Преступления в сфере предпринимательства

Виды преступлений в экономической сфере и ответственность за них

Объектом экономических правонарушений являются производство и распределение различных товаров и услуг. Преступление совершается умышленно, с прямым или косвенным намерением получить материальную выгоду. Тяжесть наказания зависит от величины причиненного ущерба и наличия специального состава.

Виды экономических преступлений

Противозаконные действия, нарушающие общественные отношения в области экономики, охватываются главой 22 УК. Данная глава содержит 32 статьи — от 169 до 200. Описываемые ими нарушения можно подразделить на 6 видов, касающихся:

  • Предпринимательской деятельности (ст.ст. 169–175, 191.1, 200.3 УК):
    1. препятствий со стороны должностных лиц;
    2. незаконных производства и сбыта товаров;
    3. ненадлежащей регистрации банковской деятельности, нанесшей ущерб клиентам;
    4. легализация имущественных ценностей, полученных противозаконным способом.
  • Выдачи кредита (ст.ст. 176, 177, 195–197 УК):
    1. получения кредита посредством предоставления ложной информации;
    2. неуплаты кредиторских взносов;
    3. нарушений процедуры банкротства;
    4. преднамеренное или фиктивное банкротство.
  • Монополизма и недобросовестной конкуренции (ст.ст. 178–180, 183, 184 УК):
    1. ограничения конкурентноспособности;
    2. принудительного заключения сделки или отказа от него;
    3. использования товарного знака без имеющихся на то оснований;
  • Разглашение коммерческой тайны УК РФ
  • Оборота денежных средств, акций, незаконные валютные операции (статьи УК РФ: 181, 185–187, 191, 192 УК):
    1. незаконной эмиссии ценных бумаг;
    2. изготовления и распространения поддельных банкнот или акций;
    3. нелегального оборота драгоценных металлов, камней, жемчуга.
  • Таможенного контроля (ст.ст. 189, 190, 193, 194, 200.1, 200.2 УК):
    1. перевозки контрабандных товаров;
    2. неуплаты таможенных взносов.
    3. Уклонения от налоговых выплат (ст.ст. 198–199.4 УК).

Предпринимательство

Знаете ли вы Признаками незаконной предпринимательской деятельности могут быть: обогащение при невозможности обоснования источников дохода; отсутствие обязательной лицензии; применение труда третьих лиц без соответствующего оформления и так далее. Подробнее можно прочитать в этой статье
Максимальное наказание за нарушения в сфере предпринимательства составляют:

  1. Штрафные санкции:
    1. 500 000 р. В случае с алкогольной продукцией — до 3 млн. р.;
    2. заработная плата за 3 г.
  2. Запрет на занятие данной деятельностью в течение 3 лет.
  3. Работы исправительного свойства на 2 г.
  4. Обязательный труд в течение 480 ч.
  5. Принудительная деятельность в течение 4 лет.
  6. Ограничение передвижения на 4 г.
  7. Взятие под стражу на 6 мес.
  8. Отбывание срока в течение 3 лет.

При наличии квалифицированного состава за совершение преступления экономической направленности статьи УК РФ предусматривают наказание в виде:

  1. Взысканий:
    1. 1 млн. 500 тыс. р. При незаконном обороте алкогольной продукции — до 4 млн. р.;
    2. доход за 5 лет.
  2. Запрета выполнять определенную работу в течение 3–5 лет.
  3. Исправительного труда в течение 2 лет.
  4. Обязательной трудовой деятельности в течение 480 ч.
  5. Труда принудительного характера на 5 лет.
  6. Ограниченного передвижения на 2 г.
  7. Заключения под стражей на 6 мес.
  8. Лишения свободы на 7 лет.

В случае с организацией азартных игр (ст. 171.2 УК) крупным считается убыток, стоимость которого превышает 6 млн. р. Лица, занимавшиеся незаконным сбором средств с участников долевого строительства жилых объектов, освобождаются от наказания, если:

  • изъятая сумма была полностью возмещена;
  • жилое здание было введено в эксплуатацию.

Кредит

Сколько дают за экономические преступления по статьям, касающихся кредитного долга и получения статуса банкрота:

  1. Штраф:
    1. 200 000 р. В случае с банкротным процессом сумма выше — до 500 000 р.;
    2. заработная плата за 18 мес. До 3 лет при банкротстве.
  2. Труд обязательного направления в течение 480 ч.
  3. Принуждающий труд на 5 лет.
  4. Ограниченность в передвижениях (при нарушениях, касающихся банкротства) на 2 г.
  5. Содержание в местах заключения в течение полугода.
  6. Лишение свободы на 6 лет.

Нецелевое использование заемных кредитных средств также квалифицируется как экономическое правонарушение. Так, например, имеет место быть частная мошенническая практика в виде заключения недействительного договора купли-продажи автомобиля между людьми, состоящими в сговоре.

Подробнее о мерах наказания за нецелевое использование кредита мы расскажем здесь https://lexconsult.online/7440-otvetstvennost-zaemshhika-kredita-ne-po-naznacheniyu

При квалифицирующих признаках (например, если использование кредита нанесло крупный ущерб государству или частным лицам) назначаются:

  1. Санкции:
    1. 100 000–300 000 р.;
    2. зарплата за 2 г.
  2. Ограничение свободы на 3 г.
  3. Обязательные работы в течение 480 ч.
  4. Исправительный труд на 2 г.
  5. Труд принудительного направления в течение 5 лет.
  6. Содержание в местах заключения до 5 лет.

Монополизм

Противоправные деяния, совершенные с целью устранить конкурентов, караются:

  1. Штрафом в размере:
    1. 300 000–500 000 р.;
    2. дохода за 3 г.
  2. Обязывающий труд в период 480 ч.
  3. Работами исправительного свойства на 2 г.
  4. Принудительным трудом на 4 г.
  5. Запрещением выполнять данные должностные обязанности в течение 3 лет.
  6. Ограничением передвижения на 2 г.
  7. Арестом на срок до полугода.
  8. Лишением свободы на 4 г.

Квалифицированные преступления, например, экономический шпионаж, сопровождающийся насилием или причинивший крупный убыток, наказываются:

  1. Запретом на определенные виды деятельности на 3 г.
  2. Штрафом величиной:
    1. в 1 млн. р. 500 тыс.;
    2. зарплаты за 5 лет.
  3. Обязательным трудом на 360 ч.
  4. Исправительным трудом на срок до 2 лет.
  5. Работами принудительного характера в течение 5 лет.
  6. Лишением свободы на 7 лет и до 10 лет в случае с принуждением к заключению сделки.

Особо крупным доходом относительно ст. 178 (Ограничение конкуренции) признаются 250 млн. р. Что касается особо крупного размера ущерба, таковой соответствует 30 млн. р. При этом виновный имеет возможность освободиться от наказания, если:

  • первым признается в совершенном деянии;
  • окажет содействие в расследовании дела;
  • возместит нанесенный ущерб;
  • его действия не имеют дополнительной квалификации по другой статье УК.

Финансы

При нарушениях, касающихся денежных средств, акций и драгоценных камней, назначают:

  1. Запрещение на работу в указанной сфере в течение 3 лет.
  2. Взыскания:
    1. 300 000 р. За манипулирование рынком или использование инсайдерской информации (ст. 185.6 УК) — до 500 000 р. За подделку купюр — до 1 млн. р.;
    2. заработок за 3 г. и за 5 лет — для фальшивомонетчиков.
  3. Обязательной деятельностью на 360 ч.
  4. Исправительный труд в течение 2 лет.
  5. Принудительный труд на 5 лет.
  6. Лишение свободы на 5 лет. При изготовлении поддельных банкнот — до 8 лет.

Преступление, совершенное организованной группой или приведшее к огромным убыткам, наказывается:

Обратите внимание Незаконный оборот драгоценных металлов преследуется по закону и предполагает наказание в виде штрафов и лишения свободы. Однако, стоит отметить, что угловная ответственность наступает лишь при наличии крупного ущерба в размере 1 500 000 рублей. Подробности читайте

  1. Запретом на работу в определенных сферах деятельности в течение 4 лет.
  2. Санкциями, соответствующими:
    1. 500 000 р. и 1 млн. 500 тыс. р. — в случае с манипулированием рынком в особо крупных размерах и распространением фальшивых банкнот;
    2. доходу за 5 лет.
  3. Обязательными работами в течение 480 ч.
  4. Деятельностью исправительного типа на 2 г.
  5. Принудительным трудом на 5 лет.
  6. Ограничением свободы в течение 2 лет.
  7. Лишением свободы на 7 лет и до 15 лет — за изготовление поддельных купюр организованной группой.

В случае с незаконным использованием инсайдерской информации крупным считается ущерб в размере от 3 млн. 750 тыс. р.

Таможенные платежи

За незаконный экспорт товаров или неуплату таможенных взносов предусмотрены:

  1. Запретом работать на указанных должностях сроком до 5 лет.
  2. Штраф величиной в:
    1. 500 000 р. При невозврате культурных ценностей или контрабанде алкогольной и табачной продукции — до 1 млн. р.;
    2. десятикратный размер контрабандных денежных средств;
    3. заработок за 5 лет.
  3. Деятельность обязательного характера в течение 480 ч.
  4. 5 лет принуждающего труда.
  5. Ограниченное передвижение на 3 г.
  6. Лишение свободы на срок до 5 лет и до 8 лет — в случае невозвращения культурных объектов в РФ.

При наличии квалифицированного состава за преступления в сфере экономики УК РФ предполагает назначение:

  1. Запрета на работу в определенных областях в течение 3 лет.
  2. Штрафного взыскания в размере:
    1. до 1 млн. р. и до 2 млн. р. — при контрабанде алкогольного и табачного товара (ст. 200.2 УК);
    2. в 15 раз большем незаконно перевезенных средств;
    3. заработной платы за 5 лет.
  3. Работ принудительного свойства в течение 5 лет.
  4. Ограничения свободы на 4 г.
  5. Лишения свободы на срок до 12 лет.

Крупным размером иностранной валюты, не перечисленной на счет российского банка (ст. 193 УК) признается сумма, превышающая 30 млн. р. Стоимость алкогольно-табачной продукции признается крупной, если она превышает 250 000 р. В указанную сумму не входит стоимость товара, разрешенная к перевозке без декларирования.

Налоги

За уклонение от уплаты налоговых и страховых взносов назначаются:

  1. Запрет на работу в некоторых областях в течение 3 лет.
  2. Штрафные санкции величиной в:
    1. 300 000 р. и 500 000 р. при сокрытии денег руководителем компании;
    2. трехлетний заработок.
  3. Принудительный труд на 5 лет.
  4. Заключение под арест на 6 мес.
  5. Лишение свободы на 2 г. и до 5 лет, если дело касается укрытия денежных средств предприятия (ст. 199.2 УК).

За уклонение от уплаты налогов, физические лица (простые граждане и ИП) несут ответственность. В случае неуплаты налогов на сумму свыше 3 тысяч рублей и сроком просрочки свыше 6 месяцев, налоговая служба вправе обратиться в суд с требованием принудительного изъятия долга. Подробнее о штрафах за неуплату налогов физическим лицом читайте в отдельной статье

А вот об ответственности за неуплату налогов юридическим лицом мы расскажем в статье

Квалифицированный состав предусматривает:

  1. Запрет занимать указанные вакансии на 3 г.
  2. Взыскания:
    1. 500 000 р.;
    2. аналогичные доходу за 5 лет.
  3. Принудительный труд в течение 5 лет.
  4. Лишение свободы на 4 г. и до 6 лет, если неплательщиком является предприятие (ст. 199 УК).

Крупной считается сумма налоговых платежей за 3 финансовых года, превышающая 900 000 р. (ст. 198 УК) и 5 млн. р. для организаций. Виновный освобождается от ответственности, если:

  • преступление совершено впервые;
  • задолженность была погашена.

Законы об экономических преступлениях хотят «подправить». В чью пользу?

По ряду статей Уголовного кодекса предлагается увеличить суммы штрафов, но и повысить порог денежного ущерба, по которому действия признаются преступными. Кроме того, хотят усовершенствовать и расширить практику применения залога. Сейчас процесс близок к завершению.

По задумке, изменения должны усилить правовую защиту отношений в сфере экономической деятельности. Хотя пакет поправок и является президентским — то есть законодательная инициатива принадлежит главе государства, — быстро пройти все инстанции не получилось: 26 марта из третьего думского чтения проект был возвращен во второе чтение на доработку. Но уже сейчас можно сказать, чем обернутся для бизнесменов многие принципиально важные изменения.

Увеличат уголовные штрафы

Во-первых, штрафы предусмотрены не только уголовным, но и административным законодательством. И если в административном порядке за малозначительные нарушения они составляют не более 5000 руб. для гражданина (50 тыс. рублей — для должностного лица, 1 млн для юридического лица), то в уголовном порядке за общественно опасные деяния штраф может «набежать» до 1 млн руб. для конкретного человека. То есть в двести раз больше.

Кроме того, денежное наказание может быть как основным, так и дополнительным. Выражается оно не только в фиксированной сумме, но и в количестве зарплат или иного дохода за определенный период времени. Конкретная сумма в каждом деле определяется судом, исходя из тяжести преступления и имущественного положения обвиняемого, его семьи, а также с учетом других обстоятельств. При этом допускается рассрочка уплаты до 3-х лет.

Что интересно, в законопроекте предусматривается увеличение штрафов за конкретные преступления, но при этом проигнорирована необходимость изменить основополагающую статью в общей части УК РФ (статья 46), где четко закреплен максимальный штрафной барьер в размере одного миллиона рублей. Не зря, значит, документ вернули на доработку.

Например, за воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности (Статья 169 УК РФ) предлагается увеличить штраф до 500 тыс. рублей, в два с лишним раза. Сейчас он составляет 200 тыс. рублей и назначается, если должностное лицо, используя свое служебное положение, неправомерно отказало вам в регистрации юридического лица или не выдало лицензию. Скажем, вы собрали все необходимые документы и выполнили условия, а чиновник мутит воду, что-то там ещё требует, придумывает новые ограничения или вообще нагло вмешивается в той или иной форме в ваш бизнес на стадии его регистрации.

Аналогичные деяния, совершенные в нарушение вступившего в законную силу судебного акта, а равно причинившие крупный ущерб, будут наказываться лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от 3 до 5 лет (сейчас — до 5 лет) со штрафом в размере до 250 тыс. рублей (сейчас — 80 тыс. рублей). Или в размере зарплаты или иного дохода за период до 12 месяцев (сейчас — до 6 месяцев), либо обязательными работами на срок от 180 до 240 часов, либо арестом на срок от 4 до 6 месяцев, либо лишением свободы на срок до 3 лет (сейчас — до 2 лет). Это все та же статья, но с отягчающим обстоятельством.

Ущерб от таких действий чиновника признается крупным, если убытки составили свыше 250 тыс. рублей, особо крупным — свыше 1 млн рублей. Эти пороги хотят увеличить в разы — до 1-го и 6-и млн рублей соответственно. Вполне разумный подход. Согласитесь, за ущерб в размере, скажем 251-й тыс. рублей (все-таки не такие уж огромные деньги) неразумно сажать чиновника в тюрьму на 2-3 года — пусть лучше заплатит из своего кармана. А угроза собственному карману — мера вполне действенная.

Ещё один порог

В ряде статей предлагается увеличить порог материального ущерба, по факту наличия которого могут завести дело. И получается палка о двух концах. С одной стороны — да, малый бизнес будет чувствовать себя более защищенным от государственной правоохранительной системы (не будут заводить дела почем зря), с другой, получит более широкое финансовое поле для нечестной игры со своей стороны.

Например. Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества в крупном размере, приобретенных лицом в результате совершения им преступления (статья 174.1). В данном случае крупный размер хотят сделать обязательным признаком состава преступления и обозначить его суммой, превышающей 6 млн рублей (сейчас — 1 млн рублей). Есть похожий, но не аналогичный состав — легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества в крупном размере, приобретенных другими лицами преступным путем (Статья 174). В данном случае преступление засчитывается независимо от размера финансовых операций и других сделок с денежными средствами, а крупный размер является отягчающим обстоятельством, усиливающим ответственность (срок лишения свободы до 4-х лет вместе со штрафом).

За уклонение от уплаты крупной суммы таможенных платежей (статья 194 УК РФ) также предусмотрена уголовная ответственность. Сейчас крупный размер составляет от 500 тыс. рублей, особо крупный — от 1,5 млн рублей. В законопроекте предлагается увеличить эти суммы до 3-х и 36-и млн рублей соответственно.

Невозвращение в крупном размере из-за границы руководителем организации средств в иностранной валюте, подлежащих обязательному перечислению на счета в уполномоченный банк РФ, наказывается лишением свободы на срок до 3-х лет (статья 193 УК РФ). Только так, и никак иначе. Санкции менять не собираются. Сегодня осуждают, если не вернули 5 млн рублей, а предлагается увеличить этот порог аж до 30 млн рублей. Ну очень уж большая сумма! Думается, её ещё будут обсуждать.

Непонятное лжепредпринимательство

Одновременно предлагается признать утратившей силу статью 173 УК РФ об ответственности за лжепредпринимательство, поскольку она практически не применяется. Читаем, что это преступление представляет собой «создание коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельность, имеющую целью получение кредитов, освобождение от налогов, извлечение иной имущественной выгоды или прикрытие запрещенной деятельности, причинившее крупный ущерб гражданам, организациям или государству». Формулировка крайне невразумительна. Ко всему прочему, можно с уверенностью сказать, что составляющие этой статьи разбросаны по другим статьям уголовного закона (незаконное получение кредита, уклонение от уплаты налогов, преднамеренное банкротство, незаконная предпринимательская деятельность и т.д.). Поэтому её «ликвидация» вполне оправдана.

В общем, законодательная борьба с неточными и ненужными формулировками продолжается. Из статей по незаконному предпринимательству (171) и незаконной банковской деятельности (172) ещё предлагается исключить указание на «нарушение лицензионных требований и условий». Ведь это огромнейшее поле для толкования, а значит, для злоупотреблений со стороны самой власти. Что угодно можно подогнать под эту формулировку, чтобы зарубить любой бизнес! Уголовный закон как никакой другой должен быть крайне четким и недвусмысленным.

Залог или под стражу!

В Уголовно-процессуальный кодекс (УПК РФ) предлагается внести изменения, в соответствии с которыми заключение под стражу допускается только в исключительных случаях при наличии определенных обстоятельств. Ведь многие экономические преступники, оставаясь на свободе, по мнению экспертов, не представляют большой общественной опасности. И применение к ним такой меры пресечения, как временное тюремное заключение, не вполне оправданно.

В продолжение вопроса предлагается расширить практику применения такой меры пресечения, как залог. Её суть заключается в передаче на хранение органам предварительного расследования либо суду недвижимого или движимого имущества (денег, ценностей и допущенных к публичному обращению акций и облигаций) в целях обеспечения явки к следователю, дознавателю или в здание суда. Залог предлагается применять в любой момент производства по уголовному делу, как только человек стал подозреваемым. По уголовным делам о преступлениях небольшой и средней тяжести залог хотят сделать в размере не меньше 100 тыс. рублей, а по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях — не менее 500 тыс. рублей. Не может приниматься в качестве залога жилое помещение предполагаемого преступника, если для него и членов его семьи это единственное помещение, пригодное для постоянного проживания.

Деньги по залогу зачисляют на депозитный счет суда или соответствующего органа, заведующего делом. По факту составляется протокол, копия которого вручается залогодателю. Впоследствии залог полностью возвращается собственнику по решению суда или согласно постановлению о прекращении уголовного дела на досудебной стадии. Однако нужно помнить, что в случае нарушений условий залога без лишних разбирательств он может быть обращен в доход государства.

Невыездной подозреваемый

Вообще любой выезд за бугор может быть ограничен только по решению суда. В том числе и по всем налоговым «теркам» — только через суд. И только в том случае, если начато исполнительное производство, о чем любого человека уведомляют отдельно. По общему правилу ограничение не может превышать 6 месяцев, а конкретный срок невыезда определяет судебный пристав-исполнитель.

В законе «О порядке выезда из РФ и въезда в РФ» предлагается уточнить, что право гражданина РФ на выезд из страны может быть временно ограничено, если он является подозреваемым либо привлечен в качестве обвиняемого по уголовному делу. Сейчас такое ограничение действует в отношении лица, задержанного по подозрению в совершении преступления либо привлеченного в качестве обвиняемого. То есть для суда необязательно ловить подозреваемого за шкирку, чтобы не дать ему скрыться из страны.

В заключение

Преступлениям в сфере экономики посвящен целый раздел Уголовного кодекса РФ — 8-й раздел из двенадцати. Он состоит из 3-х глав, в которых говорится о преступлениях против собственности, преступлениях в сфере экономической деятельности и преступлениях против службы в коммерческих и иных организациях. Сюда же относятся примерно 50 статей — от кражи и мошенничества до контрабанды, фиктивного банкротства и злоупотребления полномочиями. Согласно закону о милиции, расследованием экономических преступлений может заниматься только департамент экономической безопасности (ДЭБ) МВД — специальное элитное подразделение.

Огромный процент дел по экономическим преступлениям (до 90% по некоторым оценкам) заводятся напрасно. Многие либо не раскрываются, либо не доходят до суда, либо разваливаются в ходе судебного процесса. Многие дела заводятся правоохранителями не для выявления и пресечения преступной деятельности, а «под заказ» конкурентов, либо с целью вымогательства.

Часто заводятся дела по «Мошенничеству» (статья 159), «Присвоению или растрате» (статья 160), «Легализации (отмыванию) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем» (статья 174) и другим статьям 22-й главы уголовного закона.
Хочется поверить в слова Андрея Назарова, зампреда комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству о том, что законопроект изменит настроение общества, и предприниматели почувствуют свою защищенность. Но верится, если честно, с трудом.

Экономические преступления хотят вывести из уголовного поля

К 2025 году в стране самым радикальным образом должна измениться уголовная политика. В проекте концепции, подготовленной Центром стратегических разработок (ЦСР) Алексея Кудрина, предусмотрен отказ от лишения свободы за экономические преступления, максимальное использование альтернативных видов наказания за нетяжкие преступления и приведение уголовного законодательства в соответствие с современными требованиями. Речь идет в первую очередь о преступлениях, связанных с новыми технологиями. «Известиям» удалось ознакомиться с проектом документа, который будет обнародован на следующей неделе.

Блоки, касающиеся изменения уголовной политики и модернизации пенитенциарной системы, — часть общей программы развития России, которую разрабатывает ЦСР. Авторы документа — сотрудники факультета права Высшей школы экономики и МГУ.

Стратегических этапов развития и реализации уголовной политики — три. Первый (2017–2018 годы) предполагает гуманизацию уголовного законодательства и практики его применения, второй (2019–2021 годы) — систематизацию уголовно-правового поля, третий (2022–2025 годы) — новую пенализацию.

О том, что реформа давно назрела, эксперты говорят давно. По данным на 2015 год, в России было 646 тыс. заключенных (включая находящихся в исправительных и воспитательных колониях, СИЗО и тюрьмах). А процент рецидивов преступлений за последние 10 лет вырос, по некоторым экспертным оценкам, с 30 до 70%.

— В концепции есть рациональные предложения. Например, разгрузка СИЗО. Ведь сейчас судьи продолжают с подачи следствия и прокуратуры сажать людей. Часто по формальным основаниям. В том числе и тех, кто не совершал насильственные преступления, — считает директор Института прав человека и один из авторов концепции модернизации пенитенциарной системы Валентин Гефтер.

Ранее «Известия» писали об исследовании, проведенном ЦСР. В нем была проанализирована картина законотворчества в сфере уголовного права за последние два года. Из 140 законопроектов, направленных на изменения в уголовном праве, 88% предусматривали усиление уголовной ответственности и только 12% — смягчение.

Инициаторы реформы уголовной политики предлагают уйти от репрессивных тенденций в уголовном законотворчестве и двигаться в сторону гуманизации. Один из авторов документа — заведующий кафедрой уголовного права и криминалистики НИУ «Высшая школа экономики» профессор Геннадий Есаков считает, что в обществе есть очевидная неудовлетворенность состоянием дел в этой сфере.

— Она имеет самые разные причины. Это и вопросы судоустройства, и уголовной политики в целом. То, что мы разработали, является частью мозаики — отдельно от общей картины этот документ рассматривать нельзя. Допустим, завтра то, что предложено, решат воплотить в жизнь. Это окончится провалом, если воплощать лишь этот кусочек. Всё обязательно нужно рассматривать в общем комплексе необходимых России преобразований. И главное из них, — считает Есаков, — реальная судебная реформа.

В случае принятия концепции первые изменения коснутся экономических преступлений. Документ предполагает принципиальный и полный отказ от лишения свободы за них. А в качестве базового наказания предлагается введение штрафа, кратного размеру причиненного ущерба.

— Несколько лет назад была такая же инициатива со стороны уполномоченного по правам предпринимателей. Суть была такова: если обвиняемый в совершении экономического преступления возместит в кратном размере причиненный им ущерб, он будет освобождаться от уголовной ответственности. Инициатива была хорошая, но она не сработала потому, что сегодня обвиняемому проще, не платя громадных сумм, согласиться на признание себя виновным и получить условный срок, — пояснил Геннадий Есаков. — Эту систему можно точечно перенастроить, предложив человеку несколько ступенчатых альтернатив и сохранив при этом норму об освобождении от уголовной ответственности. Ступенчатая альтернатива в этом случае означает, что он может освободиться от уголовной ответственности, выплатив кратную сумму ущерба государству. Если человек на это не согласится, в качестве базовой инициативы можно предложить кратный штраф. Только в том случае, если он откажется, будет не в состоянии платить либо будет уклоняться от уплаты, можно применять наказание в виде лишения свободы.

По мнению юриста, лишение свободы как вид наказания за экономические преступления бессмысленно.

— Люди не убивают, не насилуют. Да, они совершают экономическое преступление, но за экономическое преступление надо бить рублем, а не лишением свободы. То, что мы отправляем человека в места лишения свободы, не имеет абсолютно никакого смысла, — считает Геннадий Есаков. С этим тезисом согласен и Валентин Гефтер.

— Без резкого и качественного снижения тюремного населения до приговора и по приговору, безусловно, ничего не получится. По количеству тюремного контингента мы почти впереди планеты всей. При том, что уже снизили этот показатель с 1 млн до 630 тыс. человек, — отметил Валентин Гефтер. — Но это всё равно очень много. А главное, сейчас нет денег на нормальное содержание заключенных. Ненормально, по-гулаговски, мы уже не можем содержать: заставлять работать, жить в бараках, землянках. Мы уже ушли от этого. Но и создать для заключенных человеческие условия — это большие расходы для бюджета. Сейчас ФСИН по цифре бюджетных расходов на шестом месте среди всех ведомств и даже опережает Минздрав.

Если говорить о конкретных шагах, которые предложены в документе ЦСР, то в ближайший год мы можем ожидать ряда поправок в Уголовный кодекс. Например, ст. 56 УК РФ («Лишение свободы на определенный срок») предлагают дополнить положением, согласно которому «при наличии смягчающих наказание обстоятельств и отсутствии отягчающих наказание обстоятельств наказание в виде лишения свободы не может превышать половины максимального предела санкции, предусмотренной статьей особенной части настоящего кодекса за совершенное преступление».

Появятся и новые статьи, имеющие отношение к новым преступлениям, связанным с технологиями.

— Естественно, придется дополнять Уголовный кодекс, потому что здесь много пробелов. Появляются новые технологии, новые преступления. Законодатели частично пытаются решить эти проблемы, но с налета это очень непросто сделать, — пояснил Геннадий Есаков. — Например, ввели ст. 159.6 УК РФ («Мошенничество в сфере компьютерной информации»). С введением этой статьи сложностей в квалификации преступлений только прибавилось. Возникли проблемы ее разграничения со статьями о компьютерных преступлениях, проблемы, связанные с описанием признаков внутри этой статьи, — многословие законодателей часто играет не на руку правоприменительным органам.

Авторы документа подчеркивают, что их предложения пока что не вылились в законопроекты. Но это вопрос технический.

— Поправок в УК, оформленных в виде проекта федерального закона, нет — они есть в тексте нашего документа, который лежит в ЦСР и еще будет обсуждаться. Но перевести их на язык УК — дело недельной работы. Конкретные предложения, связанные с конкретными статьями, существуют, просто они не оформлены, — пояснил Геннадий Есаков.

Готовы ли судьи к гуманизации всей системы? На этот вопрос дали ответ социологи.

— Есть очень интересные социологические исследования, которые доказывают, что достаточно показать судьям общий тренд — государство желает смягчать наказания, — и судьи сами его будут смягчать, — утверждает Геннадий Есаков.

А Валентин Гефтер утверждает, что готовы к переменам и многие сотрудники ФСИН.

— Отношение, конечно, разное. Пару лет назад во Владимире на базе юридического института ФСИН проходило большое совещание — обсуждение трудовой сферы. Участвовали и представители ФСИН, и уполномоченный по правам человека. Приехали люди, которые занимаются производством внутри «земли ФСИН», — с Севера. И я убедился, что очень много нормальных, понимающих людей, хотя и находящихся в определенной системе координат, а не просто эксплуататоров рабского труда осужденных, — рассказал Валентин Гефтер. — Я понял, что с ними можно обсуждать эти проблемы, эти люди готовы измениться, модернизировать и себя, и систему, в которой они работают. Взаимоотношения «тюрьма — рынок» — это всё требует внутренней переделки мозгов. Но всё же такие новые, выросшие после советской власти люди есть.

Последние Новости об Амнистии 2015 года

Статья 108. Заключение под стражу

1. Заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется по судебному решению в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, за которые уголовным законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше трех лет при невозможности применения иной, более мягкой, меры пресечения. При избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в постановлении судьи должны быть указаны конкретные, фактические обстоятельства, на основании которых судья принял такое решение. Такими обстоятельствами не могут являться данные, не проверенные в ходе судебного заседания, в частности результаты оперативно-розыскной деятельности, представленные в нарушение требований статьи 89 настоящего Кодекса. В исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до трех лет, при наличии одного из следующих обстоятельств:

1) подозреваемый или обвиняемый не имеет постоянного места жительства на территории Российской Федерации;

2) его личность не установлена;

3) им нарушена ранее избранная мера пресечения;

4) он скрылся от органов предварительного расследования или от суда.

1.1. Заключение под стражу в качестве меры пресечения не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных статьями 159 — 159.6, 160, 165, если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности, а также статьями 171 — 174, 174.1, 176 — 178, 180 — 183, 185 — 185.4, 190 — 199.2 Уголовного кодекса Российской Федерации, при отсутствии обстоятельств, указанных в пунктах 1 — 4 части первой настоящей статьи.

2. К несовершеннолетнему подозреваемому или обвиняемому заключение под стражу в качестве меры пресечения может быть применено в случае, если он подозревается или обвиняется в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления. В исключительных случаях эта мера пресечения может быть избрана в отношении несовершеннолетнего, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления средней тяжести.

3. При необходимости избрания в качестве меры пресечения заключения под стражу следователь с согласия руководителя следственного органа, а также дознаватель с согласия прокурора возбуждают перед судом соответствующее ходатайство. В постановлении о возбуждении ходатайства излагаются мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость в заключении подозреваемого или обвиняемого под стражу и невозможно избрание иной меры пресечения. К постановлению прилагаются материалы, подтверждающие обоснованность ходатайства. Если ходатайство возбуждается в отношении подозреваемого, задержанного в порядке, установленном статьями 91 и 92 настоящего Кодекса, то постановление и указанные материалы должны быть представлены судье не позднее чем за 8 часов до истечения срока задержания.

4. Постановление о возбуждении ходатайства об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда или военного суда соответствующего уровня с обязательным участием подозреваемого или обвиняемого, прокурора, защитника, если последний участвует в уголовном деле, по месту производства предварительного расследования либо месту задержания подозреваемого в течение 8 часов с момента поступления материалов в суд. Подозреваемый, задержанный в порядке, установленном статьями 91 и 92 настоящего Кодекса, доставляется в судебное заседание. В судебном заседании вправе также участвовать законный представитель несовершеннолетнего подозреваемого или обвиняемого, руководитель следственного органа, следователь, дознаватель. Неявка без уважительных причин сторон, своевременно извещенных о времени судебного заседания, не является препятствием для рассмотрения ходатайства, за исключением случаев неявки обвиняемого.

5. Принятие судебного решения об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отсутствие обвиняемого допускается только в случае объявления обвиняемого в международный розыск.

6. В начале заседания судья объявляет, какое ходатайство подлежит рассмотрению, разъясняет явившимся в судебное заседание лицам их права и обязанности. Затем прокурор либо по его поручению лицо, возбудившее ходатайство, обосновывает его, после чего заслушиваются другие явившиеся в судебное заседание лица.

7. Рассмотрев ходатайство, судья выносит одно из следующих постановлений:

1) об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу;

2) об отказе в удовлетворении ходатайства;

3) о продлении срока задержания. Продление срока задержания допускается при условии признания судом задержания законным и обоснованным на срок не более 72 часов с момента вынесения судебного решения по ходатайству одной из сторон для представления ею дополнительных доказательств обоснованности или необоснованности избрания меры пресечения в виде заключения под стражу. В постановлении о продлении срока задержания указываются дата и время, до которых продлевается срок задержания.

7.1. При отказе в удовлетворении ходатайства об избрании в отношении подозреваемого или обвиняемого меры пресечения в виде заключения под стражу судья по собственной инициативе вправе при наличии оснований, предусмотренных статьей 97 настоящего Кодекса, и с учетом обстоятельств, указанных в статье 99 настоящего Кодекса, избрать в отношении подозреваемого или обвиняемого меру пресечения в виде залога или домашнего ареста.

8. Постановление судьи направляется лицу, возбудившему ходатайство, прокурору, подозреваемому, обвиняемому или потерпевшему и подлежит немедленному исполнению.

9. Повторное обращение в суд с ходатайством о заключении под стражу одного и того же лица по тому же уголовному делу после вынесения судьей постановления об отказе в избрании этой меры пресечения возможно лишь при возникновении новых обстоятельств, обосновывающих необходимость заключения лица под стражу.

10. Если вопрос об избрании в отношении подсудимого в качестве меры пресечения заключения под стражу возникает в суде, то решение об этом принимает суд по ходатайству стороны или по собственной инициативе, о чем выносится определение или постановление.

11. Постановление судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или об отказе в этом может быть обжаловано в апелляционном порядке с учетом особенностей, предусмотренных статьей 389.3 настоящего Кодекса, в течение 3 суток со дня его вынесения. Суд апелляционной инстанции принимает решение по жалобе или представлению не позднее чем через 3 суток со дня их поступления. Решение суда апелляционной инстанции об отмене постановления судьи об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу подлежит немедленному исполнению. Решение суда апелляционной инстанции может быть обжаловано в кассационном порядке по правилам, установленным главой 47.1 настоящего Кодекса.

12. Лицо, в производстве которого находится уголовное дело, незамедлительно уведомляет о месте содержания под стражей или об изменении места содержания под стражей подозреваемого или обвиняемого кого-либо из его близких родственников, при их отсутствии — других родственников, при заключении под стражу военнослужащего — также командование воинской части, при заключении под стражу лица, являющегося членом общественной наблюдательной комиссии, образованной в соответствии с законодательством Российской Федерации, — также секретаря Общественной палаты Российской Федерации и соответствующую общественную наблюдательную комиссию, а при заключении под стражу сотрудника органа внутренних дел — также начальника органа, в котором проходит службу указанный сотрудник.

13. Не допускается возложение полномочий, предусмотренных настоящей статьей, на одного и того же судью на постоянной основе. Эти полномочия распределяются между судьями соответствующего суда в соответствии с принципом распределения уголовных дел.

14. На обвиняемого, содержащегося под стражей, распространяются требования статьи 95 настоящего Кодекса.

Поделиться ссылкой:

На сегодняшнем заседании Пленум ВС РФ рассмотрел проект постановления «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате», который состоит из 35 пунктов, регламентирующих применение норм уголовного закона в сфере экономических преступлений. После обсуждения документа было решено отправить его на доработку.

Необходимость принятия проекта указанного постановления связана с тем, что действующее постановление было принято 10 лет назад. Как указано в документе, он подготовлен с целью обеспечения единообразного применения судами норм уголовного закона об ответственности за мошенничество, присвоение и растрату, а также в связи с вопросами, возникшими у судов.

Адвокат АП г. Москвы Валерий Саркисов, комментируя «АГ» проект документа, отметил, что со времени принятия предыдущего Постановления Пленума ВС РФ № 51 от 27 декабря 2007 г. «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» изменилось уголовное законодательство, возникли новые формы и виды мошенничества, большое распространение получили хищения с использованием электронных средств платежей, появились вопросы, связанные с квалификацией деяний, а также с разграничением мошенничества и смежных составов, что требовало разъяснений высшего судебного органа.

Отличие мошенничества от иных форм хищения
В первом пункте документа речь идет о мошенничестве. Суд указал на его отличие от иных форм хищения, заключающееся в способе совершения преступления. Как пояснил адвокат, данное положение практически дословно повторяет существующее, однако новым является разъяснение о том, что если обман выступает не в качестве способа, а лишь как средство для облегчения совершения хищения, то деяние следует квалифицировать как кражу или грабеж.

Документом отдельно определяется, что способом хищения при мошенничестве в сфере компьютерной информации является вмешательство в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-коммуникационных сетей. Это положение новое и, по мнению Валерия Саркисова, имеет важное практическое значение при решении вопроса о квалификации деяний по ст. 159.6 УК РФ. Данная статья, введенная в 2012 г., так и не получила должного распространения, необходимого в силу развития хищений в компьютерной сфере.

Умолчание как способ хищения
Документ разъясняет, что обман как способ хищения или приобретения права на чужое имущество может состоять в умолчании об истинных фактах. Управляющий партнер «Забейда и партнеры» Александр Забейда считает, что такое разъяснение применимо к преступлениям, совершаемым в соучастии, так как умолчание – это вид бездействия, а хищение, коим признается изъятие имущества, по своей природе таковым являться не может.

Умысел как квалифицирующий признак
По словам Валерия Саркисова, Пленум ВС РФ в рассматриваемом документе намечает основной принцип разграничения неисполнения договорных обязательств как гражданско-правового правонарушения и мошенничества. «Определяющим фактом предлагается считать наличие или отсутствие умысла, направленного на хищение, что не ново для правоприменительной практики», – отметил он. Однако эксперт указал на нововведения, которые касаются определения квалификации мошенничества: необходимо, чтобы умысел возник до получения имущества или прав на него. Кроме того, Верховным Судом перечисляются факты, которые могут свидетельствовать о наличии умысла: заведомое отсутствие у лица реальной возможности исполнить обязательство в соответствии с условиями договора, использование лицом при заключении договора поддельных документов, в том числе документов, удостоверяющих личность, уставных документов, гарантийных писем, справок, сокрытие информации о наличии задолженностей и залогов имущества, распоряжение полученным имуществом в личных целях вопреки условиям договора и др. Отмечается, что перечисленные факты сами по себе не свидетельствуют о виновности лица, в каждом случае с учетом всех обстоятельств дела надлежит установить наличие у лица заведомого умысла на неисполнение своих обязательств.

Момент окончания мошенничества
Относительно вопроса момента окончания мошенничества партнер АБ «Ковалёв, Рязанцев и партнеры» Михаил Кириенко отметил, что первый вариант формулировки, представленный в проекте, практически воспроизводит ранее существовавшую и выглядит следующим образом: в указанных случаях преступление следует считать оконченным с момента зачисления похищенных денежных средств на счет (на банковский счет, оператору электронных денежных средств, оператору подвижной радиотелефонной связи и пр.), контролируемый прямо или косвенно лицом, совершившим деяние, или лицом, в пользу которого совершено это деяние. Эксперт указал, что оценочная формулировка «“косвенное” контролирование счета» вызывает опасение, так как оставляет возможность безграничного расширения таких случаев правоприменителем.

А вот вторая формулировка, отмечает Михаил Кириенко, категорически недопустимое разъяснение. В частности, предлагается определять момент окончания мошенничества в отношении денежных средств в безналичной форме моментом «изъятия денежных средств с банковского счета их владельца (для денежных средств, учитываемых без открытия банковского счета, – с момента уменьшения остатка электронных денежных средств), в результате которого владельцу безналичных денежных средств причинен ущерб». Такой подход, по мнению эксперта, противоречит понятию хищения, так как само по себе изъятие не дает возможности пользоваться и распоряжаться чужим имуществом. «Складывается ощущение, что это вариант для оперативных служб. Если останется такой подход, это будет изменение уголовно-правовой нормы путем толкования ВС РФ, что и необоснованно, и увеличивает карательную составляющую ст. 159 УК РФ», – пояснил эксперт.

Мошенничество в сфере оборота денежных средств
Анализируя документ, Александр Забейда отметил, что, скорее всего, под электронными денежными средствами, указанными в проекте постановления, подразумеваются криптовалюты. Так как правовая природа этого вида имущества в настоящий момент не имеет легального определения, криптовалюту сложно отнести к электронным денежным средствам. По мнению адвоката, с уголовной точки зрения ее можно отнести скорее к иному виду имущества или праву на такое имущество. Что касается безналичных платежей, то момент окончания преступления определяется по месту получения денежных средств мошенником, когда он имеет реальную возможность ими распоряжаться, т.е. с момента зачисления на расчетный счет в банке. С криптовалютой, указывает Александр Забейда, сложнее: территориальной привязки криптокошелек не имеет. «Он представляет собой часть зашифрованного ключа. Этот ключ предоставляет возможность распоряжения криптовалютой, сведения о которой имеются в распределенном реестре, в связи с чем любая информация о сделке, например переводе криптовалюты на другой кошелек, появляется одновременно на всех компьютерах, встраивающих данные о сделке в цепочке блоков, – пояснил эксперт. – Мест совершения преступления в данном случае множество».

В то же время Валерий Саркисов указал, что в проекте не содержится позиция Пленума ВС РФ относительно того, как именно следует квалифицировать деяния в отношении безналичных денежных средств. Указывая, что они являются хищениями, Суд ничего не говорит о том, по какой именно статье УК РФ они должны квалифицироваться, несмотря на то что практика выработала относительно единый подход к решению этого вопроса.

Адвокат пояснил, что формирование правил определения места окончания хищения безналичных денежных средств и, соответственно, подсудности подобных деяний является крайне необходимым. В связи с этим в проекте предлагается утвердить один из двух вариантов: по месту нахождения виновного лица либо по месту нахождения банковского учреждения. При этом в случае невозможности определения местом окончания считается место выявления преступления (место подачи заявления о преступлении). Эксперт отметил, что на практике используются оба способа, но более распространенным является второй вариант. Адвокат указал, что в любом случае разъяснение Суда по этому вопросу будет иметь большое практическое значение.

Мошенничество, в результате которого гражданин лишается права на жилье
«Пленумом ВС РФ ставится точка в практических спорах при квалификации мошенничества, в результате которого гражданин лишается права на жилое помещение», – считает Валерий Саркисов. Предлагается не учитывать, является ли жилье, права на которое лишился потерпевший, единственным, используется оно для проживания или нет. Также Судом указывается, что не подлежат квалификации как мошенничество с лишением гражданина права пользования жилым помещением те деяния, в результате которых гражданин лишился не права, а возможности приобретения такого права.

Вопросы квалификации
В документе перечисляются признаки, при наличии которых можно квалифицировать деяние по ч. 5–7 ст. 159 УК РФ как мошенничество, сопряженное с намеренным неисполнением договорных обязательств в предпринимательской сфере. Отдельно указывается на необходимость установления в каждом случае наличия прямого умысла, который возник до получения имущества или прав на него.

Также в проекте постановления указывается признак, по которому следует разграничивать состав мошенничества и составы преступлений, предусмотренные ст. 172.2 и 200.3 УК РФ. Для этого необходимо выяснять, осуществляло ли лицо фактически инвестиционную, предпринимательскую или иную законную деятельность. Если таковой деятельности нет, деяние следует квалифицировать в качестве мошенничества без дополнительной квалификации по иным статьям.

Проект документа впервые уделяет внимание вопросам квалификации отдельных видов мошенничества по появившимся после принятия предыдущего Постановления ВС РФ № 51 ст. 159.1, 159.2, 159.3, 159.5 и 159.6 УК РФ. Валерий Саркисов отметил, что вопрос обеспечения единообразия практики применения данных положений назрел давно, поэтому определенность в их толковании особенно значима.

Михаил Кириенко заметил, что проект постановления частично уточняет ранее существовавшие положения. Так, обращается внимание на определение «продолжаемости» мошенничества при установлении стоимости предмета преступления. ВС РФ указал: «В случае совершения нескольких хищений чужого имущества, общая стоимость которого образует крупный или особо крупный размер, содеянное квалифицируется с учетом соответствующего признака, если эти хищения совершены одним способом и при обстоятельствах, свидетельствующих об умысле совершить хищение в крупном или особо крупном размере». Такой подход, по мнению эксперта, отражает важность именно субъективного вменения и оценки направленности умысла, что зачастую игнорируется.

Адвокат и партнер АБ «ЗКС» Алексей Касаткин пояснил, что проект постановления Пленума ВС РФ актуален и соответствует запросам сложившейся правоприменительной практики. Необходимость его принятия назрела после включения в 2012 г. в УК РФ специальных норм о мошенничестве в отдельных сферах, а также квалифицирующих признаков, закрепленных в ч. 5–7 ст. 159. Он также отметил, что в большей мере именно им посвящены новые разъяснения.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *