Привлечение к субсидиарной ответственности арбитражного управляющего

ВС рассказал, когда управляющего нужно отстранить

Действующее законодательство все строже регулирует деятельность управляющих и их ответственность за допущенные нарушения. Это приводит к тому, что управляющие предпочитают не делать того, что прямо не прописано в законе, чем сделать и понести за это ответственность, уверен Кирилл Саськов, руководитель корпоративной и арбитражной практики Качкин и Партнеры Качкин и Партнеры Федеральный рейтинг группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Коммерческая недвижимость/Строительство 35 место По количеству юристов Профайл компании × .

Такие противоречия приводят в том числе к распространению практики отстранения управляющего за неподачу заявления о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. Так произошло и в одном из недавних дел, рассмотренных в Верховном суде.

Бездействие управляющего

В банкротном деле «Специализированной компании «Развитие» конкурсный кредитор Александр Ткаченко заявил в суд о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. А потом попросил суд отстранить Игоря Борзова, управляющего, от участия в деле, потому что тот сам не обратился с аналогичным требованием (дело № А62-7310/2015).

Внутрикорпоративные займы в банкротстве: как не перепутать с обычными

Требование об отстранении суд рассматривать отказался, привлечь руководство «Развития» к субсидиарной ответственности в первых двух инстанциях тоже не получилось. Но окружной суд направил все заявления на пересмотр, из-за того что суды не учли роль арбитражного управляющего в процедурах банкротства. Кассация напомнила: меры, направленные на пополнение конкурсной массы (в частности, с использованием механизма привлечения к субсидиарной ответственности), планирует и реализует арбитражный управляющий как профессиональный участник антикризисных отношений. Ведь именно ему, а не кредиторам должника доверено текущее руководство процедурой банкротства.

Суд должен был сперва разрешить вопрос о соответствии действий управляющего банкротному законодательству. И только потом, уже с участием нового управляющего, «который отвечает стандартам добросовестности и разумности», можно разрешить требование кредитора о привлечении контролирующих должника лиц к «субсидиарке».

Отстранять не стали

При повторном рассмотрении суды установили: Борзов, будучи профессиональным участником антикризисных отношений, уклонился от установления всех обстоятельств деятельности общества «Развитие», выявления контролирующих его лиц и причин, которые привели к банкротству.

Его бездействие признали незаконным, но отстранять не стали, что не понравилось Ткаченко. Тот пожаловался в Верховный суд. Он обратил внимание на признанный судами факт ненадлежащего исполнения управляющим обязанности по формированию конкурсной массы с помощью привлечения руководства к «субсидиарке». По мнению кредитора, это подтверждает, что управляющий нарушил права и законные интересы кредиторов и создал вероятность возникновения на их стороне убытков. Заявитель также уверен, что оспариваемые судебные акты содержат внутренние противоречия: отказ суда отстранить управляющего не соответствует выводам о незаконности его бездействия.

Экономколлегия согласилась. «Вывод судов о несущественности допущенных Борзовым нарушений вступил в явное противоречие с содержанием той части судебных актов, в которых эти нарушения признаны незаконными», – указали судьи, которые решили отстранить Борзова от участия в банкротном деле.

Эксперты «Право.ru»: очередной пример борьбы с недобросовестностью в банкротстве

«Решение ВС – очередной пример борьбы с недобросовестностью в делах о банкротстве, в данном случае – с недобросовестностью управляющего», – комментирует Станислав Петров, руководитель практики банкротства Инфралекс Инфралекс Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа Банкротство группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Транспортное право группа Цифровая экономика группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Интеллектуальная собственность группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Налоговое консультирование группа Налоговые споры 4 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 6 место По выручке 15 место По количеству юристов × .

ВС наконец-то представил механизм отстранения управляющего, который, по сути, намеревается завершить дело как можно быстрее, не привлекая к ответственности контролирующих лиц, в интересах которых он, возможно, действует.

Станислав Петров, руководитель практики банкротства Национальной юридической фирмы «Инфралекс».

Конкретно в рамках этого дела суд установил не только факт «недоработки» со стороны арбитражного управляющего, но и факт очевидного воспрепятствования управляющего действиям кредитора, который защищал свой имущественный интерес через заявление о привлечении к субсидиарной ответственности. На это обратил внимание Иван Коршунов, старший юрист Ковалев, Тугуши и партнеры Ковалев, Тугуши и партнеры Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Разрешение споров в судах общей юрисдикции группа Страховое право группа Банкротство группа Фармацевтика и здравоохранение группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 4 место По выручке на юриста (Меньше 30 Юристов) 27 место По выручке 30-31 место По количеству юристов × . «В действиях управляющего прослеживалась явная заинтересованность в непривлечении контролируемых лиц к субсидиарной ответственности», – согласилась Алина Хаматова из S&K Вертикаль S&K Вертикаль Федеральный рейтинг группа Управление частным капиталом группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Банкротство группа Семейное/Наследственное право группа Корпоративное право/Слияния и поглощения 8 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 20 место По выручке 26-28 место По количеству юристов Профайл компании × .

По ее словам, ВС еще раз обратил внимание судов на отсутствие необходимости в каждом конкретном случае доказывать точный размер убытков. В спорном случае основанием для отстранения должна была послужить лишь угроза их причинения. Но, к сожалению, вопрос с доказыванием убытков все еще остается одним из проблемных в правоприменительной практике, отмечает она.

В деле, по мнению Хаматовой, был поставлен и важный вопрос о качестве подготавливаемых управляющими отчетов о финансовом анализе должника. Как правило, такие отчеты формируются автоматически (с использованием специальных программ и формул). И зачастую сами управляющие не могут интерпретировать выводы по результатам получения конкретных данных и коэффициентов. «При этом в половине случаев именно финансовый анализ является основанием для оценки действий руководителей для целей привлечения к субсидиарной ответственности», – объяснила эксперт.

Если не вдаваться в подробности частного случая, то судебный акт ВС может быть воспринят как показательный пример ситуации, когда неподача заявления о привлечении к субсидиарной ответственности влечет отстранение управляющего, отмечает Коршунов. «Даже до принятия рассматриваемого акта арбитражные управляющие зачастую подавали (и подают) необоснованные заявления, чтобы снять риск отстранения. Теперь возможность реализации риска увеличилась», – подытожил эксперт.

Иное мнение прозвучало в рамках заседания Банкротного форума, которое состоялось 24 мая. «Мне показалось, что в этом деле то, с чем боролся Верховный суд, – это фраза из постановления окружного суда о том, что вопрос об отстранении управляющего может быть рассмотрен лишь в случае наличия оснований для привлечения руководства к субсидиарной ответственности. Разрешение этого вопроса совершенно неправильно вводить в предмет доказывания по спору об отстранении», – заявил он. Подробнее о других мнениях, звучавших на заседании, – в материале «Залог, поручительство, «субсидиарка»: Банкротный клуб обсудил судебную практику».

Верховный Суд взял курс на смягчение субсидиарной ответственности

В определении Верховного Суда РФ № 305-ЭС19-10079 от 30.09.2019 нашли свое закрепление сразу две важных позиции, связанные с основаниями привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности. Они касаются случаев, когда указано такое основание для привлечения к субсидиарной ответственности как «невозможность полного погашения требований кредитора вследствие действий̆ контролирующих лиц» (ранее «признание должника несостоятельным вследствие поведения контролирующих лиц») при наличии презумпций: (1) непередача или искажение финансовой и иной документации и (2) совершение невыгодной сделки, которой в рассматриваемом деле явилось поручительство.

Ранее, Верховный Суд уже высказывался по вопросу поручительства в делах о его оспаривании в банкротстве, указывая, что дача поручительства может быть обусловлена вхождением должника в одну группу лиц с заемщиком по основному обязательству или их нахождением под контролем одного бенефициара. Такое поручительство выдается в интересах всей группы лиц в целях ожидания благоприятного экономического эффекта для всех участников группы, даже в том случае, когда размер основного обязательства существенно превышает активы поручителя (определение от 08.04.2019 № 305-ЭС18-22264, определение от 15.02.2019 № 305-ЭС18-17611).

Также, ранее Верховный Суд уже высказывался на предмет истребования у бывшего руководителя должника финансовой документации в случае, когда ранее документы были изъяты правоохранительными органами. Как указал Верховный Суд, при изъятии документации должника правоохранительными органами возникает объективная невозможность исполнения руководителем обязанности по ее передаче арбитражному управляющему (определение от 22.07.2019 № 306-ЭС19-2986).

Оба вывода имеют важное значение для споров о привлечении к субсидиарной ответственности. Ранее в судах господствовала позиция в соответствии с которой поручительство, предоставленное должником в подавляющем количестве дел оценивалось как одна из возможных причин банкротства в связи с тем, что поручительство не влечет какого-либо полезного экономического эффекта для должника (модернизация основных средств, погашение кредиторской̆ задолженности и т.п.), не влечет улучшения платежеспособности должника, а наоборот, приводит необоснованному увеличению кредиторской задолженности и явной невозможности погашения кредиторской задолженности за счет собственных средств должника. Касательно непередачи бывшим директором финансовой документации, также в подавляющем количестве дел при наличии факта непередачи документов и пояснений арбитражного управляющего о невозможности в связи с этим формирования конкурсной массы, лицо привлекалось к субсидиарной ответственности.

В деле А41-87043/2015 в рамках спора о привлечении к субсидиарной ответственности Верховный Суд применил ранее выработанные позиции в отношении как непередачи финансовых документов, так и поручительства.

Касательно финансовых документов, Верховный Суд указал следующее:

«когда передача документации становится невозможной̆ ввиду объективных факторов, находящихся вне сферы контроля директора, соответствующая презумпция применена быть не может. Согласно позиции, изложенной в определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской̆ Федерации от 22.07.2019 № 306-ЭС19-2986, при изъятии документации должника правоохранительными органами возникает объективная невозможность исполнения руководителем обязанности по ее передаче арбитражному управляющему. Это, в свою очередь, исключает возможность удовлетворения судом требования об исполнении им в натуре обязанности, предусмотренной абзацем вторым пункта 2 статьи 126 Закона о банкротстве.

Конкурсный управляющий̆ как лицо, осуществляющее полномочия руководителя должника и иных органов управления (пункт 1 статьи 129 Закона о банкротстве), для решения задач, возложенных на него этим Законом, имел возможность обратиться в правоохранительные органы с требованием о выдаче копий изъятых документов, а при отказе – просить содействия в получении документации у суда, рассматривающего дело о банкротстве, применительно к правилам части 4 статьи 66 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Однако соответствующие действия управляющим предприняты не были».

Касательно сделки по выдаче поручительства, даже в том случае, когда она явилась причиной банкротства (в связи с неисполнением кредитного обязательства основным заемщиком), Верховный Суд пришел к следующему выводу:

«Судебное разбирательство о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности по основанию невозможности погашения требований кредиторов должно в любом случае сопровождаться изучением причин несостоятельности должника. Удовлетворение подобного рода исков свидетельствует о том, что суд в качестве причины банкротства признал недобросовестные действия ответчиков, исключив при этом иные (объективные, рыночные и т.д.) варианты ухудшения финансового положения должника.

Сама по себе выдача должником поручительства за аффилированное лицо не может быть вменена контролирующему лицу в качестве основания для привлечения его к субсидиарной ответственности даже при условии, что размер обязательства, исполнение которого обеспечено поручительством, превышает размер активов должника. Это объясняется тем, что при кредитовании одного из участников группы лиц, как правило, в конечном счете, выгоду в том или ином виде должны получить все ее члены, так как в совокупности имущественная база данной группы прирастает (определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской̆ Федерации от 15.02.2019 № 305-ЭС18-17611). В то же время ссылка на поручительство как причину банкротства не может использоваться контролирующим лицом как условие, освобождающее его от ответственности, если такое контролирующее лицо осуществляло действия, например, по выводу активов поручителя, что в свою очередь снизило эффективность обеспечения».

На мой взгляд, Верховный Суд двигается в направлении смягчения тренда на поголовное привлечение контролирующих лик к субсидиарной ответственности, который особенно сильно проявился с момента принятия Главы III.2 Закона о банкротстве. Высшая инстанция напоминает, что привлечение к субсидиарной ответственности допустимо только в том случае, когда банкротство должника неразрывно связано и является последствием конкретных недобросовестных действий лица, привлекаемого к ответственности, а не явилось следствием конъюнктурных обстоятельств.

Что такое поручительство по ГК РФ, зачем оно нужно, и какие виды ответственности бывают у поручителя?

Поручитель – это лицо, которое ручается своим имуществом за добросовестность исполнителя выполнить обязательства по договору. Чаще всего обязательство – это обязанность вернуть взятые в долг средства, но могут быть и нематериальные обязательства. Поручительство оформляется отдельным договором, в котором приводится ссылка на договор займа и указывается, что при возникновении финансовых проблем у заемщика поручитель обязуется погасить весь долг перед кредитором.

Дорогие читатели! Для решения именно Вашей проблемы — звоните на горячую линию 8 (800) 350-31-84 или задайте вопрос на сайте. Это бесплатно.

Зачем нужен поручитель, и кто им может стать

Банки и частные заемщики требуют оформление договоров поручительства для повышения гарантий возврата средств и снижения рисков, а заемщикам поручитель нужен для повышения вероятности одобрения кредита и снижения процентной ставки. Кроме того, многие заемщики с испорченной кредитной историей вообще не могут взять кредит без поручителя.

Поручителем может стать любое физическое лицо – гражданин РФ, соответствующий требованиям конкретного кредитора. В большинстве случаев для кредиторов имеют значение следующие данные поручителя:

  • размер среднемесячного заработка;
  • место работы и трудовой стаж;
  • семейный статус;
  • наличие недвижимости и авто в собственности;
  • кредитная история;
  • сумма текущих обязательств.

К текущим обязательствам относятся коммунальные платежи, налоговые отчисления, платежи по кредитам, алименты и иные обязательные платежи, производимые потенциальным поручителем.

Решение по участию конкретного поручителя в договоре кредитор принимает индивидуально исходя из суммы и срока будущего кредита, а также финансового положения заемщика.

Ответственность поручителя

Согласно ст. 363 Гражданского кодекса, ответственность поручителя предполагает уплату:

  • основного долга;
  • процентов;
  • пеней и штрафов;
  • судебных издержек.

Несколько поручителей одного должника могут договориться между собой о распределении обязательств, за которые они ручаются – например, если поручителей двое, то каждый отвечает за возврат половины долга и причитающихся за такую половину процентов.

Если кредит обеспечен залогом, рыночная стоимость которого снизилась по вине кредитора, то поручители вправе требовать уменьшения вменяемой им ответственности на сумму, на которую снизилась стоимость залога (п. 4 ст. 363 ГК). Поручитель, осуществляющий предпринимательскую деятельность, может ограничить свою ответственность по обязательствам должника фиксированной суммой, включив в договор поручительства соответствующий пункт.

Существует два вида ответственности поручителя: солидарная и субсидиарная.

Солидарная

При солидарной ответственности поручители несут обязательство перед кредитором на тех же условиях, что и должник. Кредитор вправе требовать с поручителей уплаты просроченного платежа, процентов и штрафов в любой момент времени. На практике это проявляется так, что если кредитор не получил очередной платеж и не может дозвониться до основного должника, он вправе требовать платеж у любого из поручителей, причем одновременно, пока обязательство не будет погашено.

В соглашениях о поручительстве, если не указано иное, поручители по умолчанию несут солидарную с должником ответственность. Данный вид ответственности применяется:

  • при оформлении кредитов и займов;
  • в ипотечных договорах;
  • в договорах о предоставлении услуг юридическими лицами.

Компании, оказывающие схожие услуги, могут поручаться друг за друга в договорах о нематериальных обязательствах. Например, если одна фирма не может выполнить плановый ремонт коммуникаций, работы выполняет другая фирма – солидарный поручитель.

Такой подход позволяет увеличить доверие к фирме и разгрузить график при большом потоке клиентов.

Субсидиарная

Субсидиарная ответственность основывается на принципе последовательности при взыскании долга.

Если должник не вносит платежи, то сначала кредитор должен попытаться максимально взыскать с него задолженность как в досудебном, так и в судебном порядке, и только потом имеет право взыскивать оставшуюся часть долга и процентов с поручителей (ст. 365 ГК РФ).

Для возникновения у поручителя субсидиарной ответственности в договор с поручителем обязательно вносится соответствующий пункт, также субсидиарная ответственность может возникать в соответствии с нормами закона о банкротстве – например, при банкротстве градообразующего предприятия (п. 3 ст. 171 127-ФЗ).

Субсидиарная ответственность поручителя применяется:

  • при оформлении кредитов для бизнеса;
  • при выдаче займов частными лицами;
  • при предоставлении квалифицированных услуг.

Частные лица могут составлять договоры займов на индивидуальных условиях, учитывая нежелание отдельных поручителей брать солидарную ответственность за основного заемщика. Если компания предоставляет сложную услугу, оценить результат которой однозначно нельзя (например, разработка программного обеспечения), то новая компания берется исполнять данную услугу заново, выступая субсидиарным поручителем по нематериальному обязательству, только после явного неисполнения услуги первой фирмой.

Переход прав кредитора при поручительстве

Поручитель, погасивший долг за основного заемщика, становится кредитором по отношению к нему и вправе истребовать уплаченную первоначальному кредитору сумму через суд вместе с процентами, штрафами и убытками, понесенными в связи с участием в поручительстве.

Например, кредитор выдал заём частному лицу в размере 100000 рублей под 2% в месяц. Через год поручитель погасил весь долг, и теперь он может требовать с основного заемщика 100000 рублей плюс 24000 рублей процентов плюс судебные расходы.

Если должник переоформил договор займа на третье лицо, то он должен выслать соответствующее уведомление поручителю, после чего поручитель имеет право письменно отказаться от обязательств нового должника в разумный срок (ст. 367 ГК).

Разумность срока для отказа определяется судом, обычно это 2-3 недели.

Не нашли ответа на свой вопрос? Звоните на телефон горячей линии 8 (800) 350-31-84. Это бесплатно.

Евгений Бобро Юрист. Автор статей. Практика договорной работы в сфере недвижимости и закупок Подпишитесь на нас в «Яндекс Дзен»

ПРАКТИКА ПРИВЛЕЧЕНИЯ К ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НЕУВАЖЕНИЕ К СУДУ Текст научной статьи по специальности «Право»

УДК 343. 1

ПРАКТИКА ПРИВЛЕЧЕНИЯ К ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА НЕУВАЖЕНИЕ К СУДУ

Тугутов Булат Анатольевич

заместитель руководителя Управления Федеральной службы судебных приставов по Иркутской области

заместитель главного судебного пристава Иркутской области, кандидат юридических наук, доцент кафедры организации и безопасности правоохранительной и судебной деятельности Восточно-Сибирского филиала ФГБОУ ВО

«Российский государственный университет правосудия»,

г. Иркутск e-mail: boulat-law@mail.ru

PRACTICE OF THE PROSECUTION FOR CONTEMPT OF COURT

Tugutov Bulat

АННОТАЦИЯ

В данной статье рассматриваются теоретические и практические проблемы привлечения к ответственности за нарушение порядка участниками судебного заседания. В частности, подробно рассмотрены проблемные вопросы практики применения статьи 297 Уголовного кодекса Российской Федерации, квалификации действий обвиняемых и назначения им судами наказания. Автором предлагаются способы урегулирования возникающих вопросов с учетом складывающейся судебно-следственной практики.

Ключевые слова: ответственность; порядок в суде; оскорбление; уголовное дело; дознаватель; наказание. Keywords: liability; order in court; insult; criminal case; investigator; punishment.

Деятельность судебных органов по рассмотрению и разрешению гражданских и уголовных дел, а также дел об административных правонарушениях осуществляется в форме, строго установленной соответствующим процессуальным законодательством. Кроме того, законом установлена внешняя форма поведения всех участвующих и присутствующих на судебном заседании лиц, обеспечивающая должный порядок при рассмотрении дела в суде.

Общее руководство судебным разбирательством и обеспечение соответствующей организации судебного процесса, в том числе поддержание порядка во время судебного заседания, возлагаются на председательствующего

судью в ходе отправления правосудия по конкретному делу.

Статьей 257 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (УПК РФ) предусмотрено наличие в уголовном процессе регламента, исполнение которого обязательно всеми участниками судебного заседания и задачей которого является обеспечение уважения к суду, должного воздействия судебного разбирательства на граждан и создание благоприятных условий для рассмотрения уголовных дел.

Так, согласно ч. 4 ст. 257 УПК РФ порядок в судебном заседании обеспечивается судебным приставом, который выполняет распоряжения председательствующего. Требования судебного пристава по обеспечению порядка

1(13)/2017 ГлаголЪ

ПРАВОСУДИЯ

судебного заседания обязательны для лиц, присутствующих в зале судебного заседания.

В случае нарушения порядка во время судебного заседания, в том числе при неподчинении распоряжениям председательствующего, к участникам процесса и другим лицам, присутствующим в судебном заседании, могут быть применены определенные меры воздействия. В соответствии со ст. 258 УПК РФ к ним относятся предупреждение, удаление из зала заседания, денежное взыскание.

Предупреждение в связи с нарушением порядка и неподчинением распоряжениям председательствующего применяется по отношению к подсудимому, а также по отношению к государственному обвинителю, защитнику и другим лицам, участвующим или присутствующим в судебном разбирательстве. Смысл данной меры воздействия заключается в том, что суд, объявляя предупреждение кому-либо из указанных участников процесса, расценивает их действия в судебном заседании как недопустимые. На практике нередко председательствующий предупреждает подсудимого о возможности удаления его из зала суда, а обвинителя и защитника — о возможной их замене другими лицами.

Суд может, кроме того, наложить на участников судебного разбирательства и других присутствующих в зале денежное взыскание в размере до двадцати пяти минимальных размеров оплаты труда (ст. 117 УПК РФ). Основанием для применения такой меры является неисполнение участниками процесса их процессуальных обязанностей (например, неявка по вызову суда либо ненадлежащее исполнение переводчиком или специалистом их функций). Определение (постановление) о наложении взыскания выносится судом (судьей), рассматривающим дело, в том же заседании, где было совершено или установлено нарушение (ч. 2 ст. 118 УПК РФ).

В целях поддержания порядка в судебном заседании возможно также привлечение нарушителей к более строгой ответственности, предусмотренной административным законодательством. Так, в соответствии со ст. 17.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (КоАП РФ) неисполнение законного распоряжения судьи или судебного пристава о прекращении действий, нарушающих установленные в суде правила, влечет наложение административно-

го штрафа в размере от 5 до 10 минимальных размеров оплаты труда. Кроме того, за неисполнение распоряжений судьи может быть назначена и такая мера административного взыскания, как арест на срок до 15 суток. Эти меры налагаются за умышленное неисполнение законного распоряжения о прекращении недопустимых действий, которое было доведено до сведения всех присутствующих, т. е. если нарушитель игнорирует законные требования и продолжает совершать противоправные действия. В таких случаях штраф или арест налагаются постановлением мирового судьи в порядке, установленном КоАП РФ, по результатам рассмотрения протокола об административном правонарушении, составлять который в судебном заседании уполномочено должностное лицо Федеральной службы судебных приставов — судебный пристав по обеспечению установленного порядка деятельности судов (далее — судебный пристав по

ОУПДС).

Наиболее суровым видом ответственности за нарушение порядка в судебном заседании является уголовная, предусмотренная ст. 297 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК РФ) .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Вмешательство в деятельность судов в любой форме является грубым нарушением принципа независимости судов, в связи с чем эффективность отправления правосудия в первую очередь зависит от того, насколько деятельность судов обеспечивается средствами государственной защиты, в том числе уголовно-правового характера.

Так, в 2016 г. органами дознания ФССП России возбуждено 121 уголовное дело по ст. 297 УК РФ. В 2015 г. количество таких дел составило 164.

Основанием для привлечения к уголовной ответственности по ст. 297 УК РФ является наличие достаточных данных, указывающих на неуважение к суду, совершенное путем оскорбления конкретного лица (участника судебного разбирательства (ч. 1 анализируемой статьи УК РФ), а также судьи, присяжного заседателя или иного лица, участвующего в отправлении правосудия (ч. 2), унижение их чести и достоинства.

Основные проблемы, как показывает анализ правоприменительной практики, связаны с установлением объективной стороны данного преступления, а именно с определением нали-

чия факта оскорбления как неотъемлемого элемента состава преступления, отсутствием единообразной экспертно-лингвистической практики при проведении экспертных исследований в рамках возбужденных уголовных дел и доследственных проверок.

Оскорбление как действие представляет собой унижение (опорочение) чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме, и может выражаться в словесной (устной или письменной) форме либо в виде поступков (плевков, нанесения пощечины, неприличных жестов, толчков, облития жидкостью, срывания одежды, мимики и др.). Оскорбление — это прежде всего унижение чести и достоинства потерпевшего, выражающееся в отрицательной оценке личности, которая подрывает его престиж в глазах окружающих и наносит ущерб уважению к самому себе. Для наличия состава оскорбления не имеет значения, является ли эта оценка ложной или правдивой. Важно, что она выражается в неприличной форме. Также будет являться оскорблением и высказывание о физических недостатках человека, выраженное в неприличной форме. Обязательным условием оскорбления в любом случае должна являться отрицательная оценка лица и умышленный характер этой оценки.

Таким образом, оскорбление может выражаться в двух формах: словесной (вербальной) и поведенческой (невербальной).

При этом уголовная ответственность наступает, если оскорбление имело место исключительно в ходе судебного разбирательства в рамках любого вида судопроизводства (гражданского, административного, уголовного, конституционного либо арбитражного).

Примером отсутствия единого подхода со стороны судебных экспертов-лингвистов при определении признака оскорбительности является уголовное дело в отношении Ольден-бургера В. И., возбужденное Братским межрайонным отделом судебных приставов по организации принудительного исполнения Управления ФССП России по Иркутской области. Дознанием установлено, что Ольден-бургер В. И. в ходе рассмотрения гражданского дела произнес в адрес участников заседания ряд высказываний негативного содержания, которые в дальнейшем стали предметом двух экспертных исследований в рамках настоящего уголовного дела. В частности, одним из выра-

жений явилось следующее: «Этот идиот — представитель истца … стоит и ручки потирает». В двух других подозреваемый произвел публичное сравнение истца и его представителя с «продуктами жизнедеятельности» и частью тела человека. В итоге первое исследование, проведенное экспертом К., показало, что выражение, в котором Ольденбургер В. И. сравнивает участников процесса с «продуктами жизнедеятельности», не является оскорбительным. Повторное же исследование, проведенное экспертом О. из иного экспертного учреждения, признало оскорбительными все три выражения .

Положительным примером надлежащей организации документирования признаков преступления и дальнейшего расследования является уголовное дело в отношении Сивова А. И., возбужденное на основании рапорта судебного пристава по обеспечению установленного порядка деятельности судов Управления ФССП России по Архангельской области Л. об обнаружении признаков преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 297 УК РФ, который, будучи подсудимым по иному уголовному делу, в ходе судебного разбирательства в помещении Плесецкого районного суда Архангельской области в грубой неприличной форме оскорбил потерпевшую Денисову Д. А.

О произошедшем незамедлительно был информирован начальник отдела — старший судебный пристав отдела судебных приставов по Плесецкому району, по поручению которого на место происшествия выехал дознаватель для проверки обстоятельств на месте, им были отобраны объяснения от участников судебного процесса, произведен осмотр места происшествия.

По результатам расследования уголовное дело в отношении Сивова А. И. с обвинительным актом направлено в суд для рассмотрения по существу .

Другой существенной проблемой фактического характера является низкая активность со стороны должностных лиц ФССП России при организации работы по выявлению и документированию преступлений анализируемой категории. Вследствие этого при отсутствии объективных причин при одновременном наличии большого количества судов и судебных участков мировых судей на территории Белгородской, Воронежской, Курской, Орловской, Псковской, Ульяновской областей

1(13) / 2017 ГлАГОлЪ

ПРАВОСУДИЯ

на протяжении 2015—2016 гг. такие преступления не выявлялись.

Во многом данное положение сложилось ввиду некачественной профессиональной подготовки должностных лиц ФССП России, а также вследствие отсутствия должного взаимодействия начальников отделов — старших судебных приставов, судебных приставов по ОУПДС и дознавателей по выявлению, пресечению и документированию признаков преступлений, предусмотренных ст. 297 УК РФ, в соответствии с алгоритмом, установленным письмом ФССП России от 14 марта 2013 г. № 12/ 04-6667-АП .

Так, практика показывает, что начальники отделов — старшие судебные приставы не всегда правильно организуют взаимодействие между дознавателями и судебными приставами по ОУПДС. Сведения о планируемых судебных разбирательствах, в ходе которых возможно возникновение конфликтных ситуаций между участниками процесса, у председателей судов или мировых судей запрашивают не всегда, присутствие на судебных процессах судебных приставов по ОУПДС не обеспечивают, инструктаж с ними о действиях и мерах, необходимых для пресечения и документирования противоправных действий, в большинстве случаев не проводят. Выезды дознавателей на место с целью оказания практической помощи судебному приставу по ОУПДС по документированию признаков преступлений и осуществлению неотложных следственных действий не организуют. Со своей стороны судебные приставы по ОУПДС своевременно не фиксируют обстоятельства произошедшего, не истребуют объяснения от участников судопроизводства либо вообще не присутствуют на судебных заседаниях, что приводит в отдельных случаях к возникновению в ходе судебных заседаний общественно опасных ситуаций и последующему возбуждению уголовных дел по инициативе органов прокуратуры.

Так, на основании постановления заместителя прокурора Прилузского района Республики Коми от 22 апреля 2016 г. Отделом судебных приставов по Прилузскому району Управления ФССП России по Республике Коми возбуждено уголовное дело в отношении Дунаевского В. В. по признакам состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 297 УК РФ, по факту оскорбления федерального судьи путем высказывания в его адрес непри-

личных и оскорбительных слов и унижения его чести и достоинства.

При этом судебный пристав по ОУПДС в судебном заседании не присутствовал, в связи с чем противоправные действия Дунаевского В. В. не пресек и в установленном законом порядке их не задокументировал .

Иные проблемы, возникающие в ходе правоприменения данной статьи УК РФ, связаны с некачественной организацией проверок сообщений о преступлениях данной категории, которые в дальнейшем влекут необоснованное привлечение граждан к уголовной ответственности.

В этой связи в качестве отрицательного примера можно привести уголовное дело в отношении Ильчука В. Д., возбужденное по ч. 1 ст. 297 УК РФ Отделом судебных приставов по Ольгинскому району Управления ФССП России по Приморскому краю по факту оскорбления последним в ходе судебного заседания свидетеля Мельникова И. В.

В ходе доследственной проверки в порядке ст. 143—145 УПК РФ по данному факту дознавателем было назначено судебно-лингвистическое исследование на предмет определения, являлось ли высказывание Ильчука В. Д. в адрес Мельникова И. В. оскорбительным, по результатам которого экспертом дано отрицательное заключение, т. е. фраза не была признана таковой. Однако несмотря на это, органом дознания в нарушение требований ст. 140 УПК РФ было принято незаконное решение о возбуждении уголовного дела. В дальнейшем данное обстоятельство привело к вынесению процессуального решения о прекращении уголовного дела в отношении Иль-чука В. Д. на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ ввиду отсутствия в его действиях состава преступления .

Таким образом, в настоящее время относительно небольшое количество расследованных и рассмотренных судами уголовных дел анализируемой категории и, как следствие, отсутствие каких-либо серьезных сложностей, вытекающих из диспозиции данного состава преступления, не позволяют однозначно говорить о каких-либо значительных проблемах, требующих законодательного урегулирования.

Для формирования единообразной положительной практики по ст. 297 УК РФ необходимы, прежде всего, активизация работы судебных органов и должностных лиц ФССП

России по выявлению и надлежащему документированию таких преступлений, повышение уровня их профессиональной подготовки в этом направлении. Кроме того, в целях установления единого подхода при определении признака оскорбительности необходимо упорядочение и приведение к единообразию экс-пертно-лингвистической деятельности путем разработки соответствующих методических рекомендаций и проведения отдельных научных исследований на данном направлении.

Список литературы

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации : от 18 дек. 2001 г. № 174-ФЗ (в ред. ФЗ от

19.12.2016 № 436-Ф3) // Собр. законодательства РФ. — 2001. — № 52 (ч. 1). — Ст. 4921.

6. Материалы контрольно-наблюдательного производства по уголовному делу № 71187 в отношении Ольденбургера В. И. // Архив отдела организации дознания Управления Федеральной службы судебных приставов по Иркутской области за 2016 г.

1(13) / 2017 ГлаголЪ

ПРАВОСУДИЯ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *