Правовой субъективизм

Правовая реальность как объект познания Текст научной статьи по специальности «Право»

ПРАВОВАЯ РЕАЛЬНОСТЬ КАК ОБЪЕКТ ПОЗНАНИЯ

© Большаков Е.В.*

Шуйский государственный педагогический университет, г. Шуя

Статья посвящена актуальной проблеме понимания правовой реальности как составляющей социальной реальности. Автор раскрывает содержание понятия правовой реальности, подходя к решению данного вопроса с выявления общетеоретических аспектов исследования указанного общественного явления.

В современной исследовательской литературе дефиниция понятия «реальность» представляет собой важную теоретическую проблему. В исследованных автором многочисленных источниках содержатся неоднозначные точки зрения относительно понятия реальности. Приведем некоторые из них. Доктор юридических наук С.И. Максимов пишет: «Реальность может быть и объективной, и субъективной, и интерсубъективной, и символической, и трансцендентной (религиозной)» . Михайлов А.Е. не без оснований замечает, что: «не следует обозначать явления, связанные с сознанием, такой категорией, как бытие» . Реальность (от позднелат. геаИБ — вещественный, действительный) — философский термин, употребляющийся в разных значениях: все существующее вообще; объективный мир; действительность; фрагмент универсума, составляющий предметную область соответствующей науки (напр., «физическая реальность», «биологическая реальность») .

Изложенное позволяет констатировать, что проблема реальности остается актуальной и сегодня.

Ключом к пониманию категории «реальность» является трактовка понятий: «вещество», «действительность». Данная позиция находит свое отражение в интерпретации латинского гваШ в русском языке.

Понятие «вещественный» трактуется следующим образом: «Вещественный — 1. Состоящий из вещества, материальный; 2. Состоящий из вещей, относящийся к вещам» . Необходимо отметить что, слово «вещество» заимствованно из старославянского языка и образованно от существительного «вещь» . Поэтому представляется правильным вышеприведенное определение понятия «вещественный», в определении понятия «реальность», использовать во втором значении.

Энциклопедические источники следующим образом трактуют понятие «вещь»: «Вещь — отдельный предмет, изделие; нечто, обстоятельство, явление» ; «Вещь — отдельный предмет материальной действительности, обладающий относительной независимостью и устойчивостью существования» .

* Аспирант кафедры Философии и религиоведения.

Обращаясь к этимологии слова «вещь» мы находим, что слово «вещь» заимствованно из старославянского языка и восходит к общеславянскому vektb — говорить .

Таким образом, в широком общефилософском понимании вещь — любое явление объективного мира, выступающего для нашего сознания как его предмет.

Вышеприведённые соображения порождают закономерный вопрос о допустимости использования, существующей в философской литературе, категории «субъективная реальность». И здесь нам представляется целесообразным рассмотрение категории «действительность».

Этимологически слово «действительность» представляет словообразовательную кальку XVIII в. немецкого Wirklichkeit «активность, деятельность» . Отметим позицию С.И. Максимова, который пишет: «Универсальным определением действительности является понятие «действие». Поэтому логичен вывод: «действительно все, что действует» . С целью обоснования категории «субъективная реальность», в рассмотрении категории «действительность» отметим, что вокруг нас ежеминутно происходит множество событий. Внешние раздражители воздействуют на наши органы чувств, требуя адекватной реакции. Почему же наше поведение не превращается в хаос? Что или кто контролирует наше поведение? Так, профессор В.А. Кувакин, отмечает: «Наше Я действует и проявляется самым фундаментальным образом, стержневым, основополагающим, только и делающим человека человеком, не вообще человеком, а уникальной конкретностью» . По данному поводу профессор Д.И. Дубровский придерживается точки зрения о том, что для поддержания целостности, жизнеспособности сложного организма (и, следовательно, его эффективного поведения связанного с передвижением в многообразной и динамической среде) необходимо управление собой . Управлять собой мы способны только с помощью собственного Я (сознания), которое является детерминантой жизнедеятельности индивида, субъективной действительностью управляющей деятельностью субъекта изнутри. Мысль определенным образом действует на поведение субъекта, представляя собой действительность, которая в некоторых ситуациях оказывает большее воздействие на поведение субъекта, чем внешние раздражители.

Изложенное позволяет констатировать допустимость бытующего в философской литературе понятия «субъективная реальность». Кистяковский Б.А., признавая как физическую, так и психическую реальности, отмечал: «…эти различные реальности тесно связаны между собой и как бы опираются друг на друга. Так о реальности физических вещей мы можем судить только на основании показаний нашей психики» , и далее: «.если мы вникнем в наши психические состояния, то убедимся, что всё содержание их или получено путём возбуждения от физических явлений и предметов, или связано с духовными благами» .

Итак, определение понятия «реальность» может выглядеть следующим образом: реальность есть диалектика явлений окружающего нас объективного мира (объективной реальности) и явлений нашего сознания (субъективной реальности).

Принципиально важным в определении понятия «правовая реальность» является осмысление понятия «право».

Отметим, что в юридической литературе нет единого подхода к определению понятия права, а тем более однозначного о нем представления. Приведем некоторые определения права: «Право — общая мера свободы, равенства и справедливости, выраженная в системе, формально-определенных и охраняемых публичной (государственной) властью, общеобязательных норм (правил) поведения и деятельности социальных субъектов» ; «Право — спецефическая форма общественных отношений, особый вид социальной регуляции. В истории и теории права есть два подхода в трактовке сущности и понятия права: юридический (от лат. jus — право) и легистский (от лат. lex — закон)» .

Юридический и легистский подходы правопонимания выражают не что иное как естественное право (jus naturale) и позитивное право (jus civile).

Итак, что же есть право? Этимологически слово «право» происходит от древнерусского корня «правь» — прямой, правильный, невиновный . Профессор Л.С. Явич отмечает: «… собственно правом в первом приближении должны считаться те компоненты правовой действительности, которые служат изначальными общезначимыми масштабами социальной деятельности, позволяющими судить о правомерности поведения…» , и далее: «Нет сомнения, что таким масштабом являются правовые нормы» . Во избежание однозначности понимания нормы права необходимо привести слова профессора В.Н. Кудрявцева: «Норма права не тождественна тексту закона. Их смешение было бы неверным не только потому, что кроме закона существуют иные источники норм (обычай, судебный прецедент и др.), но и потому, что при сведении нормы к тексту юридического акта не учитываются такие внешние проявления нормы, как тип объективно распространенного реального поведения и система принятых обществом юридических ценностей, элементов правосознания» . Профессор В.С. Нерсесянц рассматривает нормативность права как объективно обусловленную и необходимую форму общественных отношений, которую не следует смешивать с нормативностью закона .

Итак, право это социальное явление сущностью которого является общая мера свободы, равенства и справедливости. Право как социальное явление означает, что в правообразовании принимает участие сознание конкретного индивида, явления которого впоследствии получают интерсубъектную оценку, а в перспективе, и поддержку большинства членов общества.

На основании изложенного дадим следующее определение права: право есть защищаемые обществом нормы общежития, содержащие общепризнанную меру равенства, справедливости и свободы.

Необходимо отметить, что всякое явление (объективной или субъективной реальности) побуждающее субъекта осуществлять учет меры равенства, справедливости и свободы, есть правовое явление.

В свою очередь, определение правовой реальности может выглядеть следующим образом: правовая реальность есть диалектика правовых феноменов объективной реальности и правовых феноменов субъективной реальности.

Список литературы:

2. Кистяковский Б.А. Философия и социология права / Сост., примеч., указ. В.В. Сапова. — СПб.: РХГИ, 1999. — 800 с.

3. Кувакин В.А. Человек в мире действительности // Вестник Московского университета. Сер. 7. Философия. — 2005. — № 3. — С. 3-13.

4. Кудрявцев В.Н. Юридические нормы и фактическое поведение // Советское государство и право. — 1980. — № 2. — С. 12-20.

5. Максимов С.И. Правовая реальность: Опыт философского осмысления: монография. — Харьков: Право, 2002. — 238 с.

6. Михайлов А.Е. Правовая жизнь современной России: Проблемы теории и практики: дисс. … канд. юрид. наук. — Саратов, 2004. — 192 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7. Нерсесянц В.С. Право и закон: из истории правовых ученй. — М.: «Наука», 1983. — 367 с.

A.А. Гусейнов, Г.Ю. Семгин, уч. секр. А.П. Огурцов. — М.: Мысль, 2010. -Т. 3. — 696 с.

10. Современный философский словарь / Под общ. ред. д.ф.н. проф.

B.Е. Кемерова. — 3-е изд., испр. и доп. — М.: Академический Проспект, 2004. -864 с.

11. Фасмер М. Этимологический словарь русского языка: В 4 т. / Пер. с нем. и доп. О.Н. Трубачева. — 2-е изд., стер. — М.: Прогресс, 1987. — Т. 3. -832 с.

15. Явич Л.С. Общая теория права. — Л.: Издательство Ленинградского университета, 1976. — 287 с.

Правовой субъективизм

Следующим способом обоснования права является правовой субъективизм. Правовой субъективизм представляет собой наиболее развитую и аутентичную форму естественно-правового мышления (в его классическом варианте). К нему могут быть отнесены те концепции естественного права, которые освободились от «приземляющего» их натурализма и в обосновании права сосредоточились на субъекте как носителе «должного».

В основном это нравственно-философские концепции, которые подчеркивают деонтологическую природу права и предлагают более адекватный этой природе метод обоснования права. В попытках обоснования права они исходят из субъекта, его сознания. Для них характерен взгляд на правовую реальность «сверху», из духовно-идеальной сферы. Источник правосознания, а следовательно, и правопорядка выводится из идеи, или смысла права, которые открываются в сознании (разуме) субъекта.

Благодаря такой установке субъективизм ближе всего подходит к выявлению собственной природы права, не сводимой к сущности общественных отношений. Он ориентируется на свободу и творческую активность субъекта. Однако им абсолютизируется роль субъективности, в результате чего утрачивается связь права с жизнью, затрудняется учет актуально существующих условий в данном обществе.

Тем не менее, позиция субъективизма, которая ориентируется на субъект как на категорию, с которой непосредственно коррелирует понятие права, является более предпочтительной, чем позиция объективизма, для которого характерно пренебрежение к субъекту. Нормы предполагают субъекта, который что-то «должен» делать. Поэтому именно субъект как носитель идеи права, смысла справедливости, является в таком качестве источником правопорядка.

Основными формами проявления субъективизма в правовой философии являются рационализм и философия ценностей. Рационализм отстаивает позицию, основывающуюся на том, что источник правопорядка должен быть найден в идее права. Идея права открывается в глубинах человеческого сознания. Она обладает надвременной ценностью и развивается за счет внутренних импульсов. Исторически рационализм существовал как догматический рационализм (С. Пуфендорф, X. Вольф), пытавшийся вывести из идеи права всю правовую систему, и как критический рационализм (И. Кант, Р. Штаммлер), выводящий из идеи права лишь основные принципы правопорядка.

Фундаментальное положение философии ценностей (М. Шелер, Н. Гартман) состоит в том, что ценности существуют как независимые сущности в автономной идеальной сфере, они даются человеку в акте эмоциональной интуиции и имеют строго иерархический порядок. В области философии права ведущая идея этого направления (Г. Коинг, Г. Хубман) предполагает возможность установления идеальных, но в то же время объективных и фиксированных норм для организации общества.

Благодаря идеально существующему смыслу права человек интуитивно и эмоционально чувствует, что в данных условиях справедливо или несправедливо. Это чувство есть источник правопорядка.

Таким образом, благодаря обращению к идее права субъективизм не испытывает трудностей в решении вопросов об основании и критерии права, нормативности правопорядка. В то же время недостаточное внимание к существующим условиям делает проблематичным его применение к формированию текущего законодательства.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *