деятельность, неизбежно отдает приоритет личным интересам. Юрист- депутат, имеющий собственное дело, прямо и (или) косвенно лоббирует интересы собственного бизнеса. Могут ли корпоративный юрист, следователь, адвокат, судья заниматься политической деятельностью и участвовать в политической пропаганде или занимать нейтральную позицию?

Законодательно устанавливается, что во внеслужебных отношениях или при исполнении своих полномочий каждый судья обязан избегать всего, что может подорвать его достоинство и авторитет судебной власти, породить сомнение в справедливости, беспристрастности и объективности судьи. При любом столкновении интересов судья не может использовать свое положение с целью обогащения или получения иных материально-финансовых выгод для себя, своих близких и других лиц, с которыми его связывают финансовые и иные обязательства.

Как показывает практика, недостаточно принять правильный закон и красивый кодекс профессиональной этики, должны быть сформированы личностные морально-нравственные качества человека-специалиста для соблюдения этих правил и требований. Последнее впитывается с молоком матери и является зеркальным отражением общего морально-нравственного положения в обществе. Расхождение между пожеланием и реальностью нарушает баланс между теорией и практикой. Причина дисбаланса лежит в слишком огромной экономической дифференциации и неудовлетворенных потребностях, которые в существующих социально-экономических условиях удовлетворить практически невозможно, что и приводит к нарушению законодательных требований и этических норм.

Средства массовой информации переполнены сведениями о нарушениях этих требований и норм.

Примеры

По сообщению пресс-службы Следственного комитета РФ по Нижегородской области, Канавинский районный суд 25 июня 2012 г. приговорил к двум годам лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима адвоката, обвинявшегося в присвоении чужого имущества и невыплате заработной платы на сумму свыше 1,5 млн руб. в период исполнения обязанностей конкурсного управляющего для проведения процедур банкротства.

В Ивановской области в 2011 г. адвокат был осужден за шантаж сотрудника территориального органа МЧС России (вымогательство в крупном размере – 500 тыс. руб.).

В 2010 г. в Астраханской области адвокат был приговорен к двум годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима за попытку мошенничества с использованием своего служебного положения. Он предложил клиенту урегулировать проблему за 500 тыс. руб., якобы предназначенных для следователя.

По информации Следственного управления Следственного комитета РФ по Курской области в 2012 г. курский адвокат был осужден к 4,5 годам лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима за незаконный оборот и сбыт психотропных веществ (амфетамина).

В Новосибирске в 2011 г. адвоката осудили за обман клиента на 3 млн руб., которые он получил за обещание решить положительно вопрос о прекращении уголовного дела. Данные денежные средства якобы предназначались для следственных органов.

Новосибирский юрист – помощник крупного сибирского предпринимателя был приговорен к лишению свободы сроком на 3,5 года за попытку присвоить 17 млн долл., принадлежавших его умершему патрону.

Несоблюдение прописанных и установленных правил и норм – это в определенной мере отсутствие гармонии, расхождение и разногласие внутреннего мира личности и специалиста с окружающей его реальностью. Общество и юридическое сообщество нуждаются в установленных общих правилах профессионального поведения юриста, выработанных и апробированных многовековой практикой.

Общие правила направлены на защиту интересов общества и граждан и не допускают нарушений прав личности посредством использования юристом своих профессиональных возможностей, в то же время предоставляя юристу возможность защиты собственных интересов.

Двойные стандарты в правоохранительной деятельности сводят на нет доверие к юристам со стороны населения и порождают особое отношение бизнеса и населения к закону: все продается, все покупается.

Рассматривая особенности профессионального поведения юриста, необходимо обратить особое внимание на значение независимости и самостоятельности в его деятельности.

Степень независимости юриста, его самостоятельности определяется внутренними и внешними факторами. Уровень и качество профессиональной подготовки, умение и способность применять полученные знания, качества лидера, умение рисковать, отсутствие страха перед неизвестностью определяют степень самостоятельности и независимости профессиональной деятельности юриста. При возникновении затруднения нельзя проявлять беспомощность и растерянность. Можно и следует проконсультироваться, посоветоваться по той или иной проблеме с более опытным специалистом, но окончательное решение принимать следует самостоятельно. Некоторые молодые юристы не прилагают никаких усилий для решения проблемы и обычно сразу обращаются к опытным специалистам за помощью, хотя ряд аналогичных проблем рассматривался и решался в годы обучения в вузе.

Несколько иначе измеряется независимость и самостоятельность юриста в связке: руководитель и подчиненный. Линейный следователь, ведущий расследование, может оказаться под прессингом своего непосредственного руководителя и при определенных условиях выполнить просьбу своего руководителя, исказить данные следствия. Аналогичная картина складывается в отношениях судьи и председателя суда. Хотя законом и гарантируется независимость и следователя, и судьи. В данном случае независимость и самостоятельность определяются морально-нравственными качествами личностей в этих взаимоотношениях и, конечно, профессионализмом исполнителя. Именно высокий профессионализм в сочетании с высокими морально-нравственными качествами личности гарантирует независимость и самостоятельность суждений и действий в любой связке независимо от сферы деятельности, поскольку такой специалист востребован во все времена.

Реальное воплощение профессиональное поведение юриста получает в понятии «профессиональный долг».

Всем нам с детства знакомо слово «долг». У юриста есть профессиональный долг, включающий юридически закрепленные в законах и инструкциях, а также прописанные в этических кодексах морально-правовые требования, которые юрист обязан соблюдать в профессиональной деятельности. Так, долг адвоката – своевременно информировать клиента о ходе решения его проблемы. В судейском сообществе Кодекс судейской этики требует от судьи выполнять служебный долг беспристрастно и старательно, сохранять личное достоинство и свою честь и не допускать нанесения ущерба репутации, чтобы не поставить под сомнение объективность и независимость судьи при осуществлении правосудия, являющегося приоритетным по отношению к любой другой деятельности, которую он вправе осуществлять в соответствии с законодательством о статусе судей.

Нормы морали и права взаимоувязаны и действуют в связке: забвение норм морали автоматически приводит к нарушению правовых норм, и наоборот.

К другим важным составляющим профессионального долга юриста относятся самодисциплина (соблюдение закона, обязательств, исполнительность), совесть (ответственность перед клиентурой, юридическим сообществом, обществом, внутренняя удовлетворенность), честь («береги платье снову, а честь смолоду»), репутация.

  • См.: Закон РФ от 26.06.1992 № 3132-1 «О статусе судей в Российской Федерации»; Кодекс судейской этики: утвержден VIII Всероссийским съездом судей 19 декабря 2012 г. (см. приложение 6).
  • См.: Федеральный закон от 31.05.2002 № 63-Φ3 «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»; Кодекс профессиональной этики адвоката: принят первым Всероссийским съездом адвокатов 31 января 2003 г. (см. приложение 7).
  • Статья 13 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *