Признание недействительным договора дарения

Содержание

Недействительный договор дарения

На договор дарения, как и на любую другую гражданскую сделку, распространяются нормы главы 9 ГК РФ, определяющие основания для признания данного безвозмездного договора недействительным. Нормами ст. 168 ГК, законодатель определил общее основание недействительных всех сделок дарения, согласно которому, любая дарственная считается ничтожной (недействительной), если она не соответствует общим и специальным требованиям закона к данному правоотношению. В таком случае согласно п. 1 ст. 167 ГК, дарственная не может влечь никаких свойственных ей юридических последствий — порождение обязательства дарителя, права собственности одаряемого и т.д.

Дополнительно В зависимости от порядка признания дарения недействительным, согласно п. 1 ст. 166 ГК, законодатель делит указанные сделки на оспоримые и ничтожные. Оспоримые сделки требуют признания их недействительности от суда, в то время как ничтожные — недействительны и без такого признания. Однако, применение последствий недействительности, возможно исключительно в судебном порядке.

Требовать признания недействительности дарения, а также применения последствий такой недействительности в зависимости от порядка ее признания, согласно ст. 166 ГК, может сторона дарения, указанное в законе или любое другое заинтересованное лицо, имеющее в том охраняемый законом интерес. При необходимости защиты публичных интересов, правом применить последствия признания дарения недействительным, согласно п. 4 указанной статьи, наделен также и суд.

По общему правилу, недействительный договор дарения считается таковым с момента его заключения сторонами, независимо от даты вынесения судом решения о том. Исключение из указанной нормы содержится в п. 3 ст. 167 ГК, согласно которой, если оспоримое дарение имеет длящийся характер, то оно может быть прекращено лишь на будущее время.

Возможность признания дарения недействительным следует принципиально отличать от права сторон на расторжение (ст. ст. 450, 573, 577 ГК) и отмену (ст. 578 ГК) дарения. В отличие от недействительности, указанные институты в общем порядке применимы исключительно сторонами и могут прекратить правоотношения лишь в будущем.

Внимание Стороны, которые на момент заключения недействительного дарения знали или должны были знать о наличии оснований для недействительности, после признания сделки таковой, считаются действовавшими недобросовестно.

Последствия недействительности сделки определены в п. 2 ст. 167 ГК, согласно которому, таким единственным последствием считается взаимная реституция — возврат сторонами всего полученного по сделке друг другу. Применительно к дарению, это означает, что одаряемый обязан вернуть подарок дарителю. Ввиду безвозмездности, даритель не мог ничего получить по заключенной сделке, а следовательно, реституция к нему неприменима (кроме случаев признания недействительности по причине возмездности по п. 2 ст. 170 ГК).

Основания недействительности договора дарения

Законодатель, нормами ГК, определил достаточно широкий перечень оснований для признания недействительным договора дарения. Так, для признания такой недействительности могут быть применены как общие для всех гражданских сделок, определенные главой 9 ГК, так и специальные основания, определенные в главе 32 ГК. Нужно понимать, что специальные основания действуют в рамках общих и расширяют их.

Важно Факт наличия оснований для признания недействительности может быть признан исключительно судом по ходатайству заинтересованного лица. Согласно ст. 56 ГПК, такое заинтересованное лицо должно будет доказать факт наличия оснований, как обоснование требований о признании дарения недействительным.

Так, в качестве причин для признания недействительности дарения следует выделить обстоятельства, когда:

  • Договор дарения не соответствует нормам закона и иным нормативным актам (ст. 168 ГК). Указанное основание занимает особое место, поскольку обобщает все последующие основания и применяется в случае отсутствия более специальной нормы для признания недействительности.
  • Договор дарения противоречит нравственности и основам правопорядка (ст. 169 ГК). Редко применяемое основание, направленное на антисоциальные сделки. Содержит исключительные для гражданского права конфискационные последствия.
  • Договор дарения является мнимым или притворным (ст. 170 ГК). Распространенное на практике основание, применяется в случаях, когда дарение совершается для создания иллюзии его последствий или прикрытия любой другой сделки.
  • Договор дарения совершен недееспособным, малолетним, несовершеннолетним или ограниченным в дееспособности лицом (ст. ст. 171, 172, 175, 176 ГК). Все указанные лица имеют общую черту — отсутствие полного объема дееспособности, что, согласно п. 1 ст. 575 ГК, запрещает им совершать дарение. Отметим, что в отношении несовершеннолетних и ограниченных в дееспособности лиц, такая недействительность считается оспоримой и только их законными представителями.
  • Договор дарения совершен лицом, которое не понимало сути значения участия в данной сделке (ст. 177 ГК). Не стоит путать данное непонимание с недееспособностью — оно должно наступать ввиду внешних обстоятельств, которые привели лицо в такое состояние.
  • Дарение совершено лицом, под влиянием заблуждения (ст. 178 ГК). Наличие указанного основания предполагает наличие порока воли — на совершение лицом дарения повлияли обстоятельства, относительно сути которых у такого лица было ошибочное понимание.
  • Договор дарения совершен под влиянием угрозы, обмана, насилия или стечения тяжелых обстоятельств (ст. 179 ГК). Такие внешние факторы, как угроза, насилие и обман, не дают лицу выразить свое истинное волеизъявление, относительно совершаемого дарения. Так, имеет место дефект воли стороны дарения, что определяет его недействительность.
  • Договор дарения заключен с условием о наличии встречного представления или обязанности одаряемого (п. 1 ст. 572 ГК). Указанное специальное основание нарушает основной признак дарения — безвозмездность и корреспондирует со п. 2 ст. 170 ГК, так как возмездность дарения определяет его притворность.
  • Договор дарения содержит обещание подарить все имущество (п. 2 ст. 572 ГК). Данное специальное основание предполагает, что стороны не пришли к консенсусу относительно единственного существенного условия дарения — его предмета (ст. 432 ГК), что по факту, является единственным основанием для признания договора заключенным.
  • Договор дарения содержит обещание подарить имущество после смерти дарителя (п. 3 ст. 572 ГК). Законодатель прямо указывает на ничтожность такого договора, и требует применения к нему норм о наследовании.
  • Договор дарения совершен устно, в то время как законодатель требует письменного оформления (п. 2 ст. 574 ГК). Данное основание корреспондирует со ст. 168 ГК и относится к консенсуальным договорам и договорам, где дарителем выступает организация.
  • Договор дарения совершен лицами, которым или в отношении которых это запрещено (ст. 575 ГК). Основание расширяет перечень лиц, указанных в ст. ст. 171, 172, 175, 176 ГК, определяя не только тех, кто не может выступать дарителями, но и тех, кому запрещено принимать подарки ввиду тех или иных обстоятельств.

Пример Гражданка К., приходясь матерью малолетней М., выступая в качестве законного представителя своей дочери, решила подарить принадлежащий М. автомобиль, который последняя получила в наследство от своего деда, своему сожителю. От лица М., К. оформила письменный договор дарения и передала ключи от автомобиля его новому собственнику.

Об этом факте узнал бывший муж К. — отец М. Несмотря на то, что он не жил вместе со своей дочерью, являясь одним из ее родителей, он также являлся ее законным представителем. Реализуя возможность законного представителя на защиту имущественных прав своего ребенка, в соответствии со ст. 52 ГПК, отец М. подал иск в суд в отношении К. и ее сожителя, с целью признать заключенный ей договор недействительным и вернуть автомобиль в собственность его подопечной — малолетней М.

В обоснование своей позиции отец М, ссылался на прямое указание ничтожности такой сделки в ст. 172 ГК РФ, ввиду ее совершения малолетним лицом, поскольку по факту, дарителем в сделке выступала собственница автомобиля М. а К. лишь представляла ее интересы. Кроме того, отец М. ссылался на прямое указание о запрете подобного дарения в ст. п. 1 ст. 575 ГК, определяющей невозможность дарения от представителя малолетнего лица. На основании этого, отец М. требовал подтвердить недействительность заключенной сделки, и руководствуясь п. 2 ст. 167 ГК, обязать сожителя К. вернуть автомобиль в собственность М., а при невозможности этого — возместить его фактическую стоимость. Ответчики — К. и ее сожитель в заседание не явились.

Суд, выслушав доводы отца М., счел их достаточными для признания недействительности и вынес решение, которым удовлетворил его требования в полном объеме.

Оспоримость и ничтожность договора дарения

Согласно ст. 166 ГК, законодатель делит все недействительные договоры дарения на две категории — оспоримые и ничтожные договоры. В качестве критериев, по которым производится деление на указанные категории, законодатель приводит порядок признания недействительности таких сделок, а также круг лиц, которые могут использовать такой порядок. Так, оспоримые сделки могут быть признаны недействительными только по решению судебного органа, в то время как ничтожные являются таковыми по предписанию закона, т.е. вне зависимости от мнения суда по данному поводу.

Дополнительно Указанное разделение отражается на процессуальном порядке оспаривания дарения. Так, в отношении оспоримой сделки, иск заинтересованного лица должен содержать требование о признании недействительности и применении соответствующих последствий, в то время как в отношении ничтожной сделки — только о применении последствий, так как при наличии оснований для того, сделка уже недействительна.

Согласно п. 4 ст. 166 ГК, суд вправе самостоятельно применить последствия недействительности к ничтожной сделке, если того требует защита публичных интересов. В отношении оспоримых сделок, признание недействительности и применение ее последствий допустимо только по иску указанных конкретных лиц — по инициативе суда это не предусмотрено.

Кроме того, разделение недействительных сделок дарения на указанные категории нашло отражение и в сроке исковой давности, в течение которого заинтересованные лица могут оспаривать дарение. Так, согласно ст. 181 ГК, ничтожное дарение может быть оспорено в течение 3 лет с того момента, когда лицо узнало о нарушении своих прав, в то время, как в отношении оспоримых сделок, таким лицам предоставлен лишь 1 год.

Мнимый договор дарения

Исходя из смысла п. 1 ст. 170 ГК РФ, мнимой следует считать сделку дарения, которая совершается ее сторонами лишь для создания иллюзии ее заключения, без цели и желания наступления конкретных юридических и гражданско-правовых последствий, характерных для сделки данного вида. Такое дарение следует считать ничтожным — при наличии оснований считать дарение таковым, для признания его недействительности не требуется решение суда.

К сведению Как правило, подобные сделки совершаются сторонами дарения, преследующими цели скрыть передаваемое по договору имущество от кредиторов, налоговых, судебных и других компетентных органов, имеющих законные основания обратить взыскание на такое скрываемое сторонами дарения имущественное благо.

Отсутствие направленности волеизъявления сторон дарения на возникновение, изменение или прекращение каких-либо гражданских прав и обязанностей является дефектом сделки — его истинная конструкция как раз требует обратного. Исходя из этого, как и любая другая сделка, мнимое дарение не отвечает признакам гражданско-правовой сделки, отчего его следует считать недействительными.

Законодатель не установил специальных последствий заключения мнимого договора. Таким образом, в случае требования их применения, следует руководствоваться п. 2 ст. 167 ГК и применять общие последствия — взаимный возврат всего полученного сторонами по сделке.

Поскольку внутренняя воля сторон мнимого дарения расходится с их внешним волеизъявлением, оформленным должным образом, такой договор следует относить к сделкам, совершенным с пороком воли. Несмотря на то, что такие расхождения в волеизъявлениях сторон являются далеко не очевидным фактом и нуждаются в убедительном доказывании, законодатель все равно воспринимает указанную сделку ничтожной, с чем мы не можем не считаться.

Притворный договор дарения

Согласно п. 2 ст. 170 ГК РФ, притворным следует считать договор дарения, который совершается его сторонами без цели наступления конкретных юридических последствий, характерных для обычного дарения, а заключается лишь для прикрытия какой-либо другой сделки и истинной воли сторон договора. Как и мнимый, притворный договор является ничтожным, т.е. его недействительность, при наличии очевидных оснований для того, не требует признания его таковым со стороны суда.

Дополнительно Чаще всего, ввиду присущего ему безвозмездного характера, дарение является сделкой, прикрывающей возмездные договоры. Как правило, о притворности дарения прямо свидетельствует наличие в договоре или по факту, встречного представления или обязательства со стороны одаряемого в пользу дарителя (прикрытие дарением купли-продажи, ренты, мены и т.д.).

При совершении притворного дарения, действительная воля сторон не соответствует их волеизъявлению по подписанному ими договору. Исходя из этого, законодателем предусмотрено специальное последствие, отличающееся от реституции — с учетом существа прикрываемой сделки, к ней применяются регулирующие ее правила. Так, суд может обязать стороны притворного дарения заключить сделку, которую они пытались прикрыть.

Основной целью заключения притворного дарения, является достижение незаконных последствий, в частности, обход нормативных запретов, ограничений и уклонение от установленных законом обязанностей. Исходя из этого, можно выделить основное назначение норм о притворных сделках — установление заслона для подобных неправомерных действий различных лиц.

Несмотря на ничтожность — изначальную недействительность притворного дарения, доказывание его в судебном процессе является довольно сложным. Такой вывод основан на том, что критерии, по которым можно судить о притворности дарения вряд ли поддаются обобщенному выражению. Единственным таким бесспорным критерием, прямое указание на который есть в п. 1 ст. 572 ГК, это наличие встречного представления или обязательства одаряемого.

Для подтверждения притворности дарения, заинтересованной в том стороне предоставляется весь спектр инструментов для доказывания, вплоть до привлечения свидетелей и представления косвенных доказательств. На практике, вопрос о признании притворности дарения, разрешается всегда в индивидуальном порядке с учетом фактических обстоятельств дела — бесспорная ничтожность имеет место крайне редко.

Порядок признания договора дарения недействительным

Договор дарения может быть признан недействительным только в судебном порядке, по требованию стороны сделки, конкретного, указанного в законе лица, или заинтересованного в признании недействительности любого другого субъекта (ст. 166 ГК). Для этого, такому лицу необходимо будет подать иск в суд с требованием признать договор дарения недействительным и применить соответствующие недействительности последствия, которые могут быть разными, в зависимости от основания для оспаривания.

Важно При подаче иска необходимо учесть, к какой категории относится оспариваемая сделка — ничтожной или оспоримой. Это прямо отражается на допустимости оспаривания конкретным лицом, предъявляемых им исковых требованиях и сроке, в течение которого такая сделка может быть оспорена.

Перед подачей искового заявления о признании недействительности, заинтересованному лицу необходимо оплатить госпошлину, чего требует ст. 132 ГПК, в противном случае иск будет оставлен без движения (ст. 136 ГПК). Согласно ст. 333.19 НК, размер пошлины в таких случаях будет составлять для физ. лиц — 300 рублей, для организаций — 6 тыс. рублей.

На заинтересованную сторону, которая оспаривает дарение, согласно ст. 56 ГПК, возложено бремя доказывания тех фактов, на которые она ссылается при обосновании своих требований о признании недействительности дарения. Исходя из этого, истцу необходимо обеспечить доказательную базу, которая будет тем или иным образом свидетельствовать о наличии оснований для признания недействительности и применения ее последствий.

В случае если доказательства несоответствия законным требования являются явными, а сделка, ввиду прямого указания в законе, является ничтожной, заинтересованное лицо может не заявлять требования о признании недействительности, ограничиваясь лишь просьбой о применении последствий — такое дарение является недействительным уже с момента его заключения. Если сделка является оспоримой — без такого требования не обойтись.

Если суд сочтет приведенные лицом доказательства достаточными для признания недействительности дарения и применения его последствий, он вынесет соответствующее решение, которым обяжет стороны к совершению определенных действий — возврату полученного по сделке (п. 2 ст. 167 ГК), заключению другой сделки (п. 2 ст. 170 ГК) и т.д.

Очевидно, что сам факт признания недействительности вряд ли удовлетворит заинтересованную сторону — ее целью, прежде всего, будет наступление последствий, к которым стороны обяжет суд. В случае если стороны откажутся от выполнения судебного предписания, заинтересованному лицу необходимо инициировать исполнительное производство, в рамках которого исполнение решение будет совершаться принудительно.

Отмена дарения

Положениями ст. 578 ГК установлена одна из самых ярко выраженных особенностей договора дарения — право дарителя на отмену сделки. Указанное право применимо им, вне зависимости от того, договор был заключен посредством передачи подарка или был исполнен после обещания его передачи, главное, что их применение возможно только после фактического исполнения сделки. Право дарителя на отмену дарения обусловлено тем, что при обогащении другого лица за свой счет, даритель вполне может рассчитывать на лояльность с его стороны. Основания же для отмены как раз исключают такую лояльность.

К сведению Институт отмены дарения нельзя отождествлять с нормами прекращения и расторжения договора, а также признания его недействительным. Отмена дарения, в отличие от прекращения правоотношений по договору, направлена на аннулирование права собственности одаряемого и изначально не содержит дефектов сделки, как основания для недействительности.

Первым основанием для отмены дарения, согласно п. 1 ст. 578 ГК, следует считать нанесение одаряемым телесных повреждений или покушение на жизнь дарителя и его родственников. Такое недостойное поведение одаряемого, для того, чтоб оно стало основанием для отмены, должно иметь умышленный характер и подтверждаться официальными документами — справками, выписками из уголовного дела и т.д.

Кроме того, дарение может быть отменено по причине недобросовестного использования подарка, который имеет крупную неимущественную ценность для дарителя, следствие чего может стать его безвозвратная утрата (п. 2 ст. 582 ГК). В суде дарителю предстоит доказать факт такого использования одаряемым переданной ему вещи.

Отмена дарения также возможна, если даритель переживет одаряемого, при условии, что такое право дарителя будет закреплено в договоре дарения (п. 4 ст. 578). Исходя из этого, даритель однозначно будет лишен указанного права, если будет совершать договор дарения устно.

Поскольку к обособленной форме дарения — пожертвованию, неприменимы общие основания для отмены, согласно п. 5 ст. 582 ГК, оно может быть отменено по специальному основанию — использование пожертвования не по назначению или изменение такого назначения в нарушение установленного для этого порядка.

Согласно п. 5 ст. 578 ГК, последствием отмены дарения следует считать реституцию — обязанность возврата сохранившегося в натуре подарка дарителю, а при его утрате — возмещение его стоимости в порядке п. 1 ст. 1105 ГК. Поскольку последствия носят обязательственно-правовой характер, отмена дарения, в случае отказа от добровольного возврата подарка, может проводиться только в судебном порядке.

Как и любая другая сделка, договор дарения может быть признан недействительным по причине несоответствия нормативным требованиям. Значимость института недействительности дарения огромна, поскольку его безвозмездный характер, довольно часто становится подспорьем для реализации недобросовестных намерений сторон, которые его заключают, или одной из таких сторон.

Исходя из возможности признания недействительности не только по требованию сторон, но и по инициативе других заинтересованных лиц, она позволяет защитить имущественные интересы всех требующих того субъектов права. В то же время широкий круг оснований для оспаривания дарения, заставляет стороны сделки стремиться к соблюдению максимального уровня законности договора, что свидетельствует о фактическом выполнении нормами права своей непосредственной задачи.

Консультация юриста

Вопрос Мой отец перед своей смертью подарил свой автомобиль своему дальнему родственнику, в обмен на некоторые средства, полученные отцом по расписке. Оригинал расписки имеется у меня на руках. Насколько я знаю, такое дарение, сопряженное с передачей дарителю средств незаконно. Сейчас пришло время мне вступать в наследство. Подскажите, могу ли я оспорить заключенный между отцом и его родственником договор дарения и вернуть автомобиль в наследственную массу? Ответ Согласно п. 1 ст. 572 ГК, договор дарения является безвозмездной сделкой. Наличие встречного представления делает такой договор притворным, что, согласно п. 2 ст. 170 ГК, влечет его ничтожность. Исходя из сказанного вами, следует, что встречное представление со стороны родственника как раз имело место. Таким образом, заключенный между вашим отцом и его родственником договор следует считать ничтожным, ввиду чего он может быть вами оспорен. В то же время нужно учитывать специальное последствие такого оспаривания — если бы ваш отец был жив, суд мог бы обязать его и его родственника, заключить договор купли-продажи, который прикрывался ими при помощи сделки дарения. Поскольку вашего отца нет в живых, а вы имеете намерения вернуть автомобиль в наследственную массу, вполне очевидно, что суд может применить общее последствие — взаимный возврат всего полученного по сделке (п. 2 ст. 167 ГК). Поскольку такой возврат порождает взаимные имущественные обязательства сторон сделки, а вы, как наследник отца, согласно ст. 1112 ГК, берете на себя все его обязательства, то вероятнее всего, что в обмен на автомобиль, суд обяжет вас выплатить родственнику отца, переданную им сумму по вышеупомянутой расписке. Вопрос Моя престарелая мать составила дарственную квартиры на свою сиделку, которая сказала ей, что после заключения такого договора она будет обязана ухаживать за матерью, а сама квартира перейдет ей только после ее смерти. Скажите, можем ли мы теперь оспорить такой договор? Ответ Указанный вами договор дарения может быть оспорен по ст. 178 ГК, как недействительный, ввиду его совершения под влиянием заблуждения. Так, сиделка вашей матери, намеренно склоняя ее к заключению в отношении нее дарственной и пользуясь преклонным возрастом матери, убедила ее в тех юридических последствиях, которые не могут наступить после заключения договора дарения. Указанные ей обстоятельства — пожизненный уход и переход квартиры только после смерти, являлись основанием для совершения вашей матерью сделки, хотя на самом деле, такие обстоятельства не имели место. Таким образом, у вашей матери было ошибочное понимание относительно последствий заключения дарения в пользу сиделки, что следует считать совершением дарения под влиянием заблуждения. Оспорить такой договор, согласно п. 1 ст. 178 ГК может исключительно ваша мать, однако, вы можете выступать в процессе в качестве ее представителя, предварительно оформив доверенность. У вас остались вопросы? 3 важные причины воспользоваться помощью юриста прямо сейчас Быстро Оперативный ответ на все ваши вопросы! Качественно Ваша проблема не останется без внимания! Достоверно С вами общаются практикующие юристы! Задайте вопрос юристу онлайн! Схема нашей работы Вопрос Вы задаете вопросы дежурному юристу. Юрист Юрист анализирует ваш вопрос. Связь Юрист связывается с вами. Решение Ваш вопрос решен. Вопрос Вы задаете вопросы дежурному юристу. Юрист Юрист анализирует ваш вопрос. Связь Юрист связывается с вами. Решение Ваш вопрос решен. Наши преимущества Анонимное обращение Любые вопросы по дарению Бесплатное общение Вы быстро получите ответ на свой вопрос 15 мин Средняя скорость ответа 1 Количество консультаций за сегодня 250 Количество консультаций всего Задайте свой вопрос юристу!

Признание договора дарения недействительным — судебная практика

Решения судов, основанные на применении нормы статьи 575 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Ст. 575 ГК РФ. Запрещение дарения

Судебная практика

  • Решение № 2-1876/2019 2-1876/2019~9-1837/2019 9-1837/2019 от 25 сентября 2019 г. по делу № 2-1876/2019

    Левобережный районный суд г. Воронежа (Воронежская область) — Гражданские и административные …переводе долга от ДД.ММ.ГГГГ не содержит условия об оплате за осуществленное освобождение от обязательств перед третьим лицом, что влечет нарушение пункта 4 ст. 575 Гражданского кодекса РФ, согласно которой не допускается дарение в отношениях между коммерческими организациями. Кроме того, в нарушение п. 3 ст. 46 Федерального закона от ДД.ММ.ГГГГ …

  • Решение № 2-2938/2019 2-2938/2019~М-2446/2019 М-2446/2019 от 23 сентября 2019 г. по делу № 2-2938/2019

    Новочеркасский городской суд (Ростовская область) — Гражданские и административные …дарения соответствует требованиям, установленным законом, заключен в письменной форме, с соблюдением требований статьи 574 ГК РФ, оснований для запрещения дарения и ограничения дарения, предусмотренных ст. 575 , 576 ГК РФ, на момент заключения договора не имелось, доказательств того, что действительная воля сторон договора дарения не была направлена на заключение договора дарения, материалы дела не …

  • Решение № 2-6173/2018 2-940/2019 2-940/2019(2-6173/2018;)~М-5134/2018 М-5134/2018 от 18 сентября 2019 г. по делу № 2-6173/2018

    Красногвардейский районный суд (Город Санкт-Петербург) — Гражданские и административные …приобщенным к материалам дела, заключением посмертной судебной психиатрической первичной экспертизы, проведенной в СПб ГБУЗ «Городская психиатрическая больница №6». Доводы о недействительности завещания на основании ст. 575 Гражданского кодекса Российской Федерации суд также полагает подлежащими отклонению, поскольку указанной номой установлен запрет дарения в пользу социальных работников, не относящийся к волеизъявлению наследодателя выраженному в завещании. …

  • Решение № 2-2509/2019 2-2509/2019~М-2143/2019 М-2143/2019 от 18 сентября 2019 г. по делу № 2-2509/2019

    Ломоносовский районный суд г. Архангельска (Архангельская область) — Гражданские и административные …в установленном законом порядке не признана, в спорном жилом помещении истец регистрации по месту жительства не имеет, кроме того, условий по ограничению дарения, предусмотренных статьей 575 ГК РФ, на момент заключения договора не имелось. Доводы истца о том, что его интерес заключается в реализации в будущем права наследования за матерью спорной квартиры, несостоятелен, …

  • Решение № 2-239/2019 от 7 сентября 2019 г. по делу № 2-239/2019

    Полярный районный суд (Мурманская область) — Гражданские и административные …процессуального кодекса Российской Федерации ответчиком ФИО1 не представлено доказательств наличия оснований для отказа принять в собственность одаряемых недвижимое имущество. Оснований для запрета дарения, предусмотренных статьей 575 Гражданского кодекса Российской Федерации, в судебном заседании не установлено. Согласно части 3 статьи 196 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд принимает решение по заявленным истцом требованиям. Руководствуясь …

  • Решение № 2-1508/2019 2-1508/2019~М-1326/2019 М-1326/2019 от 27 августа 2019 г. по делу № 2-1508/2019

    Феодосийский городской суд (Республика Крым) — Гражданские и административные …вещь в собственность, зарегистрировали переход права собственности на спорный объект от дарителя к одаряемой. Суду не представлено доказательств того, что сторонами нарушены запреты, установленные статьей 575 ГК РФ, на дарение, как не представлено и доказательств того, что стороны сделки не понимали сущность данной сделки, имели намерение совершить иные сделки либо умышленно совершали их, …

  • Решение № 2-2483/2019 2-2483/2019~М-1726/2019 М-1726/2019 от 22 августа 2019 г. по делу № 2-2483/2019

    Шахтинский городской суд (Ростовская область) — Гражданские и административные …правовые последствия, ничтожна. В связи с этим для разрешения вопроса о мнимости договора дарения необходимо установить наличие либо отсутствие правовых последствий, которые в силу ст. 575 ГК РФ влекут действительность такого договора, а именно: факт надлежащей передачи вещи в собственность одаряемому. В п.86 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 …

  • Решение № 2-815/2019 2-815/2019~М-745/2019 М-745/2019 от 21 августа 2019 г. по делу № 2-815/2019

    Лаишевский районный суд (Республика Татарстан ) — Гражданские и административные …соответствии с п.1 ст.388 Гражданского кодекса Российской Федерации уступка требования кредитором (цедентом) другому лицу (цессионарию) допускается, если она не противоречит закону. Согласно ст. 575 Гражданского кодекса Российской Федерации не допускается дарение, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает трех тысяч рублей: 4) в отношениях между коммерческими организациями. Судом установлено и …

  • Решение № 2-147/2019 2-147/2019~М-148/2019 М-148/2019 от 7 августа 2019 г. по делу № 2-147/2019

    Алексеевский районный суд (Волгоградская область) — Гражданские и административные …А.И. при совершении сделки, в связи с чем исковое требование Палатова А.И. не подлежит удовлетворению. Оснований по которым заключение договора дарения, предусмотренных ст. 575 ГК РФ, ограничивающих заключения договора дарения, предусмотренных ст. 576 ГК РФ, либо для отмены договора дарения, предусмотренных ст. 578 ГК РФ, в данном случае не установлено. Кроме …

  • Решение № 2-2247/2019 2-2247/2019~М-2128/2019 М-2128/2019 от 2 августа 2019 г. по делу № 2-2247/2019

    Заволжский районный суд г. Ульяновска (Ульяновская область) — Гражданские и административные …имеет. Тогда как, он был в браке и ей это было достоверно известно. Вместе с тем, Дарителю, то есть ему, положения ст.ст. 288, 573, 575 , 576 ГК РФ не разъяснялись. В доверенности нет ни одной ссылки на положения об ознакомлении с указанными нормами закона. Он считает, что воспользовавшись его состоянием здоровья, стечением …

Страницы← предыдущая

Апелляционное определение СК по гражданским делам Красноярского краевого суда от 22 апреля 2015 г. по делу N 33-3946/2015 (ключевые темы: договор дарения — дарение — подписание договора — сделки — заблуждение)

11 октября 2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Красноярского краевого суда от 22 апреля 2015 г. по делу N 33-3946/2015

Судебная коллегия по гражданским делам Красноярского краевого суда в составе:

председательствующего Паюсовой Е.Г.

судей Макаровой Ю.М., Русанова Р.А.

при секретаре Шамбер Ю.А.

выслушав в открытом судебном заседании по докладу Паюсовой Е.Г.

дело по иску Бубенчиковой В.Н. к Ворониной Т.М. , Семеновой Т.В. о признании договоров дарения недействительными,

по апелляционной жалобе ответчиков

на решение Центрального районного суда гор. Красноярска от 16 февраля 2015 года, которым постановлено:

Исковые требований Бубенчиковой В.Н. удовлетворить.

Признать недействительным договор дарения, заключенный 20 апреля 2011 года, между Бубенчиковой В.Н. и Ворониной Т.М. и договор дарения, заключенный между Ворониной Т.М. и Семеновой Т.В. в отношении объекта недвижимого имущества- «адрес» применить последствия недействительности сделок путем приведения сторон в первоначальное положение, возвратив объект недвижимости — «адрес» в собственность Бубенчиковой В.Н. .

Данное решение является основанием для внесения записи в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним о прекращении права собственности Семеновой Т.В. на объект недвижимости- «адрес» и о праве собственности на данный объект Бубенчиковой В.Н.

Выслушав докладчика, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Бубенчикова В.Н., 1931 года рождения, обратилась в суд с иском к Ворониной Т.М., Семеновой Т.В. о признании недействительными договоров дарения квартиры. Требования мотивировала тем, что ей на праве собственности принадлежала «адрес», которую она завещала своей внучке. В этот период к ней стала приходить в гости знакомая Ворониной Т.М. , которая говорила истице, что внучке она не нужна, что истица может одна умереть в квартире и никто об это не узнает, убеждала истицу переписать на нее квартиру и обещала, что в этом случае истица ни в чем не будет нуждаться, она будет за ней ухаживать, оплачивать коммунальные платежи, содержать квартиру. С этой целью Воронина пыталась делать в квартире ремонт, отвезла истицу в какие то учреждения, где она подписывала какие то бумаги. Но своих обязательств Воронина не исполнила, стала приходить к истице все реже, потом вообще перестала ее посещать, коммунальные платежи истица оплачивает из своей пенсии. Истице стало известно, что Воронина переоформила ее квартиру на Семенову Т.В., с которой Бубенчикова не знакома. Истице стало страшно, что придет незнакомый человек и выгонит ее из квартиры, она живет в постоянном страхе, из-за чего ухудшилось здоровье.

В дальнейшем истица уточнила требования, указав, что подписала договор дарения под моральным убеждением со стороны Ворониной, которая ввела ее в заблуждение, обещав оказывать уход и помощь. В момент подписания договора истица находилась в подавленном моральном состоянии, поскольку с ней перестала общаться ее внучка. Подписывая договор дарения истица была уверена, что подписывает документы на оформление льгот. Став собственником квартиры ни Воронина, ни Семенова ни разу не заплатили за коммунальные и иные платежи, фактически во владение и пользование квартирой не вступили. В настоящее время истица фактически является бездомной, поскольку собственники квартиры имеют право в любое время выселить ее. Действия ответчиков, которые обещали истице уход и содержание должны быть классифицированы как сокрытие сделки ренты, в силу чего договор дарения является еще и притворной сделкой. Договор дарения не соответствовал воле истицы и был заключен под влиянием обмана.

Просила признать недействительным заключенный между истицей и ответчицей Ворониной договор дарения в отношении квартиры по «адрес» и заключенный последующем договор дарения указанного жилого помещения между Ворониной Т.М. и Семеновой Т.В.

Судом постановлено приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе ответчики просят отменить решения, указывая на несоответствие выводов суда обстоятельствам дела. Истица при заключении договора дарения осознавала характер сделки и желала ее заключения. Следует учесть, что за пять дней до подписания договора дарения истица выдала завещание на Воронину, при оформлении которого нотариус разъяснила ей суть сделки. Приняв решение подарить квартиру Ворониной, истица оформила доверенность на Воронину на сбор документов, текст которой также был разъяснен нотариусом. Истица сама розыскала ответчицу с которой они раньше вместе работали. Допрошенные судом свидетели подтвердили, что Воронина ухаживала за истицей. Медицинских документов, которые свидетельствовали бы о том, что по своему состоянию истица в момент заключения договора дарения не могла осознавать характер своих действий не представлено. Свидетель ФИО, общавшийся с истицей весной 2011 года подтвердил, что истица была адекватна и в мыслях не терялась. Ответчики никогда не заявляли истице и никогда не предпринимали попыток к ее выселению из истицы. До настоящего времени Бубенчикова сохраняет регистрацию в квартире. Суд необоснованно отказал в применении срока исковой давности. Из пояснений самой истицы данных в судебном заседании в декабре 2014 года, следует, что она в апреле 2011 года осознавала, что совершила сделку, в результате которой перестала быть собственником квартиры. Доказательств наличия уважительных причин для восстановления срока исковой давности не представлено.

Проверив решение суда по правилам апелляционного производства, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав ответчицу Семенову Т.В., представителя ответчиков на основании ордера Насырова М.Д., поддержавших доводы апелляционной жалобы, истицу судебная коллегия не находит оснований к его отмене.

В соответствии со ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

В силу ст. 179 ГК РФ, сделка, совершенная под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной, а также сделка, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств на крайне невыгодных для себя условиях, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Согласно ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

В силу ч.1 ст. 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

В соответствии с ч. 2 ст. 170 ГК РФ, притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

Согласно ч.1 ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

Как правильно установлено судом, истица Бубенчикова В.Н., «дата» года рождения на основании договора на передачу жилого помещения в собственность граждан от 1.11.1998 года имела в собственности квартиру «адрес», которую по завещанию от 15.04.2011 года завещала Ворониной Т.М. 20.04.2011 года между истицей и Ворониной Т.М. был подписан договор дарения в отношении вышеуказанного жилого помещения, в соответствии с которым Бубенчикова В.Н. подарила квартиру ответчице. В свою очередь Воронина Т.М. по договору дарения от 31.01.2013 года передала спорную квартиру в дар Семеновой Т.В.

Проанализировав представленные по делу письменные доказательства, доводы и возражения сторон, показания свидетелей допрошенных в ходе судебного разбирательства, суд пришел к обоснованному выводу о правомерности заявленных истцом требований.

Судебная коллегия соглашается с выводами суда, усматривая наличие доказательств совершения сделки истцом под влиянием заблуждения.

По смыслу ст. 178 ГК РФ заблуждение относительно условий сделки, ее природы должно иметь место на момент совершения сделки и быть существенным. Сделка считается недействительной, если выраженная в ней воля стороны неправильно сложилась вследствие заблуждения и повлекла иные правовые последствия, нежели те, которые сторона действительно имела в виду. Под влиянием заблуждения участник сделки помимо своей воли составляет неправильное мнение или остается в неведении относительно тех или иных обстоятельств, имеющих для него существенное значение, и под их влиянием совершает сделку, которую он не совершил бы, если бы не заблуждался.

Исходя из положений статей 167, 178, 572 ГК РФ юридически значимыми обстоятельствами для вывода о состоявшемся договоре дарения является действительная общая воля сторон с учетом цели договора.

В данном случае совокупностью представленных по делу доказательств подтверждается обоснованность выводов суда о доказанности заблуждений истца относительно природы заключаемой им сделки.

Преклонный возраст истицы на момент заключения оспариваемой сделки ( 80 лет), что затрудняет ориентированность в практических вопросах, делали невозможным должное восприятие сути содержания сделки и понимание ее правовых последствий.

Оценивая заключенную между истцом и ответчиком Ворониной сделку дарения спорного жилого помещения на предмет соответствия закону, суд обоснованно исходил из того, что правовой сущностью договора дарения является безвозмездная передача имущества от дарителя в собственность к одаряемому.

Совершая дарение, даритель должен осознавать прекращение своего вещного права на объект дарения и отсутствие каких-либо притязаний на подаренное имущество. В свою очередь, на одаряемом лежит обязанность по фактическому принятию дара, то есть совершению действий, свидетельствующих о вступлении в права владения, пользования и распоряжения подаренным имуществом.

В данном случае из представленных по делу доказательств следует, что передачи имущества по договору как таковой не состоялось. Воронина в спорную квартиру не вселялась, расходов по ее содержанию не несла, т.е. фактически не вступала в пользование жилым помещением. Истица продолжает проживать по указанному адресу, несмотря на регистрацию права собственности ответчика на квартиру, и нести бремя содержания жилья.

Таким образом, после подписания договора дарения, его стороны не совершали действий по исполнению сделки. Данные обстоятельства правомерно расценены судом как отсутствие у сторон намерений исполнять совершенную сделку и как следствие создать ее правовые последствия. Как установлено по делу, подписывая договор дарения истица ввиду стечения тяжелых жизненных обстоятельств, а именно, необходимость в постоянном постороннем уходе по состоянию здоровья, утрате контактов с родственниками, рассчитывала на материальную помощь и уход со стороны ответчицы, не предполагала, что последняя может распорядиться ее квартирой, что является существенным для истицы, являющейся одиноким пожилым человеком нуждающимся в уходе, не имеющим другого жилья. Следует учесть, что договором дарения не предусмотрено сохранение за истицей права пользования данным жильем, т.е. договор дарения заключен на крайне невыгодных условиях для истицы условиях.

При указанных обстоятельствах, принимая во внимание состояние здоровья истца, преклонный возраст, юридическую неграмотность, заключение договора на крайне невыгодных условиях, что с учетом пояснений истца свидетельствует о фактическом несоответствии ее волеизъявления заключенному сторонами договору дарения, суд первой инстанции пришел к правильному выводу об обоснованности заявленных ею требований.

Личностные особенностями истицы в силу преклонного возраста, состояния здоровья и образовательнго уровня, а также отсутствием доказательств выражения истицей намерений подарить принадлежащую ей квартиру, лицу, не состоящему с ней в родстве, лишившись тем самым единственного жилья, отсутствия факта наступления правовые последствий, вытекающих из договора дарения, позволили суду придти к обоснованному выводу о наличии оснований к признанию заключенного между истцом и ответчиком Вороновой договора дарения, равно как и последующей совершенной Вороновой сделки со спорной квартирой, недействительными, с применением правовых последствий недействительности сделки.

В силу п. 6 ст. 178 ГПК РФ, если сделка признана недействительной как совершенная под влиянием заблуждения, соответственно применяются правила, предусмотренные пунктом ст. 167 настоящего Кодекса.

Согласно п. 2 ст. 167 ГПК РФ при недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке

Применяя названные нормы, суд привел стороны безвозмездной сделки в первоначальное положение, возвратив истцу право собственности на спорное имущество.

Решение суда не противоречит собранным по делу доказательствам и требованиям закона.

Разрешая заявление стороны ответчика о пропуске истицей срока исковой давности, суд пришел к правомерному выводу о наличии обстоятельств, позволяющих расценивать причины пропуска срока на подачу искового заявления уважительными.

На основании ст. 205 ГК РФ в исключительных случаях, когда суд признает уважительной причину пропуска срока исковой давности по обстоятельствам, связанным с личностью истца (тяжелая болезнь, беспомощное состояние, неграмотность и т.п.), нарушенное право гражданина подлежит защите. Причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев — в течение срока давности.

Поскольку на момент заключения договора истица находилась в преклонном возрасте, имела проблемы со здоровьем, была юридически неграмотна, рассчитывала на соответствующую помощь со стороны ответчика в оформлении документов, с учетом того, что фактически передача имущества не состоялась, истец продолжала проживать в спорной квартире, в которой до настоящего времени и проживает, данные обстоятельства в совокупности создавали неправильное представление у истицы о характере возникших между сторонами правоотношений, что повлекло пропуск срока исковой давности для обращения в суд в защиту своих прав. Обращение в суд Бубенчиковой В.Н. стало возможным после восстановления родственных отношений с внучкой.

Доводы апелляционной жалобы направлены на переоценку имеющихся по делу доказательств. Фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела, и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции, апелляционная жалоба ответчика не содержит. Выводы суда основаны на совокупности представленных по делу доказательств, которым судом была дана надлежащая оценка в соответствии со ст. 67 ГПК РФ. Оснований для иной оценки доказательств судебная коллегия не усматривает

Нарушений норм процессуального законодательства, влекущих отмену решения, судом не допущено.

Руководствуясь ст. 328 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА

Решение Центрального районного суда гор. Красноярска от 16 февраля 2015 года, оставить без изменения, апелляционную жалобу Ворониной Т.М., Семеновой Т.В.- без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Решение суда о признании договора дарения недействительным

РЕШЕНИЕ

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

16 июля 2014 года Ленинский районный суд г. Томска в составе:

председательствующего судьи: Юровского И.П.,

при секретаре: Маскалюк Н.Б.,

УСТАНОВИЛ:

В**** Л.С. обратилась в суд с иском к В**** Ю.П., указав, что она его встретила в г. Томске 16.06.2013 и через две недели между истцом и ответчиком был заключен договор дарения от 01.07.2013. Все это время ответчик проживал в квартире истца, устраивал скандалы, запугал истца физическими угрозами, подсыпал ей психотропные вещества, истец находилась в состоянии, как под действием гипноза. При заключении договора дарения истец считала, что ответчик будет ее содержать и оплачивать за квартиру, она будет на полном обеспечении ответчика. Также считала, что в дальнейшем квартира будет отремонтирована, ее сын будет перезахоронен и ему будет установлен памятник. Истец была запугана и боялась перечить ответчику, т.к. он угрожал ей ударом по голове, вследствие чего истец станет невменяемой. После заключения договора дарения ответчик выгонял истца из квартиры, применял к ней физическую силу, наносил телесные повреждения. Истец боялась ответчика. С 2011 года В**** Л.С. состоит на учете в ОГБУЗ ТКПБ, а с ДД.ММ.ГГГГ по ДД.ММ.ГГГГ она находилась на стационарном лечении в психоневрологическом диспансере. В 2011 году истца убили и она неадекватно отреагировала на его смерть, аДД.ММ.ГГГГ умерла мать истца. В настоящее время истец боится, что ее убьют, ее мышление паралогичное, статус депрессивно-бредовый, было рекомендовано решить вопрос о ее дееспособности и об опекунстве. Считает, что договор дарения от 01.07.2013 недействительный, т.к. истец воспринимала договор дарения как договор с пожизненным содержанием и была запугана ответчиком.

Просит суд признать договор дарения от 01.07.2013 недействительным в связи с тем, что сделка была совершена под влиянием обмана, угрозы и стечения тяжелых жизненных обстоятельств; прекратить право собственности в ЕГРП Томской области на В**** Ю.П. – квартиру, общей площадью кв.м, по адресу: , на этаже пятиэтажного кирпичного дома (регистрационный номер ).

В окончательном варианте исковых требований истец, ссылаясь на положения ст. 177 ГК РФ, просит признать договор дарения от 01.07.2013 как сделку, совершенную лицом, не способным понимать значение своих действий, недействительной; прекратить право собственности в ЕГРП Томской области на В**** Ю.П. – квартиру, общей площадью кв.м, по адресу: , на этаже пятиэтажного кирпичного дома (регистрационный номер ). Также истец просит взыскать с ответчика в свою пользу расходы по оплате государственной пошлины в размере руб., расходы по оплате экспертизы в размере руб., расходы по оплате услуг адвоката в размере <деньги изъяты>руб.

Истец В**** Л.С. в судебное заседание не явилась, о времени и месте рассмотрения дела извещена надлежащим образом.

Представитель истца В**** Ю.Е., действующий на основании доверенности 70 АА 0556346 от 20.02.2014, заявленные требования поддержал с учетом их уточнения.

Представитель истца Лобанов С.Н., действующий на основании ордера №30 от 30.04.2014, заявленные требования поддержал в полном объеме с учетом их уточнения и пояснил, что ответчик на связь с истцом не выходил, квартира им на сегодняшний момент не продана.

Ответчик В**** Ю.П. в судебное заседание не явился, о времени и месте рассмотрения дела судом извещался по всем известным суду адресам. Из телеграфного уведомления от 16.07.2014 следует, что ответчик по адресу: не проживает. Согласно полученному на судебный запрос объяснению от 11.07.2014 В**** Ю.П. по адресу: не проживает на протяжении 1,5 лет. Определением Ленинского районного суда г. Томска от 14.07.2014 в качестве представителя ответчику В**** Ю.П. назначен адвокат.

Представитель ответчика адвокат Шнейдер Н.М., действующая на основании ордера №14/3822 от 16.07.2014, в судебном заседании возражала против удовлетворения заявленных требований.

Суд считает возможным рассмотреть дело в отсутствие неявившихся лиц.

Заслушав стороны, исследовав письменные доказательства по делу, суд считает исковые требования подлежащими частичному удовлетворению по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 420 ГК РФ договором признается соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей.

Согласно ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена настоящим Кодексом, законом или добровольно принятым обязательством. Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами (статья 422).

Из положений ст. 431 ГК РФ следует, что при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Согласно ст. 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

В силу ст.ст. 209, 218, 219 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом. Право собственности на новую вещь, изготовленную или созданную лицом для себя с соблюдением закона и иных правовых актов, приобретается этим лицом. Право собственности на здания, сооружения и другое вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает с момента такой регистрации.

Пунктом 2 статьи 218 ГК РФ предусмотрено, что право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении имущества.

В соответствии со ст. 223 ГК РФ право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором. В случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом.

Согласно п. 1 статьи 131 ГК РФ право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре органами, осуществляющими государственную регистрацию прав на недвижимость и сделок с ней. Регистрации подлежат: право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения, право постоянного пользования, ипотека, сервитуты, а также иные права в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными законами.

Согласно ч. 1 ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

В соответствии со ст. 574 ГК РФ дарение, сопровождаемое передачей дара одаряемому, может быть совершено устно, за исключением случаев, предусмотренных п. 2 и 3 настоящей статьи. Передача дара осуществляется посредством его вручения, символической передачи (вручение ключей и т.п.) либо вручения правоустанавливающих документов. Договор дарения недвижимого имущества подлежит государственной регистрации.

Как следует из материалов дела, между В**** Л.С. и В**** Ю.П. 01 июля 2013 года был заключен договор о дарении квартиры (без обременений), согласно которому истец безвозмездно передала в собственность ответчику жилое помещение (квартиру) в многоквартирном доме, находящемся по адресу: , общей площадью кв.м, состоящую из комнаты, расположенную на этаже кирпичного пятиэтажного дома, принадлежащую истцу на праве собственности. Согласно акту приема-передачи жилого помещения от 01 июля 2013 года, истец передала, а ответчик принял вышеуказанное жилое помещение.

Свидетельством о государственной регистрации права , выданным 17.07.2013 и выпиской из ЕГРП от 11.04.2014 подтверждается, что собственником спорного помещения в настоящее время является ответчик В**** Ю.П.

Из справки ООО «УК Ремстройбыт» от 13.03.2014 следует, что в квартире по адресу: с 27.09.2005 зарегистрирована В**** Л.С.

Согласно ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В силу положений ст. 177 ГК РФ сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Из искового заявления, дополнений к нему и пояснений представителей истца следует, что истец при заключении договора дарения не была способна понимать значение своих действий.

Согласно заключению амбулаторной судебной комплексной психолого — психиатрической экспертной комиссии от 11.06.2014, назначенной определением Ленинского районного суда г. Томска от 08.05.2014 по ходатайству стороны истца, В**** Л.С. страдает . Настоящее психиатрическое обследование также выявило у В**** Л.С. . Выявленные в психике В**** Л.С. изменения и лишали ее в момент подписания договора дарения от 01 июля 2013 года способности понимать значение своих действий и руководить ими.

В соответствии с п. 3 ст. 177 ГК РФ, если сделка признана недействительной на основании настоящей статьи, соответственно, применяются правила, предусмотренные абзацами вторым и третьим п. 1 ст. 171 настоящего Кодекса.

В силу положений обз. 2 и 3 п. 1 ст. 171 ГК РФ каждая из сторон такой сделки обязана возвратить другой все полученное в натуре, а при невозможности возвратить полученное в натуре — возместить его стоимость. Дееспособная сторона обязана, кроме того, возместить другой стороне понесенный ею реальный ущерб, если дееспособная сторона знала или должна была знать о недееспособности другой стороны.

Основанием признания совершенной сторонами сделки дарения квартиры недействительной истец указывает ст. 177 ГК РФ.

Дав оценку вышеуказанным обстоятельствам, представленным доказательствам, и, установив, что при заключении договора дарения от 01 июля 2013 года В**** Л.С. не понимала значение своих действий и не могла ими руководить, суд приходит к выводу об удовлетворении требований истца о признании договора дарения от 01 июля 2013 года как сделку, совершенную гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, недействительной.

Согласно п. 1 ст. 166 ГК РФ сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

В силу п. 2 ст. 166 ГК РФ требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.

В соответствии с п. 1 и п. 2 ст. 167 ГК РФ недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах — если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

На основании ст. 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В соответствии со ст. 578 ГК РФ в случае отмены дарения одаряемый обязан возвратить подаренную вещь, если она сохранилась в натуре к моменту отмены дарения.

Признав договор дарения спорного имущества от 01 июля 2013 года недействительным, суд полагает, что требование истца о прекращении права собственности в ЕГРП Томской области на Валуева Ю.П. – квартиру, общей площадью кв.м, по адресу: на этаже пятиэтажного кирпичного дома (регистрационный номер ) также подлежит удовлетворению.

Решение является основанием для прекращения записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним о регистрации права собственности Валуева Ю.П. на квартиру, расположенную по адресу: , и восстановлении записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним о регистрации права собственности Волчак Л.С. на квартиру, расположенную по адресу: .

В соответствии со ст. 98 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, суд присуждает возместить с другой стороны понесенные по делу судебные расходы пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований. В случае если иск удовлетворен частично, судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований.

Согласно ч. 1 ст. 88 ГПК РФ судебные расходы состоят из государственной пошлины и издержек, связанных с рассмотрением дела.

К издержкам, связанным с рассмотрением дела, относятся расходы на оплату услуг представителей (ст. 94 ГПК РФ).

Истцом заявлено требование о возмещении расходов, связанных с оказанием юридических услуг, в размере рублей, что подтверждается квитанцией к приходному кассовому ордеру от 29.04.2014 на сумму рублей.

В соответствии со ст. 100 ГПК РФ стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству, суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах.

Принимая во внимание сложность дела, характер спорных правоотношений, объем выполненной работы, а также требования разумности и справедливости, суд считает необходимым взыскать с ответчика в пользу истца в счет возмещения расходов на оплату услуг представителя сумму в размере рублей.

Истцом понесены также расходы по оплате амбулаторной судебной комплексной психолого-психиатрической экспертизы в размере рублей, что подтверждается договором на оказание медицинских услуг от 11 июня 2014 года, актом от 11.06.2014 к указанному договору и кассовым чеком от 11.06.2014 на сумму рублей. Данные расходы также подлежат взысканию с ответчика в пользу истца.

В силу ст. 98 ГПК РФ с ответчика в пользу истца подлежат взысканию расходы по уплате государственной пошлины в размере рублей.

На основании вышеизложенного,руководствуясьст.ст. 196-199, 193 ГПК РФ, суд

РЕШИЛ :

Решение является основанием для прекращения записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним о регистрации права собственности В**** Ю.П. на квартиру, расположенную по адресу: , и восстановлении записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним о регистрации права собственности В**** Л.С. на квартиру, расположенную по адресу: .

Взыскать с В**** Ю.П. в пользу В**** Л.С. расходы на оплату услуг представителя в размере рублей, расходы по оплате государственной пошлины в размере рублей, расходы по оплате судебной экспертизы в размере рублей.

Решение может быть обжаловано в Томский областной суд через Ленинский районный суд г. Томска в течение месяца со дня принятия решения суда в окончательной форме.

Председательствующий: И.П. Юровский

Секретарь: Н.Б. Маскалюк

11 октября 2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Курганского областного суда от 14 апреля 2015 г. по делу N 33-777/2015

Судебная коллегия по гражданским делам Курганского областного суда в составе:

судьи — председательствующего Софиной И.М.,

судей Шарыповой Н.В., Фроловой Ж.А.,

при секретаре судебного заседания Адамовой К.И.

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Кургане 14 апреля 2015 года гражданское дело по исковому заявлению Холмирзаева М. к Халмирзаевой З.М. о признании договора дарения недействительным, применении последствий недействительности сделки

по апелляционной жалобе Халмирзаевой З.М. на решение Курганского городского суда Курганской области от 19 ноября 2014 года, которым постановлено:

«Восстановить Холмирзаеву М. срок исковой давности для обращения в суд с требованиями о признании договора дарения недействительным, применении последствий недействительности сделки.

Исковые требования Холмирзаева М. к Халмирзаевой З.М. о признании договора дарения недействительным, применении последствий недействительности сделки, удовлетворить.

Применить последствия недействительности сделки.

Прекратить право собственности на » … » долю жилого дома (литера » … «) по адресу «адрес» Халмирзаевой З.М..

Признать право собственности на » … » долю жилого дома (литера » … «) по адресу г. «адрес» за Холмирзаевым М.

Взыскать с Халмирзаевой З.М. в пользу Холмирзаева М. расходы по оплате госпошлины в сумме » … «. » … «

Взыскать с Халмирзаевой З.М. в доход бюджета муниципального образования город Курган государственную пошлину в размере » … «

Заслушав доклад судьи Фроловой Ж.А., объяснения ответчика Халмирзаевой З.М., ее представителя ФИО8, истца Холмирзаева М., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Холмирзаев М. обратился в суд с иском к Халмирзаевой З.М. о признании договора дарения недействительным, применении последствий недействительности сделки.

В обоснование исковых требований с учетом последующих изменений указывал, что » … » подарил своей дочери Халмирзаевой З.М. принадлежащую ему на праве собственности » … » долю жилого дома (литер » … «), расположенного по адресу: «адрес». В соответствии с п. 5 указанного договора за ним сохранено право проживания в доме. На момент совершения сделки ему исполнился » … » год, он является инвалидом » … » группы (бессрочно), нуждается в посторонней помощи. Указывал, что при заключении договора дарения заблуждался относительно природы данной сделки, полагал, что ответчик будет осуществлять за ним уход, станет собственником » … » доли жилого дома только после его смерти. Ответчик делает невозможным его проживание в спорном доме: кричит на него, скандалит, оскорбляет нецензурной бранью, разбивает его посуду. Халмирзаева З.М. не оказывает ему помощи, запрещает посторонним людям ухаживать за ним. Несмотря на переход права собственности, фактически договор дарения не исполнен, поскольку он до сих пор несет бремя содержания недвижимого имущества, оплачивает налог на имущество. Ответчик в спорное жилое помещение не вселялась, бремя содержания полученного в дар имущества не несет. Таким образом, фактически передача имущества одаряемой не состоялась.

В судебном заседании истец Холмирзаев М., его представитель ФИО7, действующая на основании ордера, на удовлетворении заявленных требований настаивали. Просили восстановить срок исковой давности.

Представитель ответчика Халмирзаевой З.М. — ФИО8, действующий на основании доверенности, с исковыми требованиями не согласился, полагал, что оснований для признания договора дарения недействительным не имеется, заявил ходатайство о применении к требованиям Холмирзаева М. срока исковой давности. Пояснял также, что Халмирзаева З.М. несет бремя содержания подаренного имущества.

Представители третьих лиц Управления Росреестра по Курганской области, УФМС России по Курганской области в судебное заседание не явились. Представитель Управления Росреестра по Курганской области просил рассмотреть дело в его отсутствие.

Судом постановлено изложенное выше решение.

В апелляционной жалобе Халмирзаева З.М. просит решение Курганского городского суда Курганской области от 19.11.2014 отменить и принять новый судебный акт об отказе в удовлетворении заявленных требований.

В обоснование жалобы указывает, что у суда не было оснований для восстановления срока исковой давности. В качестве основания для восстановления срока исковой давности истец указывал, что узнал о нарушении своего права в » … » в то время как из протокола судебного заседания от » … » следует, что истец узнал о нарушенном праве в » … «. Считает, что истец заблуждался относительно мотива сделка, а не ее существа. Договор дарения подписан истцом собственноручно, оснований полагать, что выполняя подпись на документе, истец не был ознакомлен с его содержанием, не имеется. Истец принимал участие в государственной регистрации сделки, собственноручно подписал заявление о передаче документов для государственной регистрации, самостоятельно определил стоимость имущества в договоре. Полагает, что преклонный возраст истца, наличие у него заболеваний не могут являться доказательствами заблуждения относительно природы договора дарения, поскольку в ходе судебного заседания истец пояснял, что он образованный, много лет работал в вооруженных силах на офицерских должностях, подарил » … » долю жилого дома дочери добровольно по собственной инициативе, осознавал последствия сделки. Заблуждение относительно последующего поведения одаряемого по отношению к дарителю не предусмотрено законом в качестве основания для признания договора дарения недействительным в силу ст. 178 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ). Судом удовлетворены требования истца только на основании родственных отношений, исходя из того, что ответчик обязана ухаживать за истцом, однако родственные отношения регулируются Семейным кодексом Российской Федерации (далее — СК РФ), а не гражданским законодательством.

В возражениях на апелляционную жалобу Холмирзаев М. выражает согласие с постановленным судом решением, в удовлетворении апелляционной жалобы просит отказать.

В суде апелляционной инстанции ответчик Халмирзаева З.М. и ее представитель ФИО8 на удовлетворении жалобы настаивали.

Истец Холмирзаев М. против удовлетворения жалобы возражал, пояснил, что при заключении договора понимал значение и последствия своих действий, желал заключить договор дарения жилого дома. В дальнейшем отношений с дочерью ухудшились, он передумал, не желает дарить ей дом, не хочет, чтобы она была собственником дома.

Представители третьих лиц Управления Росреестра по Курганской области, УФМС России по Курганской области, извещенные надлежащим образом о времени и месте рассмотрения дела в апелляционном порядке, в судебное заседание не явились, в связи с чем на основании ст.ст. 167, 327 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее — ГПК РФ) судебная коллегия находит возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, возражений на жалобу, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене в связи с неправильным применением норм материального права (п. 4 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ).

Согласно п. 2 ст. 218 ГК РФ право собственности на имущество, которое имеет собственника, может быть приобретено другим лицом на основании договора купли-продажи, мены, дарения или иной сделки об отчуждении этого имущества.

В соответствии с п. 1 ст. 572 ГК РФ по договору дарения одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность либо имущественное право (требование) к себе или к третьему лицу либо освобождает или обязуется освободить ее от имущественной обязанности перед собой или перед третьим лицом.

» … » Холмирзаев М. подарил своей дочери Халмирзаевой З.М. принадлежащую ему долю жилого дома (л.д. 9).

» … » Управлением Федеральной регистрационной службы по Курганской области произведена государственная регистрация договора дарения и переход права собственности на жилой дом по «адрес» к приобретателю — Халмирзаевой З.М. (л.д. 30).

В соответствии с п. 5 договора дарения за истцом сохранено право проживания в доме.

Предъявляя исковые требования о признании договора дарения от » … «, недействительным, Холмирзаев М. ссылался на совершение указанной сделки под влиянием заблуждения: считал, что ответчик будет осуществлять за ним уход и станет собственником дома только после его смерти. Оформляя договор дарения, истец полагал, что выражает свою волю (согласие) на отчуждение имущества с обязательным условием его проживания и содержания ответчиком, включая обеспечение надлежащего ухода за ним в течение жизни. Истец желал распорядиться имуществом с целью получения постороннего ухода и заблуждался относительно безвозмездного характера сделки.

Удовлетворяя исковые требования, суд первой инстанции исходил из наличия предусмотренных законом оснований для признания договора дарения от » … » недействительным в силу ст. 178 ГК РФ, поскольку он был заключен Холмирзаевым М. под влиянием заблуждения.

Судебная коллегия не может согласиться с данным выводом суда первой инстанции по следующим основаниям.

Согласно п. 2 ст. 1 ГК РФ, граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора.

В соответствии со ст. 421 ГК РФ граждане и юридические лица свободны в заключение договора.

Предусмотренная законом свобода договора означает, что граждане и юридические лица самостоятельно решают, с кем и какие договоры заключать, и свободно согласовывают их условия.

В силу ст. 166 ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент заключения договора дарения) сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом. Суд вправе применить такие последствия по собственной инициативе.

На основании ст. 167 ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент заключения договора дарении) недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах — если иные последствия недействительности сделки не предусмотрены законом.

В соответствии с п.п. 1, 2 ст. 178 ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент заключения договора дарения) сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения. Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

По смыслу приведенных положений ст. 178 ГК РФ, сделка может быть признана недействительной, если выраженная в ней воля участника сделки неправильно сложилась вследствие заблуждения, и поэтому сделка влечет иные последствия, а не те, которые он имел в виду в действительности, правовые последствия, то есть волеизъявление участника сделки не соответствует его действительной воле. Так, существенным является заблуждение относительно природы сделки, то есть совокупности свойств (признаков, условий), характеризующих ее сущность.

С учетом заявленных истцом требований и их обоснованием юридически значимым обстоятельством являлось выяснение вопроса о том, понимал ли истец Холмирзаев М. сущность сделки дарения, в частности, утрату им права собственности на » … » доли жилого дома без какого-либо возмещения с другой стороны.

Из текста договора дарения от » … » усматривается, что сторонами согласованы все его существенные условия, четко выражены его предмет и воля сторон, договор дарения подписан истцом собственноручно, оснований полагать, что выполняя подпись на документе, истец не был ознакомлен с его содержанием, не имеется. Изложенный в договоре дарения текст является ясным, однозначным, исключает многозначное толкование.

В судебном заседании суда апелляционной инстанции истец Холмирзаев М. пояснил, что при заключении договора дарения он осознавал значение своих действий, понимал, что отчуждает принадлежащую ему » … » доли жилого дома в пользу своей дочери Халмирзаевой З.М. безвозмездно. После заключения договора в связи с ухудшением отношений с дочерью передумал передавать ей в дар спорное имущество.

Изложенное свидетельствует, что на момент заключения оспариваемого договора волеизъявление Холмирзаева М., выразившееся в оформлении договора дарения, полностью соответствовало его намерению безвозмездно передать дочери Халмирзаевой З.М. без встречных условий » … » доли жилого «адрес». Последующее изменение истцом своего решения не является основанием для признания недействительным заключенного договора по мотиву заблуждения.

Доводы истца о том, что он заблуждался относительно существа сделки, поскольку полагал, что в будущем ответчик будет оказывать ему помощь и содержание, судебной коллегией не могут быть приняты во внимание, поскольку договор дарения не содержит встречного обязательства ответчика по осуществлению ухода за истцом. К тому же, по смыслу ст. 178 ГК РФ заблуждение относительно мотивов сделки не имеет правового значения.

Ссылки истца на наличие инвалидности, преклонный возраст, состояние здоровья, особенности личности также не являются основанием для удовлетворения иска, поскольку не подтверждают заблуждение истца относительно природы сделки. Более того, данные доводы опровергаются пояснениями самого Холмирзаева М., данными в суде апелляционной инстанции.

Кроме того, из совокупности действий истца, сопряженных с отчуждением спорного дома: подписание договора дарения, обращение в Управление Росреестра по Курганской области, подписание заявления и передача документов на государственную регистрацию, оплата государственной пошлины за совершение регистрационных действий, не усматривается наличие заблуждения в отношении существа сделки (дело правоустанавливающих документов — л.д. 22-31).

Доводы Холмирзаева М. о том, что оспариваемый договор дарения не повлек для его сторон никаких правовых последствий и фактически сторонами не исполнен, судебная коллегия находит неубедительным.

В соответствии с п. 1 ст. 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Исходя из смысла данной нормы права, для признания сделки мнимой необходимо установить, что на момент совершения сделки стороны не намеревались создать соответствующие условиям этой сделки правовые последствия, характерные для сделок указанного вида. При этом обязательным условием признания сделки мнимой является порочность воли каждой из ее сторон. Мнимая сделка не порождает никаких правовых последствий и, совершая мнимую сделку, стороны не имеют намерений ее исполнять либо требовать ее исполнения.

Между тем материалы гражданского дела и пояснения сторон свидетельствуют о том, что действия дарителя и одаряемого при заключении договора были направлены на достижение конкретного результата — переход права собственности на » … » долю жилого «адрес» от Холмирзаева М. к Халмирзаевой З.М. Договор дарения и переход права собственности зарегистрированы в установленном законом порядке на основании заявлений сторон договора. После заключения сделки ответчик осуществляет правомочия собственника спорного имущества: несет бремя его содержания, производит его улучшения.

При таких обстоятельствах ссылки Холмирзаева М. на мнимость договора дарения представляются надуманными.

Учитывая, что истцом не представлено доказательств совершения договора дарения жилого дома под влиянием заблуждения, в том смысле, как это предусмотрено ст. 178 ГК РФ, доказательств отсутствия его воли на совершение сделки дарения либо того, что воля сформировалась под влиянием факторов, нарушающих нормальный процесс такого формирования, а также доказательств мнимости сделки, у суда первой инстанции не было оснований для удовлетворения иска.

В соответствии со ст. 181 ГК РФ (в редакции, действовавшей на момент заключения договора) срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки. Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

В силу п. 2 ст. 199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

С момента заключения оспариваемого договора дарения ( » … «) и до обращения Холмирзаева М. в суд ( » … «) прошло более четырех лет.

Восстанавливая Холмирзаеву М. срок исковой давности для оспаривания договора дарения, суд констатировал, что данный срок не пропущен.

С таким выводом суда нельзя согласиться, поскольку он противоречив и сделан без учета вышеприведенных обстоятельств дела и пояснений самого истца.

По мнению судебной коллегии срок исковой давности для оспаривания договора дарения » … » доли жилого дома, как по основанию заблуждения (оспоримая сделка), так и по основанию мнимости (ничтожная сделка) Холмирзаевым М. пропущен, что является самостоятельным основанием для отказа в иске. При этом никаких уважительных причин пропуска срока, которые могли бы служить основанием для его восстановления, истцом не приведено.

Допущенные судом при рассмотрении дела нарушения норм материального права являются существенными, повлиявшими на исход дела. Поэтому состоявшееся судебное постановление нельзя признать законным, оно подлежит отмене с вынесением нового решения об отказе в удовлетворении исковых требований.

Руководствуясь ст.ст. 328-330 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Курганского городского суда Курганской области от 19 ноября 2014 года отменить, в удовлетворении исковых требований Холмирзаева М. к Халмирзаевой З.М. о признании недействительным договора дарения » … » доли жилого дома (литер » … «), находящегося по адресу: «адрес», заключенного » … «, применении последствий недействительности сделки отказать.

Судья-председательствующий

Судьи:

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *