Преюдициального значения

Содержание

Где найти преюдицию?

Термин «преюдиция» прямо не поименован в гражданском процессуальном законодательстве или арбитражном процессе, однако имеет место в уголовном процессе. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 21.12.2011 N 30-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В.Д. Власенко и Е.А. Власенко» суд указал, что преюдиция представляет собой обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства. Данные обстоятельства признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки. То есть в уголовном процессе четко сформулировано понятие преюдиции.

При этом совсем недавно Конституционный суд подтвердил, что преюдиция не нарушает конституционные права граждан. Указанные нормы уголовно-процессуального закона сами по себе не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя, поскольку применение данной нормы по конкретному делу не подтверждено (Определение Конституционного Суда РФ от 25.05.2017 N 1014-О).

Отсутствие в других процессуальных кодексах понятия преюдиции не означает, что она не применяется, например, в арбитражном или гражданском процессе. Но в данных видах процесса преюдиция поименована как «основания освобождения от доказывания». Те обстоятельства, которые являются общеизвестными, не нуждаются в доказывании. Также не требуют доказывания те обстоятельства, которые уже были рассмотрены в гражданском деле и имеет место вступившее в силу решение суда общей юрисдикции по рассмотренному гражданскому делу.

Особенности преюдиции в различных видах процесса

Преюдиция в гражданском процессе

В гражданском процессе в п.2 ст. 61 ГК РФ указано, что основаниями для освобождения от доказывания являются обстоятельства, которые установлены вступившим в законную силу судебным постановлением.

Когда применяется преюдиция судами?

Обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица (п.13 «Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 4 (2016)» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016).

А вот в отношении лиц, которые не участвовали в деле, такой принцип не действует. Такие лица могут обратиться в суд с самостоятельным иском. Такой вывод сделали судьи в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29.04.2010 (ред. от 23.06.2015) «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» применительно к правам на имущество. Но при этом судьи допускают возможность принятия судом иного решения, но в этом случае суд должен указать мотивы решения.

Если состав участников дела различен в гражданском и арбитражном процессах, то решение суда не может быть принято в порядке преюдиции (Определение Верховного Суда РФ от 13.09.2016 N 33-КГ16-14).

В этом случае подлежат доказыванию вновь те обстоятельства, которые имеют важное значение для дела. Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Преюдициальность приговора представляет собой обязательность выводов суда об установленных лицах и фактах, содержащихся во вступившем в законную силу приговоре по делу, то есть суд не может игнорировать выводы, сделанные другими судами (Определение Верховного Суда РФ от 31.05.2016 N 4-КГ16-12). Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 8 Постановления от 19.12.2003 N 23 «О судебном решении» разъяснил, что значение вступившего в законную силу постановления или решения судьи по делу об административном правонарушении при рассмотрении и разрешении судом дела о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесено это постановление (решение), определяется по аналогии с ч. 4 ст. 61 ГПК РФ. Преюдициальное значение признается вступившим в законную силу приговором суда по уголовному делу.

Рассмотрим, каким образом на практике суды применяют преюдицию.

Во-первых, преюдиция используется как механизм возмещения ущерба государству виновными лицами.

В Апелляционном определении Омского областного суда от 07.06.2017 по делу N 33-3766/2017 суд по иску о взыскании ущерба, возложении обязанности разработать проект рекультивации и провести рекультивацию земельного участка, признал претензии Управления Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору по Омской области обоснованными.

Постановлением от 20 сентября 2016 года N 25-77/2016 ООО «Лузинское зерно» привлечено к административной ответственности по части 2 статьи 8.6 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. В результате порчи (уничтожения) земель из оборота земель сельскохозяйственного назначения ООО «Лузинское зерно» выведен земельный участок общей площадью 13 кв. м. Согласно произведенному расчету сумма ущерба составляет 81 120 рублей. И поскольку было доказано административное правонарушение, то суд признал доказанным и ущерб государству.

Во-вторых, преюдиция применяется в отношении возмещения ущерба, связанного с преступлением, по которым осуждено виновное лицо.

В Апелляционном определении Красноярского краевого суда от 05.06.2017 по делу N 33-4345/2017 суд удовлетворил требования о возмещении ущерба, причиненного преступлением. Согласно п. 5 ч. 1 ст. 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случаях причинения ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда.

В-третьих, в порядке преюдиции возможно возместить вред, который возник в результате халатности.

В Апелляционном определении Верховного суда Республики Дагестан от 31.05.2017 N 33-2676/2017 суд взыскал с воспитателя детского сада размер ущерба, который возник в результате халатности работника. Согласно п. 1 ст. 1080 Гражданского кодекса Российской Федерации лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно.

В соответствии с ч. 4 ст. 61 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом. Исходя из этого, суд, принимая решение по иску, вытекающему из уголовного дела, не вправе входить в обсуждение вины ответчика, а может разрешать вопрос лишь о размере возмещения. Требованиям разумности и справедливости соответствует компенсация морального вреда в размере 150 000 рублей.

В целом, возможности преюдиции по гражданским искам не ограничены. Вместе с тем, важно помнить, что должен быть подтвержден факт вины лица, привлекаемого к ответственности и лица в административном, уголовном и соответственно гражданском судебном спорах должны совпадать

В арбитражном процессе также отсутствует понятие преюдиции. Однако в п.3 ст. 69 АПК РФ сказано, что вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции.

Аналогичные нормы действуют в отношении уголовных дел. Согласно п. 4 ст. 69 АПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для арбитражного суда по вопросам о том, имели ли место определенные действия и совершены ли они определенным лицом.

Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица. Как неоднократно указывал Конституционный Суд РФ в своих решениях (Постановление от 21 декабря 2011 года N 30-П, определения от 21 ноября 2013 года N 1785-О, от 25 сентября 2014 года N 2200-О и др.), признание преюдициального значения судебного решения, будучи направленным на обеспечение стабильности и общеобязательности судебного решения, исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если они имеют значение для разрешения данного дела. Тем самым преюдициальность служит средством поддержания непротиворечивости судебных актов и обеспечивает действие принципа правовой определенности (Определение Конституционного Суда РФ от 29.09.2015 N 2060-О).

В отличие от гражданских судов арбитражные суды трактуют преюдицию более широко. Кредитор вправе предъявить иски одновременно к должнику и поручителю, либо только к должнику или только к поручителю. При этом в последнем случае суд вправе по своей инициативе привлекать к участию в деле в качестве третьего лица соответственно поручителя или должника (ст. 51 АПК РФ, Постановление Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством»).

Если есть решение суда, то ответчик не должен представлять доказательств того, что распространенные сведения соответствуют действительности, если оспариваемые факты установлены вступившим в законную силу решением суда (п.5 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 23.09.1999 N 46)

Чаще всего преюдиция в арбитраже используется в следующих случаях:

Во-первых, преюдиция используется как механизм взыскания кредитором задолженности.

Пример:

В Постановлении Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 29.05.2017 N Ф01-1187/2017 по делу N А79-2220/2016 суд удовлетворил требование, поскольку у должника имеются не исполненные в течение трех месяцев обязательства перед кредитором в сумме, превышающей сумму, установленную законом.

Во-вторых, преюдиция часто применяется в делах о банкротстве, например, если конкурсный управляющий совершил неправомерные действия.

Пример:

Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 11.05.2017 N Ф01-806/2017 по делу N А29-5320/2013. В силу части 3 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации вступившее в законную силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле. Суды установили, что факт неправомерного расходования Побощенко А.И. денежных средств должника установлен вступившими в законную силу определениями от 13.07.2015 и 07.08.2015. Доказательств возврата в конкурсную массу денежных средств в размере 1 127 482 рубля 90 копеек материалы дела не содержат, в связи с чем суды пришли к выводу о необходимости обязания Побощенко А.И. возвратить в конкурсную массу указанную сумму.

В-третьих, преюдиция используется как механизм взыскания задолженности.

Пример:

В Постановлении Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 24.05.2017 N Ф02-2257/2017 по делу N А78-11385/2016 индивидуальный предприниматель был признан несостоятельным. Арбитражный суд Забайкальского края принял во внимание вступивший в законную силу судебный акт Центрального районного суда г. Читы от 28.05.2015 по делу N 2-5516/2014, устанавливающий обстоятельства наличия задолженности Зайцевой М.В. перед кредитором в заявленной сумме, просроченной свыше 3 месяцев в размере более, чем 500 000 рублей, отсутствие доказательств погашения задолженности в заявленном размере. Суд пришел к обоснованному выводу о наличии условий для признания Зайцевой М.В. банкротом в порядке главы X Закона о банкротстве.

В-четвертых, преюдиция используется для признания договора незаключенным.

Пример:

Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 13.06.2017 N Ф04-1435/2017 по делу N А45-12941/2016.

Проблемы преюдиции

Многие правовые механизмы в нашей стране не совершенны. Так, и преюдиция имеет свои недостатки.

  1. Преюдицию достаточно трудно применять к корпоративным правоотношениям. В корпоративных спорах механизм преюдиции применялся редко, поскольку критерий участия тех же лиц можно было легко обойти путем введения в процесс фигуры нового акционера.
  2. Также преюдицию достаточно сложно применять, если параллельно идут два дела. Например, в части уголовного дела и в части взыскания задолженности, как правило, подобные дела рассматриваются судами параллельно. И бывает ситуация, когда по уголовному делу найдены виновные, а по гражданскому отказано во взыскании задолженности.
  3. Еще одним спорным моментом является ситуация привлечения к субсидиарной ответственности виновных лиц. Например, если виновным лицом признан работник организации, банка, а вот договор заключен с юридическим лицом. В этом случае воспользоваться преюдицией невозможно.

Таким образом, привлечь к ответственности в порядке преюдиции на практике не всегда легко.

В заключение необходимо отметить, что значение преюдиции, безусловно, велико, однако на практике приходится в двух разных судах фактически подавать иски по одним и тем же основаниям. Например, если у вас украли телефон, то сначала нужно найти преступника, а потом взыскать убытки в рамках гражданского процесса. К сожалению, на практике, даже простые дела могут занять значительное время.

рассмотрев по требованию гражданки Т.Н. Кюттенен вопрос о возможности принятия ее жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Т.Н. Кюттенен оспаривает конституционность статьи 61 «Основания для освобождения от доказывания» ГПК Российской Федерации, а фактически часть вторую данной статьи.

Как следует из представленных материалов, решением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций, Т.Н. Кюттенен было отказано в удовлетворении исковых требований о государственной регистрации сделок дарения. Решением этого же суда, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, заявительнице также было отказано в удовлетворении исковых требований к гражданке Б., муниципальному образованию и территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом о признании не принявшей наследство и пропустившей срок для принятия наследства, признании договоров дарения действительными и признании права собственности. При этом в отношении установления ряда обстоятельств суды исходили из того, что они были предметом исследования и оценки суда при разрешении ранее рассмотренного дела, в котором заявительница принимала участие.

По мнению заявительницы, положение статьи 61 ГПК Российской Федерации противоречит Конституции Российской Федерации, в частности ее статьям 19 (часть 1) и 35 (части 1 и 2), в той мере, в какой по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой, она позволяет суду признавать преюдициальное значение обстоятельств, установленных вступившими в законную силу решениями суда по ранее рассмотренным делам с участием других лиц и по иным спорам, но касающихся одного и того же имущества.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 21 декабря 2011 года № 30-П, признание преюдициального значения судебного решения, будучи направленным на обеспечение стабильности и общеобязательности судебного решения, исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу в этом же или ином виде судопроизводства, если они имеют значение для разрешения данного дела. Тем самым преюдициальность служит средством поддержания непротиворечивости судебных актов и обеспечивает действие принципа правовой определенности. Наделение судебных решений, вступивших в законную силу, свойством преюдициальности — сфера дискреции федерального законодателя, который мог бы прибегнуть и к другим способам обеспечения непротиворечивости обязательных судебных актов в правовой системе, но не вправе не установить те или иные институты, необходимые для достижения данной цели. Введение же института преюдиции требует соблюдения баланса между такими конституционно защищаемыми ценностями, как общеобязательность и непротиворечивость судебных решений, с одной стороны, и независимость суда и состязательность судопроизводства — с другой. Такой баланс обеспечивается посредством установления пределов действия преюдициальности, а также порядка ее опровержения.

Следовательно, примененная в гражданском деле с участием Т.Н. Кюттенен часть вторая статьи 61 ГПК Российской Федерации, закрепляющая норму о том, что обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда, не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица, не может расцениваться как нарушающая конституционные права заявительницы, перечисленные в жалобе.

Как следует из жалобы, заявительница, оспаривая конституционность статьи 61 ГПК Российской Федерации, по существу, ставит перед Конституционным Судом Российской Федерации вопрос об оценке законности и обоснованности судебных постановлений, в основу которых были положены обстоятельства, не имеющие, по ее мнению, преюдициального значения.

Между тем разрешение данного вопроса, равно как и установление и исследование фактических обстоятельств, имеющих значение для разрешения дела, Конституционному Суду Российской Федерации в силу статьи 125 Конституции Российской Федерации и статьи 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» не подведомственно.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Кюттенен Татьяны Николаевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д. Зорькин

Преюдициальные факты

В данном деле общеизвестный факт – привлечение несовершеннолетних к труду во время Великой Отечественной войны. Вряд ли общеизвестность данного факта обусловлена его закреплением в нормативном акте, так как даже те, кто никогда не читали названный указ, осведомлены об этом. При рассмотрении дела должно быть доказано привлечение заявителя к такому труду.

Факты, которые подлежат установлению по данному делу, но были ранее установлены решением или приговором суда, в связи с чем не подлежат повторному доказыванию, называются преюдициальными (ч. 2–4 ст. 61 ГПК). Преюдициальные факты не могут быть опровергнуты, если решение или приговор суда, которыми они установлены, не отменены в установленном законом порядке. Например, при рассмотрении дела о возмещении вреда, причиненного пропажей шубы в гардеробе института, истцом выступал собственник шубы, ответчиком – администрация института. Третьим лицом, не заявляющим самостоятельных требований относительно предмета спора, – гардеробщик. Привлечение третьего лица важно для возможности впоследствии предъявить к нему регрессный иск, если он добровольно не пожелает возместить работодателю сумму причиненного ущерба. В этом случае при рассмотрении в суде регрессного иска никакие факты, установленные ранее в судебном решении, не подлежат передоказыванию. Иными словами, ни факт пропажи вещи, ни ее стоимость и пр. не будут доказываться снова, суд лишь установит факт отсутствия платежа гардеробщика работодателю в счет погашения причиненного вреда и взыщет с гардеробщика соответствующую сумму. Если бы третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, не было привлечено к участию в деле, то при рассмотрении дела о взыскании с гардеробщика в пользу института суммы причиненного ущерба суд должен был бы вновь устанавливать факты, которые ранее были установлены, что может привести к вынесению противоречивых судебных актов, а также к затягиванию судебного разбирательства.

Пример. Суд нарушил правило, предусмотренное ч. 2 ст. 61 ГПК, вторично рассмотрев обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным решением по ранее рассмотренному делу.

14 июня 2007 г. Тагилстроевским районным судом г. Нижнего Тагила постановлено решение, которым В. отказано в удовлетворении иска к С. о включении имущества в состав наследства и признании права собственности на наследственное имущество. 16 октября 2007 г. определением судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда указанное решение суда оставлено без изменения.

Из решения Тагилстроевского районного суда г. Нижнего Тагила от 14 июня 2007 г. следует, что в удовлетворении иска В. отказано, поскольку судом установлено, что в нотариальную контору в соответствии со ст. 1153 ГК В. не обращалась. Соответственно указанное обстоятельство на момент рассмотрения этого дела не имело места.

В исковом заявлении от 27 марта 2008 г. истец В. наряду с другими обстоятельствами в качестве основания иска указала, что кроме нее к нотариусу за принятием наследства после смерти К. никто не обращался. В судебном заседании истец также указала, что она обратилась к нотариусу, кроме нее наследником первой очереди является сестра Р. П., но она к нотариусу не обращалась, на наследство после смерти матери не претендует. Указанные обстоятельства ранее не являлись предметом судебного рассмотрения.

Судом неправильно применены положения о преюдициальности фактов, закрепленные в ч. 2 ст. 61 и ч. 2 ст. 209 ГПК, согласно которым обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при разрешении другого дела.

В связи с этим при рассмотрении данного дела суд не имел полномочий по вторичной проверке, а стороны – права на вторичное оспаривание тех обстоятельств, которые установлены вступившим в силу решением суда от 14 июня 2007 г. Судебной проверке подлежали только те обстоятельства, которые не являлись предметом обсуждения по ранее рассмотренному делу.

Судебное постановление обладает преюдициальностью с момента его вступления в законную силу. Если в дальнейшем судебное постановление будет отменено в надзорном порядке или в связи с вновь открывшимися обстоятельствами, то преюдиция исчезает.

Преюдициальность имеет свои субъективные и объективные пределы, которые должны иметься в совокупности. Субъективные пределы – в обоих делах участвуют одни и те же лица или их правопреемники. При этом не имеет значения, что при рассмотрении другого дела участники предыдущего дела поменялись местами. Так происходит, например, во всех делах по регрессным требованиям: ответчик становится истцом, а третье лицо, не заявляющее самостоятельных требований относительно предмета спора, – ответчиком. Преюдициальность сохраняется и в том случае, если в новом деле количество лиц на стороне истца или ответчика меньше, чем было в первоначальном деле. Однако если при рассмотрении нового дела в процесс вступает лицо, которое в предыдущем деле не принимало участия, то на него преюдициальность судебного акта не распространяется. В связи с этим в науке спорят о том, а сохраняется ли вообще преюдициальность судебного акта в таком случае. Мнения ученых расходятся. Теоретически преюдициальность должна сохраняться, так как ее субъективные пределы отчасти сохранены, и если новое лицо, участвующее в деле, не будет оспаривать ранее установленные факты, то преюдициальность сохранится. Но если новое лицо, участвующее в деле, станет приводить доказательства, опровергающие установленные факты, то это может привести к тому, что данные факты будут опровергнуты. Часто появление в деле нового участника – единственный шанс опровергнуть преюдициальный факт, неверно установленный в предыдущем решении.

Объективные пределы преюдициальности относятся к фактам, установленным вступившим в законную силу решением или приговором суда. Обычно преюдициальность фактов устанавливается в мотивировочной части судебного акта. Иногда на практике возникают неприятные ситуации для сторон спора, когда суд в мотивировочной части высказывается относительно фактов, которые не входили в предмет доказывания. Часто это связано с оценкой договора (его незаключенности, недействительности и пр.). Такой поспешный вывод суда может стать препятствием для сторон спора в дальнейшей защите своих прав и законных интересов. В этом случае возможным выходом из столь сложной ситуации может стать привлечение новых лиц, участвующих в деле, при рассмотрении последующих дел, поскольку на них преюдициальность судебных актов не будет распространяться.

Приведем в качестве иллюстрации случай, когда выводы судьи об установлении в судебном заседании административного правонарушения не основаны на материалах дела и законе.

Пример. Материалы дела свидетельствуют лишь о том, что 7 декабря 2005 г. на автодороге произошло ДТП с участием водителя М. и пешехода П. По данному ДТП 7 декабря 2005 г. было возбуждено дело об административном правонарушении, а 6 февраля 2006 г. производство по нему было прекращено на основании п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП в связи с истечением срока давности привлечения виновного лица к административной ответственности. При этом вопрос о виновности участников ДТП в соответствии с требованиями закона решен не был, и в постановлении обоснованно не указано на наличие вины.

Поэтому вывод суда об установлении в судебном заседании административного правонарушения подлежит исключению из судебного решения.

Кроме того, подлежит исключению из решения вывод о непредставлении М. доказательств несвоевременного получения копии постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении, поскольку такой вывод является основанием для отказа в восстановлении срока обжалования данного постановления. Между тем судьей жалоба принята к производству и рассмотрена по существу.

Ошибочным является также вывод о том, что заявитель ничем не опроверг свои утверждения, изложенные в жалобе, поскольку утверждения (доводы) жалобы должны быть подтверждены лицом, обратившимся с жалобой, а не опровергнуты им. Этот вывод также подлежит исключению из судебного решения.

Обстоятельства, установленные вступившими в законную силу судебным постановлением, решением арбитражного суда и приговором суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле (ст. 61 ГПК).

Обжалуемое М. постановление должностного лица по делу об административном правонарушении к указанному в ст. 61 ГПК перечню оснований для освобождения от доказывания не относится, а поэтому преюдициального значения при рассмотрении дела в порядке гражданского производства не имеет.

В данном случае несмотря на взаимосвязь дел по субъектному составу отсутствует установление обстоятельств, что приводит к тому, что не возникает преюдиция ввиду отсутствия объективных пределов.

Часть 2 ст. 61 ГПК устанавливает правила преюдициальности актов суда общей юрисдикции для другого дела также в судах общей юрисдикции. Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица. Важно отметить, что закон говорит о преюдициальности судебных постановлений, к которым относятся решения, определения и постановления. Не в любом определении есть установленные факты, которые в силу их значимости могут быть определены в качестве преюдициальных.

Закон толкует объективные пределы преюдиции применительно к судебным решениям арбитражных судов для судебных актов судов общей юрисдикции. При рассмотрении гражданского дела обстоятельства, установленные вступившим в законную силу решением арбитражного суда, не должны доказываться и не могут оспариваться лицами, если они участвовали в деле, которое было разрешено арбитражным судом (ч. 3 ст. 61 ГПК). Как следует из сказанного, преюдициальные факты могут быть установлены лишь в судебном решении арбитражного суда. Например, два юридических лица в арбитражном суде спорят о возмещении причиненного вреда в результате столкновения автомобилей. В качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, выступают водители соответственно на стороне и истца, и ответчика. Регрессные требования будут предъявлены по правилам гражданского процесса в суде общей юрисдикции в силу подведомственности спора.

Участие в деле лиц для возникновения преюдициальности не означает обязательность их физического участия, достаточно привлечения в процесс. Такая ситуация нередко складывается применительно к третьим лицам, не заявляющим самостоятельных требований относительно предмета спора. Суд обязан вынести определение о привлечении третьих лиц к участию в деле. Если даже они не будут присутствовать при рассмотрении дела, на них распространится преюдициальность решения суда, и при рассмотрении, например, регрессного иска суд не будет вновь доказывать обстоятельства, установленные при первоначальном рассмотрении.

Частью 4 ст. 61 ГПК установлены объективные пределы преюдициальности приговоров суда. Вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Исходя из этого суд, принимая решение по иску, вытекающему из уголовного дела, не вправе входить в обсуждение вины ответчика, а может разрешать вопрос лишь о размере возмещения. В решении суда об удовлетворении иска, помимо ссылки на приговор по уголовному делу, следует также приводить имеющиеся в гражданском деле доказательства, обосновывающие размер присужденной суммы (например, учет имущественного положения ответчика или вины потерпевшего).

Пример. По смыслу закона наличие приговора, которым установлено нарушение правил дорожного движения, постановленного в отношении одного лица, не исключает наличие вины в ДТП других лиц. Следовательно, при рассмотрении гражданско-правового спора стороны не освобождаются от доказывания соответственно отсутствия или наличия такой вины, в том числе при определении объема причиненного вреда.

Как видно из материалов дела, приговор Первоуральского городского суда постановлен в отношении А. Вопрос о виновности или невиновности других лиц, участвующих в деле, при вынесении приговора не разрешался. Истец обратилась с иском о возмещении вреда к нескольким ответчикам. В своем иске истец указывает на основания обращения с иском к каждому из них.

При таких обстоятельствах суду следовало установить наличие или отсутствие вины других ответчиков в рассматриваемом ДТП, определить, могли ли повлиять те или иные виновные действия других ответчиков на объем причиненного вреда.

Вместе с тем данные обстоятельства, несмотря на наличие заявления, судом не устанавливались.

С учетом изложенного решение суда законным и обоснованным признано быть не может и, принимая во внимание невозможность исправления выявленных нарушений в рамках кассационного судопроизводства, обжалуемое судебное решение подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

При новом рассмотрении дела суду следует устранить указанные недостатки и с учетом добытых доказательств постановить законное и обоснованное решение.

В приведенном примере суд первой инстанции неверно определил субъективные пределы преюдиции, распространив ее на лиц, в отношении которых приговор не выносился.

Пример. Как следует из материалов дела, суд признал недействительными сделки по отчуждению недвижимого имущества мебельной фирмы как совершенные с целью, противной основам правопорядка, придав преюдициальное значение приговору Вологодского городского суда Вологодской области от 1 декабря 2005 г., которым бывшие руководители мебельной фирмы признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ст. 196 УК (преднамеренное банкротство).

Между тем одним из конституционных принципов правосудия является принцип состязательности и равноправия сторон (ч. 3 ст. 123 Конституции РФ), который находит свое проявление в том, что суд, в том числе, должен создавать условия для всестороннего и полного исследования доказательств (ч. 2 ст. 12 ГПК).

При этом суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать. Каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений (ст. 56 ГПК).

В соответствии с ч. 4 ст. 61 ГПК вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Из данной правовой нормы следует, что преюдициальными для гражданского дела являются выводы приговора только по двум вопросам: имели ли место сами действия и совершены ли они данным лицом. Иные факты, содержащиеся в приговоре суда, преюдициального значения не имеют. Другие обстоятельства дела подлежат доказыванию и в том случае, если они были определены в приговоре суда.

Следовательно, содержащиеся в приговоре Вологодского городского суда Вологодской области от 1 декабря 2005 г. выводы о совершении бывшими руководителями мебельной фирмы заведомо невыгодных, убыточных сделок по отчуждению недвижимого имущества этой мебельной фирмы не освобождали участвующие в деле стороны от обязанности представления доказательств в обоснование заявленных требований.

Особо следует подчеркнуть, что преюдициальностью относительно уголовных дел обладает лишь вступивший в законную силу приговор суда. В связи с этим ясно высказался Конституционный Суд РФ.

Пример. Конституционный Суд РФ в Постановлении от 28.10.1996 № 18-П указал, что решение о прекращении уголовного дела по такому нереабилитирующему основанию, как объявление амнистии, по своему содержанию и правовым последствиям не является актом, которым устанавливается виновность обвиняемого в том смысле, как это предусмотрено ст. 49 Конституции РФ. Однако такое решение предполагает основанную на материалах расследования констатацию того, что лицо совершило деяние, содержащее все признаки состава преступления. Именно поэтому прекращение уголовного преследования вследствие акта об амнистии не допускается, если обвиняемый против этого возражает, – в таком случае производство по уголовному делу продолжается в обычном порядке.

Согласно ГПК обязательным для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда по уголовному делу, является только приговор, вступивший в законную силу, и только по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом (ч. 4 ст. 61). Следовательно, отнесение на основании ч. 1 ст. 71 ГПК постановления о прекращении уголовного дела к письменным доказательствам по гражданскому делу не предполагает обязанность суда признавать без дополнительной проверки те или иные обстоятельства, изложенные в этом постановлении. Другой пример. Содержащееся в приговоре суда указание о конфискации определенного имущества не лишает заинтересованных лиц права предъявить иск об освобождении имущества от ареста и доказывать, что это имущество принадлежит им.

В надзорной жалобе указывается, что квартира была приобретена истицей в результате долевого участия в строительстве жилья (соглашение об уступке требования от 20 июня 1996 г., заключенное между С. А. и АОЗТ «Маяк») и является ее собственностью; ни договоры, ни регистрационное удостоверение, на основании которых за истицей зарегистрировано право собственности на указанную квартиру, недействительными не признаны.

На данные обстоятельства, как видно из состоявшегося по делу решения, сослался суд первой инстанции, удовлетворяя заявленный С. А. иск.

Вместе с тем в порядке гражданского судопроизводства суд может решить вопрос об исключении имущества из описи (снять арест с имущества) на основании новых доказательств, если достоверно будет подтверждено право собственности на это имущество. Юридически значимыми по данному делу обстоятельствами являются обстоятельства, связанные не только с фактом принадлежности истице на момент рассмотрения спора квартиры на праве собственности (на что сослался суд первой инстанции), но и обстоятельства, свидетельствующие о приобретении квартиры не на денежные средства, добытые С. Л. преступным путем. Кроме того, согласно резолютивной части приговора суда от 21 января 2000 г. вышеуказанная квартира была передана администрации г. Рязани, которая к участию в деле по иску об освобождении имущества от ареста в качестве ответчика привлечена не была.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ находит решение Советского районного суда г. Рязани от 13 января 2004 г., постановление президиума Рязанского областного суда от 26 октября 2004 г. подлежащими отмене, а дело – направлению на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

На основании ч. 4 ст. 1 ГПК, по аналогии с ч. 4 ст. 61 ГПК, следует также определять значение вступившего в законную силу постановления и (или) решения судьи по делу об административном правонарушении при рассмотрении и разрешении судом дела о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесено это постановление (решение).

Пример. В нарушение норм ст. 5 Федерального закона от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» образовательный процесс по обучению религии детей проводился Библейским Центром не в государственном и муниципальном образовательном учреждении, имеющем лицензию на право осуществления образовательной деятельности, и не в образовательном религиозном учреждении, зарегистрированном в установленном порядке и имеющем лицензию на право осуществления образовательной деятельности, а в воскресной школе, не обладающей требуемым законом статусом.

Вступившее в законную силу постановление и (или) решение судьи по делу об административном правонарушении обязательны для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях деяния лица, в отношении которого вынесены постановление и (или) решение по вопросам о том, имели ли место эти действия (бездействие) и совершены ли они данным лицом (ч. 4 ст. 1 ГПК, ч. 4 ст. 61 ГПК, п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебном решении»).

Поэтому судом приняты во внимание как обязательные для настоящего дела постановление мирового судьи судебного участка № 4 г. Новочебоксарска от 10 июля 2007 г., решение Новочебоксарского городского суда от 31 июля 2007 г., постановление судьи Новочебоксарского городского суда Чувашской Республики от 10 июля 2007 г., решение Верховного суда Чувашской Республики от 2 августа 2007 г. по делам об административном правонарушении в части установления фактов осуществления Библейским Центром образовательной деятельности без обязательной для этого лицензии и с нарушением санитарно-эпидемиологических требований к организации учебно-производственного процесса, гигиенических требований к условиям обучения.

Учитывая изложенное, суд пришел к правильному выводу о том, что осуществляемая религиозной организацией Библейский Центр Чувашской Республики христиан веры евангельской (пятидесятников) образовательная деятельность без получения необходимого разрешения (лицензии) нарушает нормы абз. 2 п. 3 ст. 49 ГК, ст. 33 Закона РФ от 10.07.1992 № 3266-1 «Об образовании» и ст. 19 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», а потому является незаконной. При этом суд обоснованно расценил незаконное ведение Библейским Центром образовательной деятельности как неоднократное и грубое нарушение закона, являющееся в силу абз. 2 п. 2 ст. 61 ГК и абз. 2 п. 1 ст. 14 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» достаточным основанием для ликвидации этой религиозной организации, в связи с чем принял решение об удовлетворении заявлений прокуроров.

Пределы преюдиции важно определить при защите неопределенной группы лиц. Согласно ч. 3 ст. 46 Закона РФ от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» вступившее в законную силу решение суда о признании действий изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) противоправными в отношении неопределенного круга потребителей обязательно для суда, рассматривающего иск потребителя о защите его прав, возникших вследствие наступления гражданско-правовых последствий действий изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера), в части вопросов, имели ли место такие действия и совершены ли они изготовителем (исполнителем, продавцом, уполномоченной организацией или уполномоченным индивидуальным предпринимателем, импортером). Как видно из сказанного, законом уточняются объективные пределы преюдициальности судебного акта по делам о защите неопределенного круга потребителей.

Преюдиция в арбитражном процессе

В случае, когда вы с процессуальными оппонентами встречаетесь неоднократно в различных судебных процессах, то скорее рано, чем поздно, но вы будете вынуждены оперировать ч.2 ст.69 АПК РФ. Преюдиция.

Ранее установленные обстоятельства не будут доказываться вновь.

Порой это крайне удобно, особо, если удастся сразу закрепить нужные факты в ранних судебных актах. А для некоторых – наоборот.

Поэтому и возникает вопросы о пределах подобной преюдиции в арбитражном процессе, способах ухода от нее.

В этой публикации мы собрали только некоторые из наиболее понравившихся нам судебных актов, дающих толкование норм о преюдиции и дающие косвенные ответы на наши вопросы.

Приступим.

1. По смыслу упомянутой статьи Кодекса преюдиция распространяется на содержащуюся в судебном акте, вступившем в законную силу, констатацию тех или иных обстоятельств, которые входили в предмет доказывания по ранее рассмотренному делу. Доказательства того, что спорные обстоятельства не входили в предмет исследования и доказывания суда общей юрисдикции и арбитражных судов в материалы надзорного производства не представлены (Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 февраля 2012 г. N ВАС-1592/12 «Об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации», номер дела в первой инстанции: А29-315/2011).

2. Признание преюдициального значения судебного решения, будучи направленным на обеспечение стабильности и общеобязательности судебного решения, исключение возможного конфликта судебных актов, предполагает, что факты, установленные судом при рассмотрении одного дела, впредь до их опровержения принимаются другим судом по другому делу, если они имеют значение для разрешения данного дела. Тем самым преюдициальность служит средством поддержания непротиворечивости судебных актов и обеспечивает действие принципа правовой определенности (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 20 ноября 2012 г. N 2013/12).

3. При принятии судебных актов по делам N А76-30841/04-24-650/75 и N А76-22467/05-24-773 суды установили наличие у Томского В.И. прав акционера общества на момент проведения других, ранее состоявшихся общих собраний акционеров общества. Это обстоятельство не может иметь преюдициального значения для настоящего спора, поскольку состав участников акционерного общества не является неизменным (статичным), следовательно, истец должен был доказать наличие у него статуса акционера общества на день проведения общего собрания акционеров, состоявшегося позднее (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 3 июля 2007 г. N 1115/07).

4. Иная оценка судами доказательств по настоящему делу без учета оценки, данной судами тем же доказательствам по ранее рассмотренному делу, в котором участвовали те же лица, противоречит части 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 24 мая 2005 г. N 225/04).

5. Исходя из пункта 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, преюдициальными являются обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу; такие обстоятельства не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица. Свойством преюдиции обладают лишь те обстоятельства, которые входили в предмет доказывания по ранее рассмотренному делу.
Поскольку при рассмотрении дела N А40-60266/07-136-431 суд констатировал ничтожность договора от 03.10.2007 N 205, а требование о возврате исполненного по этому договору в рамках указанного дела не было заявлено, в предмет доказывания не входило установление обстоятельств, связанных с исполнением обязательств по договору (Определение Высшего Арбитражного Суда РФ от 11 декабря 2012 г. N ВАС-12605/12 «Об отказе в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации», номер дела в первой инстанции: А40-13211/2011).

6. Опровергая довод ответчика о необходимости квалификации действий истца по названной норме, суд первой инстанции сослался на преюдициальность решения Арбитражного суда Амурской области от 16.12.2010 по делу N А04-4523/2010 по иску фирмы к обществу о взыскании задолженности по оплате указанных услуг по договору, однако в рамках этого дела вопрос о соответствии действий истца Закону о защите конкуренции не исследовался, УФАС Амурской области к участию в деле не привлекалось, в силу чего оснований для применения части 2 статьи 69 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении настоящего дела не имелось (Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 10 июля 2012 г. N 2123/12).

7. Поскольку в рассматриваемом случае недобросовестные действия истца повлекли за собой возникновение юридического факта, правомерность которого, впоследствии, была им же и оспорена, судебные инстанции верно квалифицировали предъявление О.Н.С. требования о признании за ней права на 100% долей в уставном капитале ООО «УК «К» вследствие недействительности договора купли-продажи доли от 29.01.2008 как злоупотребление правом. Данная позиция судов согласуется с позицией Высшего Арбитражного Суда РФ, изложенной в п. 1 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 N 127 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации», согласно которой признаются злоупотреблением правом случаи, когда в результате недобросовестных действий самого истца возникает юридический факт, правомерность которого впоследствии оспаривается им же в судебном порядке (Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 18 мая 2010 г. по делу N А35-7361/08-С5).

8. При подготовке к судебному разбирательству дела о взыскании по договору арбитражный суд определяет круг обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения дела, к которым относятся обстоятельства, свидетельствующие о заключенности и действительности договора, в том числе о соблюдении правил его заключения, о наличии полномочий на заключение договора у лиц, его подписавших. В ходе рассмотрения дела суд исследует указанные обстоятельства, которые, будучи установленными вступившим в законную силу судебным актом, не подлежат доказыванию вновь при рассмотрении иска об оспаривании договора с участием тех же лиц (часть 2 статьи 69 АПК РФ).

Судам также следует иметь в виду, что независимо от состава лиц, участвующих в деле о взыскании по договору и в деле по иску об оспаривании договора, оценка, данная судом обстоятельствам, которые установлены в деле, рассмотренном ранее, учитывается судом, рассматривающим второе дело. В том случае, если суд, рассматривающий второе дело, придет к иным выводам, он должен указать соответствующие мотивы (п.2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 июля 2009 г. N 57 «О некоторых процессуальных вопросах практики рассмотрения дел, связанных с неисполнением либо ненадлежащим исполнением договорных обязательств»).

Наши комментарии.

1. Если предмет доказывания будет отличаться от предмета доказывания по делу, в рамках которого был принят судебный акт, установивший нужные или мешающиеся обстоятельства, то доказыванием придется заниматься вновь. При этом суду будет позволено оценить доказательства иначе.

2. Если взять за основу Постановление Президиума ВАС РФ от 20 ноября 2012 г. N 2013/12, то можно не трогать предмет доказывания, а представить опровергающие уже установленные факты. Однако оценка наличия опровержения и желание копаться в этом остается на усмотрение суда.

3. В корпоративных спорах права истца как участника/акционера придется подтверждать постоянно, тут преюдиция просто не работает.

4. Если действия лица, первоначально доказывавшего установленные судом факты, в последствии сменили вектор и теперь сводятся к их отрицанию, также может быть воспринято судом как способ не использования преюдиции.

5. Кстати, в последнем случае, возможно квалификация действий лица как формы злоупотребления правом.

6. Субъектный состав изменяйте, если конечно есть возможности для этого.

Из приведенной судебной практики видно, что преюдиция в арбитражном процессе не всегда работает на руку участникам процесса, на нее ссылающимся.Советуем при разработке тактики и стратегии защиты своих прав и интересов в арбитражном суде, в том числе с использованием такого процессуального инструмента, как преюдиция, помнить о случаях когда она не работает (см. выше), а также о потенциальной возможности квалификации судом действий как злоупотребление правом.

Удачи в судебных спорах!

В случае, если Ваш судебный спор или иной спор, договорная работа или любая другая форма деятельности касается вопросов, рассмотренных в данном или ином нашем материале, рекомендуем проверить и убедиться, что Ваша правовая позиция соответствует последним изменениям практики и законодательству. Мы будем рады оказать Вам юридическую помощь по поводу минимизации юридических рисков и имеющимся возможностям. Мы постараемся найти решение, подходящее именно для Вас. Звоните по телефону +7 (383) 310-38-76 или пишите на адрес info@vitvet.com.

Виталий Ветров

p.s. Иные интересные материалы по арбитражному и гражданскому процессу:

1) преюдиция в процессе;

2) как выиграть дело в арбитражном суде;

3) свидетели в арбитражном суде;

4) как правильно представить доказательства;

5) судебные штрафы;

6) что влияет на судью при принятии решения (перевод части статьи Эдны Суссман «Опрос арбитров: практика, предпочтения и близящиеся перемены»);

7) истребование доказательств у ответчика;

8) распечатка с сайта как письменное доказательство;

9) оспаривание сделок по иску третьего лица.

10) аудиозапись как доказательство (позиция ВС РФ).

p.s.s. Интересные материалы по налогам, банкротству и спорам:

1) ответственность директора: 10 частых ошибок;

2) взыскание убытков с директора (комментарий к Постановлению Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 №62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица»);

3) нелегитимность (незаконность) избрания директора как основание недействительности сделок, совершенных им;

4) юридическая защита бизнеса и активов;

5) субсидиарная ответственность руководителя должника;

6) ненадлежащие способы защиты корпоративных прав в спорах;

7) успешное оспаривание золотого парашюта;

8) положительное решение об исключении участника из общества;

9) признание недействительным решения ОСУ общества о досрочном прекращении полномочий ЕИО;

10) параллельный бизнес у директора и участника: правовая квалификация, возможные действия;

11) вывод активов предприятия.

12) обналичивание денежных средств: налоговые и уголовно-правовые риски;

13) возврат переплаты по налогу на прибыль;

14) выплаты, не подлежащие обложению страховыми взносами;

15) возмещение ущерба за налоговые преступления;

16) уклонение от уплаты налогов с организации (практика по ст.199 УК РФ);

17) умышленная неоплата налогов (п.3 ст.122 НК РФ);

18) аболмед: анализ налоговых проблем;

19) структурирование бизнеса – инструмент налоговой безопасности;

20) субсидиарная ответственность вне дела о банкротстве;

21) субсидиарная ответственность в деле о банкротстве (условия, порядок на примере одного дела).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *