Признание договора приватизации недействительным

Содержание

Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 30.05.2017 N 18-КГ17-17

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 30 мая 2017 г. N 18-КГ17-17

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Кликушина А.А.

судей Назаренко Т.Н. и Рыженкова А.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Близниченко В.И. к Близниченко О.И., Близниченко Т.В., Дубининой Л.Ф., Евсину М.В., администрации муниципального образования г. Краснодар о признании недействительной сделки приватизации жилого помещения и применении последствий недействительности сделки,

по кассационной жалобе Близниченко О.И., Близниченко Т.В., Евсина М.В., Дубининой Л.Ф. на решение Прикубанского районного суда г. Краснодара от 18 августа 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 12 ноября 2015 г.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А., выслушав объяснения представителя Дубининой Л.Ф. и Близниченко О.И. — Кругловой Е.С., поддержавшей доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

установила:

Близниченко В.И. обратился в суд с иском к Близниченко О.И., Близниченко Т.В., Дубининой Л.Ф., Евсину М.В., администрации муниципального образования г. Краснодар о признании недействительной сделки приватизации жилого помещения и применении последствий недействительности сделки. В обоснование иска Близниченко В.И. указал, что 10 февраля 1995 г. между ним и Близниченко О.И. зарегистрирован брак. Семья истца, состоящая из пяти человек (с учетом истца и ответчиков) проживала и была зарегистрирована в квартире, находящейся по адресу: <…>. В 2007 году квартира по указанному адресу попала под программу «снос ветхого жилья». С учетом всех зарегистрированных в квартире лиц, для переселения по договору социального найма выделена квартира, находящаяся по адресу: <…>. В 2009 году супруга истца Близниченко О.И. занялась приватизацией квартиры и Близниченко В.И., полностью доверяя своей супруге, подписал документы, не вникая в их смысл. При этом истец был уверен, что приватизация занимаемого жилого помещения распространяется и на него, так как квартиру его семья получала с учетом него. В 2015 году семейные отношения испортились и Близниченко О.И. подано заявление о расторжении брака с истцом. Тогда, по утверждению Близниченко В.И., ему и стало известно о том, что он не включен в договор приватизации спорной квартиры. В связи с тем, что его право на приватизацию квартиры было нарушено, истец, с учетом уточненных требований, просил суд признать сделку приватизации спорной квартиры частично недействительной и признать за ним право собственности на 1/5 доли спорной квартиры.

Решением Прикубанского районного суда г. Краснодара от 18 августа 2015 г. иск Близниченко В.И. удовлетворен.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 12 ноября 2015 г. решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации Кликушина А.А. от 24 апреля 2017 г. кассационная жалоба передана с делом для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что имеются основания для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При вынесении оспариваемых судебных постановлений такие нарушения норм материального и процессуального права допущены судами первой и апелляционной инстанций.

Все указанные выше лица 18 сентября 2007 г. зарегистрированы в предоставленном жилом помещении (л.д. 36).

20 августа 2008 г. с Дубининой Л.Ф. заключен типовой договор социального найма спорного жилого помещения с включением в него всех названных членов ее семьи (л.д. 32).

27 января 2009 г. Близниченко В.И. дал нотариально заверенное согласие на передачу в общую долевую собственность всех членов своей семьи (ответчиков по делу) спорной квартиры, отказавшись от права приватизации занимаемого жилого помещения (л.д. 27).

По договору от 17 марта 2009 г. администрация муниципального образования г. Краснодара передала спорную квартиру в общую долевую собственность ответчиков (л.д. 25).

19 мая 2009 г. ответчикам выданы свидетельства о государственной регистрации права собственности на спорную квартиру (на 1/4 доли в праве общей долевой собственности у каждого) — (л.д. 28, 29, 30, 31).

Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования Близниченко В.И., суд исходил из того, что при заключении договора о передаче в общую долевую собственность спорной квартиры нарушено право истца на приватизацию, выразившееся в умышленном введении его в заблуждение относительно правовых последствий отказа от приватизации, в результате чего он был лишен права на жилое помещение. При этом суд указал на то, что срок исковой давности, о применении которого было заявлено ответчиками, Близниченко В.И. не пропущен, поскольку о нарушении своего права ему стало известно лишь в 2015 году.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами суда первой инстанции.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что с выводами судебных инстанций нельзя согласиться по следующим основаниям.

В соответствии с частью 1 статья 195 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации решение должно быть законным и обоснованным.

В силу части 4 статьи 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом, доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах, доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства, законы, которыми руководствовался суд.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 2 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 19 декабря 2003 г. N 23 «О судебном решении», решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59 — 61, 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов (пункт 3 постановления Пленума).

В соответствии с частями 1 и 2 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Однако при вынесении судом решения указанные выше требования закона соблюдены не были.

В силу пункта 1 статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка, совершенная под влиянием заблуждения, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения, если заблуждение было настолько существенным, что эта сторона, разумно и объективно оценивая ситуацию, не совершила бы сделку, если бы знала о действительном положении дел.

Из материалов дела следует, что Близниченко В.И. 27 января 2009 г. дано нотариально заверенное согласие на передачу в общую долевую собственность всех членов своей семьи (ответчиков по делу) спорной квартиры с отказом от права приватизации занимаемого жилого помещения (л.д. 27).

При этом в пункте 3 данного согласия указано, что содержание статей 177 — 179 Гражданского кодекса Российской Федерации Близниченко В.И. разъяснено, в связи с чем им заявлено, что настоящее согласие он дает добровольно, понимает значение своих действий, руководит ими, не признан ограниченно или недееспособным, также нотариусом ему разъяснено содержание ст. ст. 217, 218 Гражданского кодекса Российской Федерации. Также указано, что текст согласия нотариусом прочитан вслух и соответствует волеизъявлению истца.

Указанное согласие от 27 января 2009 г. подписано Близниченко В.И. собственноручно и не оспаривалось им в установленном законом порядке.

Обращаясь в суд с иском, Близниченко В.И. ссылался на то, что был введен в заблуждение относительно подписываемого документа, в связи с чем он был лишен возможности осознавать последствия передачи квартиры в собственность ответчиков в порядке приватизации, а также об обстоятельствах, влекущих нарушение его прав.

Согласно статье 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Однако доказательств, подтверждающих эти обстоятельства, Близниченко В.И. в нарушение статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации представлено не было, в материалах дела таких сведений не содержится.

Суд, признавая договор приватизации недействительным, в нарушение части 4 статьи 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не привел мотивов, по которым пришел к такому выводу, вопрос об обстоятельствах заблуждения истца при заключении оспариваемого договора о передаче в порядке приватизации квартиры, с учетом заявленных Близниченко В.И. исковых требований в контексте положений пункта 1 статьи 178 Гражданского кодекса Российской Федерации судом не выяснялся, в связи с чем постановил решение, основанное лишь на доводах истца.

Обстоятельства, на которые Близниченко В.И. ссылался в обоснование иска, суд не проверил, не определил их в качестве юридически значимых, они не вошли в предмет доказывания и остались без правовой оценки суда.

В соответствии со статьей 195 Гражданского кодекса Российской Федерации исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

На основании пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

В пункте 10 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 сентября 2015 г. N 43 (в ред. от 7 февраля 2017 г.) «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» разъяснено, что в соответствии с пунктом 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации исковая давность применяется только по заявлению стороны в споре, которая в силу положений статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации несет бремя доказывания обстоятельств, свидетельствующих об истечении срока исковой давности.

В силу пункта 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179 кодекса), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Как видно из дела, оспариваемый истцом договор передачи спорной квартиры в собственность в порядке приватизации был заключен 17 марта 2009 г., в суд с настоящим иском Близниченко В.И. обратился 27 июля 2015 г.

Заявляя о применении последствий пропуска срока исковой давности (л.д. 24, 62), ответчики указывали на то, что истец знал об оспариваемой сделке, заключенной между администрацией муниципального образования г. Краснодара и ответчиками 17 марта 2009 г., еще в 2009 году, когда им было дано нотариальное согласие на совершение данной сделки, последствия которого ему были разъяснены и понятны, в связи с чем срок для обращения в суд с данным иском им пропущен.

Суд, признавая доводы ответчиков о пропуске истцом срока для обращения в суд несостоятельными, сослался на то, что истец узнал о приватизации квартиры в 2015 году, когда он обратился в управляющую компанию за получением выписки на квартиру, в связи с чем срок исковой давности Близниченко В.И. не пропустил.

Однако доводы ответчиков о том, что истец знал об оспариваемой сделке еще в 2009 году, суд оставил без исследования и правовой оценки, тогда как от установления данного обстоятельства зависело применение срока исковой давности по требованиям Близниченко В.И.

Кроме того, судебными инстанциями не учтены положения пункта 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому течение срока исковой давности начинается не только со дня, когда истец узнал, но и когда должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Таким образом, вывод суда об отсутствии оснований для применения пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации к заявленным требованиям Близниченко В.И. является преждевременным.

С учетом изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит, что допущенные судами первой и апелляционной инстанций нарушения норм материального и процессуального права являются существенными, они повлияли на исход дела и без их устранения невозможны восстановление и защита нарушенных прав и законных интересов Близниченко О.И., Близниченко Т.В., Евсина М.В., Дубининой Л.Ф., в связи с чем решение Прикубанского районного суда г. Краснодара от 18 августа 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 12 ноября 2015 г. нельзя признать законными, они подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное, определить характер правоотношений сторон и разрешить спор в соответствии с установленными по делу обстоятельствами и требованиями закона.

Руководствуясь статьями 387, 388, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

определила:

решение Прикубанского районного суда г. Краснодара от 18 августа 2015 г. и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 12 ноября 2015 г. отменить, направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Основания для признания приватизации недействительной

Основания для признания приватизации недействительной установлены гражданским законодательством, поскольку на приватизационную сделку в полном объеме распространяются нормы Гражданского кодекса. В представленном материале можно узнать, какие обстоятельства позволят оспорить приватизацию, а каков порядок признания недействительности указанной сделки.

Что это такое

Порядок участия в приватизации регламентирован нормами Закона № 1541-1 и подразумевает безвозмездное переоформление прав на жилое помещение в пользу нанимателей. Приватизация рассматривается как особая форма сделки и характеризуется следующими особенностями:

  • передача жилья в собственность осуществляется на безвозмездной основе, т.е. наниматели не должны выплачивать стоимость передаваемого объекта;
  • в приватизационной сделке имеют право участвовать все наниматели жилого помещения, в том числе временно отсутствующие граждане, если они не утратили право пользования квартирой;
  • участие в программе приватизации является добровольным и однократным, повторное переоформление прав на жилье разрешается только для несовершеннолетних граждан.

Поскольку приватизация является безвозмездной сделкой, на нее распространяются условия об оспаривании и признании недействительной, зафиксированные в Гражданском кодексе РФ.

Общим правилом, позволяющим заинтересованным лицам и уполномоченным органам рассчитывать на оспаривание приватизационной сделки и признания ее недействительной, является нарушение законодательства. Гражданский кодекс РФ содержит перечень конкретных оснований, по которым допускается признание сделок недействительным, каждое из них связано с нарушением закона.

Основания для признания недействительности

Оспаривание любых гражданско-правовых сделок по причине нарушения закона будет осуществляться по различным правилам, в зависимости следующих признаков недействительности:

  • оспоримость – для признания недействительности в суд должно быть предъявлено требование заинтересованного лица, чьи права нарушены;
  • ничтожность – сделка признается недействительной с момента ее совершения, вне зависимости от обращения в суд (однако для наступления последствий недействительности все равно потребуется судебный акт).

Указанные базовые принципы зафиксированы в статье 166 ГК РФ и будут применяться для оспаривания итогов приватизации.

Из всего перечня оснований, регламентированных ст. ст. 166-179 ГК РФ, для признания недействительности приватизационной сделки практическое значение будут иметь следующие обстоятельства:

  • если при участии в программе приватизации нарушены права нанимателей, в том числе из состава участников незаконно исключены несовершеннолетние дети;
  • если субъект, оформлявший право собственности на жилое помещение, не обладал надлежащими полномочиями, в том числе был недееспособным или ограниченно дееспособным;
  • если приватизационная сделка была совершена под влиянием заблуждения, вследствие тяжелого материального положения, или помимо своей воли (под угрозой насилия и т.д.).

В каждом из указанных случаев заинтересованному лицу придется доказывать основания для обращения в суд о признании недействительности сделки.

Недействительность при нарушениях, связанных с участием граждан в приватизации

Поскольку Закон РФ № 1541-1 содержит точные и однозначные требования о составе лиц, имеющих право на участие в программе приватизации, любое нарушение этих правил будет являться основанием для обращения в судебные органы. Типичными примерами таких нарушений являются:

  • исключение из состава собственников несовершеннолетних граждан, имеющих право пользования квартирой и постоянно в ней зарегистрированных;
  • незаконное лишение права на приватизацию граждан, не проживающих в квартире, но сохраняющих право постоянного пользования (например, к таким лицам относятся субъекты, отбывающие наказание в виде лишения свободы);
  • неправомерное участие в приватизации граждан, ранее использовавших данное право.

Обратите внимание! В качестве заинтересованного лица, имеющего право на обращение в суд, могут выступать не только граждане, но и уполномоченные государственные органы. Например, при защите интересов несовершеннолетних граждан правом на оспаривание сделки обладают органы опеки и попечительства, а также прокурор.

Исключение из состава будущих собственников несовершеннолетних детей допускается только с согласия органов опеки. На практике, такое согласие можно получить только при распоряжении жильем, оформление приватизационного договора без участия детей-нанимателей не допускается.

Если граждане временно отсутствуют в жилом помещении, но не потеряли право на постоянное пользование жильем, учет их мнения в процессе приватизационной сделки является обязательным. В этом случае возможны следующие варианты развития событий:

  • отсутствующий гражданин имеет право оформить право собственности даже без личного участия путем выдачи нотариальной доверенности;
  • путем согласия на приватизацию иных жильцов квартиры без оформления на него права собственности (такой отказ от участия в приватизации также должен удостоверяться нотариусом).

Если отсутствующий гражданин не оформил доверенность или отказ от участия в приватизационной сделке, передача права собственности на иных жильцов будет являться незаконным. В этом случае для признания сделки недействительной нужно обратиться в суд.

Еще одним основанием для оспаривания будут являться случаи повторного участия в приватизации лицами, ранее использовавшими это право. Правом на обращение в суд для признания недействительности сделки будут обладать уполномоченные государственные или муниципальные органы (например, муниципальные учреждения по управлению имуществом).

Недействительность при нарушениях, связанных с недееспособностью или отсутствием полномочий

Оформление документов на приватизацию ненадлежащим лицом также является прямым нарушением закона. К числу таких случаев относятся:

  • подпись документов несовершеннолетними гражданами без согласия законных представителей (для лиц младше 14 лет самостоятельное подписание документов вообще не допускается);
  • оформление приватизационных документов представителем, не имеющим надлежащую доверенность (например, с истекшим сроком действия, не удостоверенной нотариусом и т.д.);
  • участие в приватизации и подписание документов недееспособных или ограниченно дееспособных субъектов (в их состав входят и несовершеннолетние дети).

Выявление указанных фактов может происходить как в результате проверок уполномоченных государственных и муниципальных органов, так и гражданами, чьи права были нарушены в результате сделки.

Типичным примером такого нарушения являются случаи оформления приватизации субъектами, имеющими психические расстройства и иные аналогичные заболевания, не позволяющими осознать суть происходящей сделки. За таких лиц все юридически значимые действия могут выполнять только законные представители (например, опекуны).

Признание сделок недействительными по таким основаниям осуществляется в судебном порядке по иску заинтересованного лица или уполномоченного органа.

Недействительность при совершении сделки под влияние заблуждения, угрозы, обмана или насилия

Согласно нормам Закона № 1541-1, решение об участии в программе приватизации должно быть свободным и добровольным, любое понуждение к совершению сделки, а также влияние на волеизъявление жильцов, является недопустимым. Если наниматели принимают решение под влиянием третьих лиц, в том числе при выражении угрозы или насилия, виновные граждане будут привлечены к ответственности, а сделка признана недействительной.

Аналогичным образом будет оспорена приватизационная сделка, совершенная под влиянием заблуждения или обмана, в том числе со стороны остальных жильцов квартиры. Оспаривание по данным основаниям осуществляется в судебных органах по иску уполномоченных органов или субъекта, чьи права были нарушены.

Срок исковой давности и последствия недействительности приватизации

Статьей 181 ГК РФ регламентированы сроки для обращения в суд с требованием о недействительности сделок. Поскольку приватизация жилых помещений с нарушением требований закона признается ничтожной сделкой, судом будет применяться трехлетний срок исковой давности.

Его начало связано с моментом, когда субъект узнал о нарушении своих прав или должен был это узнать. Также применяется правило о начале указанного срока с момента исполнения сделки – это будет иметь существенное значение при подаче иска уполномоченными государственными или муниципальными органами в интересах граждан.

Допускается признание недействительности только части приватизационной сделки, а последствиями оспаривания может быть:

  • расторжение приватизационного договора и передача жилья обратно в муниципальную собственность;
  • оформление прав по решению суда на дополнительный круг лиц, либо исключение граждан из числа правообладателей.

Если применено правило о реституции, т.е. возврате сторон в первоначальное состояние, граждане могут не утрачивать право на участие в программе приватизации. Такое положение должно быть предусмотрено в акте суда, рассматривающего иск о недействительности приватизационной сделки.

Апелляционное определение СК по гражданским делам Омского областного суда от 12 августа 2015 г. по делу N 33-5269/2015 (ключевые темы: приватизация — социальный наем — срок исковой давности — сделки приватизации — совершеннолетие)

10 октября 2016

Апелляционное определение СК по гражданским делам Омского областного суда от 12 августа 2015 г. по делу N 33-5269/2015

Судебная коллегия по гражданским делам Омского областного суда в составе:

Председательствующего Кудря Т.Л.,

судей областного суда Астапчук Р.В., Башкатовой Е.Ю.,

при секретаре Фогель » … «.,

рассмотрела в судебном заседании

12 августа

года

дело по апелляционной жалобе Белобородовой А.Ю. на решение Октябрьского районного суда » … » от » … «, которым постановлено:

«Отказать Белобородовой » … » в удовлетворении исковых требований о признании недействительной сделки приватизации » … » по проспекту Космический в г.Омске и признании за ней права собственности на 1/2 доли в праве общей долевой собственности на указанную квартиру.

Заслушав доклад судьи Омского областного суда Астапчук Р.В., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Белобородова А.Ю. обратилась в суд с исками к Белобородову Ю.А. о признании за ней права пользования жилым помещением — квартирой N » … » в » … » по проспекту Космический в г.Омске на условиях договора социального найма на момент ее приватизации, признании сделки приватизации данной квартиры от » … » частично недействительной, признании за ней права собственности на 1/2 доли в праве общей долевой собственности на указанную квартиру. В обоснование требований указала, что в спорной квартире она проживает с момента рождения до настоящего времени. На момент приватизации квартиры, будучи несовершеннолетней в возрасте 16 лет, она в нарушение требований закона не была включена в состав собственников приватизируемого жилого помещения, поскольку, со слов своей матери, ее отец Белобородов Ю.А., всегда был против регистрации ее и матери в спорной квартире. О своем нарушенном праве она узнала только в марте 2015 года, когда отец подал заявление на расторжение брака и раздел имущества.

В судебном заседании истица не присутствовала, ее представитель Михайлова И.А. поддержала исковые требования в полном объеме и по аналогичным основаниям.

Ответчик Белобородов Ю.А. в судебном заседании признал исковые требования Белобородовой А.Ю. о признании за ней право пользования спорной квартирой на условиях договора социального найма на момент приватизации квартиры, пояснив при этом, что действительно его дочь с самого рождения и до настоящего времени проживает в квартире в качестве члена его семьи. Иск о признании сделки приватизации квартиры недействительной не признал, пояснив, что истице с 2009 года было известно о вопросах приватизации спорной квартирой, так как все сделки оформлялись ее матерью Белобородовой Л.Г.

Представителем ответчика Засловой Н.В. суду подано письменное ходатайство о применении последствий пропуска истицей срока исковой давности, установленного п.1 ст.181 ГК РФ по требованиям о признании договора приватизации частично недействительным и признании права собственности на жилое помещение (л.д.189 т.1).

Ответчик администрация г.Омска и третье лицо в судебное заседание не явились.

Судом постановлено изложенное выше решение.

В апелляционной жалобе истица Белобородова А.Ю. просит отменить решение суда в части, указывая на то, что решение вынесено при неправильном определении обстоятельств, имеющих значение для дела, а выводы суда не соответствуют обстоятельствам дела, вновь повторяет доводы, приводимые в суде первой инстанции.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения дела судом апелляционной инстанции извещены надлежащим образом (т.2 л.д.34-40.), однако, истица в судебное заседание не явилась, о причинах неявки не сообщила.

Проверив материалы дела, заслушав представителя истицы Михайлову И.А., поддержавшую доводы апелляционной жалобы, ответчика Белобородова Ю.А., просившего решение суда оставить без изменения, обсудив доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований, предусмотренных ст.330 ГПК РФ, для отмены или изменения судебного решения.

В соответствии с ч.1 ст.327.1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд апелляционной инстанции проверяет законность и обоснованность решения суда первой инстанции исходя из доводов, изложенных в апелляционной жалобе, представлении, возражениях относительно жалобы.

Основаниями для отмены или изменения решения суда в апелляционном порядке являются неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела; недоказанность установленных судом первой инстанции обстоятельств, имеющих значение для дела; несоответствие выводов суда первой инстанции, изложенных в решении суда, обстоятельствам дела; нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права (ст.330 ГПК РФ).

Согласно ст. 56 ГПК РФ, содержание которой следует рассматривать во взаимосвязи с положениями п.3 ст.123 Конституции Российской Федерации и ст.12 ГПК РФ, закрепляющих принцип состязательности гражданского судопроизводства и принцип равноправия сторон, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

С учетом приведенных выше обстоятельств и признания ответчиком факта проживания дочери Белобородовой А.Ю. с момента рождения в спорной квартире, суд, в силу требований ст.53, 54 ЖК РСФСР, действующих на момент возникновения спорного правоотношения, правильно удовлетворил требование истицы о признании за ней права пользования спорным жилым помещением на условиях социального найма с момента рождения и фактического проживания. Решение суда в указанной части не обжалуется.

Право собственности на указанную квартиру зарегистрировано за ответчиком Белобородовым Ю.А. » … «, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права » … «.

С учетом вышеназванной части решения, суд пришел к верному выводу, что на момент заключения договора передачи в собственность спорной квартиры истец Белобородова А.Ю. имела равное с нанимателем квартиры Белобородовым Ю.А. право пользования жилым помещением, поскольку она проживала в нем, являлась членом семьи нанимателя (ст. 69 Жилищного кодекса РФ), тем самым согласно положениям ст. 2 названного Закона, имела право на участие в приватизации.

Согласно ст. 2 Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда» (в редакции, действовавшей на момент возникновения спорных правоотношений) граждане Российской Федерации, занимающие жилые помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде, включая жилищный фонд, находящийся в хозяйственном ведении предприятий или оперативном управлении учреждений (ведомственный фонд), на условиях социального найма, вправе с согласия всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет приобрести эти помещения в собственность на условиях, предусмотренных настоящим Законом, иными нормативными актами Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Жилые помещения передаются в общую собственность либо в собственность одного из совместно проживающих лиц, в том числе несовершеннолетних.

Статья 7 данного Закона (в ред. от » … » N 122-ФЗ) предусматривала, что передача жилых помещений в собственность граждан оформляется договором передачи, заключаемым органами государственной власти или органами местного самоуправления поселений, предприятием, учреждением с гражданином, получающим жилое помещение в собственность в порядке, установленном законодательством. В договор передачи жилого помещения в собственность включаются несовершеннолетние, имеющие право пользования данным жилым помещением и проживающие совместно с лицами, которым это жилое помещение передается в общую с несовершеннолетними собственность, или несовершеннолетние, проживающие отдельно от указанных лиц, но не утратившие право пользования данным жилым помещением.

В силу п.1 ст.166 ГК РФ, в редакции, действующей на день совершения сделки приватизации) сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка), а согласно п.2 данной правовой нормы требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено любым заинтересованным лицом.

В силу ст.168 ГК РФ (в ред. до принятия Федерального закона от » … » N 100-ФЗ) сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В соответствии со ст. ст. 28 и 37 ГК РФ опекун не вправе без предварительного разрешения органа опеки и попечительства совершать некоторые сделки, в том числе влекущие отказ от принадлежащих подопечному прав, а попечитель давать согласие на совершение таких сделок, отказ от участия в приватизации может быть осуществлен родителями и усыновителями несовершеннолетних, а также их опекунами и попечителями лишь при наличии разрешения указанных выше органов.

Из материалов дела следует, что по нотариальной доверенности, выданной » … » ответчиком Белобородовым Ю.А. своей жене Белобородовой Л.Г., все действия по приватизации спорной квартиры осуществляла мать истца, в том числе, был заключен договор социального найма жилого помещения N » … » от » … «. Для осуществления приватизации спорной квартирой матерью истца Белобородовой Л.Г. были представлены в департамент жилищной политики Администрации г.Омска свидетельство о рождении истца, справка о том, что она вместе со своей дочерью Белобородовой А.Ю. зарегистрирована и проживает в общежитии по адресу: г.Омск, 16 Военный городок, 397.

Таким образом, Белобородова Л.Г., осуществляя свои родительские права, имела возможность включить несовершеннолетнюю дочь, как в договор социального найма, так и в приватизационные документы, а доводы исковой стороны о том, что ответчик возражал против таких действий, какими-либо доказательствами не подтверждены, свидетелям, которые были допрошены в судебном заседании, об этом известно только со слов Белобородовой Л.Г., также по правилам ст.56 ГПК РФ не опровергнуты доводы ответчика, что Белобородова Л.Г., совершая такие действия, имела намерение получить другое жилье для себя и дочери.

При таком положении, судебная коллегия считает, что нарушение прав истицы стало возможным в результате действий ее матери, а не ответчиков.

Согласно ч.1 ст.196 ГПК РФ суд должен определить юридически значимые обстоятельства и характер спорного правоотношения, применить закон, подлежащий применению.

Из существа заявленного иска следует, что оспаривая сделку приватизации спорной квартиры в части, истица ссылается на не включение ее, как несовершеннолетнего ребенка в договор приватизации, и отсутствие на это согласия органа опеки и попечительства, в данной связи проанализировав правовое обоснование иска о признании договора приватизации недействительным, судебная коллегия соглашается с выводом суда, что истицей сделка оспаривается в силу ее ничтожности, более того, Закон о приватизации жилищного фонда в РФ прямо не предусматривает, что сделка по заявленному основанию является оспоримой.

Из материалов дела следует, что стороной ответчика по правилам п.2 ст.199 ГК РФ заявлено о пропуске срока исковой давности для оспаривания сделки приватизации и признания права собственности, а согласно данной нормы закона истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Согласно п.1 ст.200 ГК РФ (в ред. до принятия Федерального закона от » … » N 100-ФЗ) течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются настоящим Кодексом и иными законами.

Согласно п.1 ст.181 ГК РФ, в редакции, действующей на день совершения сделки, срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки.

Таким образом, исполнение сделки началось 11.12.2009, т.е. когда одна из сторон приступила к фактическому исполнению сделки, а другая — к принятию этого исполнения.

Статья 7 Закона Российской Федерации «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» также связывает с регистрацией договора не момент заключения самого договора, а момент приобретения гражданами права собственности на жилое помещение.

В данной связи, началом течения срока исковой давности для оспаривания договора приватизации спорной квартиры является » … «, иск в суд истицей предъявлен » … «, т.е. по истечении более 5 лет со дня, когда началось исполнение сделки.

В силу ст. 21 ГК РФ способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (гражданская дееспособность) возникает в полном объеме с наступлением совершеннолетия, то есть по достижении восемнадцатилетнего.

Как следует из материалов дела, истица, » … » года рождения достигла возраста совершеннолетия 14.08.2011, даже при таком положении иск в суд ею подан за пределами трехлетнего срока исковой давности.

При таком положении, руководствуясь названными нормами ГК РФ, суд пришел к правильному выводу о том, что требования о признании недействительной сделки приватизации квартиры, совершенной в 2009 году, заявлены истцом по истечении срока исковой давности, требования о восстановлении пропущенного срока истцом по правилам ст.205 ГК РФ заявлено не было, а ссылки апелляционной жалобы заявителя на то, что ей стало известно о приватизации квартиры в марте 2015 после расторжения родителями брака, в рамках заявленного спора правового значения не имеют.

В данной связи, правильно применив нормы материального права с учетом установленных фактических обстоятельств спорного правоотношения, и оценив представленные по делу доказательства по правилам ст.67 ГПК РФ в их совокупности, суд правильно отказал истице в удовлетворении требования о признании сделки недействительной в связи с пропуском срока исковой давности, соответственно у суда отсутствовали основания для включения ее в число собственников спорной квартиры.

Кроме того, соблюдая баланс интересов участников спорного правоотношения, как того требуют положения ст.1, 10 ГК РФ, суд правильно указал, что постоянно пользуясь спорной квартирой, при том имея регистрацию по другому адресу, производя оплату коммунальных платежей, истец Белобородова А.Ю., достигнув совершеннолетия » … «, не могла не знать о нахождении спорного жилого помещения в собственности своего отца, более того, являясь законным представителем Белобородовой А.Ю., ее мать Белобородова Л.Г., бесспорно зная о том, что несовершеннолетний ребенок не включен в договор приватизации квартиры, могла своевременно обратиться в суд в защиту интересов своей дочери, однако не этого не сделала.

Доводы апелляционной жалобы по существу повторяют позицию истца, изложенную им при рассмотрении дела в суде первой инстанции, и не содержат фактов, которые не были бы проверены и не учтены судом первой инстанции при рассмотрении дела и имели бы юридическое значение для вынесения судебного акта по существу, влияли на обоснованность и законность судебного решения, либо опровергали выводы суда первой инстанции, в связи с чем признаются судом апелляционной инстанции несостоятельными, основанными на неправильном применении норм материального права применительно к спорной ситуации, и не могут служить основанием для отмены решения суда.

По иным основаниям спор в рамках настоящего дела не заявлялся и судом не разрешался.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Октябрьского районного суда города Омска от 10 июля 2014 года оставить без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Право собственности признать недействительным нельзя

Право собственности не является сделкой, признать его недействительным нельзя. К такому выводу пришел Президиум ВАС РФ в постановлении от 28.04.2009 № 15148/08.

Способы защиты нарушенных прав определены ст. 12 ГК РФ. Для защиты права собственности и других вещных прав законодатель предусмотрел, в частности, возможность восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

Что касается сделок, заключение которых нарушило права сторон, защитить их можно в первую очередь посредством признания оспоримой сделки недействительной.

При защите права собственности на имущество закон предусматривает два способа:

– требование устранения нарушений права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения (ст. 304 ГК РФ) посредством предъявления негаторного иска;

– истребование имущества из чужого незаконного владения (ст. 301 ГК РФ) посредством предъявления виндикационного иска.

Однако на практике не все так однозначно. В попытках защитить нарушенное право собственники подчас предъявляют иски, направленные на признание недействительной государственной регистрации спорного имущества. Фактически применяются попытки защитить право собственности с использованием правового механизма, установленного для признания недействительности сделки (ст. 167 ГК РФ).

Недавно такое дело попало в Президиум ВАС РФ. Суть его в следующем.

В арбитражный суд обратилось агентство по управлению имуществом одного из субъектов РФ (далее – агентство) с исковым требованием к ООО о признании недействительной государственной регистрации права общей долевой собственности в отношении объектов недвижимого имущества.

Спорное имущество «прошло» длинный путь смены собственников, прежде чем оказалось у ООО. Изначально оно находилось в государственной собственности субъекта РФ, затем было передано по договору доверительного управления организации, которая провела его капитальный ремонт и в качестве платы получила право на долю в этом имуществе посредством подписания соответствующего соглашения.

Позднее соглашение, которым был введен режим общей собственности в отношении данного имущества, суд в отдельном исковом производстве признал недействительным. Вместе с тем имущество уже успело «уйти» от первоначального собственника: право общей долевой собственности несколько раз вносилось в качестве вклада в уставный капитал различных организаций и каждый раз его переход регистрировался в установленном порядке.

К последнему приобретателю права на долю (ООО) и были обращены исковые требования собственника имущества. Суд отказал в их удовлетворении, сославшись на то, что агентство применило ненадлежащий способ защиты, не предусмотренный ст. 12 ГК РФ и не соответствующий нарушенному праву.

В арбитражной практике данный вопрос не находит однозначного решения. Сложилось два противоположных подхода. Первый допускает применение такого способа защиты права собственности, как признание недействительным зарегистрированного права. При рассмотрении подобного иска проверяется действительность оснований для произведенной государственной регистрации (постановление ФАС Центрального округа от 05.11.2008 по делу № А62-5889/2004). Второй подход основывается на том, что
ст. 12 ГК РФ не предусматривает такого способа защиты права собственности, как признание недействительным зарегистрированного права. Право собственности не является сделкой, следовательно, недействительной признать ее нельзя (постановления Конституционного Суда РФ от 21.04.2003 № 6-П, ФАС Восточно-Сибирского округа от 17.12.2008 по делу № А69-2249/07-10-Ф02-6211/08, Поволжского округа от 01.11.2007 по делу № А65-8952/07).

На то, по какому пути должна идти судебная практика, указал Президиум ВАС РФ в постановлении от 28.04.2009 № 15148/08, рассмотрев надзорную жалобу по спору сторон. Высшие арбитры подтвердили правомерность второго подхода.

Таким образом, практика рассмотрения подобных споров должна складываться по пути применения для защиты нарушенного права собственности способов, установленных в ст. 12 ГК РФ: предъявление стороной, чье право нарушено, негаторного или виндикационного иска в зависимости от того, выбыло имущество из законного владения собственника или нет, а не признание права собственности недействительным.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *