Принцип экономии

Реализация принципа процессуальной экономии

Федеральным законом от 30.04.2010 N 69-ФЗ указание на необходимость осуществления правосудия в разумные сроки включено в процессуальные кодексы.

Тем законодательно закреплен принцип процессуальной экономии

В п. 1 ст. 6.1. ГПК РФ предусмотрено, что судопроизводство в судах и исполнение судебного постановления осуществляются в разумные сроки. Норма, предусматривающая судебное разбирательство в разумный срок закреплена в п. 3 ст. 2 АПК РФ.

КС РФ, который в постановлении от 19.07.2011 N 17-П определил, что цель процессуальной экономии — эффективное использование средств процессуальной защиты, сокращение временных и трудовых ресурсов при сохранении уровня процессуальных гарантий, в постановлении от 17.07.2012 № 1389-О указал, что осуществление процессуальных прав, должны отвечать требованиям процессуальной эффективности, экономии в использовании средств судебной защиты и тем самым обеспечивать справедливость судебного решения.

С учетом длящегося экономического кризиса и необходимости сокращения расходов как в бюджетной, так и в производственной сферах экономный подход приобретает особую актуальность.

О важности процессуальной экономии свидетельствует и рассмотрение ГД РФ проекта закона № 383208-7, внесенного ВС РФ и проекта закона № 426094-7, внесенного Президентом РФ, направленных на реформу процессуального законодательства путем упрощения и ускорения процессуальных процедур.

Указанные законопроекты находятся в рамках генеральной линии на оптимизацию судебного процесса, сложившейся в последние несколько лет.

Предлагаю рассмотреть некоторые способы реализации принципа процессуальной экономии в действующем законодательстве с акцентом на будущие нововведения:

  1. Возможность суда проводить разделение и объединение дел. Один из стандартных для нашего законодательства подходов. Отказ в объединении, если субъекты частично различаются (ч. ч. 2, 2.1. ст. 130 АПК РФ, ч. 4 ст. 151ГПК РФ).
  2. Предъявление встречного иска (ст. 132 АПК РФ, ст. 137 ГПК РФ). Критерий взаимной связи между исками является достаточно широким. Полагаем, необходимым условием для принятия встречного иска является общность фактических обстоятельств дела.
  3. Замена стороны в рамках того же заявления без необходимости инициировать отдельный процесс (ст. 48 АПК РФ, ст. 44 ГПК РФ, п.п. 6,23 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 N 35 (ред. от 21.12.2017) «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве»).
  4. Выделение части требований в отдельное производство в целях эффективного правосудия (см., например Постановление Президиума ВАС РФ от 09.10.2012 N 5594/12 по делу N А05-5607/2011, Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 11.08.2015 N Ф02-3770/2015 по делу N А19-3833/2013).
  5. Возможность для суда принять заявление, жалобу к производству при наличии процессуальных недостатков с указанием на необходимость устранить недостатки к судебном заседанию (абз. 2 п.1 ст. 42 № 127-ФЗ «О несостоятельности банкротстве)»). Также подобный подход нашел применение в практике судов апелляционной инстанции, которые, в целях недопущения затягивания ответчиком сроков вступления решения суда в законную силу, в отсутствие доказательств направления копии жалобы второй стороне или доказательств оплаты государственной пошлины, выносят определение о принятии апелляционной жалобы к производству с указанием на необходимость представить доказательства устранения допущенных нарушений к дате судебного заседания (см., например, определение Седьмого арбитражного апелляционного суда от 13.08.2015 по делу №А03-10059/2014).
  6. Пересмотр судебного акта судом вышестоящей инстанции без передачи дела на новое рассмотрение (ст. ст. 269, 287 АПК РФ, ст. ст. 328, 390 ГПК РФ).
  7. Свобода доказывания. Сторона сама вправе выбрать доказательства, на которые она будет ссылаться в обоснование своих доводов и возражений. Суд может предлагать сторонам представить определенные доказательства, но доказательства не могут быть истребованы у стороны (ст. 66 АПК РФ, ст. 57ГПК РФ).

В рамках данного подхода необходимо отдельно оговорить вопрос формирования правовой позиции стороны. Складывающаяся в последние годы практика свидетельствует о возможности для стороны даже при кассационном рассмотрении дела ссылаться на иную правовую оценку обстоятельств по делу. Допуск переоценки правовых оснований иска/возражений на иск (особенно позиции ответчика)на стадии апелляционного и кассационного рассмотрения лишает оппонента возможности обосновать свою позицию и представить доказательства с учетом иных правовых норм, влечет отмену решения по делу и направление его на новое рассмотрения для оценки доводов стороны.

Для отмены решения суда в кассационном порядке необходимо доказать неприменение или неправильное применение норм права. В настоящее время суды округов все чаще указывают нижестоящим судам на ошибки при формировании предмета доказывания, неправильную оценку обстоятельств, неучет каких-либо обстоятельств.

Из практики автора, в Постановлении Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 05.10.2017 N Ф04-1044/2017 по делу N А03-11006/2016 суд отменяя акты судов первой и апелляционной инстанции и направляя дело на новое рассмотрение указывает, на ряд фактических обстоятельств по делу и указывает, что приведенные обстоятельства, не получившие должной оценки судов, являются существенными для настоящего спора.

В Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 14.12.2017 N Ф04-4893/2017 по делу N А03-22168/2016 для суда первой инстанции сформулирован новый предмет исследования.

Подобная практика, возможно, связана с тем, чтосуд апелляционной инстанции, не желая в подобных случаях переходить к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции, предпочитает оставлять решение суда первой инстанции без изменения. У суда кассационной инстанции есть возможность отправить дело на новое рассмотрение, не принимая бремя рассмотрения на себя.

Подобный подход является порочным, поскольку не обеспечивает законность судебных актов, приводит к отмене уже вступивших в силу судебных актов по фактическим, а не правовым мотивам.

Указанная ситуация может быть разрешена на практике путем установления ответственности для судей апелляционной инстанции при неоднократной отмене постановлений суда апелляционной инстанции именно в связи с некорректным формированием предмета доказывания. О необходимости повышения ответственности судей за принимаемые судебные акты свидетельствует и внесение на рассмотрение в Государственную Думу проекта закона № 425945-7, предусматривающего новый вид дисциплинарной ответственности – понижение судьи в квалификационном классе.

  1. Упрощенное производство (глава 29 АПК РФ). В проекте закона № 383208-7 предусмотрено расширение указанной категории дел за счет увеличения максимального размера цены иска для юридических лиц до одного миллиона рублей, для индивидуальных предпринимателей до пятисот тысяч рублей (п.43 ст. 2 Проекта).
  2. Судебный приказ (глава 29.1 АПК РФ, глава 11 ГПК РФ).
  3. Предъявление апелляционной жалобы в суд апелляционной инстанции. Если апелляционная жалоба подана непосредственно в суд апелляционной инстанции после возбуждения в нем апелляционного производства по жалобе другого лица по тому же делу, то суд, в целях соблюдения принципа процессуальной экономии, решает вопрос о принятии этой жалобы к производству, не возвращая ее заявителю (п. 26.8 Постановление Пленума ВАС РФ от 25.12.2013 N 100 (ред. от 11.07.2014) «Об утверждении Инструкции по делопроизводству в арбитражных судах Российской Федерации (первой, апелляционной и кассационной инстанций)».
  4. Отказ в истребовании судом доказательств, не относящихся к делу.

Согласно п. 2 ст. 67 АПК РФ арбитражный суд не принимает поступившие в суд … иные документы, не имеющие отношения к установлению обстоятельств по рассматриваемому делу, и отказывает в приобщении их к материалам дела.

С учетом наметившейся тенденции с отменой судами кассационной инстанции судебных актов нижестоящих судов с указанием на необходимость формирования иного предмета доказывания и сбора и исследования дополнительных доказательств, применение данного принципа теряет актуальность.

Так например в Определении Верховного Суда РФ от 25.01.2018 по делу N 305-ЭС17-11486, А40-73410/2015 указано, что не приобщив указанный документ и не дав оценку его содержательной части, суд лишил сторону возможности доказать свои возражения в части объема выполненных работ и обоснованности встречного иска. В этой связи нельзя признать правомерным и отказ суда в проведении повторной экспертизы.

12. Оставление заявления без рассмотрения (Глава 17 АПК РФ, Глава 19 ГПК РФ).

Указанный институт позволяет суду, установив процессуальные нарушения, пресечь дальнейшее рассмотрение дела. При этом каждое из оснований оставления без рассмотрения имеет собственное значение.

  • Оставление заявления без рассмотрения в связи с повторной неявкой стороны. Указанный институт широко применяется судами общей юрисдикции, но еще недостаточно прижился в судах арбитражных. Он позволяет освободить суд от работы «за истца», поскольку в случае неявки истца суд вынужден сам выстраивать логическую цепочку аргументов и доказательств в подтверждение позиции истца, фактически спорить с ответчиком на стороне истца.
  • Оставление заявления без рассмотрения в связи с несоблюдением претензионного порядка. Претензионный порядок имеет большое значение для добросовестных сторон, позволяя им еще до судебного спора (и несения дополнительных расходов) узнать позицию оппонента, возможно, решить спор миром. Но требование об обязательном соблюдении претензионного порядка, одновременно, может предоставить недобросовестному ответчику дополнительное время на сокрытие своего имущества. Нельзя согласить с применяемым рядом судей формальным подходом к такой норме, когда предъявление иска за несколько дней до истечение претензионного срока и фактическом последующем уклонении ответчика от ответа на претензию рассматривается как основания для оставления иска без рассмотрения. На преодоление такой позиции направлены разъяснения, данные «Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 4 (2015)».

Также, полагаем, необходимо сделать исключение в соблюдении претензионного порядка для встречных исков. Решение о подаче встречного иска принимается стороной после получения определения о принятии искового заявления к производству. При этом сторона не всегда заранее обращается с претензией содержание будущие исковые требования для встречного иска. Необходимость направления претензии на месяц откладывает возможность для предъявления встречного иска, затягивая при этом рассмотрение первоначального дела.

Нуждается в дополнении и абз. 4 ч.5 ст. 4 АПК РФ, которые необходимо дополнить указанием на отсутствие необходимости применения претензионного порядка по спорам о признании сделок недействительными,

  1. Единоличное рассмотрение дела судом первой инстанции, в том числе по делам о банкротстве, районными судьями при подаче жалоб на решения и определения мировых судей (ст. 17 АПК РФ, ст. 7 ГПК РФ). Проект закона №383208-7 предполагает единоличное рассмотрение и в арбитражных судах апелляционной инстанции при обжаловании определений суда первой инстанции.
  2. Отказ в принятии иска (ст. 134ГПК РФ, ст. 127.1 АПК РФ). Основание для отказа в принятии иска — нарушение правил подведомственности (компетенции суда), наличие судебного акта по тому же спору, наличие решения третейского суда по тому же спору.
  3. Возможность перейти к рассмотрению дела по существу в предварительном судебном заседании (п. 4 ст. 137 АПК РФ).
  4. Рассмотрение дела по существу в отсутствие лиц, участвующих в деле (ст. 156 АП КРФ, ст. 167 ГПК РФ).
  5. Замена ненадлежащего ответчика с согласия истца (ст. 47 АПК РФ, ст. 41 ГПК РФ) без необходимости подачи нового иска.
  6. Исполнение обязательство третьим лицом влечет правопреемство, а не регресс (ст. ст. 69, 70 АПК РФ, п. 1 ст. 313 ГК РФ).
  7. Освобождение от доказывания фактов, признанных стороной и общеизвестных фактов (ст. 61 ГПК РФ).
  8. Возможность для суда в ходе перерыва рассматривать иные дела (ч. 3 ст. 57ГПК РФ).

С принятием проекта закона 383208-7 в процессуальном законодательстве будут предусмотрены такие перспективные нововведения как:

— возможность судьи перейти к рассмотрению дела в ином виде судопроизводства без прекращения производства по делу и необходимости инициации нового процесса,

— необходимость расширенной публикации судебных актов судов общей юрисдикции либо информации о движении дела и имеющихся судебных актах в консолидированном виде, необходимость присвоения сквозной нумерации делам в суде общей юрисдикции, что, безусловно сэкономит время сторон на поиск и ознакомление с материалами дела,

— рассмотрение заявления об отводе судьи арбитражного суда самим судьей. Существующий в настоящее время порядок рассмотрения отвода вышестоящим судьей приводит к необходимости перерыва рассмотрения или отложения дела,

— возможность составления по большей категории дел только резолютивной части решения, постановления (в том числе в апелляционном судопроизводств, если судебный акт первой инстанции оставлен в силе) с подготовкой полного текста решения только по ходатайству стороны,

— рассмотрение заявлений о без проведения судебного заседания, что, безусловно, потребует от сторон более ответственного подхода к составлению письменных документов,

— возможность ограничить выступление, лишить слова участника за нарушение правил выступления.

Принцип процессуальной экономии должен настраивать стороны и суд на полное, рациональное и своевременное все способов защиты, предусмотренных процессуальным законодательством.

При этом применение указанного принципа не должно умалять процессуальные гарантии сторон, не должен влиять на оценку доказательств по делу.

Возражать против своевременного рассмотрения дела будет недобросовестная сторона, пытающаяся использовать процессуальные нормы для затягивания рассмотрения дела, достижения через судебные разбирательства целей не связанных с исковыми требованиями – причинение вреда репутации другой стороны, получение доступа к документам и т.п.

Принципа процессуальной экономии всегда отвечает интересам добросовестных сторон процесса.

Принцип экономичности:

Смотреть что такое «Принцип экономичности:» в других словарях:

  • принцип неденежных услуг — deutsch: Sachleistungsprinzip n english: principle of benefits in kind Структурный принцип в законодательно установленном страховании на случай болезни в Германии. В соответствии с данным принципом больничные кассы обязаны предоставлять… … Русско-немецко-английский словарь по здравоохранению

  • красота как методологический принцип познания — КРАСОТА КАК МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЙ ПРИНЦИП ПОЗНАНИЯ. Важным условием распознавания истины служит красота, поэтому эпистемология имеет эстетическое измерение. Одним из критериев красоты служит соотношение хаоса и порядка. Объект, лишенный… … Энциклопедия эпистемологии и философии науки

  • Основная цель предприятия в условиях рынка — получение прибыли. Предприятие может достигнуть этой цели, если будет руководствоваться определенными принципами – экономичности, финансовой устойчивости . См. также Принцип экономичности, Принцип финансовой устойчивости … Коммерческая электроэнергетика. Словарь-справочник

  • КОД — понятие, широко используемое в семиотике и позволяющее раскрыть механизм порождения смысла сообщения. В теории информации (К. Шеннон и др.) К. определяется как совокупность (репертуар) сигналов. В работах Р. Якобсона и У. Эко К. , семиотическая… … Социология: Энциклопедия

  • Шахматный этюд — У этого термина существуют и другие значения, см. Этюд (значения). Шахматный этюд (от фр. étude, буквально изучение, исследование) составленная шахматным композитором позиция, в которой одной из сторон (обычно белым) предлагается … Википедия

  • производитель медицинских услуг — deutsch: Leistungserbringer m, Leistungsträger m english: health care provider Группы юридических лиц, с которыми больничные кассы заключают договора о медицинском обслуживании застрахованных: врачи больничных касс (в т.ч. врачи стоматологи),… … Русско-немецко-английский словарь по здравоохранению

  • Этюд (шахматы) — Этюд (от французского étude, буквально изучение, исследование) в шахматах, составленная шахматным композитором позиция, в которой одной из сторон (обычно белым) предлагается выполнить задание (выиграть или сделать ничью) без указания количества… … Википедия

  • показатель — 3.7 показатель (indicator): Мера измерения, дающая качественную или количественную оценку определенных атрибутов, выведенную на основе аналитической модели, разработанной для определенных информационных потребностей. Источник … Словарь-справочник терминов нормативно-технической документации

  • ГОСТ Р 51387-99: Энергосбережение. Нормативно-методическое обеспечение. Основные положения — Терминология ГОСТ Р 51387 99: Энергосбережение. Нормативно методическое обеспечение. Основные положения оригинал документа: 9 Возобновляемые топливно энергетические ресурсы Возобновляемые ТЭР основаны на использовании возобновляемых источников… … Словарь-справочник терминов нормативно-технической документации

  • ГОСТ 31607-2012: Энергосбережение. Нормативно-методическое обеспечение. Основные положения — Терминология ГОСТ 31607 2012: Энергосбережение. Нормативно методическое обеспечение. Основные положения оригинал документа: 9 Возобновляемые топливно энергетические ресурсы Возобновляемые ТЭР основаны на использовании возобновляемых источников… … Словарь-справочник терминов нормативно-технической документации

«Экономия на законе», или Принцип процессуальной экономии в гражданском судопроизводстве (Кисельников К.А.)

«Судебные действия должны служить к
разъяснению дела и поэтому должны
совершаться обдуманно и основательно, что
требует времени. Но вместе с тем они должны
быть совершаемы с возможной быстротой,
чтобы избежать замедления дела» <1>.

<1> Энгельман И.Е. Курс русского гражданского судопроизводства. Юрьев, 1912. С. 208.

Поводом к написанию настоящей статьи послужило то обстоятельство, что в последнее время в судебно-арбитражной практике наметилась тенденция, при которой стремление арбитражного суда к достижению процессуальной экономии все чаще сопровождается нарушением процессуальной формы. Хотя анализ выявленных нарушений в большинстве случаев и позволяет найти им вполне рациональное объяснение применительно к конкретной ситуации, тем не менее, на наш взгляд, они являются аномалией.
Проиллюстрируем суть обозначенной проблемы на следующем примере.
Общество обратилось с жалобой на Определение арбитражного суда кассационной инстанции об отказе в удовлетворении ходатайства о приостановлении исполнения судебного акта. Рассматривая вопрос о принятии жалобы к своему производству, судья арбитражного суда кассационной инстанции установил, что «к жалобе в нарушение статьи 277 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не приложены документы, подтверждающие направление или вручение копии жалобы истцу» <2>.
———————————
<2> Определение ФАС Поволжского округа от 27.03.2013 по делу N А65-19119/2012 // СПС «КонсультантПлюс».

Казалось бы, последствия выявленного нарушения очевидны, поскольку прямо предусмотрены нормой ст. 280 АПК РФ, т.е. жалоба подлежит оставлению без движения с установлением срока для устранения обстоятельств, послуживших к тому основанием.
Однако в данном случае арбитражный суд кассационной инстанции, приняв жалобу к производству, указал, что «в целях экономии процессуального времени и во избежание затягивания рассмотрения дела Федеральный арбитражный суд Поволжского округа принимает жалобу общества». В то же время общество было обязано «до дня рассмотрения жалобы представить непосредственно в суд кассационной инстанции доказательства направления или вручения копии жалобы истцу».
Как видно из примера, мотивировка принятого арбитражным судом по данному вопросу решения довольно проста: экономия процессуального времени, стремление избежать затягивания рассмотрения дела. Правильно ли поступил арбитражный суд? Вероятно, что в ценностном (содержательном) аспекте применительно к данной ситуации действия арбитражного суда вполне оправданны, хотя с формальной точки зрения осуществлены вне нормы процессуального права.
Конечно, следуя букве закона, арбитражный суд мог оставить жалобу без движения, установить соответствующий срок и ждать до тех пор, пока общество устранит допущенные нарушения и уведомит его об этом. Подобные действия были бы продиктованы законом, а следовательно, полностью отвечали бы принципу законности (формализма), но были бы они оправданны с точки зрения принципа процессуальной экономии?
Заметим, что в некоторых случаях неприложение необходимых документов преследует цель умышленно затянуть судебное разбирательство по делу. Например, судебная практика изобилует ситуациями, при которых проигравшая сторона, желая максимально отсрочить исполнение невыгодного для себя решения, при его обжаловании намеренно не прикладывает к апелляционной жалобе документ об уплате государственной пошлины (иные документы). Данное нарушение, как правило, влечет оставление такой жалобы без движения и установление арбитражным судом для его исправления так называемого «разумного срока», который, кстати говоря, недобросовестная сторона может использовать очень даже разумно (например, произвести отчуждение ликвидных активов). Подобное неправомерное поведение арбитражным судам хорошо известно, и они, в свою очередь, пытаются бороться с ним, в том числе с позиций процессуальной экономии.
Рассмотрим иной пример стремления арбитражного суда к процессуальной экономии. В рамках судебного разбирательства по делу ответчиком предъявлен встречный иск. Определением арбитражного суда первой инстанции в принятии встречного искового заявления ответчику было отказано, а дело впоследствии рассмотрено по существу. Мотивируя свой отказ, арбитражный суд первой инстанции указал в том числе следующее: «Истец обратился в суд с иском 19.12.2012, тогда как встречное исковое заявление ответчиком заявлено только в стадии судебного разбирательства 07.05.2013 и после неоднократных отложений судебного разбирательства, в том числе по ходатайству ответчика и ввиду неоднократного непредставления отзыва, данное право не было реализовано им ранее, при этом судом учитываются установленные законом сроки судебного разбирательства и необходимость рассмотрения дела в разумный срок». Исходя из этого, «суд считает, что ходатайство ответчика о принятии встречного искового заявления на основании ст. 132 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не подлежит удовлетворению, а встречное исковое заявление следует возвратить согласно ч. 2 ст. 132, ч. 3 ст. 129 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. Следует отметить, что возвращение встречного искового заявления не нарушает право заявителя на судебную защиту, так как не препятствует повторному обращению с ним и рассмотрению его по существу в отдельном исковом производстве» <3>.
———————————
<3> Определение Арбитражного суда Калужской области от 10.06.2013 по делу N А23-5472/2012. URL: http://kad.arbitr.ru/PdfDocument/47b416da-e574-4df4-b24e-62f53f755191/A23-5472-2012_20130610_Opredelenie.pdf.

Указанное определение и решение по делу были оставлены арбитражным судом апелляционной инстанции без изменения, который, в свою очередь, развивая довод о правомерности отказа в принятии встречного иска, отметил, что «основным предназначением института встречного иска является обеспечение принципа процессуальной экономии, своевременного рассмотрения гражданских дел. В связи с этим арбитражный суд, помимо специальных норм, посвященных встречному иску (статья 132 Кодекса), вправе применить и общие нормы о разрешении ходатайств лиц, участвующих в деле. В случае злоупотребления ответчиком правом на предъявление встречного иска в удовлетворении ходатайства о совместном рассмотрении встречного и первоначального исков может быть отказано на основании части 5 статьи 159 Кодекса. В данном случае принятие и рассмотрение встречного иска ответчика были невозможны в рамках установленного Кодексом срока» <4>.
———————————
<4> Постановление Двадцатого ААС от 24.09.2013 по делу N А23-5472/2012 // СПС «КонсультантПлюс».

Мотивировка арбитражных судов в части отказа в принятии встречного иска, как и в предыдущем примере, также сводится к экономии процессуального времени. При этом особый интерес, на наш взгляд, представляет довод суда о том, что предъявленный ответчиком встречный иск является злоупотреблением правом.
Отменяя указанные судебные акты, арбитражный суд кассационной инстанции в отношении отказа в принятии встречного иска высказал следующую позицию: «Суд кассационной инстанции полагает выводы судов о злоупотреблении ответчиком правом на предъявление встречного иска не соответствующими нормам процессуального права и обстоятельствам дела… Предъявление встречного иска является правом ответчика, а обязанность суда — принять встречный иск при наличии любого из условий, предусмотренных статьей 132 АПК РФ. При таких обстоятельствах отказ арбитражного суда в принятии встречного искового заявления неправомерен, поскольку не соответствует вышеназванной норме» <5>.
———————————
<5> Постановление ФАС Центрального округа от 02.12.2013 по делу N А23-5472/2012 // СПС «КонсультантПлюс».

Разделяя приведенную позицию арбитражного суда кассационной инстанции, отметим, что подобного рода подход арбитражных судов, при котором соблюдение процессуальных сроков становится во главу угла при рассмотрении вопроса о принятии встречного иска, уже становился предметом научных исследований. К примеру, В.В. Попов отмечает следующее: «Не секрет, что именно нехваткой времени зачастую объясняется невозможность или нежелание судов принимать встречный иск, хотя формально мотивы отказов указываются иные. Принцип оперативности или процессуальной экономии в этих случаях становится самоцелью и перестает быть принципом процесса, ибо (хотя это и звучит парадоксально) в таком случае он тормозит процесс и препятствует его объективности и всесторонности. В делах, «обремененных» встречным иском, такие категории, как «быстрота» и «правильность» (как они сформулированы в п. 3 ст. 132 АПК РФ и ст. 138 ГПК РФ), зачастую начинают конфликтовать друг с другом, и уступка одному может идти во вред другому. Но, с другой стороны, раздельное рассмотрение двух взаимосвязанных исков препятствует оперативному и окончательному установлению материально-правового отношения между сторонами» <6>.
———————————
<6> Попов В.В. Проблемы взаимосвязи институтов встречного иска и процессуальных сроков // СПС «КонсультантПлюс».

Приведенные примеры являются каплей в море той многообразной судебной практики, формирующейся в настоящее время арбитражными судами под эгидой принципа процессуальной экономии. Поскольку подобного рода «экономия на законе», приводящая к утрате арбитражным судом стереотипного поведения (т.е. предписанного законом), приобретает ярко выраженную тенденцию, то интерес к ней имеет не только теоретическую направленность, но и практическую значимость.
Проанализируем обозначенную проблему подробнее. Как известно, современная доктрина процессуального права к одному из фундаментальных принципов судопроизводства относит принцип процессуальной экономии, смысл и значение которого заключаются в достижении цели любого процессуального действия с минимальными издержками для суда и лиц, участвующих в деле, что достигается за счет рационального использования процессуальных средств и методов защиты. В отечественном процессуальном законодательстве названый принцип, в отличие от иных основополагающих принципов, самостоятельного нормативного закрепления не получил, что, впрочем, никоим образом не умаляет его право на существование.
Конечно, согласно довольно распространенной точке зрения, принципом может считаться только то «исходное начало», та «идея», которые непосредственно формулируются в нормах права в виде конкретных предписаний. Данная позиция находит поддержку практически во всех отраслях права. Так, в комментарии к Семейному кодексу РФ его автор указывает, что «под основными началами (принципами) семейного законодательства понимаются руководящие положения, определяющие сущность данной отрасли законодательства и имеющие общеобязательное значение в силу их правового закрепления» <7>.
———————————
<7> Пчелинцева Л.М. Комментарий к Семейному кодексу РФ. М.: НОРМА-ИНФРА, 1999. С. 5.

Между тем необходимо принимать во внимание следующие нюансы. Во-первых, такой сугубо формальный подход способен лишить права на существование многие общепризнанные принципы, которые прямо в законе не закреплены, однако выводятся из содержания и смысла целого ряда норм путем их анализа, сопоставления и толкования (классическим примером является принцип диспозитивности в процессуальном праве). Во-вторых, на наш взгляд, принцип не сводится к своему нормативному воплощению, т.е. содержание принципа не отождествлено с закрепляющей его нормой права. В ценностном аспекте содержание принципа всегда шире его нормативного содержания, поскольку именно в этом случае принцип способен в полной мере проявить свое «служебное» правоприменительное назначение (принцип как основа толкования закона, как основа преодоления пробелов в законе и т.п.).
В юридической литературе можно встретить подход, согласно которому сущность одного принципа раскрывается через его взаимосвязь (чаще через противопоставление) с другими принципами, что представляется вполне обоснованным и продуктивным, ибо, устанавливая точки соприкосновения принципов, такой подход выявляет их смысл в правовом регулировании и позволяет обозначить их роль и место в общей системе принципов. Так, по мнению Т.В. Сахновой, «система принципов означает, что каждый принцип самостоятелен, но не автономен. Имея собственное содержание, любой из принципов работает только во взаимодействии с другими принципами, значение принципа определяется его взаимодействием с остальными принципами и влиянием всей системы принципов в целом на течение, алгоритм гражданского судопроизводства. Главное в системе принципов — связи между отдельными принципами» <8>. А.А. Ференс-Сороцкий придерживается той точки зрения, что «принцип процессуальной экономии может быть правильно раскрыт, если рассматривать его во взаимосвязи с противоположным началом процесса — принципом процессуального формализма» <9>. Развивая мысль о соотношении этих принципов, Р.В. Шакирьянов, в свою очередь, полагает, что «принцип процессуальной экономии имеет антагониста — принцип процессуального формализма. Действие принципа процессуального формализма также оптимизирует возможное негативное воздействие действия принципа процессуальной экономии на систему принципов» <10>.
———————————
<8> Сахнова Т.В. Курс гражданского процесса: теоретические начала и основные институты. М., 2008. С. 110
<9> Ференс-Сороцкий А.А. Процессуальный формализм или процессуальная экономия? // Правоведение. 1991. N 4. С. 31
<10> Шакирьянов Р.В. Действие принципа процессуальной экономии в гражданском судопроизводстве // СПС «КонсультантПлюс».

Действительно, рассматривая эти принципы в контексте судебной практики, подобной той, что приведена в начале статьи, можно прийти к выводу, что принцип процессуальной экономии конкурирует с принципом формализма (законности), противостоит ему, поскольку при разрешении того или иного процессуального вопроса судами фактически разрешается вопрос об их соотношении и значении в конкретно взятом случае. Однако, на наш взгляд, вряд ли можно противопоставлять указанные принципы. Во-первых, данные принципы не являются в полном смысле слова антиподами (антагонистами), а значит, и не являются взаимоисключающими (альтернативными), во-вторых, с позиции системного подхода данные принципы, выполняя конкретную роль в правовом регулировании, дополняют друг друга, образуя вместе с другими принципами единую сбалансированную систему, в которой не может быть ни одного лишнего или превалирующего над другими элемента.
Перенося уяснение смысла принципа процессуальной экономии в практическую плоскость, отметим, что в условиях нынешних реалий отечественного судопроизводства данный принцип приобретает особое, подчас «сакральное», значение, поскольку позволяет повысить эффективность осуществления средств судебной защиты и минимизировать издержки суда, преимущественно временного характера. Это немаловажно ввиду того, что, несмотря на неоднократные судебные реформы, проблема чрезмерной загруженности российской судебной системы по-прежнему остается неразрешенной. Так, Международная комиссия юристов в своем докладе на тему «Состояние судебной системы в России» констатировала, что «загруженность российских судов довольно высока, что нередко приводит к медленным и длительным судебным процессам, поверхностному рассмотрению дел и низкому качеству выносимых решений… Недостаточное количество судей и судов, отсутствие эффективных механизмов досудебного и несудебного разрешения споров усугубляют проблему чрезмерной загруженности судов» <11>.
———————————
<11> Международная комиссия юристов. Состояние судебной системы в России. С. 31. URL: http://icj.wpengine.netdna-cdn.com/wp-content/uploads/2012/05/Russia-indepjudiciary-report-2010-rus.pdf.

Роль принципа процессуальной экономии, в том числе в свете разрешения проблемы загруженности судебной системы, неоднократно отмечалась не только на страницах юридической литературы, но и в судебных актах судов самого разного уровня.
Так, исходя из тезиса о том, что одним из важнейших факторов, определяющих эффективность восстановления нарушенных прав, является своевременность защиты прав участвующих в деле лиц, Конституционный Суд РФ неоднократно отмечал: «Законодатель в силу принадлежащих ему полномочий должен устанавливать такие институциональные и процедурные условия осуществления процессуальных прав, которые отвечали бы требованиям процессуальной эффективности, экономии в использовании средств судебной защиты и тем самым обеспечивали бы справедливость судебного решения, без чего недостижим баланс публично-правовых и частноправовых интересов; игнорирование же законодателем принципа процессуальной экономии влечет неоправданное и лишенное смысла использование временных, финансовых и кадровых ресурсов государства для рассмотрения дела» <12>. В докладе на тему «Развитие судебной системы Российской Федерации: конституционно-правовые аспекты» Конституционный Суд РФ также указал: «Законодательная реализация данного принципа имеет значение не столько с точки зрения рационального расходования публичных ресурсов, которое само по себе не могло бы являться достаточным конституционно-правовым основанием для отступления от традиционного порядка судопроизводства, сколько с точки зрения создания условий для скорейшего предоставления лицам, участвующим в деле, судебной защиты, своевременность осуществления которой, учитывая характер поставленного перед судом вопроса, может оказаться не менее значимой, чем сама возможность ее получения» <13>.
———————————
<12> Определение Конституционного Суда РФ от 17.07.2012 N 1389-О // СПС «КонсультантПлюс».
<13> Конституционный Суд РФ. Развитие судебной системы Российской Федерации: конституционно-правовые аспекты. URL: http://www.ksrf.ru/ru/Info/Maintenance/Informationks/Pages/Aspects.aspx.

При этом, признавая важность принципа процессуальной экономии, Конституционный Суд РФ тем не менее подчеркивал, что «процессуальная экономия как таковая не является для законодателя самоцелью: в первую очередь она призвана заложить основу для организационно наиболее быстрого и эффективного разрешения дел в судебной системе в целом, что обязывает к принятию законодательных решений в сфере процессуального правового регулирования с учетом предписаний статьи 17 (часть 3) Конституции Российской Федерации, а в части предоставления сторонам гарантий реальной судебной защиты их прав, затрагиваемых требованием процессуальной экономии, — и с учетом вытекающей из статьи 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации необходимой соразмерности возможного ограничения этих прав конституционно защищаемым ценностям, которая определяется, в частности, характером материальных правоотношений, составляющих предмет соответствующей категории дел, и не допускает какого-либо снижения уровня процессуальных гарантий в целях процессуальной экономии» <14>.
———————————
<14> Постановление Конституционного Суда РФ от 19.07.2011 N 17-П // СПС «КонсультантПлюс».

Среди институциональных условий осуществления процессуальных прав, отвечающих обозначенным Конституционным Судом РФ требованиям процессуальной экономии, применительно к гражданскому судопроизводству выделяют условия, обеспечивающие:
— соединение в одном исковом заявлении нескольких требований, связанных между собой по основаниям возникновения или представленным доказательствам;
— объединение нескольких однородных дел, в которых участвуют одни и те же лица, в одно производство для совместного рассмотрения;
— предъявление встречного иска для рассмотрения его совместно с первоначальным;
— преюдициальность фактов, установленных вступившим в силу судебным актом.
Что же касается процедурных условий осуществления процессуальных прав, то их соответствие требованиям процессуальной экономии достигается в том числе за счет упрощения судебных процедур, путем освобождения процессуальной формы от всякого рода «излишеств», чрезмерно перегружающих процесс, их замены на более «экономные» процессуальные средства.
Примером тому может служить некогда имевшая место ревизия положений АПК РФ, регулирующих процедуру упрощенного производства. Так, несколько лет назад Высший Арбитражный Суд РФ, являвшийся разработчиком проекта Федерального закона от 25 июня 2012 г. N 86-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации в связи с совершенствованием упрощенного производства», в пояснительной записке к законопроекту выдвигал следующие аргументы. «Совершенствование упрощенного производства направлено на достижение, в частности, следующих целей: минимизация судебных издержек лиц, участвующих в деле, в том числе за счет отсутствия необходимости лично присутствовать в судебных заседаниях и наличия возможности ознакомления с документами посредством удаленного доступа, а также сокращение сроков рассмотрения отдельных категорий дел… Высокая нагрузка на суды во многом препятствует полному и всестороннему рассмотрению дела в разумный срок и выполнению задач арбитражного судопроизводства… Принятие законопроекта позволит установить доступную и быструю процедуру рассмотрения несложных и незначительных по размерам требований дел, что будет способствовать эффективной реализации задач судопроизводства в арбитражных судах и снижению судебной нагрузки» <15>.
———————————
<15> Пояснительная записка к проекту Федерального закона «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации и часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации в связи с совершенствованием упрощенного производства». URL: http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/(SpravkaNew)?OpenAgent&RN=528836-5&02.

В свою очередь, в конце 2014 г. под эгидой сближения систем судов общей юрисдикции и арбитражных судов, унификации процессуальных процедур и правил, применяемых этими судами в ходе рассмотрения и разрешения конкретных споров и иных юридических дел, Верховный Суд РФ внес в Государственную Думу РФ законопроект «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации». В пояснительной записке отмечено: «Законопроектом предлагается внести ряд изменений, направленных на внедрение и развитие альтернативных способов разрешения споров, использование которых позволит повысить эффективность правосудия в целом, в том числе посредством уменьшения количества споров, которые могут стать предметом рассмотрения арбитражных судов… На повышение эффективности рассмотрения дел в порядке упрощенного производства… направлено включение в АПК РФ положений, в соответствии с которыми по делам, рассматриваемым в порядке упрощенного производства, решение принимается путем подписания судьей резолютивной части решения… Законопроект предполагает введение в арбитражное процессуальное законодательство такой ускоренной формы производства, как судебный приказ» <16>.
———————————
<16> Пояснительная записка к проекту федерального закона «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации и в часть вторую Налогового кодекса Российской Федерации». URL: http://asozd2.duma.gov.ru/main.nsf/(Spravka)?OpenAgent&RN=638178-6&02.

Возвращаясь к позиции Конституционного Суда РФ, еще раз подчеркнем, что обозначенные им условия осуществления процессуальных прав подлежат установлению законодателем, а следовательно, должны быть закреплены нормативно. Однако законодательная деятельность — процесс многоэтапный, а потому требующий огромных временных затрат. Порой действующее процессуальное законодательство, не соответствуя требованиям текущей ситуации, выступает своего рода тормозом на пути к достижению эффективного судопроизводства. По этой причине судебная система вынуждена самостоятельно вырабатывать решения возникающих проблем.
Так, реализуя свои конституционные права, высшие судебные инстанции дают разъяснения по вопросам судебной практики, обеспечивая тем самым унифицированный подход к разрешению того или иного проблемного вопроса.
В качестве примера рассмотрим положения п. 26.7 Постановления Пленума ВАС РФ от 25 декабря 2013 г. N 100 «Об утверждении Инструкции по делопроизводству в арбитражных судах Российской Федерации (первой, апелляционной и кассационной инстанций)», согласно которым «если апелляционная жалоба подана непосредственно в суд апелляционной инстанции после возбуждения в нем апелляционного производства по жалобе другого лица по тому же делу, то суд, в целях соблюдения принципа процессуальной экономии, решает вопрос о принятии этой жалобы к производству, не возвращая ее заявителю» <17>.
———————————
<17> Постановление Пленума ВАС РФ от 25.12.2013 N 100 «Об утверждении Инструкции по делопроизводству в арбитражных судах Российской Федерации (первой, апелляционной и кассационной инстанций)» // СПС «КонсультантПлюс».

Разделяя позицию Конституционного Суда РФ в том, что реализация принципа процессуальной экономии осуществляется при законодательном установлении институциональных и процедурных условий осуществления процессуальных прав, мы приходим к выводу о том, что данный принцип должен находить свою реализацию непосредственно и исключительно в рамках законодательной деятельности и никоим образом в правоприменительной, тем более в сфере правосудия. То есть, как и любой иной принцип, он должен учитываться уже на стадии правового оформления того или иного механизма, создающего соответствующие условия для реализации процессуальных прав.
При этом отметим, что в рамках судопроизводства внепроцессуальное поведение суда недопустимо в принципе, именно поэтому основным методом, используемым при регулировании его полномочий, является метод предписаний. Такой формализм представляется обоснованным, поскольку его соблюдение обеспечивает гарантии объективности и беспристрастности, снижая субъективизм и судейское усмотрение.
Между тем, принимая во внимание, что отечественное процессуальное законодательство все еще на пути к «идеальному», полагаем, что в условиях текущей загруженности судебной системы количество нарушений норм процессуального права, допускаемых в целях достижения процессуальной экономии, будет только возрастать. При этом оценка таких нарушений, на наш взгляд, должна производиться с позиций их последствий, в том числе с учетом положений ч. 3 ст. 270 АПК РФ и ч. 3 ст. 288 АПК РФ.
В целом же всегда необходимо помнить, что процессуальная экономия — не самоцель, а лишь способ рационализации и оптимизации судопроизводства.

Библиография

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *