Принцип доступности правосудия

Принцип доступности правосудия: правовое содержание и гарантии

Сущность, содержание понятия «доступность правосудия» является объектом научных исследований, что определяет существование различных научных подходов к понятию «доступность правосудия». Так, М.И. Клеандров указывает, что правосудие можно охарактеризовать как способ осуществления государственной власти, точнее ее судебной власти. Правосудие, как это следует даже из написания этого слова, состоит из двух частей: право и суд… правый (в смысле «основанный на праве») суд, а судопроизводство и судоустройство являются неотъемлемой компонентой понятия «правосудие» . Д. Козак определял доступность правосудия как наличие институциональных и процессуальных гарантий, обеспечивающих право потенциальных участников процесса получить справедливое правосудие .

Право на доступ к правосудию обладает универсальным характером, является объектом международно-правовой регламентации и защиты. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации (ч. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации) являются составной частью ее правовой системы, имеют приоритет над внутринациональным российским законодательством.

Первостепенными, стержневыми для всей российской правовой системы являются Всеобщая декларация прав человека 1948 г., Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 г. (далее — Конвенция), Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах, Международный пакт о гражданских и политических правах. Влияние Всеобщей декларации прав человека и Конвенции на внутринациональное российское законодательство и российскую судебную практику значительно, прямое указание на международно-правовые нормы Всеобщей декларации прав человека и Конвенции содержится во многих судебных актах, что свидетельствует о непосредственном применении судами Российской Федерации данных международно-правовых документов.

В соответствии со ст. 8 Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года, каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом.

В соответствии с п. 1 ст. 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, принятой Советом Европы 4 ноября 1950 года, каждый имеет право при определении его гражданских прав и обязанностей на справедливое публичное разбирательство дела в разумный срок независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона.

Впоследствии в статье 14 Международного пакта ООН о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года были воспроизведены положения статьи 6 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Основываясь на толковании Европейским Судом по правам человека положений Европейской Конвенции Э. Гротрайан отмечает, что положениями ее п. 1 ст. 6 закрепляется «право на суд», которое включает в себя три элемента:

Во-первых, право на рассмотрение спора независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Этот элемент включает в себя, по сути, требования к организации судебной системы.

Во-вторых, право на рассмотрение в суде споров о гражданских правах. Данный элемент содержит правило о подведомственности дел судебным органам.

В-третьих, право на доступ к правосудию. Применительно к гражданскому процессу из этого права прямо следует обязанность государства по организации судоустройства и судопроизводства с учетом положений принципа доступности правосудия.

Конституция, закрепившая принцип доступности судебной защиты, дает основание для использования в этой сфере международных правовых стандартов. Как предусмотрено п. 3 ст. 46, каждый вправе в соответствии с международными договорами России обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.

Статья 2 Арбитражного процессуального кодекса РФ указывает в качестве одной из главных задач судопроизводства задачу по обеспечению доступности правосудия в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, а также права каждого лица на справедливое публичное разбирательство в установленный законом срок независимым и беспристрастным судом.

Содержание принципа доступности правосудия составляют следующие положения:

1) доступ к суду свободен для каждого в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов; 2) судебное решение может быть обжаловано в вышестоящую судебную инстанцию и пересмотрено с целью исправления судебной ошибки (вступившее в законную силу судебное решение только по обстоятельствам существенного и неопровержимого характера); 3) судебные органы должны предпринимать активные действия по разрешению социально-правового конфликта в разумный срок, в том числе в процессе исполнения судебного решения.

Определяя круг лиц, имеющих доступ к судебной защите, Конституция употребляет термин «каждый» (п. 1 ст. 46). Судебная защита доступна гражданам России и иностранным гражданам (п. 3 ст. 62). Имевшиеся ранее ограничения для обращения в суд за защитой своих прав военнослужащих сняты. Теперь за защитой своих прав могут обращаться в суд и лица, отбывающие наказание в местах лишения свободы.

Доступность судебной защиты включает и права несовершеннолетних граждан. Ребенок может самостоятельно обратиться в суд по достижении 14-летнего возраста, судебную защиту прав малолетних осуществляют их родители или законные представители.

Доступность судебной защиты подкрепляется обязанностью суда принять обращение к рассмотрению, отказ возможен только в случаях, предусмотренных законом.

Судебная защита осуществляется судом в порядке конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Сложившаяся система законодательства обеспечивает доступность судебной защиты граждан от посягательства на жизнь, здоровье, имущество, честь и достоинство, а также от незаконных решений и действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц (ст. 46 Конституции РФ).

Некоторые авторы (М.С.Шакарян) выделяют следующие условия (гарантии) доступности правосудия:

  • гарантированное право на обращение в суд в четко (ясно) установленном порядке, не допускающем субъективизма при применении закона;
  • близость суда к населению;
  • разумные судебные расходы с правом неимущего быть освобожденным от них;
  • разумные сроки рассмотрения и разрешения гражданских дел;
  • научно-обоснованные нормативы нагрузки судей;
  • простота и ясность процедуры рассмотрения дела;
  • гарантия бесплатной юридической помощи нуждающимся.

Несмотря на нормативное закрепление в Конституции РФ равенства субъектов судопроизводства, обеспечение его на практике вызывает некоторые вопросы. Представляется, что это обусловлено следующими обстоятельствами: граждане имеют разный уровень образования, правовых навыков, интеллекта, финансовые возможности.

Для обеспечения полноценного участия в состязательном процессе, реального и равного доступа к правосудию стороны нуждаются в квалифицированной юридической помощи для ведения своего дела. Однако говорить о доступности правосудия в полной мере сложно, т. к. для многих граждан получить квалифицированную юридическую помощь затруднительно.

В ст. 20 ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации» № 324-ФЗ от 24 ноября 2011 г. перечислены категории граждан имеющие право на бесплатную юридическую помощь. Анализ указанной статьи выявил проблему: что делать человеку, который не подпадает под указанную в законе категорию лиц, и не имеющего средств для обращения к профессиональному специалисту? Так, например, бесплатная юридическая помощь оказывается гражданам, чей среднедушевой доход на семью не превышает прожиточного минимума. Однако превышение дохода на 100 руб. делает получение такой помощи невозможным .

Показательным примером является опыт некоторых зарубежных стран, в которых не существует проблемы по оказанию бесплатной юридической помощи. Так, в законодательстве Хорватии устанавливает, что право на юридическую помощь должно быть предоставлено, если «несение издержек, связанных с юридическими процедурами, лишит индивида или его семью средств к существованию». Об этом говорил на V Всероссийском съезде судей Президент РФ Путин В.В., который в своем докладе отметил, что «любое судебное разбирательство требует денег, и зачастую немалых… Поэтому позволить себе пойти в суд за правдой может далеко не каждый человек» .

Для большинства населения РФ возможность воспользоваться услугами адвоката по гражданским делам не обеспечена. Одной из причин является их недостаточное количество, неравномерное распределение по территории страны.

Предлагается принять следующие меры, которые позволят решить возникшие проблемы по преодолению преград к доступности правосудия.

  1. Необходимо расширить перечень граждан, которые имеют право на получение бесплатной юридической помощи. Здесь целесообразно воспользоваться опытом зарубежных стран, в которых за помощью может обратиться любой человек, для которого судебное разбирательство даже при наличии изначальных финансовых возможностей может в последующем сильным образом «ударить по карману».
  2. Ввести ответственность для лиц за ненадлежащее оказание юридической помощи. Целесообразно применять к ним меры штрафного характера. Данные средства можно в качестве компенсации отдать лицу, который не получил качественную юридическую помощь. Подобные меры будут носить компенсаторный и пресекательный характер.
  3. Применять меры стимулирующего характера за добросовестное отношение к выполняемым обязанностям, выраженным в качественной помощи по правовым вопросам.
  4. Создать общедоступные юридические консультационные центры при судах.
  5. Необходимо повышать правовую культуру и грамотность населения путем принятия государственных целевых программ.

Доступность правосудия: содержание и пределы

Доступность правосудия является одним из европейских стандартов справедливого правосудия, хотя и прямо не поименованных в ст. 6 Европейской Конвенции, но активно используемых Европейским судом по правам человека.

Доступность правосудия как элемент права на справедливое судебное разбирательство был сформулирован в деле «Голдер против Соединенного Королевства» Golder v. UK, 4451/70, 21 February 1975.. Европейский суд указал, что право на доступ к суду прямо вытекает из контекста ст. 6 Европейской Конвенции. Право на справедливое, публичное и скорое судебное разбирательство, относится к уже начатому процессу, однако из этого не следует, что право на возбуждение судебного дела тем самым исключается. Таким образом, ЕСПЧ пришел к выводу, что доступность правосудия подразумевает два аспекта: право на обращение в суд как таковое и право получения реальной судебной защиты уже после обращения в суд.

В деле «Голдер против Соединенного Королевства» ЕСПЧ придал доступности правосудия и более глубокое значение. В частности, согласно позиции Европейского суда, от возможности получения доступа к правосудию зависит существование верховенства права в целом. Принцип, согласно которому возможность передачи дела на рассмотрение судьи должна быть обеспечена в каждом гражданско-правовом споре, является одним из всемирно «признанных», основополагающих принципов права, как и принцип международного права, запрещающий отказ в правосудии.

В российском арбитражном процессуальном законодательстве доступность правосудия не обозначается как принцип правосудия. Вместе с тем, ст. 2 АПК РФ в числе задач судопроизводства в арбитражных судах называет обеспечение доступности правосудия в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Такой подход законодателя представляется не совсем корректным. Обеспечение доступности правосудия можно назвать задачей скорее процессуального законодательства, а не судопроизводства. Одновременно с этим представляется возможным включить доступность правосудия в АПК РФ в качестве одного из принципов арбитражного процесса.

Кроме того, после появления в арбитражном процессе второй кассационной инстанции в АПК РФ появилось еще одно упоминание категории «доступ к правосудию». Так, нарушение права на доступ к правосудию является одним из оснований, по которым Председатель Верховного Суда Российской Федерации или его заместитель могут внести представление о пересмотре судебных постановлений в порядке надзора (ст. 308.10 АПК РФ).

Для понимания, что именно возможно включить в содержание принципа доступности правосудия обратимся к научной литературе. Так, наиболее взвешенной представляется позиция М.А. Рожковой и М.Е. Глазковой, которые выделяют два основных способа реализации доступности правосудия:

1) Недопущение создания препятствий (юридического, политического или технического характера), которые затрудняют или вовсе исключают возможность для граждан и юридических лиц реализовать свое право на суд;

2) совершение государством необходимых позитивных действий для создания условий для беспрепятственного обращения всякого заинтересованного лица в суд за защитой своих нарушенных или оспоренных прав М.А. Рожкова, М.Е Глазкова. Аспекты права на суд: новейшие тенденции / Российский ежегодник Европейской конвенции по правам человека (Russian yearbook of the European convention on human rights) / Д.В. Афанасьев, М. Визентин, М.Е. Глазкова и др. М.: Статут, 2015. Вып. 1: Европейская конвенция: новые «старые» права. .

Вопрос о классификации способов и условий реализации доступа к суду остается в научной литературе малоисследованным. По мнению автора настоящей работы, также возможна следующая классификация способов и условий доступности правосудия:

1) Организационные условия, относящиеся к судоустройственному законодательству (конституционные основы процессуального права, законодательство о судебной системе, о разграничении компетенции), а также нормы материального права, имеющие прямое значение для процессуального права (например, нормы Гражданского кодекса РФ об исковой давности);

2) Процессуальные условия, относящиеся к судопроизводственному законодательству, обеспечивающие возможности реализации норм процессуальных кодексов.

Б.Л. Зимненко, рассматривая стандарт доступности правосудия, выделяет три элемента:

1) Право на инициирование судебного разбирательства;

2) Право на разрешение спора по существу;

3) Право на недопустимость необоснованного пересмотра окончательно вступившего в законную силу решения суда по гражданским делам Зимненко Б.Л. Указ. соч. С. 165.

Данный подход представляется наиболее содержательным, поэтому на каждый из этих элементов следует рассмотреть подробнее.

Право на инициирование судебного разбирательства.

Важнейшим элементом доступа к правосудию является право на инициирование судебного разбирательства. При этом особое внимание следует уделить позиции Европейского суда о том, что право на доступ к суду не является абсолютным и может быть ограничено путем предъявления определенных законодательных требований к инициированию судебного разбирательства. Данный подход был сформулирован в деле «Ицлаев против России». ЕСПЧ, в частности, указал, что право на доступ по своему существу требует правового регулирования, которое может варьироваться в зависимости от времени и места согласно требованиям и возможностям общества и частных лиц. Предусматривая такое регулирование, национальный законодатель наделяется определенным усмотрением. Ограничения, касающиеся доступа к суду, совместимы с п. 1 ст. 6, если только они не ограничивают доступ к суду лица таким образом и в таком объеме, которые подрывают само существо рассматриваемого права; в конце концов, такие ограничения не будут совместимыми с п. 1 ст. 6, если они не преследуют законной цели и отсутствует разумный баланс между используемыми средствами и достигаемой целью Itslayev v. Russia, № 34631/02, 09 October 2008. . Таким образом, позиция ЕСПЧ сводится к тому, что законодатель вправе устанавливать условия доступа к суду, но цель установления этих условий заключается прежде всего в обеспечении правового регулирования доступа к суду, а не в создании каких-либо препятствий.

В российском арбитражном процессуальном законодательстве также можно найти примеры условий доступа к правосудию. Ярким примером являются положения ст. 125 АПК РФ, устанавливающей требования к содержанию и форме искового заявления и ст. 126 АПК РФ, к документам, прилагаемым к исковому заявлению. Данные требования (вопреки часто встречающейся на практике позиции представителей сторон) нельзя признать создающими препятствия по обращению в суд. Напротив, они предусматривают минимум документов, необходимый суду даже не столько для рассмотрения дела по существу, сколько для решения организационных и процессуальных вопросов. Так, например копии свидетельства о государственной регистрации юридического лица или индивидуального предпринимателя нужны арбитражному суду, во-первых, для определения своей компетенции рассматривать спор, а во-вторых, для установления адресов сторон, необходимых для направления корреспонденции.

Позиция о том, что требования к содержанию, форме искового заявления, прилагаемым к нему документам, не противоречат стандарту доступности правосудия, была подтверждена ЕСПЧ в деле «Коловангина против Российской Федерации» Kolovangina v. Russia, № 76593/01, 11 December 2008.. Заявительнице было отказано в приеме искового заявления в связи с тем, что доверенность не предусматривала права заявительницы на подписание и подачу исковых заявлений. ЕСПЧ пришел к выводу, что указанное ограничение было основано на законе, преследовало законную цель и было необходимым в демократическом обществе. Указанные обстоятельства позволили ЕСПЧ не констатировать факт нарушения ст. 6 Конвенции.

Действующий АПК РФ в отличие от ГПК РФ не содержит института отказа в принятии искового заявления к производству, который в гражданском процессе применяется, например, при неподведомственности заявленных требований Подробнее см. Фокин Е.А. Процессуальные действия судьи при установлении неподведомственности спора: сравнительно-правовой анализ ГПК РФ, АПК РФ и перспективы нормативного регулирования в проекте единого Кодекса гражданского судопроизводства // М.: Нравственные императивы в праве, 2014, №3. С. 47-52. . АПК РФ предусматривает возможность возвращения искового заявления, однако на практике данное процессуальное правомочие не пользуется популярностью. Более того, судебно-арбитражная практика исходит из того, что даже если исковое заявление содержит явные дефекты и очевидные ошибки, то его нужно сначала оставить без движения, а лишь затем возвратить заявителю.

Так, например, Арбитражный суд Московской области определением от 09.12.2015 г. по делу № А41-100816/15 возвратил кредитору заявление о признании должника несостоятельным (банкротом) ввиду отсутствия судебного акта, подтверждающего размер задолженности. Постановлением Десятого арбитражного апелляционного суда от 14.01.2016 г. по тому же делу указанное определение было отменено ввиду того, что суду первой инстанции надлежало сначала оставить поданное заявление без движения, предложив заявителю предоставить недостающий судебный акт, и лишь потом, в случае неустранения заявителем дефектов, возвращать поданное заявление Постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 14.01.2016 г. по делу № А41-100816/15 // Архив Арбитражного суда Московской области..

Право на разрешение спора по существу.

Право на разрешение спора по существу как элемент стандарта доступности правосудия было сформулировано ЕСПЧ в деле «Хамидов против России» Khamidov v. Russia, № 72118/01, 15 November 2007. В национальном суде заявитель предъявил к ответчику два требования: о возмещении материального вреда и о возмещении морального вреда. Суд в удовлетворении обоих требований отказал, однако в мотивировочной части было приведено лишь обоснование отказа в удовлетворении требований о возмещении материального вреда. Вопрос о возмещении морального вреда суд обошел стороной. В этой связи, несмотря на то, что заявитель воспользовался правом инициировать судебный процесс и несмотря на то, что сам процесс прошел с соблюдением требований ст. 6 Конвенции, суд не разрешил спор в полном объеме.

Вместе с тем, анализ российской судебно-арбитражной практики позволяет прийти к выводу, что аналогичные нарушения в настоящее время практически отсутствуют.

Прежде всего, стоит отметить, что АПК РФ предусматривает так называемые средства самоконтроля арбитражного суда: инструменты, с помощью которых арбитражный суд может самостоятельно исправить недостатки вынесенного решения. К таким средствам относится право арбитражного суда вынести дополнительное решение (ст. 178 АПК РФ) и право арбитражного суда разъяснить решение (ст. 179 АПК РФ).

Однако на практике необходимость использования таких процессуальных возможностей возникает не так часто.

Так, за период с 01.01.2015 г. по 31.12.2015 г. Арбитражным судом Московской области рассмотрено 102 412 дел, в том числе с принятием решения 85 716 дел. Из общего количества рассмотренных дел с принятием решения только по 95 делам были приняты дополнительные решения, что составляет 0,11% от общего количества принятых судом решений, в том числе 15 по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений и 80 по делам, возникающим из гражданских правоотношений.

В практической деятельности арбитражных судов нередко возникает следующая ситуация: в исковом заявлении содержится несколько требований, при этом одно из требований данный арбитражный суд рассматривать не уполномочен. Примером такой ситуации является неподсудность одного из заявленных требований. Очевидным разрешением данной ситуации является передача дела по подсудности, однако арбитражные суды данное процессуальное действие осуществляют по-разному:

1) При первом варианте арбитражный суд выносит определение, в котором одновременно разрешается два вопроса: о выделении неподсудного требования и о передаче данного требования по подсудности Определение Арбитражного суда Московской области от 27.01.2015 г. по делу № А41-73419/2014 // Архив Арбитражного суда Московской области.

2) При втором варианте арбитражный суд выносит определение о выделении требований в отдельное производство. Выделенное требование регистрируется как новое дело, однако в процессе рассмотрения дела суд выносит на обсуждение лишь один вопрос: о передаче по подсудности заявленных требований. Как правило, такие дела заканчиваются вынесением определения о передаче дела по подсудности Определение Арбитражного суда Московской области о выделении требований в отдельное производство от 15.12.2015 г. по делу № А41-91679/15; определение Арбитражного суда Московской области о передаче дела на рассмотрение другого арбитражного суда от 18.01.2016 г. по делу № А41-105074/2015 // Архив Арбитражного суда Московской области.

Более предпочтительным представляется первый вариант ввиду его соответствия принципу процессуальной экономии. При втором варианте значительное количество времени (как правило, не менее месяца) уходит на возбуждение производства по выделенному требованию, подготовительную стадию, рассмотрение вопроса о передаче дела по подсудности и непосредственно передачу дела. Первый вариант подразумевает куда более оперативные сроки, и при этом у суда все равно есть возможность заслушать позиции сторон по вопросу передачи одного из требований по подсудности в рамках изначально возбужденного дела.

Право на недопустимость необоснованного пересмотра окончательно вступившего в законную силу решения суда

Данное право направлено на реализацию принципа правовой определенности. Частично данный аспект был рассмотрен в параграфе 1.2.

Нетрудно заметить, что принцип правовой определенности и право на доступ к суду во многом взаимосвязаны. Через возможность доступа к конкретную вышестоящую инстанцию ЕСПЧ определяет является ли данная возможность эффективным средством правовой защиты. Реализация принципа правовой определенности в Российской Федерации (особенно в гражданском процессе) неоднократно становилась предметом различных научных публикаций См. напр. Филатова М.А. Окончательный пересмотр судебных решений в европейских странах: основные модели и тенденции развития // Российский ежегодник гражданского и арбитражного процесса. 2006. № 5. СПб., 2007. С. 283.

Дикарев И.С. Принцип правовой определенности и стабильность окончательных судебных решений в уголовном процессе // Судья. 2014. № 10. С. 33 — 36.. Для данных публикаций сложилась действительно богатая почва: ЕСПЧ многократно признавал систему пересмотра судебных актов в гражданском процессе неэффективным средством правовой защиты. Наиболее показательными в этом плане являются дела «Рябых против России» Ryabikhh v. Russia, 52854/99, 24 July 2003. , «Пшеничный против России» Pshenichnyy v Russia, 30422/03, 14 February 2008. «Кот против России» Kot v. Russia, 20887/03, 18 January 2007..

В 2010-2012 годах в Гражданский процессуальный кодекс РФ были внесены изменения, направленные на изменение системы пересмотра судебных актов.

В 2015 году ЕСПЧ сформулировал правовую позицию относительно новой системы пересмотра судебных актов в гражданском процессе. Прецедентным стало решение ЕСПЧ по жалобам № 38951/13 «Роберт Михайлович Абрамян (Robert Mikhaylovich Abramyan) против Российской Федерации», жалобы № 59611/13 «Сергей Владимирович Якубовский (Sergey Vladimirovich Yakubovskiy) и Алексей Владимирович Якубовский (Aleksey Vladimirovich Yakubovskiy) против Российской Федерации» Robert Mikhaylovich Abramyan v. Russia, № 38951/13, Sergey Vladimirovich Yakubovskiy, Aleksey Vladimirovich Yakubovskiy v. Russia, № 59611/13, 12 May 2015. Европейский суд пришел к выводу, что средство правовой защиты в виде новой кассационной процедуры на региональном уровне и в Верховном Суде должно быть исчерпано перед обращением с жалобой в ЕСПЧ.

Несмотря на то, что данное решение было принято относительно процедур пересмотра, существующих в гражданском процессе, оно имеет большое значение и для арбитражного процесса. В настоящее время, АПК РФ в соответствии с внесенными поправками Федеральный закон от 28.06.2014 » 186-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации» // СЗ РФ. 2014. № 26 (часть I), ст. 3392 предусматривает пять судебных инстанций, в том числе две кассационных. В кассационной инстанции на уровне Верховного Суда РФ предусмотрен так называемый «входной фильтр»: кассационная жалоба сначала проверяется на обоснованность судьей Верховного Суда РФ, а затем, при наличии доводов, заслуживающих внимания, передается на рассмотрение судебной коллегии по экономическим спорам. Подобные процедуры предусмотрены и согласно ГПК РФ.

ЕСПЧ еще не успел дать оценку эффективности новой системе пересмотра судебных актов в арбитражном процессе. Вместе с тем, наличие системы из пяти инстанций представляется чрезмерно громоздким, малоэффективным. В научной литературе данной системе по большему счету дается отрицательная оценка. Особую критику, например, получили сверхполномочия Председателя Верховного Суда РФ Потапенко Е.Г., Зарубина М.Н. Централизация судебной системы и изменение арбитражного процессуального законодательства // Арбитражный и гражданский процесс. 2015. № 12. С. 47 — 51..

Вместе с тем, представляется, что проблематика систем пересмотра судебных актов в гражданском и арбитражном процессах несколько глубже. Эта проблематика сводится к вопросу о соотношении принципа правовой определенности и права на доступ к суду в аспекте доступа к вышестоящим инстанциям. В частности, законодатель при формировании правил о процедурах обжалования должен решить что предпочтительные: дополнительные возможности обжалования или же обеспечение стабильности судебных актов.

Действующее процессуальное законодательство содержит дифференцированные правила об обжаловании судебных актов. Во-первых, предусматриваются общие сроки обжалования судебных актов, применяемые по общему правилу. Во-вторых, по отдельным категориям дел предусмотрены сокращенные сроки вступления решения в законную силу. В-третьих, по отдельным категориям возможность обжалования вообще отсутствует. Ярким примером является решение по делу о привлечении к административной ответственности. В суд апелляционной инстанции оно может быть обжаловано в течение 10 дней после его вынесения, а возможность кассационного обжалования предусмотрена только по так называемым безусловным основаниям для отмены судебного акта (ст. 206 АПК РФ).

Анализ судебной практики позволяет прийти к выводу, что суды идут по пути расширительного толкования права на доступ к вышестоящим инстанциям. Об этом могут свидетельствовать следующие позиции Верховного Суда РФ.

1) В деле № А40-88501/2014 суд первой инстанции в определении об отказе в обеспечении иска допустил ошибку (опечатку) при указании возможного срока обжалования — вместо 10 дней был указан месяц. Заявитель обратился с апелляционной жалобой по истечении 10 дней, но в пределах месяца. Арбитражный апелляционный суд определением, оставленным без изменения судом кассационной инстанции, возвратил апелляционную жалобу ввиду пропуска законодательно определенного срока обжалования. Верховный Суд РФ пришел к выводу, что действия суда апелляционной инстанции ограничивают права заявителя на судебную защиту, в связи с чем отменил оспариваемое определение и направил вопрос на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции Определение Верховного Суда Российской Федерации от 17.03.2016 г. по делу Арбитражного суда города Москвы № А40-88501/2014 // Архив Арбитражного суда города Москвы..

2) При рассмотрении вопроса о принятии к производству апелляционной жалобы по делу № А40-127466/2014 суд апелляционной инстанции отклонил ходатайство заявителя о предоставлении отсрочки по уплате государственной пошлины и ввиду ее неуплаты возвратил апелляционную жалобу. Арбитражный суд округа определение апелляционного суда оставил без изменения. Верховный Суд РФ, однако, указал на достаточность доводов заявителя, находившегося в процедуре банкротства, указал, что невозможность оплаты государственной пошлины не должна являться препятствием для обращения в проверочные инстанции и на этом основании направил вопрос о принятии апелляционной жалобы к производству на новое рассмотрение Определение Верховного Суда Российской Федерации от 12.11.2015 г. по делу Арбитражного суда города Москвы № А40-127466/2014 // Архив Арбитражного суда города Москвы..

3) В рамках дела о банкротстве № А10-1179/2013 бывшие руководители должника обратились с кассационной жалобой в арбитражный суд округа на судебные акты первой и апелляционной инстанции о привлечении их к субсидиарной ответственности. Суд округа установил, что организация-должник после рассмотрения дела в суде апелляционной инстанции была ликвидирована, о чем в ЕГРЮЛ была внесена соответствующая запись. Это обстоятельство явилось основанием для прекращения производства по кассационной жалобе (п. 5 ч. 1 ст. 150 АПК РФ). Верховный Суд Российской Федерации с таким подходом не согласился, указав, что лишение бывших руководителей должника возможности обжаловать судебный акт о привлечении их к ответственности не согласуется с требованием эффективного восстановления в правах посредством правосудия (статья 2 АПК РФ) Определение Верховного Суда Российской Федерации от 30.07.2015 г. по делу Арбитражного суда Республики Бурятия № А65-6134/2014 // Архив Арбитражного суда республики Бурятия.

Вместе с этим, следует особо отметить, что применительно к проверочным процедурам расширительному толкованию подлежит только один аспект доступности суда: право на инициирование судебного разбирательства в проверочной инстанции. В приведенных примерах причиной отмены по факту становилось именно нарушение права заявителя на инициирование процедуры пересмотра. Если же говорить о праве на разрешение дела (по соответствующей жалобе) по существу, то в данном случае говорить о расширительном толковании не представляется возможным. Более того, применительно к проверочным инстанциям данное право трактуется еще более узко. Верховный Суд РФ не раз в своих судебных актах обращал внимание на недопустимость превышения проверочными инстанциями своих полномочий. В качестве примера можно привести Определение Верховного Суда Российской Федерации от 24.12.2015 г. по делу Арбитражного суда Новосибирской области № А45-6961/2014. Данным определением было отменено постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа по делу о взыскании убытков по договору хранения имущества, производство по кассационной жалобе окружного суда было прекращено. Верховный Суд РФ указал, что суд округа при рассмотрении кассационной жалобы принял новое доказательство — отчет об оценке утраченного имущества, чем существенно вышел за пределы своих полномочий Определение Верховного Суда Российской Федерации от 24.12.2015 г. по делу Арбитражного суда Новосибирской области № А45-6961/2014 // Архив Арбитражного суда Новосибирской области .

Таким образом, можно сделать вывод, что право на пересмотр судебного акта является одним из элементов права на доступ к правосудию. При этом данный элемент также делиться на два элемента: право на инициирование процедуры пересмотра (который в настоящее время расширительно толкуется судебной практикой) и право на разрешение поданной жалобы по существу (которое ограничено пределами полномочий соответствующей проверочной инстанции).

Вместе с тем, принцип доступности правосудия, хоть и сформулирован в процессуальном законодательстве, продолжает оставаться одним из самых динамично развивающихся принципов процессуального права. В данном параграфе были рассмотрены лишь те аспекты доступности правосудия, по которым ЕСПЧ уже сформировал четкую правовую позицию (что, впрочем, не означает ее неизменности в последующем). Российское арбитражное процессуальное законодательство продолжает динамично развиваться, и в ходе этого развития постоянно возникают новые дискуссионные вопросы и проблемы, имеющие прямое отношение к принципу доступности правосудия. Для системности проводимого исследования представляется целесообразным рассмотреть данные аспекты предметно.

Доступность правосудия как гарантия реализации права на судебную защиту в сфере гражданской юрисдикции

Россия определяется Конституцией РФ как демократическое правовое социальное государство. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека является обязанностью государства, каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Одним из таких способов является судебная защита (ч.2 ст.2, ст.45, ч.1 ст.46).

Европейский Суд по правам человека сформулировал право на доступ к правосудию как элемент права на суд, которое означает, что заинтересованное лицо должно иметь возможность добиться рассмотрения своего дела в суде и ему не должны помешать чрезмерные правовые или практические препятствия .

Впервые понятие и содержание принципа доступности судебной защиты прав и охраняемых законом интересов в гражданском процессуальном праве было обосновано В. М. Семеновым в 60-е годы XX столетия.

М. С. Шакарян выделяла следующие условия доступности правосудия:

— гарантированное право на обращение в суд в четко (ясно) установленном порядке, не допускающем субъективизма при применении закона;

— близость суда к населению;

— разумные судебные расходы с правом неимущего быть освобожденным от них;

— разумные сроки рассмотрения и разрешения гражданских дел;

— научно-обоснованные нормативы нагрузки судей;

— простота и ясность процедуры рассмотрения дела;

— гарантия бесплатной юридической помощи нуждающимся.

Несмотря на нормативное закрепление в Конституции РФ равенства субъектов судопроизводства, обеспечение его на практике вызывает некоторые вопросы. Представляется, что это обусловлено следующими обстоятельствами: граждане имеют разный уровень образования, правовых навыков, интеллекта, финансовые возможности.

Для обеспечения полноценного участия в состязательном процессе, реального и равного доступа к правосудию стороны нуждаются в квалифицированной юридической помощи для ведения своего дела. Однако говорить о доступности правосудия в полной мере сложно, т. к. для многих граждан получить квалифицированную юридическую помощь затруднительно.

В ст. 20 ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации» № 324-ФЗ от 24 ноября 2011г. перечислены категории граждан имеющие право на бесплатную юридическую помощь. Анализ указанной статьи выявил проблему: что делать человеку, который не подпадает под указанную в законе категорию лиц, и не имеющего средств для обращения к профессиональному специалисту? Так, например, бесплатная юридическая помощь оказывается гражданам, чей среднедушевой доход на семью не превышает прожиточного минимума. Однако превышение дохода на 100 руб. делает получение такой помощи невозможным.

Показательным примером является опыт некоторых зарубежных стран, в которых не существует проблемы по оказанию бесплатной юридической помощи. Так, в законодательстве Хорватии устанавливает, что право на юридическую помощь должно быть предоставлено, если «несение издержек, связанных с юридическими процедурами, лишит индивида или его семью средств к существованию». Об этом говорил на V Всероссийском съезде судей Президент РФ Путин В. В., который в своем докладе отметил, что «любое судебное разбирательство требует денег, и зачастую немалых… Поэтому позволить себе пойти в суд за правдой может далеко не каждый человек»

Для большинства населения РФ возможность воспользоваться услугами адвоката по гражданским делам не обеспечена. Одной из причин является их недостаточное количество, неравномерное распределение по территории страны: в Москве один адвокат приходится на 1,6 тыс. населения, в то время как в целом по стране — на 2,5 тыс. населения.

Необходимо отметить, что проблемой является не только получение бесплатной юридической помощи, но и ее качество. На сегодняшний день в законе не указаны критерии, по которым можно было бы оценивать оказываемую помощь гражданам.

На основании вышеизложенного предлагаю принять следующие меры, которые позволят решить возникшие проблемы по преодолению преград к доступности правосудия:

1) Необходимо расширить перечень граждан, которые имеют право на получение бесплатной юридической помощи. Здесь целесообразно воспользоваться опытом зарубежных стран, в которых за помощью может обратиться любой человек, для которого судебное разбирательство даже при наличии изначальных финансовых возможностей может в последующем сильным образом «ударить по карману».

2) Ввести ответственность для лиц за ненадлежащее оказание юридической помощи. Целесообразно применять к ним меры штрафного характера. Данные средства можно в качестве компенсации отдать лицу, который не получил качественную юридическую помощь. Подобные меры будут носить компенсаторный и пресекательный характер.

3) Применять меры стимулирующего характера за добросовестное отношение к выполняемым обязанностям, выраженным в качественной помощи по правовым вопросам.

4) Создать общедоступные юридические консультационные центры при судах.

5) Необходимо повышать правовую культуру и грамотность населения путем принятия государственных целевых программ.

Судебная защита — это средство защиты любого цивилизационного общества. Для эффективной реализации судебной защиты необходимо повышать ее доступность, чтобы каждый гражданин нашей страны мог обратиться в суд за справедливым рассмотрением и разрешение своего дела. Для этого необходимо предпринимать меры как на локальном, так и в общегосударственном масштабе. Еще И. Е. Энгельман указывал на правосудие как на основу государства, «цель которого — благо граждан». В интересы государства входит забота о создании процесса, который бы в равной мере обеспечивал правовую защиту каждому простому человеку и высокопоставленному чиновнику, более богатому и менее богатому.

Литература:

1. Тельнов А. В. Юридическая помощь как средство повышения доступности гражданского судопроизводства // Право и политика.2009, № 12. С.2474.

2. Шакарян М. С. Проблемы доступности и эффективности правосудия в судах общей юрисдикции // Проблемы доступности и эффективности правосудия в арбитражном и гражданском судопроизводстве. М., 2001. С. 61.

3. Бесплатная юридическая помощь в России // Взгляд из регионов, журнал «Закон»,2012. C.12

4. Вступление Президента РФ В. В. Путина на V Всероссийском съезде судей.// Вестник Высшего арбитражного суда РФ, № 1, 2001, с.6

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *