Проблемы представительства в гражданском праве

Проблемы представительства в гражданском судопроизводстве: проблемы и пути решения

Библиографическое описание:



Закрепленное в ст. 48 ГПК РФ право ведения гражданских дел в суде через представителей является важной гарантией обеспечения защиты прав, свобод и законных интересов граждан и организаций. Наряду с правозащитной функцией участие в деле представителя также способствует правильному и своевременному рассмотрению и разрешению гражданских дел, что обусловлено преимущественно профессиональным характером данной деятельности, предполагающим знание представителем норм материального и процессуального права, наличие опыта ведения дел в судах, владение навыками сбора и представления доказательств, качественной подготовки процессуальных документов.

Но, тем не менее, ни правовой статус представителя, ни нормативное регулирование отношений процессуального представительства в полной мере ГПК РФ не закрепил. В частности, не выработана единая позиция по вопросу о месте представителя среди участников гражданского процесса , нет единого мнения по вопросу об объеме его процессуальных полномочий , нет четкого определения цели процессуального представительства, а ведь нормативное определение цели позволило бы более верно установить место и роль представителя среди субъектов гражданского судопроизводства.

Говоря о конституционных основах представительств, следует обратиться к ст. 48 Конституции РФ, закрепившей право граждан на получение квалифицированной юридической помощи.

Исходя из положений Конституции РФ, может быть целью представительства является только оказание квалифицированной юридической помощи лицам, участвующим в деле, в осуществление их процессуальных прав и обязанностей в рамках полномочий, оформленных надлежащим образом, или это еще и оказание помощи суду в осуществлении правосудия по гражданским делам?

В результате на практике можно встретить случаи злоупотребления правом со стороны процессуальных представителей, возникают и ситуации, когда они прямо действуют во вред лицу, интересы которого представляют.

Рассмотрим пути решений вышеуказанных проблем.

Не совсем согласимся с тем, что ГПК РФ вообще не определяет цели представительства. Например, в отношении законных представителей ГПК РФ все-таки определяет такую цель, как защиту в суде прав, свобод и законных интересов недееспособных или не обладающих полной дееспособностью граждан (ст. 52). Но согласимся с тем, что проблема отсутствия нормативного определения цели представительства все-таки существует.

На мой взгляд, было бы правильным перенять цели представительства, установленные в УПК РФ. В частности, согласно ст. 49 УПК РФ: «защитник — это лицо, осуществляющее в установленном настоящим Кодексом порядке защиту прав и интересов подозреваемых и обвиняемых и оказывающее им юридическую помощь при производстве по уголовному делу». В ст. 55 УПК РФ говорится, что представителями гражданского ответчика могут быть адвокаты, а представителями гражданского ответчика, являющегося юридическим лицом, также иные лица, правомочные в соответствии с ГК РФ представлять его интересы.

Так почему же не закрепить эти цели в ГПК РФ, а именно: представление интересов, т. е. осуществление защиты прав и интересов представляемого лица и оказывание квалифицированной юридической помощи ему при производстве по гражданскому делу.

Чтобы избежать случаев на практике по поводу злоупотребления правом со стороны процессуальных представителей, в ГПК РФ нужно прописать персональную ответственность представителей за такие действия.

Чтобы говорить сначала о правовом статусе процессуального представителя, нужно сначала ответить на вопрос: «А к какой группе участников гражданского судопроизводства он, собственно говоря, и относится? Данный вопрос занимает споры в науке гражданского процессуального права

ГПК РФ ничего по этому поводу не говорит: представитель не относится ни к лицам, участвующим в деле, ни к лицам, содействующим осуществлению правосудия и соответственно никакого правового статуса данный субъект не имеет.

В основе существующих расхождений относительно процессуального положения судебных представителей лежит, прежде всего, различное решение проблемы наличия у этой категории участников гражданского процесса юридической заинтересованности в исходе дела. Вместе с тем у судебных представителей отсутствуют как материально-правовая, так и процессуальная заинтересованность в исходе дела, являющиеся отличительным признаком лиц, участвующих в деле. Процессуальный интерес данных участников судопроизводства по гражданским делам заключается непосредственно не в получении благоприятного для представляемого (а не для представителя)) решения суда, а в предоставлении им судом возможности беспрепятственного использования имеющихся у них полномочий для обеспечения защиты прав и законных лиц, от имени которых они выступают в суде.

Необходимо отметить и то, что признание в законодательном порядке судебных представителей лицами, участвующими в деле, может способствовать неправомерному приравниванию представителей по их правовому положению в процессе к сторонам и третьим лицам (допуск к участию в процессе без надлежаще оформленных полномочий, принятие судом действий распорядительного характера (отказ от иска, признание иска, заключение мирового соглашения и др.) при отсутствии специальной оговорки в доверенности о наличии у представителя соответствующих полномочий).

В связи с изложенным требуется критический подход к высказанным некоторыми авторами отрицательным оценкам невключения судебных представителей в состав, участвующих в деле лиц в новом российском ГПК

В силу односторонней направленности действий судебного представителя на защиту прав, свобод и законных интересов представляемого лица, неверно также включать его и в группу лиц, содействующих осуществлению правосудия, наряду со свидетелями, экспертами, переводчиками, которые выполняют совершенно иные процессуальные функции.

С учетом весьма специфического положения, которое занимают в процессе представители, существенно отличаясь как от лиц, которые реализуют в процессе свои личные, государственные или общественные интересы, так и от лиц, оказывающих в той или иной определенной законом форме помощь суду при рассмотрении гражданских дел, наиболее точным было бы выделение судебных представителей в самостоятельную группу участников процеса. Именно так, применительно к арбитражному процессу, в настоящее время определяет место представителей среди его участников АПК (ст. 54).

Рассмотрим мнения других процессуалистов по поводу правового положения представителей в гражданском процессе.

По мнению Р. А. Сидорова представитель является самостоятельным участником гражданского судопроизводства и в никакую группу не входит, т. к. представитель выступает как лицо, реализующее данные ему полномочия, так и является носителем самостоятельных процессуальных прав и обязанностей. С этим сложно не согласиться. Но тогда нужно разрабатывать отдельный правовой статус этому участнику гражданского судопроизводства.

И. А. Табак предлагает иную классификацию участников гражданского судопроизводства. И за основу автор предлагает взять признак — только юридический интерес. И получается разделение на три группы:

  1. Лица, участвующие в деле (стороны, третьи лица, заявители и другие заинтересованные лица по делам особого производства;
  2. Участники судопроизводства, выступающие в защиту прав, свобод и законных интересов лиц, участвующих в деле (прокурор, лица, обращающиеся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц или вступающие в процесс в целях дачи заключения по основаниям, предусмотренным ст. ст. 4, 46, 47 ГПК РФ, судебные представители);
  3. Участники судопроизводства, содействующие правосудию (свидетели, эксперты, переводчики, специалисты).

Таким образом, И. А. Табак относит представителей ко второй группе участников

В заключение хочется сказать, что совершенствование правового регулирования института представительства в гражданском процессе не представляется возможным без внесения существенных изменений в гл. 5 ГПК РФ. По нашему мнению, в первую очередь, нужно разработать свой процессуальный статус представителям и закрепить легальные определения цели, задач данного института, чтобы понимать, зачем этот институт существует в гражданском процессе.

Литература:

Основные термины (генерируются автоматически): РФ, представитель, лицо, гражданское судопроизводство, гражданский процесс, дело, квалифицированная юридическая помощь, осуществление правосудия, процессуальное представительство, гражданский ответчик.

Проблемы и перспективы представительства в гражданском праве

Институт представительства известен многим отраслям права, при этом он сохраняет свои основные черты вне зависимости от принадлежности к отрасли права. Реализация права как такового отображает особую форму поведения субъекта права, а значит, возлагает определенные обязанности и, как следствие, включает в себя представительственные отношения между субъектами.

Представительство – способ реализации представляемым своего права, то есть представляемый, не имеющий возможности самостоятельно совершить то или иное юридическое действие, прибегает к опосредованному способу реализации своего права – через представителя. Кроме того, представительство – услуга, оказываемая представителем представляемому; также представительство можно назвать «фикцией в праве», когда фактически действует одно лицо, а подразумевается, что действует другое.

В современном гражданском праве и процессе существует классификация представительства по трем категориям, однако данная классификация не отражает всей сложности правоотношения представительства. На мой взгляд, классификацию представительства необходимо проводить не только по его видам, но и по формам. При этом виды представительства должны выделяться в зависимости от отраслевой принадлежности правоотношения представительства (материальное представительство, процессуальное представительство), а формы – в зависимости от оснований возникновения представи¬тельского полномочия (представительство в силу закона, договорное (добровольное) представительство, представительство из обстановки).

Практическая значимость и ценность предложенной классификации состоит в том, что она, во-первых, отграничивает материальное и процессуальное представительство от договорного представительства, представительства в силу закона и иных видов представительства, а во-вторых, позволяет вести разработку принципов, единых для каждой формы представительства. Классификация представительства по видам и формам призвана объяснить универсальность, по общему правилу, форм представительства по отношению ко всем его видам. Необходимо при этом сделать оговорку, что представительство из обстановки не является универсальной формой для всех видов представительства, поскольку не может относиться к процессуальному представительству. Каждая форма представительства отвечает единым признакам и принципам, которые проявляются вне зависимости от того, в каком виде представительства (материальный или процессуальный) она применяется.

Исследуя научную литературу, некоторые авторы предлагают при делении представительства на виды по основаниям возникновения применять терминологию «законное» и «уполномоченное» представительство. Правильность такой терминологии также вызывает сомнения. Если есть представительство уполномоченное, можно полагать, что основанием классификации в данном случае должен рассматриваться факт наличия или отсутствия полномочия у представителя и законное представительство должно полагаться как неуполномоченное. Однако наличие полномочия у представителя является определяющим фактором для отнесения правоотношения к представительским, которые следует отличать от действий неуполномоченного лица.

Следует отметить, что определение представительства не подверглось кардинальным изменениям с его первоначальной трактовки. Так, больше века назад К.Н. Анненков трактовал представительство как «заступление одного лица другим перед третьими лицами, когда одно лицо совершает юридическое действие именем другого и вместо другого лица – принципала, вследствие чего и последствия юридической сделки, совершенной им вместо и от имени последнего, то есть установленные ею права и обязанности, должны относиться исключи-тельно к принципалу, а не к представителю».

Кроме того, немаловажно обратить внимание на тот факт, что полномочия представителя в гражданском праве определяются доверителем. В некоторых случаях полномочие также может явствовать из обстановки, в которой действует представитель. Закрепление полномочий представителя зависит от вида представительства. Полномочия могут быть установлены на основании доверенности, административного акта, трудового договора, закона.

Кроме того, существует особый вид судебного представительства, при котором не требуется согласие представляемого лица и которое появляется в связи с прямым указанием закона или какого-то нормативного акта – так называемое обязательное представительство. Обязательное представительство, в свою очередь, можно разделить на законное представительство и представительство на основании устава. В первом случае, то есть законное представительство, применяется только в контексте к физическим лицам, которые в силу каких-либо обстоятельств не имеют возможности защищать свои интересы в суде. Для возникновения данного представительства могут быть различные основания: например, факт происхождения детей от соответствующих родителей, удостоверенный в установленном порядке, или факт усыновления детей, или административный акт о назначении опеки или попечительства. Существуют особые требования к законным представителям: они должны быть совершеннолетними и дееспо¬собными лицами. Что касаемо второго вида судебного представительств. Так, продавец в розничной торговле, купивший по установленной цене товар в том магазине, в котором он работает, никак не нарушает прав и интересов представляемого. Объявление такой сделки ничтожной не соответствующей интересам оборота . Обозначенные проблемы послужили основанием для последующего внесения изменений в нормы ГК РФ, посвященные представительству. После вступления в силу изменений, внесенных в ГК РФ, преодоление конфликта интересов при совершении представителем сделок от имени представляемого в отношении себя лично, а также в отношении другого лица, представителем которого он одновременно является, стало возможным и в отношениях общегражданского представительства, если имеется согласие на то представляемого либо указание на это содержится в законе.

Кроме того, отношение государства к институту представительства меняется с каждым днем, например госпрограмма «Юстиция» . Согласно положениям данной программы возникает вопрос: сколько необходимо судебных представителей для оказания качественных и полноценных представительских услуг по 8 миллионам 310 тысячам гражданских дел и 3 миллионам 319 тысячам дел об администра¬тивных правонарушениях? Если считать, что приемлемая и достаточная нагрузка на судебного представителя в год может составлять 10-20 дел, в зависимости от их сложности и продолжительности и, соответственно, их стоимости по среднему показателю. Если исходить из усредненного показателя 16 дел в год, или 8 дел в полугодие, то получим необходимую цифру: требуется 726 тысяч представителей дополнительно к 70 тысячам адвокатов. Эту цифру необходимо увеличить условно в 1,5 раза. Противной стороне в гражданском процессе тоже нужен представитель. Итого получаем цифру порядка 1 миллиона 89 тысяч представителей, не включая адвокатов . Столько необходимо судебных представителей для обеспечения приблизительно всех имею¬щихся судебных процессов. Это указывает на тот факт, что подавляющее большинство граждан участвует в судебных процессах без оплачиваемых профессиональных представителей, будь то юристы или адвокаты. Либо привлекают к участию в деле знакомых юристов за низкую плату или бесплатно. У большинства граждан в условиях стагнации нет средств на ведение судебных процессов и оплату профессиональных судебных представителей. Для таких граждан роль судебных представителей выполняют либо работающие по трудовым договорам корпоративные юристы, изыскивающие возможность в свободное от основной работы время осуществлять судебное представительство по пониженным ставкам или бесплатно, либо лица без юридического образования, но освоившие судебное производство по отдельным категориям дел. Услуги последних существенно ниже по стоимости, чем услуги юристов частной практики, и тем более адвокатов. Такое положение дел на рынке юридических услуг будет сохраняться еще достаточно длительное время, более десяти лет. И может измениться только с ростом экономики и повышением доходов большей части граждан.

Список литературы:

1. Анненков К.Н. Система русского гражданского права. – СПб.: Типография М.М. Стасюлевича, 1901. – Т. 3.

2. Гущина Д.М. К вопросу о сущности представительства в российском гражданском праве // Российский судья. – 2014. – № 1.

3. Евстигнеева И.С. О некоторых аспектах реформы российской адвокатуры в контексте государственной программы «Юстиция» // Адвокатская практика. – 2014. – № 3.

Институт законного представительства.

Законное представительство

Введение………………………………………………………………………….3

1. Институт законного представительства………………………………..5

2. Проблемы законного представительства несовершеннолетних……..8

Заключение……………………………………………………………………..16

Список использованной литературы………………………………………….18

Нормативные акты……………………………………………………………..19

Введение

Решающее значение в определении правового положения участника гражданского процесса имеет цель его участия, зависящая от наличия или отсутствия юридической заинтересованности по делу. Исходя из заинтересованности: личная (субъективная), государственная или общественная — все лица, участвующие в делах о воспитании детей, могут быть поделены на две группы. К лицам, имеющим личную заинтересованность, следует отнести ребенка, его родителей (лиц, их заменяющих) и, если таковые имеются, фактических воспитателей. К лицам, имеющим государственную заинтересованность, относятся прокурор, органы опеки и попечительства, другие органы, на которые возложена обязанность по охране прав несовершеннолетних детей; общественная заинтересованность имеется у учреждений, которые вправе подавать иски о лишении или ограничении родительских прав.

Вышеизложенными обстоятельствами определяется актуальность настоящей работы.

Основной целью работы является исследование института законного представительства и существующих проблем.

Достижение поставленной цели обусловило постановку и решение следующих задач:

— рассмотрение института законного представительства.

— изучение проблем законного представительства несовершеннолетних.

Для достижения поставленной цели использовались традиционные положения диалектического способа научного познания, а также современные методы: логический анализ и синтез, системный, нормативно-логический анализы, сравнительное правоведение, правовое моделирование и прогнозирование.


Теоретическую базу курсовой работы составляют труды отечественных ученых в области общей теории государства и права, истории государства и права, конституционного, административного, гражданско-процессуального, арбитражно-процессуального, трудового права, сравнительного правоведения.

Нормативной основой курсовой работы являются Конституция Российской Федерации, федеральные законы и законы субъектов Российской Федерации, подзаконные нормативно-правовые акты всех уровней правового регулирования, нормативно-правовые акты органов местного самоуправления.

Структура работы. Работа состоит из введения, двух параграфов, заключения, списков нормативных актов и специальной юридической литературы, использованных в процессе работы над указанной тематикой.

Институт законного представительства.

Институт законного представительства относится к достаточно разработанным вопросам гражданского права. Тем не менее и здесь можно вести речь о проблемах согласованности норм пусть и близких, но при этом разных отраслей права: гражданского и семейного.

Гражданский кодекс РФ напрямую не дает определения законных представителей ребенка, а раскрывает это понятие через другие институты, например п. 2 ст. 20 ГК РФ — о месте жительства несовершеннолетних или п. 2 ст. 26 ГК — порядок совершения сделок несовершеннолетними в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет.

Эти и другие нормы Гражданского кодекса указывают в качестве законных представителей следующих лиц: родителей, усыновителей и опекунов (а в п. 1 ст. 26 ГК вместо опекунов определены попечители).

Семейный кодекс РФ крайне редко использует термин «законные представители ребенка» (например, п. 1 ст. 64, ст. 99, ст. 102, п. 1 ст. 165 СК РФ). Но это не означает, что подобная правовая конструкция не имеет значения в семейном праве, скорее наоборот, просто в этом случае законодатель иначе подошел к определению указанного института. Пункт 1 ст. 64 СК РФ определяет, что «родители являются законными представителями своих детей…», другие же нормы в части законного представительства по сути приравнивают друг к другу родителей и «лиц, их заменяющих». Другими словами, под законными представителями в семейном праве понимаются не только родители, но и все другие лица, их заменяющие. К их числу можно отнести усыновителей, опекунов, попечителей и приемных родителей. Но здесь важнее не прямое перечисление всех лиц, которые по закону могут заменять родителей, а общий принцип их определения. Ведь в случаях когда ребенок лишен семейного воспитания, заботу о нем берет орган опеки и попечительства или то специальное детское учреждение, в котором ребенок проживает. Кроме этого, не исключено введение новых форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей, как известных, так и не известных нам сегодня. (В ряде субъектов Федерации широко применяется некий заменитель приемной семьи — институт, известный под названием «патронат». При этом законодатели разных регионов вкладывают свой, «особый» смысл в понимание данного института.) В этой связи представляется не совсем удачной указанная конструкция Гражданского кодекса об определении законных представителей ребенка. Как минимум в качестве таковых не указаны усыновители и приемные родители. Конечно, можно бы было возразить, что усыновители в силу ст. 2, 137 СК РФ приравниваются к родителям, а приемные родители в силу п. 3 ст. 153 СК РФ «обладают правами и обязанностями опекуна (попечителя)».

Но эти доводы вполне понятны специалистам-теоретикам, а вот практические работники, непосредственные правоприменители зачастую не проводят подобных параллелей. Они, втиснутые в рамки инструкций, боясь за собственное рабочее место, как правило, буквально применяют ту или иную норму права. Нотариусы или работники регистрационных органов, скорее всего, откажут приемным родителям в совершении тех или иных действий от имени своих воспитанников. Могут также возникнуть проблемы при реализации детьми своих жилищных прав, при принятии решения о проведении различных медицинских вмешательств и т.д. В этой связи в качестве примера для гражданского законодательства можно использовать конструкцию, предусмотренную п. 1 ст. 52 ГПК РФ: «Права, свободы и законные интересы недееспособных или не обладающих полной дееспособностью граждан защищают в суде их родители, усыновители, опекуны, попечители или иные лица, которым это предоставлено федеральным законом». Данная конструкция является достаточно простой, «неотягощенной» и вполне привычной российскому праву, а главное, что она устраняла бы несогласованность норм гражданского и семейного права, что в итоге способствовало бы надлежащему и своевременному представительству прав и интересов несовершеннолетних.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *